'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 августа 2006, 18:14

Э.НИКОЛАЕВА: Известная формулировка «О спорт, ты мир!» в нашей стране может звучать так «О спорт, ты Кикнадзе!», отец В.Кикнадзе был известным спортивным журналистом, и сыновья пошли за ним, Кирилл, как известно, на НТВ, а Василий возглавил целый спортивный канал. Здравствуйте, господин директор телеканала «Спорт», Василий Александрович Кикнадзе.

В.КИКНАДЗЕ: Здравствуйте, Элина, здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

Э.НИКОЛАЕВА: Спорт ведь сам по себе очень демократичен. Вы еще не забронзовели, Вась, скажите, не стали этаким «спортивным Эрнстом» или Олегом Добродеевым?

В.КИКНАДЗЕ: Наверное, это вопрос к моим коллегам и к тем, с кем мне приходится общаться по работе. Надеюсь, что нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну по виду вы высокий,..

В.КИКНАДЗЕ: Я имею в виду, надеюсь, что не забронзовел, потому что сравнение с уважаемыми деятелями медийного бизнеса, думаю, некий аванс мне.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы ж сами понимаете, ну разве ж мы могем, ну куда нам?

В.КИКНАДЗЕ: ну мы ж просто про спорт.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, мы же просто про спорт. Вась, но вы видный, высокий, у вас все в семье такие, да?

В.КИКНАДЗЕ: Вся семья такая.

Э.НИКОЛАЕВА: И Кирилл и вы, такие все видные, крупные, спортивные. Какой у вас рост, Вась, скажите?

В.КИКНАДЗЕ: Когда-то был два, но, видимо, кульминационный момент моего развития уже позади, поэтому я так потихонечку усыхаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Я бы этого не сказала, что вы прям усыхаете.

В.КИКНАДЗЕ: Все относительно, Элин.

Э.НИКОЛАЕВА: Из журналиста вы превратились в чиновника. Какие ощущения, Вась, скажите?

В.КИКНАДЗЕ: Радужные, радостные. Появилась удивительная возможность реализовывать то, что ты хочешь, в общем, драйв такой. Думал, что пройдет гораздо раньше, но мне до сих пор хватает.

Э.НИКОЛАЕВА: т.е. все-таки вы по-прежнему журналист, в душе горит огонь, и хочется дело сделать не по-чиновничьи, а творчески.

В.КИКНАДЗЕ: А я бы не противопоставлял. У нас вся жизнь, и административные ресурсы требуются, и творчеством занимаемся время от времени, так что в общем нет, все так, как надо.

Э.НИКОЛАЕВА: Все в меру.

В.КИКНАДЗЕ: Все хорошо, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Кстати, если продолжать конкретизировать ваш ответ, я бы сказала, что у вас в Интернете такая формулировочка, характеристика – «смотрится в кресле чиновника гармонично, не диссонирует с ним и с интерьером кабинета». Вы знаете, некоторые приходят, садятся и примеряются, а как я вот так смотрюсь, и в зеркало посмотрят, как в интерьере все это выглядит.

В.КИКНАДЗЕ: Ну, наверное, от точки зрения смотрящего зависит.

Э.НИКОЛАЕВА: в зависимости от того, с какой целью пришел человек в это кресло – сидеть в нем или работать. Наши спортивные чиновники, не зря ли они едят свой хлеб?

В.КИКНАДЗЕ: Нельзя объять необъятное, Эллин, ответ на этот вопрос очень сложный.

Э.НИКОЛАЕВА: Общо спросила.

В.КИКНАДЗЕ: Если общо, скажу так, проблема спортивного менеджмента существует, это серьезная, тяжелая проблема. В первую очередь она связана с тем, что необходимо делать спорт-бизнес. Те, кто это понимают, и те, кто работает в этом направлении, я считаю, у них будущее есть, причем будущее прекрасное. Те, кто этого не понимает и предпочитает занимать иждивенческую позицию, они обречены, год-другой-третий, и они вынуждены будут уйти с рынка.

Э.НИКОЛАЕВА: Кстати в европейском спорте есть такие околоправительственные Мутко, Колосковы, Фетисовы, Тарпищевы.

В.КИКНАДЗЕ: Околоправительственные, по-моему, сильно сказано, за исключением, пожалуй, наверное, Фетисова. Спорт везде дело политическое, мы должны это понимать. Кеннеди, по-моему, сказал, моя любимая фраза, я очень часто ее повторяю, что престиж нации в 20 веке определяется двумя факторами – успехами в космосе и количеством завоеванных золотых олимпийских наград. 100% в 21 веке формула действует, поэтому отсюда и внимание любого государства. Скажем Великобритания, если не ошибаюсь, после Атланты, после того, как отвратительно выступила страна на этих играх, приняла специальную государственную программу развития спорта именно с целью улучшения золотоносных показателей по итогам следующих олимпийских игр. Спорт это политика, и наверное футбол, в первую очередь, это политика, поэтому все настолько все тесно переплетено, и далеко не всегда все видно на первый взгляд. Поэтому вот так огульно называть фамилии и говорить, что а вот этот является на самом деле таким-то таким-то. Ну, это есть, и я не могу сказать, что это плохо, потому что это напрямую и престиж нации и здоровье общества, здесь целый комплекс вопросов, который прекрасно всем понятен, он увязывается абсолютно одинаково во всех странах, по крайней мере тех, которые считают, что они находятся на этапе развития, в хорошем смысле этого слова, я имею в виду, что динамично развиваются.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну а вы понимаете, что когда такие большие требования возникают к спорту, что эта политика, это правительственная программа, и к вам, наверное, тоже такие же есть претензии, к человеку, который этот спорт показывает, — где достижения? почему нет наглядной агитации?

В.КИКНАДЗЕ: Вы, конечно, утрируете немножко, как, наверное, и должен делать журналист, но я бы не сказал, что есть претензии. Есть просьбы, есть пожелания, есть предложения. Связаны они, наверное, в первую очередь, с тем, что за эти три года, чуть больше уже трех лет существования занял определенную нишу, и, в связи с этим привлек к себе повышенное внимание тех, кто непосредственно занимается спортом, а если мы посмотрим на уровень президентов федераций, на уровень тех, кто занимается вопросами спортивного строительства в стране, то это серьезный политический уровень.

Э.НИКОЛАЕВА: И тот, кто показывает этот спорт, к нему тоже претензии предъявляются.

В.КИКНАДЗЕ: Не претензии, требования.

Э.НИКОЛАЕВА: Требования, но в первую очередь мы сами себе их предъявляем, т.е. постольку поскольку наши требования, которые мы сами себе предъявляем, оказываются выше, чем те что спортивные или медийные сообщества к нам предъявляют, мы пока успеваем отвечать требованиям времени, по крайней мере, на мой взгляд. Как будет дальше, давайте вместе посмотрим.

Э.НИКОЛАЕВА: Вась, вот вы скажите, вы ведь после того, как сходили к Путину, тоже стали практически политической фигурой?

В.КИКНАДЗЕ: ну сложный вопрос.

Э.НИКОЛАЕВА: Во всяком случае, многие вас так воспринимают после похода к Владимиру Владимировичу.

В.КИКНАДЗЕ: Хорошо звучит – «поход к Владимиру Владимировичу». Это было заседание Президентского совета, и я горжусь тем, что в новом созыве Президентского совета мне было тоже предложено занять свое место, это достаточно большой ресурс, как показал уже опыт.

Э.НИКОЛАЕВА: Т.е. есть какой-то прок, да?

В.КИКНАДЗЕ: Ну что значит «есть прок», есть президентское поручение о развитии канала. Это значит, что канал в течение двух-трех лет придет процентов 70-80 населения страны, постольку поскольку канал сейчас оказался таким аккумулятором спортивных прав, и это в определенной степени накладывает и обязательства на нас, потому что если на момент нашей первой встречи мы говорили о том, что остались еще какие-то права, которых нет и которые хотелось бы получить, но я думаю, мы все права, которые были на рынке и которые нас интересовали в первую очередь, мы собрали на канале. И вот эта ситуация, когда мы, собрав все права,..

Э.НИКОЛАЕВА: Права на трансляцию?

В.КИКНАДЗЕ: Да. …вещаем только на 42-43% населения страны,..

Э.НИКОЛАЕВА: 57 миллионов тем не менее.

В.КИКНАДЗЕ: Простите, 62!

Э.НИКОЛАЕВА: А-а-а-а.

В.КИКНАДЗЕ: Цифра с нашей последней встречи изменилась.

Э.НИКОЛАЕВА: Освежите, пожалуйста, цифру в интернете.

В.КИКНАДЗЕ: Ох, этот сайт, да, хорошо, я поправлю, попрошу поправить.

Э.НИКОЛАЕВА: Да. А какие права на трансляцию, скажите мне, человеку неспортивному.

В.КИКНАДЗЕ: Ну что вас интересует, давайте поиграем в игру, давайте вы будете называть, а я вам буду говорить, есть они у нас или нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну это надолго, у нас 45 минут программы, наверное, все это время будем перечислять.

В.КИКНАДЗЕ: Думаю, кстати, что да. Я тут как-то думал на досуге, с меня потребовался перечень прав, которыми мы обладаем, там далеко не одна страница.

Э.НИКОЛАЕВА: Так это же права и деньги.

В.КИКНАДЗЕ: Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: А где деньги брать? Государство дает?

В.КИКНАДЗЕ: Нет. Горжусь тем, что мы ни копейки от государства бюджетных денег не получили.

Э.НИКОЛАЕВА: Не занимаете иждивенческую позицию?

В.КИКНАДЗЕ: Нет. Я не говорю, конечно, о грантах, гранты, конечно, существуют, но гранты составляют мизерное количество процентов в общем бюджете, так что зарабатываем сами – реклама, спонсорство, специальные проекты, в том числе внеэфирные проекты, такие как праздники наши. Ребята работают, и работают достаточно напряженно.

Э.НИКОЛАЕВА: Канал у вас государственный?

В.КИКНАДЗЕ: Естественно, мы же входим в ВГТРК, в один из каналов вещания.

Э.НИКОЛАЕВА: В холдинг.

В.КИКНАДЗЕ: Да, Всероссийская Государственная Телерадиовещательная Компания.

Э.НИКОЛАЕВА: Некоторые на вас жалуются, говорят, что, кстати, воспринимается после всех этих интервью, которые даются в ваш адрес, как будто канал у вас чисто коммерческий, говорят, за все деньги-деньги-деньги, спонсоры, найдите деньги, тогда мы вас покажем, вот на это деньги, на то.

В.КИКНАДЗЕ: А это принципиальный подход. Объясню – это то же самое, что я говорил про функционирование, тут два момента – либо сразу нужно было говорить государству «дайте нам бюджет, вот вы нам дадите бюджет, мы тогда что-нибудь сделаем», или можно было на эти деньги…

Э.НИКОЛАЕВА: Так любой может.

В.КИКНАДЗЕ: Да, или можно было найти богатого…

Э.НИКОЛАЕВА: Называется «распиливание бюджета».

В.КИКНАДЗЕ: Я не знаю, как это называется, т.к. мы изначально выбрали другой путь, а выбрали путь, по которому очень внимательно считаем проект. Если мы считаем, что на этом проекте мы можем заработать, да, мы готовы платить за права. Но если мы считаем, что проект по финансовым соображениям для канала в убыток, мы ищем либо возможность привлечения спонсора, а когда и этого не находим, мы не готовы ставить проект на эфир, тогда мы говорим «Да, мы готовы поставить, возьмите на себя тяжесть расходов по производству сигнала, по его распространению», тогда это происходит, но это, кстати, не только наша процедура, это общемировая практика в работе со спортивными правами, так что я особого стыда и раскаяния по этому поводу не чувствую.

Э.НИКОЛАЕВА: По поводу этих прав, их приобретения и покупки. Часто, когда проходят крупные спортивные мероприятия, некоторые ведь перебегают вам дорогу, ваши коллеги-конкуренты, тот же Первый канал, какие-то игры параллельно показываются, вот чемпионат мира, по-моему, по футболу.

В.КИКНАДЗЕ: А я считаю, что наоборот, чемпионат мира по футболу был образцово организован с точки зрения сотрудничества.

Э.НИКОЛАЕВА: Распределение?

В.КИКНАДЗЕ: Да, абсолютно, не просто без скандала, а с помощью друг друга, с взаимопониманием, мы пошли навстречу Первому каналу, Первый канал пошел навстречу нам, и, мне кажется, все это этого остались только в выигрыше, в первую очередь, наши зрители.

Э.НИКОЛАЕВА: каждый хочет себе самые сливки, самое лучшее, самое рейтинговые команды показывать.

В.КИКНАДЗЕ: Здесь подход следующий – во-первых, мы по традиции сотрудничаем с Первым каналом, во-вторых, объем и возможности показа, на наш взгляд, сейчас реализуются процентов на 30, так что нормально, можно работать.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно, если продолжить тему «поход к Путину», ну и как, всем очень интересно, пожелание Путина расширить вещание спорта как-то воздействовало на людей, от которых это зависит?

В.КИКНАДЗЕ: Конечно, разрабатывается программа, которая начнет реализовываться с нового года.

Э.НИКОЛАЕВА: Как в том анекдоте про желе и сыр, помните? Открывает Путин холодильник, а там желе трясется, он говорит: «Не трясись, не трясись, я за сыром». Боятся по-прежнему Путина.

В.КИКНАДЗЕ: Я не думаю, что здесь только вопрос в «боятся». Интересно, что после поручения я несколько звонков получил. Люди, достаточно серьезные функционеры, я не вкладываю сюда никакого отрицательного смысла, любящие спорт, любящие канал, предложили просто свою помощь для того, чтобы быть уверенными, что эта программа будет реализована. Нет, сомневаться, конечно, всегда надо, но у меня очень мало сомнений по поводу того, что мы сможем реализовать эту программу. Поручение недвусмысленное, необходимость есть, регионы поддерживают, отзвук в регионах получил сумасшедший, зрители, которые раньше не имели возможности видеть канал и которые пока что не имеют такой возможности, очень надеются, что мы быстро сумеем реализовать эту программу. Задача понятна, средства понятны, ну, значит, надо немножко поработать, но это решаемая задача.

Э.НИКОЛАЕВА: в студии нашей программы Василий В.КИКНАДЗЕ:, профессионал спортивной журналистики, директор «Спорта», так Василий, блиц-интервью коротко о вас: вам 44 года.

В.КИКНАДЗЕ: Точно.

Э.НИКОЛАЕВА: Учились в МГУ.

В.КИКНАДЗЕ: Точно.

Э.НИКОЛАЕВА: А на каком факультете?

В.КИКНАДЗЕ: Филологический, испанский язык, ромгерм.

Э.НИКОЛАЕВА: вас приняли туда, потому что вы играли в баскетбол?

В.КИКНАДЗЕ: Я не сказал бы. Мало того, я играл не в баскетбол, а в волейбол, это уже было более позднее, университетское увлечение.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну помните же, раньше принимали, чтобы улучшить спортивные показатели факультета.

В.КИКНАДЗЕ: Далеко не на всех факультетах, и филологический никогда не был среди лидеров спорта, так что поступить на филфак благодаря спортивным успехам было достаточно тяжело.

Э.НИКОЛАЕВА: На телевидение, как все, пришли осветителем, да? Это этап телекарьеры.

В.КИКНАДЗЕ: Нет, на телевидение пришел младшим редактором в передачу «Говорите по-испански», параллельно работал преподавателем в университете, и чисто меркантильные соображения заставили отказаться от преподавательской карьеры и уйти на телевидение. Был тяжелый выбор, но вот сейчас, уже 20 лет спустя, не жалею.

Э.НИКОЛАЕВА: А потом этапы какие?

В.КИКНАДЗЕ: Редактор, испанский язык, потом был «Клуб путешественников», потом был «Спорт» на ВГТРК, который только создавался, в 91-м году я перешел. потом в 95-м ушел на вольные хлеба, потом и на Первом успел поработать, и на СТС успел поработать, и на ТВЦ успел поработать, и вот пришел политобозревателем на «Россию».

Э.НИКОЛАЕВА: Ну в общем, действительно, хлеб доставался тяжело, да ведь?

В.КИКНАДЗЕ: Ну зато интересно.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, поздравляю, Василий, с 1 сентября, началом сезона. Хотя для спорта это неактуально, по-моему.

В.КИКНАДЗЕ: По крайней мере, не настолько актуально, как для других каналов, я с вами согласен, и в большей степени мы зависим не от старта начала сезона, а от соревнований, которые приходятся на тот или иной период, но тем не менее какие-то вещи, надеюсь, что сумеем порадовать наших телезрителей уже и осенью. В первую очередь, это Лига чемпионов, мы близки к подписанию, я просто не хочу сейчас официально заявлять о том, что Лига чемпионов у нас, но контракт согласован, мы ждем формального одобрения со стороны УЕФА. Если это случится, я надеюсь, что так оно и будет, то в ближайшем будущем, уже официально громко заявим «Ура, Лига чемпионов на канале «Спорт».

Э.НИКОЛАЕВА: С сентября?

В.КИКНАДЗЕ: Да, стартует в сентябре.

Э.НИКОЛАЕВА: Только у вас?

В.КИКНАДЗЕ: Мы вместе с НТВ+ покупаем этот пакет, и НТВ+ будет заниматься показом на своей платформе, а мы постараемся максимально показать на нашей.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы сказали, что «на деньги акционеров я занимаюсь любимым делом», а кто они, эти акционеры? Я тоже хочу быть акционером такого канала, за который президент.

В.КИКНАДЗЕ: Велком. На деньги акционеров, это конечно сильно сказано, не помню, когда я такое сказал, видимо возрастное. Подтверждаю, что акционер у нас один и хозяин один у канала — это ВГТРК. А на деньги, с тех пор, как мы уже прошли период, который в бизнесе называется брейк-ивен, мы вышли на точку безубыточности, по крайней мере, по операционным расходам, теперь мы занимаемся этим на свои деньги.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что ж все-таки получается, что «Спорт» это коммерческий канал, Вась?

В.КИКНАДЗЕ: Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: Если коммерческий, чего его поддерживает Путин?

В.КИКНАДЗЕ: Коммерческий он по способу заработка денег, а по сути своей я бы не преуменьшал значение социальной составляющей деятельности канала, потому что…

Э.НИКОЛАЕВА: Спорт в массы.

В.КИКНАДЗЕ: Спорт в массы, да, здоровый образ жизни в массы, национальная идея в массы, положительная, не шовинистическая, в данном случае без кавычек сказал бы, патриотическая.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, правильно, а то мы даже своих спортсменов не знаем.

В.КИКНАДЗЕ: Ну, я думаю, что мы немножечко за эти три года успели поправить. Те, кто смотрят канал, те…

Э.НИКОЛАЕВА: Еще при помощи пачек с кефиром тоже поправили.

В.КИКНАДЗЕ: Почему?

Э.НИКОЛАЕВА: Олимпийский чемпион.

В.КИКНАДЗЕ: Не вопрос, сок, кефир, дай бог, здоровые напитки.

Э.НИКОЛАЕВА: Плакаты вдоль дорог, смотреть на наших чемпионов.

В.КИКНАДЗЕ: Ну лучше же смотреть на чемпионов.

Э.НИКОЛАЕВА: А что, Василий, у вас все так в тайне? Сколько все-таки стоит трансляция футбола, не говорите. Откуда деньги, скрываете.

В.КИКНАДЗЕ: А вы меня не спрашивали.

Э.НИКОЛАЕВА: Спросила.

В.КИКНАДЗЕ: Когда это вы меня спрашивали?

Э.НИКОЛАЕВА: В интервью.

В.КИКНАДЗЕ: Кто это меня спрашивал?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну вот сейчас читала интервью ваши многочисленные – «неважно».

В.КИКНАДЗЕ: Да, готовились, Элин.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, готовилась, вы же меня уели, я позвонила вам на чемпионат в Германию, вы видимо были в таком угаре «Элина, задавайте вопрос конкретно! Вы не подготовились! вот подготовьтесь, тогда перезвоните!» Думаю, ну, ответ хорошего руководителя, крепкого руководителя.

В.КИКНАДЗЕ: Да, Элина вернула должок. Нет, я могу огласить примерно стоимость одной трансляции футбола, от 10 до 25 тысяч долларов, в рублевом эквиваленте, по курсу, давайте, те, кто беспокоится за чистоту русского языка, пусть это сделает. Зависит от того, какое количество камер, дополнительной спецтехники стоит, в данном случае некая конкуренция с Первым каналом идет на пользу. Первый канал стремится делать эталонные трансляции, тем более после чемпионата мира по футболу, который показал определенный уровень. Мы пытаемся, у нас есть свои плюсы, так что, я думаю, что за последние год-два качество футбольных трансляций заметно изменилось к лучшему.

Э.НИКОЛАЕВА: Вась, вы все-таки мало, тем не менее, освещаете финансовую сторону спорта именно в эфире вашего канала, вот всю эту работорговлю, хоккеистами, такой политической составляющей спорта, коммерческой, у вас нет.

В.КИКНАДЗЕ: У нас есть мысли по созданию такой программы.

Э.НИКОЛАЕВА: Такая прямо вот журналистика.

В.КИКНАДЗЕ: Даже не журналистика, а расследование такое. Проблема заключается в следующем – в спорте есть о чем говорить, и тем очень много, вопрос заключается в том, чтобы говорить доказательно, а это требует подключения соответствующих служб, ведомств…

Э.НИКОЛАЕВА: …информаторов…

В.КИКНАДЗЕ: Это нет, информацию-то мы получаем, вот только как выйти в эфир, «Одна баба сказала» не по-журналистски будет, а если делать доказательно…

Э.НИКОЛАЕВА: Ну спортсмены, естественно, все рассказывают журналистам.

В.КИКНАДЗЕ: Во-первых, не все, во-вторых, не всем, и в-третьих,..

Э.НИКОЛАЕВА: Ну к вам подходила Юлия Чепалова после Турина, рассказывала, чем недовольна, что говорят спортсмены по поводу гонораров, оплаты их труда, Путин ничего на встрече этого не говорил.

В.КИКНАДЗЕ: Я вам скажу следующим образом, что я хотел бы иметь на канале передачу, которая бы делалась в жанре расследования, которая бы затрагивала любые болезненные темы, для этого мне требуется совершенно другой тип сотрудников, так как мы в основном специализируемся на другом.

Э.НИКОЛАЕВА: А ретрансляция-то?

В.КИКНАДЗЕ: Не только ретрансляция, но мы в общем больше по позитиву, а негатива…

Э.НИКОЛАЕВА: По победам.

В.КИКНАДЗЕ: По победам и за победы в основном, хотя негатива хватает, во всем – в организаторстве, в судействе, болельщики, тем для программы хватает.

Э.НИКОЛАЕВА: Но это еще лишняя дополнительная головная боль.

В.КИКНАДЗЕ: Не-не, мы не боимся головной боли, мы хотим просто, если мы будем это делать, быть достаточно убедительными, а самое главное, доказательными, поэтому это одна из задач, которые мы сами перед собой ставим.

Э.НИКОЛАЕВА: В студии нашей программы Василий Кикнадзе, спортивный профессионал, директор канала «Спорт». Когда читаешь прессу, посвященную вашему каналу, знаете, какое впечатление у меня складывается? Получается, что вы пытаетесь объять необъятное, получается какая-то гремучая смесь, тут тебе и Дакар, и ралли-гонки, и футбол, и параолимпийские игры, и экстрим, и регби, и божий дар с яичницей.

В.КИКНАДЗЕ: Не понимаю, где здесь божий дар, а где яичница? Все божий дар, и мы все, что вы перечислили, список перечисления может быть очень большим, как я уже говорил, да, это спорт, у него разные лица, это специфическая сфера деятельности, но мы любим, мы – это те, кто работает на канале, на сейчас около тысячи человек.

Э.НИКОЛАЕВА: И сеть специалисты в каждой области спортивной?

В.КИКНАДЗЕ: Ну, сильное слово «специалисты», это было бы слишком самоуверенное заявление, но по крайней мере по каждому направлению у нас есть люди, которые любят этот вид спортивной деятельности, занимаются им и стремятся стать профессионалами.

Э.НИКОЛАЕВА: Вась, а скажите, а вот чиновником тяжело быть? Шишки летят, телефоны, вертушки эти все…

В.КИКНАДЗЕ: Никаких шишек, у меня нет вертушки.

Э.НИКОЛАЕВА: Да?

В.КИКНАДЗЕ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Не звонит вам никто свыше? из поднебесья?

В.КИКНАДЗЕ: Давайте с вами посмотрим, что значит свыше, из поднебесья, значит круг президента Федерации, на самом деле, сейчас это все сплошь ответственные политики, которые занимаются спортом в силу своей любви к тому или иному виду спорта, поэтому временами, конечно, чувствуешь себя, ну если не решающим судьбы страны, то, по крайней мере, общающимся с теми людьми, кто действительно определяет будущее страны. Я не могу сказать, что есть давление, абсолютно. Есть желание помогать, сотрудничать, делать предложения, поэтому, как в такой схеме, вот бедный-несчастный канал, вот все сверху его утюжат, говорят, как надо, — нет, есть уважение, есть понимание, я бы назвал это сотрудничеством.

Э.НИКОЛАЕВА: Василий, а вот вы говорите, что в планах есть все-таки такую программу острую, а как же вы будете наступать на корпоративные интересы?

В.КИКНАДЗЕ: А что вы имеете в виду?

Э.НИКОЛАЕВА: Ваших каких-то знакомых, друзей. Круг друзей, наверное, у вас уже сформировался…

В.КИКНАДЗЕ: Ну, круг друзей сформировался у меня достаточно давно, поэтому новых друзей-то вряд ли. Вы знаете, как у всех происходит…

Э.НИКОЛАЕВА: Высокопоставленных чиновников, которые могут сказать «это в эфир, Вася, не давай».

В.КИКНАДЗЕ: Такого не было никогда, за все время, что я работаю, чтобы кто-то позвонил и сказал, что вот этого делать не надо, я причем имею в виду работу не только политическим обозревателем. Посмотрим, конечно, будет конфликтно, много проблем принесет, но мы подходим к тому состоянию, когда нельзя дальше мириться с тем, что спокойно на стадион не можешь пойти семьей, с маленькими детьми, потому что, во-первых, тяжело будет попасть, во-вторых, тебя четыре раза обыщут, пока ты зайдешь на стадион, нельзя не думать, что по дороге на стадион и по дороге со стадиона ты можешь подвергнуться реальной опасности, это же не только наши проблемы, это проблемы самих организаторов, потому что когда аудиторию начинают составлять экстремисты, просто придерживающиеся крайней точки зрения, это значит, что основная масса на стадион не идет, мы не можем заполнить наши трибуны стадионов, которые вмещают 5-7 тысяч зрителей. Давайте посмотрим, как это происходит за рубежом, где 15-20-25 тысяч зрителей приходят на трибуны, приносят деньги за билет, за напитки, закуски и так далее, и это оказывается весомой составляющей частью бизнеса, это опять-таки вопрос в том, что когда спортивный менеджер и менеджмент вообще начнет думать о том, как ему зарабатывать, он поймет, что лучших союзников, чем мы, у них нет. И эти процессы идут, они начинаются, развиваются, все новые и новые фигуры появляются, поэтому я с надеждой смотрю на будущее спорта и нашей программы и нашего канала.

Э.НИКОЛАЕВА: И, наверное, и футболисты и хоккеисты будут вам благодарны, потому что их права-то тоже сильно ущемляются, даже создан профсоюз хоккеистов сейчас по защите прав.

В.КИКНАДЗЕ: Это отдельная тема, она настолько тяжелая. Я вам скажу так, до тех пор, пока мы не начнем публиковать бюджеты клубов, до тех пор тяжело будет выстроить бизнес в любом виде спорта.

Э.НИКОЛАЕВА: Как заставить публиковать бюджеты клубов, можете себе представить?

В.КИКНАДЗЕ: А жизнь заставит, никуда не денутся.

Э.НИКОЛАЕВА: Будут делать чистую бухгалтерию, да?

В.КИКНАДЗЕ: Абсолютно. Потому что в противном случае просто процесс перетаскивания игроков из клуба в клуб примет такие катастрофические размеры, что разрушит любой вид спорта.

Э.НИКОЛАЕВА: В студии нашей программы Василий Кикнадзе, спортивный профессионал, директор телеканала «Спорт». А вот, Василий, стоит ли выстраивать спорт в виде такого спортивного монстра, когда сейчас наоборот нужно дробление, специализация. В Европе давно уже дошли до клубных телеканалов, например, «Челси-ТВ», «Реал-Мадрид-ТВ».

В.КИКНАДЗЕ: Браво, Элин, я восхищаюсь степенью подготовки, блеск.

Э.НИКОЛАЕВА: Василий, я как редактор журнала «Стрим-ТВ», который как раз это транслирует.

В.КИКНАДЗЕ: Понятно, понятно. Ответ следующий – одно другому не помеха, и вопрос специализации будет существовать и будет по мере развития технических средств, по мере уменьшения бюджетов, требуемых для запуска, по мере расширения возможностей, сейчас идет программа цифровизации страны, это все представляет возможность для создания, для донесения сюда, ведь основная проблема сейчас – это ограниченность, скудность ресурса связного, связной ресурс в ближайшее время должен получить мощнейший толчок развития. В этом смысле я абсолютно уверен, что возникнет много специализированных каналов, но эти специализированные каналы, экстремальные каналы, в хорошем смысле слова, они ориентированы только на часть аудитории и они не являются нашими конкурентами. Общемировая и европейская практика показывает, что прекрасно будем сосуществовать, у нас остается огромный пакет прав, который мы не используем, мы используем только сливки, верхи, а дальше огромная-огромная программа, которая может быть интересна тому или иному сегменту аудитории, так что я с вами согласен, да, будет идти специализация каналов.

Э.НИКОЛАЕВА: Не будет она все-таки у вас оттягивать самые сливки?

В.КИКНАДЗЕ: Дело все в том, что, условно говоря, сделать футбольный канал ЦСКА или Спартака, это каналы, ориентированные на определенную аудиторию. Сто тысяч будет, двести, триста, но никогда, в силу специфики, у канала не будет такой аудитории, как у полномасштабного канала. Это будет канал, который будет предоставлять платную услугу и работать по совершенно другой бизнес-схеме, поэтому я наоборот думаю, что нам будет легче работать, потому что себестоимость создания контакта будет распределяться между всеми участниками процесса.

Э.НИКОЛАЕВА: «Формула-1». Вот не люблю я ее.

В.КИКНАДЗЕ: Мне больно стало. А я люблю.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну непонятно мне, за что ее любят. Ну неужели вы в самом деле жалеете, что ее нет на «Спорте».

В.КИКНАДЗЕ: Мы думаем об адекватном ответе, но как получилось, так получилось. Я думаю, за время существования канала это единственная ситуация, когда мы уступили права.

Э.НИКОЛАЕВА: Кому?

В.КИКНАДЗЕ: Уступили Ren’у, но в силу совершенно понятных, у Ren’а совладелец, как известно RTL, RTL платит очень существенные деньги за то, чтобы…

Э.НИКОЛАЕВА: Ren это Ren-TV.

В.КИКНАДЗЕ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну так ведь он же и продолжает называться Ren-TV, хотя Ирены Лисневской, от которой это все пошло, и Дмитрия на канале уже нет.

В.КИКНАДЗЕ: Да, Ren-TV. Значит, RTL просто сделали пакет такой.

Э.НИКОЛАЕВА: Оттянули к себе.

В.КИКНАДЗЕ: Ну, что ж сделаешь, мы отпустили. Леша Попов, голос Российской «Формулы», пришел и говорит «Что делать?», я сказал «Да, конечно, иди».

Э.НИКОЛАЕВА: Отдали своего любимого.

В.КИКНАДЗЕ: Отдали, да. Дело все в том, что с Алексеем мы познакомились году эдак в 92-м. Вообще перед вами сидит человек, который делал первые трансляции «Формулы-1» для России и вообще ничего в ней не понимает.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот с этого и надо было начинать.

В.КИКНАДЗЕ: Да-да-да, а Алеша, я думаю, из мира автоспорта это комментатор номер раз в России.

Э.НИКОЛАЕВА: Здорово, хотя вот странно, у меня почему-то, ну вот видимо знаете, как бывает, представление того или иного человека или дела или субстанции, зависит от твоего отношения к этому, от того, с какой стороны к тебе это все подошло, потому что у меня это было связано по журналистской деятельности, какие-то мелкие лавочники, какие-то мафиози поганые, что-то там вокруг этой «Формулы» затеяли с правами, тот же самый владелец. Для меня показ теми или иными структурами «Формулы-1» это как тест на коррумпированность, короче, бабок там немерено, а зрелище так себе, Шумахер и Шумахер, ну что? Победил Шумахер, а кто еще может победить? Шумахер! и так год из года. Вот едет Шумахер, он едет хорошо, да, это едет Шумахер. Ну вот это моя позиция, вы свою уже высказали.

В.КИКНАДЗЕ: Заслуживает уважения, я вас вполне понимаю, я хочу сказать, что в мире спорта я легко могу найти достаточно большое количество специалистов, которые разделяют вашу точку зрения.

Э.НИКОЛАЕВА: Да? Мою обывательскую, женскую.

В.КИКНАДЗЕ: Да-да, очень профессионально, чувствуется, что готовились.

Э.НИКОЛАЕВА: Чем закончился «пивной путч»? Вы действительно потеряли 75% бюджета канала?

В.КИКНАДЗЕ: Да, и мы весьма переживали и продолжаем переживать. Дело все в том, что рекламный бюджет это не просто денежки, которые мы берем в карман, в карман, в карман.

Э.НИКОЛАЕВА: Дайте, дайте. Реклама, пиво, пиво. Ну, кстати, пива было очень много, не побоюсь даже такого слова, как дофига, во время трансляции чемпионата мира.

В.КИКНАДЗЕ: А вы обратите внимание, оно же осталось. Единственный канал, который не может размещать рекламу пива, это спортивный канал, в силу нашей специфики. Мы вещаем на всю территорию России, один сигнал. По закону мы имеем право после 22-х поставить рекламу.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну а чего не ставите?

В.КИКНАДЗЕ: А не имеем права, я могу ставить только на тот маленький кусочек, я делаю отдельную программу для Москвы, потому что когда у меня в Москве 22 часа вечера и я имею право поставить, у меня во Владивостоке, простите. 8 часов утра, и уже я не могу ничего делать.

Э.НИКОЛАЕВА: Вась, а как же на других каналах то же самое?

В.КИКНАДЗЕ: а на других каналах дубли, орбиты, они же повторяют, это географическая особенность существования России. Здесь все по-другому. Нет ни одной такой страны – в Китае, в США по три часовых пояса, у нас 11.

Э.НИКОЛАЕВА: Погодите, а на ВГТРК, тоже же они ставят вечером ночную рекламу пива, после 22.

В.КИКНАДЗЕ: А «Россия» выходит с дублем, поэтому «Россия» просто спокойно ставит после 22-х в полном соответствии с законодательством.

Э.НИКОЛАЕВА: Почему вы не можете выходить с дублями?

В.КИКНАДЗЕ: Потому что это спорт, вы же хотите посмотреть прямую трансляцию, я же обязан вам дать эту возможность. Другое дело, нам часто сетуют, что мы повторяем много, но мы именно поэтому и повторяем.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну чтобы отбить рекламу.

В.КИКНАДЗЕ: нет-нет, не для этого. Вы живете во Владивостоке, я живу в Москве, в 7 часов вечера я ставлю футбол «ЦСКА-Спартак», у вас во Владивостоке в это время, я боюсь ошибиться, допустим, 4 часа утра, но если вы по-сумасшедшему любите футбол и для вас это принципиально, вы в 4 часа утра будете смотреть, но если вы хотите посмотреть его в удобное время, я же обязан дать вам такую возможность, поэтому поставив в Москве в 7, я повторяю потом, чтобы во Владивостоке могли посмотреть в удобное время. Есть специфика у спортивного канала, да, поэтому возвращаясь к вопросу о пиве, так вот, деньги, которые мы могли бы вложить в техническое развитие, а сделать надо очень много, мы очень много успели пробежать за эти три года, но когда я вижу, где находится передовая линия мирового спортивного вещания, я понимаю, что работы еще хватит.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну мы не большие специалисты в этих…

В.КИКНАДЗЕ: А зачем вам? Вы смотрите картинку, наслаждайтесь.

Э.НИКОЛАЕВА: Тем не менее меня удивило, что спорт примкнул к пивному лобби, знаете, даже такой большой в прошлом любитель кирнуть, как Юра Шевчук, принципиально не ставит на своих концертах рекламу пива и табака, ведь грех ведь.

В.КИКНАДЗЕ: Я не могу сказать, что мы примкнули к пивному лобби, наши цели и задачи не заключаются в том, чтобы рекламировать то или иное пиво, но мы абсолютно четко понимаем, к чему сейчас приведет толкование закона. процесс уже начался. Те пивные и алкогольные бюджеты, которые могли быть потрачены внутри страны, они сейчас начали заниматься тем, что скупают рекламные возможности, там, где это разрешено, за пределами страны, и мы все равно волей-неволей показываем щиты и все, что размещено в местах проведения соревнования, только деньги за это уходят за рубеж, вот и вся разница. Теперь скажите, в чем эффективность?

Э.НИКОЛАЕВА: Ну да. Надо убедить теперь, что проку никакого, что никуда от этих пивняков не денешься.

В.КИКНАДЗЕ: Широко простирает пивной бизнес руки свои в дела человеческие, перефразируя Менделеева.

Э.НИКОЛАЕВА: кстати, в нашей программе Василий Кикнадзе, спортивный профессионал, директор канала «Спорт». Василий, рубрика «культура-мультура»: как спортивный журналист, откройте мне тайну, что у нас за тупые такие спортсмены, которые в таком количестве кушают этот допинг и позорят себя и нас на весь свет.

В.КИКНАДЗЕ: Спортсменов не кормил, сам не принимал, по крайней мере, потому что до профессионального уровня не дорос, адекватно ответить вам на вопрос не смогу. Думаю, что две составляющих – неуверенность в собственных силах и желание добиться тех или иных целей любой ценой, будь то финансовые или сугубо конъюнктурные желания оказаться повыше.

Э.НИКОЛАЕВА: Вась, а вот желание оказаться повыше, оно у вас является движущей силой в росте вашей карьеры?

В.КИКНАДЗЕ: Амбиции есть, конечно. Ну, повыше, это же относительно, вы понимаете, что такое выше, ниже, это…

Э.НИКОЛАЕВА: Ну т.е. у вас сейчас уже предельное такое, достойное положение для журналиста, начавшего с низов…

В.КИКНАДЗЕ: Что значит «с низов»? Я с огромной благодарностью вспоминаю ту школу, которую я низом не считаю совершенно. Мне кажется, что я здесь сам себе все время говорю «слабо», потому что когда мы запускали канал, все говорили «да ну, прекратите, это нереально абсолютно, бесплатный канал, да такого в мире нет, ничего вы не сделаете» — сделали. «Да ну прекратите вы, ну полгода вы проработаете, вы закроетесь, потому что не будет финансирования» — не закрылись. « Ну ребята, у вас комментаторов нет, ну что вы» — у нас блестящая сейчас растет плеяда комментаторов, которые год-два, к пекинской олимпиаде уже вызреют, не один Губерниев у нас будет на канале, это россыпь звезд будет, ребята с языками, с головами, с образованием, идет процесс.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну вы демократичный руководитель, вы ж сами знаете, как это делается.

В.КИКНАДЗЕ: Это вопрос к подчиненным. Не знаю, не уверен я, что я демократичный руководитель, так как ведь можно быть внешне очень мягким и очень жестким по сути, мне кажется, это точнее, потому что в общем, думаю, что подчас вынужден прибегать к авторитарным методам руководства. Не могу сказать, что это плохо.

Э.НИКОЛАЕВА: Так, ну рубрика «культура-мультура» немножко ушла в сторону, тем не менее, я хочу продолжить: скажите, а вот кто были такие во времена СССР спортсмены-любители, помните, раньше у нас выступления были – канадские спортсмены-профессионалы и наши любители, они все были в военных клубах, там, в ЦСКА и так далее.

В.КИКНАДЗЕ: Конечно, любители.

Э.НИКОЛАЕВА: Т.е. были все-таки любителями.

В.КИКНАДЗЕ: Все были любителями, это правильно абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА: Т.е. они играют в спорт в свободное от работы время.

В.КИКНАДЗЕ: Да мы же не про это говорим. Мы же говорим любитель, с какой точки зрения, во-первых, любили спорт, во-вторых, не получали финансового вознаграждения, которое получали профессионалы, и моральные стимулы зачастую превалировали над материальными. Последствия коммерциализации спорта мы сейчас ощущаем в игровых видах спорта, где желание лечь под шайбу все реже и реже испытывается, продолжая разговор.

Э.НИКОЛАЕВА: Опасно для здоровья.

В.КИКНАДЗЕ: Да не только, можно же получить травму и потерять контракт, это засело в мозгах у очень многих, а особенно это заметно в командных соревнованиях. Вернуть это ощущение, что за тобой страна, это очень непросто, для этого нужно очень глубоко и точно копать. Если вы иронизируете по поводу того, что мы тогда скрывали, в советские времена, ну, там много же было глупостей. Вместе с тем, что мы вытащили наружу и сделали прозрачной систему взаимоотношений в спорте, мы потеряли очень многое именно в моральном плане, что отличало советский спорт в лучшую сторону. И это у функционеров сейчас очень большая проблема. Обратите, кстати, внимание, я думаю, что вы не смотрели, конечно, матч на женском чемпионате мира между нашими и австралийками.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот как раз смотрела.

В.КИКНАДЗЕ: Смотрели. Обратили внимание, как девчонки бились? Если бы у нас все команды бились так, как бились девчонки, вот это вот умение переступить через неумение, через «не могу»…

Э.НИКОЛАЕВА: Дрались зубами просто, выгрызали зубами победу.

В.КИКНАДЗЕ: Да, а в игровых видах спорта по-другому не бывает. Ну, не знаю, дай бог вернуть.

Э.НИКОЛАЕВА: Рядом сидели коллеги-журналисты, и очень бурно мужчины затеяли разговор, обсуждалась тема, как защищаются женщины, когда бьют пенальти. Мужчины известно как, а женщины? Героические дамы, должна сказать.

В.КИКНАДЗЕ: Да не в этом… вы все иронизируете, Элина, нечего тут иронизировать, потому что на самом деле, еще при той ужасной погоде, которая была вчера, идти кость в кость, без соответствующего воспитания и без того, что у тебя в душе заложено, ни черта не сделаешь, нельзя себя заставить, это либо в тебе есть, либо нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Бросаться на амбразуру.

В.КИКНАДЗЕ: Да, бросаться на амбразуру.

Э.НИКОЛАЕВА: а победили, кстати, в матче?

В.КИКНАДЗЕ: Ничья, благодаря которой мы прошли дальше.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну смотрю, вы так достойно говорите. Все-таки наверное и у вас такой же стержень есть внутри-то, Вась.

В.КИКНАДЗЕ: Ну что вы, какой там стержень…

Э.НИКОЛАЕВА: Вы тоже так бьетесь?

В.КИКНАДЗЕ: Нет-нет-нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Не просто костюм одел дорогой, красивый, и все, и уже доволен.

В.КИКНАДЗЕ: Есть такое количество народу, которое бьется, а я так, я в кресле, в котором очень уютно себя ощущаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы все иронизируете, Вась.

В.КИКНАДЗЕ: Ну что вы, Элин.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, вы знаете, первый спортивный закон, аксиома телевидения, он звучит так – «какие соревнования ни показывай, кроме чемпионата мира по футболу и Олимпийских игр, рейтинг будет не выше 4%» — вам удалось?

В.КИКНАДЗЕ: Рейтинг 4%??? Да если бы у меня был рейтинг 4%, я бы уже… Ну что вы…

Э.НИКОЛАЕВА: Один? Не доходит до единицы?

В.КИКНАДЗЕ: Не доходит до единицы, скажу так, да, безусловно, Олимпийские игры, чемпионаты мира по футболу, это топ, с которым тяжело чему-то сравниться, но чемпионат мира по легкой атлетике, кубок мира по биатлону, национальный чемпионат по футболу, это соревнования, которые реально держат. Кстати, если вы обратите внимание, социологию поизучаете, наши рейтинги непрерывно растут, и я не вижу пока предела этому росту. Выход на долю порядка 5-6%, долю только, не рейтинг, если телевизионным языком, позволит нам – сейчас мы где-то восьмой-девятый канал в стране – если мы делаем долю пятерку, то реально перемещаемся на пятое-шестое место. Вот это задача, которую мы перед собой ставим, верим, что она выполнима, это очень тяжелая задача. Специализированный канал чтоб занимал такую долю… реальное положение спортивного канала – 1,5-2, у нас уже выше двойки средняя доля, даже если не считать олимпиад. Дума, если мы немножко поработаем, мы постараемся добиться этого.

Э.НИКОЛАЕВА: А кто вас считает?

В.КИКНАДЗЕ: Геллоп.

Э.НИКОЛАЕВА: Подкупаете?

В.КИКНАДЗЕ: Хотел бы.

Э.НИКОЛАЕВА: Прям можно подумать, все покупается, все продается.

В.КИКНАДЗЕ: Ну это вопрос к Геллопу, но как-то да, прецедентов не знаю.

Э.НИКОЛАЕВА: А вам-то зачем это надо, Вась?

В.КИКНАДЗЕ: Это наша прямая коммерческая отдача, это те деньги, которые мы получаем.

Э.НИКОЛАЕВА: Спонсоры.

В.КИКНАДЗЕ: Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: «Бамажки», которые вы им под нос кладете.

В.КИКНАДЗЕ: И «бамажки», конечно. Но я хочу вам сказать, что все компании, обладающие большими бюджетами, им бумажки класть не надо, они сами их получают, поскольку для них вложение в рекламу это есть эквивалент доходов, которые они получат в дальнейшем. Для них в первую очередь важно контролировать те цифры, которые предоставляет Геллоп. Потому что если для нас это вопрос возможных доходов, для них это вариант потенциальных убытков, в случае если они выстроят свою политику на неверных данных исследований, во что верится с трудом, так как бюджеты растут и недостоверная информация, естественно, не приветствуется.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо, а чем простой человек Василий В.КИКНАДЗЕ: живет, чем увлекается? Трое детей, все-таки…

В.КИКНАДЗЕ: Да это разве дети? Нет, дети просто взрослые уже.

Э.НИКОЛАЕВА: А сколько им лет?

В.КИКНАДЗЕ: 21 девочке, мальчику 18, еще мальчику 14, 15, можно сказать.

Э.НИКОЛАЕВА: Взрослые, только школу заканчивает.

В.КИКНАДЗЕ: Не, ну заканчивает только третий, а двое-то уже все, старшая студент.

Э.НИКОЛАЕВА: Чего?

В.КИКНАДЗЕ: Филфак.

Э.НИКОЛАЕВА: А, филфак МГУ.

В.КИКНАДЗЕ: И юридический, да. Так что ничего, молодцы, головастики.

Э.НИКОЛАЕВА: На телевидение пойдут? к папе на канал.

В.КИКНАДЗЕ: Я бы очень хотел. Не знаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Профессия-то интересная.

В.КИКНАДЗЕ: Очень бы хотел. Очень нужны, и вообще…

Э.НИКОЛАЕВА: Проблем с трудоустройством хоть не будет.

В.КИКНАДЗЕ: Да не в это дело. Дети сами должны себе находить дорогу, понимать, чем хотят заниматься. Вопрос очень непростой, конечно же, очень волнует, ну посмотрим.

Э.НИКОЛАЕВА: А что, не хватает толковых ребят?

В.КИКНАДЗЕ: а их вообще не хватает, самая большая проблема это проблема кадров, т.е. условно говоря, опора канала это 30-35 человек, которые незаменимы. Вот говорят, незаменимых нет, — враки. Вот любого из этих 35 выдерни, канал… нет, затянет, конечно, рану, но рана будет. Если бы у нас было 70, нам и рычаг не нужен, мы бы так все перевернули.

Э.НИКОЛАЕВА: Вась, а у вас так не построен канал, вот, например, у моей подруги девочка закончила курс очередной и проходила практику на Первом канале, и говорят ей, Леночка, предположим, имена и фамилии изменены.

В.КИКНАДЗЕ: Канал тоже изменен?

Э.НИКОЛАЕВА: Нет, канал тот же. Ну давай мы тебя типа пристроим туда, а она говорит «мам, кем ты меня пристроишь? шестеркой? ну хорошо», администратором она побегала, посмотрела, как распределяются жизнь и доходы и дивиденды, — очень большое количество людей звена, которые реально делают телевидение, живут очень плохо, крайне плохо, все сливки получают руководители.

В.КИКНАДЗЕ: Ну, как руководитель хочу сказать. что справедливо.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот они действительно живут, я эти все 10 рублей занимают и говорят «извини, я тебе сейчас не могу отдать, отдам через две недели, у меня пока нет».

В.КИКНАДЗЕ: Вопрос о «шестерках» — я считаю, что очень полезно начинать работу на телевидении с работы администратора, просто чтобы понять, как телевидение устроено. И прыжки через, вот то, что я начал с младшего редактора, я абсолютно доволен, потому что запутать меня очень сложно, возможно, но очень сложно. Во-вторых, как живет наш канал, наверное, лучше спрашивать у сотрудников, а не у меня.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну да, к этому в общем-то шел рассказ. Как у вас-то все это строится? Стоит к вам идти?

В.КИКНАДЗЕ: Смотря что нужно. Если зарплата только, то вряд ли. У нас далеко не самая большая зарплата. Не могу не отдать должное, что на канале собрались люди, которые беззаветно любят свое дело. То, что мы сумели реализовать все это, заслуга тех, кто работает.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, спасибо, Василий, за ответы за ваши. Желаю, чтобы вы всем рекордам дали гордые наши имена.

В.КИКНАДЗЕ: Хорошо, на въезде на Шаболовку будет написано имя «Элина».

Э.НИКОЛАЕВА: Или все-таки ваши, как там в песне-то, «рекордам наши громкие дать имена». «Какого черта». Ну что, победа будет за нами, за вами?

В.КИКНАДЗЕ: Давайте она сперва будет за нами, а потом мы с вами с удовольствием этот факт зафиксируем. Я только не понимаю, победа в чем? Тогда еще раз увидимся.

Э.НИКОЛАЕВА: Победа в том, чтобы в душах в наших, жителей России, чувствовалось, что они живут в России, есть чем гордиться, есть спортсмены.

В.КИКНАДЗЕ: Тогда надо тост произносить «За нашу победу».

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, ура, всем пока. В эфире были Элина Николаева и…

В.КИКНАДЗЕ: Василий Кикнадзе, примкнувший к Элине. Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире