ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Самый эффективный метод борьбы с атеросклерозом – это плазмаферез. Удаление из крови плазмы, а вместе с ней вредных веществ. В США, например, спрос на эту процедуру так велик, что некоторые клиники работают в несколько смен, даже ночью. А что у нас в России? Где, как и чем лечатся люди? Не отстаем ли мы в борьбе с атеросклерозом, ишемической болезнью сердца, тромбофлебитом, тугоухостью, близорукостью и прочими подобные сердечнососудистыми напастями. Об этом нам расскажем руководитель отделения кардиологии из центра экстракорпоральных методов лечения МЕДСИ доктор медицинских наук, профессор Геннадий Александрович Коновалов. Добрый вечер, Геннадия Александрович.

ГЕННАДИЙ КОНОВАЛОВ: Добрый вечер, Элина.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот всех я сразу напугала. Вот столько вообще человек живет, и мы все вроде бы такие красивые. И все такие добрые, хорошие. Ну, подумаешь, немножко кушаем, ну, подумаешь, немножко курим, ну, подумаешь, немножко выпиваем. А потом бац, и повышение холестерина в 2 раза. И вторая смена, что называется. И тебе атеросклероз, как следствие. И ишемическая болезнь сердца, тромбофлебиты. А там, глядишь, и до тугоухости уже недалеко.

Г. КОНОВАЛОВ: А чего ты хотела?

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, какому проценты населения доступны современные методы лечения сердечнососудистых болезней у нас и у них? Расскажите нам, Геннадий Александрович. Как Вы со всем этим боретесь?

Г. КОНОВАЛОВ: Спасибо за вопрос, Элина. Ну, на самом деле атеросклероз, это конечно, очень серьезное заболевание. Бич нашего времени. Наибольшая смертность, конечно же, связана с развитием атеросклероза. Если вдуматься, это примерно 20 разбивающихся самолетов наполненных людьми в день. Это такое количество умирает от инфаркта и инсульта ежедневно. А профилактика и лечение – это очень комплексная программа. И я бы сказал, что самое главное при этой проблеме, это ранняя диагностика. Это очень важно, выявить причины этой болезни до ее развития. Дать людям рекомендации. Назначить правильные лекарственные препараты и защитить человека от развития атеросклероза, бляшек, чтобы он не пришел в хирургию, не пришел к серьезным методам лечения. Ну, в тех случаях, когда это не получается, к сожалению, в нашей стране это не получается очень часто, то приходится применять такие высокотехнологичные процедуры, устраняющие дефекты сосудов, как стантирование, операция аортокоронарного шунтирования. Ну, а наиболее эффективным…

Э. НИКОЛАЕВА: А можно как-то без этого обойтись?

Г. КОНОВАЛОВ: Методом лечения в некоторых случаях являются экстракорпоральные методы лечения, которые достаточно широко применяются сейчас в медицине и в кардиологии.

Э. НИКОЛАЕВА: Тот самый плазмаферез, да?

Г. КОНОВАЛОВ: Это методы плазмафереза. Плазмаферез – это один из них, наиболее такой родоначальник. И метод простой, доступный. И наибольшее развитие эти технологии получили в Германии и Японии. Где они применяются практически, ну, есть такая аппаратура в каждой клинике. И практически при всех крупных отделениях кардиологии. Применяются они в тех ситуациях, когда недостаточно эффективны лекарства, когда лекарства по какой-либо причине не могут быть применены. Или повышаются наиболее злые атерогенные фракции, как липопроте там маленькие, на которые не действуют распространенные лекарства. В этих случаях эти методы, они как бы определяют. Кроме этого в кардиологии есть еще достаточно большая проблема, как кардиомиопатия. Скажем, илитационная кардиомиопатия. И это серьезное заболевание очень часто заканчивается таким методом лечения, как пересадка сердца. И существуют вот  огромные очереди на такое лечение. В настоящее время в Германии и мы начали уже в течение нескольких лет приме6нять такой метод имуносурции вредных веществ, патогенных аутоантител, бетта один адринорецепторам, которые позволяют в течение достаточно короткого времени устранить причины этого заболевания. И мы видим в абсолютном большинстве наблюдений, как сердце постепенно начинает сокращаться в размерах. И люди начинают чувствовать себя лучше, и, как правило, абсолютное большинство уходят из этой очереди на пересадку сердца. Наибольший опыт накоплен в Германии. Это уже несколько тысяч человек.

Э. НИКОЛАЕВА: А есть какая-то статистика, Геннадий Александрович, в каких странах больше распространены сердечнососудистые болезни?

Г. КОНОВАЛОВ: Вы знаете, есть статистика не  очень хорошая для нашей страны, что мы на 12 лет примерно, на 12, на 15, на 10 лет по сравнению с другими многими развитыми странами живем меньше, что у нас чаще инфаркты и инсульты. Это ведь конечная, финальная стадия заболевания. Это означает, что недостаточно эффективно мы занимаемся ранней диагностикой и профилактикой. И тогда надо будет очень и  очень много оперировать. Но это не устраняет причины.И тогда надо будет очень и очень много оперировать, но это не устраняет причины. Ведь лечение такого заболевания комплексно. Оно связано и с правильным питанием, и с тем, что надо бросать вредные привычки, особенно такую, как курение. И правильно и вовремя принимать лекарственные препараты, которые снижают повышенный уровень холестерина, нормализуют сахара, артериальное давление.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, а вот я знаю, что Вы сторонник и пропагандист профилактики болезней, Геннадий Александрович, но не надо ведь доводить до операции, да это понятно.

Г. КОНОВАЛОВ: Безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА: Но ведь насколько это реально? Ведь у наших людей менталитет такой, дотянуть до последнего. Вот скажешь ему: у тебя холестерин в 2 раза превышает норму. Он скажет: да, подумаешь, какая ерунда. Никто не задумывается о том, что, сколько лет, вот если, например, у человека постоянно повышенный уровень холестерина именно плохого холестерина, вот через сколько лет он может заболеть атеросклерозом? У него может развиться атеросклероз? Есть же такая закономерность.

Г. КОНОВАЛОВ: Во-первых, я хотел бы сказать, что нужно большое государственное внимание государства к этой проблеме. Ну, видимо, да, скажем, я не очень давно участвовал в таком радиомосту по «Голосу Америки». И эта передача была посвящена месячнику борьбы с холестерином в Соединенных Штатах Америки, которая проводилась под эгидой первого лица государства.

Э. НИКОЛАЕВА: Ничего себе, это на таком уровне все это.

Г. КОНОВАЛОВ: Т.е. это показывает, какое большое значение уделяют профилактике, в данном случае нарушениям липидного обмена. И мы общались с профессорами…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Вы с американскими?

Г. КОНОВАЛОВ: И узнали о тех новинках. С американцами. Это был и Нью-Йорк и Вашингтон. Обменялись мнениями. В общем-то, оно практически единое. Это что касается, это ранняя диагностика и профилактика. И речь не в том, чтобы ну нарастить там огромное количество операций, а в том, чтобы существовали великолепные федеральные центры, которые занимались бы этой технологией. Но при этом развивать активно именно первичную диагностику и профилактику.

Э. НИКОЛАЕВА: Геннадий Александрович, а у нас как обстоят в стране дела с этими центрами-то, чтобы развивать федеральные центры. Вот я знаю, что кроме МЕДСИ, я и не знаю, что где-то еще делается. У нас есть вообще федеральная программа, не по закупке массы оборудования для того, чтобы людям делать уже операции, уже последствия отсутствия политики разумной, чтобы люди понимали, что не надо себя доводить до операции. А вот центры федеральные есть у нас? Вот, может быть, Вам выйти с предложением на государственный уровень? В правительство. Чтоб денег дали. Чтоб таких центров как можно больше. Всякие там компьютерные томографы. Вот чтобы доступны. Вы мне, кстати, не ответили ,какому проценту населения доступны современные методы определения уровня хотя бы холестерина в крови.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, к большому сожалению, уровень холестерина могут определить в любой поликлинике.

Э. НИКОЛАЕВА: Так, а как с этим бороться.

Г. КОНОВАЛОВ: Но все дело в том, что только уровень холестерина или глюкозы, он не определяет состояния липидно-углеводного обмена. Состояние липидного обмена, чтобы определить, какой риск у пациента развития атеросклероза и осложнения его в виде инфаркта и инсульта, надо знать полный липидный спектр. Это и плохой холестерин липопротеиды низкой плотности. Это и хороший холестерин, который защищает наши сосуды…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это уже сложная технология, наверное.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, но это доступно всем. И как бы это можно, конечно, все реализовать. С другой стороны я бы хотел сказать, что на тот вопрос, который Вы задали, в настоящее время большие подвижки в стране. Даже с открытием этих центров, конечно же, кардиохирургия нужна, сколько пациентов и с пороками мучается, и другие проблемы. Но, тем не менее, надо, с моей точки зрения, активнее развивать раннюю диагностику и профилактику. Хотя в этом направлении тоже работа ведется. Ну, в частности создается институт семейных врачей.

Э. НИКОЛАЕВА: В частности Вами.

Г. КОНОВАЛОВ: Что касается наших клиник, я хочу сказать, что они пользуются успехом. И вот только в нашем МЕДСИ, сейчас только в одной клинике более 140 000 прикрепленных пациентов. И с моей точки зрения государство еще недостаточно использует этот потенциал. Хотя бы в идее частно-государственного партнерства. А ведь уже накоплен большой опыт и большой потенциал частных клиник, которые работают на хорошем уровне. Я хочу сказать, что у нас даже по количеству профессоров, докторов наук, кандидатов, ну, мы превосходим очень многие государственные учреждения. И хотелось бы, конечно, взаимодействовать с государственной структурой тоже.

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы государство обратило внимание. Как, по-вашему, можно повлиять на менталитет наших людей. Касаемо, наверное, всех, от простых до власть имущих. В связи с кризисом отечественного здравоохранения сейчас ведь даже образованные люди считают, чем подальше держишься от наших врачей, тем дольше живешь. Вообще, не надо, говорят, в клиники ходить, всякие анализы сдавать.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, во-первых, это образовательная программа. Прежде всего, врачи должны хорошо владеть материалом, и хорошо знать состояние и что такое липидный обмен. Ну, я хочу вот привести такой пример. Мы приехали на всемирный конгресс с известными кардиологами, который проходил в Осло. Где собрались ведущие специалисты со всего мира. И прежде, чем зарегистрироваться, у всех врачей взяли кровь на анализ их липидного спектра. И когда на следующий день председатель сказал: уважаемые коллеги…

Э. НИКОЛАЕВА: Профессора.

Г. КОНОВАЛОВ: Вы занимаетесь лечением пациентов вот такого серьезного заболевания. Как же Вам не стыдно.

Э. НИКОЛАЕВА: А сами-то.

Г. КОНОВАЛОВ: Потому что примерно треть из них имели нарушение липидного обмена. Поэтому, конечно, врач, чтобы убедить пациента, должен прежде всего сам быть здоровым. Естественно не курить, естественно обращать на это внимание, тогда и это будет и пациентов убеждать. А кроме того, мы используем компьютерные программы, которые разработаны и в Германии, и в Соединенных Штатах Америки, которые позволяют уйти от субъективизма. Вот есть данные пациента. Есть его лабораторные исследования. Один врач считает так, другой немного иначе. Третий недопонимает роль нарушения липидного обмена, говорит, да, что Вы, там все это как бы не так значимо.

Э. НИКОЛАЕВА: Ничего страшного.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, ничего страшного. А эти программы позволяют уже на основании огромного количества материала, накопленного человеческого. Т.е. изучение, как влияют эти результаты, ну, как бы лабораторные показатели на прогноз продолжительность жизни, какие выходы из этого существуют, позволяют и убедить пациента в этом.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же в студии наши программы Геннадий Коновалов, доктор медицинских наук, авторитет в области лечения и профилактики сердечнососудистых заболеваний. Профессор, ну, вот как-то Вы так Геннадий Александрович, Вы, наверное, лекции читаете. Вот прямо глосс такой ученого мужа. Вы вот  очень серьезно разговариваете. Проблемы большие? Да, вот я слышала, Вас можно поздравить. Вы расширяетесь, строится новый корпус. Наверное, все-таки на Ваши плечи взвалена непосильная ноша. Но Ваше учреждение, по-прежнему, чуть ли не единственное в своем роде в Москве.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, есть и другие частные клиники, которые уже занимаются более 10-15 лет. И серьезно занимаются профилактикой, принимают огромное количество пациентов на очень хорошем уровне, хорошее качество обследований и лечения. У нас действительно строится новый корпус. И мы надеемся, что это нас обогатит. Мы сейчас уже закупаем самое суперсовременное оборудование для диагностики. Для скрининговой диагностики, самый современный компьютерный томограф, магниторезонансный томограф, тоже для исследования, ультразвуковое оборудование. И внедрили в этом году скрининговое исследование, которое поставили на поток. Это исследование функции эндотелия.

Э. НИКОЛАЕВА: Что это такое?

Г. КОНОВАЛОВ: Это российское изобретение, которое оценивает состояние сосудов.

Э. НИКОЛАЕВА: Все слова какие-то называете, что я ничего не понимаю.

Г. КОНОВАЛОВ: Скажем, для того, чтобы оценить, есть ли у человека уже проявления атеросклероза, повышенная жесткость, спастика сосудов, дисфункция эндотелия, требуется всего 8 минут. Это российское изобретение. Вот аппарат…

Э. НИКОЛАЕВА: Как еще раз называется, Геннадий Александрович?

Г. КОНОВАЛОВ: Это аппарата, который определяет функцию эндотелия.

Э. НИКОЛАЕВА: Это компьютерный томограф какой-то?

Г. КОНОВАЛОВ: Это профессор Парфенов разработал. Нет. Это маленький компьютерный аппарат достаточно дешевый и доступный для всех. И который позволяет, не вводя в сосуды катетер, (НЕ РАЗБОРЧИВО) все-таки определить, есть ли уже какие-то проявления нарушений в сосудистой стенке. Есть ли отложения кальция? Значит, и атеросклероз развивается. Есть ли спастика. И принять соответствующие меры. Вот этот метод, конечно, надо поставить на поток.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо, что Вы поддерживаете отечественных…

Г. КОНОВАЛОВ: На Западе этим широко пользуются. И я хочу сказать, что мы сейчас уже совместно участвуем в программе по изготовлению портативного аппарата, когда при измерении артериального давления, человек будет иметь уже возможность…

Э. НИКОЛАЕВА: Знать состояние сосудов.

Г. КОНОВАЛОВ: Значит состояние сосудов, что очень, очень важно.

Э. НИКОЛАЕВА: В комплексе.

Г. КОНОВАЛОВ: В комплексе. И какие-то критические моменты, когда есть выраженная дисфункция давать адекватные рекомендации.

Э. НИКОЛАЕВА: Надо же, как интересно. Ну, что же, Геннадий Коновалов, авторитет в области лечения и профилактики сердечнососудистых заболеваний. Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. И волнует меня, Геннадий Александрович, про какие-то супер томографы Вы еще рассказывали. Когда можно в тройном каком-то варианте посмотреть все вот в нас, не только кости, не только там эти жилы, ну, в общем, все разглядеть. 240-е увеличение.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, Элина, покупаем, конечно, очень современный компьютерный томограф, который позволяет…

Э. НИКОЛАЕВА: Вообще, дорогое удовольствие, да?

Г. КОНОВАЛОВ: По 128 срезов. Удовольствие дорогое, но здоровье все равно дороже. И мы имеем возможность, во-первых, диагностировать заболевания сердца и сосудов очень хорошо на ранних стадиях. И, кроме того, ранние стадии онкологии выявить. Посмотреть состояние мышц, связок, суставов. Ну, буквально там все по клеточкам разложить. И иметь информацию, которая поможет лечению. Кроме того, мы сейчас внедрили новейшие технологии, иммуносорционные технологии у двух таких вот групп пациентов – как диалятационая кардиомиопатия и местониаграес. Очень серьезное заболевание, когда человек страдает и, скажем, к примеру, может пуговицу застегивать 15 минут. Проплыть 30 метров и тонуть от слабости мышечной. Или дыхание нарушается.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, такое тоже бывает.

Г. КОНОВАЛОВ: И вот когда мы применяем этот метод, то удаляем вредные вещества. Это антитела (НЕ РАЗБОРЧИВО) из крови, то состояние очень быстро улучшается. У нас уже накоплен хороший опыт, когда мы полностью восстанавливаем самочувствие пациента.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, конечно, не для вечернего развлекательного эфира у нас с Вами такая беседа. Но, тем не менее, хочу сказать, что это, то, что Вы говорите, волнует на самом деле очень многих людей. И то, что есть лечение, это, конечно, обнадеживает и вселяет веру в завтрашний день.

Г. КОНОВАЛОВ: Конечно. Потому есть такая проблема большая, когда очень много заболеваний может наблюдаться у беременной женщины, в акушерстве. Когда применение лекарственных препаратов может повредить плоду. И конечно, в этих условиях, не вмешиваясь в метаболизм, удалить некие вредные вещества, которые приводят к заболеваниям, конечно, это тоже становится наиболее актуальным. Это широко используется в наших центрах акушерства и гинекологии.

Э. НИКОЛАЕВА: Это тоже делается…

Г. КОНОВАЛОВ: И у нас тоже.

Э. НИКОЛАЕВА: Методом плазмпфереза?

Г. КОНОВАЛОВ: Да, это одни из разновидностей методов плазмпфереза, когда можно избирательно удалить только вредные вещества.

Э. НИКОЛАЕВА: Как интересно, т.е. в этом же должны еще разбираться специалисты, чтобы знать, какое же вещество удаляется из этой плазмы.

Г. КОНОВАЛОВ: Конечно, безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА: Это мы обозначили основные приоритеты Вашей деятельности. Да, качественная диагностика на супер томографах, профилактика, что значит, обследование и плазмаферез. Многие, кстати, по-прежнему его боятся. И лечение. Что сегодня понимать под современным лечением атеросклероза. Это вот как раз выявление холестерина, да?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, если говорить о современных тенденциях, то, конечно, безусловно, существуют определенные правила. Это, прежде всего, сначала надо добиться того, что пациент может сделать сам. Это отказаться от вредных привычек. Больше двигаться, правильно питаться. Это основа. Затем подобрать правильный лекарственный препарат, который поможет избавить человека от избыточных вредных веществ, в том числе атерогенных фракций холестерина в крови. Если это удается, и мы достигаем целевых значений, это очень хорошо, Там, где не удается, мы добавляем наши технологии, которые позволяют эффективно лечить. Скажем, пациенты с генетическими дефектами, когда лекарства не действуют. Мы вот уже 23 года ведем группу таких детей, которые уже давно бы, не было бы их уже. Ну, к счастью, если поддерживать нормальный липидный обмен, они живут, у них чистые сосуды, у них нет болезни сердца.

Э. НИКОЛАЕВА: А плазмаферез, например, вряд ли доступен широкому кругу наших пенсионеров. Это же дорогое удовольствие, Геннадий Александрович.

Г. КОНОВАЛОВ: Это удовольствие, конечно, дорогое. Но  она и не нужно абсолютно всем. Безусловно применяется только по показаниям, когда недостаточный эффект от традиционной терапии. Скажем, лекарственной. Ну, к сожалению, у нас действительно, эти методы лечения не оплачивают страховые компании. Скажем, на Западе, в Германии, в Японии в некоторых других странах эти технологии оплачиваются. Я, например, читал лекцию на съезде кардиологов в Германии, как раз по применению наших российских имунносорционных колонок, которые эффективно устраняют эти вредные факторы из крови. В частности, вот липопротеид А маленький, самый тромбогенный и злой холестерин…

Э. НИКОЛАЕВА: Как его еще раз? Липопротеид А маленький?

Г. КОНОВАЛОВ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Вражина какая, завелся в нашем организме. Вот будем знать его в лицо теперь. Липопротеид А маленький.

Г. КОНОВАЛОВ: И после этого, Вы знаете, там очень мощное есть такое сообщество, кардиологических пациентов, которое организует и симпозиумы, и вообще оно является очень таким важным и влияет на все. И когда они, скажем, услышали, что существуют методы эффективного лечения, лекарства не действуют, был круглый стол со страховыми компаниями, и насколько я знаю, сейчас в Германии…

Э. НИКОЛАЕВА: Доступен этот вид.

Г. КОНОВАЛОВ: Этот метод доступен. Именно оплачивается страховыми компаниями.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. не надо из собственного кармана отдельно.

Г. КОНОВАЛОВ: Если у человека произошел инфаркт, молодой человек, 40 лет. У него инфаркт, у него такие факторы. И лекарства недостаточно, и применяют эти технологии, как наиболее эффективные, позволяющие наиболее быстро остановить процессы, даже его улучшить, частично растворив бляшки, уменьшив их в размере.

Э. НИКОЛАЕВА: А сколько вот для того, чтобы этого липо… Как его, А маленького растворить, сколько нужно процедур плазмаферез сделать?

Г. КОНОВАЛОВ: Атеросклероз — это болезнь медленная. Она достаточно медленно развивается и медленно уходит. Но, тем не менее, мы получаем очень хорошие результаты, но не менее года надо лечить. От одного до 2 лет у разных пациентов.

Э. НИКОЛАЕВА: А сколько раз в неделю?

Г. КОНОВАЛОВ: Такая технология, если современная технология, это 1 раз в 3 в 4 недели сейчас мы применяем.

Э. НИКОЛАЕВА: А вот так, не чаще. А:

Г. КОНОВАЛОВ: И, кроме того, в современных тенденциях еще существует такой метод, как повышение хорошего холестерина. Ведь очень важно не только снизить плохой, но еще важнее повысить хороший.

Э. НИКОЛАЕВА: А хороший у нас называется А большой?

Г. КОНОВАЛОВ: Липопротеиды высокой плотности.

Э. НИКОЛАЕВА: Это хороший.

Г. КОНОВАЛОВ: (НЕ РАЗБОРЧИВО) это так звучит по-английски, его надо повысить. Вот как его повысить? Повысить его можно только двигательной активностью. Правильным питанием. К сожалению, лекарства его очень мало повышают. Ну, уже создаются препараты, которые должны повысить.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. все-таки снег убирать лопатой во дворе полезно вместо дворника.

Г. КОНОВАЛОВ: Двигаться, двигаться, и двигаться. Именно спокойные прогулки, и плаванье. Это наилучшим образом повышает наш альфа-холестерин. Ну, еще, конечно, это умеренное потребление опять же говорю, умеренное, правильное, спиртных напитков.

Э. НИКОЛАЕВА: О, Геннадий Александрович, ну, после рекламы Вы мне расскажите про умеренное употребление. Это нас очень волнует. Итак, Геннадий Коновалов, доктор медицинских наук, профессор, авторитет в области лечения профилактики сердечнососудистых заболеваний. Слушайте «Эхо Москвы». Это одна из составляющих здорового образа жизни. Сейчас реклама и мы продолжим.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, мы продолжаем нашу программу. Геннадий Коновалов, наш профессор, авторитет в области лечения и профилактики сердечнососудистых заболеваний. Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Геннадий Александрович, ну, давайте, немножечко, я  понимаю, конечно, но ведь коньячку-то можно немного.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, уже достаточно много известно про спиртные напитки. И мы этот вопрос сейчас в России создано такое научное общество атеросклероза, в котором я участвую. И мы выбрали председателем на ближайшие три года известного профессора Валена Владимировича Кухарчука.

Э. НИКОЛАЕВА: Как интересно.

Г. КОНОВАЛОВ: И когда мы готовили российские рекомендации, то была очень большая дискуссия…

Э. НИКОЛАЕВА: Пить или не пить.

Г. КОНОВАЛОВ: Можем ли мы рекомендовать спиртные напитки в нашей стране. Все, конечно. решили, что как бы это надо, но опасно, потому что ведь ограничиться не смогут. Будут пить больше, чем необходимо.

Э. НИКОЛАЕВА: Врачи говорят полезно.

Г. КОНОВАЛОВ: И получим обратный эффект, и получим много там вредностей. И в том числе могут выпивать люди, которым просто этого нельзя делать.

Э. НИКОЛАЕВА: Тем более, еще что выпивать.

Г. КОНОВАЛОВ: Тем более, если у них сахарный диабет, если у них есть заболевания желудка, печени. Есть определенные ограничения. Но вообще, в качестве здорового образа жизни предполагает умеренное, это фужер вина в день, если нет никаких противопоказаний, то это влияет положительно именно потому, что повышает защитный хороший холестерин. Ну, это один из моментов положительный.

Э. НИКОЛАЕВА: Так, а вот если все-таки не один…

Г. КОНОВАЛОВ: На прошлом всемирном конгрессе, Элина, когда в нем участвовали, который проходил в Италии, была такая тема, ну, было очень много интересного, и была дилемма, куда пойти. Вдруг мы смотрим: алкоголь, вред или польза. Результаты многолетних исследований, Соединенные Штаты Америки. Думаем, что же нового скажут.

Э. НИКОЛАЕВА: Мимо такого не пройдешь.

Г. КОНОВАЛОВ: Не прошли, да. Конечно, ну, американцы интересные люди. Они огромное количество людей в течение 6 лет…

Э. НИКОЛАЕВА: Обследовали.

Г. КОНОВАЛОВ: Бесплатно, да, наблюдали.

Э. НИКОЛАЕВА: Бесплатно их поили.

Г. КОНОВАЛОВ: Предоставляли разные напитки: вино, водка, коньяк, ликеры, пиво и т.д. Ну, в общем, если оценивать все, то, конечно….

Э. НИКОЛАЕВА: И что же надо пить?

Г. КОНОВАЛОВ: Конечно, были проведены серьезные исследования, которые показали, что именно умеренная, как они говорят, уан дринк, прием алкоголя, если нет противопоказания, приводит к повышению хорошего холестерина. И самые лучшие результаты в этой группе. Это подтверждает и Франция, и другие страны, у которых есть культура.

Э. НИКОЛАЕВА: А какие спиртные напитки?.. У которых есть культура пития.

Г. КОНОВАЛОВ: Совершено верно. Это, ну, конечно, вино. Красное, прежде всего, водка, виски, в небольших количествах. Ну, коньяк относиться к таким же небольшим.

Э. НИКОЛАЕВА: А пиво?

Г. КОНОВАЛОВ: А вот пиво, к сожалению, нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Нет?

Г. КОНОВАЛОВ: Но, тем не менее, я думаю, что если у людей нет противопоказаний, то стаканчик пива не повредит. Но…

Э. НИКОЛАЕВА: Но ничего хорошего оно не дает.

Г. КОНОВАЛОВ: Большое количество пива, все-таки, по крайней мере, на липидный обмен, это не действует положительно.

Э. НИКОЛАЕВА: Положительно не действует, а действует только отрицательно.

Г. КОНОВАЛОВ: И, конечно, плохие результаты в группе много пьющих. Вот и так же и не  очень хорошие результаты в группе абсолютно непьющих. Ну, поскольку…

Э. НИКОЛАЕВА: У нас же по бокалу то пить не могут, Геннадий Александрович. Уж как выпить, так выпить. Что б уж почувствовать себя. А так это баловство какое-то. А не питье.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, на самом деле, видите, есть разные привычки в этих странах.

Э. НИКОЛАЕВА: Остановиться не могут.

Г. КОНОВАЛОВ: И в странах, где могут за ужином выпить фужер вина и не более того, у тех результаты и количество заболеваний значительно меньше. Но при этом еще надо, конечно, сказать, что надо обязательно двигаться. Двигаться, двигаться, двигаться и двигаться. Этим мы себя защищаем. И тогда можно обходиться и без спиртных напитков. Если мы будем много двигаться.

Э. НИКОЛАЕВА: Геннадий Александрович, а Вы двигаетесь?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, я…

Э. НИКОЛАЕВА: Вот что Вы делаете? Вы бегаете, плаваете?

Г. КОНОВАЛОВ: Я, во-первых, хочу очень много на работе. И стараюсь не пользоваться лифтом там, где это возможно. Ну, конечно, спортивный комплекс. Спортивно-оздоровительный комплекс, но удается только, к сожалению, в субботу и воскресенье.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. все-таки поддерживаете как-то свою мускулатуру в форме.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, конечно, надо.

Э. НИКОЛАЕВА: Вообще, складывается впечатление, что атеросклероз – непобедимая медициной болезнь. Уже и рак лечится. И черт знает что, а в сердечнососудистой области воз и ныне там. Вот метод плазмафереза, который Вы применяете в своем центре, Вы сказали, что ему 20 лет, Геннадий Александрович, а для нас это все как чудодейственное какое-то недоступное.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, на самом деле, Вы правы, есть определенные успехи и в лечении онкологических заболеваний. Вы знаете, в прошлом году появилась вакцина против рака, гинекологического. Когда девочкам делают прививки в 13-14 лет, и затем в возрасте 35-40 лет. И это гарантирует на 99% от того, что его не будет. Эти подходы сейчас разрабатываются и к другим формам. И это действительно так. А что касается методов плазмафереза, то применяются они, конечно, не 20 лет. А корнями эта специальность уходит в средние века, когда изгоняли дурную кровь при отравлениях. И начиналось это с обычного кровопускания. Так что история очень-очень длинная.

Э. НИКОЛАЕВА: Доктор пришел, пустил кровь, да, с чемоданчиком.

Г. КОНОВАЛОВ: И применяется, но сейчас на современном уровне…

Э. НИКОЛАЕВА: И пиявки, наверное, Геннадий Александрович.

Г. КОНОВАЛОВ: Пиявки – это тоже одна из разновидностей, может, какой-то прообраз. Но сейчас есть возможность, конечно, не только удалить вредные вещества, не удаляя полезные, но и удалить некоторые клетки крови. Изменить ее функцию, вернуть назад. Как, например, метод Розенберга, когда удаляются лимфоциты, изменяется их функция, восстанавливают противораковый иммунитет, и при некоторых заболеваниях онкологических это помогает.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы слышали, тут совершенно фантастическая история на днях была в эфире тоже на нашей радиостанции. Случай – девочке пересадили печень мужчины. И в кровь его попали какие-то, в общем, у нее изменился резус-фактор. И очень много возникло мужских гормонов в крови. Что это?

Г. КОНОВАЛОВ: Лажа какая-то. Да, это, Элина, честно говоря, я про такое наблюдение конкретно ничего не слышал.

Э. НИКОЛАЕВА: А, вообще, не опасно с кровью то баловаться?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, вообще, пересадка печени, она, конечно, применяется, но не часто. И пересадка печени применялась при, как раз наследственной гиперхолест (НЕ РАЗБОРЧИВО0) при гетерозиготной форме. Но повсеместно от нее отказались сейчас, поскольку существуют уже более простые, не связанные с большой хирургией методы лечения, которые эффективно устраняют вот эти проблемы.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, получается, все зависит от человека, от его образа жизни. И шаг влево, шаг вправо, болезнь. Расслабляться вообще нельзя в жизни, Геннадий Александрович?

Г. КОНОВАЛОВ: Расслабляться нужно. И я уже об этом, по-моему, сейчас слишком много даже и с избытком говорил.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, понятно. Еще баня, сауны, наверное. Никто не умеет ходить ни  в бани, ни в сауны. Никто не умеет вести здоровый образ жизни. Содержать свой организм. Нету культуры, Геннадий Александрович, Вы согласны с этим?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, я с этим, конечно, согласен. И хочу сказать, что очень большое значение здесь приобретают врачи, которые должны пропагандировать здоровый образ жизни и объяснять, действительно, как правильно пользоваться такими прекрасными вещами, как баня, например.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, вот пришел из бани… Пивка потом надо выпить…

Г. КОНОВАЛОВ: Какие напитки надо выпивать в бане.

Э. НИКОЛАЕВА: А оказывается нельзя.

Г. КОНОВАЛОВ: Как восполнять потерянную жидкость. Что баня может принести и очень большую пользу, но, к сожалению, если пользоваться неправильно, для многих пациентов это может принести вред.

Э. НИКОЛАЕВА: А стоит ли жить, во всем себя ограничивая, чтобы только в пожилом возрасте протянуть лишний десяток лет? Не лучше ли получить от жизни все радости?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, Вы знаете, здоровый образ жизни предполагает как раз-таки получение всех радостей. Потому что ну адекватное питание предполагает очень хорошее питание. Полноценное. Почему нет? Скажем, ну, можно отказать себе в избытке торта, сметаны, еще каких-то вкусных вещей, но, скажем, шоколад. Недавно у нас был в Давосе конгресс, где собирались многие главнее кардиологи со всего мира. Было две лекции по пользе черного шоколада. Что он повышает настроение. Обладает антистрессовым свойством. Что он дает энергию. И небольшое количество шоколада при употреблении позволяет спокойно регулировать свое питание. Потому что человеку не хочется есть. И он может разумно выполнять все эти рекомендации. Ну, в общем, было две такие очень интересные лекции, основанные на больших исследованиях.

Э. НИКОЛАЕВА: Черный шоколад не вкусный, он горький.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, я тут же попробовал, находясь…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, его же есть невозможно, сахара нет. Ну, т.е. возможно, конечно. Нужно быть действительно…

Г. КОНОВАЛОВ: Он, конечно, менее вкусный, но, тем не менее, это Вы знаете, как с пивом. Первый раз попробуешь, как же это пьют?

Э. НИКОЛАЕВА: Какая гадость.

Г. КОНОВАЛОВ: А уже третий, четвертый раз уже нравится, и напиток становится приятным.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Вы не про себя, я надеюсь, говорите, Георгий Александрович. Пиво-то не пьете.

Г. КОНОВАЛОВ: Нет, я не пью.

Э. НИКОЛАЕВА: Тем более оно вредное, да.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, нельзя так сказать, что вредное.

Э. НИКОЛАЕВА: Но не полезное.

Г. КОНОВАЛОВ: Тем не менее, я для конкретно атеросклероза ну более полезные напитки…

Э. НИКОЛАЕВА: Это другие. Георгий Александрович, а Вы специалист по сахарному диабету?

Г. КОНОВАЛОВ: Нет, я участвую в лечении некоторых пациентов, но достаточно часто, когда возникают осложнения. И  именно мы занимаемся коррекцией нарушения липидного обмена. И профилактика развития атеросклероза у этой тяжелой группы пациентов с сахарным диабетом, и  очень массовый. Занимаемся тогда, когда возникают такие осложнения, как возникающая гипервязскость приводит там к метаболическому синдрому. К диабетической стопе. Мы применяем наши технологии, улучшаем кровообращение в пораженной конечности, скажем. И за счет повышения кровообращения, открытия мелких сосудов, перфузии крови улучшается ситуация, лучше действуют применяемые лекарства. Они значительно эффективнее. Потому что чувствительность к ним повышается.

Э. НИКОЛАЕВА: Это правда, что половина больных, страдающих диабетом, умирает именно от сердечнососудистых заболеваний? Вот опасный треугольник – диабет, холестерин, болезни сердца.

Г. КОНОВАЛОВ: Совершенно верно, Элина, я не знаю, откуда вы это знаете, но Вы говорите абсолютно правильно. Ведь нарушения липидного обмена…

Э. НИКОЛАЕВА: Ой, ну, это Вы мне про это рассказывали, Геннадий Александрович.

Г. КОНОВАЛОВ: Более значимо при сахарном диабете, когда сочетаются вредные воздействия и липидов, которые откладываются в сосуды. И еще непосредственно токсическое воздействие вот избыточного сахара в крови.

Э. НИКОЛАЕВА: А, правда, что на самом деле диабет на ранней стадии легко излечим? Говорят, не нужен никакой инсулин.

Г. КОНОВАЛОВ: Если брать эту проблему глобально, то все начинается с избыточного веса. Если у человека появляется избыточный вес, особенно вредно абдоминальный тип ожирения, когда появляется животик. Вот если эту ситуацию не устранить…

Э. НИКОЛАЕВА: Грубо выражаясь, курдюк висит.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, то тогда в течение нескольких лет, может развиться метаболический синдром. Когда уже отложит холестерин в сосудах, когда повышается артериальное давление, тогда повышаются сахара, липиды. И если эту ситуацию в течение нескольких лет не решить радикально, то тогда у многих пациентов развивается сахарный диабет. Поэтому истоки все-таки в здоровом образе жизни, в профилактике избыточного веса. Вес должен быть нормальный. А это надо поддерживать обязательно высокую двигательную активность, разумное питание, разумное. И, конечно же, отказаться от некоторых вредных привычек, наихудшими из которых является курение.

Э. НИКОЛАЕВА: Правда? А разумное питание, Вы имеете в виду, это просто, грубо выражаясь, не объедаться, да?

Г. КОНОВАЛОВ: Да, во-первых, не объедаться, во-вторых, конечно же, я считаю, что сейчас очень многие школы диетологии придерживаются того, что питаться все-таки надо разумно и ну более-менее раздельно. Т.е. в один обед не есть одновременно и мясо…

Э. НИКОЛАЕВА: Булочки и мясо…

Г. КОНОВАЛОВ: И рыбу. Ну, очень много разных очень часто несовместимых между собой продуктов. Питаться надо логично, всегда посоветоваться с врачом.

Э. НИКОЛАЕВА: Рыбка с овощами.

Г. КОНОВАЛОВ: Чаще употреблять рыбу, чаще овощи и фрукты. И реже жирные продукты.

Э. НИКОЛАЕВА: Булочки.

Г. КОНОВАЛОВ: И булочки, конечно. Я знаю, Вы вот очень любите булочки и Вы о них постоянно говорите…

Э. НИКОЛАЕВА: Постоянно говорите об этих булочках, Элина. Не знаю, булочки я терпеть не могу, Геннадий Александрович, от них же поправляешься.

Г. КОНОВАЛОВ: Надо ограничиваться, да, конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: Я понимаю, конечно, что Вы надо мной смеетесь. Теперь популярный раздел нашей программы. С помощью мощных томографов, Вы можете видеть теперь человека насквозь, Вы говорили. Вплоть до внутреннего состояния сосудов. Что Вы думаете о человеке, когда Вы видите на экране, в какую развалину он себя превратил.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, на самом деле, действительно наука ушла далеко вперед. И я был в Германии не очень давно, и я видел, как выполняются эти исследования в Гамбургской университетской клинике, выполнял некие манипуляции под ними главный кардиолог Германии профессор Майниц. И я хочу сказать, что я  очень рад, что у нас в России уже достаточно много такой аппаратуры, и сейчас эти национальные программы предполагают закупку и раннюю диагностику на них. Но существует одна проблема. Это их адекватно использовать. И вот здесь есть проблема. И, к сожалению, иногда дорогостоящий аппарат направляем на исследование, и дают заключение скажем, ну, есть (НЕ РАЗБОРЧИВО) носа или нет, т.е. надо оперировать ил инее надо. Но нас интересуют значительно более тонкие структуры, которые дают возможность этот аппарат оценить. И оценить результаты лечения, скажем, через полгода, скажем, была сосудистая стенка была утолщена вот там на столько-то миллиметров, а стало лучше, или там стало хуже, или осталось такой же. Т.е. проблема в том, чтобы адекватно учить врачей работать на этой аппаратуре, чтобы использоваться их не на 15%, а на 90. Для этого, наверное, надо делать опять-таки образовательные школы, какие-то курсы, обучать за рубежом людей, там, где лучше развиваются эти центры. Ну, и, конечно же, у нас заниматься образованием.

Э. НИКОЛАЕВА: А как выглядят эти так называемые бляшки атеросклеротические? Это что такое? Это что-то страшное?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, это, прежде всего, это смесь липидов, которые откладываются в сосуде и кальция. Ну, если с липидами мы более-менее сейчас разбираемся. И знаем, какие целевые значения нужно достичь, чтобы постепенно рассасывались эти бляшки, или уменьшалось их количество. По крайней мере, остановить этот процесс. То с кальцием пока дело обстоит хуже, хотя вот  в США начали изучать активно метод, который растворяет кальций. Конечно, не все понятно, и есть разные школы, и есть среди врачей, даже в США разные мнения по поводу пользы применения лекарства, которое вводится внутривенно и уменьшает кальций в сосудах. Потому что не все понятно, как ведет себя кальций в зубах, в костях. Ну, предстоит путь. Тем не менее, уже появились препараты, которые способны изменить количество кальция в сосудах.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. как бы растворить его и вывести еще…

Г. КОНОВАЛОВ: Как бы его растворить. Это слабая кислота, которая вводится в организм. Этот метод применяется. Это лекарство имеет разрешение Фуд энд драг администрэйшн, но для применения именно для других целей. Применяется активно при отравлениях. Да, и выводит многие токсические вещества. В том числе выводит и кальций. Ну, многие частные клиники в Америке применяют этот метод и описывают хорошие результаты. Думаю, что в ближайшие годы вот проведение такого контролируемого двойного слепого исследования уже покажет окончательно, как лучше, и стоит ли применять его при атеросклерозе.

Э. НИКОЛАЕВА: Странная вещь, одни нас рекламируют, со всех каналов несутся рекламы: пейте витамины, увечит в Вашем организме содержание кальция. Вы повысите себе кальций, Ваши зубы будут крепче, кости крепче, пейте кальций и т.д. Оказывается, есть препараты, которые этот кальций должны выводить и надо, и избыток этого кальция есть. Как это, что пить, а что не пить? Нужно ли вообще мне пить эти витамины с кальцием содержащие, или лучше Ваш вот этот препарат, Геннадий Александрович, сейчас кинуться всем резко добывать его?

Г. КОНОВАЛОВ: Нет, не надо никуда резко кидаться, потому что это сейчас в процессе серьезного изучения находится эта проблема…

Э. НИКОЛАЕВА: Как он называется, скажите еще раз?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, это слабая кислота, у нее очень такое длинное название. Чтобы не путать Вас, я уж, не буду тут называть его полную формулу. Но я хочу сказать по поводу витаминов, которых Вы коснулись. Если человек полноценно питается, употребляет достаточное количество свежих овощей и фруктов, пьет свежие соки, то вряд ли ему понадобятся какие-то искусственные витамины. Ну, существуют ситуации, когда имеется витаминная недостаточность, так же как и недостаточность кальция при очень многих заболеваниях, где действительно надо восполнять этот кальций для того, чтобы адекватно излечить это заболевание.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы говорите, что спасение в движении. А в народе убеждение: все болезни от нервов. Окончательно ли раскрыт механизм воздействия стрессов на нервы и сосуды?

Г. КОНОВАЛОВ: Совершенно верно. Конечно же, стрессы отрицательно влияют, когда я участвовал в радиомосте с США, то дозвонилась люди. И дозвонился один человек, меня предупредили, что могут быть странные вопросы. Потому что это прямой эфир, и дозваниваются люди отовсюду. Ну, дозвонился человек из Белоруссии. И сказал примерно, что, а вот у меня плохой начальник. Он меня достает с утра до вечера.

Э. НИКОЛАЕВА: Терроризирует.

Г. КОНОВАЛОВ: Вот как это влияет на липидный обмен? Пришлось отвечать, что отрицательные эмоции, конечно, отрицательно влияют, положительные, положительно. Ну, действительно, это описано и в монографиях, что хорошее настроение, хорошее расположение, оно, конечно…

Э. НИКОЛАЕВА: Начальства в  коллективе.

Г. КОНОВАЛОВ: Положительные. И меньше спастика сосудов, меньше других влияний.

Э. НИКОЛАЕВА: Как в том анекдоте. Доктор, у меня собачка постоянно писается. А как Вы с ней обращаетесь? Как Вы, например, ее к себе зовете? Пушок! Ко мне! Наверное, в таком же состоянии некоторые подчиненные находятся. Заболеешь тут. Черт. А от чего зависит работа некоторых рецепторов в печени, которые захватывают холестерин? И почему печень работает у всех по-разному? Какая я умная. Есть такое, да?

Г. КОНОВАЛОВ: Есть такое, конечно. Недостаток рецепторов в печени выводят…

Э. НИКОЛАЕВА: Пускай рецепторы этот плохой холестерин захватывают.

Г. КОНОВАЛОВ: Самым серьезным заболеваниям.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему они не работают?

Г. КОНОВАЛОВ: Прежде всего, это генетика. Если родители здоровы, то у ребенка будет хорошо работать эта система. Если один из родителей передает свой дефектный ген, и количество рецепторов, которые должны захватывать этот плохой холестерин, и выбрасывать в кишечник, работает 50%, то уже будет высокий уровень холестерина.

Э. НИКОЛАЕВА: А можно эти рецепторы заставить искусственно работать?

Г. КОНОВАЛОВ: Этим занимаются. И если оба родителя передали такой дефектный ген, то возникает такое серьезное заболевание, как гомозиготная форма гиперхолестернемии. то такие дети, к сожалению. нуждаются в очень серьезном лечении, которое, с моей точки зрения, должно оплачивать государство. Это как искусственная почка при почечной недостаточности. Это липидный диализ. У нас уже 23 года группа детишек этим методом.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, вот Вы говорили. Это как раз вот эти. И за счет собственных родителей.

Г. КОНОВАЛОВ: Да, поскольку пока не существует других методов такой эффективности, когда позволяло бы им жить нормальной жизнью.

Э. НИКОЛАЕВА: Геннадий Александрович, а все-таки Вы как-то вскользь коснулись, как бы скромно умалчивая. А кстати, вот о национальных все-таки проектах. Почему в области медицины идет закупка оборудования, прежде всего, для операций, а не для профилактики? Кто вот решил, что нашим людям поздно пить баржом?

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, я не думаю, что так решили. Думаю, что сейчас достаточно много и как бы положительных решений. Скажем, в создании института семейных врачей, которые должны обладать знаниями. Наверное это не происходит в один момент, наверное, должно пройти время для того, чтобы сдвинуть эпидемиологическую ситуацию в министерстве здравоохранения. Людей, которые работают, скажем, Юрий Никитич Беленков, который хорошо знает проблемы, и наверняка, он проводит эти как бы эту идеологию. Я глубоко убежден, что изменить эпидемиологическую ситуацию в стране положительно могут только меры профилактики. Это ранняя диагностика и профилактика. Хотя, конечно, безусловно, нужны высокие технологии. И операционные, и техника, которой просто в нашей стране недостаточно. Это надо развивать. Но параллельно с этим, конечно, вот для эпидемиологической ситуации, для здоровья нации важнее и самое важное, это ранняя диагностика и профилактика.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот без работы, Геннадий Александрович, при нынешнем развитии общественных нравов, Вы знаете, что у нас некоторые водкой лечатся, да, Вы, как говорится, не останетесь. А зачем же Вы постоянно призываете всех прийти и обследоваться и заняться профилактикой? А вот как они все возьмут и придут. Ведь нет таких мощностей, чтобы всех обслужить. Геннадий Александрович даже опешил.

Г. КОНОВАЛОВ: Ну, слово не очень хорошее «обслужить». И это когда мне говорят «клиенты», я всегда поправляю «пациенты». Так же не «обслужить», а…

Э. НИКОЛАЕВА: Все-таки Ваш опыт работы с сильными мира сего…

Г. КОНОВАЛОВ: Значит, сейчас достаточно много школ. И я регулярно в них участвую. И сейчас они организуются институтом профилактической кардиологии, и многими медицинскими институтами, министерством здравоохранения. Мы проводим такие школы, обучающие врачей правилам первичной диагностики и профилактики эффективной. Скажем, у нас в моей клинике мы регулярно проводим занятия с врачами, и все, не только кардиологи, терапевты, неврологи, эндокринологи, но и врачи другой специальности знают прекрасно все эти факторы риска. И могут на очень высоком профессиональном уровне объяснить пациенту их вред и отрегулировать какую-то терапию, или направить к специалисту.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, спасибо за Ваше стремление спасти наши грешные жизни. А нашим слушателям я еще раз напомню, жирное мясо, жирная рыба, селедка, любимые креветки, выпечка…. Выпечка, Геннадий Александрович, булочки, сладости, икра, жареный картофель, и прочие жареные овощи, зрелый твердый сыр, желтки яичные, мороженное, кажется, что жить без этого всего невозможно. Но  оказывается, и с этим жить тоже нельзя. Не забывайте о своем внутреннем содержании. Берегите сердце и сосуды. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева, и…

Г. КОНОВАЛОВ: Геннадий Коновалов.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире