ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: 20 лет назад этот человек круто изменил свою жизнь, похоже навсегда, связав ее с поп-музыкой. Родина должна знать своих героев. И музыкальный журналист и промоутер Александр Кушнир сделал все, чтобы родина узнала. Здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР КУШНИР: Привет, радиослушатели Я надеюсь, что эхо нашей беседы докатится до самых дальних уголков и юрт нашей страны.

Э. НИКОЛАЕВА: Столько лет Вы около шоу-бизнеса, и какого черта до сих пор не бросили эту журналистику, не вступили в славную армию продюсеров. И по деньгам выгоднее. Хотя Вы вроде уже продюсер, да?

А. КУШНИР: Я немножко, наверное, журналист, немножко продюсер, немножко читаю лекции в государственном университете управления, и немножко директор достаточно крупного музыкально-информационного пиар агентства «Кушнир продакшн».

Э. НИКОЛАЕВА: Типа «Интермедия» что ли? Конкуренты, да?

А. КУШНИР: Да, они наши партнеры. И странно, что в этом бизнесе у нас нормальные человеческие отношения. Мы не перегрызли друг другу глотки. И 10 лет на рынке они и мы, и все нормально.

Э. НИКОЛАЕВА: Нормально поделили сферу деятельности.

А. КУШНИР: Африка нам, Америка им.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, а конкретика есть какая-то есть под этими словами? Или просто так красиво?

А. КУШНИР: Нет, нет. Вот для меня удивительно, это в хорошем смысле слова, когда какие-то акции два крупных агентства даже одновременно проводят. И это признак очень здоровой атмосферы. Когда в шоу-бизнесе что-то здоровое, это так редко.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, это красиво. Скажите, много денег удалось заработать на книгах, воспоминаниях о «Мумми троллях», «Аквариумах» и «Наутилусах»?

А. КУШНИР: Книжный бизнес, он, конечно, выглядит со стороны очень красиво. Ну, представьте себе, ВДНХ, Московская международная книжная выставка. Там постоянно куча посетителей. Меня такое вообще угораздило несколько раз выставляться во Франкфурте, по-моему, 4 или 5 раз, на Пражской международной книжной выставке. Но с точки зрения бизнеса это, наверное, надо быть там Донцовой, Акуниным, писать какие-то читаемые книги, детективы.

Э. НИКОЛАЕВА: Массами.

А. КУШНИР: А в жанре нон-фикшн тиражи книг обычно колеблются от 10 до 25 тысяч экземпляров. И назвать это бизнесом,ну, можно достаточно условно.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. это так больше для удовлетворения собственного тщеславия.

А. КУШНИР: Ну, не так уж это. Так кошечку погладить можно, наверное, по шерсти. Нет, я а я думаю, что если мы говорим, например, о моих предыдущих 6 книгах, это вышедшие в начале 90-х довольно толстая книга «Золотое подполье», полная иллюстрированная антология советского рок самиздата. Это, правда, «Мумми – хитрый лях», это написанная вместе с Кормилицыным «Введение в наутилусоведение», это толстый такой талмуд с «Сны о чем-то большем», который делали Борис Гребенщиков, я и Лешка Рыбин, гитарист первого состава группы «Кино». Вот, чего-то я, наверное, забыл… а, забыл, да, забыл самую главную книгу, вот реально для меня самая главная, она вышла почти 10 лет назад, насколько мне известно. Сейчас она будет переиздаваться. Это «Сто магнит альбомов советского рока», толстая книга.

Э. НИКОЛАЕВА: Там есть магнитоабльбомы в приложении? Или там рассказы о магнитоальбомах?

А. КУШНИР: Там сто рассказов, знаете, такое 100 подглядываний в замочную скважину. Это книга о психологии творчества. Т.е. не смотря ни на что, в условиях вот этой суровой светской действительности наши музыканты создавали порой вещи абсолютно уникальные. Как вопреки всему они все-таки развивались, записывали, самовыражались.

Э. НИКОЛАЕВА: Все в этой книге.

А. КУШНИР: Все в этой книге.

Э. НИКОЛАЕВА: Александр Кушнир, писатель, журналист, автор слов об отечественной поп-музыке. Саш, скажите, музыканты, они де такие капризные очень.

А. КУШНИР: Безумно капризные.

Э. НИКОЛАЕВА: Как Вы ухитрялись все-таки возле них тереться так долго. И они Вас не погнали от себя. Вот хрен с ним придерешься к ним.

А. КУШНИР: «Тереться» мне, конечно, слово не очень нравится. С (НЕ РАЗБОРЧИВО) вместе сотрудничаем многие годы. Справедливо, конечно, это будет назвать больше это рок-сцена, чем поп сцена. Хотя, конечно, мы и с поп-артистами работаем. Но часто мы вместе делаем одно дело, какое-то дело. Допустим, музыканты в студии долго писали, писали и, наконец-то, записали альбом. Вот где этот мостик для того, чтобы этот альбом был услышал максимальным количеством слушателей, чтобы на концерты группы пришло максимальное количество зрителей. Но на Западе этим люди занимались еще со времен первых песен Элвиса Пресли, не говоря уже про «Битлз» и «Роулинг стоунс», большие умницы. Ну, я не знаю, почему об этом не пишут, но у них уже на первых альбомах, тогда это называлось, были пресс офисеры, которые привлекали внимание журналистов. «Битлз» не сразу стали «Битлз», «Роулинг стоунз» не сразу стали «Роулинг стоунз». И которые писали про эти альбомы, которые следили за концертами в каких-то ужасно обдолбанных клубах портовых. И которые делали так, чтобы абсолютно неизвестные молодые группы оказывались там на минуточку в шоу Эдда Саливана в Америке и т.д. Дальше уже были молодцы «Битлз» и «Роулинг стоунз», которые могли на трапе самолета сказать: мы сегодня популярнее Самого Иисуса Христа. Известная фраза Левина, после которой началась идеальная пиар кампания группы «Битлз» на территории американского маркетингового рынка.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что ж, а теперь-то? А чего про них про музыкантов писать, когда уже никого не осталось, считай. Исполнители больше не личности, просто куклы. Зато посмотрите, какие красавцы продюсеры. Один Шрек Пригожин чего стоит. Обидится, наверное, и возненавидит.

А. КУШНИР: Я, конечно, не соглашусь, что не осталось личностей. Безусловно, есть продюсерские проекты. И меня это словосочетание не сильно смущает, потому что, ну, можно напомнить радиослушателям, что тот же Элвис Пресли пел в основном чужие песни, тот же Робби Вильямс, герой нынешних 20-летних англичанок поет песни, которые ему пишут авторы, я уже не говорю про Бритни Спирз. Вот как бы это мировой практика.

Э. НИКОЛАЕВА: Что происходит с Бритни Спирз?!

А. КУШНИР: У Бритни Спирз тяжелая жизнь. Она закрывается у себя в туалете с ребенком, к ней вламывается полиция…

Э. НИКОЛАЕВА: Чего пристали к бедной девочке. Нарожала кучу детей, и не дают ей их воспитывать.

А. КУШНИР: Я думаю, что это очень хорошая пиар акция. С точки зрения…

Э. НИКОЛАЕВА: И то, что она пьяная стоит на сцене?

А. КУШНИР: Хотя кто ее знает, потому что я не так давно видел фрагмент ее выступления на одной из американских премий. Это, конечно, было за гранью добра и зла. И никакой пиарщик такого бы не пожелал.

Э. НИКОЛАЕВА: Даже в кошмарном сне.

А. КУШНИР: Да. Ну, а возвращаясь к нашим артистам, скажем так, я не открою секрет, что у русских рок-музыкантов. Конечно, элемент самостоятельности выше, чем у поп-музыкантов. И куда эта самостоятельность завела, ну, собственно, я и постарался достаточно откровенно написать в книге «Хедлайнеры», которая вот ну сравнительно недавно появилась в магазинах книжных. Книга «Хедлайнеры», она состоит из как 8 маленьких книг, там 8 повестей.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, она хорошая девочка Земфира, она не вредная, не злая, как про нее последнее время говорят. Капризная, говорят.

А. КУШНИР: Она очень противоречивая. Я бы, конечно, с большим интересом обсуждал ее альбомы, чем ее личность.

Э. НИКОЛАЕВА: Говорят, зазналась вся. Исчерпала себя.

А. КУШНИР: Да, нет. Просто есть…

Э. НИКОЛАЕВА: Добилась, чего хотела, и все, больше стремиться не к чему.

А. КУШНИР: А кто говорит адреса, телефоны?

Э. НИКОЛАЕВА: А кто говорит, кто там говорит то?

А. КУШНИР: Так вот книга достаточно и, наверное, непривычно жесткая, поскольку…

Э. НИКОЛАЕВА: Саш, ну, вы уже говорили о книге. Да, Вы мне сейчас скажите о том, вы говорили в программе «Аргентум». Вы приходили, были в гостях у нас на радиостанции в октябре. Вы мне…

А. КУШНИР: Я тогда к ней по-другому относился.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, Вы к ней тогда по-другому относились. Потому что это было Ваше детище. Наверное, взрощенное, вынесенное. Какие отзывы? Прошло время. Вы были на нашей радиостанции, она, скандальная книга «Хедлайнеры» только выходила в свет. Теперь прошло время. Можно подвести итоги. Какова реакция музыкального сообщества?

А. КУШНИР: Я думаю, настало время огласить реакцию музыкального сообщества. К моему большому удивлению, и к радости книжка вошла в три главные книги 2007-го года. Ее выбрал совет экспертов нашего радио, и надеюсь, все будет нормально. И в большом, большом фестивале «Чертова дюжина», который пройдет в марте в «Олимпийском», она присутствует в одной из номинаций, это номинация – лучшая рок книга года. И мне приятно, что я там оказался в неплохой кампании с Андреем Макаревичем и с Михаилом Козыревым. Действительно приятно. Это как бы с одной точки зрения. С другой точки зрения…

Э. НИКОЛАЕВА: Несмотря на присутствие, наверняка, я надеюсь, нелицеприятных каких-то моментов или нет? Если «Хедлайнеры» то это все круто, да? То герои, значит.

А. КУШНИР: Тут книга коренным образом отличается, все-таки вот Вы спрашиваете, вот прошло время, ну, многие говорят о том, что, наверное, впервые так откровенно написано о творчестве артиста, об их кухне, об их отношениях с поклонниками, журналистами. Собственно музыкантами. И в автор в моем лице не сильно их жалеет. И (НЕ РАЗБОРЧИВО) интервью спрашивают, там почему вот мы не можем создать какого-то русского Пита Догерти, который бы пил, курил, который бы, не знаю, сквернословил, выбрасывал бы телевизоры из гостиницы и т.д. И в частности, не знаю, наверное, впервые и я тоже написал о том, что очень часто наши артисты пытаются быть шелковыми, пушистыми, не конфликтными. И как получается, порой, никакими.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. не надо быть шелковыми и пушистыми.

А. КУШНИР: Но если Гребенщиков когда-то очень здорово сказал, не знаю, его это высказывание или приводное, что рок-н-ролл – это нож в кармане. Т.е. рок-н-ролл — это очень часто провокация. Т.е. провокация может быть как внешняя, когда Джим Морисон на сцене в Майами, допустим, снимал штаны, провокация может быть в текстах. Провокация может быть в интервью. И я когда читаю интервью наших музыкантов, последние лет 5-10, я просто засыпаю. Допустим, если бы Вы у меня спросили…

Э. НИКОЛАЕВА: А я у Вас спрашиваю.

А. КУШНИР: Как ни странно. Да. Если бы Вы спросили топ три лучших интервью, вот удивительно будет, это Борис Моисеев, реально в свое время журнал «Роулинг стоун» блестящее его интервью. И я показываю молодым музыкантам, смотрите, как надо давать интервью. Меня трудно заподозрить в симпатии…

Э. НИКОЛАЕВА: Хотя Борис Моисеев далек от рок-н-ролла.

А. КУШНИР: Да, Меня трудно заподозрить в симпатии, но я ничего не могу сделать. Или, допустим, я вижу, по-моему, в журнале «Афиша» блестящее интервью Мироновой, которую я в силу вопиющего бескультурья знаю не так много, я просто поражен кругозоров, не европейским кругозором, я реально мировым. Как человек говорит. Т.е. просто можно брать маркер и каждую вторую подчеркивать. А когда читаешь интервью наших рок звезд и поп звезд, но такое ощущение, что просто идет отчет на комсомольском собрании. Очень давно я на пресс-конференции…

Э. НИКОЛАЕВА: Они просто все зарабатывают деньги. Им продюсеры говорят: бабло есть, и не надо париться, и не надо экстравагантных заявлений. А то испортите себе имидж.

А. КУШНИР Вот Вы спрашиваете подведение, допустим, итогов. После того, как я был в «Аргентуме» буквально, если я не ошибаюсь, через 2 или 3 дня в клубе «16 Тонн» произошла презентация «Хедлайнеров», и вся пресс-конференция была здоровоскандальная. Т.е. поскольку журналисты не стеснялись, задавали острые вопросы, и, по-моему, такой самый острый вопрос был: а почему вот как бы в книге одно, а в жизни другое? И нам звонят Ваши сотрудники и пытаются убедить, поставить какие-то рецензии и т.д. и т.д. И я говорил, что меня очень удивляет позиция музыкальных журналистов. Мне-то глупому казалось, что это Вы должны ездить на концерты, ходить по подвалам, по репетициям, интересоваться творчеством молодых группы, чем классна европейская музыкальная пресса, тем, что они берут молодую группу и поднимают ее на щит. И помогают ей некоторое время. Да. Когда эта группа начинает зарабатывать шестизначные гонорары, семизначные, они первыми ее замочат. Но они реально ей помогают. И не удивительно, что там каждый месяц на обложке появляются какие-то новые герои.

Э. НИКОЛАЕВА: А у нас пока не заплатят той или иной газете, никто не появится.

А. КУШНИР: Да, я понимаю, что порой они искусственны, нужны рынку новые герои. Но там реально люди работают, реально люди интересуются, и реально у людей горят глаза. А я забыл, когда я на рок рок-концертах видел представителей радиостанций. Я имею в виду в первую очередь профильных радиостанций.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, понятно.

А. КУШНИР: Программных директоров. Им ничего не надо. У них все хорошо. У них столы завалены прободисками и т.д. И поэтому свою не до конца интеллигентную речь, перемешанную ненормативной лексикой, я закончил словами, что, дорогие мои… не надейтесь, звонили, звонят и будут звонить до тех пор, пока Вы не будете лениться там задницу отрывать и хоть чем-то интересоваться. Как бы я молчу, что половина вопиюще непрофессиональна в вопросах западной музыки. И я молчу о том, что вы не любите музыку вообще. Но, может, это не самое страшное. Вот Вы жизнь не любите.

Э. НИКОЛАЕВА: Нет огонька. Не горит душа.

А. КУШНИР: Соответственно потом подошли какие-то друзья, то, что называется близкие родственники, говорят: у Вас что всегда так пресс-конференция проходит?

Э. НИКОЛАЕВА: И они у Вас потом еще будут проходить?

А. КУШНИР: Ну, думаю, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Александр Кушнир, писатель, журналист, автор слов об отечественной поп музыке. Я бы сказала после такой десятиминутной, наверное, тирады просто герой, герой.

А. КУШНИР: Я даже рта не успел открыть.

Э. НИКОЛАЕВА: Я знаю, Вы общаетесь еще и с Фадеевым. Вот еще одна замечательная личность.

А. КУШНИР: Один из героев книги «Хедлайнеры».

Э. НИКОЛАЕВА: Как ловко он навешивает на уши нашей неосведомленной публике лапшу модной вчера западной музыки. А еще он, говорят, он спер у Бритни Спирс песню для своего «Серебра» на Евровидении.

А. КУШНИР: Откуда, т.е. я вижу, что журналист, с которым у меня огромное удовольствие общаться, реально подготовился к эфиру. Вот реально.

Э. НИКОЛАЕВА: Открыл интернет и посмотрел кучу всякого «г», которое там…

А. КУШНИР: Я вижу плоды работы, но я хочу…

Э. НИКОЛАЕВА: Нет, уважение вызывает товарищ Фадеев, конечно. Гражданин. Но мне кажется, какая-то дутая персона такая.

А. КУШНИР: Нет, я хоть мы с Фадеевым ругаемся часто идеологически, я буду за него стоять горой, поскольку я могу парировать ваш вопрос методом от противного. А кто лучше? Назовите лучше. Назовите профессиональней Фадеева. Назовите человека, который может вот так прогнозировать маркитнговое продвижение проекта. Назовите человека, которому будут звонить с Первого канала и говорить заискивающим голосом за полгода до Евровидения. Там, Максик, а что там у тебя новенького готовится, там и, я не знаю, если это легенда, то это очень талантливая легенда и красивая легенда, что действительно, ведь, насколько мне известно изнутри, со стороны кухни там группа «Серебро» на Евровидение не планировалась, поскольку она была в совершено в зачаточном состоянии. Вот с Фадеевым часто такие вещи случаются. Вот здесь есть его высказывания. Очень противоречивый человек. Сейчас расскажу его хохму. Последнее мое общение с Фадеевым, вообще, прекрасное было. Значит, говорит: ну, что книги, я считаю так, книги пишут те, кому уже нечего сказать. Я молчу, поскольку мы обсуждаем, как Вы догадались, книгу «Хедлайнеры» (НЕ РАЗБОРЧИВО)…

Э. НИКОЛАЕВА: Уел короче Кушнира.

А. КУШНИР: И спустя секунд 40 он говорит: я открою тебе секрет. Вот я сейчас сажусь писать книгу. Если Вы хотите на уровне визитки портрет Вадима, вот это он весь противоречивый в этом. Что, с одной стороны, книги пишут…

Э. НИКОЛАЕВА: Человек— сомнение ходячее, значит. А Ваша какая роль во всем этом отечественном поп-музыкальном процессе, спросила она на голубом глазу у целого Александр а Кушнира.

А. КУШНИР: Роль моя определяется при помощи Московского института развития биологии и химии в сельской промышленности, поскольку у них на каждом рабочем столе стоят не только мышки и мониторы, но и микроскопы. Вот под этими микроскопами они рассматривают мою роль. Не всегда ее, кстати, находят. Но я искренне помогаю молодым артистам из неизвестных стать известными, из известных популярными, из популярных знаменитыми.

Э. НИКОЛАЕВА: За деньги?

А. КУШНИР: По всякому. Знаете, «Кушнир продакшн» это такая злая карикатура на Голливуд, недобрая. Значит, что делает Голливуд? Он в сезоне выбрасывает на американский рынок и на мировой рынок, допустим, 10 фильмов. Из них 9 успешно коммерческие, про них пишут, там прибыль, все счастливы. А один фильм, извините, за выражение, одухотворенный. И вроде бы и волки сыты, и овцы целы. Поэтому очень редко среди сотен, сотен записей, которые ежедневно приносят на кассетах на компакт дисках, на DVD, на CDRах, это музыка, как правило, очень вторичная. А когда я говорю вторичная, я делаю комплимент, потому что, откровенно говоря, она третичная. Но вот иногда очень редко сталкиваешься с таким ощущением, я попробую так сказать художественно. Условно говоря, ты приехал, не понятно как это случилось, к бабушке, к прабабушке, которую тоже почти забыл. Которая живет в какой-то деревне у реки, и ты нырнул в эту реку глубоко. Подплываешь ко дну, изо дна что-то торчит, ты подплывешь ближе, и видишь, что это красивейший не понятно откуда там взявшаяся древнегреческая амфора. И ты понимаешь, что если ты ее рванешь сильно, то ты сломаешь ручки, она там так и останется. Если ты ее начнешь тянуть слабо, ну, ты ее можешь не вынуть. И вот где найти ту силу правильную силу, с которой эту амфору достать с ила, с этого дна, хотел сказать морского. Речного. И показать потом изумленной публике. Мне кажется искренне, что порой мне удавалось эти амфоры находить и выныривать с ними наружу. И доставлять по месту назначения. Амфоры потом, правда, забывали про меня, но это свойство всех красивых женщин.

Э. НИКОЛАЕВА: И не только женщин, да? Как красиво, художественно и высокопарно, но зато очень предметно. Итак, Александр Кушнир, писатель, журналист, автор слов об отечественной поп музыке. Герой практически этой самой музыки.

А. КУШНИР: Даже возражать не хочется.

Э. НИКОЛАЕВА: Блиц коротко о Вас. Итак, где учились? Где Вы всему этому научились, Александр?

А. КУШНИР: Есть у «Океана Эльзы» отличная песня, она называется «Вулыся». Вулыся – это по-русски улица. О чем в ней поется, песня написана 5 лет назад. Я ее прослушал случайно в ночь накануне эфира, видимо, готовился как и Вы, и там есть такие строчки. Вулыся нас связала, дымом надо водою, жевтую рекою. По-русски улица нас связала, улица вырастила, дымом над водою, желтую рекою. И Вокарчук очень красиво вставил название песен. Я сразу «Смок он зе вотер» и «Йеллоу ривер». Поэтому, к сожалению, когда это все начиналось, ну, не было, как сейчас приходят студенты, платят в ректорат достаточно крупные суммы, и, пожалуйста, Троицкий им читает, Кушнир им читает, Козырев читает. На собственном опыте, самые хорошие учителя это неудачные акции, когда ты понимаешь, что завтра тебе надо отдавать минус за то, что получилось. Вот когда ты попадаешь на 1000 долларов, на 10 000 долларов. Как сразу прекрасно и хорошо голова работает. Изумительно. И поэтому я не знаю, мне кажется, что тут залог фундамента какого-то это самообразование.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Сколько лет, Саша, занимаетесь уже музыкой?

А. КУШНИР: Я думаю, что точка отсчета это 87-й год осень. То, что впоследствии критики назвали советским востоком, это легендарный подольский рок-фестиваль, на котором участвовали все сильнейшие группы, и он мне довольно здорово так по мозгам врезал.

Э. НИКОЛАЕВА: Сами играете? Поете?

А. КУШНИР: Ну, общеизвестно, что кто лучший басист в этой стране. Я выигрывал призы, как наиболее виртуозный бас-гитарист ряда музыкальных профильных журналов, и последнее время меня приглашают на фестивали в Канны, чтобы я дал школу игры на бас-гитаре. Меня и Стенли Кларка, но я думаю, что я его уберу.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что Вы парите-то?

А. КУШНИР: Что значит парите? Вы спрашиваете. Я же у меня же, посмотрите, пальцы басиста. Т.е. у меня…

Э. НИКОЛАЕВА: Дайте потрогать пальцы.

А. КУШНИР: Пальцем можно потрогать.

Э. НИКОЛАЕВА: Такие мягкие.

А. КУШНИР: Так у меня и струны мягкие. У чешская музима. Я не знаю, «Машина времени» предлагала поиграть, но у них там Котиков, я сказал, что Сашка – хороший человек, я не буду.

Э. НИКОЛАЕВА: Во заливает. Сидит и на голубом глазу, думает, я ему поверила. А пишите сами без негров?

А. КУШНИР: Ну, я вообще, не очень понимаю смысл этого вопроса, поскольку вот Вы упорно не хотите об этом говорить, а я упорно хочу. Что эта книга – это была первая книга, которую никто не видел до опубликования. Ни артисты, ну, в каком-то смысле ни издатели, ни редактора. И я просто хотел, чтобы цензура, и давление было ноль. И, может, т.е. собственно, как пишу, вот читайте. Ну, коряво, но это честное чтиво.

Э. НИКОЛАЕВА: Так сколько книг, написали Вы, Вы уже рассказывали нам.

А. КУШНИР: Отчитался, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, отчитались, да. Книга «Сто магнитоальбомов советского рока» действительно была когда-то бестселлером сезона, как пишут, Вы об этом тоже подтвердили нам, мои все наработки…

А. КУШНИР: Вот очень жду, обещает издательство амфора, которая издала «Хедлайнеров», вот весной ее переиздать. У меня есть корыстная личная заинтересованность, потому что ну достали звонками, где ее можно купить. А все уже раритет. Презентацию какую-нибудь устроим.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, на «Эхе Москвы». Самые замечательные музыкальные события, в которых Вы принимали участие, о которых писали. Ну, наверное, последняя пресс-конференция, я думаю, да.

А. КУШНИР: Нет, нет. Я думаю, что самая замечательная, они нашли отражение вот в этих 8 главах книги «Хедлайнера». 8 главных артистов и продюсеров России, хотя, надеюсь, они еще будут.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что музыку какую-нибудь послушаем, что ли, Александр.

А. КУШНИР: Давайте.

Э. НИКОЛАЕВА: Кого поставим-то из Ваших любимых?

А. КУШНИР: А давайте из любимых мы поставим «Аквариум», очень люблю альбом «Беспечный русский бродяга». И там вдруг на «Эхо Москвы» есть лимитированное издание, там есть такой концертный хитяра Бориса Гребенщикова, песня называется «Скорбец». Попробуйте не найти.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: А мы нашли…

А. КУШНИР: Только звучал такой прямо рок. Такой рок.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, такой вот рок тот самый, самый, о котором вот мы все пишем и пишем. Ну, что же, Александр Кушнир, писатель, журналист, автор слов об отечественной поп музыке. Вопросы задаю здесь я, Эллина Николаева. Насколько Вы можете откровенными внутри цеха, Александр, чтобы не испортить отношений? На Вас распространяется закон омерты?

А. КУШНИР: Вот если бы мы с Вами были на пресс-конференции, Вы с таким выражением меня спросили, я бы посмотрел на Вас невинно и сказал бы: а повторите, пожалуйста, вопрос. Но поскольку мы в уютной студии, Вы знаете…

Э. НИКОЛАЕВА: И Вы пьете наш чай.

А. КУШНИР: И я пишу у Вас чай с красивым логотипом «Эхо Москвы» на чашке, я скажу следующее: когда-то Утесов сказал, и потом Пугачева вовремя подхватила отличную фразу, что не надо путать интервью и исповедь.

Э. НИКОЛАЕВА: Так у нас сегодня что?

А. КУШНИР: У нас сегодня такой гибрид. У нас, знаете, а я знаю, у нас американские горки. Т.е. у нас так вверх, вниз. То я как бы Вам первый, зачарованный тембром Вашего голоса рассказал про свои басистские увлечения, а Вы не поверили. Ну, Ваше дело, то я какие-то достаточно заповедные моменты говорю, но, конечно, мне кажется, следующее. Что в музыке, как и в жизни, чем ты откровенней с людьми, тем люди откровенней с тобой. Чем ты больше дал, тем ты больше получил. Гребенщиков об этом говорит лучше меня: он говорит об этом примерно так. Что чем больше ты отдал, тем ты ближе к Богу. Гений.

Э. НИКОЛАЕВА: Молодец. Любим Гребенщикова.

А. КУШНИР: Любим.

Э. НИКОЛАЕВА: Сидел на Вашем месте в студии.

А. КУШНИР: Ну, а то.

Э. НИКОЛАЕВА: Такой милый.

А. КУШНИР: Большая умница.

Э. НИКОЛАЕВА: Зарабатываете только книгами и организацией пиар кампаний артистов, а корпоративки ведете, Саш? Ведь могете же. Со своей бас-гитаркой то?.

А. КУШНИР: Нет. С бас-гитаркой, но глаза-то заняты… Нет, я довольно скептически отношусь к этой культуре корпоративных праздников.

Э. НИКОЛАЕВА: А к деньгам?

А. КУШНИР: К деньгам я отношусь таким же образом, как… нет, не скептически. Я считаю, что это эквивалент свободы раз. Добавления энергии, два. И очень часто эта свобода ой как бывает необходима.

Э. НИКОЛАЕВА: Но корпоративки?

А. КУШНИР: Нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Нет. Чтобы работать с артистами, нужно обладать определенным характером. Часто конфликты возникают? Ну, задавала я Вам этот вопрос, Саша, хороший у Вас характер. Хороший.

А. КУШНИР: Так мы про конфликты или про характер?

Э. НИКОЛАЕВА: И про то, и про другое.

А. КУШНИР: Есть что сказать,

Э. НИКОЛАЕВА: Без одного другого не бывает.

А. КУШНИР: В идеальной ситуации, я стараюсь, чтобы каждый раз ситуация приближалась к идеальной и для артиста, ты реально друг, порой священник, которому он может исповедоваться…

Э. НИКОЛАЕВА: Адвокат.

А. КУШНИР: Ну, есть же такое уже, по-моему, устойчивое словосочетание «адвокат дьявола», поэтому я бы сказал, скорее, священник все-таки, т.е. пастырь. Пастырь, можно же сказать.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы много на себя берете, Саша.

А. КУШНИР: Нет, для артиста нормально. Это же общение двух людей. Вы знаете, мне еще кажется, должна еще быть такая здоровая степень интима в отношениях с артистом. Она обуславливает доверительность и это очень важно. Потому что если нет доверительности, вот и еще. Я стараюсь каждый раз сделать так, чтобы я про артиста знал чуть-чуть больше, чем он сам про себя. Что, я имею в виду…

Э. НИКОЛАЕВА: В душу лезете человеку.

А. КУШНИР: Нет, стоп. Сначала на информационном уровне. Архивы, интернет, как бы все переслушать, собрать мнения. Тогда появляется объем, объем в отношениях. И последнее что я скажу, может, чуть жесткую вещь, надо чтобы, по крайней мере, в том вопросе, в котором ты артисту помогаешь, это медиа отношения с средствами массовой информации, чтобы он чувствовал твою силу. Тогда он не будет капризничать, он будет прислушиваться к тому, что ты говоришь.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, надо показать ему, конечно, свою силу, ну, а как же. Иначе тебя уважать не будут.

А. КУШНИР: Да, как в жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: У нас же тут собачья стая бегает по стране.

А. КУШНИР: Не говорите.

Э. НИКОЛАЕВА: Все, иерархия построена по этому принципу.

А. КУШНИР: Даже спорить не буду.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, тем не менее, развлекаться можно не только слушая музыку, но и внимая рекламе на «Эхе Москвы». Мы продолжим сразу после.

РЕСЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии Александр Кушнир, писатель, журналист, авто слов об отечественной поп-музыке. Вы поняли, почему люди так любят подробности жизни звезд?

А. КУШНИР: Я думаю, что подавляющее большинство населения осознанно или неосознанно болеет такой болезнью, которая называется воеризм. Люди любят подглядывать. Кто-то подглядывает в замочную скважину к соседям, кто-то включает светские передачи на телевидении, слушает светские новости по радио, читает желтую прессу. И вот собственно и ответ на вопрос.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Вы даете им эту пищу?

А. КУШНИР: Мимоходом. Т.е. как ни странно ответ положительный, но книга «Хедлайнеры», она, вообще, о другом.

Э. НИКОЛАЕВА: Она не для них, она для Вас. Исповедь тоже своего рода.

А. КУШНИР: Знаете, я очень просил своих издателей, с которыми у меня, тьфу, тьфу, тьфу доверительные отношения, о чем мы только 5 минут назад говорили. Я очень просил, если они могут сделать так, чтобы эта книга в книжных магазинах не находилась в разделе «Музыкальная литература». Потому что мне кажется, что музыкальная литература, это резервация. Т.е. если какая-то книжная резервация в каком-то смысле. Если я недавно купил книгу про Ван Клиберна, да, я пошел в раздел «Музыкальная литература» и приобрел.

Э. НИКОЛАЕВА: И с удивлением обнаружил там книгу…

А. КУШНИР: Да. Но собственно, когда я садился писать «Хедлайнера», у меня была задача минимум, рассказать многим что-то новое о музыке, а задача максимум, я замахнулся, ну, рассказать чего-то новое о жизни. Но это тогда не фига ей стоять в «Музыкальной литературе», пусть стоит в новинках, или страшно сказать в бестселлерах.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, в бестселлерах лучше все-таки.

А. КУШНИР: А, между прочим, в сети книжных магазинов «Республика» книга «Хедлайнеры» вошла в десятку самых продаваемых. Вместе с «Бембидером», «Китайской кухней», что, кстати, важно Гришковцом и другими достойными книгами.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну ладно против фактов не попрешь. Но Вы так поменьше тут с этим со своим пиаром.

А. КУШНИР: Ну, как всегда.

Э. НИКОЛАЕВА: А то, знаете как, а то мне скажут.

А. КУШНИР: А что это Вы так благоволите…

Э. НИКОЛАЕВА: Вы начинали, когда «Кино», «Наутилус», «ДДТ», Гребенщиков, они были полубогами, а теперь мы пришли просто к индустрии. Конечно же, Вы ностальгируете по тем временам, как пожилой человек.

А. КУШНИР: Да, я, поскольку в гостях сидит достаточно пожилой человек, написало одно из интернет изданий, что я отметил во время презентации «Хедлайнера» свое 29-летие. Я понимаю, что в 29 лет это уже не мальчик.

Э. НИКОЛАЕВА: Пожил уже, да.

А. КУШНИР: Кстати, Параджанов недавно сказал очень классную фразу, что человек до 28, 29 лет книги читает, а после 28-29 книги создает. Видимо у меня настала вот такая болдинская осень.

Э. НИКОЛАЕВА: Как раз, как сказали, так оно и есть.

А. КУШНИР: В общем, выпутались мы из вопроса о возврате, хотя вот прямо…

Э. НИКОЛАЕВА: Но ответ-то я не получила, Саш. Ностальгируете по тем временам? «Кино», «Наутилус»…

А. КУШНИР: Нет, потому что это все равно, что ностальгировать по бабинным магнитофонам, виниловым пластинкам. И я живу, дышу эволюцией, и мне прикольно, что появляются новые герои. И если разговор в частности…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, сейчас герои, а были полубоги.

А. КУШНИР: Трудно в эпоху айподов, айфонов, МР3 и порносайтов кого-то удивить. Поскольку интернет любое событие делает доступным через 10 секунд. Или через 5 секунд. Я думаю, что просто романтики в нашей жизни стало поменьше. Нравится кому-то или нет. Так боги стали героями, и герои полу героями.

Э. НИКОЛАЕВА: Все тайны российского музыкального пиара выложили в книге, да? Это мы выяснили.

А. КУШНИР: Нет, нет, Вы что, про тайны музыкального пиара мы не выяснили. Поскольку действительно, люди, когда закрывают последнюю страницу, они задают два вопроса. Вопрос первый: а Вы клиентов не распугаете этой своей книгой? И второй, что спрашивают, ну, бывают иногда люди, которые говорят: ну грустно. Я говорю: а что грустно? А грустно то, что я 25 лет жизни прожил неправильно. И я не знаю…

Э. НИКОЛАЕВА: Не с теми полубогами?

А. КУШНИР: Я не знаю, это достижение автора или нет? Да, понятно на лицо открытая обратная реакция, но в принципе это же книга о свободных людях достаточно. Вот мы говорили про деньги, говорили про свободу, еще про что-то.

Э. НИКОЛАЕВА: Про наркотики еще не говорили.

А. КУШНИР: Задавайте вопросы.

Э. НИКОЛАЕВА: Являются ли наркотики проблемой для участников нашего шоу бизнеса.

А. КУШНИР: Да, так же как… Ответ положительный. Наркотики – это, к сожалению…

Э. НИКОЛАЕВА: Пили бы уж тогда. Курили марихуану. Вкусно ведь.

А. КУШНИР: Ну, не сильно мы тут отстаем. Я услышал все реплики. Не сильно мы тут отстаем от Европы, Америки. У кого-то больше, у кого-то меньше. Уже, по-моему, алкоголь – это не актуально.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, глупо как-то садиться на наркотики. Ну, просто глупо. Тупо. Ну, понятная реакция.

А. КУШНИР: Когда уже человек не управляет своими тормозами, там и, конечно, можно защититься от всего фразой «тормоза придумали трусы». Но вот этот слоган «Секс, наркотики, рок-н-ролл», он звучит, конечно, вроде бы и красиво. Да, рок-н-ролл красиво, да, секс красиво, наркотики… Часто это заканчивается могилами Джимми Хендрикса, Джэнис Джоплин, Джимми Моррисона и т.д.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, прямо вот такие примеры, конечно. Каждому хочется быть Джэнис Джоплин.

А. КУШНИР: Они все в один год умерли.

Э. НИКОЛАЕВА: Так вот о том и речь. Почему Илья Кормильцев в конце своей жизни выглядел таким удрученным? Ну, потому что он болел, конечно же, в первую очередь. И вообще, какая-то странная, очень странная смерть. Мистическая какая-то.

А. КУШНИР: Я бы не претендовал на роль его биографа, не важного, официального или неофициального. Но все те разы, когда мы с ним общались, живьем, по телефону и т.д., это всегда был очень энергичный, очень позитивно настроенный, конструктивный, веселый человек с гениальным кругозором. И я не знаю, может, это мужество, когда человек внешне выглядит вот таким образом. Такой прямо в форме, в тонусе, а на самом деле, что происходит в душе, и что происходит со здоровьем, это не маолокс купить для изжоги. Это что-то посерьезней. Но я всегда сталкивался с человеком, который, вот как мы говорили уже сегодня, любит и музыку, и жизнь, и друзей своих. И как бы себя в музыки, себя в жизни. Не знаю, может ,мне повезло, я не столкнулся с этим ни разу.

Э. НИКОЛАЕВА: А странно, вот все такие герои, вот тот же Бутусов, вроде бы уважаемый такой музыкант. И как личность он достаточно достойно себя и держит и ведет. И певец так нашел себя на сцене, менеджер, наверное, тоже неплохой. И вот Илья Кормильцев. А, тем не менее, два талантливых человека, и так грустно у них распалась вся их практически совместная жизнь.

А. КУШНИР: Давайте обратимся к прошлому. Они же начали сотрудничать, так или иначе, года с 83-84-го. И до 97-го года это было практически чуть ли не ежедневное общение. Т.е. 13-14 лет. Ну, я не знаю, настоящие рок-группы столько не живут. Но есть исключения там от «Ю-ту» до «Роуллинг стоунс».

Э. НИКОЛАЕВА: Можно так спокойно, не дрогнув, я вот спрашивала его про Кормилицы Кормильцева на, он просто не дрогнув совершенно, не поведя бровью, не моргнув глазом, так просто сказал: да, подумаешь. Ну, даже интервью его было по телевизору. Бутусова.

А. КУШНИР: Ну, это, конечно, лицедейство. Потому что у меня есть очень симпатичные мне приятели партеры, журналист издательского дома «Коммерсант» Боря Барабанов, про музыку пишет. И последнее время удачно с Земфирой работает. Он был один из немногих моих знакомых, которые посетили в Лондоне больницу, где Корми Кормильцев лежал. И потом после смерти ему удалось взять достаточно откровенное интервью с Бутусовым. Не знаю (НЕ РАЗБОРЧИВО) беседу, и я удивляюсь. Вы знаете, редкая ситуация, когда абсолютно нет полутонов. Только черное и белое. Это редко бывает. Вот допустим, с Вами и с многими журналистами, Бутусов ведет себя так относительно Кормильцева. А Барабанов раскопал, что пытался он помогать и материально, и хотел вылететь в Лондон. Там с визой не получилось. Т.е. не все так просто.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну что же, Александр Кушнир, писатель, журналист, автор слов об отечественной поп-музыке. Вопросы здесь заканчиваю задавать я, Эллина Николаева. Культура, мультара, я, конечно, понимаю ментальные особенности нашей страны. И то, что каждый второй здесь сидел. Но Вы можете объяснить, какого черта такой замечательный жанр, как шансон на радио и ТВ отдан у нас на откуп блатнику?

А. КУШНИР: Не являюсь я большим экспертом по шансону, но, тем не менее, вот то, что называют городским шансоном в Европе, особенно во Франции, еще с таким баянчиком, акардеончиком, электронной обработкой, вот тот же жанр, какие они молодцы, как они его сделали национальным…

Э. НИКОЛАЕВА: Осовременили как-то.

А. КУШНИР: Да, национальным достоянием. И когда пол Москвы слушает готен проджект, основанный именно на подобной музыке, или там или «Зовку». Это понятно, чтобы на Ваш вопрос практически ответить, те же «Зовка» там, если кто-то не знает. Это такой шансонно-ланжовый дуэт, лидер которого чех, живет в Швейцарии. Поет француженка и подыгрывает еще там то ли турок, то ли араб на аккордеоне. Когда они последний раз приезжали в Москву, то на их концерте в «Желтом море», кроме меня было еще человек 20. одна из лучших ланжово-шансонных групп Европы.

Э. НИКОЛАЕВА: При этом.

А. КУШНИР: Не понимаю я. Просто не понимаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Хотя у каждого водилы, наверное, эта музыка. В кассетнике. Я летом села в машину одного, она там из 8 колонок в этой в восьмерке вырывалась.

А. КУШНИР: Я хотел сказать: Бах раздавался.

Э. НИКОЛАЕВА: Бах раздавался, да.

А. КУШНИР: Ну, не Бах, конечно, не Бах.

Э. НИКОЛАЕВА: Именно не Бах, а вот этот Бах раздавался. Да. Ну, что же, по мере исчезновения личностей с музыкальной сцены, про кого Вы будете писать, Александр? Как себе имя де… продолжать поддерживать на плаву?

А. КУШНИР: Смягчила ведущая свой вопрос.

Э. НИКОЛАЕВА: Не пора ли прибиваться на обслуживание «Фабрики звезд»?

А. КУШНИР: Я на самом деле, думаю, что уместно в конце нашей беседы заявить, что я, наверное, непрофессиональный писатель, и я не ставлю себе планку там 8 потом 9-ю книгу. Можно же прекрасно жить, припеваючи, выпуская «Хедлайнеры-2», «Хедлайнеры-9», «Хедлайнеры-17» и т.д.

Э. НИКОЛАЕВА: Как «Менты» штамповать.

А. КУШНИР: Типа, да. И если дальше книжек не будет, есть масса интересного, чем заниматься, и сейчас у меня в голове кружатся очередные идеи.

Э. НИКОЛАЕВА: На бас гитаре будете играть?

А. КУШНИР: Помимо бас гитары где-то раз в год, в полтора я делаю фестивали молодых групп «Индюшата». Ну, такая игра слов от слова «Индепендент», независимые. Там индюки. И книга – это всего лишь одно из хобби.

Э. НИКОЛАЕВА: А что такая за страсть то к этой музыке, Саша?

А. КУШНИР: А, вот теперь разговор то пошел по-настоящему. Вот смотрите, на самом деле, я в 16 лет переехал из Киева в Москву. И некоторое время…

Э. НИКОЛАЕВА: И фамилия Ваша…

А. КУШНИР: Кушнир – по-украински, это по староукраински это вот есть Одиссей, есть Ариадна…

Э. НИКОЛАЕВА: А есть Кушнир.

А. КУШНИР: А есть еще, как же называется? По-украински такой аналог – Инеида. Которая начинается со слово: Иней бу в парубок моторный… (ЦИТИРУЕТ ПО-УКРАИНСКИ) и т.д.

Э. НИКОЛАЕВА: На 6 минут как раз.

А. КУШНИР: Да, и т.д. И вот там среди профессий есть кушнеры, это кузнецы. Можно, конечно, прогнать сейчас такую классную телегу, что мы кузнецы человеческого счастья, или еще что-то. Или артистического. Но мне кажется, что это перебор будет. И я помню вот эти дурацкие времена начала 91-92-й год, когда на той же Украине зарплата каких-то социальных работников составляла 15-20, максимум 25 долларов. И музыканты просто задыхались. И Россия в каком-то смысле была для них отдушина. И полузабытые на родине гениальные группы, такие как «Коллежский асессор», «Работа (НЕ РАЗБОРЧИВО), это как Харьковский, Киевский, Львовские. И я не знаю, я, наверное, именно тогда понял, что реально это помощь людям что-то дает, поскольку удавалось их привезти в Москву. Они играли в каких-то фестивалях, давали концерты в клубах. Их видели журналисты, и в первой книге «Сто магнитоальбомов советского рока» и в самой первой моей книге «Золотое подполье» Андрей Владимирович Тропило питерский саун продюсер, который записал, наверное, весь ленинградский рок 80-х, он в одном из интервью сказал, что, говорит, моя задача помочь художникам умереть здесь. Т.е. фраза такая… Я не сразу ее понял, но, по крайней мере, я ее понял таким образом. Тропило, он гений, что как бы создать некую среду. Я всегда старался для музыкантов, будь это рок, или будь это альтернатива, андеграунд, помочь максимально эффектно и эффективно себя выразить. Насколько страна это воспринимала, по-разному бывало. Бывали успешные артисты, они стали героями книги «Хедлайнеры». С тем же, наверное, с не меньшим интересом я бы сел и сейчас модная такая приставка «анти». Антилузер, анти еще. Вот, написать книгу «Анти хедлайнеры». И поверьте, для меня она была бы не менее интересная. Т.е. это те артисты, которым не удалось завоевать страну, но которые не менее талантливые. К сожалению, таких много.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, я надеюсь, что Вы не на целых 6 минут решили забубырить этот свой монолог такой…

А. КУШНИР: Я остановился.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, хорошо.

А. КУШНИР: Вовремя

Э. НИКОЛАЕВА: Давайте музыку послушаем, Саш.

А. КУШНИР: Давайте.

Э. НИКОЛАЕВА: Чего послушаем то?

А. КУШНИР: Давайте мы послушаем группу «Мумии Тролль». Композиция называется «Инопланетный гость». И она посвящается нашему сегодняшнему эфиру, потому что, конечно, мы витаем в открытом пространстве.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Вам это позволено.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Спасибо за ответы и за Ваш вклад в развитие отечественного шоу бизнеса. Александр, где наша не пропадала…

А. КУШНИР: На бэк вокалах сегодня выступал Александр Кушнир, и иногда ему удавалось попасть в терца.

Э. НИКОЛАЕВА: С Элиной Николаевой.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире