Время выхода в эфир: 08 марта 2008, 23:08

ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Молодая, да, ранняя. Приехала в Москву из Ужгорода. Покорила тут всех своей непосредственностью и чудо пением. Катается теперь, как сыр в масле. Только зовут ее не Золушка, а Елка. Здравствуйте, чудо девушка.

ЕЛКА: Как говорят: и снова здравствуйте.

Э. НИКОЛАЕВА: Привет.

ЕЛКА: Привет, привет.

Э. НИКОЛАЕВА: Елка, ты случайно к зеленым отношения не имеешь?

ЕЛКА: Ну, не смотря на то, что я к зеленым действительно не имею непосредственно отношения, некоторые взгляды, их взгляды на жизнь я все-таки поддерживаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Это какие же?

ЕЛКА: Ну, я не очень люблю, когда носят шкурки убиенных животных в качестве украшений непосредственно. Потому что, мне кажется, все-таки времена, когда людям нечем было согреваться, уже далеко-далеко позади.

Э. НИКОЛАЕВА: В каменном веке остались.

ЕЛКА: В каменном веке. Пуховики сейчас рулят.

Э. НИКОЛАЕВА: Пуховики в моде нынче, господа. Т.е. для сугреву накинуть там парочку, троечку этих лисьих воротничков, это не про тебя, Елочка.

ЕЛКА: Уж лучше опрокинуть, друзья мои. Живее останутся зверушки наши.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, о тебе я услышала от Андрея Макаревича. Ты в патриархе пробудила веру в новое поколение. Он говорил мне: Эллина, вот посмотри, какая интересная молодежь – Умо Турман, Елка. Я думаю, что это за диковинность такая, диво дивное такое – Елка. Это чудо-дерево поющее?

ЕЛКА: Да, на самом деле, действительно очень приятно. Вообще, приятно слушать лестные отзывы о себе. А отзывы великих людей, действительно великих тем паче приятно. Хотя, конечно, я не занимаюсь вот этим глупым коллекционированием комплиментов великих, и, тем не менее, конечно, мне приятно, да. Спасибо огромное, Андрею, низкий поклон.

Э. НИКОЛАЕВА: Обычно тебя достают этой елкой на Новый год. А сегодня мы тебя подарим женщинам на 8 марта.

ЕЛКА: Ну, весьма колючий, кстати, букетик.

Э. НИКОЛАЕВА: Не против? Вместо мимозы?

ЕЛКА: Конечно, не против. Нет, Вы знаете, что я однажды получила, кстати, на своем концерте, великолепный букет из еловых веток. Это было настолько неожиданно, так красиво, трогательно и мило. Правда, приятно. Поэтому, мне не всегда букет из елки это плохо, милые мои женщины.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Елочка, какую песенку ты девушкам нашим поставишь?

ЕЛКА: Давайте послушаем волшебную песню «Две розы». Пусть она немножечко грустная, но она очень красивая про любовь. С 8 марта.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Елка, девушка— которая поет, и которую, вообще-то, зовут Лиза.

ЕЛКА: Да, да, это так.

Э. НИКОЛАЕВА: Так. Блиц, коротко о тебе. Родилась в Ужгороде. 25 лет тебе. А где училась?

ЕЛКА: Училась. Училась плохо, отвратительно. Учила, училась и недоучилась.

Э. НИКОЛАЕВА: Росла, росла елочка…

ЕЛКА: Неуч и лентяйка, тунеядец. Но вообще, неплохой человек.

Э. НИКОЛАЕВА: Скажи, петь училась, подражая Бьерк?

ЕЛКА: Никому не подражала, не смотря на то, что женщина эта мне весьма симпатична, как артист, никогда не ставила себе за цель быть на кого-то похожей. Потому что в принципе, мне кажется, это противно.

Э. НИКОЛАЕВА: Даже не Бьерк?

ЕЛКА: Даже на такую волшебницу, как Бьерк.

Э. НИКОЛАЕВА: А что это за папа у тебя, который маленькой Елке помогал красить волосы в красный цвет? Кстати, сколько тебе лет было?

ЕЛКА: Это мне было лет 16 тогда. И тогда я уже буянила вовсю.

Э. НИКОЛАЕВА: Протестовала.

ЕЛКА: Мне безумно хотелось эпатировать бабулек, сидящих около подъездов. Т.е. да, это моя основная аудитория на тот момент была.

Э. НИКОЛАЕВА: Ужгородская.

ЕЛКА: Вот как-то тогда во мне был такой вот этот протест. Я понятия не имела против чего в принципе я протестую, но протестовала. Я протестую. Минуточку. Вот это все, конечно, было. И папа… большое спасибо вообще моим родителям, потому что они очень лояльны…

Э. НИКОЛАЕВА: Пытались направить твой протест в какое-то конкретное русло…

ЕЛКА: Да нет, он просто прекрасно понимал, что это все очень быстро пережуется и перезабудется, поэтому, максимально старался не вмешиваться. Ну, нужна тебе помощь, конечно, я тебе помогу, моя дорогая. Мы даже кошку, кстати, покрасили. Ну, частично.

Э. НИКОЛАЕВА: Кошку покрасили? Тоже в красный цвет?

ЕЛКА: В красный цвет. Благо, краска невредная, безамиачная. Кошка была счастлива. Папа был счастлив. Он визжал, как дите малое. Чего не сделаешь на радость папеньке.

Э. НИКОЛАЕВА: Какой продвинутый папа.

ЕЛКА: Папа у меня вообще мощный. Мама у меня умница. У меня мега родители. Я их обожаю. Я очень соскучилась. Вы знаете, порой надо пожить отдельно для того, чтобы понять, какие великолепные люди родители. Потому что бытовуха – страшная вещь. Она убивает в нас вот это волшебство, вот эту любовь на расстоянии. Как ужасно звучит. Но действительно надо пожить иногда отдельно, не обязательно уезжать в чужой город далеко за тридевять земель. Просто разъехаться, чтобы соскучиться по мамке по папке. Любимая моя, дай же мне эту котлету, за которую я тебя ругала.

Э. НИКОЛАЕВА: Съем все.

ЕЛКА: Съем все. Мамкино съем все. Выкину весы и съем все мамины котлеты.

Э. НИКОЛАЕВА: Где твои друзья, Елизавета?

ЕЛКА: Друзья мои … Ну, настоящие друзья. Вообще, папа мне сказал, Что друг может быть один. Сейчас уже с каким-то минимальным жизненным багажом я могу поспорить с ним. Потому что у меня вот не один друг. У меня есть несколько друзей, я горда, что я их называю их друзьями. Настоящими, верными, вот такими вот друзьями. Они у меня есть и здесь, сравнительно новые люди, которых уже я заслужила называться их друзьями. Как и там в Ужгороде у меня остались преданные, их немного.

Э. НИКОЛАЕВА: Кто тебя позвал в Москву?

ЕЛКА: История весьма загадочная. Потому что впервые я попала в Москву каким-то очень мистическим образом. В то время я пела в группе «Биэнби». В эту группу меня любезно пригласили два молодых человека. На тот момент у них уже была бешенная хитяра, которая покорила все ужгородские хитпарады возглавила. Песня, кстати, очень красивая. Но на тот момент она мне казалась безумно красивая. Хитяра, одним словом. Вот ребята меня позвали в группу, мы с ними вместе отлично, очень плодотворно сотрудничали. Потому что у нас там материала за год порядка на альбома на три скопилось точно.

Э. НИКОЛАЕВА: Благодаря этим ребятам тебя услышали, кто?

ЕЛКА: Какие-то наши общие друзья послали заявочку на реп мьюзик. Каким-то образом мы туда прошли. И именно там мы встретились с Владом Валовым. Вот так произошло мое первое паломничество сюда.

Э. НИКОЛАЕВА: Он тебе не говорил, что перезжай насовсем.

ЕЛКА: Никогда он мне такого не говорил. В этом его величайшая мудрость. И, кстати, не только в этом. Он вообще, человек очень мудрый.

Э. НИКОЛАЕВА: Он говорил: Лиз, приезжай попробуем.

ЕЛКА: Говорит: давай, давай, на эксперимент, говорит, приезжай. Забавная история. Когда я ехала, песни еще не было. Это я уже потом все узнала. Песни не было, и я вот из огромного вороха каких-то болваночек, и мы вместе, не вместе, как бы он мне сказал, выбирай, что хочешь. Я выбрала вот это хочу.

Э. НИКОЛАЕВА: Какую выбрала, Лиз?

ЕЛКА: «Город обмана», конечно же. Да, вот именно ту песню с тувинскими женщинами, да, вот именно музыка.

Э. НИКОЛАЕВА: Послушаем песенку-то?

ЕЛКА: Я с огромным удовольствием. Текста на песню не было. И вот Влад посидел со мной, поговорил, ушел на 15 минут и принес мне готовую песню, и записали мы ее в ходе репетиций. Т.е. я стояла у миркофончика, распевала себе. А он говорит: ну, в принципе, знаешь, достаточно. Я говорю: что достаточно? Говорит: готово. Что достаточно? Все достаточно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, давай, посмотрим, что достаточно.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Елка – девушка, которая поет не как все. Какие песни ты любишь петь и, какие песни приходится петь?

ЕЛКА: Вот уж я везучий артист, потому что мне приходится петь те песни, которые мне нравятся. Это ужасно. Это великая редкость, это я прекрасно понимаю. Поэтому я действительно себя считаю везучим человеком.

Э. НИКОЛАЕВА: Из-под палки не поешь.

ЕЛКА: Я вообще ничего не делаю из-под палки. Я очень вредный человек.

Э. НИКОЛАЕВА: С виду так не скажешь.

ЕЛКА: Со мной можно легко договориться, главное, не давить на меня. Я сговорчивая, я иду на компромиссы, со мной действительно очень легко договориться. Но если я слышу давление, а тем более, если я слышу ультимативность какую-то, т.е. когда нет выбора вообще…

Э. НИКОЛАЕВА: Загоняют в угол.

ЕЛКА: Да, я разворачиваюсь и ухожу. И меня нельзя ставить пред выбором.

Э. НИКОЛАЕВА: А потом жалеешь?

ЕЛКА: Нет, не жалею. Все, что мной сделано, я не о чем не жалею, хотя бы просто потому, что этого не исправить. Ну, зачем жалеть о том, что уже было.

Э. НИКОЛАЕВА: Разъедать душу.

ЕЛКА: Было много неприятных вещей, очень много. У каждого есть какие-то такие вещи, за которые безумно стыдно и неприятно, и даже кошмары липкие эти по этому поводу преследуют, но это не исправить. Значит это что? Это опыт.

Э. НИКОЛАЕВА: Разъедать мучениями.

ЕЛКА: Да, мучить себя.

Э. НИКОЛАЕВА: Твое отношение к празднику 8 марта, Елизавета?

ЕЛКА: Ну, хотя вот я не привыкла вообще праздники праздновать, я всегда возмущалась той несправедливость, почему я должна веселиться 1 января только потому, что это 1 января, не смотря на то, что у меня плохое настроение, болит зуб и простуда. Поэтому к праздникам, вот это папино у меня, я достаточно скептически отношусь. Как папа говорил, мама говорила – зарплата мой праздник.

Э. НИКОЛАЕВА: Зарплата – мой праздник. Конкретные родители.

ЕЛКА: У меня вообще мощные, я же говорю.

Э. НИКОЛАЕВА: Елка – девушка, которая поет не как все. Лиз, скажи, ты была в ротации на МТВ, где-то еще. Но тебя все равно как-то не достаточно знают. Что у тебя с телевидением?

ЕЛКА: Какие у нас с ним отношения?

Э. НИКОЛАЕВА: В каких Вы отношениях с ним?

ЕЛКА: Я терпеть не могу разговаривать об личных отношениях.

Э. НИКОЛАЕВА: Может быть, то, что ты делаешь, слишком сложно? Поэтому у тебя не сильные отношения.

ЕЛКА: Да, нет, на самом деле, во-первых, я не могу сказать, что у нас отвратительные отношения с телевидением, потому что меня там действительно любят и уважают. А то, что обо мне мало информации, так этому еще и радуюсь. Потому что это еще один стимул, возможно, для кого-то все-таки потрудиться, чтобы что-то обо мне найти. Вот если кого-то я уж так серьезно зацепила…

Э. НИКОЛАЕВА: Заинтриговала.

ЕЛКА: Да заинтриговала. Насчет сложностей, во-первых, я считаю, что у меня очень много не то, чтобы простых, это подло по отношениям к своим песням. Но типа интересных и легких для восприятия песен.

Э. НИКОЛАЕВА: Все нормально, прокатило бы.

ЕЛКА: Да, и прокатывает. Нормально.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Елка в студии нашей программы. Девушка, которая поет не как все. Впрочем, песнями сегодня никого не удивишь. А вот рекламой культурный событий очень даже можно. Реклама музея современного искусств на «Эхо Москвы». Мы продолжим сразу после.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Елка, девушка настоящего, которая забирает с собой новое поколение в будущее.

ЕЛКА: Забираю, всех забираю.

Э. НИКОЛАЕВА: Как там родной Ужгород? Какая обстановка в Закарпатье? Чья власть в городе.

ЕЛКА: А, вот х*р его знает. Друзья мои, мне стыдно, но я абсолютно аполитичный человек. Дело в том, что я недостаточно умна для того, чтобы разбираться в политике.

Э. НИКОЛАЕВА: Не скажешь, такая девчонка глазастая. У тебя свои такие глаза, скажи.

ЕЛКА: Свои, мои личные оба.

Э. НИКОЛАЕВА: Нет, ну, такие иссиня голубые.

ЕЛКА: Это болею потому что. Так они невзрачные. Дома хорошо. Потому что дома люд родной. Дома мама с папой.

Э. НИКОЛАЕВА: Ужгород, кстати, всегда был модным музыкальным городом. Ты помнишь, туда еще во время СССР группы всякие приезжали. «Шкорпио», «Локомотив», «Омега».

ЕЛКА: Приезжали всякие. Некоторые не доезжали. Некоторые развешивали афишки. Но это я уже теперь понимаю, по какой причине. Потому что у меня у самой дважды срывался концерт в родном городе.

Э. НИКОЛАЕВА: Это как это?

ЕЛКА: А вот так это.

Э. НИКОЛАЕВА: Расскажи, почему.

ЕЛКА: Ну, это по причине несговорчивости, к примеру, моей администрации, скажем так, и организаторов местных. там какой-то (НЕ РАЗБОРЧИВО) получился. Не хочу никого упрекать в нечистоплотности, хотя могу. Но не буду пользоваться своим положением. Скажу так, что мы все-таки постарались, потрудились и своими силами сделали концертик бесплатный в городе моем родном…

Э. НИКОЛАЕВА: Ты вот так из принципа пошла, да?

ЕЛКА: Я да, потому что мне не нравится…

Э. НИКОЛАЕВА: Такая девчонка…

ЕЛКА: Когда обо мне в моем родной городе плохо говорят.

Э. НИКОЛАЕВА: Типа денег захотела загрести.

ЕЛКА: А там даже не так. Там дело в том, что сорвался концерт вот второй раз, уже на момент, когда весь город был в афишах. Там (ГОВОРИТ НА УКРАИНСТКОМ ЯЗЫКЕ) т.е. сенсацию из этого раздули. И потом, ах, с*чка эдатакая не приехала, ах, мы какие балованные. И женщина в драматическом театре на кассе, которая возвращала людям деньги за купленные билеты, вот мой дружочек хороший, который впоследствии и помог организовать мой концерт бесплатный, он очень любопытный парень, он поинтересовался. А, скажите, концерт Елки отменился, или он, может, просто перенесся на какое-то более позднее время? Они сказали: на какое перенесся? Наркоманка конченная. Она там просто уже издыхает от этих своих наркотиков. Вот такую вот причину срыва концерта услышал. И я боюсь, что не он один.

Э. НИКОЛАЕВА: Елка-то совсем у нас. Прямо палка стала.

ЕЛКА: Спортилась там девка то! Я страх не люблю такие вещи. И поэтому мне было …

Э. НИКОЛАЕВА: С виду не скажешь, такая пышущая здоровьем душечка.

ЕЛКА: Вот она внешность-то обманчивая.

Э. НИКОЛАЕВА: Кстати, Лиз, я думала, придет сейчас такая рокерша, растопырки волосы торчат, гелем намазанные.

ЕЛКА: Ну, это тоже все как бы переболела. Нет, тоже я могу психануть. Но это очень же все изнутри, вот эпатирую ка я сегодня. Кого?

Э. НИКОЛАЕВА: Кого бы?

ЕЛКА: Вот это не происходит. Как-то ой… ой, а уже вот оно как.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, длинные брюнетские волосы.

ЕЛКА: Но я сама эпатирую себя сейчас каблуками.

Э. НИКОЛАЕВА: Каблуками? Ты же сегодня…

ЕЛКА: Нет, я сегодня в кроссовочках.

Э. НИКОЛАЕВА: Кстати, мне нравятся такие кроссовочки, хорошенькие, под джинсы. Где ты купила такие?

ЕЛКА: Это я на распродаже купила.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, на какой, скажи, я вот ищу такие.

ЕЛКА: В «Спортланде». Купила «Конверсы» мои любимые, я их страх, как люблю. Причем первые «Конверсы» с огромным, толстым языком.

Э. НИКОЛАЕВА: Ноги не потеют?

ЕЛКА: Нет. Хорошенькие. Дышат спортивная обувь. Супенаторы. Вторые себе такие же купила. Вот две пары одинаковых кроссовок.

Э. НИКОЛАЕВА: Прямо все приходят такие. А я хожу как в этих.

ЕЛКА: А у меня бывает такая беда. Я влюбчивая в вещи. Я настолько могу влюбиться в вещь, что потом могу купить себе такую же вещь и буду династия вещей.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, ну, самое главное, чтобы не заморачиваться.

ЕЛКА: Я вообще не вещах слишком не заморочена. Т.е. у меня по стилю тоже двойка. Все, что чистенькое, все модное.

Э. НИКОЛАЕВА: У меня тоже прямо беда. А кофточка у тебя тоже очень красивая.

ЕЛКА: Чистенькая.

Э. НИКОЛАЕВА: Нет, ну, подожди, цвета морской волны типа букв на коричневом трикотаже, они тебя прямо под глаза.

ЕЛКА: Это типа нечто, что мне очень нравится.

Э. НИКОЛАЕВА: Это ты к празднику оделась, наверное.

ЕЛКА: Я, конечно. Я хотела галстук но не стала.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же Елка – девушка настоящего, которая забирает с собой новое поколение в будущее.

ЕЛКА: Я ждала этой цитаты с сайта своего. Это же ни одного эфира не обходится.

Э. НИКОЛАЕВА: Не обходится. Это же надо так придумать. Это ж кто-то изворачивался.

ЕЛКА: Какая-то голова-то думала.

Э. НИКОЛАЕВА: Именно так тебя рекламируют в сети. Ну, скажи мне, Елочка, куда ты и кого забираешь?

ЕЛКА: Забираю тебя на острова.

Э. НИКОЛАЕВА: Я уже пойду покупать кеды. Я это уже поняла. А дальше?

ЕЛКА: Это очень здорово.

Э. НИКОЛАЕВА: А дальше куда еще? Что это за намеки, скажи?

ЕЛКА: Никаких намеков. Забираю только тех, кто забираться хочет. Поэтому вообще коллекционировать вокруг себя интересных людей – это мое занятие с раннего детства. И какое-то извращенное счастье я испытываю на своих концертах, когда вижу в зале перед собой интересных, умных, красивых, я имею в виду сейчас отнюдь не внешность, людей…

Э. НИКОЛАЕВА: Одухотворенных, значит.

ЕЛКА: Да, т.е….

Э. НИКОЛАЕВА: Красивых душою.

ЕЛКА: Я вижу ум…

Э. НИКОЛАЕВА: В глазах.

ЕЛКА: Ум в глазах.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты, наверное, приписываешь им это.

ЕЛКА: Да нет же, вот в чем беда. Да, нет, счастье, на самом деле. Мне безумно, я вот радуюсь, и я тешу себя. Вот какие красивые сегодня пришли к тебе люди Люди со сформировавшимся музыкальным вкусом.

Э. НИКОЛАЕВА: Которого у тебя, кстати, нету. Да, нет, вкус есть, образования нету.

ЕЛКА: И не в этом суть. Не это важно на самом деле. Вот если захочу образования, то вот какое-то, может быть, режиссура мне интересна. Монтаж мне в последнее время интересен.

Э. НИКОЛАЕВА: Это замороченная какая.

ЕЛКА: Замороченная страшно, но вот я очень…

Э. НИКОЛАЕВА: Было бы чего монтировать.

ЕЛКА: Я очень жалею о том, что у меня бабский склад мозгов, потому что мне вот безумно нравится сведение, музыкальное сведение. Я понимаю, что мозг плавится…

Э. НИКОЛАЕВА: Это тяжелая работа.

ЕЛКА: Это очень тяжелая работа. Я могу присутствовать на сведении, ну, это пост продакшн. На сведении вокала своего. Т.е. этот эффектик не хочу, хочу этот. Но я понимаю, что это 3% из проделанной работы. Но это мне безумно интересно. Но мне не хватит, т.е. на все вот эти пимпочки, штучечки, ну, просто мозгов у меня уже не хватит. Потому что этому надо посвятить всю жизнь.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. тебе это все интересно, но не настолько…

ЕЛКА: Не настолько, чтобы я закрылась в студии навсегда.

Э. НИКОЛАЕВА: Слушай, я еще хочу вернуться к Ужгороду. Мне очень нравится. Мы туда ездили. Как ты поздно тронулась из Ужгорода. Все мои знакомые разбежались оттуда еще в 90-е годы, делать там было совершенно ничего.

ЕЛКА: Ну, дело в том, что одно время все жили таможней. Таможня давала добро, все возили сигареты, лампочки, солярку. У моего знакомого была копейка, по-моему, жигуль, но абсолютно калоритная машина, из которой было вынуто все, что вынимается и не вынимается из машины, т.е. у него было какое-то тройное дно и пятерной потолок для того, чтобы это все было баком для солярки. Видела я переделанную маршрутку, газелька, по-моему, тоже с двойным дном 15 нелегалов в потолок помещалось.

Э. НИКОЛАЕВА: Ничего себе круто.

ЕЛКА: Круто не круто, люди не от хорошей жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Бизнес.

ЕЛКА: Там двое суток. Как они там умещались. Это жесть.

Э. НИКОЛАЕВА: Поди, у тебя всегда были и сигареты и жвачки.

ЕЛКА: Жвачки были. Но это все как бы тоже все быстро закончилось.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему?

ЕЛКА: Да, как-то перекрыли таможню. Так вот чтобы совсем мега легально, действительно очень сложно с работой в Ужгороде. И это очень обидно. Потому что ну вот, например, в отличие от меня моя подруга очень умная девочка с двойным высшим. Она из принципа никуда не уезжает из Ужгорода.

Э. НИКОЛАЕВА: А кем она работает? Горничной?

ЕЛКА: Работает на радио, на телевидении ужгородском. Для меня она сейчас самый модный в хорошем смысле слова человечек и ее приглашают на ведение корпоративов, что является ее основным заработком. А на радио на телевидении она для души работает. И она работает до седьмого пола. Она урабатывается. Она потом болеет. У нее почка опять отнялась, т.е. она в обморок падает постоянно, но вот она такая. Она патриот. Я и ругаю и восхищаюсь ею. Потому что гораздо легче ей было бы уехать в тот же Киев. Она действительно уже профессионал не местечкового уровня. Тем не менее, что-то ее держит в родном городе, и я реально ею горжусь. Потому что таких, как она единицы.

Э. НИКОЛАЕВА: А ты по-украински поешь? Националисты не говорят, что москалям подалась, кстати?

ЕЛКА: Ну, те, кто говорят, пусть говорят, я на самом деле не перед кем не буду в жизни оправдываться. Есть у меня одна песня, которая, кстати, войдет в третий альбом на украинском языке. Записала ее специально для того концерта, который прошел в день независимости Украины. (НЕ РАЗБОРЧИВО). Потому что я путешествую много уже, да, пересекаю границу, в том числе украинскую и русскую, таможню иногда по нескольку раз в месяц. Разницы не вижу. Одинаковые люди, одинаково хорошо, одинаково люблю петь и там и там. И нет у нас Ваше, наше, вот у меня нету.

Э. НИКОЛАЕВА: Политики создают границы.

ЕЛКА: Вот, а я аполитична.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, Елка – девушка настоящего, которая забирает с собой новое поколение в будущее.

ЕЛКА: Ну, пойдемте со мной в будущее, друзья, ой чего покажу. Телепорт, покажу. Мечта моя на сама деле, телепорт. Более того, я уверена, что его уже давным-давно изобрели.

Э. НИКОЛАЕВА: Конечно, выжимают бабки из того, что уже изобретено, но еще до конца….

ЕЛКА: Но дело в том, что а нефтедоллары наши куда? К чертям собачьим. Не нужны никому будут.

Э. НИКОЛАЕВА: Конечно.

ЕЛКА: Самолетики станет делать невыгодно, машинку делать невыгодно станет. И все обанкротятся сразу.

Э. НИКОЛАЕВА: Кстати, Лиза могла бы сегодня не опаздывать к нам сегодня на эфир на целый час практически.

ЕЛКА: Во-первых. Во-вторых, вечером я вот как бы к маме на блинчики как бы сгоняла. А это дорогого стоит.

Э. НИКОЛАЕВА: Но телепорт там тоже не в секунду перемещение.

ЕЛКА: Не в секунду. И как бы наш постсоветский телепорт мог бы меня разложить на атомы вместе с мухой…

Э. НИКОЛАЕВА: А муха это кто?

ЕЛКА: Ну, просто муха, любая муха.

Э. НИКОЛАЕВА: Правильно. Ты бы с ней воссоединилась.

ЕЛКА: Да, и тогда я бы вот так смогла смотреть, сразу на 360 градусов.

Э. НИКОЛАЕВА: Хороший сценарий можно написать на твой…

ЕЛКА: Уже все написано.

Э. НИКОЛАЕВА: Хороший фильм. Свой музыкальный стиль ты называешь жестким русским айронби.

ЕЛКА: Это не я называю. На самом деле, я однажды ляпнула, потому что стебалась. Это как легонький хард кор, знаете ли, вот и так я могу свой стиль. Еще мы очень смеялись, когда на каком-то дне рождении на детском совсем, девочке, скорее всего, ей, вообще, не надо было, чтобы я пела. Скорее всего, надо было ее родителям.

Э. НИКОЛАЕВА: Девочка испугалась и заплакала, когда ты запела?

ЕЛКА: Ну, нет, она особого интереса не проявляла в принципе ни ко мне, ни ко всем остальным. Не суть важно. Вот на одной из таких вечеринок мы с моей бандой, бандой веселых и очень интересных людей очень ржали, что мы играем детский драман бейс. И для меня это определение стало самое – детский драман бейс мы играли.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо. Смешно.

ЕЛКА: Очень забавно, да.

Э. НИКОЛАЕВА: А кто у нас мягкое айроби?

ЕЛКА: Вот для меня айронби, вот пусть меня все ругают, я не модная, я старомодная неотесанная баба, но для меня айронби – это ритм энд блюз. А не рич энд бьютифул, т.е не все то айронби, что со стразами. Ну, и как бы себя я в принципе к айронби культуре очень с натяжечкой могу отнести. потому что у меня действительно в этом стиле есть несколько песен, но не более того. Потому что все, кто были на жи… просто на концертах, они у меня, слава Богу, все живые.

Э. НИКОЛАЕВА: Все?

ЕЛКА: Ну, исключая какие-то телесъемки, где категорически нельзя петь живьем. Хотя и выбиваю для себя и телеэфиры, где можно петь живем.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, ладно. Какая девчонка принципиальная. Другая поставила бы голосок и не парилась бы.

ЕЛКА: А я вот очень люблю петуха пустить, но зато это так по-настоящему. Словцо забыть где-то, но зато народ видит, что я пою! Со всей душой, нравится мне петь. Я же говорю, нравится мне петь. И не отлыниваю, стараюсь не отлынивать.

Э. НИКОЛАЕВА: Я тебя сейчас не заставляю, потому что простужена. Не буду тебя мучить.

ЕЛКА: Могу, кстати. Вынужденных у меня было несколько выступлений со знаком плюс, потому что однажды болела очень сильно. И мне так стыдно, мне так безумно потом стыдно. Я места себе не нахожу. Хотя мне говорят: смотри вот на человека. Он не понял, что ты не пела, а рыбкой работала на сцене. Но мне…

Э. НИКОЛАЕВА: А голос то идет…

ЕЛКА: Но мне перед теми двумя, которые поняли, мне безумно стыдно.

Э. НИКОЛАЕВА: Что бывает иногда такая лажа.

ЕЛКА: Ну, это не лажа. Все мы люди живые. Бывает такое, что я не могу.

Э. НИКОЛАЕВА: А концерт нельзя сорвать.

ЕЛКА: Да, концерт уже отменить нельзя. Потому что либо обещано, либо, ну, никак…

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, а не то, что ты бабло собираешь…

ЕЛКА: Кошу.

Э. НИКОЛАЕВА: Косишь и думаешь голос свой не надрывать. Слушай, а какие-то там есть ,наверное, эти, чтобы голос свой не сорвать.

ЕЛКА: Ограничений масса.

Э. НИКОЛАЕВА: Чего ты узнала последнее время, о чем раньше не знала?

ЕЛКА: Ну, сравнительно недавно, года 3 назад я весь этот перечень узнала. Во-первых, разговаривать нельзя…

Э. НИКОЛАЕВА: Разговаривать вообще нельзя?

ЕЛКА: Ржать вот так, как я это делаю, это просто грех номер один для вокалиста. Ну, есть понятие голосовой покой – это спокойно разговаривать, шептать нельзя, кушать нельзя, курить нельзя.

Э. НИКОЛАЕВА: Кушать-то почему нельзя?

ЕЛКА: Кушать, я имею в виду много продуктов – это и орехи, и семечки, и цитрусовые, по-моему, это шоколад, это газировки всякие, вот все, что с пузыриками вообще нельзя.

Э. НИКОЛАЕВА: Пиво тоже.

ЕЛКА: Горячее, острое, холодное, соленое. т.е. нельзя в принципе ничего.

Э. НИКОЛАЕВА: Это хорошо. Хороший будет внешний вид здоровый. Лицо, желудок бережется.

ЕЛКА: Это, конечно, если бы я соблюдала эти все каноны. Так как я двоечница. Не бережет она себя, эх. Ну, как-то, а что тогда можно?

Э. НИКОЛАЕВА: И зачем тогда?

ЕЛКА: Да, а жить когда? Наслаждаться? Я же как бы не пускаюсь во все тяжкие. Я веду себя хорошо. У меня нет вредных, отвратительных привычек.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты не куришь, судя по всему.

ЕЛКА: Было бы стыдно. Вот это единственная, с которой я уже скоро начну бороться. Начну, начну, потому что я если там первый год я приехала сюда, только вижу камеру включается, я сигарету прикурила, ногу на стол борзо. Сейчас я считаю…

Э. НИКОЛАЕВА: Как меняются люди.

ЕЛКА: Что это позорно, потому что с меня кто-то может взять случайно пример. И я не хочу, чтобы вот этот пример проявлялся в курении. Это двойка мне, шэйм он ми. Стала в угол, завтра с дневником и с родителями в кабинет директора. Т.е. с этим надо бороться, это не надо пропагандировать.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты любишь поэзию?

ЕЛКА: А у меня был период в жизни, когда я любила поэзию. Ну, как любила поэзию? Ахматовой зачитывалась. Плакала ужас.

Э. НИКОЛАЕВА: Надо, какая девушка трогательная.

ЕЛКА: И стих Есенина какой-то мы на музыку сами положили, пели под окнами разъяренных соседей и плакали тоже. Но там был и дешевый алкоголь. Ну, детство.

Э. НИКОЛАЕВА: И выплеск энергии, повышение адреналина.

ЕЛКА: Но зато тогда я научилась вот с ребятами с моими друзьями петь многоголосьем. Т.е. не зря для меня вот это время ликеро-водочное прошло.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, было. Твой лучший концерт в Москве?

ЕЛКА: У меня не было худшего концерта в Москве. Я этому очень радуюсь. Т.е…

Э. НИКОЛАЕВА: У тебя сольные были концерты?

ЕЛКА: Ну, сольные, смотря что считать.

Э. НИКОЛАЕВА: Где ты одна прямо.

ЕЛКА: Сольным концертом. На каком-то стадионе не было, т.е я…

Э. НИКОЛАЕВА: Есть программа такая, чтобы аж выйти и на целый стадион.

ЕЛКА: Ну, программа по времени есть. А так… Я считаю, что…

Э. НИКОЛАЕВА: Тебе это не надо.

ЕЛКА: Если быть откровенной, я не соберу большого зала. Мне легче собрать 2-3 раза в неделю в клубике маленьком. Потому что там у меня настоящий коннект происходит с людьми. А так, чтобы вот огромную…ко мне просто даже три раза в неделю те же самые люди придут, потому что их мало, но они мои искренне. Я дорожу ими очень.

Э. НИКОЛАЕВА: Какое у тебя было впечатление от Москвы 2 года назад? И какое сейчас?

ЕЛКА: Не могу сказать, что оно сильно изменилось. Ну, не так я шарахаться стала людей, скажем так, и больших магазинов. Хотя робость вот эта еще присутствует.

Э. НИКОЛАЕВА: Такая провинциальная что ли?

ЕЛКА: На самом деле, да. Мне до сих пор иногда стыдно того, что я чего-то не знаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, а чего не знаешь?

ЕЛКА: Ну, в магазине как себя вести, я не знаю. Т.е. что можно взять какую шмотку самой, понести в примерочную.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, нет, они сами должны все давать.

ЕЛКА: А где должны…

Э. НИКОЛАЕВА: Девушка, говоришь ей.

ЕЛКА: Вот этих вот мелочей, во мне нет вот этой вот наглости, т.е. дверь с ноги, хочу, неси, а…

Э. НИКОЛАЕВА: Нет, не наглости. Просто подходишь, говоришь: девушка, я хотела померить вот это. Некоторые глупые такие бывают….

ЕЛКА: А мне уже не стыдно признаться, что я чего-то не знаю, и уже не стыдно спросить.

Э. НИКОЛАЕВА: А раньше был комплекс.

ЕЛКА: Раньше безумно стыдно было спросить, как куда пройти и проехать, где заблудилась. Где хлебушка купить.

Э. НИКОЛАЕВА: А где купить хлеба в Вашем городе большом?

ЕЛКА: Я не знала, но это действительно страшно было, очень страшно. Потому что в маленьком городе все под рукой, тебя все знают. У тебя все абсолютно на мази.

Э. НИКОЛАЕВА: Схвачено.

ЕЛКА: Тебя никто пальцем не тронет, потому что у тебя и авторитет и влиятельные друзья. А здесь ничего этого. Здесь ты даже не знаешь, где бельешку постельную купить. Не знаешь, где модно одеваться, а где позорно купить штанишки. Ничего этого не знаешь. Сейчас я понимаю, что все, что мне нравится, не позорно, насколько бы это позорным не считалось в каких-то там кругах. Я свою жизнь не буду тратить на вычисление того, что позорно. А что не позорно.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошая позиция. Мне такая позиция очень нравится.

ЕЛКА: Ну, это правильно. Ну, для меня. По крайней мере, для меня все то, чем я не врежу окружающим, правильно.

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы не заморачиваться.

ЕЛКА: Веди себя, как хочешь, но не вреди окружающим. Вот кредо мое на все случаи жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты озвучивала мультфильм «Красная шапочка». Сама придумала интонацию? Я просто вообще влюбилась в тебя после этой Красной Шапочки. Такая отмороженная девочка ходит. Таким голоском это все…

ЕЛКА: Дело в том, что голосок был вот такой же, как сейчас, т.е. пост-ангиновый. Такая у меня аллегровщина здоровая проскакивала в хорошем смысле этого слова. Причем я сейчас даже смотрю на эту Красную Шапочку, на этого персонажика, она похожа на меня.

Э. НИКОЛАЕВА: Девочка такая пришибленная.

ЕЛКА: Так пришибленная, глазастенькая, никто всерьез не воспринимает. Я действительно тоже билась с этой проблемой, потому что меня никто, ну, из-за того, наверное, что 90% того, что я говорю, это хохот. Воспринимать всерьез меня…

Э. НИКОЛАЕВА: Мы тебя вырежем половину.

ЕЛКА: Спасибо, друзья мои. Я наконец-то буду звучать как нормальная, взрослая, серьезная женщина с жизненным багажом.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы отдельно записывали. Или ты вместе с Сукачевым…

ЕЛКА: Нет, отдельно. Я их увидела только на презентации. Я же всегда стесняюсь первая подойти.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. ты не сильно там бежала ручки жать.

ЕЛКА: Ой, я под землю провалюсь. Но никогда я себе: здравствуйте, Вы, блин, такой классный. А я певица юная Елка, блин. Пока. Вот как это так. Я не могу так. Я никогда себе такого не позволю. Потому что стыдоба просто. Нельзя так. Захочет человек с тобой поговорить, кивнет тебе, сиди счастливой.

Э. НИКОЛАЕВА: Сиди и радуйся.

ЕЛКА: Сиди, радуйся, все правильно. а так: здравствуйте, э… Отвратительно.

Э. НИКОЛАЕВА: Артистичная девчонка. Елка, девушка, которая поет не как все. И не только.

ЕЛКА: И кашляет, как все, друзья мои.

Э. НИКОЛАЕВА: И рубрика культура-мультура у меня. И сразу несколько вопросов: чему плохому ты научилась в Москве?

ЕЛКА: Плохому? Оттачивается вот это умение опаздывать. Я терпеть не могу вот эту вот непунктуальность. Но больше всего я ненавижу вот такую свою непунктуальность. Причем раньше, блин, пробки. Это была грамотная отмазка на все случаи жизни. Сейчас это будни. Это наши реалии. Мне, да, приходится иногда. Да, плевать я на все хотела. Красивенько капюшончик натянула и в метрошку. Только я шарахаюсь, мне страшно там ужас.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, и люди там такие…

ЕЛКА: Там злые и большие. А я маленького росточка. Вечно на меня все… Блин, простите, я не хотела, то нэ я. Забиться в уголочек. Но иногда это самый действенный способ добраться на концерт на свой. Бывает и такое.

Э. НИКОЛАЕВА: Как эти футболисты на метро и на спортивную.

ЕЛКА: Ну, бывает, да.

Э. НИКОЛАЕВА: А как тебе идея украинских политиков запретить на Украине кино в кинотеатрах на русском языке.

ЕЛКА: Я реально плююсь, потому что вот запретите, когда научитесь озвучке. Ну, не дубляжу…

Э. НИКОЛАЕВА: Это же все с акцентом.

ЕЛКА: Да, даже не в том дело. Ну, я украинка. Я не могу себя назвать супер мега патриот. Я патриот родного города. Я владею украинским языком. Скажем так, я его очень хорошо понимаю. И не очень хорошо на нем разговариваю.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты сейчас разговаривала хорошо, прямо как настоящая…

ЕЛКА: (ГОВРИТ ПО-УКРАИНСКИ). Я украинка. Ну, уже я тоже не комплексую по этому поводу.

Э. НИКОЛАЕВА: Красивая, певучая такая речь.

ЕЛКА: Так. Но я вот не могу смотреть там, к примеру, «Титаник» в украинском переводе.

Э. НИКОЛАЕВА: Смешно просто иногда смотрится.

ЕЛКА: Смешно, потому что эти парасольки и цибульки ну не вяжутся у меня…

Э. НИКОЛАЕВА: С Голливудчиной.

ЕЛКА: Да, с Ди Каприо.

Э. НИКОЛАЕВА: А как по-украински Ди Каприо?

ЕЛКА: Ди Каприо. Как его звать?

Э. НИКОЛАЕВА: Леонардо.

ЕЛКА: Там «г» нет ни одного. С «г» было бы хорошо. Ну, вот двойка мне тоже за патриотизм, конечно, в этом плане. Но я считаю, что действительно очень правильно говорят. Есть люди, которые хотят на русском языке слушать и смотреть кино. Должен быть выбор. Нельзя быть настолько категоричным.

Э. НИКОЛАЕВА: Есть русские кинотеатры?

ЕЛКА: Не прививают они этим любовь у меня к родному языку, а наоборот, т.е. я с этой проблемой столкнулась, когда я закончила 11 класс на русском языке, а поступать надо было в следующем году на украинском языке. Я не поступила. И не поступила вообще.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот поэтому у тебя и нет образования.

ЕЛКА: Вот я двоечница, поэтому.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это все из-за них.

ЕЛКА: А как я могу терминологию. Как если…

Э. НИКОЛАЕВА: По-украински выучить.

ЕЛКА: Как сдавать потом алгебру на украинском языке?

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, как сдавать, расскажи.

ЕЛКА: Как многочлен как перевести. Ну, отвратительно. Я считаю, что у человека должен быть выбор. Тем более, я на тот момент уже 16 лет училась на русском языке. И думать я научилась на русском языке. Это несправедливо. У человека должен быть выбор. Тем более, вы в свое время запретили на родном языке разговаривать тоже в ультимативной такой форме. В легкой ультимативной обтекаемой форме. Точно так же навязывать мне мой родной язык не привили они мне любовь к нему. А наоборот. Т.е. там в штуки. А не буду. А что я рыжая?!

Э. НИКОЛАЕВА: Слушай, ты круто изменила свою жизнь, приехав в Москву.

ЕЛКА: Сама в шоке.

Э. НИКОЛАЕВА: Что еще хотела бы изменить в себе или вокруг, Лизавета?

ЕЛКА: Ой, много всего. Конечно, надо начинать с себя. Т.е. съел шоколадку, не видишь урны, ну, да беда не моя, что я урну не поставил. Потружусь-ка я и поношу огрызочек в сумке. Ручка и ножка не отсохнет у меня. Т.е. вот это я бы хотела бы изменить в первую очередь в себе, потому что беда, друзья мои. Вот на глобальные темы не думать, не рассуждать не люблю, потому что ничего хорошего я найти в этом не могу. Наоборот, дурные мысли в голову лезут. Поэтому я выбрала самую простую…

Э. НИКОЛАЕВА: Быть чистоплотной.

ЕЛКА: Да, позицию жить сегодняшним днем, дабы вот не грустить о дне завтрашнем. Потому что не все так радужно, как хотелось бы.

Э. НИКОЛАЕВА: Это мы поговорим о безрадостном существовании нашего будущего в следующем эфире, я надеюсь.

ЕЛКА: Обязательно. А в окружающих, ну, то же самое. Хотелось бы окультуривания что ли.

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы лица порадостнее были что ли в том же метро.

ЕЛКА: Чтобы улыбчивости. Я понимаю, что не так много причин нам улыбаться и радоваться, но все же счастье нас окружает, а счастье оно в элементарных вещах. Ведь этот момент можно уловить, увидев ласточку красивую, которая на окне гнездышко слепила. Ну, наср*т, да, но зато как красиво. Ну, как бы скептик скажет, заср*т мне, скотина, окно, мой потом. А вот человек оптимистично настроенный скажет: Боже, выбрала меня ласточка, значит, не такой я еще конченный человек. Т.е. счастье нас окружает. Его много. Просто надо учиться его видеть. Потому что красивое небо над нами, это тоже счастье.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, ладно, Спасибо, Лиза, т.е. Елка.

ЕЛКА: На здоровье. Огромное удовольствие я получила от нашей беседы.

Э. НИКОЛАЕВА: Спасибо тебе. Вместе с твоими песнями мы приближаемся к цивилизованному человечеству. А тем, кто любит недалекую музыку, я хочу еще раз напомнить, не забывайте, Вы – то, что Вы слушаете. Делайте правильный выбор, а то козленочками станете. Всем пока. В эфире были я, Эллина Николаева и…

ЕЛКА: И я, Елка. Всем пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире