17 марта 2007
Z Какого черта Все выпуски

Александр Пряников


Время выхода в эфир: 17 марта 2007, 23:07





Э.НИКОЛАЕВА: Отрадное событие на фронте прогрессивного юмора – после КВН и Comedy Сlub родилось и уже третий месяц в эфире беспримерное «Бла-бла-шоу». Его ведущий Александр Пряников сейчас ответит за коллег по всей строгости нашего не очень веселого времени. Здравствуйте, Саша.

А.ПРЯНИКОВ: Здравствуйте.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну скажите мне, наконец, какого черта, где вы были раньше со своим юмором, когда в стране бесчинствовал Петросян и Ко?

А.ПРЯНИКОВ: Могу сказать – каждому юмору свое время, причем, больше того…

Э.НИКОЛАЕВА: Как фрукту.

А.ПРЯНИКОВ: Безусловно, как овощу… ну, если мы на «Эхе Москвы», можно дальше начать умничать. Вообще, конечно, нужно было дозреть до этого состояния, нужно было, чтобы Comedy Сlub приучили к тому, что такой юмор тоже существует, чтобы «Бла-бла-шоу» вышло. Сейчас три месяца уже, оказалось такое гигантское мероприятие запустить такое легкое шоу в эфир.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну хорошо, уже что-то появилось, а что же Ren-TV? Пора за уши вытягивать юмором и шуткой.

А.ПРЯНИКОВ: Возможно, потому что когда идет программа и вообще, находясь в рамках «Бла-бла-шоу», меня, например, мало интересует…

Э.НИКОЛАЕВА: Кому пришла в голову идея названия?

А.ПРЯНИКОВ: Этого дела? Не знаю, меня поставили перед готовым фактом, сказали, что будет называться так, а как профессионал в данной ситуации…

Э.НИКОЛАЕВА: Вы согласились.

А.ПРЯНИКОВ: Да, я всегда смотрю на ситуацию и думаю…

Э.НИКОЛАЕВА: О деле.

А.ПРЯНИКОВ: О деньгах, да.

Э.НИКОЛАЕВА: О деле! А о деньгах не думаете?

А.ПРЯНИКОВ: Думаю, конечно, думаю – хорошо жить на свете, шурша миллионом долларов США. Это спел белорус Серега и очень хорошо. Сегодня самое время для шуток, самое время для того, чтобы создать гигантское количество юмористических шоу. Сейчас скажу удивительную парадоксальную вещь, которая развернет нашу беседу в новом русле, — но это все равно не то, что я хочу, это все равно не тот градус юмора пока, который лично мне близок и в который я целюсь как ведущий этого шоу — лицо, занимающее достаточно скромное положение в этой когорте квнщиков, как ни крути, потому что все они их КВН вышли, и все они вышли с определенными… сколько их там Масляков каждый год выпускает на рынок? Это же больше, чем «Фабрика звезд».

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, что, скажем Александру Васильевичу большое спасибо за то, что он такая кузница, фабрика юмористов?

А.ПРЯНИКОВ: Я, кстати, не из КВНа, что, например, делает…

Э.НИКОЛАЕВА: А вы и не юморист, вы ведущий.

А.ПРЯНИКОВ: Безусловно, и у меня нет такой задачи – шутить, хотя, конечно, удержать такое уникальное чувство внутри, которое живет у меня, трудно. Мне и Довлатову.

Э.НИКОЛАЕВА: Какое чувство живет?

А.ПРЯНИКОВ: Чувство юмора. Безусловно, наблюдая за тем, что вокруг происходит, реагирую как-то, я даже не понимаю, как, и откуда у меня берутся эти реакции, пока про себя – знаешь, иногда перед сном бывает, когда ложишься спать…

Э.НИКОЛАЕВА: Как пошучу!

А.ПРЯНИКОВ: внутри себя, и сам как рассмеюсь! И сейчас уже появилась привычка – никогда не знал, что она у меня появится, — ночью вскакивать и буквально в неглиже…

Э.НИКОЛАЕВА: Записывать.

А.ПРЯНИКОВ: Да!

Э.НИКОЛАЕВА: Сегодня вскакивали?

А.ПРЯНИКОВ: Я пока не повскакиваю несколько раз, я уже даже спать не ложусь, и с женой поругался!

Э.НИКОЛАЕВА: «Ну что ты все вскакиваешь?»

А.ПРЯНИКОВ: А я ложусь, у меня – раз, какая-то фраза придет в голову, я бегом ее записывать.

Э.НИКОЛАЕВА: Саша, это нервный тик.

А.ПРЯНИКОВ: Возможно. Настолько я хотел когда-нибудь вести что-нибудь подобное, что мне как Менделееву во сне пришла таблица Менделеева, а мне как бы приходят эти моменты в предсонной стадии.

Э.НИКОЛАЕВА: Шутки Пряникова.

А.ПРЯНИКОВ: Еще могу для умных – мы же на «Эхе Москвы» — сказать, что Сальвадор Дали даже пользовался этим предметом, у него есть картина на эту тему – «Сон: полуденное бла-бла-бла, прерванный полетом шмеля вокруг граната», там слон на длинных ногах, это достаточно часто продаваемая штука, в Барселоне особенно, эти слоны даливские. Но факт тот, что Дали рисовал и замышлял свои картины, я где-то читал, я не помню, откуда у меня в голове эта информация завалялась, он засыпал в кресле со связкой ключей в руках, и в момент засыпания у него ключи падали, и он все время на этой полудреме вылавливал свои идеи для своих гениальных картин, так что – Менделеев, Сальвадор Дали, Саша Пряников – неплохая линеечка получается.

Э.НИКОЛАЕВА: Хороший заход. А ведь правда, Саш, скажите, нынешнее время на шутки-то не очень располагает.

А.ПРЯНИКОВ: Очень располагает.

Э.НИКОЛАЕВА: НЕ очень располагает – народ у нас очень серьезно воспринял капитализм – все суетятся, мечтают стать рантье, какие тут смехушушечки?

А.ПРЯНИКОВ: Щас станут они рантье! Как человек, который – я про себя сейчас, есть повод же поговорить о себе, «Бла-бла-шоу» в том числе мне этот повод предоставляет, хотя вторую часть программы, если вы мне позволите, я с удовольствием поговорю о людях, которые принимают участие, об артистах и о шоуменах, которые…

Э.НИКОЛАЕВА: А с чего вы решили, что у нас есть вторая часть?

А.ПРЯНИКОВ: Ну, если она уже наступила, то я от себя лучше, может, сразу перейду к рассказу о них?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну вот вы мне скажите лучше, Саш, нынешнее время, вы говорите, все-таки располагает на шутки? Я думаю, что нет.

А.ПРЯНИКОВ: Безусловно.

Э.НИКОЛАЕВА: Благодатное, да, время?

А.ПРЯНИКОВ: Причем, друзья мои, безусловно, то, что вам показывает рейтинговый популярный «Comedy Club»…

Э.НИКОЛАЕВА: Ведь шутить же сильно нельзя?

А.ПРЯНИКОВ: Элин, ну дайте отвечу, я так хочу. Значит, шутить сильно нельзя – это-то как раз и является благодатнейшим поводом для шуток. Я все мечтаю, когда начнут, как во времена Сергея Довлатова, то есть у человека родилась целая литература, личность выросла из-за того что запрещали, а он писал как реакция на это, на запреты, потом он уехал в Штаты, и там, на почве непризнанности, человек состоялся как автор, как звезда. Если у нас хотя бы немножко начнут что-то запрещать, я вас уверяю, юмор засверкает новыми гранями, появится опять Геннадий Хазанов, потому что…

Э.НИКОЛАЕВА: Подпольный.

А.ПРЯНИКОВ: В том числе. У юмора должен быть всегда подтекст. Сегодня, когда все наружу, как трусы Ксении Собчак, и весь мир сузился до белой полоски между ее ногами, и все наблюдают, что же там происходит, ведь если разобраться, все остальное – это же проекция вот этой… девка, которая до сих пор не вышла замуж, учит всех, как строить свою личную жизнь, при этом она еще с Прохоровым хочет дружить. Значит, по поводу сегодняшнего положения юмора – должно быть шоу, в Америке есть. сегодня модно кивать на Америку, там много всего плохого, но учитывая, что тот жанр, который мы сегодня пытаемся втащить сюда в Россию, пока он еще существует в виде этих дурацких, полудурацких сценок, там в основном действуют гомосексуалисты, наркоманы, студенты, какие-нибудь блондинки, и в героях в основном, которых пародируют, Ксения Собчак та же, Николай Валуев, Басков, все наши гомики, то есть в принципе юморок-то идет вокруг них. Я же мечтаю о таком шоу, и в Америке оно есть, его ведут «иконы» американского общества – Джей Ли, но он англичанин, Дэвид Летерман, Карсон – люди, которые днем… например, такие серьезные радиостанции, как «Эхо Москвы», выдают новости: «Вчера в Куршавеле был пойман Прохоров…», и тут приходит Венедиктов, все начинают обсуждать – «Да, плохо!», с этой стороны смотрят, с той смотрят, как он нас позорит, на «Эхе Москвы» возникает специализированная программа – а позорят олигархи страну или не позорят? Вечером вся страна должна включать шоу, в котором выходит на сцену ведущий и шутит на эту тему.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть юмор с колес, на злобу дня.

А.ПРЯНИКОВ: И все – «Ха-ха-ха» у экранов – про Путина, Лукашенко сдружился с Западом – вышли раз, Вавилова там этого самого сейчас преследуют, я смотрел по НТВ новости…

Э.НИКОЛАЕВА: Нельзя, вас не пустят, пока не пустят.

А.ПРЯНИКОВ: Как не пустят? Так уже пускают, я уже Путина уговаривал остаться на третий срок. Хотите, расскажу?

Э.НИКОЛАЕВА: Расскажи.

А.ПРЯНИКОВ: Так вот, как я Путина призывал остаться на третий срок, и это должно пойти, и если это не пойдет, тогда я начну потирать руки…

Э.НИКОЛАЕВА: Да, вы будете говорить, давать интервью, что у вас цензура существует на Ren-TV.

А.ПРЯНИКОВ: И тут же заработаю «миллион, миллион, миллион долларов США», и опять начнут во все трубы трубить, позвоню в журнал «Континент», «Новый американец»…

Э.НИКОЛАЕВА: Притесняют Пряникова, свободу!

А.ПРЯНИКОВ: Свободу, да, дам кучу интервью, выпущу книгу, по крайней мере, толще, чем у Ксении Собчак и Робски вместе взятых, возьму какой-нибудь фонд и раскручусь в четыре раза быстрее. Быстрее нас запретите, хоть обратите внимание! Но мудрость современной власти заключается в том, что ей начхать на то, что про них говорят, абсолютно!

Э.НИКОЛАЕВА: Им начхать, но телевизионные-то руководители выстроились в рядок, по струнке все ходят.

А.ПРЯНИКОВ: Поэтому мы выходим ночью. А мне начхать на телевизионных руководителей, которые выстроились по струнке.

Э.НИКОЛАЕВА: Скоро вы только вскакивать по ночам и будете.

А.ПРЯНИКОВ: Так что, рассказать, как я Путина? Если вырежут из эфира…

Э.НИКОЛАЕВА: Я все жду, Саш, а вы все только «бла-бла».

А.ПРЯНИКОВ: Сидят зрители, я думаю – я должен что-то такое сделать, чтобы немного походило на Ленни Брюса, знаете такого?

Э.НИКОЛАЕВА: Да.

А.ПРЯНИКОВ: Это был такой человек, который в 60-е изменил сознание американцев юмором и шуткой, я вам еще чуть попозже расскажу, как это сегодня происходит в настоящий stand-up-comedy, что транслируются по телеканалу «Comedy Cenrtral» – американский канал, я его смотрю через Интернет, учусь.

Э.НИКОЛАЕВА: Давайте про Путина.

А.ПРЯНИКОВ: Путин. И вот я думаю, что же такого подать революционного, а тут все понемногу начинает предвыборная эта кастрюлька булькать, начинают куклы в очередной раз выстраиваться в какую-то дулю, чтобы нам ее показать во время выборов. Тем более я захожу часто в Госдуму, у меня очень много там политиков знакомых, и я понимаю, какие это раздолбаи – там в предпраздничные дни сутра уже вся Дума пьяная, все бухие, а вечером включаешь телевизор, они там все – «Наш великая Россия!» Ну если не над этим, то над чем смеяться? И вот я думаю, что-то надо вклеить дяде Вове, ведь если он сейчас только бровью шевельнет, все скажут «Оставайся, мальчик, будешь нашим королем», а все остальное – это какой-то мерлизонский балет дурацкий. Меня осеняет, как всегда, перед сном – думаю, выйду и сделаю, а там – обкакиваюсь, так пропади все пропадом. Выхожу – у нас там в зале 200 человек, за большие деньги купившие билет. Выхожу на сцену, сидят люди и хлопают, я говорю – «Давайте, давайте, хлопайте, это телевидение, здесь вообще все ненастоящее, здесь хлопают не потому что им нравится, а потому что горит лампочка, поэтому хлопайте», все хлопают, ура-ура, я говорю «Плохо хлопаете. Хлопайте так, как будто вы Березовский, и вы узнали, что вас перестали разыскивать в России», все так стали хлопать, кричать «Вау, круто!», я говорю «Нет, хлопайте так, как будто вы узнали, что только что на Рублевке взорвался состав с говном, и всю недвижимость забрызгало, всех продажных чиновников с их нетребовательными украинскими подружками», все давай хлопать, топать ногами и свистеть, я говорю «Нет, давайте хлопайте так, как будто мы все нашли способ уговорить Владимира Владимировича остаться на третий срок, все как с ума сошли вообще – стали хлопать, свистеть. Я говорю «Плохо просите, сейчас я вам покажу, как надо просить» и прямо перед камерой снял пиджак, расстелил, встал на колени и говорю «Отец родной, не уходи, делай, что хочешь, только останься!», и вдруг почувствовал в себе слезу, пустил и стал вообще биться головой о землю – «НЕ УХОДИ!», всей страной скандируем, к чертовой матери пошли все законы и выборы – «Не уходите, Владимир Владимирович! Мы вас поймем».

Э.НИКОЛАЕВА: А все уже и пошли, особенно главы, Центризбирком же…

А.ПРЯНИКОВ: Ну как, смешно, зло?

Э.НИКОЛАЕВА: Да, зло.

А.ПРЯНИКОВ: Или мне только одному кажется?

Э.НИКОЛАЕВА: Нет, очень зло, и главное – страшно так, опасно так. Ну хорошо, Саш…

А.ПРЯНИКОВ: Но смешно же?

Э.НИКОЛАЕВА: Но смешно, а главное – оригинально, никто еще на колени не вставал, ни один телеведущий, я не видела никогда, а если это будет в эфире, я за вас, конечно…

А.ПРЯНИКОВ: Поэтому, друзья мои, если вам, конечно, не смешно, если вы только что не подумали «Подумаешь…», представьте, что я проделываю это в голубом плюшевом костюме…

Э.НИКОЛАЕВА: В плюшевом? С желтым галстуком?

А.ПРЯНИКОВ: Нет, с оранжевым платочком, корпоративным, из кармана, с хорошим светом, с хорошей картинкой, перед зрителями, в надежде, что это покажут.

Э.НИКОЛАЕВА: Когда должны показать-то? Ближе к выборам? Я, честно говоря, расстроилась, Саш, когда узнала, что это не ваш проект. Кто они, эти кукловоды нашей талантливой юмористической молодежи?

А.ПРЯНИКОВ: Там существует мощная квновская среда, у них там есть свои авторитеты, есть своя преемственность поколений.

Э.НИКОЛАЕВА: Там опять одни армяне у вас?

А.ПРЯНИКОВ: Да, без армян, конечно… армянин продюсер…

Э.НИКОЛАЕВА: «Comedy Club»— одни армяне, расплодились, понимаешь.

А.ПРЯНИКОВ: Ну а что, если у них лучше всего это получается? Больше того, учитывая то, что около половины состава «Comedy Club» гуляло на моей свадьбе еще давным-давно, когда про «Comedy Club» никто не слышал и не видел.

Э.НИКОЛАЕВА: И даже целый Гарик, как его?

А.ПРЯНИКОВ: Мартиросян. Да, с Гариком мы знакомы уже давно, я не помню, они тогда все пришли, по-моему, Гарик тоже был.

Э.НИКОЛАЕВА: Они сейчас про вас помнят, что вы есть такой?

А.ПРЯНИКОВ: Гарик Мартиросян?

Э.НИКОЛАЕВА: Они даже сейчас мегазвезды, на Первом канале выступают.

А.ПРЯНИКОВ: Отлично, я очень рад за них, потому что это действительно талантливые люди. Все крупные звезды в нормальном телевидении, которое можно смотреть, потому что на сегодняшний момент, при всем моем уважении, и Константин Львович Эрнст это знает, и наша вся телевизионная интеллигенция, мощно подкованная на тему телевидения, которая выезжает за границу, они-то знают, просто я верю в то, что я со своим куриным мозгом, когда смотрю фирменное телевидение, я понимаю, что там есть зерно настоящего гораздо больше, и оно гораздо более органично, чем то, что происходит сегодня на нашем телевидении, потому что оно пока все-таки такое мертвенькое турецкенько-итальянскенькое, то есть это пока еще все «пшик», декорации. Современное телевидении, и Константин Львович Эрнст это тоже понимает, внедрив в свою программу «Минуту славы», которую Гарик ведет, оно должно вытекать из реальности, человек, включая телевизор, должен понимать, что ведущий, находящийся в экране, адекватен с ним, не придуряется, не выходит, как этот, Ветров, что ли, и не говорит «Ой, что-то у меня из задницы дудка вылезла, сейчас я на ней вам сыграю гимн России», тру-ту-ту, тру-ту-ту. Потом выходит какая-нибудь Елена Степаненко и начинает ненатуральным голосом что-то разговаривать, а потом выходит еще какой-нибудь толстый дядька – просто какие-то петрушки. Нет ни одного человека, который пришел бы и от себя, от личности сказал бы «Здравствуйте, я Саша Пряников, вот меня бесит…»

Э.НИКОЛАЕВА: Я возмущен, какого черта…

А.ПРЯНИКОВ: Нет, секундочку, это пусть Ампилов кричит или Лимонов, а это просто человек, который о том же самом разговаривает, но все при этом смеются.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну хорошо, они все из КВНа, да?

А.ПРЯНИКОВ: Они все квновские, у них есть там определенная среда, которая порождает, у них своя система авторов, они собираются, очень переживают за эти номера.

Э.НИКОЛАЕВА: Самое главное – чтобы шутки не повторялись.

А.ПРЯНИКОВ: Ну например, то есть это тоже очень отслеживается. Более того, у них существует какая-то система отслеживания этих шуток, авторизация, я с уважением отношусь к этой работе.

Э.НИКОЛАЕВА: Саш, скажите, а откуда вся эта талантливая молодежь взялась? то есть о кукловодах нашей талантливой юмористической молодежи вы мне так и не сказали.

А.ПРЯНИКОВ: Какие там кукловоды? Пока это только все начинается.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну кто руководитель проекта?

А.ПРЯНИКОВ: Там три руководителя – с одной стороны, там кнвовская бригада, с другой стороны, там телевизионный продюсер Антон Калинкин, короче, хрен его знает, кто там руководитель.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо, откуда эта талантливая молодежь взялась? откуда они все сюда прилетели?

А.ПРЯНИКОВ: Из КВНа, опять же повторяю, это квновские люди. Каждый раз корпорация «Амик» выпускает, Александр Васильевич Масляков очень любит фотографироваться на фоне этой армии. Проходит год – учитывая, что в жюри три человека – который баллы подсчитывает и еще два – уже места, по-моему, давным-давно заняты одним и тем же усатым дядькой, я его помню, сколько смотрю КВН, — куда им, бедным, деваться? Понятно, что «Comedy Club» может в себя вместить, «Бла-бла-шоу» — это новая поляна, а потом мы еще пока встаем на ноги, а когда нам будет столько же, сколкьо «Comedy Club», 3 года, я вас уверяю, если я там еще останусь, в этой проекте, и буду потихонечку делать свое дело и выйду на тот результат, который я сам себе замыслил, то это что-то должно быть свежее.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Александр Пряников, ведущий «Бла-бла-шоу», человек, который делает нам смешно. Итак, Саша, блиц-вопросы, коротко о вас. Вы оренбуржец?

А.ПРЯНИКОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: 37 лет, кстати, вы уже не мальчик.

А.ПРЯНИКОВ: Ну а я и не лез в мальчики.

Э.НИКОЛАЕВА: как после Гнесинки попали на Бродвей?

А.ПРЯНИКОВ: Очень случайно – шли…

Э.НИКОЛАЕВА: В Америке?

А.ПРЯНИКОВ: В какой Америке, я толком в училище не доучился, там я подружился с ансамблем Дмитрия Покровского, и он мня втянул в этот коллектив самобытный, и я там, используя свои наработки студента театрального вуза, поработал с ними, потом их пригласили в Америку петь Стравинского «Свадебку» в составе… и так далее, ну а все остальное дальше сложно, еще на час. И потом я там поработал, приехал сюда, хотя бы поработав в стенах нью-йоркской, как она называется-то, господи… Бруклинской академии музыки и в стенах «Питербрук Паджестик», есть такой режиссер, у него есть театр.

Э.НИКОЛАЕВА: Стать лицом Муз-ТВ – это был восторг?

А.ПРЯНИКОВ: Конечно, ничего себе – приходит человек с рублем в кармане, жрать нечего, живет где-то на окраине Москвы, выглядит… в очках, тогда меня видели если б, наверное, не улыбались бы сейчас так, не смотрели бы на меня. То есть это человек в прыщах, не знает, что делать завтра…

Э.НИКОЛАЕВА: Что есть сегодня.

А.ПРЯНИКОВ: да, и меня позвали записывать какой-то бэк-вокал для какой-то пластинки в Останкино. Шел мимо, увидел на стене объявление «телевизионный ведущий», пошел сначала в телевизионный институт, в институте поучился месяц, вижу на стене объявление – «Объявляется набор ведущих на канал…», тогда он еще назывался «К-10», но об этом, наверное, помню только я и Клара Цеткин.

Э.НИКОЛАЕВА: А что вы такую себе за легенду придумали, что вы ловелас и все такое?

А.ПРЯНИКОВ: Да ну, брехня.

Э.НИКОЛАЕВА: Я думала, сейчас придет такой Дон-Жуан.

А.ПРЯНИКОВ: Да ну, счастливо женат, и вот кольцо на пальце, и опять Довлатова дядю Сережу процитирую: «Три раза был женат и все три раза счастливо».

Э.НИКОЛАЕВА: Так, в общем, теперь жена писательница, а что написала-то?

А.ПРЯНИКОВ: Это я очень стесняюсь говорить, потому что, опять же, проблемы Сережи Довлатова сегодня существуют.

Э.НИКОЛАЕВА: даже круче Оксаны Робски?

А.ПРЯНИКОВ: При всем при том, что, обратите внимание, верхняя шестерка зубов – видите, оттуда капля яда, сейчас я ее поймаю, вот, то есть, в принципе, со мной даже целоваться опасно таким, как Робски, то есть могу загрызть и не заметить – ой, уже все, холодная? Поэтому представляете, каково ей, моей жене-писательнице рядом со мной? Я очень всегда нервничаю, когда она презентует свои книги. Слава богу, что она пытается…

Э.НИКОЛАЕВА: А о чем она пишет?

А.ПРЯНИКОВ: Первая книга была женский роман, но это так, раскататься. Второе уже она что-то пишет, то, что я, опять же…

Э.НИКОЛАЕВА: Нетленку.

А.ПРЯНИКОВ: Ну, пишет. При всем при том, что я требую, чтобы это было по-довлатовски смешно и емко, чтобы это был сюжет, чтобы это было интересно читать, чтобы за тебя было не стыдно, дорогая! – у нее получается.

Э.НИКОЛАЕВА: Как-то непонятно – вы специалист больше по музыке, смеху или женщинам?

А.ПРЯНИКОВ: Ух ты.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы как бы определились бы, Саш.

А.ПРЯНИКОВ: Вы знаете, музыка, смех и женщины – я не понимаю, может, я просто вчера посмотрел фильм…

Э.НИКОЛАЕВА: Какой?

А.ПРЯНИКОВ: Да про Сергея Довлатова, у меня из головы он не идет, потому что это писатель, который если бы сейчас жил в России, то это был бы очень хороший человек, который бы исполнял именно stand-up, мы про это еще не поговорили. Если у нас есть время, это целая отдельная тема для обсуждения.

Э.НИКОЛАЕВА: Короче, как специалист вы не будете мне говорить, кто вы – вы просто телеведущий.

А.ПРЯНИКОВ: Значит, он писал так: женщины – это, что вы сказали? – смех…

Э.НИКОЛАЕВА: Музыка, смех, женщины.

А.ПРЯНИКОВ: Ну это же синонимы.

Э.НИКОЛАЕВА: Это все одно и то же?

А.ПРЯНИКОВ: Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: Да подумаешь. Ну что же, Александр Пряников, ведущий «Бла-бла-шоу».

А.ПРЯНИКОВ: Так я ничего и не сказал.

Э.НИКОЛАЕВА: Человек, который делает нам смешно. Теперь шутки в сторону, реклама на «Эхо Москвы», потерпите всего минуточку.

/реклама/

Э.НИКОЛАЕВА: Александр Пряников, ведущий «Бла-бла-шоу», человек, который делает нам смешно, и мы продолжаем нашу программу.

А.ПРЯНИКОВ: Продолжайте.

Э.НИКОЛАЕВА: Теперь о главном. Прежде всего, я предлагаю вам дружить против Петросяна. Но вы и так, я смотрю, против него дружите. Я, знаете ли, давно веду борьбу с этой ветряной мельницей. В вашем лице я уже нашла своего союзника.

А.ПРЯНИКОВ: Я лично Евгения Вагантовича не знаю. Безусловно, плеваться против человека, который популярен как 100 рублей в нашей стране, бесполезно. Так же бесполезно уже воевать с Басковым. Понимаете, все, раз уж наш нард кого-то полюбил в десна… если мы кого-то ненавидим, еще можно – в морду дал, но если уж кого-то человек любит и знает, то это Петросян. Я разговаривал с актерами его театра, они говорят «Знаете, в чем наша проблема? В том, что мы приезжаем в города, выходим на сцену, а люди уже не смеются». Почему? потому что их столько раз показывали, а под Новый год их еще в два раза больше начинают показывать, и их шутки уже все знают наизусть, поэтому когда они приезжают в город, люди говорят «Что мы на них пойдем, мы их по телевизору каждый день видим», у них просто не было альтернативы. Comedy Club» – это альтернатива, но альтернатива не в ту сторону. Теперь, с вашего позволения, что такое stand-up, как я его понимаю, потому что сейчас по радио и телевидению очень часто об этом говорят. Я этим тоже занимаюсь с подачи Андрея Болтенко, с которым мы начинали телевидение, которые мне первый, будучи, по-моему, наполовину американским гражданином, показал все эти кассеты, и я заразился этой бациллой в 80… загнул однако, в 96-м году. Я тогда уже понял, насколько это сложно – с легкостью ходить по сцене и производить впечатление человека, который импровизирует; stand-up в том роде, в каком он существует сейчас в Штатах, на американском телевидении, — это, прежде всего, свободный человек, раскованный, который говорит от себя, и шутки, я вам сейчас приведу пример, чтобы вы понимали, потому что говорят, что они не смешные. Например, про Буша, коротко: стоит черный парень, рассказывает, все смеются, понимают, что у этого stand-up’а есть законы – две-три фразы, а в четвертой должна быть шутка, но это очень все легко. Например, он говорит «Сейчас все ходят и говорят, что американцев все ненавидят, уже некуда нам ездить, и нас все чморят», а потом он делает в камеру так: «Это тебя, Буш все ненавидят», и в зале «Ха-ха-ха», такой юмор. Выходит на сцену парень такой, мелкий, начинает свой монолог с того «Кто ставил на то, что я ливанец? Иранец», и все «Ууууууу», потому что Америка очень политкорректная страна, и он говорит «Ну кто тут сейчас про себя думает, что иранец вышел, террорист?», все такие «Ууууу», «Кто на меня поставил? Правильно, вы выиграли», и все «Ха-ха-ха», он говорит «Ну ладно, раскрываю тайну – это я до 11 сентября был иранец, а сейчас я пуэрториканец, все опять «Ха-ха-ха», потом он рассказывает «Когда мы все, иммигранты, приезжаем в Америку, подписываем декларацию о том, что мы обязаны отдать этой стране все лучшее, что у нас есть. Каждый год из Кубы к нам вплавь приплывает 50 тысяч человек – что-то я не видел в олимпийской сборной США ни одно кубинца», все смеются. Например, так. Это политическо. Значит, могу привести шутки человека, который вообще все это породил, — Ленни Брюса, почерпнутые, правда, мною из фильма Боба Фосса под названием «Ленни», который в 70 каком-то году номинировался на «Оскар», но не выиграл, в котором снялся Дастин Хофман в роли Ленни Брюса. Все, кто хочет понять что-нибудь про stand-up, посмотрите этот фильм. Правда, не смотрите ту часть, где он наркотиками злоупотребляет, потому что заканчивается все очень плохо – он перебрал, и в конечном итоге его выступление превратилось просто в перебранку с полицией, он просто выходил и зачитывал какие-то судебные выдержки, и всем это быстро наскучило, но когда его перло, когда он действительно шутил, у всех американцев волосы дыбом вставали. Вот один из его stand-up’ов: он выходит в клубе и начинает свою речь, политкорректность в Америке тогда тоже была будь здоров, 60-е года, начинается его речь так – «Ты, нигер!»

Э.НИКОЛАЕВА: Кошмар.

А.ПРЯНИКОВ: Это при всем при том, что ни Пэрис-Хилтон, ничего всего этого еще не было, все было гораздо более скромно. «Нигер!», и показывают негр такой, прямо вспотел, он говорит «Кто тут еще у нас есть? А, вот, жидовская морда», тут раз, еврей какой-то занервничал, он говорит «Итальяшка!», а потом «А я чего? Я ж тоже жидовская морда», все занервничали, он говорит «А что все на евреев набросились? Если бы история с Иисусом Христом происходила в наши дни в Америке, вы бы что все носили на шее? Маленький электрический стульчик?», все «Ааааа». Вы знаете, за что Иисуса казнили? Я не знаю, может, вы, конечно, это в эфир не пустите… за то, что тот отказался быть доктором. Такой вот юмор. И когда все уже отсмеялись, он прямо очень неполиткорректно всех отпесочил и закончил свою речь тем, что «Если бы не просто говорили эти слова, а научились бы смеяться над этими словами, типа «нигер», то 13-летней девочке не пришлось бы рыдать и родителям ее объяснять, только потому что ее назвали нигером в школе, она бы посмеялась».

Э.НИКОЛАЕВА: Вы мне скажите, про национализм речь зашла, — а что это у вас в юморе так много армян? «Comedy Club» – Гарик Мартиросян, у вас там сейчас тоже какой-то…

А.ПРЯНИКОВ: Армяне – отличная нация с юмором.

Э.НИКОЛАЕВА: Почему именно армяне такие юморные у нас?

А.ПРЯНИКОВ: Не знаю, если исходить из сочетаний каких-то, наверное, не зависит от того, где родился армянин отдельно взятый, правильно? то есть я тут подумал, может сочетание некое климатическое – солнце, вино, влажность…

Э.НИКОЛАЕВА: Музыка, женщины.

А.ПРЯНИКОВ: Но оказывается, от этого не зависит, потому что если армянин московский, у него все равно есть чувство юмора, Талантов тоже был армянин.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот вы всю жизнь всех представляете, Саша, представляете, а какие у вас собственные достижения в области юмора? Вас называют самым язвительным ведущим – как вы развили в себе эту язву?

А.ПРЯНИКОВ: Прозрение мое случилось, могу рассказать, в далеком 91-м году.

Э.НИКОЛАЕВА: как вы вдруг стали таким острым на язычок и перестали всех бояться там? Направо-налево всем раздаете.

А.ПРЯНИКОВ: Могу рассказать. Заключается в следующем: это случилось в 90 каком-то году, я шел с церемонии «Золотой граммофон».

Э.НИКОЛАЕВА: Очень важное шоу, наверное. Вы ж тогда были программным директором «Русского радио».

А.ПРЯНИКОВ: Тогда еще не был, тогда я вел простенькое шоу… слушайте, чего я полез в программные директора, до сих пор не понимаю – выкинул из жизни три года, я абсолютно не кабинетный работник.

Э.НИКОЛАЕВА: Денег, наверное, заработали?

А.ПРЯНИКОВ: Денег не заработал, только заработал себе язву и нервы, потому что нужно было каждую пятницу…

Э.НИКОЛАЕВА: Ту самую язву, которая позволила вам стать самым язвительным.

А.ПРЯНИКОВ: между прочим. Нет, это я уже сверху заполировал, тогда я уже понял, что когда ты работаешь программным директором на «Русском радио», то в принципе ты можешь встать в дверях «Русского радио»…

Э.НИКОЛАЕВА: И сказать «Ну что?»

А.ПРЯНИКОВ: Послушайте, оголить свою самую прекрасную часть, выставить ее в дверь.

Э.НИКОЛАЕВА: А какая у вас самая прекрасная часть? У всех разная.

А.ПРЯНИКОВ: У  кого какая, в основном все представили, конечно, задницу. Вытащить задницу из двери и сказать «Целуйте сюда!», и весь шоу-бизнес выстроиться в очередь и еще будут билеты продавать, чтобы вперед попасть, чтобы поцеловать задницу программного директора «Русского радио».

Э.НИКОЛАЕВА: Саше Пряникову.

А.ПРЯНИКОВ: Причем здесь Саша Пряников? Да хоть там будет горлум работать программным директором, его горлумью задницу любой артист… я в этом убедился, проработав 2,5 года.

Э.НИКОЛАЕВА: И как вы к этому относились, кстати, Саша? А как удержаться от соблазна? Во-первых, приятно, когда целуют, а во-вторых, еще и денег несут.

А.ПРЯНИКОВ: Не-не, я лучше набью шишек в попытках стать самым лучшим ведущим на отечественном телевидении, которого будут слушать, который соответствует всем моим внутренним запросам…

Э.НИКОЛАЕВА: Так что случилось в тот день? Вышел…

А.ПРЯНИКОВ: Я припарковал свою машину далеко, хочется сказать, но вообще, на самом деле, тогда еще не было машины. Я вышел из Кремлевского дворца этих самых Съездов, где 10 минут назад я ходил за кулисами, и там всякие «Иванушки-International», Маликов, все обнимались, целовались, Бабкина, выходили на сцену, в первом ряду сидели люди, купившие по 100 тысяч рублей билеты, а им со сцену под фонограмму это все крякали, в силу того, что у нас до сих пор технологически не научились снимать церемонии с живым звуком. И там эта вся вакханалия происходит, и я шел из Кремлевского Дворца Съездов, там есть подземный переход длинный, и вот я иду по этому подземному переходу, уже дело ночью – знаете, просто как в литературном произведении: вьюга, ночь, мне эта вся фанерная свистопляска надоела, а зрителям в зале нравится, потому что они пришли, они заплатили деньги, а мне за кулисами скучно, я все там сделал, что должен был. Иду, и в этот момент в этом холодном переходе осеннем,… завывайте, как вьюга… вдруг слышу – «Тан-тан-тарадан-тан» — совершенно ангельская музыка, я подхожу ближе – стоит струнный ансамбль, 7 человек, с виолончелью, с контрабасом, что они делали в этой подземной штуке ночью? Играют так, что у меня просто свело зубы, с этой шляпой. Видно, что это или консерватория, или Гнесинка, то есть очень строят, а еще, учитывая, что это подземный переход, там очень хороший звук. И тут меня начинает вскрывать – господи, там вот эти макаки прыгают с тремя классами образования в голове, сейчас они уедут оттуда в лимузинах и не вспотев и вообще ничего не сделав…

Э.НИКОЛАЕВА: Даже не замерзнув.

А.ПРЯНИКОВ: А тут эти в переходе стоят пиликают со шляпой, прямо по Достоевскому, и там какие-то крохи копеечные лежат. Бросил я им тогда туда тысячу рублей, сказал «Пошли!», завернул их в шубу соболью, усадил в свои сани и поехал к цыганам!

Э.НИКОЛАЕВА: Вы прям как по Сорокину, по «Опричнику», «День опричника», да.

А.ПРЯНИКОВ: И тогда меня как прорвал – я понял, нет, я имею полное моральное право этим артистам предъявлять претензии. Когда они в моем внутреннем сознании и в своем исполнительском мастерстве сравняются с теми струнными людьми, которые у меня до сих пор сидят в голове, тогда я этого артиста начну уважать.

Э.НИКОЛАЕВА: Александр Пряников, самодур.

А.ПРЯНИКОВ: Какой же я самодур? Ну хорошо, самодур.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот он себе придумал…

А.ПРЯНИКОВ: Если разобраться в этимологии слова, самодур – счастливый человек, который сам себе может задурить голову.

Э.НИКОЛАЕВА: И другим тоже.

А.ПРЯНИКОВ: Нет, секундочку, если другим, тогда это «другодур».

Э.НИКОЛАЕВА: Да, я напоминаю нашим уважаемым радиослушателям…

А.ПРЯНИКОВ: Это Пряников из «Бла-бла-шоу».

Э.НИКОЛАЕВА: Во-во-во.

А.ПРЯНИКОВ: И MTV, если это кого-то интересует.

Э.НИКОЛАЕВА: Человек, который делает нам смешно.

А.ПРЯНИКОВ: И не только я, еще прошу в протокол внести еще 150 квнщиков.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, вот теперь по персонам по этим самым. Я надеюсь, вы знаете всех артистов, которые заняты в «Бла-бла-шоу». Меня интересуют Колян и Костян – парни из Бруклина, и далее по списку, такие классные ребята. А вот какие они по жизни? Как они вообще?

А.ПРЯНИКОВ: Колян и Костян – это очень раскрученные еще со времен КВНа образы, это действительно люди, которые попали, и их зафиксировали, в жизни ничего общего не имеют с теми двумя дурачками, которых они изображают на сцене. Это правда, если рассматривать «Бла-бла-шоу» и надеяться, что там есть какой-то исцеляющий момент, какие-то целебные, искусство все-таки должно какие-то там катарсис, простите мою эту… как-то должно все-таки людей менять. И если надеяться, что посмотрев «Бла-бла-шоу», люди хоть чуть-чуть станут лучше, даже животно поржав, собственно, во что мы целимся, то в принципе, Колян и Костян – это прямой памфлет, пародия на все эти дворовые, псевдобандитские псевдоценности. Шарж заключается в том, что если у человека чуть-чуть нос большой, ему рисуют его огромным – так же Колян и Костян – это быдло, которое шляется по дворам, ссыт в лифтАх… наверное, вычеркнут это тоже, да? писает в лИфтах, все это гадит, и до сих пор…

Э.НИКОЛАЕВА: Что вы Саш, все «вычеркнут» — у нас на «Эхе Москвы» нет цензуры, мы свободная радиостанция.

А.ПРЯНИКОВ: Хорошо, пожалуйста, подтвердите это. значит, которых никак не могут, как тараканов, вывести, но есть маленькая зацепка, что они, купившись на это, включат это и посмотрят наконец, какое они быдло вонючее и что, в принципе…

Э.НИКОЛАЕВА: Короче, это пародия. Они не поймут.

А.ПРЯНИКОВ: А мы, значит, будем долго показывать, до тех пор, пока начнут понимать, или нас не выгонят с телевидения.

Э.НИКОЛАЕВА: Саш, ну скажите, а по стране вы потом чешете вместе с концертами?

А.ПРЯНИКОВ: Во-первых, я чешу уже будь здоров. Я думаю, что хороших ведущих… то есть, в принципе, я понимаю, что любой stand-up и любой человек, который на сегодняшний момент является… Роби Вильямс вышел из этой среды, Эдди Мерфи, ну и все телеведущие, они все начинали в клубах, а в клубе совсем другая обстановка – ты выходишь, там стоят люди с пивом, и ты должен, глядя им в глаза, начать шутить, с ними о чем-то разговаривать, они могут на тебя вылить кружку пива.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть не обязательно это какой-то текст заготовленный?

А.ПРЯНИКОВ: В любом случае он скоро закончится, а там человек ценят, как джаз-мена – ты выходишь, сыграл тему, потом начался ритм, и ты начинаешь развивать, а здесь еще сложнее – делать это речью. И как только ты научишься это делать, тогда тебе можно уже выходить работать в подобного рода шоу, а так как у нас нету еще в гигантском количестве таких клубов, где бы люди топили свое недовольство жизнью, смеясь, то тренироваться мне лично приходилось на корпоративках. Хотя очень много ведущих из тех, кого я знаю, отказываются работать на корпоративках, на свадьбах, днях рождениях, мол, ну что это мы тут звезды, тут люди жуют, а мы их будем развлекать. А я себе сказал наоборот – пусть жуют. Если я смогу держать, потому что я ненавижу, когда выходишь на сцену… как есть ведущие такие, очень хорошие ведущие, между прочим, которые ведут корпоративки, выходят на сцену и начинают что-то говорить, заведомо предполагая, что их никто не слушает, все жрут, и они там на сцене что-то чирикают, смирившись со своей долей таких вот кукарекающих.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну да, самое главное, что заработали.

А.ПРЯНИКОВ: А меня это не устраивает, если я начинаю говорить, мне нужно, чтобы меня слушали, я добивался этого. 20 человек в зале, 20 олигархов со своими нетребовательными подругами – шел и вел такие мероприятия, и знаете, накачал себе мышцы.

Э.НИКОЛАЕВА: Ваше шоу, Саша, представляют как на грани дозволенного, поэтому в эфире вы за полночь? Или вас поставили конкурировать с Шац и женушкой на СТС?

А.ПРЯНИКОВ: Ой, сегодня посмотрели линейку…

Э.НИКОЛАЕВА: Но считайте, вы их сделали, они уже отстают от времени.

А.ПРЯНИКОВ: Миша Шац и Таня Лазарева — с большим уважением отношусь к этим людям, потому что Миша тоже все эти посещал, он тоже все это дело любит, а для меня если человек любит то, что люблю я, уже значит, я этого человека тоже люблю. По-моему, это гораздо более миролюбиво звучит, чем «твой враг – мой враг».

Э.НИКОЛАЕВА: Александр Пряников, ведущий новой юмористической программы, а вопросы здесь задаю я…

А.ПРЯНИКОВ: Очень хорошо.

Э.НИКОЛАЕВА: Я.

А.ПРЯНИКОВ: А я вам не задал ни одного вопроса.

Э.НИКОЛАЕВА: Я задаю вопросы, Элина Николаева.

А.ПРЯНИКОВ: Я слушаю внимательно.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что, хорошая программа – это когда есть скандал. С вами сандалить мы не будем, Саша, а лучше расскажите что-нибудь такое про «Бла-бла-шоу», как у вас там за кулисами.

А.ПРЯНИКОВ: Какой-нибудь скандал хотел бы услышать?

Э.НИКОЛАЕВА: Мне тут недавно дали послушать, как Ксюша ваша любимая, Собчак, за кадром общается с участниками «Дома-2» — ну там такой мат-перемат, таким злым голосом, как сапожник матерится. Ее записали какие-то техники.

А.ПРЯНИКОВ: Я все надеюсь, так как все это начинается, «Бла-бла-шоу», безусловно, себя ищет, мы не хотим быть походим на «Comedy», мы хотим быть такими же хорошими и даже лучше, хотим быть еще популярнее их, но первое, чего мы хотим, чего я хочу, по крайней мере, это, конечно, отличаться – мы не хотим быть первыми, мы хотим быть единственными, опять Довлатов. Хотим быть в своем роде, понимаете, и вот за то, что бы отличаться от них, мы, собственно, эту работу всю и ведем, поэтому понятно, что на первом этапе возможны какие-то перекосы – где-то матом пересолили…

Э.НИКОЛАЕВА: Да?

А.ПРЯНИКОВ: Где-то там было, а сейчас, между прочим, люди очень нетребовательны к этому стали, то есть они слышат, что со сцены пошло какое-то слово, и они начинают с готовностью смеяться, поэтому…

Э.НИКОЛАЕВА: Надо выбирать, потому что смеются над примитивным уже.

А.ПРЯНИКОВ: Ну как-то да. Поэтому юмористы менее высокого пошиба этим пользуются, потому что говоришь-говоришь, люди не смеются, раз — … — сказал со сцены, все «Ха-ха-ха, какой он смелый!» То есть я тоже этим болел, а сейчас переболел, и понятно, что нужно людей смешить без этого. Поэтому мы, конечно, искали для себя форму, может, пару раз сфальшивили пару раз я, конечно, артистов там обидел больше, чем положено. Честно признаюсь, подходил и извинялся, я после каждого эфира подходу и говорю «Прости, это не я, это персонаж, правда жизни и правда кино».

Э.НИКОЛАЕВА: Персонаж — ведущий Александр Пряников.

А.ПРЯНИКОВ: Правда жизни и правда кино – разные вещи.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну кстати, скандал вам будет, если вы начнете про политику на грани дозволенного.

А.ПРЯНИКОВ: Ну вот, с Путиным же рассказал.

Э.НИКОЛАЕВА: Кстати, Саш, скажите, почему все юмористы стали такие, выражаясь грубо, «серуны политкорректные»?

А.ПРЯНИКОВ: Друзья мои, мы ж на «Эхе Москвы», это напрямую проистекает из моей внутренней политической доктрины – не надо себе лгать, на протяжении многих веков у нас был барин, царь, секретарь, генсек, поэтому это пусть разбираются более глубоко развитые люди, исторически подкованные, что и почему произошло. Я считаю, что есть генетическое желание засунуть голову в дышло, то есть нам как только показывают дышло из-за угла, мы говорим «Да, пожалуйста, уже шея готова, мы не привыкли, что один человек только 4 год, мы его только полюбили, а он раз – уходит, следующего. Да нет, пусть он до конца жизни царствует, дай бог ему здоровья», и как только им сказали «Нельзя», они – «Знаем-знаем, помним-помним, будем-будем», потому что у всех телевизионных начальников, да и у партийных начальников, я вообще не понимаю, я сейчас пообщался – это все те же совяки, только теперь они единоросы, ну и хрен с ними. Те, которые поглупее, как были коммунистами, так и остались, эти стали единоросами, но это же одни и те же люди, и им сейчас сказали «КГБ!», они «Да! помним-помним, давайте», сейчас Дзержинского на место поставят и всем спасибо.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот. Саша, смотрите, рубрика «Культура-мультура», но мы не будем с вами говорить ни про жопный юмор, ни кто где пукнул и упал мордой в грязь.

А.ПРЯНИКОВ: Между прочим, заметьте, не я первый в нашем эфире это говорить.

Э.НИКОЛАЕВА: говорить такие слова. Вот поговорим мы с вами, если у нас, конечно, еще останется время, про ГАИ и про наших депутатов, которые хотят пьяных водителей сажать на 15 суток. Вы сами водите машину? Водите. Вот расскажите мне, Саша, где-нибудь в Латинской Америке если б такое предложили их депутаты, я думаю, революционный народ уже бы штурмовал парламент. Это ж надо, своих избирателей сажать в тюрьму! Мало у нас, что ли, сидит!?

А.ПРЯНИКОВ: Во-первых, наштурмовались.

Э.НИКОЛАЕВА: У них основной аргумент – в стране погибает 30 тысяч человек, а скоро будет погибать 50 или 100. вы ездите же по нашим дорогам, Саш?

А.ПРЯНИКОВ: Езжу.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот я вчера ехала, мой сын был за рулем – перед нами был огромный открытый самосвал, груженый огромными металлическими трубами, он был ничем не затянут – ни брезентом, ничем, и никто на это не обращал внимания!

А.ПРЯНИКОВ: А чего вы удивляетесь? За рулем какой-нибудь там дядька, потому что был бы там европеец, он бы перемотал.

Э.НИКОЛАЕВА: Нет, ну Саша, о чем речь-то, вы посмотрите, у нас же невозможные, во-первых, дороги, а во-вторых, какие раздолбанные все эти машины, грузовики. В условиях, мне кажется, люди эксплуатируют в условиях нынешней капиталистической эксплуатации, они же не меняют техавтопарк.

А.ПРЯНИКОВ: Ладно, сейчас расскажу все, я все уже понял.

Э.НИКОЛАЕВА: Поняли, да? Они в полубессознательном состоянии вообще, эти дальнобойщики, водители грузовиков.

А.ПРЯНИКОВ: Хрен с ними, с водителями грузовиков.

Э.НИКОЛАЕВА: На раздолбанных машинах.

А.ПРЯНИКОВ: Да мне пусть, у меня другое: моя специализация – дверь на отключение вселенных, хрена ли мне эти водители грузовиков, тем более что они по-русски плохо говорят. Значит, я живу на Кутузовском проспекте, объясняю.

Э.НИКОЛАЕВА: Почему гаишники не работают?

А.ПРЯНИКОВ: Объясняю – живу на Кутузовском проспекте, сейчас вы все поймете.

Э.НИКОЛАЕВА: Почему воняет так от грузовиков? Почему старые парки?

А.ПРЯНИКОВ: Сейчас поймете. Кутузовский проспект – та самая дорога, по которой каждый день ездит наша власть на работу и домой, еще куда-то, днем в баню, потому что Кутузовский перекрывают по 6 раз.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну да, домработница периодически ездит протирать чернильницу, стоящую на письменном столе.

А.ПРЯНИКОВ: Например, приняли указ убрать все мигалки, все наши, желваками поигрывая, сказали, и все эти клоуны-депутаты давай эти мигалки в эфире… как это делается – звонит своему пресс-аташе «Вася, приезжай камерой, я буду мигалку снимать», приезжают с камерой, вот тебе триста баксов – «Я снимаю мигалку! Смотрите все!», все, Вася снял, все, иди опохмелись, вечером новости, все, Вася пошел, а он эту же мигалку опять на крышу надел. Значит, я живу на Кутузовском проспекте – друзья мои, я как очевидец, у меня окна как раз выходят на этот валютный план, в котором в советские времена все эти делегации, вот при Брежневе товарищу Хонекеру махали флажками, вот оттуда. Теперь другая ситуация – по вечерам… я вам просто сейчас могу телефон поставить, я записал звук, что там по вечерам происходит, когда пробка из машин с мигалками – что они издавали этот указ с моргалками, что не издавали…

Э.НИКОЛАЕВА: Саш, ну вы про моргалки, а я про 15 суток.

А.ПРЯНИКОВ: Так вот послушайте, все эти люди, которые ездят по дороге с этими мигалками, после этого дня указа, они все из окна показываю фак президенту. Просто тот человек, который едет с мигалкой сегодня, это человек, который едет с высунутым факом из окна президенту. Поэтому все эти указы-шмуказы – это все такой цирк.

Э.НИКОЛАЕВА: На 15 суток сажать будут, государство бедное, дороги не ремонтируют, парк грузовиков раздолбанный.

А.ПРЯНИКОВ: Бороться с ними бесполезно.

Э.НИКОЛАЕВА: Это про сто какой-то…

А.ПРЯНИКОВ: Парк грузовиков – понятно, что в Москве, я помню, когда на Белый дом ходили, на Останкино, грузовиками бодались, и люди там ходили – мы сейчас все, демократия! – три человека померло, с флагом хоронили, прошло сколько времени, выясняется, что лучше всех зажить удалось жене мэра – она раз, и в «Форбс» попала, то есть все тут как-то чего-то ходили в этих кедах, под танки ложились в них, до сих пор в них ходят, а жена мэра – бабах, в «Форбс» попала, но тут она ужаснулась, что попала, говорит «Я не хочу, все имущество раздам бедным» — бабах, и все своему брату отдала, теперь она – бац, уже не в «Форбсе», а вы говорите, для юмора нет. тут такие шутники вокруг!

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, Саша, подводим юмористические итоги. В общем, я поняла, что самым перспективным жанром у нас теперь стал стеб по жизни, и вы, Саша Пряников, его продвигаете в массы.

А.ПРЯНИКОВ: Сколько нефть добывает человек? 500-600 где-то, ну и члены их семей, сколько у крана может уместиться? Он не такой большой. То есть им, безусловно, хорошо, остальные там никель-шникель… а, теперь же первый Дерипаска, вот, теперь кто никель, им тоже хорошо, всем остальным…

Э.НИКОЛАЕВА: А в Норвегии почему-то всем хорошо.

А.ПРЯНИКОВ: Вот всем остальным, чтобы не случилась революция в ближайшее время, нужно очень хорошее чувство юмора, и на месте друзей этих олигархов, они все вместе друзья, у них дачи у всех на Рублевке вместе – они по вечерам за чаем сидят и говорят «Так, я тебе завтра пойду арестую, ты там поколбасся, а вечером мы с тобой опять в баню к бабам», то есть в принципе это так все и происходит, я был и много раз это видел. Закончу – так вот, я уже закончил. Я могу сказать, пока все это будет продолжаться, на месте этих людей я бы спонсировал такие клубы, как «Бла-бла-клубы», «Comedy» и еще 200 тысяч таких клубов, чтобы люди ходили туда выпускать пар, потому что если нашим людям не выпускать пар…

Э.НИКОЛАЕВА: Что мы, собственно, с вами сейчас и делаем. Ну что ж, будем расставаться со своим прошлым и настоящим, смеясь. Ха-ха-ха. Поэтому от вас напоследок анекдот.

А.ПРЯНИКОВ: А я его уже полтора часа рассказываю.

Э.НИКОЛАЕВА: А анекдота-то у Пряникова и нет заготовленного. Спасибо за ваши ответы.

А.ПРЯНИКОВ: Нет, я должен собраться, как это у меня нет анекдота?

Э.НИКОЛАЕВА: Спасибо за «Бла-бла-шоу».

А.ПРЯНИКОВ: Такой анекдот, чтобы все поняли, это надо показывать.

Э.НИКОЛАЕВА: какого черта. Жизнь прекрасна, когда в ней есть хороший юмор. Всем пока, в эфире были я, Элина Николаева, и…

А.ПРЯНИКОВ: И человек, который не умеет рассказывать анекдоты, Пряников Саша.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире