'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 августа 2006, 18:13

Э. НИКОЛАЕВА – Всякие мрачные теоретики говорят, что от рождения до смерти люди вообще-то не живут, а выживают. Мир очень агрессивен. Борьба за место под солнцем, криминал, да еще природные катаклизмы. И вот с некоторых пор на нашем телевидении есть талантливый человек, чье лицо ассоциируется исключительно с ужасными природными явлениями. Это Иван Усачев. Иван «террибл», как сказали бы англичане. Ведущий телепрограммы «Стихия» сегодня в студии «Эха Москвы». Так что, Иван, твоя популярность и популярность твоей программы основаны исключительно на страхе, ты эксплуататор ужасов и человеческого страха перед стихией.

И. УСАЧЕВ – Нет.

Э. НИКОЛАЕВА – Нет?!

И. УСАЧЕВ – Нет, нет, нет. Я стал умнее с тех пор, как 10 лет тому назад я выпустил на свет божий программу «Катастрофы недели», теперь я не только пугаю, я еще людей и информирую.

Э. НИКОЛАЕВА – Я все думаю, «Вы очевидец», а про «Катастрофы недели»-то я и забыла! У тебя же «Катастрофы недели» были, вот откуда стихия взялась!

И. УСАЧЕВ – Конечно. Вот оттуда именно. Поэтому меня и пригласили.

Э. НИКОЛАЕВА – Новое – это хорошо забытое старое.

И. УСАЧЕВ – Я помню был период очень неприятный, когда делали «Катастрофы недели», впервые с этим столкнулся я, производитель смешных программ, мне было очень тяжело, чуть не спился на самом деле. Стал много выпивать. Заканчиваем монтаж программы, в пятницу, в субботу иду, напиваюсь.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну да, понасмотришься на эти ужасы.

И. УСАЧЕВ – Да. А сейчас по-другому я стал относиться. Не потому что стал циником, а потому что понимаю неизбежность всего того, что показывают.

Э. НИКОЛАЕВА – Но какие природные ужасы, по твоим наблюдениям, больше всего волнуют людей?

И. УСАЧЕВ – Людей волнует то, что происходит рядом с ними.

Э. НИКОЛАЕВА – Возвращаясь к мысли о том, что ты все-таки эксплуататор ужасов и человеческого страха именно перед стихией.

И. УСАЧЕВ – Скажу честно, да, к сожалению, так: чем страшнее программа, тем выше рейтинг. Но самое главное – не говорить абстрактные вещи, а показывать конкретно лицо, какую-нибудь бабу Машу, свиней которой унесло паводком, и тогда люди ассоциируют себя с ней и начинают переживать и смотреть до конца. Это важно очень, чтобы смотрели передачу до конца. «А финити индекс» так называемый есть, он должен быть большим.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну что же, блиц-вопросы ведущему программы «Стихия». О тебе, Иван, то бишь. Телезвезда – это что или кто?

И. УСАЧЕВ – Телезвезда – это побочный продукт работы на телевидении.

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев и первое реалити-шоу «За стеклом». Тут был Григорий Любомиров. Я говорю, ну Гриша, вы ведь самый основатель «За стеклом». Да-а (так расправил усы), я… Я говорю, а был еще Иван Усачев. Он – да, Иван Усачев – да. Я говорю, Ваня мне рассказывал, что это, типа, он все там придумал.

И. УСАЧЕВ – Был еще Александр Левин, кстати, третий. Три мушкетера.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну реалити-шоу – это твой конек? Стихия – это же тоже реалити-шоу.

И. УСАЧЕВ – Нет, реалити-шоу – это немножко иное. Реалити-шоу больше похоже на советскую документалистику – то есть вообще без закадрового текста. Снимаешь жизнь, как она идет. Вот такая она и на экране. Это называется реалити-шоу. А то, что делаю я, это выжимка из этого реалити-шоу.

Э. НИКОЛАЕВА – 18 лет назад ты начинал в программе «Взгляд».

И. УСАЧЕВ – 18?!

Э. НИКОЛАЕВА – Да.

И. УСАЧЕВ – 91-й – гораздо меньше. 15 лет тому назад.

Э. НИКОЛАЕВА – Зачем ты хулиганил в пушечном ядре? Помнишь это ралли?

И. УСАЧЕВ – Да. Да сам не знаю, зачем. Вот поехал с  родственником и потом пожалел. Это дикие скорости: 285 километров в  час – это был последний экстрим, я надеюсь, в моей жизни добровольный.

Э. НИКОЛАЕВА – Там же именно надо хулиганить было.

И. УСАЧЕВ – Да. А что остается делать? На кону уважение коллег, собратьев-миллионеров. Не у меня, конечно. А такие оказались они все азартные. То есть оказывается, олигархи – люди очень азартные.

Э. НИКОЛАЕВА – Поэтому они и зарабатывают деньги.

И. УСАЧЕВ – Наверное, да.

Э. НИКОЛАЕВА – Что понял, когда облетел земной шар?

И. УСАЧЕВ – Понял, что можно облететь земной шар, но не в таких условиях. То есть если лететь, то с комфортом.

Э. НИКОЛАЕВА – Ты обалдевший прилетел, по-моему, даже ничего не рассказывал.

И. УСАЧЕВ – Невозможно. 28 дней в воздухе. Я потерял все самое дорогое, что у меня было: потерял часы, потерял чемодан с вещами, потерял хорошее пальто, которое купил в Лондоне накануне. Я решил просто поразить народ и  потерял там его, надо было подготовиться.

Э. НИКОЛАЕВА – Бой рейсов? Или у тебя уже в сознании, да?

И. УСАЧЕВ – В сознании, конечно. Потому что если в день приходится менять две гостиницы: прилетаешь, разгружаешься, а едешь в гостиницу. К вечеру ты уже едешь в другой город, в другую гостиницу. Это невозможно. В принципе это все, хотя это конечно очень неудобно, очень тяжело, но это запоминается надолго.

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев – посланец стихии на НТВ. Ваня, не кажется ли тебе, что в теме буйства стихии последнее время наблюдается застой?

И. УСАЧЕВ – Ничего себе застой! Последнее десятилетие – самое жаркое за все время наблюдений. А время наблюдений не очень большое на самом деле – это лет 500. На самом деле ситуация достаточно тревожная, я бы сказал. Вчера я был в одной экологической организации, организация, которая встречалась, кстати говоря, с Владимиром Владимировичем Путиным, обсуждала экологический проблемы. И выяснилось, что сейчас России угрожает опасность затопления. Почему? Потому что 60 % территории России находится в зоне вечной мерзлоты. И глобальное потепление затронет прежде всего нас. Вот такая информация свежая. Оказывается, город Норильск может очень серьезно пострадать от этого, потому что он расположен как раз на сваях, вокруг вечная мерзлота, и начинает город уже таять и уходить в это вечное болото. То есть очень серьезная проблема. А сейчас считается, что Россия примерно на 70 % своей территории непригодна для комфортного проживания.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну это давно уже считалось, по-моему.

И. УСАЧЕВ – Да, да, да. Вот сейчас если все это расставить, хоть чего-то, но можно было строить на вечной мерзлоте. То сейчас это все превратится в болото, и там строить уже ничего будет нельзя.

Э. НИКОЛАЕВА – Но это тяжело будет Норильску, но и Москве.

И. УСАЧЕВ – Да нет, почему, Москве не будет никогда тяжело.

Э. НИКОЛАЕВА – Всем уже известно (я хотела подковырнуть дальше), что на российском юге смерчи, внезапные наводнения, в Штатах – тайфуны, а под Москвой горят болота. Чем людей, телезрителей удивлять-то еще, кроме Норильска?

И. УСАЧЕВ – Да, удивлять на самом деле становится все тяжелее и тяжелее. Поэтому приходится придумывать. Вот например, крымская геморогическая лихорадка, которая разносится клещами. И причем весенне-летний сезон только. Это имеет прямое отношений к моей программе. Но она в последнее время почему-то начала распространяться, в частности в Турции уже три человека погибли от укусов клещей, крымских клещей причем. Но крымские – это имеются в виду не те, которые выведены в крымских лабораториях…

Э. НИКОЛАЕВА – И завезены специально в Турцию.

И. УСАЧЕВ – Да, причем на теле туристов.

Э. НИКОЛАЕВА – На теле туриста, погибшего от геморогической… Как она называется?

И. УСАЧЕВ – Геморогическая лихорадка. Вообще Крым, как выяснилось, — это очень интересное место. Город Судак, где находится Генуэзская крепость…

Э. НИКОЛАЕВА – Я туда люблю ездить. И даже в молодые годы мы там ночевали под Генуэзской крепостью.

И. УСАЧЕВ – Место очень интересное, как оказалось. Потому что в XIY веке генуэзцы стали причиной, ну не генуэзцы, но генуэзцы разнесли бубонную чуму по всей Европе, которая выкосила потом 50 миллионов человек. Вот эти генуэзцы, которые скрывались за крепостными стенами…

Э. НИКОЛАЕВА – Судакской крепости.

И. УСАЧЕВ – Да. Татары, которые там не жили вечно, они пришли только в XIY-м веке. Они забрасывали трупы своих погибших товарищей к итальянцам, которые в то время уже привыкли жить в комфорте. И вот эти трупы и стали причиной бубонной чумы. Потому генуэзцы переехали к себе в Геную, дальше в Италию и за три года после этого штурма… они естественно потеряли крепость, татары взяли и т.д.

Э. НИКОЛАЕВА – Так, ну а собаки?

И. УСАЧЕВ – Ну и собачки конечно. Собачки становятся агрессивными. На них действует в том числе и геомагнитная обстановка, кошки кусаются и т.д. То есть работы у нас много – непочатый край. Обо всех этих напастях не расскажешь. Если говорить о погоде…

Э. НИКОЛАЕВА – Кстати, про искусственные дожди и цемент, которым их вызывают. Профессор Беляев («Погода на НТВ») сказал, что это ерунда. Дожди потому что вызывают сухим льдом, а не мелкой пылью цементной.

И. УСАЧЕВ – Нет, нет, про это я не могу ничего говорить, потому что дело в том, что за право воздействовать на погоду борются несколько ведомств, в том числе и МЧС, потому что дело это прибыльное. Пока все это находится в руках Росгидромета, но МЧС естественно тоже хочет залезть в эту область, поэтому они разрабатывают всякие ионизаторы. Но лицензию на воздействие атмосферное они не получают до сих пор. Что касается цемента, я не буду спорить, потому что это на самом деле большой технологический секрет. Я сколько раз просился, дайте по летать, я хочу посмотреть, как облака разгоняются. Не берут нас с собой. Ну действительно, зачем отдавать тайны. Там наверное используется много разных реагентов. Я думаю, что существует много разных способов и как согнать тучи, и как их разогнать. Но вопрос в другом – как это все отражается на нашей жизни, потому что здесь разогнали над Москвой, а где-нибудь в Нижнем Новгороде, как говорят, вспышка менингита, например. Как это связано? Не знаю. Но может быть и связано. То есть вмешательство в природу не проходит безнаказанно для нас.

Э. НИКОЛАЕВА – И часто ты пользуешься, Иван, слухами? Я вот тебе тоже могу такое рассказать. Например, я знаю, что Москва стоит не понятно, на чем. Под городом огромные пустоты, а сверху еще небоскребы строят. А вот еще мне понравилось: если бы астероид, который недавно пролетал мимо земли, упал в океан, поднялась бы волна в 10 километров высотой.

И. УСАЧЕВ – 10 километров – ничего себе! То есть летать нельзя было бы? Она бы в этот момент сбивала бы самолеты.

Э. НИКОЛАЕВА – На взлете как раз было бы.

И. УСАЧЕВ – Это ужасно.

Э. НИКОЛАЕВА – Когда летишь, выше уже, по-моему.

И. УСАЧЕВ – Да. Я рассказал об этом сыну своему. Он был настолько ошарашен тем, что астероид мог врезаться в землю, и мы бы все погибли. И погибли причем не сразу бы, а гибли бы медленно: от высоких температур, от нехватки воздуха. Мой сын так задумался и не разговаривал со мной до вечера. Но это очень серьезно.

Э. НИКОЛАЕВА – То есть в шок ты вверг мальчика. Сколько ему лет-то, Ванечка?

И. УСАЧЕВ – Восьми еще нет. Но впечатлительный.

Э. НИКОЛАЕВА – Эмоциональный ребенок.

И. УСАЧЕВ – Мы тут живем спокойно, ни о чем не думаем, вернее, думаем конечно, но не об этом – а  там на околоземной орбите носятся огромные камни, и из космоса откуда-то из непонятной дали к нам на встречу летят гигантские булыжники, причем как они образовались в космосе, и почему они вдруг летят к нам (они не то, что летят – они падают, поскольку это вакуум).

Э. НИКОЛАЕВА – Мы были на Мальдивах, знаешь, такая просто, как река, огненная вспышка такая пронеслась по небосклону.

И. УСАЧЕВ – Да, красиво.

Э. НИКОЛАЕВА – Но я думаю, это какой-то астероид в атмосферу врезался.

И. УСАЧЕВ – Нет, смысл такой, что у НАСА есть организация, которая занимается слежением объектов, которые могут угрожать безопасности Земли, а у нас такой организации нет. Я не знаю, почему. Хотя даже если и найдут такое тело, приближающееся к Земле, то ничего, кроме сообщения в газетах, сделать уже никто не сможет.

Э. НИКОЛАЕВА – А сбить его нельзя?

И. УСАЧЕВ – Был такой фильм. По-моему, это из области фантастики. Во всяком случае, у США есть хороший сайт, есть хорошая организация. Всегда можно зайти и посмотреть, что сейчас находится рядом.

Э. НИКОЛАЕВА – Оповещается население во всяком случае, да?

И. УСАЧЕВ – Да. У нас в этом смысле служба развита плохо.

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев – посланец стихии на НТВ. В отличие от тебя, Иван, «Эхо Москвы» никого пугать и эпатировать не хочет. Новости и реклама. После чего мы с тобой еще поговорим, и ты на все ответишь.

И. УСАЧЕВ – (Смеется.)

НОВОСТИ

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев – посланец стихии на НТВ – в студии нашей программы. Иван, ты всю жизнь занимаешься каким-то странным телевидением: то «Вы очевидец», то «Невероятные истории», то «Катастрофы недели», то вот теперь «Стихия» — из тебя, наверное, получился бы хороший папарацци. Кстати, как ты думаешь, почему профессия папарацци…

И. УСАЧЕВ – (Смеется.) Почему? Какая связь?

Э. НИКОЛАЕВА – Ты как-то ухватываешь везде все самое жареное, с пылу – с жару.

И. УСАЧЕВ – Папарацци – это лентяи. Даже не то, что лентяи – это жадные лентяи, расчетливые.

Э. НИКОЛАЕВА – Расскажи-ка. Папарацци – это такие отчаянные журналисты.

И. УСАЧЕВ – Да нет. Говорят, что любовь придумали русские, чтобы не платить женщинам.

Э. НИКОЛАЕВА – И домработницы, и кухарка.

И. УСАЧЕВ – Вот это называется у нас любовь. То же самое папарацци, потому что на Западе, чтобы взять интервью у звезды, сфотографировать, надо либо быть в очень тесных отношениях и быть самому очень известным, либо платить деньги достаточно большие. Заплати деньги и снимай.

Э. НИКОЛАЕВА – Богатые издания все. все миллионеры.

И. УСАЧЕВ – Единственные звезды, за кем можно наблюдать бесплатно – это футболисты, как известно. Пожалуйста, они играют – смотри. Каждый из них миллионер. А некоторые даже мультимиллионеры. Ты их можешь снимать.

Э. НИКОЛАЕВА – Они не жмотничают.

И. УСАЧЕВ – Они себя показывают. Все остальные жадные. И кто такие папарацци – это люди, которые хотят на халяву (давайте называть вещи своими именами) без разрешения снять известных людей.

Э. НИКОЛАЕВА – Причем в таких естественных каких-то, когда они этого не ожидают.

И. УСАЧЕВ – Да, в естественных условиях, когда ты не подтянут, когда ты не накрашен.

Э. НИКОЛАЕВА – С фингалом. Или буянит где-то.

И. УСАЧЕВ – Ну конечно.

Э. НИКОЛАЕВА – Или целуешься с чужой женой.

И. УСАЧЕВ – Поэтому папарацци, это абсолютно ясно – это люди, которые пытаются купить подешевле и продать подороже.

Э. НИКОЛАЕВА – Себе на карман. Понятно, то есть тебе это слово не…

И. УСАЧЕВ – Не вызывает никакого желания работать.

Э. НИКОЛАЕВА – Не хочешь ты быть таким папарацци.

И. УСАЧЕВ – Я не папарацци, я, скорее, телевизионный ремесленник, который знает, как делать такую достаточно рейтинговую программу качественную.

Э. НИКОЛАЕВА – Эксплуатируя наши ужасы, страхи перед стихией.

И. УСАЧЕВ – Нет, на самом деле получается так, что меня просят, и я делаю. Сейчас, например, попросили сделать один проект для украинского телевидения. Называться это будет «Москва – Киев». Мы возьмем и сравним, как у них, и как у нас. Прошло уже 15 лет с тех пор, как Россия и Украина стали независимыми друг от друга.

Э. НИКОЛАЕВА – Ты сейчас ездил в Киев по этому поводу?

И. УСАЧЕВ – Да. это очень интересная тема.

Э. НИКОЛАЕВА – Но это какая-то политика что ли?

И. УСАЧЕВ – Да нет, никакой политики, просто быт. Оказалось, что Москва и Киев хотя слушают одну и ту же музыку, говорят на одном и том же языке…

Э. НИКОЛАЕВА – Ну как это?

И. УСАЧЕВ – 40 % населения говорит на украинском.

Э. НИКОЛАЕВА – Всячески мой старый друг Андрюша Лагутин, подводник, кстати, ныряльщик, мы ездили раньше в Крым, он там ловил рыбу, он был русский всегда, разговаривал по-русски, на Днепре он охотится, живет в Киеве. Как только началась эта «самостийность», «незалежность» и все прочее, перешел на хохляцкий: «Нэ бачу», «Шо ты трэба»… Не поймешь его, чего он там балаболит. Я говорю, говори по-русски, ты же всю жизнь с нами по-русски. Нет, у них сейчас такая гордость национальная поднялась несусветная.

И. УСАЧЕВ – На самом деле очень смешно.

Э. НИКОЛАЕВА – Красивый язык, кстати.

И. УСАЧЕВ – Он древнее русского. Мы их не понимаем. Мы молодая нация.

Э. НИКОЛАЕВА – Поэтому они говорят на разных языках с нами.

И. УСАЧЕВ – Да. Если очень быстро, вообще ничего не понятно. На самом деле очень интересно, что те люди, которые говорят на украинском постоянно, они пророссийски настроены больше, чем те, кто говорит там по-русски и украинский не знает. Там очень парадоксальная страна.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну да, сложная тебе предстоит работа. Известных же там людей много. Но ты же одно время, когда ушел с «Ren-TV», ты же поехал на Украину работать, наверное, с местной элитой ты уже ознакомился, знаешь, кто.

И. УСАЧЕВ – А там местная элита постоянно меняется. Там не успеваешь знакомиться.

Э. НИКОЛАЕВА – С Тимошенко-то познакомился?

И. УСАЧЕВ – Нет.

Э. НИКОЛАЕВА – С этой леди «Ти».

И. УСАЧЕВ – Нет, не познакомился, но я не думаю, что это будет большая проблема, у нас есть выходы. Я знаком с ее советником. Там Черномырдин. Но мы говорим о быте, мы не говорим о политике. О политике – мы закопаемся. Мы говорим о быте. Например, в Украине, в Киеве, ты спокойно переходишь дорогу, тебя все машины пропускают. Здесь в Москве ты знаешь, лучше не пробовать.

Э. НИКОЛАЕВА – Да, Ваня. Но это действительно ты прав, что лучше не пробовать. Но сегодня я была свидетелем просто какого-то фантастического случая. Тормозят машины, мы не поймем, от чего пробка на Мичуринском проспекте (я ехала к тебе на встречу), потом я просто остолбенела даже. Мы тоже затормозили. И вдруг перед колесами нашей машины проходит утка с двумя детенышами. Просто какая-то Финляндия! Пропускали утку с двумя детенышами. Она с очень деловым видом, с умным выражением лица материнским переводила своих двух утят через дорогу, не торопясь, по-утиному. И пробка стояла, все пропускали эту утку.

И. УСАЧЕВ – А человека бы не пропустили.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну…

И. УСАЧЕВ – Там бы уже лежал труп. Прости меня, господи.

Э. НИКОЛАЕВА – Еще у нас папарацци – непопулярная в нашей стране профессия, потому что можно легко в и репу получить.

И. УСАЧЕВ – Так и там тоже получают.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну а тебе теперь сюжеты не присылают, вы все так же покупаете, Иван?

И. УСАЧЕВ – Нет, присылают. Меня помнят. Удивительно просто: «Очевидец» — 10 лет все-таки на это убил. И мне присылают по-прежнему.

Э. НИКОЛАЕВА – Именно для «Очевидца»?

И. УСАЧЕВ – Для уже «Стихии». Снимают такие стихийные штуки. У меня есть сайт, не буду называть его, туда мне присылают, хотя я деньги не всегда плачу. Туда присылают. На самом деле эта идея живет, брэнд существует, несмотря ни на что. И хорошая это была программа, жаль, что… вернее так: она была хорошая до определенной поры, потом мне так это надоело смертельно, невозможно.

Э. НИКОЛАЕВА – Леша Лысенков еще пока эксплуатирует эту тему.

И. УСАЧЕВ – Да, я с Лешей недавно встречался. Он нормально себя чувствует. Просто когда ты делаешь такую программу давно уже тянешь этот воз, можно приходить в студию, не просыпаясь. Это самое главное – не просыпаться на этом. Потому что можно не просыпаться. А все остальное делать уже широко раскрытыми глазами. Извиняюсь.

Э. НИКОЛАЕВА – Но тебе самому-то не страшно смотреть на все эти катаклизмы, люди же гибнут?

И. УСАЧЕВ – На самом деле, проблема заключается в следующем, что если не обращать внимание на страдание людей, то перестаешь делать интересную программу, потому что там нет нерва. Я вообще заметил, что если делаешь программу очень ровно, то есть создаешь ее во время, там нет никакого брака, режиссер перед выпуском не запил, корреспонденты сняли все во время…

Э. НИКОЛАЕВА – В  сюжет отписали все.

И. УСАЧЕВ – И кажется, смотришь, все хорошо, но там нерва нет. И это не имеет рейтинга. А вот когда все вышеназванное: и камера сломалась прямо во время съемки, и гример не пришел во время, и ты не успеваешь ничего, а получается клевая программа. То же самое, что и ты. Если ты переживаешь, если ты выбираешь лучшее, страдаешь вместе с людьми, то получается хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА – В муках творчество рождается.

И. УСАЧЕВ – Тогда хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА – Я знаю, что ты собрался сейчас в Эфиопию и Сомали.

И. УСАЧЕВ – В Эритрею.

Э. НИКОЛАЕВА – Как раз ты едешь туда за сюжетами?

И. УСАЧЕВ – На самом деле, произошла страшная история. 20 лет тому назад я вернулся из Эфиопии, тогда это была Эфиопия. Я служил на территории нынешней Эритреи. Это была провинция, одна из 16-ти, как в Советском Союзе. Город Асмэра – столица. И очень смешно, что 20 лет тому назад я защищал цельность Эфиопии от сепаратистов Эритреи. Не могу сказать, что там было очень опасно. Я был военным переводчиком в составе зенитной бригады. И реально я видел раненых, погибших. Сейчас я еду, мы взяли тур индивидуальный с моим товарищем.

Э. НИКОЛАЕВА – То есть по местам боевой славы.

И. УСАЧЕВ – Я служил на юге, он служил на севере этой страны маленькой. Там всего на всего 4 миллиона человек. Потрясающие виды. Там очень красиво. И там сейчас находится кладбище советской военной техники, наверное, единственное в мире, потому что чем отличался Советский Союз – он отличался неразборчивостью, он снабжал оружием (это поразительно конечно) сепаратистов эритрейских и эфиопов. И тем, и другим. Причем давал оружие в кредит и так ничего не получил до сих пор. Кладбище осталось. Гигантское кладбище очень красивое. Там вся техника. Это антикварный магазин.

Э. НИКОЛАЕВА – Ты рассказывал очень смешно: зенитные установки – одним и воздушные суда, самолеты – другим.

И. УСАЧЕВ – Там гигантский антикварный магазин.

Э. НИКОЛАЕВА – Поставки не прекращались.

И. УСАЧЕВ – И до сих пор, по-моему, не прекращаются. Ну конечно, потому что Эфиопия и Эритрея находятся в состоянии непрекращающихся боевых действий, потому что в 98-м году Эритрея стала государством независимым, но Эфиопия хочет вернуть себе выход к морю. И сейчас если вы хотите попасть из Асмэры а Аддис-Абебу (они находятся на расстоянии полутора тысяч километров друг от друга), вы не сможете это сделать. Почему? Потому что воздушный путь закрыт, наземный тоже закрыт. Можно лететь только через третьи страны. И то есть опасность, если у вас виза эритрейская, то в Эфиопию вы никогда уже не въедете. Но мы попробуем. И у нас неделя очень такая жестка. Там график очень плотный. Мы будем ездить по всей стране. Побываем на архипелаге Дахлак – это такое место интересное, где находилась раньше крупнейшая советская военно-морская база. И когда оттуда эфиопы с нашими советниками отступали, они взорвали все суда. Эти суда, поскольку там не очень глубоко было, они прямо так и остались, встали на мели и торчат остовы, мачты. Очень красиво. Естественно, мы снимем тоже для программы «Стихия» там кое-что, потому что это уникальное место. Столица Асмэра находится на высоте 2 километра, а там, где мы будем, это называется Данакийская впадина – это 200 метров ниже уровня моря. Там отмечена самая высокая температура в мире — + 65 на солнце.

Э. НИКОЛАЕВА – Ты холодильник с собой возьмешь?

И. УСАЧЕВ – (Смеется.) Нет, у нас же будет хороший «Лэндкрузер», мы будем ездить на машине, мы же не будем пешком.

Э. НИКОЛАЕВА – Оснащение техническое у вас приличное.

И. УСАЧЕВ – +65 градусов – это хорошо, да?

Э. НИКОЛАЕВА – Надо себе поберечь, Иван.

И. УСАЧЕВ – Там больше 30 минут на солнце находиться нельзя, это опасно.

Э. НИКОЛАЕВА – А всякие там болезни, лихорадки, малярия?

И. УСАЧЕВ – Не успеваем мы. Но я надеюсь, успеем все-таки сделать укол от желтой лихорадки.

Э. НИКОЛАЕВА – Она актуальна еще летом, Да? Малярия по-моему, весной опасна, да?

И. УСАЧЕВ – Малярия опасна всегда, когда есть осадки. Малярия – неприятная штука. Там много всего. Там еще и проказа есть.

Э. НИКОЛАЕВА – Держись подальше. Она же передается.

И. УСАЧЕВ – Проказа – я не знаю, если генетически не предрасположен, то и не передастся. Но вот там я видел…

Э. НИКОЛАЕВА – Я думаю что это тебе доставит мало удовольствия. Я конечно понимаю, что ты эксплуататор ужасов и человеческого страха перед стихией и болезнями, но это… Ваня, не надо до таких экспериментов доходить.

И. УСАЧЕВ – В общем, я надеюсь, что я стану первой съемочной группой из России, которая побывала в Эритрее.

Э. НИКОЛАЕВА – Зачем тебя, Иван, туда несет? Хочешь приключений на свою «ж»? Семейный человек, сын растет, дочь взрослая. Вот мой знакомый Вадим Карпов из «Труда»: в прошлому году под видом бомжа поехал на юг России. Вот куда надо ехать! Делать репортаж, как корейцы выращивают арбузы. Ели ноги от них унес, еле живым вырвался.

И. УСАЧЕВ – А почему так?

Э. НИКОЛАЕВА – Ночью под покровом темноты убегал огородами. Его чуть было не  приковали цепью как раба. Ну рабов они же нанимают там. После этого успокоился журналистскими расследованиями – как отрезало. А то он еще одно время ходил из Москвы в виде Льва Толстого на Старую Тулу по Старотульской дороге в Ясную поляну. Но вот после арбузных провокаций – все, у него интерес пропал к этим.

И. УСАЧЕВ – Нет, у нас такого не будет. Мы спокойно комфортабельно. У нас не будет никаких расследований. Но самое главное – показать, что стало со страной после того, как оттуда ушли советские…

Э. НИКОЛАЕВА – После того, как нас не стало.

И. УСАЧЕВ – И меня в частности.

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев – посланец стихии на НТВ в студии нашей программы. Что ты хохочешь?! Значит, Иван, захотелось тебе журналистики большой и чистой?

И. УСАЧЕВ – Да, хочется. Но не совсем большая, не совсем чистая, потому что я надеюсь этот продукт продать.

Э. НИКОЛАЕВА – И получить за это деньги?

И. УСАЧЕВ – Да.

Э. НИКОЛАЕВА – А чего тебе еще хочется? О чем, мне интересно, может мечтать человек, который всю жизнь на телевидении. Может быть тебе хочется объехать весь мир с ансамблем «Счастливые йодлеры»?

И. УСАЧЕВ – О, черт! Я вот думаю, что бы такого себе действительно пожелать. Не знаю. Хочется, чтобы были…

Э. НИКОЛАЕВА – Есть у тебя. Иван, мечта? О, мечта!

И. УСАЧЕВ – Не буду говорить.

Э. НИКОЛАЕВА – Но хотел, глаз уже загорелся.

И. УСАЧЕВ – Да, загорелся. Решил не говорить. Да нет у меня мечты никакой, скажу честно. Кажется, все хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну хотел же гадость какую-то сказать.

И. УСАЧЕВ – Не буду говорить.

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев – посланец стихии на НТВ. Итак, Ваня, смена пластинки. Рубрика «Культура-мультура». Ты заядлый водила, как ты относишься к намерению властей до предела ужесточить Дорожный кодекс?

И. УСАЧЕВ – Это абсолютно верно. Такое правильное решение. Необходимо ужесточать, надо возвращать баллы, надо возвращать талоны. Но если сделать только это, то никакого результата не будет. При ужесточении этих карательных мер надо еще увеличить заработную плату нашим нелюбимым гаишникам.

Э. НИКОЛАЕВА – Из всех милиционеров они самые приличные. Конечно есть такие некоторые отмороженные, которые не за что, ни про что снимают номера и отнимают водительские удостоверения.

И. УСАЧЕВ – Нет, проблема в другом заключается, проблема заключается в том, что они как наши все чиновники, губернаторы на протяжении веков находятся на кормлении. Они не получают достаточной зарплаты. Они кормят себя сами. Они выходят на дорогу, как бизнесмены выходят на торговую ярмарку. Они зарабатывают деньги от нас. Они кормятся на асфальте. Поэтому ну и что, ну введут новые правила дорожного движения, введут эти баллы, ну и будут штрафовать. А деньги кто за это будет принимать? Куда деньги эти пойдут? Они пойдут непосредственно в карманы гаишников, что неплохо. Я никогда не отказываюсь, потому что я знаю, что средний гаишник получает тысяч 10 рулей. Если у него семья, он же должен как-то кормить. Опять-таки, все время на ногах. Варикозные болезни. Тяжелая работа у них.

Э. НИКОЛАЕВА – А надо, когда стоишь долго на ногах, надо на мысках подпрыгивать и бить сильно пяткой об пол.

И. УСАЧЕВ – Неправильно поймут!

Э. НИКОЛАЕВА – И почему, по-твоему, не вводят минимальную допустимую дозу алкоголя в крови? Сегодня любого пьющего после выходных можно арестовывать. Алкоголь-то выводится из крови – минимум три дня.

И. УСАЧЕВ – Как? Смотря что.

Э. НИКОЛАЕВА – И сколько. Если бутылку выпить виски или водки, то три дня и будет выводиться.

И. УСАЧЕВ – Три дня выводится. Эта тема так от меня далека. Дальше на самом деле она была для меня актуальна. А сейчас я перестал пить, поэтому я не знаю.

Э. НИКОЛАЕВА – Ты завязал?

И. УСАЧЕВ – Ну да.

Э. НИКОЛАЕВА – И не куришь уже, я смотрю.

И. УСАЧЕВ – Не курю, не пью.

Э. НИКОЛАЕВА – И выглядишь хорошо.

И. УСАЧЕВ – На самом деле я не знаю, я считаю, что нужно, чтобы было все очень строго, потому что нет больше такого города, как Москва, вот такого города просто больше нет. Я был в Мумбае – это индийский город, один из крупнейших с населением наверное миллионов 40 – там нет правил дорожного движения просто, они отсутствуют. Там есть светофоры, там есть дорожные знаки, ну а зачем они нужны: просто там очень много индусов, они просто иначе не разойдутся, если будут ездить по правилам. Но, к счастью, там маленькие дороги, узкие, там особо не разгонишься, и денег у индусов мало, поэтому нет таких тачек, как здесь. Так у нас же вся автотехника новейшая, она здесь, а проспекты широченные, поэтому скорости дикие, машины тяжелые, и если что-то происходит, то тут же с трупами. Поэтому, на мой взгляд, для россиян нужны очень жесткие меры ответственности за нарушение правил.

Э. НИКОЛАЕВА – Не кажется ли тебе, что дороги – это самое опасная стихия в России? Вот о чем надо программу снимать.

И. УСАЧЕВ – Элина, я всегда знал, что ты умная женщина, еще и красивая. Это редкое сочетания для женщины: ум и красота. Элина, ты молодец, абсолютно верно. На самом деле человек сам себе создал рукотворные проблемы, рукотворные катастрофы. А машины – да, конечно, это и есть. Мы собираемся снимать фильм про вот эту стихию.

Э. НИКОЛАЕВА – Так я попала в точку!

И. УСАЧЕВ – Абсолютно верно. ты всегда попадаешь в точку. Очень здорово, отлично, все правильно. Из космоса видно, как из Москвы по пятницам исходил лава, эти тормозные огоньки – это видно из космоса. Такой вулкан, который извергает магму. Это очень интересно.

Э. НИКОЛАЕВА – А из космоса ничего там больше не видно? По каким дням пробки, по каким дням у кого шиза какая на дорогах наступает. Говорят, что вторник и четверг, например – дни, когда лучше в городе не выезжать: будут пробки (почему-то водители так замечают).

И. УСАЧЕВ – Это уже не действует. Уже ничего не действует, потому что люди пытаются друг друга обмануть, они пытаются обмануть дорожное движение, поэтому меняют свои привычки, петляют, в итоге создаются новые пробки. То есть раньше я всегда был уверен, что лучше всего с дачи уезжать либо до трех в воскресенье, либо после девяти. Ничего подобного.

Э. НИКОЛАЕВА – В 11 пустая дорога, Ваня.

И. УСАЧЕВ – Много людей, которые выезжают вместе с тобой. Они ждут одиннадцати, но выезжают. Конечно не такие пробки, но они есть по-прежнему.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну понятно, а я хотела у тебя спросить, почему в программе «Стихия» нет ничего о дорожном движении, а оказывается есть. А то я думала, хотела сказать, вы как дети лейтенанта Шмидта, поделили территорию: у одного ужасы погодные, у другого про убийц, у третьего – про аварии. Ужасов-то на всех не хватает!

И. УСАЧЕВ – На самом деле, давно замечено, что не нужно находить новые темы, можно говорить о тех же самых темах. Есть же журналы, где ведется мониторинг известных людей, мониторинг звезд, и каждой звезде присваивается рейтинг. И вот из номера в номер можно рассказывать про первую десятку, повторять постоянно, и людям это интересно. И здесь то же самое. Пусть будет программа «Большая дорога», скажем, там ЧП, все равно мы говорим о том, что людям нужно слышать, что они хотят слышать.

Э. НИКОЛАЕВА – А ты сам дома-то какое телевидение смотришь, небось, спутниковое, специализированные каналы?

И. УСАЧЕВ – Да.

Э. НИКОЛАЕВА – Ох, пойду я опять на телевидение! Займусь я вашим телевидением! Программами «Пусть говорят». По крайней мере, про тебя можно сказать, что ты делаешь честное телевидение.

И. УСАЧЕВ – В частности я не от кого не завишу. Да конечно.

Э. НИКОЛАЕВА – Что снимаю, то показываю?

И. УСАЧЕВ – Это не имеет отношения к политике, к счастью.

Э. НИКОЛАЕВА – У газетных журналистов это называется: что вижу, то пишу.

И. УСАЧЕВ – Примерно так. Я хотел сказать, что у меня очень большой проект сейчас предстоит – ежедневная информационно-развлекательная программа, о которой я тебе рассказывал.

Э. НИКОЛАЕВА – Ту будешь ее продюсером или ведущим?

И. УСАЧЕВ – Я буду продюсером. А ведущие — это девушки. Причем очень жестко, поскольку это делают по заказу иностранцев, по заказу немцев (только не пытай меня, кто). Это большой будет проект.

Э. НИКОЛАЕВА – Но это для немцев делают или для нас?

И. УСАЧЕВ – Это по заказу немцев для нашего канала.

Э. НИКОЛАЕВА – Крутизна какая. Конечно девушки, типа меня, вам не подходят в ваш канал, не любят красивых умных женщин.

И. УСАЧЕВ – Умных – нет, любят. Красивых любят.

Э. НИКОЛАЕВА – Поэтому я никак не могу себе найти применение, даже на вашем канале.

И. УСАЧЕВ – Еще не время.

Э. НИКОЛАЕВА – Еще лет 50 должно пройти. Лет 50 пройдет, состарюсь, тогда да. На этой ноте сермяжной правды будем закругляться. Какого черта? Вы хотите природных катаклизмов, их есть у Ивана Усачева в программе «Стихия». Смотрите и удивляйтесь, только близко к сердцу принимать это не надо. Такое вот теперь у нас телевидение. Всем пока. В эфире была я, Элина Николаева, и…

Э. НИКОЛАЕВА – Иван Усачев, программа «Стихия». Не путать с прозой.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире