'Вопросы к интервью
26 января 2008
Z Какого черта Все выпуски

Игорь Селин


Время выхода в эфир: 26 января 2008, 23:08

ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Какого черта. Океан шоу бизнеса устроен так, что выносит на поверхность, прежде всего, пену. Всю эту унца-цу. А тем временем, в его недрах вот уже 15 лет существует, например, вокальный дуэт «Зикр». Камерный, народный вокал, мантровая техника, тувинское горловое пение, православное радение. Все это Игорь Силин и Ольга Ткаченко, которые сегодня у нас в студии. Здравствуйте, Игорь. А где Ольга?

ИГОРЬ СЕЛИН: Оля в Киеве. Ведет занятия нашего театрика, театра голоса. Там у нее мужской октет. Так что ей есть что делать, и пока она не смогла приехать в Москву.

Э. НИКОЛАЕВА: Будете отдуваться за двоих, знаете.

И. СЕЛИН: Ну, а что делать, что делать.

Э. НИКОЛАЕВА: Зикр – в переводе с арабского означает поминание, кого или что Вы поминаете своим пением?

И. СЕЛИН: Ну, вообще, еще один перевод «Зикр» – это разговор с Богом. У нас своеобразная очень техника и голосоведение, и техника психоэнергетическая, которую мы используем, поэтому мы в таком положении, мы единственные с мире и кругом неформат.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что значит неформат?

И. СЕЛИН: Ну, неформат, потому что…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, интересно же, оригинально, а почему неформат? А как же рейтинг?

И. СЕЛИН: Ну, вот не знаю, почему, мы объездили полмира по всяким фестивалям, везде нас хорош очень принимали, но когда дело доходило до какого-нибудь контракта со звукозаписывающей фирмой, они говорили, вот очень здорово, но не формат.

Э. НИКОЛАЕВА: Слушайте, я на вас сейчас посмотрела, вы такой весь из себя благообразный. Весь такой породистый мужчина. Просто какой-то Ющенко, весь заросший таким благообразными… такой модный.

И. СЕЛИН: Нет, ну, какой я Ющенко. Я вообще русский сын литовского народа.

Э. НИКОЛАЕВА: Русский сын, а, ну да. Чувствуется, у Вас литовские корни есть. Такая что-то такое. Давайте послушаем. Что-то поставим нашим радиослушателям.

И. СЕЛИН: Давайте.

Э. НИКОЛАЕВА: А то мы все формат, не формат.

И. СЕЛИН: Послушаем. Вот мы последнее время, значит, делаем альбомы с музыкой. Это вот из альбома Виктор Странник. Есть такой в Киеве замечательный человек. «Нежность».

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, нежность она и в «Зикре» нежность, но своеобразная. Еще Вы называете себя магическим театром голоса. И про Вас говорят, что Вы гипнотизируете слушателей. Удачно ли такое определение? Магия, гипноз в нашей стране, как известно, дело аферистов, Вы знаете про это, Игорь?

И. СЕЛИН: Нет, мы, конечно, никого не гипнотизируем. Но что часто бывает довольно-таки в начале, некоторые люди вздрагивают от того, что слишком сильно это для них, слишком сильно в эмоциональном плане. У нас такой был случай в капелле в Петербурге. Подошел после концерта мужчина, говорит: Вы не думайте, я не ушел. Я за дверью просто слушал. Мне в зале слишком сильно было.

Э. НИКОЛАЕВА: Слишком бьет по груди.

И. СЕЛИН: Слишком бьет.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот то, что мы послушали «Нежность», это Ваша визитная карточка?

И. СЕЛИН: Да, из последних работ мне лично этот трек очень нравится.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Игорь Силин и Ольга Ткаченко, которая морально с нами. Вокальный дуэт «Зикр», создатели нового вида искусства. Итак, блиц коротко о Вас и Вашем дуэте.

И. СЕЛИН: Давайте.

Э. НИКОЛАЕВА: Где учились, Чем занимались?

И. СЕЛИН: Я закончил Щукинское училище, работал режиссером драматического театра. Поставил 66 спектаклей в разных городах Советского Союза еще. Потом у меня были экспериментальные театры. Потом меня из театров попросили, и я работал психологом со спортсменами, с ликвидаторами Чернобыльской аварии и т.д. Потом сделал в Киеве театр, там встретил Ольгу. Театр закончился в связи уездом спонсоров. И вот из этого театра и родился наш дуэт.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, героический путь, конечно. Особенно так походя сказать, что работали в театрах, были режиссером, поставили 66 спектаклей, потом Вас из театра попросили. Так практически взяли и перечеркнули всю жизнь.

И. СЕЛИН: Да, сказали, ну, как Вы понимаете, ха-ха-ха, Вам больше не работать в наших театрах, ха-ха-ха. Вот уроды!

Э. НИКОЛАЕВА: Это из-за чего? Из-за того, что Игорь Калинаускас стал Игорем Селиным?

И. СЕЛИН: Нет, это из-за того, что все, чего я делал, это все как-то не наше было. Вот искусство не наше. Вот я интересовался практический психологией, это не наше. И только когда, наконец, произошла смена режимов, вот тут оказалось, что все это наше. Стали выходить мои книги, я вот запел в 48 лет. И начал заниматься живописью в 50. И, в общем, чувствую себя совершено прекрасно.

Э. НИКОЛАЕВА: А сейчас Вам сколько лет?

И. СЕЛИН: А сейчас мне 63 вот на днях.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот не скажешь, что Вам 63. И, получается, расцвели ближе к полусотни.

И. СЕЛИН: Да, я имел неосторожность в 16 лет предсказать, что мы еще доживем до новой революции, скорее всего, капиталистической. После чего у меня были разные мелкие неприятности.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы автор некоей уникальной психотехники. Ольга – ученица, Вы уже сказали об этом. Что это за психотехника у Вас, которая никому не нужна, и вот, оказывается, она какая-то уникальная.

И. СЕЛИН: Нет, Вы знаете, она вообще много кому нужна. Она используется в разных совершено местах, хотя была сделана для театра, для актеров. Эта психотехника, позволяющая человеку, не прекращая основной деятельности, проводить различные саморегулирующие воздействия на себя самого для того, чтобы создавать различные состояния, наиболее оптимальные для данной задачи.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это актерство, да?

И. СЕЛИН: Началась это все в театре. Это мы с Борей Тираспольским в свое время как-то так родилось. А потом оказалось, что это хорошо действует. Я и в клинике это использовал, когда работал с чернобыльцами, и со спортсменами высшей квалификации использовал. А сейчас есть масса групп в массе городов, где люди занимаются. Это им просто хорошо, приятно, чему-то помогает.

Э. НИКОЛАЕВА: На каком этапе жизни зародилась мысль петь такое? Ну, Вы только что сказали, что Вы запели в 50. Почему именно так запели?

И. СЕЛИН: А Вы знаете, это родилось из театра. Я всю жизнь интересовался очень человеческим голосом, его возможностями, разнообразием, изучал всякие техники, когда была возможность. Обучал актеров различным техникам.

Э. НИКОЛАЕВА: Голос ставили?

И. СЕЛИН: Да, я и преподавал сценоречь даже однажды целый год. И когда у нас театр, вот мы репетировали спектакль по Леси Украинки «Возлюби». И у нас вдруг спонсор взяла и нас бросила, вот так.

Э. НИКОЛАЕВА: Типа надоели Вы мне.

И. СЕЛИН: Актеры разбежались. А у нас, значит, готовый спектакль практически. Я говорю: Оль, давай, споем. Поэтому до этого на репетиции она пела, и я услышал, что она освоила очень прилично, первый человек в моей жизни, который освоил эту технику. И мы позвали друзей, друзей, знакомых. И я позвал своего знакомого композитора, говорю: а ты послушай, и потом мне скажешь, это бред или действительно из этого что-то может получиться. И вот так мы пели 45 минут без остановки.

Э. НИКОЛАЕВА: На разные лады.

И. СЕЛИН: И весь этот спектакль…

Э. НИКОЛАЕВА: Типа у Вас такое джазовое пение только.

И. СЕЛИН: Да. Да, чистый вокал.

Э. НИКОЛАЕВА: Импровизация.

И. СЕЛИН: Импровизация. Ну, и потом он мне сказал, что да, из этого что-то может быть, если… дальше перечислил все, что надо. И вот 3 года мы занимались тем, что надо. В том числе и камерным вокалом с очень хорошим педагогом в Питере Тамара Николаевна, которая кричала на нас: шмакодявки! Да, замечательная женщина. Она очень интересная вокалистка, камерная певица и педагог. Она пела с Пендерецким. Можете себе представить. Т.е. с оркестром под управлением лично автора. Замечательная, потрясающая. Потом как-то вот Андрюша (НЕ РАЗБОРЧИВО) пригласил нас в Питер. В Питере замечательно нас встретили рокеры во главе с Сережей Курехиным. Очень дружили, и вместе работали несколько раз. И другие ребята. И как-то вот, наверное, это только в Питере тогда могло произойти, только в Питере.

Э. НИКОЛАЕВА: И это было уже практически…

И. СЕЛИН: 15 лет назад 3 апреля в Смольном соборе состоялся первый официальный концерт наш.

Э. НИКОЛАЕВА: Ничего себе, хорошая площадка. А каким же образом на Ваш первый концерт в этом самом Смольном соборе Санкт-Петербурга собралось аж даже 1000 человек?

И. СЕЛИН: Ну, это загадка, потому что мы ждали честно, не претворяясь, мы ждали ну 250, это максимум, на который мы рассчитывали. Потому что почти не было рекламы, вообще, нас никто не знал.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, да, это первое же.

И. СЕЛИН: И когда мы шли с Олей, и увидели, что битком набит Смольный собор. Ну, сами понимаете, переживания были замечательные. И вот я говорю, это Питер. Это вот тогдашний Питер. Это удивительно. Мы же в Питере пели на всех площадках. Мы пели в капелле, открывали сезон несколько раз. И всегда у нас был аншлаг, вот 2 больших концерта в год обязательно. И всякие еще по клубам.

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько стран Вы объездили? И выгодное ли это предприятие?

И. СЕЛИН: Нет, это абсолютно невыгодное, и это все…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, с тысячи-то с каждого по рублику.

И. СЕЛИН: Доброе дело наших друзей…

Э. НИКОЛАЕВА: Значит, спонсоров.

И. СЕЛИН: Потому что они нас избавили вообще от мысли о финансах. Только творчество. Им очень нравилось это все. А так ну по фестивалям мы объездили, мы не были только в Индии, Китае и Японии. А и в Южной Америке не были, а так везде были.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Игорь Силин и Ольга Ткаченко, которой в студии нет, но  она с нами. Она же нас слушает.

И. СЕЛИН: Да, она всегда с нами.

Э. НИКОЛАЕВА: И без нее не мыслим вокальный дуэт «Зикр», создатели нового вида искусства. А вопросы здесь задаю я, Эллина Николаева. Расскажите, как обычно проходят Ваши выступления. Ведь это необычный концерт. Давайте мне, вот как все начинается? Как будто я на концерте.

И. СЕЛИН: Вот так все начинается. Значит, вот представьте себе Бродвей. Вот мы однажды там пели в. Вот люди в зале, вот люди за кулисами. Вот мы выходим, садимся друг напротив друга. Обычно закрываем глаза, настраиваемся, и кто-то начинает. Причем, мы никогда не знаем, кто именно начнет, потому это каждый раз абсолютная импровизация. Афигеть. Мы встраиваемся друг в друга, мы встраиваемся в пространство зрительного зала. Мы включаемся в то пространство, откуда получаем эту музыку. В общем, в каком-то момент рот открывать, и начинается.

Э. НИКОЛАЕВА: Душа, наверное, летит.

И. СЕЛИН: Душа, конечно. У нас даже фильм был такой на нашу музыку про нас «Странствие душ». Ира Тайманова сняла.

Э. НИКОЛАЕВА: Это идет как бы микс такой. И тувинская и мантровая, и камерная народная, все в одном выступлении.

И. СЕЛИН: Ну, Вы знаете, вообще у нас в результате существует своя основная техника голосоведения. Она принципиально отличается от наиболее известной. Мы даже подали патентную заявку. Вот ждем результат. Ее приняли.

Э. НИКОЛАЕВА: А что необычного?

И. СЕЛИН: Необычного там, вот представляете. Человек поет, или говорит, он выбрасывает наружу звук, воздух, а у нас, если даже я  очень громко пою, перед ртом поставить свечу, она не будет даже колыхаться. Да, это такая секретная техника.

Э. НИКОЛАЕВА: Предупредили бы меня, я бы поставила свечу бы.

И. СЕЛИН: Да, пожалуйста, как говорил мой мастер – секретная техника.

Э. НИКОЛАЕВА: Что за мастер такой? Вот этот вот тувинский?

И. СЕЛИН: Нет, не тувинский, азиатский. Суфийский мастер.

Э. НИКОЛАЕВА: Интересно. Т.е. Вы все-таки учились у народностей каких-то.

И. СЕЛИН: Обязательно. Моя бабушка была профессиональная плакальщица. Она знала все эти радения. Ее приглашали, особенно в день поминовения на кладбища. Когда я первый раз в детстве услышал, на меня это просто шоковое впечатление произвело. Такое вот это в Новгородской области. Моя тетя, она пела вот этим народным ультразвуковым голосом. Невозможно воспроизвести.

Э. НИКОЛАЕВА: Визжащим таким.

И. СЕЛИН: Да, А потом я выяснил, что такая техника, если вот мы были в Тунисе на фестивале, и нам объяснили, ой, как интересно, вот моя тетя где-то в  оазисе, она тоже так умеет.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы научились петь, как тетя, как бабушка.

И. СЕЛИН: В общем, у нас на двоих рабочего диапазона 6 октав. А если вот так испытать нас, то 8.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, Вы и петь, наверное, как Шаляпин, тоже могете. У Вас голосище то какой.

И. СЕЛИН: Да. И вообще на классическом вокале. Ну, вот когда мы занимались камерным вокалом, я пел весь ну, да репертуар Шаляпина, только некоторые вещи приходилось петь пониже, он вообще-то высоко пел. У него, в общем-то, баритональный такой.

Э. НИКОЛАЕВА: Смотрю на Вас, конечно, глаза у меня открываются. Почему у Вас так поздно на себя на самого открылись глаза? Почему так долго Вы с дураками всякими общались, 50 лет на них потратили?

И. СЕЛИН: Почему с дураками?

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот эти все театры, откуда Вас еще выгоняли? Вот так все время, смотришь на свою прожитую жизнь, думаешь, сколько я времени с идиотами какими-то провел.

И. СЕЛИН: Ну, понимаете, ведь было же такое время. Не высовывайся, тебе, что больше всех надо. Это наше, это не наше. Вот было такое совершенно бредовое время. И в это время я старался больше учиться, чем выходить наружу. Потому что все равно ничего хорошего из этого не было.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы собирались.

И. СЕЛИН: Но я все-таки не выдержал, и свою первую книгу, еще под другой фамилией, выпустил в самиздате. Потому что уже начало казаться, что мое давнее предчувствие не сбудется. Ну, вот в 85-м выпустил этот самиздат. А в 89-м я впервые выехал за границу в Болгарию. Я стал выездным.

Э. НИКОЛАЕВА: И там Вы выступали на Злато Песках.

И. СЕЛИН: Нет, мы там выступали в Банско, Болгарская Македония. На плато, которое я назвал «Ладони Бога». Это потрясающее место. Потрясающие люди, тем более, первый раз. Представляете, это на высоте около 2 000 метров. Плато, там стоит город, в котором за 200 лет владычества турки ни разу не ночевали. Боялись. Там такие ходят римские воины. Очень интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот касаемся периодически то одной страны, то другой. Расскажите о своих впечатлениях по концертам за границей. Как разные народности на Вас реагируют. Банальный вопрос, конечно.

И. СЕЛИН: Знаете, банально они реагируют все почти одинаково. Они говорят: ну, прямо, как у нас. Как у нас в горах, как у нас в деревне, как у нас вот там-то. Потому что эта вибрационная техника, она в основе любого народного пения по всему земному шару. Но мы были вот в Тунисе на студенческом фестивале. Значит, там ребята в основном были из Северной Африки. И мало того, что на концерте был очень сильный прием. Потом на крыльце этого здания начались танцы под нашу музыку, пение под нашу музыку. Хотя нам в начале и предрекали, что это элитарное и трали-вали. А оказалось, что это очень самая демократическая. Очень интересно принимали в Нью-Йорке.

Э. НИКОЛАЕВА: А что значит интересно? Есть какие-то конкретные?

И. СЕЛИН: А интересно так. Вот мы уже отпели концерт. Идем за кулисами. А там молодые ребята, который обслуживают, ну, подрабатывают. Вот они встали вот так в две шеренги. И мы шли по этому коридору под овации и крики браво. В Америке я не ожидал. Или в Финляндии, в Турку, представляете, нас предупреждают. Не расстраивайтесь, если не будут хлопать. Цветы точно не подарят и все. Кончилось тем, что зал бушевал, свистел, хлопал. Бросал цветы, 5 раз вызывал на бис. Горячие финские ребята.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, давайте, еще послушаем Вашу фирменную музыку. Какую предпочтете в данном времени?

И. СЕЛИН: Ну, давайте послушаем с диска, который мы сделали с Самсоновым. Вот там мы с разрешения БГ сопровождаем его в пении мантры.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же. Развлекаться можно не только слушая музыку, но внимая рекламе на «Эхо Москвы». Мы продолжим сразу после.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Игорь Силин и Ольга Ткаченко. Вокальный дуэт «Зикр», создатели нового вида искусства. Такие у меня банальные, конечно, формулировочки Вашего гениального творчества. Но после такого, конечно, я такого еще не слышала. Ну, что Вы сами-то про себя думаете? Что Вы…

И. СЕЛИН: Мы молодцы, по-моему, потому что мы выдержали это все. И вот мантра в исполнении нашем вместе с хором, который Оля сделала из людей, съехавшихся из разных городов, 50 человек за три дня, она превратила их в хор. Я спел мантру, а она, значит, вместе с ними. И эта мантра звучит в Шао лине в доме для медитации. Вот туда человек отвез, и они приняли ее, и я горжусь этим.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, отлично. А еще где? В каких еще монастырях?

И. СЕЛИН: Еще очень здорово, Вы знаете, мы пели в очень во многих храмах католических. Потому что вот католики разрешают это. Мы пели в трех соборах католических в Вильнюсе, мы пели в Науямисте в Таллинне. Мы пели в соборе Петра в Риге. И вот мы пели в кирхе в Ташкенте. Короче говоря, когда поешь в храме, там такое пространство. Так они наши мастера, предки умели это делать, что можно как бы общаться с этим пространством. Это, конечно, самое сильное, что может быть. Ну, а так экзотических случаев, вот в Гонконге пели. Мы были там на Медеме азиатском. Но это вообще, когда мы туда приехали, хорошо, что мы увидели Гонконг накануне его передачи Китаю. Но это такое ощущение, что вот попал в декорацию фантастического фильма. Среди небоскребов огромный боинг садится на полосу. Ну, вообще все. Там все не так. Очень любопытно. Вот вообще ездить, конечно, интересно. Мы вот мечтали о такой программе по храмам мира, но не нашли партнеров.

Э. НИКОЛАЕВА: Некоторые специалисты утверждают, что то, что Вы делаете, это действительно новый вид искусства. И даже название придумали это симфоническое пение.

И. СЕЛИН: А это вот первая рецензия в Питере была: Вокальный симфонист, вот он какой такой простой.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот он какой такой простой. У Вас есть вообще последователи, ученики?

И. СЕЛИН: У нас есть школа «Зикра», куда люди приходят обучаться вот этой специальной технике голосоведения. И учатся петь мантры, потому что это по любому хорошо. Человек если умеет петь мантру, он может сам себя поддержать в трудную минуту. Или там энергетически, или психологически. Большинство из них не собираются петь в смысле со сцены профессионально. Но они получают огромное удовольствие, мы тоже.

Э. НИКОЛАЕВА: И подпитываются Вашей энергией.

И. СЕЛИН: Ну, наверное, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. может быть, даже своей. А что значит петь мантры? Вы можете как-то вот…

И. СЕЛИН: Сейчас я Вам покажу. (ПОЕТ). Вот так.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот и попробуй так. Да, ну как на Вас реагирует публика, Вы говорили, в том числе за границей. А не думают ли некоторые, что им подсовывают голого короля. Ведь о том, что Вы делаете, критики говорят, что это одновременно и все, и ничто.

И. СЕЛИН: Да, ну, в общем, это, наверное, так, потому что я помню, когда-то был такой счастливый случай, мы спели для Вишневской и Ростроповича у них дома здесь вот в Москве на Тверской. Спели три композиции и, Ростропович очень интересно сказал: Вы знаете, Вы должны быть готовы. Будут люди, которые будут над Вами смеяться, и говорить, что это вообще не музыка. Если Вы готовы это выдержать, если Вы верите в то, что делаете, то давайте вперед, ребята. И Вы знаете, он  очень этим нас поддержал. Потому что долгое время были всякие разные манипуляции. Но когда мы спели в Италии на профессиональном фестивале, т.е. фестиваль без публики, где были только музыканты, композиторы, музыковеды и получили там высший бал за вокал, все вот с тех пор как-то так успокоилось.

Э. НИКОЛАЕВА: Сомнения у всех отпали. Я понимаю, что для такого пения нужно быть всегда в особой форме. Нужно особое напряжение мозгов. Где Вы берете энергию на эти страсти?

И. СЕЛИН: Ой, Господи, энергии в пространстве свободной навалом. Надо только научиться этим пользоваться.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, научите, научите меня пользоваться энергией.

И. СЕЛИН: Понимаете, надо перестать быть «на» на полу, на улице, на диване, на стуле. Надо быть «в». В пространстве. И в пространстве всего навалом. Этому можно научиться.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, поучите меня немножко. С чего надо начинаться?

И. СЕЛИН: Немножко. Надо начинать с внимания к пространству.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это что значит?

И. СЕЛИН: Что Вы не просто сидите на стуле, а Вы еще сидите в пространстве города Москвы, в пространстве Нового Арбата.

Э. НИКОЛАЕВА: Так я маленькая такая. Я теряюсь тут. В пространстве.

И. СЕЛИН: Наоборот. Так Вы откроете, что Вы совсем не маленькая. Вообще человек, знаете, похож на кого? На лилипута, который смотрит на себя гиганта такого. Человек – это гигант, это гениальное произведение. А мы себя воспринимаем лилипутами.

Э. НИКОЛАЕВА: Маленькими людишками.

И. СЕЛИН: Смотрим, бегаем по этому гиганту. И говорим: это я, это я.

Э. НИКОЛАЕВА: Муравьишки такие.

И. СЕЛИН: И это я, и это я. Как в том анекдоте.

Э. НИКОЛАЕВА: Таких я…

И. СЕЛИН: Первая брачная ночь мальчика с пальчик и женщины великана. Он бегает по ней, ой и это мое, и это мое. И это мое. Ничего человек так плохо не знает, как самого себя. И это естественно, потому что само устройство наше совместной жизни, оно не располагает к бытийным вопросам. А, эти высокие материи, опять расфилософствовался и т.д. Если этим заняться, то ты понимаешь, что эта самая философия и психология – это безумно практические вещи. Вот я считаю, Что я и некоторые мои ученики – это такое доказательство, потому что, ну, у нас нет проблем с энергиями.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что Вы. Прямо вот на один и тот же стул садитесь, и думаете, и заряжаетесь?

И. СЕЛИН: Во мне это привычка. Я просто резонирую с пространством. Обмениваюсь с ним. А у пространства энергии всегда много.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. Вы все-таки медитируете.

И. СЕЛИН: Ну, это не называется медитацией. Это называется резонанс. Ну, можно сказать резонансное взаимодействие между субъектом и объектом. Я же книжки еще пишу.

Э. НИКОЛАЕВА: Я же еще писатель, Элина.

И. СЕЛИН: Академик даже.

Э. НИКОЛАЕВА: Академик даже.

И. СЕЛИН: Художник даже.

Э. НИКОЛАЕВА: Художник.

И. СЕЛИН: Вот, вот, классический пример. Понимаете, казалось бы, ну, вот человек довольно успешный художник, довольно успешный музыкант в узких кругах. При этом очень известный психолог, пишет книги, книг продано больше 100 000, переведены на 4 языка. Ну, в общем, трали-вали куча всего, академик там, доктор наук. Но это плохо оказывается.

Э. НИКОЛАЕВА: Это плохо. А что Вы такой умный то?

И. СЕЛИН: Потому что нельзя быть таким разнообразным. А что у Вас основное, а что у Вас хобби? Я говорю: у меня нету хобби.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы мне сейчас, знаете, кого напоминаете? Порфирия Корнеевича Иванова.

И. СЕЛИН: Да?

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Вот в свое время я непосредственно общалась с этим человеком когда-то давно на этапе своей журналистской карьеры. Вот очень это все. И с его последователями, писала про это.

И. СЕЛИН: Да, Порфирий Корнеевич замечательный.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот на него тоже так же смотрели, как на сумасшедшего тоже человека…

И. СЕЛИН: Ну, так и на меня смотрели. Вот мать моего старшего сына в течение всего его детства уговаривала его, что отец у него сумасшедший и дурак и т.д. Пока сын не сбежал от нее ко мне, достигнув 14 лет. Да, ну, потом оказалось, что нет, понимаете, вдруг начали появляться мои книжки, все. Ну, потому что ведь надо верить, чтобы дойти.

Э. НИКОЛАЕВА: В себя?

И. СЕЛИН: Ну, надо верить не в себя, а в то, во что ты веришь. Вот если тебе так свезло, да, звездануло, и что-то какое-то откровение тебя посетило. Вот мне было 14 лет, я сидел на подоконнике на 1 этаже, смотрел на людей, идущих по улице. И вдруг в голове у меня возник текст. Что нет, недостойных людей. Есть недостойная людей жизнь. И вот это все определило всю мою историю до сегодняшнего дня и дальше. Вот это гвоздь, который во мне. Ну, это же мне свезло. Это же не то, чтобы я какое-то усилие для этого сделал.

Э. НИКОЛАЕВА: А тяжело же достойно себя по жизни вести.

И. СЕЛИН: Очень тяжело. Бывает, иногда что очень тяжело. Ну, вот Ваша радиостанция держит себя достойно, не смотря на много разных обстоятельств. Легенда. Заходишь, уже весь прямо вибрируешь. Сколько здесь всего было, и какие люди т.д. Это тоже энергия. Она вот тут в коридорах, в студиях. Вы идете, если Вы с этим резонируете. Не хапаете это, что мое, мне будет, а просто идете и резонируете, Вы заряжаетесь всеми этими людьми. У Вас тут вообще потрясающе.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Игорь Селин. И Ольга Ткаченко вокальный дуэт «Зикр», создатели нового вида искусства. И вообще гений просто гений, академик, художник, писатель, поэт, резонирует с нашей любимой радиостанцией «Эхо Москвы». А почему дуэт-то? Почему не взять больше голосов?

И. СЕЛИН: Ну. Так, во-первых, сложилось по судьбе. Потому что достаточно мужчины и женщины и уже полный мир. Сейчас мы попробуем, у нас в Киеве есть такой мужской октет. Молодые ребята, но, правда, они поют с детства профессионально, такая собралась компания. Вот Оля их обучает сейчас нашей психотехнике. Потому что так то они все умеют, а вот этого они не умеют. Их надо учить. И мы собираемся вот в апреле в серии юбилейных концертов попробовать с ними тоже выступить.

Э. НИКОЛАЕВА: А где концерты будут?

И. СЕЛИН: Ну, в Москве будут в МДМ 19-го числа, 19 апреля. А в Питере естественно 3 апреля, и естественно в Смольном соборе.

Э. НИКОЛАЕВА: А в Москве места, аналогичного Смольному собору не удалось подыскать?

И. СЕЛИН: Не нашли пока. Вообще, я москвич всего год.

Э. НИКОЛАЕВА: Храм Христа Спасителя. Шикарное место.

И. СЕЛИН: Я москвич всего год. Ни меня никто не знает, ни я никого не знаю. Поэтому все как бы с 0, это тоже интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Интересно. Есть еще масса замечательных мест, где впишется гармонично Ваша замечательное пение, гениальное…

И. СЕЛИН: Ну, и вот так потихоньку нас узнают, может, и позовут.

Э. НИКОЛАЕВА: Может, и предложат. Может, послушают нашу с Вами радиопередачу.

И. СЕЛИН: А вдруг, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы же не просто так пришли.

И. СЕЛИН: Ну, вот  у нас есть альбом, я его не принес сегодня. Потому что он такой, ну, как мне объясняют, это один на один трали-вали, место силы, где я собрал, вот все, что мы делаем просто вдвоем без всяких аранжировок, без всего…

Э. НИКОЛАЕВА: Просто голос.

И. СЕЛИН: Потому что наши фаны они любят именно живые концерты и классику, как они говорят. Когда мы вдвоем выходим и акапелла, это все делаем.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Ваш вокальный диапазон действительно превышает 4 октавы, да?

И. СЕЛИН: Да, 4.

Э. НИКОЛАЕВА: И это редкость?

И. СЕЛИН: Я не знаю, честно говоря. Ну, это какой-то был момент, когда вдруг начали интересоваться, какой был диапазон, и мы там замеряли. Ну, в общем, на двоих получился 8, но на самом деле мы, конечно, так не пользуемся. Но где-то 6, наверное, используем.

Э. НИКОЛАЕВА: Ага, от еле слышного шепота, до пронзительного крика.

И. СЕЛИН: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Кричите Вы или Ольга?

И. СЕЛИН: От пьяно пьяно до форте форте. Нет, в основном, конечно, я. Ну, женщине кричать, ну, иногда, Оля такие выдает такие древние звуки, совершенно первобытные.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вам самим Вас не шокирует, что действительно нутро какое-то вылезает первобытное.

И. СЕЛИН: Нет, Вы знаете, мне это все это безумно нравится, я очень люблю творчество этого дуэта и регулярно дома слушаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Как некоторые говорят, ой, ой, я свои фильмы не смотрю. Нет, работы свои не люблю, книги свои не читаю.

И. СЕЛИН: Нет, я если неделю не слышал «Зикр», все, я срочно ставлю.

Э. НИКОЛАЕВА: Где мой «Зикр».

И. СЕЛИН: Да, я  очень люблю,

Э. НИКОЛАЕВА: У Вас записано 15 пластинок. Ну, естественно тот самый вопрос, с которого мы начали нашу программу. Какого черта Вас нет на  музыкальном радио и ТВ?

И. СЕЛИН: Ну, я не знаю. Это надо спросить у музыкального радио и ТВ. В Питере мы выступали регулярно на телевидении, показывали клипы, передачи про нас.

Э. НИКОЛАЕВА: И клипы у Вас есть?

И. СЕЛИН: Есть, конечно. А потом ну вот, знаете, мы же люди зависимые. В том смысле нет спонсора, и уже как-то…

Э. НИКОЛАЕВА: Сидим дома и калачи едим.

И. СЕЛИН: Да, и вот ждем, когда друзья позовут куда-нибудь спеть концерт, и вот в декабре были в Днепропетровске, пели очень хорошо нас принимали. Поэтому, не смотря на дикие условия этого театра, в котором холодрыга была полная, изо рта пар шел…

Э. НИКОЛАЕВА: Горло жалко.

И. СЕЛИН: Нет, а у нас не бывает. Мы поем там, где обычные вокалисты камерные или оперные отказываются.

Э. НИКОЛАЕВА: Ангина…

И. СЕЛИН: 14 градусов. Мы пели в 10 градусов в Чехии.

Э. НИКОЛАЕВА: Да Вы что. А есть какие-то градации? В 14 вот уже нет.

И. СЕЛИН: Да, есть норма санитарная.

Э. НИКОЛАЕВА: Санитарная норма для голоса.

И. СЕЛИН: Они не рискуют. Потому что они же поют на выдох. Понимаете, у них все тут а-а-а. Мы же поем вот так вот, смотрите: (ПОЕТ).

Э. НИКОЛАЕВА: Выдоха нету.

И. СЕЛИН: При любой громкости причем.

Э. НИКОЛАЕВА: Свечки нет.

И. СЕЛИН: Ну, это специальная техника. Понимаете, поэтому мы решили, надо попробовать ее запатентовать.

Э. НИКОЛАЕВА: Запатентовали?

И. СЕЛИН: Ну, сдали заявку. Приняли.

Э. НИКОЛАЕВА: А, ну, Вы же говорили про это. Сколько ждать надо?

И. СЕЛИН: Говорят, до 2 лет.

Э. НИКОЛАЕВА: А что потом Вам это даст?

И. СЕЛИН: А ничего просто это будет известно, что мы авторы этого дела. Мы авторы, мы авторы…

Э. НИКОЛАЕВА: А Ваш сын пошел по Вашим стопам?

И. СЕЛИН: Мои сыновья…

Э. НИКОЛАЕВА: Двое?

И. СЕЛИН: У меня их трое. И один еще приемный. Нет, младший сын у меня учится в художественной академии дизайнер компьютерный, ну, уже какие-то места даже завоевывал по дизайну мебели. Т.е. старший да, он по моим стопам. Он сумасшедший, в хорошем смысле слова. Но социально совершенно не адекватный, в смысле не приспособился к этому. Он  очень интересный внутри, совершенно такой, кК он себя называет шут. А средний, приемный, самый нормальный. Да, он тоже так интересуется всеми этими делами. Но пока так осторожно. Потому что он в детстве этого наелся.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, уже насмотрелся.

И. СЕЛИН: Его отец, уезжая, как бы его мне передал. Сказал: вот вырастишь, чтоб он ко мне приехал.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что это такое? Как это уезжая?

И. СЕЛИН: Ну, он уехал в Израиль.

Э. НИКОЛАЕВА: А сына почему не взял?

И. СЕЛИН: Давно было. А сына оставил с матерью.

Э. НИКОЛАЕВА: Нормально.

И. СЕЛИН: Мать не захотела. И я его вырастил. Он поехал. Но там уже у того семья, другие дети. Короче говоря, сейчас мы с ним иногда в Вильнюсе встречаемся с его отцом, он говорит: ну, как твой сын?

Э. НИКОЛАЕВА: Уже твой.

И. СЕЛИН: Ага, он автоматом совершенно. Автоматом совершенно: ну, как твой сын.

Э. НИКОЛАЕВА: Сдал сыночка на попечение.

И. СЕЛИН: Я говорю, он вообще-то, не только мой, но и твой. Ну, я говорит, только биологическая причина.

Э. НИКОЛАЕВА: Так вот легко отказался. Это правда, что Вы пели конкретные слова только один раз в саунд треке к мультфильму на слова басни Крылова «Ворона и лисица»?

И. СЕЛИН: Да, практически это так и есть. И я в качестве разминки перед концертом каким-то или в студии я любил петь вот разными оперными голосами вот как раз басню эту. И в Киеве ребята говорят, слушай, а что это пропадает это, а ну-ка давайте, запишем. И записали. Мы с Олей это все исполнили. И потом на киевской студии мультипликационной сделали фильм «Песню о сырном духе». А он такой пародийный. Он как бы вот показывает жизнь оперного театра в юмористическо-пародийном ключе.

Э. НИКОЛАЕВА: На телевидении одно и то же все. Ни на чем нельзя глаз просто не зацепишь. Ну, смотреть нечего. Ничего познавательного. Ну, даже смотрела вчера ну все эти телеканалы, как под копирку. Убийства…

И. СЕЛИН: Ужасно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ужасные какие-то. То в полиэтиленовый пакет упаковывают.

И. СЕЛИН: Вчера был неудачный день.

Э. НИКОЛАЕВА: На скорой помощи увозят. То режут, колют, ну, просто вот переключаешь, через каждый этот, одно и то же. С ума сошли, и почему бы вот не показать. Интересно, я даже вспомнила. Я говорю, ну, даже хоть бы показали элементарный киножурнал «Хочу все знать». «Орешек знаний тверд. Но мы не привыкли уступать».

И. СЕЛИН: На ТНТ показывали в этой серии передачи «Очевидно, невероятно, но факт» по-моему, называется. Да?

Э. НИКОЛАЕВА: Но уже невозможно до такой степени отупения, я извиняюсь.

И. СЕЛИН: Вот показывали там про меня… Я тоже люблю смотреть, такие передачи: «Дискавери» «Культура», какие-нибудь исторические.

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы люди как-то развивались. Это хорошо, люди в Москве живут, а в глубинке, в регионах. Они кроме нищеты и матерей, подсчитывающих копейки на батон белого хлеба, и что купить, сервелат, или докторскую вареную, из бумаги, ничего же больше не видят в этой жизни, ни развития, ни духовного, никакого, ни физического. А еще такое телевидение. Страшное дело, к чему мы катимся.

И. СЕЛИН: А чего Вы так на телевидение нападаете?

Э. НИКОЛАЕВА: А на кого еще нападать-то? Ну, люди же смотрят.

И. СЕЛИН: Вот оно для этого и существует, чтобы мы могли на него нападать.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, люди же смотрят телевидение, у некоторых даже видеомагнитофона в домах нету.

И. СЕЛИН: Смотрят.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, они включают этот ящик, как связь с миром. И что этот мир дает?

И. СЕЛИН: «Дом-2», замочная скважина. Вот это очень модно сейчас в замочную скважину смотреть, как там люди.

Э. НИКОЛАЕВА: Они даже не знают о том, что некоторые люди могут голос свой развивать. Может, там Шаляпиных целая куча растет по регионам.

И. СЕЛИН: Может быть, Вы знаете, вот есть такая суфийская притча, вот праведный суфии заслужил, что ему явился покровитель небесный, и он говорит: что ты хочешь узнать. Он говорит: вот покажи мне самого великого полководца всех времен и народов. Он ему на углу улицы Стамбула показал сапожника. Он говорит: это ж сапожник. Вот если бы он стал полководцем, он был бы самым великим полководцем всех времен и народов. Если бы каждый человек имел возможность раскрыть свой потенциал, и реализовать то, что в него вложено, о, мы бы жили совсем в другом сказочном мире. И собственно говоря, вся проблема в том, что жизнь, как устройство, для совместного проживания и жизнедеятельности огромного количества людей, она еще очень, очень несовершенна, потому что мы еще очень, очень молоды. Ну, человечество, если сравнивать с отдельным человеком, оно в возрасте подростка, ну, что Вы от него хотите. Сексуальная озабоченность, желание насолить взрослым, тяга к суициду, время от времени. Ну, и выпендиравание. Вот так мы живем.

Э. НИКОЛАЕВА: Панты, да. Ну, что же, Вы много путешествовали. А можете сказать, в чем заключается музыкальная культура и музыкальное бескультурье России?

И. СЕЛИН: Ой, Вы знаете, Россия – гениальная страна.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот не надо… Даже в рубрике культура мультура.

И. СЕЛИН: Нет, вот я Вам точно скажу. Вот нигде нет такой свободы дыши именно, которая компенсирует иногда невероятное безобразие вокруг. Ведь нету, я очень люблю Италию.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы, кстати, похожи на итальянца. Волосы подлиннее надо отпустить.

И. СЕЛИН: Испанию. Ну, вот они близки к нам эмоционально и все. Но такой свободы. Вот я ощущаю ее только в фламенко. Причем, не таком уже вот шоу фламенко. А вот я посмотрел и слушал фламенко в клубе таком нормальном, да. Вот это что-то такое похожее. Но так, как у нас, ну, я 40 лет спустя побывал в Лутыргыше. Канал «Культура» снимал из серии «Провинциальные записки». И мы были на родине моей бабушки. Там ничего не изменилось. Там так же… вылезает, съемочная группа вылезает из поезда и говорят: только нас не снимайте, стыдно. Жители.

Э. НИКОЛАЕВА: Жители говорят.

И. СЕЛИН: Да. Стыдно. В наше время. Они же телевизор смотрят теперь. Ну, вот есть все равно вот это что-то такое, связанное с жизнью души, что за пределами внешних обстоятельств, эта душа иногда так разворачивается неожиданно. Вы знаете, потрясающий факт. Я служил на Дальнем Востоке, на запасном аэродроме мы сидим у костра, это тайга Уссурийская, все. Приходит мужик из соседней деревни, и вот  он рассказывал историю. У них деревня разделена речкой небольшой. И на ней мост. Этот мост они называют мост влюбленных. Почему? Значит, мужчина из одной половины деревни полюбил женщину из другой половины деревни. Она тоже. У него семья, у нее семья. Безвыходное положение, да. И что Вы думаете, они сделали? Они встретились ночью на этом мосту и взорвали себя. Шекспиру не снилось. А эта глухомань…

Э. НИКОЛАЕВА: Драма какая.

И. СЕЛИН: Полная глухомань. Знаете, и я на всю жизнь это запомнил, что душа живет по своим законом. Они не имеют отношения к цивилизации как таковой. К удобствам, бедности, богатству. И эта душа, вот это нечто, что в старом русском языке называлось чувствилище, вместилище, вот у ней своя история, своя жизнь. И с этой точки зрения…

Э. НИКОЛАЕВА: Надо книгу написать «история русской души».

И. СЕЛИН: Да. Да и не только русской, почему, вон западные славяне, они тоже мучаются. Или словаки, славяне, которые протестанты вдруг оказались. Тоже мучаются. Понимаете, ну, вот такого раскрытия души, как у нас, я не встречал, честно Вам скажу…

Э. НИКОЛАЕВА: Сейчас все стараются свою душу на показ не выпячивать. Сейчас все стараются наоборот, меньше показать…

И. СЕЛИН: Да, и раньше так было.

Э. НИКОЛАЕВА: Каменность такую, нечувствительность. Не дай Бог лишний раз там слезку какую-то проронить. Я типа крепость.

И. СЕЛИН: Все из крантика. Так типа по капельке. Любим по капельке.

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы сильно душу то свою не драть. Не мучить ее, не дергать.

И. СЕЛИН: Вот и ответ, чем мы занимаемся с Олей. Мы показываем это без всяких тормозов, без всяких клапанов безопасности. И да, иногда люди шарахаются.

Э. НИКОЛАЕВА: Не привыкли. Сами себя сдерживают постоянно.

И. СЕЛИН: Но с другой стороны, вот подходит после концерта мужик и говорит: я вообще водила. Я шефа привез. Но зима, я зашел в зал, ну, чтоб тепло было. Сначала я так про себя хихикал. А потом, говорю, что-то на меня накатило. Я семью вспомнил, детей, дочку свою, которая замужем где-то там. Ой, ребята, ой, спасибо, душой отдохнул. Что еще лучше можно услышать, понимаете. Хотя вроде бы как бы, да, но это такая музыка, она ведь не математическая .ее пробовали много раз записать нотами, ничего не получается. Говорят, надо писать партитуру.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, пишите?

И. СЕЛИН: Нет, мы импровизируем каждый раз.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, сначала записать, потом записать с записанного.

И. СЕЛИН: Нет, композиторы пробовали, не могут. Не могут записать. Это вот наш педагог Тамара Николаевна, она камерная певица с огромным опытом, все, она вот один вокалист, который у нас записан на первом диске, Оля исполняет, она пыталась его спеть. Тайно от нас, оказывается, композитора своего знакомого просила, чтобы он ей нотами это записал. Потом пришла и говорит: Оля, не могу. Вот как Вы это делаете, не понимаю. Так что, шмакадявки, вперед, репетировать.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, по поводу шмакадявок, стоит ли возобновить в школьной программе уроки пения и почему?

И. СЕЛИН: Ой, Вы знаете, я вырос в Литве в основном. С 49-го года в Литве был. И там почти все прошли вот через хоры. И это дает, во-первых, искусство присоединения, души к душе. Сопереживания, импатии, ну, и просто вот этого звучания. Потому что пространство, в котором мы все находимся, оно звучит. Мы просто глухие, и у нас нет ориентиров, как различать это звучание. Ну, собственно говоря, моя методика, так называя моя, так называя методика, она как раз и дает человеку возможность ориентироваться в этом. И вот это пребывание в пространстве, ведь кроме того, что мы живем, страдаем, любим, радуемся, мучаемся, делаем карьеру, или наоборот, разрушаем карьеру, ну, и т.д., кроме всего вот этого, мы еще все просто есть. Вот мы в этом событии во вселенной. Сколько для каждого отведено, мы не знаем. Но вот это тоже может быть прожито. Вот сам факт пребывания в мире. И вот я всегда говорю так, что если человек не рад тому факту, что он есть, он ничему не может радоваться. Все остальное полиатив получается. И вот люди, которые были на краю смерти, или в клинической… Ну, вот я работал в клинике с чернобыльцами. Они начинают вот это ощущать. Впервые в жизни. Они говорят: самое главное, что я живой. Я есть. А остальное как-нибудь справимся. Понимаете? И вот мне кажется, вот чего не хватает в культуре нашей такой массовой, вот эта подача, что ты есть. И если ты есть, это уже огромный источник радости. И тогда человек иначе реагирует на все, на все сложности, трудности, события. Ну, так мне кажется. Вот я уже проповедую. Елы-палы.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, хорошо так. У меня уже просто мурашки по коже, и слезки наворачиваются. Так душевно все. Ну, что же, спасибо за Ваше пение, и за Ваши ответы. А всем, кто хочет спасти свои души, я настоятельно советую открыть их навстречу подлинному искусству, каковым и занимаются наши, будем так считать, сегодняшние гости. Всем пока. В эфире были я, Эллина Николаева, и…

И. СЕЛИН: Дуэт «Зикр», да.

Э. НИКОЛАЕВА: Игорь Селин…

И. СЕЛИН: И Ольга Ткаченко.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире