Э.НИКОЛАЕВА: Отец компромата, лучший друг слухов и мастер газетных импровизаций, издатель газет «Жизнь», «Твой день», генеральный директор компании «Ньюс Медиа» не побоялся прийти в студию программы «Какого черта». Здравствуйте, Арам.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Здравствуйте.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошая тут у нас сегодня компания.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нормальная.

Э.НИКОЛАЕВА: НЕ боитесь, кстати, заниматься столь грешным делом, как таблоидная журналистика?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, мне даже интересно и приятно этим заниматься.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы поняли, про какую компанию я говорила? Королей, отцов…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Про тех, кого мы пишем, я так думаю, да?

Э.НИКОЛАЕВА: Лучший друг слухов и мастер газетных импровизаций. Вы, кстати, сильно обижаетесь, когда вас вот так вот?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Совершенно не обижаюсь, правда.

Э.НИКОЛАЕВА: Не обижаетесь?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Ни грамма, потому что мы реально стараемся все проверять, о чем мы пишем.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть лажу не гоните?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, просто могут говорить, что да, вот они сидят и пишут слухи, но если б мы писали слухи, люди бы уже давно от нас отвернулись. Импровизация есть, да, вы правильно сказали, как мы называем «докрутить тему», это есть, а если нет факта и его из пальца высасывать, это у нас категорически запрещено.

Э.НИКОЛАЕВА: Я должна сказать вам, уважаемые радиослушатели, Арам Габрилянов – очень симпатичный милый мужчина, весь такой добрый и ласковый. Думаю, придет сейчас в студию монстр, метающий громы и молнии, а он такой плюшевый. Ну что ж, Арам, раз таблоидная журналистика так популярна, сейчас я тоже буду вызнавать, какие вы прошли грязи, чтобы попасть в эти самые информационные князи.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да и узнавать не надо, я сам все расскажу, как на допросе. Что рассказывать?

Э.НИКОЛАЕВА: Есть на вас компроматик, на вас висит, по вашей деятельности еще в Ульяновске – чего там только не пишут!

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я знаю, да. Лидер преступной кавказской группировки.

Э.НИКОЛАЕВА: Да-да, мастер пиара. Чтобы построить свою медиа-империю, ставил мэра в городе Ульяновске.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, есть такое.

Э.НИКОЛАЕВА: Все было. Мэром города был зам по хозяйственной части нашей газеты, я и не скрываю.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Хорошо работал, да?

Э.НИКОЛАЕВА: Работал хорошо, правда, мне все время моя теща звонила, она его хорошо знала, и говорила «Ну почему, Арам, Ульяновск от снега не убирает, что происходит? Опять дороги все занесло», мне приходилось ему звонить и говорить «Виталий Владимирович, ну почему опять город не убирают?» За это я страдал.

Э.НИКОЛАЕВА: Практически мэром были вы, по-моему.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, мэром я не был, но он был очень толковый грамотный человек и старался, управлял городом.

Э.НИКОЛАЕВА: Слушался?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Он меня не слушался, но прислушивался, я б так сказал.

Э.НИКОЛАЕВА: Но делал все для построения вашей медиа-империи, начиная с Ульяновска.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я вам даже могу, если есть время, рассказать одну историю. Пришли ко мне друзья, его только избрали, и вот мы сидим…

Э.НИКОЛАЕВА: У каждого пиарщика должна быть своя байка.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Н это реальная байка. Мы сидим к кабинете у меня, вот его избрали, на следующее утро все сидят, сотрудники, друзья ко мне пришли, и вот я ему говорю «Виталий Владимирович, единственное, что я вам говорю, не дай бог, вы украдете хотя бы рубль из бюджета – будет большой скандал, я вам гарантирую, что я вас вынужу написать заявление об отставке», и друзья мои сидели, бизнесмены слушали и говорят «Чего-то мы не поняли, а для чего он его избрал?» Это реально так, это мое правило – что воровать из бюджета, что-то брать из бюджета запрещено, заработать – пожалуйста, на бизнесе, но что-то украсть – это категорически запрещено.

Э.НИКОЛАЕВА: Сейчас у нас же так модно – садятся на бюджет и сосут из него.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я вам скажу, у нас в Ульяновске была Роспечать, мэр города был мой зам по хозяйственной части, и вот он ушел, а киоски Роспечати, которые принадлежат мне, начали сносить, потому что у нас не было договоров на землепользование.

Э.НИКОЛАЕВА: Крыша ушла.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да нет, просто до нас не дошло, что нужно, оказывается, договора на 15 заключить, землю в городе под себя оформить. На сегодняшний день мой зам по хозяйственной части был мэром Ульяновска, а у меня нет ни одного объекта недвижимости в Ульяновске.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть у вас отняли все эти киоски.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, я их продал, если честно.

Э.НИКОЛАЕВА: И глаз так хитро блеснул, пробежала такая чертовщинка во взгляде.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, эти киоски реально были куплены, мы их реально продали, потому что я считал, что это не мой бизнес.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, вы просто решили, что пора бизнес начинать в Москве. Долго ли можно сидеть в Ульяновске? Надо же расширяться, расти надо.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, это правда.

Э.НИКОЛАЕВА: Что за бизнес, если он стоит на месте? Давайте сразу расставим все точки над i – вы кремлевский проект?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Сказал он и глаза опустил вниз.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, правду говорю. На сегодняшний день газеты «Жизнь», «Твой день» категорически не допускают в кремлевский пул журналистов.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно, вы как газета «Сан», которая пожизненно лишена депутации при дворе.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, но нас это даже радует, но мы, правда, иногда туда что-то делаем. Вот например, последний раз мы сняли блокнот президента, и президент потом это комментировал в интервью, сказал журналистам Альджазиры «Вот видите, ваши русские коллеги сняли мой блокнот, рассказали, это свобода журналистики».

Э.НИКОЛАЕВА: Нет, ну русские коллеги-то? Вы, кстати, кто по национальности?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Армянин.

Э.НИКОЛАЕВА: А говорят, что из Дагестана.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Родился в Дагестане.

Э.НИКОЛАЕВА: Ладно, вернемся ниже. Я так и поняла, что вы будете все отрицать по поводу кремлевского проекта…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я не буду отрицать, я расскажу все, но мы на самом деле не кремлевский проект.

Э.НИКОЛАЕВА: А скажите тогда, Арам, сразу, а почему люди про вас так думают?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я думаю, потому что мы в принципе линию Кремля поддерживаем. Я уже это несколько раз объяснял, что это интерес бизнеса, потому что 70-80% населения страны поддерживают линию президента Путина. Как может таблоид, который рассчитан на массового читателя, не поддерживать линию президента, которую поддерживает 70-80% населения страны?

Э.НИКОЛАЕВА: Правильно, а потом еще у вас акции купил Газпром, вашей газеты.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нас купил не Газпром, нас купил Инвестиционный фонд, Федоров там член Совета директоров у Газпрома. Можно сказать, что да, Газпром купил.

Э.НИКОЛАЕВА: 40 миллионов долларов, на минуточку, вложил, отслюнявили там, ни много ни мало.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, это есть.

Э.НИКОЛАЕВА: на 40 миллионов можно хорошо развернуться вообще.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Мы развернулись.

Э.НИКОЛАЕВА: И продолжаем.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Арам Габрилянов – издатель, которому «Жизнь» удалась, газета «Жизнь», а в студии Элина Николаева, собственно, вопросы здесь задаю я. Итак, блиц-вопросы, коротко о вас. Вам за 45?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Будет 46 в этом году.

Э.НИКОЛАЕВА: выяснили. Уроженец Дагестана?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, родился в Дербенте, есть танкер «Дербент», а есть еще такой город. Еще коньяк есть «Дербент».

Э.НИКОЛАЕВА: Пьете коньяк-то?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, я вообще не пью, правда, не пил никогда.

Э.НИКОЛАЕВА: В общем-то, по виду не скажешь.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Похож на запойного пьяницу?

Э.НИКОЛАЕВА: Немножко может пропустить стаканчик-другой.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я вообще не пью, я просто толстый и пушистый.

Э.НИКОЛАЕВА: Это специально, наверное, для имиджа, чтобы не боялись сильно. Так, ну выяснили, почему фамилия как будто армянская – потому что вы действительно армянин. А образование нужно вообще издателю таблоида?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Очень нужно.

Э.НИКОЛАЕВА: Какое у вас образование?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Закончил факультет журналистики МГУ, как ни странно.

Э.НИКОЛАЕВА: С красным дипломом?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, жена с красным, а я нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы на факультете журналистики с женой познакомились?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: А как зовут жену?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Галя.

Э.НИКОЛАЕВА: Галя русская?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Сами вы какие газеты читаете?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я все читаю. В первую очередь, я читаю английские таблоиды, я этим профессионально занимаюсь. Я еще когда учился на факультете журналистики, занимался зарубежной журналистикой. Засурский, есть такой великий декан, он все время когда меня где-нибудь встречает, мне говорит «Арам, я тебя этому не учил», я говорю «Иосиф Николаевич, я сам научился», но на самом деле, он меня допустил в спецхран так называемый в советские времена – туда только по разрешению КГБ можно было пройти – я прошел и там занимался, и тогда я понял, что это разный мир – наша советская журналистика и западная, я тогда это понял. Я это изучал, мне нравилось, и я понял, что я этим буду заниматься.

Э.НИКОЛАЕВА: А он сказал «Арам, я тебя этому не учил», когда прочитал ваш заголовок «Бритни Спирс побрилась из-за вшей»?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, он мне все время говорит «Я тебя учил справедливой хорошей журналистике…»

Э.НИКОЛАЕВА: Ведущей людей и общество в светлое будущее.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, должен был воспитывать людей. Я говорю, что я воспитываю — я просто рассказываю им о том, что в жизни происходит.

Э.НИКОЛАЕВА: Чем занимаются члены вашей семьи? Наверное, все работают в вашей компании, Арам, да?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, жена вообще не работает, занимается детьми.

Э.НИКОЛАЕВА: А сколько у вас детей?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Два сына, оба учатся на факультете журналистики МГУ.

Э.НИКОЛАЕВА: А как их зовут?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Старшего Артем, младшего Ашот.

Э.НИКОЛАЕВА: По блату поступали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, Артем вообще поступил сам даже не на платное, младший на платном учится, старший сам прошел. Даже Засурский сказал, странно, что он получил такие оценки. Правда, когда он меня увидел, я пришел посмотреть, как дети поступают и просто поговорить, он мне сказал «Небось пятая жена у тебя уже, Арам», я говорю «Почему?», он говорит «У всех богатых бизнесменов несколько жен», я говорю «Нет, у меня одна жена Галя, которую вы знаете», он очень удивился.

Э.НИКОЛАЕВА: Вашей преданности пожизненной. Так, ладно, какого черта миндальничать – когда у вас был первый секс?

А.ГАБРИЛЯНОВ: В 16 лет.

Э.НИКОЛАЕВА: Когда последний раз было мучительно стыдно?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я даже не могу вспомнить.

Э.НИКОЛАЕВА: А было вообще когда-нибудь?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Честно говоря, когда я несправедливо обижал сотрудников, мне иногда бывает стыдно.

Э.НИКОЛАЕВА: Про вас такие ужасы рассказывают.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Иногда бывают такие эмоциональные всплески, когда человек непрофессионально что-то пытается сделать…

Э.НИКОЛАЕВА: Да, молодые бывают такие бестолковые…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Последний раз, сейчас вспомнил, наверное, было стыдно перед Ростроповичем. Наши ребята пытались взять у него интервью в палате.

Э.НИКОЛАЕВА: Не дал?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, там случился небольшой скандал – медсестры, которые сами пропустили журналистов, потом устроили маленькую заварушку, сказали, что мы прорывались, чуть ли не покушались на Мстислава Леопольдовича, получился небольшой скандал. Было стыдно, но я знал, что мы реально шли с доброй душой и там не было ни одной секунды у журналистов желания что-то плохое сделать.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно, вы накрутите своих несчастных журналистов, они все под угрозой увольнения, знают, что если фотографию Ростроповича на больничной койке не добудут…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Журналисты работают с душой.

Э.НИКОЛАЕВА: Которую вытрясет из них Арам.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, я вам говорю, у нас, в нашей компании, в редакции журналисты не работают только за деньги, это миф. Зарплаты у нас хорошие, действительно.

Э.НИКОЛАЕВА: Сколько у вас средний журналист получает, не зав отделом?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Где-то 1500-2000 тысячи.

Э.НИКОЛАЕВА: А зав отделом?

А.ГАБРИЛЯНОВ: 4000.

Э.НИКОЛАЕВА: А члены редколлегии – есть у вас такая?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Есть, у нас есть замы и те, кто номер выпускают. Те получают тысяч по 5.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы не жадный, получается.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я считаю, что первая задача, которая сейчас есть перед любым бизнесменом, который занимается медиа-бизнесом, это люди, только в них нужно вкладывать.

Э.НИКОЛАЕВА: А свои особняки строить на Николиной горе?

А.ГАБРИЛЯНОВ: У меня нет особняка.

Э.НИКОЛАЕВА: А во Франции, в Ниццах покупать?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, у меня есть квартира на Олимпийском проспекте, все.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну правильно, теперь начнем прибедняться.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Правда. Был «Бентли», я его продал.

Э.НИКОЛАЕВА: А дом?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Дома нет, ни в Москве, ни за городом нет.

Э.НИКОЛАЕВА: А в Лондоне?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Ни в Лондоне.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну правильно, зачем вам дом. Если у вас есть в оффшорных зонах большой…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нету, вам говорю, нет ничего. Никто не верит, всем говоришь, я живу на работе, приходу в 10, уходу в 11, вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, черт возьми, сотрудникам тоже с вами несладко, им же там тоже ночевать приходится.

А.ГАБРИЛЯНОВ: А им нравится работать.

Э.НИКОЛАЕВА: А любимчики есть?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Есть любимчик Марат Сайченко – лучший фотокор и лучший папарацци страны, я в этом убежден. Это парень молодой, он пришел ко мне из Узбекистана, здесь женился, сын Яша.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы все знаете про него.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да. я хожу к нему на день рождения.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы не крестный папа его?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Не крестный, но считается, что как дедушка у него, потому что Яша все время просит у меня, чтоб я ему купил маленький автомобиль «Порше», я все время забываю.

Э.НИКОЛАЕВА: Конечно, если такой дядя хороший ходит, почему бы «Порше» не попросить?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я почти всех детей своих сотрудников знаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Так, а интриги, наушничество приветствуете в редакции?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Стучат вам друг на друга сотрудники?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, такого нет. реально я понимаю одно – что эмоциональное состояние коллектива – это огромное дело, особенно…

Э.НИКОЛАЕВА: Тем более что делить нечего, и зависти не должно быть – всем сотрудникам хорошую зарплату платят.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, а что делить? Есть, конечно, большая проблема в том, что когда кто-то что-то сделал на первую полосу, другие немного завидуют, но это хорошо.

Э.НИКОЛАЕВА: Много, вы же знаете. Что вы думаете, когда наша сборная по футболу в очередной раз проигрывает?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я дико возмущаюсь, кричу, ору, я совершенно не понимаю руководство российского футбола, что они делают. Они возвращаются как герои – проигрывают Голландии с позором…

Э.НИКОЛАЕВА: Но вы-то уж им даете по полной программе.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Мы даем, да. Единственный, кто дает, это мы. Потом нам говорят «Все, не подходите, интервью не давайте, ничего не нужно», так это и есть система управления. Вот я считаю, что футболист, и я хочу, чтобы это все поняли…

Э.НИКОЛАЕВА: Ну завелся, господи, знала бы я…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Футболист должен вернуться с позором, должен бояться вернуться на родину.

Э.НИКОЛАЕВА: Родины нету.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Потому что родина не требует, вот в чем вопрос.

Э.НИКОЛАЕВА: ну что ж, в студии нашей программы Арам Габрилянов, издатель, которому «Жизнь» удалась, газета «Жизнь». в середине 90-х я написала заметку «Лучшие сиськи Америки уже в Москве», я помню, мне сказали, что это хорошая «желтуха», а бывает «желтуха» плохая? Как гепатит разный бывает – A, B, C – все хуже и хуже?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Все, что есть в СМИ, любая заметка в СМИ, даже такая уважаемая радиостанция, как «Эхо Москвы», это тоже «желтуха», потому что если под «желтухой» понимать интерес читателя, зрителя или радиослушателя, то это «желтуха». Поэтому можно написать про сиськи в Москве, это тоже интересно, почему не написать? Можно написать серьезную тему о какой-то проблеме, которая интересует, но если ты напишешь кондово и скучно, скажут «Да, это качественная журналистика», а вот у нас так принято – если написал кондово, скучно, и 70% людей, кто ее читает, не понимают, то это качественная журналистика, а если написал…

Э.НИКОЛАЕВА: Нет, я так не считаю, вы передергиваете, причем делаете это сознательно.

А.ГАБРИЛЯНОВ: 90% людей…

Э.НИКОЛАЕВА: Можно писать вкусно и талантливо, но не обязательно про сиськи.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я вчера был на передаче «Пусть говорят», я считаю, что это одна из лучших передач в стране, потому что они поднимают темы…

Э.НИКОЛАЕВА: Динамичная.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Активная, динамичная, справедливая.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, с хорошим симпатичным ведущим.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Вы знаете, но ей почему-то уже несколько лет подряд не дают Тэфи – потому что сидят академики и говорят «Это не качественная тележурналистика». Вчера тема была про то, как подростки из двора издевались над женщиной, по нашей заметке в газете «Твой день», обсуждали эту тему.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно, но жить этим нельзя, Арам. Хорошо, я поняла.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Почему нельзя?

Э.НИКОЛАЕВА: Потому что постоянно обсуждать, как подростки издеваются над женщинами, невозможно.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Никто не говорит, что постоянно. Но это же тема?

Э.НИКОЛАЕВА: Тема. А у вас просто только такие темы.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Почему это? например, Алиса Фрейндлих сыграла в приступах. Ей было очень плохо, но она доиграла спектакль. Можно сказать, что это «желтуха».

Э.НИКОЛАЕВА: А откуда вы про это узнали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Мы узнали от врачей «скорой помощи», которые приехали и с восторгом говорили, что она настолько великая актриса, что у нее был приступ, большое давление, сердечный приступ, но человек доиграл свою роль в спектакле, не ушел, потому что она говорит, сидят зрители, и я не уйду. Можно сказать, что это «желтуха», а можно сказать, что это величие подвига актера.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, с другой стороны, конечно, как вырулить, но я думаю, что Алиса Бруновна не очень, в принципе, была довольна, что вы об этом узнали. Любая актриса скрывает тайны своего здоровья.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Наверное, она была недовольна, но люди, кто ее любит и знает за нее переживают. Я считаю, что, конечно, актер должен это скрывать, потому что было бы плохо, если бы Алиса Бруновна позвонила и сказала «Ребята, я с сердечным приступом доиграла, расскажите обо мне», она никогда этого не сделает, но мы узнали и сделали, вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну хорошо. Тем не менее, мне кажется, что заголовки типа «Бритни Спирс побрилась из-за вшей», просто сразу за них выгонять нужно, это уже не таблоид получается, а какой-то «Крокодил».

А.ГАБРИЛЯНОВ: Почему?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну это смешно просто.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я думаю, что о том, что Бритни Спирс побрилась – это первая новость западной журналистики. Понимаете, людям нужны развлечения, люди не могут постоянно находиться в тяжелом состоянии, в напряжении, им нужны развлечения, и мы должны давать эти развлечения, и то, что вся западная журналистика это обсуждает…

Э.НИКОЛАЕВА: У некоторых и наркотики тоже, знаете, развлечение.

А.ГАБРИЛЯНОВ: может быть, но нужно иметь меру и знать меру. Я думаю, что мы эту меру знаем.

Э.НИКОЛАЕВА: Ладно, еще про «желтуху». Вот, сюда приходил Эдуард Лимонов, сидел здесь – вроде такой продвинутый революционер, бомбист, и вдруг он говорит…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Начал ругать нашу газету.

Э.НИКОЛАЕВА: Нет, он просто говорит «Вы знаете, мне все это в принципе интересно – куда пошел известный человек, чего сказал, например, что Путин ест за завтраком, как он вообще…», обывателем оказался, представляете?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я думаю, что это всем интересно, я не верю людям… еще когда я в Ульяновске работал, там были еще только первые проростки таблоидной журналистики, представляете, о компартии. И вот мы издаем такую газету в Ульяновске, это на заре перестройки, Горбачев появился, мне интересно – я все время проверял киоски, где она продается, так вот, выяснилось, что лучшие продажи в киосках, которые находятся в ульяновском обкоме партии. Элита читает эту газету, и мы тогда сделали заголовок «Плюются, но читают», потому что киоскерша нам рассказала, что они все возмущались, плевались, но газету забирали.

Э.НИКОЛАЕВА: Они ж должны врага знать в лицо.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Наверное, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну хорошо, правда, вам это не угрожает, потому что вы, наверное, не обыватель. Это он о Путине говорил, кстати, что вот ему интересно, что Путин ест на завтрак. А у вас между прочим, Путин, патриарх и государство – это закрытые темы.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, вопрос в другом.

Э.НИКОЛАЕВА: Значит, вы – кремлевский проект.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, никто не говорит о том, что нельзя писать о Путине, тут надо знать меру и видеть, что когда интересы государства…когда Путин в Мюнхене выступает с речью зубодробительной…

Э.НИКОЛАЕВА: Ну а что, речь хорошая была, от души, мне понравилась.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, шикарная речь.

Э.НИКОЛАЕВА: Тут никакого не было зубоскальства.

А.ГАБРИЛЯНОВ: В интересах государства своего, да. И когда мы пишем, все либералы говорят, и тут появляются заметки – ага, кремлевский проект, газета «Жизнь», ежедневная газета «Твой день», все, они специально, указание президента выполняют.

Э.НИКОЛАЕВА: Это вы в пику, наверное, одной крупной молодежной газете завели «Твой день». Хорошо, ну а с дружбой народов как у вас обстоит дело? Как к лицам кавказской национальности относится ваша газета?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Мы ко всем лицам хорошо относимся. Я вообще считаю, что национальный вопрос очень щепетильный в России, и его надо очень осторожно…

Э.НИКОЛАЕВА: Да, а то еще обвинят в разжигании…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, я просто понимаю, что… я, кстати, когда был молодой редактор в Ульяновске, там одна из национальностей, чуваши, один молодой журналист, я читаю полосу, написал «Чуваши – люди наши», такой в Ульяновске прикол. Я говорю ему «Ты что, охренел?», он говорит «А что? так говорят у нас», «Завтра все чувашское население будет стоять у редакции и возмущаться». Или, например, в одной крупной ежедневной комсомольской газете был заголовок «Бей ислам – спасай Россию» на первой полосе. Это в жизни нельзя делать, потому что очень многие люди исповедуют ислам и верят в Аллаха, и делать такой заголовок – это не то что кощунство, это ужас.

Э.НИКОЛАЕВА: Но наверное, там был какой-то объясняющий подтекст?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Какой бы ни был, как можно религию задевать? Это все равно что кто-то напишет «Бей христианство – спасай Татарстан», это маразм просто, такого делать категорически нельзя. Вот этого вы у нас не увидите, я самом желтом таблоиде, как вы говорите, не увидите такого.

Э.НИКОЛАЕВА: В общем, вы за простоту, которая хуже воровства, все должно быть просто.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я думаю, что должно быть просто и эмоционально.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что ж, нас с вами сближает одно – все, что мы с вами делаем, в конечном итоге ради рекламы. Реклама на «Эхо Москвы». Продолжим «Жизнь» в эфире через несколько минут.

/реклама/

Э.НИКОЛАЕВА: Продолжаем нашу программу, в студии Арам Габрилянов, издатель, котрому «Жизнь» удалась, газета «Жизнь», и вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Ну что, Арам, а фото Ходорковского с надписью «Олигарх в семейных трусах» — ведь он когда-нибудь выйдет и даст всем обидчикам в глаз.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, а что здесь обидного? Я знаю, нам рассказали, что он реально обиделся, но олигарх действительно сидел в семейных трусах.

Э.НИКОЛАЕВА: А других-то не выдают.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Ну что написать – «Олигарх сидит в плавках «Гуччи»?

Э.НИКОЛАЕВА: Вы же знаете, форма тюремная, и вот трусы дают, наверное.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Ну и что теперь? Олигарх сидит в семейных трусах – что здесь плохого? Я считаю, что это гордыня человека.

Э.НИКОЛАЕВА: А зачем вы этого несчастного Ходорковского стравливали, говорили, что он на своих сокамерников доносит?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Что значит, мы стравливали? Мы писали заметки о том, что происходит в камерах. Да, людям не нравится, то есть его окружению., тем, кто его поддерживает, я не против. Лично я считаю, мое мнение – что Ходорковский как мужчина, как человек ведет себя очень достойно, я и не скрываю, он достойно принимает все, что судьба ему уготовила.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть пишите одно, а думаете другое.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, мы пишем то же самое, просто мы рассказываем о нем. Ходорковский тоже как человек, который был во власти, который самый богатый человек, привык, что о нем пишут только хорошо. Все газеты писали только хорошо, он уже привык, и тут такая ситуация, что хотя бы кто-то начинает писать о нем правду какую-то. Они очень обиделись, кстати, когда мы сняли Ходорковского на зоне…

Э.НИКОЛАЕВА: Человек оппозиции…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, причем тут оппозиция? Давайте честно – человек получил самую крупную нефтяную компанию, договорившись с кем-то из власти. Он что, заработал?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну а как же, Арам? У нас все что-то получили, только договорившись с кем-то из власти. Вы про других же не пишете.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Давайте так – я не получил. Почему не пишем? У нас очень большие проблемы с группой «Альфа», они тоже недовольны. Когда мы сняли, как Фридман дает 200 долларов гаишнику на улице, чтоб тот его отпустил, да, у нас был такой репортаж.

Э.НИКОЛАЕВА: Где это вы так?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Была какая-то тусовка, он оттуда выходил, слегка подвыпивши, и гаишник задержал его машину, сам Фридман вышел и стал договариваться с гаишником.

Э.НИКОЛАЕВА: И сколько вы заплатили фотокору за такое фото?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Не знаю, зарплату получает, гонорар.

Э.НИКОЛАЕВА: Гонорар есть?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Есть, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошее фото.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Вот видите, мы и пишем про Фридмана, а говорят, мы не пишем. И Фридман тоже получил себе компанию, договорившись с кем-то из власти.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну ладно, это можно долго продолжать.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Давайте я скажу свое мнение – те люди, которые сами заработали, своим трудом, сделали свой бизнес, эти люди должны иметь огромное уважение и восхищение остального сообщества и властей тоже. Я считаю, что и президент, и все должны относиться к ним по-другому, но те люди, которые получили это по чьему-то указанию, по какой-то расписке, должны понимать, что и президент, и власти могут с них спросить, потому что это все досталось им неправедным путем.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо. Скажите честно, на «Эхо» пришли как на оппозиционное радио?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Честно говоря, мне «Эхо» нравится, я радиостанцию не слушаю каждый день, но честно говоря, сайт смотрю постоянно. Я считаю, что «Эхо» никакая не оппозиционная радиостанция, но они рассказывают о правде, о том, что происходит.

Э.НИКОЛАЕВА: Согласна с вами.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, мне это нравится. Может, чуть-чуть в другом стиле, но когда есть очень жесткое заявление, я вижу, у вас на сайте это вывешивают на первый план.

Э.НИКОЛАЕВА: Скажите, Арам, ведь вы как издатель заинтересованы эксплуатировать недовольство масс коррупцией, богачами, разными продажными структурами?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Заинтересован, это и есть одна из составляющих свободной прессы, и умная власть должна понимать, что для этого и нужно выращивать свободную прессу, а особенно свободные таблоиды. Поверьте мне, в Англии или в Германии, где есть свободные таблоиды, если будет какой-то факт коррупции, разорвут любого политика или бизнесмена эти газеты на части. А у нас почему элита боится таблоидов? Почему звезды боятся? Потому что…

Э.НИКОЛАЕВА: Таблоидов боятся, а приличную журналистику не боятся.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, что значит «приличная»? приличной журналистики очень мало, ее нету.

Э.НИКОЛАЕВА: Как? Ну, «Московский комсомолец» все-таки держится на грани желтизны и какой-то таблоидности и приличия.

А.ГАБРИЛЯНОВ: «Московский комсомолец» — хорошая газета с хорошим редактором, это такой же таблоид, только формата другого, вот и все. Это такие же криминальные новости, такие же скандалы, такие же разоблачения, но только…

Э.НИКОЛАЕВА: Более профессионально подано, Арам?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, я думаю, что…

Э.НИКОЛАЕВА: Вы как-то уж очень примитивно так, прям в лоб – вот побрилась Бритни Спирс и все, хоть ты бей…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Написать скучно и, как вы говорите, более профессионально намного легче, чем написать эмоционально и так, чтобы человека это заинтересовало. Я вас уверяю, сделать яркую интересную передачу труднее, чем сделать серьезную, скучную, где долго политики будут рассказывать какие-то свои проблемы.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну ладно, мы с вами стараемся делать яркую интересную передачу.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, мне нравится пока.

Э.НИКОЛАЕВА: Про первый секс, тем не менее, я вас спросила. А кстати, с кем он был?

А.ГАБРИЛЯНОВ: С соседкой.

Э.НИКОЛАЕВА: Врете.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, правда.

Э.НИКОЛАЕВА: Молодая соседка-то хоть была?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, взрослая.

Э.НИКОЛАЕВА: Да вы что?

А.ГАБРИЛЯНОВ: 40 лет.

Э.НИКОЛАЕВА: А вам 16. это она вас заманила к себе?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы не выдержали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Не выдержал.

Э.НИКОЛАЕВА: А потом было еще?

А.ГАБРИЛЯНОВ: С ней?

Э.НИКОЛАЕВА: Да.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы уехали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я потом уехал в 18 лет в армию.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть познали первую радость с уже зрелой женщиной.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Вам повезло.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Почему?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, вы получили удовольствие?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да я думаю, что многие дети в возрасте от 14 до 16 уже это познают.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, не испугались вы тетеньку-то?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, тетенька была очень красивая, очень симпатичная.

Э.НИКОЛАЕВА: А подарок, кстати, подарили?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я тогда не соображал, я был в полудреме, когда это случилось. Честно сказать, мне очень понравилось.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно. Теперь больше тетеньку не видели ни разу, первую свою любовь?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Но она любовью не была?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да нет, просто красивая женщина.

Э.НИКОЛАЕВА: Первая любовь была жена.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Первая любовь была не жена, первая любовь была одноклассница.

Э.НИКОЛАЕВА: Как звали-то?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Не могу сказать.

Э.НИКОЛАЕВА: Потому что она может услышать?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Она замужем?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Замужем.

Э.НИКОЛАЕВА: Но имя-то есть у нее просто?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Есть, но нельзя мне говорить.

Э.НИКОЛАЕВА: А фамилию же не говорим.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, вообще нельзя. Была первая любовь в классе.

Э.НИКОЛАЕВА: Цветы дарили?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, не дарил.

Э.НИКОЛАЕВА: А что вы дарили ей?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да ничего не дарил, просто любил платонически.

Э.НИКОЛАЕВА: Просто тихо вздыхали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: И волновались при ее виде.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, а потом полюбил свою жену на факультете журналистики.

Э.НИКОЛАЕВА: Она вторая любовь была?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Это была вторая любовь.

Э.НИКОЛАЕВА: А та, первая, была безответная?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Безответная.

Э.НИКОЛАЕВА: А, то есть вы девушку все-таки не прижали своей любовью к стенке?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я даже с ней на эту тему не говорил. Девушка, я думаю, даже не знает, что я ее любил.

Э.НИКОЛАЕВА: А вот как бы сейчас, давайте сенсацию. Представляете, услышит девушка свое имя, скажет…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, нельзя.

Э.НИКОЛАЕВА: А Гале рассказывали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Она знает все, да. И про первую любовь-женщину я все рассказал, а чего скрывать?

Э.НИКОЛАЕВА: А то вдруг кто-нибудь узнает.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да нет, какой смысл скрывать?

Э.НИКОЛАЕВА: А про любовниц тоже рассказываете?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Жене?

Э.НИКОЛАЕВА: Да.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Что, правда?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Правда.

Э.НИКОЛАЕВА: Про любовниц?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: А то, что вы им машины дорогие дарите, рассказываете?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я вам скажу так, у меня нет любовниц.

Э.НИКОЛАЕВА: Опомнился он.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, не в этом смысле, у меня был, конечно, секс на стороне, и она это знает, но такого, чтобы… любовница – это, я считаю, когда ты любишь человека. Может быть просто привязанность, хорошие отношения, уважение к женщине, а любить, честно, безумно, я любил только свою жену. Вот такого дикого чувства, когда тебя всего колотит и поджигает и ты секунду без нее не можешь, было только с женой, правда.

Э.НИКОЛАЕВА: Способны же у нас еще мужчины на сильные чувства.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: А кстати, сейчас они у вас притупились, когда стали много денег зарабатывать?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Сейчас притупились, она ругается, говорит, ты хотя бы поговори со мной, я говорю «Я на работе, я устаю». На самом деле, отношения у меня очень хорошие с женой, я действительно ее люблю, но такого, как… ну, понятно, что столько лет прожили, 25 лет…

Э.НИКОЛАЕВА: Конечно. Итак, в студии нашей программы король таблоидов, отец компромата, лучший друг слуха и мастер газетных импровизаций Арам Габрилянов, а вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Итак, Арам, можно подростку купить порножурнал и снять половое напряжение, можно, в принципе, к соседке сходить, можно для разнообразия почитать «Вестник садовода», можно время от времени для удовлетворения любопытства заглядывать в вашу газету, но мне кажется, этим же нельзя жить постоянно. Неужели есть такие, что читает «Жизнь» постоянно?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Представьте себе, что 2 миллиона 250 тысяч человек каждую неделю идут в киоск и покупают газету «Жизнь», а читают газету около 8 миллионов читателей. Значит, что-то мы им рассказываем. Вот у нас есть обозреватель, Леонид Шахов, так вот, он уезжал в хадж, он чеченец по национальности, на две недели, и не писал две недели – нас просто ушатали люди, где он? Почему его нет?

Э.НИКОЛАЕВА: Уволили.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, все думали, он пишет очень жесткие комментарии по поводу власти, по поводу олигархов – наверное, его убили, отравили. Правда, наши директора региональные говорят, ужас, что творилось.

Э.НИКОЛАЕВА: Но из 250-миллионного населения 2 миллиона.

А.ГАБРИЛЯНОВ: У нас вообще в стране 139 миллионов, вы все живете старыми советским временами.

Э.НИКОЛАЕВА: Точно, представляете, как мы гибнем? И при этом газета «Жизнь» цветет. Народ тупеет.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Народ не тупеет, российский народ великий. Я считаю, что говорить «российский народ» неправильно, надо говорить «русский народ» — все, кто живет в России.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы тоже русский?

А.ГАБРИЛЯНОВ: У меня жена русская стопроцентно, он мне говорит, что более русского, чем ты, я не знаю, потому что я настолько переживаю, когда что-то здесь происходит в стране, она говорит «У тебя чисто русский патриотизм», а я не могу по-другому, потому что если человек не реагирует на какие-то события, это скучно.

Э.НИКОЛАЕВА: Сам себя не похвалишь…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Ну хорошо, будем считать, что я не русский.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо, я вам верю. Я вот только не пойму, что привычно в разрухе мозгов у наших граждан – их собственная повседневная жизнь или жизнь, которую им предлагают газеты и телевидение? Из-за чего это все происходит? В нашей стране еще капитализма нормального не построили, а мозги запудрили, отвлекать масс от тягот бытия уже научились не хуже западных цивилизаций.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Честно говоря, не научились по-настоящему.

Э.НИКОЛАЕВА: Еще плохо пудрим мозги.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, я реально считаю, что власть еще не научилась и использует журналистику не по полной программе. Цинично звучит, но на самом деле это так, я в этом убежден.

Э.НИКОЛАЕВА: Но вы пиарщик профессиональный.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, это моя профессия.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы понимаете, и я понимаю.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я закончил факультет журналистики, а военная специальность меня знаете какая?

Э.НИКОЛАЕВА: Какая?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Пропаганда и дезорганизация среди войск противника.

Э.НИКОЛАЕВА: Здорово, отлично, такой вот жучило фээсбэшный.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, к ФСБ не имею никакого отношения.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть вы знаете, как надо управлять информационными потоками.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Знаю, это моя профессия, я это умею, знаю, делаю, но главное, чтобы человек, который это делает, понимал, что делать это нужно в интересах государства.

Э.НИКОЛАЕВА: Арам, самое главное, чтобы человек, который все это читает, понимал, что это делали люди, которые умеют управлять информационным потоками, а никто этого не понимает.

А.ГАБРИЛЯНОВ: 90% людей живут своей жизнью, им это интересно, они любят свои семьи…

Э.НИКОЛАЕВА: Дикой своей жизнью, гоблины ходят по улице.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да никакой не дикой, просто жизнью.

Э.НИКОЛАЕВА: И они по-гоблински друг друга любят.

А.ГАБРИЛЯНОВ: 90% людей в России любят друг друга, любят своих детей.

Э.НИКОЛАЕВА: Дебилизация, по-моему.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет никакой дебилизации, есть хорошая страна, которая потихонечку развивается.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы на какой машине ездите?

А.ГАБРИЛЯНОВ: На BMW, я езжу и на метро. Каждую субботу, каждое воскресенье я обхожу все киоски Москвы, сам, своими ногами, смотрю, как продается газета «Жизнь».

Э.НИКОЛАЕВА: И насколько мы им еще напудрили мозги, которые и так тупые все.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, мы стараемся людям рассказывать в «Жизни» то, что происходит в стране.

Э.НИКОЛАЕВА: Но вы им рассказываете об известных людях.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да. Элин, известные люди – это их друзья, они воспринимают Аллу Борисовну Пугачеву как свою подружку-соседку.

Э.НИКОЛАЕВА: И они чувствуют, что живут с ней практически рядом.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, это правда, а что вы хотите? Людям нужна какая-то отдушина, это везде так, не только в России. Это и в Америке, и в Германии, и в Англии.

Э.НИКОЛАЕВА: В принципе, да.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Поэтому говорить о том, что в России специально запудрены мозги, полная ерунда.

Э.НИКОЛАЕВА: А чего вы не идете в администрацию президента? Я должна сказать, что те люди, которые занимаются руководством, газетами, немножко туповаты.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я не иду, потому что меня не зовут, во-первых, а во-вторых, мне там неинтересно.

Э.НИКОЛАЕВА: Туповаты, как-то очень в лоб…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Вы считаете?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну конечно – что за бред, например, с каким-то там несчастным Полосовым, вы еще выбрали учителя с такой дурацкой фамилией, с Microsoft’ом – да Microsoft’у насрать, грубо выражаясь, на этого Полосова.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Почему?

Э.НИКОЛАЕВА: Потому что они сказали, что они не предъявляют никаких претензий к этому несчастному директору этой школы, а наши раздули – суды, прокуратура…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Давайте я вам расскажу. На самом деле, далеко не так. Я не убежден, что Microsoft…

Э.НИКОЛАЕВА: Выступал официальный представитель Microsoft, сказал «Ребята, берите что хотите в своей бедной несчастной сельской школе, мы только рады за вас, что вы своим детям даете образование».

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, Microsoft ведет ярую борьбу, давление на Россию огромное, так как здесь левые пиратские программы. Все это ерунда, я не удивлюсь, если Microsoft в этом участвует втихоря и пытается как-то… потому что какой-то прокурор какого-то района нашел какого-то учителя в школе, представляете?

Э.НИКОЛАЕВА: Да вы представляете, найти это? по всем каналам это.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Правильно, его нужно защищать, этого учителя, и только президент сказал, что это собачья чушь, тут же все отменили. Но не может президент на каждую мелочь… а что, прокурор не знал?

Э.НИКОЛАЕВА: А, так это специально было сделано для того, чтобы позволить дать право президенту сказать, что это собачья чушь.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Ерунда полная.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот такой у нас мудрый президент. Это дешевая подстава.

Ю .Делать нечего президенту, вот это говорить. Я думаю, что до этой пресс-конференции…

Э.НИКОЛАЕВА: Потому что и дураку ясно, что это чушь. Для этого не нужен президент. Так я и говорю, тупые пиарщики, нет чтоб поизысканнее придумать, чтоб президент сказал свое веское и благородное слово.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, президент правильно сказал.

Э.НИКОЛАЕВА: Еще бы, было бы идиотически, если б он еще сказал давить этого Полосова.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, президент сказал совершено грамотно и правильно. я считаю, что проблема пиратских дисков есть…

Э.НИКОЛАЕВА: Мы говорим о проблеме отсутствия мозгов в руководстве пиарщиками.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я бы так не сказал, я смотрю, как они работают, и мне кажется, они работают неплохо.

Э.НИКОЛАЕВА: Судя по своей работе, сказал Арам.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, еще раз говорю, Эллина, я никак не связан с администрацией президента. Я узнал одного из сотрудников администрации президента ровно месяц назад – очень грамотные и толковые люди там.

Э.НИКОЛАЕВА: Ладно, надоело уже про политику, Арам, но не могу не спросить про Чубайса и Суркова, чем закончились ваши публикации? Кто кому делал пиар?

А.ГАБРИЛЯНОВ: С Чубайсом был большой скандал, я несколько раз встречался с его пресс-секретарем, тоже, кстати, грамотный парень, толковый, но был скандал, понятно, что им не понравилось, были перегибы и с нашей стороны, потому что ребята действительно молодые и очень эмоционально отреагировали, но я им доказал, что по заметке, которую мы написали, мы были справедливы, кроме эмоциональной окраски. Я вам напомню – заметка был о том, что энергетики отключили в квартире электричество, газа там не было, отец полез на стол и подключил электричество, потому что дети мерзли, времянку включил, что-то там замкнуло, и все сгорели – трое детей маленьких. Естественно, реакция нашей редакции была бешеная.

Э.НИКОЛАЕВА: Виноват Чубайс.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, мы обвинили Чубайса, а кого нам еще обвинять?

Э.НИКОЛАЕВА: А есть, между прочим, Мосэнерго там местный.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Это было не в Москве, это было в Красноярске. Мы обвинили и местно, да, там было уголовное дело. По поводу Суркова рассказываю, детство Суркова – мы узнали, что папа у Суркова чеченец, мы поехали туда, никто никаких заданий нам не давал, потом я читал, Латынина писала, что это задание Суркова, Сурков позвонил Араму. Я честно говорю, я с Сурковым не разговаривал никогда, я его не видел никогда, не общался. Латынина написала большую заметку, что Сурков позвонил Араму, немедленно послал Арама в это село.

Э.НИКОЛАЕВА: Арам сам поехал?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да Сурков не знал. Я вам скажу, как только Сурков узнал о том, что мы узнали это, он дал интервью «Шпигелю» немецкому и признал, что он чеченец. Я не думаю, что это его как-то коробит, но это не афишировалось. А мы действительно узнали.

Э.НИКОЛАЕВА: Откуда вы узнали?

А.ГАБРИЛЯНОВ: У нас работают журналисты, у нас в Чечне есть собкор, у нас большие связи среди журналистов, мы узнали, что в одном из сел идет такой разговор. Честно говоря, я в это не верил, пока не показали фотографии маленького Суркова, который копия большого, я понял, что это он. Стали расследовать – действительно выяснилось. Могу сказать, никто не заметил. Вот понимаете, все пишут про это, говорят.

Э.НИКОЛАЕВА: Этот первый разнюхал «Шпигель», что Сурков чеченец.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, «Шпигель» узнал после нашей заметки.

Э.НИКОЛАЕВА: У него мама учительница.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, но то, что мама учительница, русская женщина, которая приехала по распределению…

Э.НИКОЛАЕВА: А чеченцы такие красивые, между прочим, я представляю, как она влюбилась.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, папа у Суркова очень красивый. Так вот, она приехала туда, и когда была Чеченская война, она писала им письма, старалась им помогать, она с ними общалась, но никто об этом не сказал. Латынина писала, что вот, задание Суркова, а то, что человек так поступал, и русская женщина так переживала, об этом никто не говорит. Хотя вся заметка была посвящена этому.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, с другой стороны, даже если это задание Суркова, Арам, чего вы так переживаете? Хороший же материал получился, читать интересно было людям. Вот так сидишь в метро и читаешь про целого небожителя, а там его детские фотографии. Душа журналиста радуется.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Поверьте, Эллина, было бы не обидно, если б я действительно выполнял задание.

Э.НИКОЛАЕВА: Сурков на вас не подал в суд?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет. потом сейчас все доказывают обратное, сейчас, когда мы сняли блокнот президента, все стали обвинять, что это указание Громова, специально пресс-секретарь президента сказал нам, на одном крупном сайте вообще даже написали, что громов чуть ли не выкрал этот блокнот и подарил Араму. Я вам говорю, ни Громов, ни президент, никто не знал.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы что, украли у Владимира Владимировича?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, Владимир Владимирович перелистывал этот блокнот.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы длиннофокусным объективом…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да…

Э.НИКОЛАЕВА: Купленный за 10 тысяч долларов.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Даже дороже. Это действительно так.

Э.НИКОЛАЕВА: За сколько?

А.ГАБРИЛЯНОВ: За 20 тысяч долларов. Очень сильны аппарат, этим аппаратом снимали, когда президент перелистывал. Так вот, когда сидели в редакции и обсуждали, что нам делать, поверьте мне, в редакции тоже молодые журналисты, у них тоже такой же настрой, Элина, к власти, как у вас, а может даже еще похлеще.

Э.НИКОЛАЕВА: А что, у меня хороший настрой. Слава богу, нет гражданской войны еще.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Так вот, когда я увидел и главный редактор газеты «Твой день» заметил, мы прочитали все, что в блокноте, и увидели эти стихи, представляете, Омара Хайама.

Э.НИКОЛАЕВА: А Владимир Владимирович сидел и перелистывал.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Минутку, Владимир Владимирович, когда отвечал на вопросы. Перелистывал. Так вот, оказывается, он в это время писал эти стихи по памяти, мы это сняли, это было супер.

Э.НИКОЛАЕВА: Какие красивые стихи-то у Омар Хайама. А вы знаете их на память?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Я думала, вы любите поэзию, процитируете.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, не процитирую. На самом деле, надо было подготовиться. Я понимал, куда я иду, — в самую таблоидную передачу на «Эхо Москвы», самую желтую. Я бы выучил, пришел и сказал «Я настолько люблю нашего президента, что сейчас я вам прочитаю эти стихи».

Э.НИКОЛАЕВА: Вот это я  понимаю, это было бы управление.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Это я просчитался, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, в студии Арам Габрилянов, издатель, которому «Жизнь» удалась, газета «Жизнь». Рубрика «Культура-мультура»: итак, я не трус, но я боюсь – так говорил герой Вицина – почему мужчины в нашей стране, а издатели особенно, такие трусы? Они боятся всего – силы власти выше них, правды, теперь все придумали бояться Путина, кстати, — ну что за страна трусливых гуронов и, соответственно, трусливых СМИ?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я честно вам скажу, человек сам себе рисует образ, которого он боится, малюет себе образ, и я вас уверяю, что Владимиру Владимировичу Путину глубоко до фени, что о нем пишут, я в этом убежден. У него свои проблемы. Я думаю, что и Громову глубоко до фени, если там есть какие-то факты, но вопрос стоит так – человек сам себе намалевал образ и говорит «Я боюсь Путина». Кто-то может бояться свою тещу, вот я свою тещу не боюсь.

Э.НИКОЛАЕВА: Я свою свекровь одно время боялась, когда замуж вышла.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Вот видите, намалевали себе образ свекрови и его боитесь, а на самом деле, наверняка, она очень хороший добрый человек.

Э.НИКОЛАЕВА: Я ее сейчас очень люблю.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, вот видите. Моя теща меня очень боялась, она была, кстати, против свадьбы – куда эта чурка, армяшка, она была категорически против, говорила, что нет, никогда, сейчас, правда, она в восторге. Тесть у меня очень хороший, правда, я его очень люблю.

Э.НИКОЛАЕВА: Значит, мы никого не боимся, у нас нет никакой диктатуры власти над журналистами.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Мы боимся одного. Вот сейчас идет птичий грипп – вроде таблоид, мы должны…

Э.НИКОЛАЕВА: Придумали этот птичий грипп-то.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Может быть, но мы должны нагнетать. Вчера, перед тем, как номер подписывать, я редактору говорю «Вы фильтруйте, у вас огромный ежедневный тираж в стране, по Москве, сейчас напишете – люди начнут паниковать», поэтому мы собираемся и думаем, что мы делаем.

Э.НИКОЛАЕВА: Ладно, давай под конец про девочек. Я поняла, что Путина вы не боитесь, правды тоже, власти тоже, вы сами себе власть.

А.ГАБРИЛЯНОВ: да.

Э.НИКОЛАЕВА: А кто боится, это их проблемы.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да. вот это правильно.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, про девочек, вот чего вы все, таблоиды, и вы в том числе, прицепились к Собчак и Канделаки? Они опухнут от вас скоро. Надо работать над новым материалом, почему не работаете?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Работаем.

Э.НИКОЛАЕВА: Фриске, Бардовских с Даной Борисовой и все. Ни одной красавицы. Вы б хотя бы направили информационный поток, Арам, хотя бы придумали какую-нибудь красавицу, ни одной Памелы Андерсон. О чем писать-то?

А.ГАБРИЛЯНОВ: К сожалению, с красавицами проблема в стране, очень сильная беда.

Э.НИКОЛАЕВА: Надо создавать новый объект для поклонения.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Создаем, пока очень трудно, красивую умную женщину, вот как вы, например, очень трудно найти и очень трудно договориться, чтоб она…

Э.НИКОЛАЕВА: Пожарите мне бриллиант в 5 карат, надо завести интрижку, направить информационный поток.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, это действительно так, что узок круг людей, о которых мы пишем.

Э.НИКОЛАЕВА: Как вы считаете, насколько наш народ любит порнуху? Какие-нибудь исследования проводились?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Я думаю, что любой народ очень сильно любит порнуху, даже я, мне тоже нравится.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы понимаете, почему я задала этот вопрос?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Почему?

Э.НИКОЛАЕВА: Вы же ведь порнуху не печатаете у себя в газете.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Нет, девушек на третьей полосе с обнаженной грудью печатаем.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно. Ну может, я намекаю на то, что…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Что газета порнушная? Может быть. Меня совершено не обижает, потому что главное – я понимаю, что я делаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Пользуются ли таким же успехом, как «Жизнь», ваши новые издания – «Твой день» и «Жизнь за неделю»?

А.ГАБРИЛЯНОВ: Да, «Жизнь» была единой газетой, сейчас разделили ее на две части – еженедельник «Жизнь за неделю», а «Твой день» — ежедневная газета, мы реально удержали читателя и реально завоевали его. У нас рост подписки 60%.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну значит, роль порнухи не безгранична.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Наша вся страна, 2 миллиона людей читают порнуху. Представляете, что вы думаете о жителях нашей страны?

Э.НИКОЛАЕВА: Да. Спасибо за ваши ответы, Арам, вы очень симпатичный.

А.ГАБРИЛЯНОВ: Не за что.

Э.НИКОЛАЕВА: Пожелаю вам хорошей «желтизны», какого черта, не надо грязи, «Жизнь» может быть прекрасна, если, конечно, журналисты постараются. Всем пока, в эфире были я, Эллина Николаева, и…

А.ГАБРИЛЯНОВ: Арам Габрилянов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире