Э. НИКОЛАЕВА — Какого черта, быть бедным и больным, когда можно быть богатым и здоровым. Жить можно долго и счастливо, если жизнь удалась, и при этом у вас нет атеросклероза, ишемической болезни сердца, тромбофлебита, тугоухости, близорукости и прочих подобных напастей. Как избежать всех этих сердечно-сосудистых болезней, как поправить свое здоровье, об этом нам расскажет руководитель отделения кардиологии Центра экстракорпоральных методов лечения МЕДСИ доктор медицинских наук, профессор Геннадий Александрович Коновалов. Фух! Геннадий Александрович, ну и жара! Добрый вечер.

Г. КОНОВАЛОВ — Добрый вечер, Элина.

Э. НИКОЛАЕВА — Тем более что летом в теплое жаркое время года все сосудистые проблемы обостряются или наоборот?

Г. КОНОВАЛОВ — Я думаю, что сердечно-сосудистые заболевания не зависят от времени года, хотя конечно пациентам с ишемической болезнью сердца и с проявлениями атеросклероза в жару конечно же тяжелее.

Э. НИКОЛАЕВА — А почему, кстати? Сосуды-то ведь от жары в нашем понятии расширяются?

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно же. Но когда жарко, людям приходится пить большое количество жидкости для того, чтобы компенсировать потери. И иногда у пациентов с сердечной недостаточностью, конечно, это вызывает дополнительную нагрузку на сердце.

Э. НИКОЛАЕВА — А густота крови как-то связана с погодными изменениями?

Г. КОНОВАЛОВ — Безусловно. Вы задали очень правильный вопрос, потому что очень много зависит от так называемой густоты или вязкости плазмы крови. С этим связаны очень многие проблемы. И когда вязкость в крови высокая, когда не хватает жидкости или много белков, жиров в крови, тогда затрудняется микроциркуляция, и многие органы работают с трудом, обменные процессы замедляются, и хуже доставляется кислород к тканям. И конечно же гипервязкость является причиной очень многих неприятных синдромов и заболеваний.

Э. НИКОЛАЕВА — А вот как же быть, Геннадий Александрович, когда вязкость повышенная крови, врачи говорят, нужно больше пить, но говорят тут же, и вы говорите, что это тоже нагрузка на сердце. Как вот с этим?

Г. КОНОВАЛОВ — С этим конечно надо умеренно…

Э. НИКОЛАЕВА — Вроде как жарко, и густота крови, надо больше пить, а в то же время, что это и большая нагрузка на сердце и на сосуды.

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно, большая проблема у пациентов с почечной недостаточностью, у которых затруднен выход, потеря жидкости через естественные пути с почками. И пациентам с сердечной недостаточностью. Но для всех людей конечно же надо компенсировать потери обязательно. Причем пить обычную воду, разные напитки самые обычные: чай, морсы — и обязательно компенсировать потери, потому что этого зависит, как будет циркулировать кровь, особенно в мелких сосудах.

Э. НИКОЛАЕВА — В каком количестве нужно выпивать? Сколько жидкости?

Г. КОНОВАЛОВ — В среднем человек выпивает 1,5-2 литра в сутки жидкости, и это считается нормальным, если потери увеличиваются в теплое время года или, скажем, когда человек ходит в баню, в сауну, то обязательно нужно компенсировать и пить больше жидкости.

Э. НИКОЛАЕВА — Правда ли, Геннадий Александрович, что на густоту крови влияет то, как мы питаемся. Вот говорят, малина разжижает кровь, черная рябина наоборот загущает, повышает давление.

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно же, характер питания накладывает свои отпечатки на густоту крови. И надо употреблять больше овощей, больше фруктов и меньше конечно мясных и жирных продуктов.

Э. НИКОЛАЕВА — Ну это мы отдельно поговорим. А вот конкретно, что связано с малиной. Она разжижает на самом деле? Мне тут недавно сказали.

Г. КОНОВАЛОВ — Ну… вы знаете, у меня нет таких сведений, что конкретно малина разжижает кровь. Я думаю, сейчас достаточно много препаратов, которые применяются во всем мире и очень массово. Это аспирин-кардио или так называемый тромбоас в малых дозах, который применяют и врачи всего мира, включая нашу страну, очень часто назначают эти препараты для того, чтобы предотвратить такое склеивание тромбоцитов и повышенную вязкость крови.

Э. НИКОЛАЕВА — А это рекомендуется, начиная с какого-то возраста, или показано всем?

Г. КОНОВАЛОВ — Это показано только людям, у которых есть высокий риск развития ишемической болезни сердца, или она уже присутствует, и в крови повышена вязкость крови или плазма крови, и имеются белки или жиры, которые вызывают эту повышенную вязкость крови — это высокий уровень холестерина, триглициридов, липопротеида маленького — наиболее тромбогенного и злого холестерина — и других некоторых компонентов.

Э. НИКОЛАЕВА — А что с нашим врагом холестерином происходит, когда мы отдыхаем? Люди мало двигаются, валяются на пляже, едят, спят, а при этом чувствуют себя хорошо, отдохнувшими.

Г. КОНОВАЛОВ — Да, к сожалению, существует большая проблема. И основная проблема в том, что холестерин не болит, и люди очень долго не знают, что у них в крови очень высокий уровень холестерина приводит к тому, что очень медленно постепенно плохой холестерин откладывается в их сосудах и затрудняет кровообращение. И люди об этом узнают клинически только тогда, когда у них появляются боли в той или иной области: области сердца или ноги и т.д. — только тогда, когда сосуд сужен уже более чем в два раза. Ведь 30 % инфарктов у молодых людей случаются тогда, когда пациенты не знают, что они вообще больны, как бы внезапно, как гром среди ясного неба.

Э. НИКОЛАЕВА — В студии нашей программы Геннадий Коновалов — врач, побеждающий атеросклероз, руководитель Центра экстракорпоральных методов лечения. Коротко о вас, Геннадий Александрович. Почему вы до сих пор не рассказывали о своей очень интересной биографии? Как приехали из Ашхабада? Министр здравоохранения СССР Чазов. Там просто какая-то фантастическая у вас история. Буквально вас как тот золотой слиток нашли среди породы.

Г. КОНОВАЛОВ — Ну немножечко не так. Я уже работал в Москве. Я был в клинической ординатуре, в лаборатории общей реинтологии Академии Каниговского. Работал на базе Боткинской больницы в отделении реанимации, проходил обучение два года и защитил кандидатскую диссертацию. Руководителями у меня были академик Вадим Александрович Неговский и Герберт Петрович Кулаков, которые пригласили меня на работу в Москву. В то время Герберт Петрович Кулаков работал еще в системе управления делами, вернее, раньше это называлось 4-е управление, и таким образом рекомендовал меня Евгению Ивановичу Чазову, который пригласил меня на работу.

Э. НИКОЛАЕВА — Поговорив с вами буквально несколько минут, вы тут же получили московскую прописку, «кремлевку»?

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно, не минуту, тут было двухлетняя работа в Москве. Это была самоотверженная такая работа, когда практически за два года Москвы не видел, очень часто работал ночами в отделении реанимации, и разработали технологии, которые позволяли купировать отеки легких у пациентов и применять гемодиалес и ультрафильтрацию пациентов с низким давлением. И я получил приглашение на работу от Евгения Ивановича Чазова.

Э. НИКОЛАЕВА — И вот то самое интересно, что так нас всех интересует — лечение советских бонз потом что? Потом своя практически клиника, которая сейчас у вас? Ответственный вид работы, Геннадий Александрович?

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно, безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА — Правительство было в возрасте.

Г. КОНОВАЛОВ — Эта работа ответственная. Я проработал более 20-ти лет в системе сначала 4-го управления, затем — управления делами президента Российской Федерации. Конечно, много было очень сложных тяжелых и интересных пациентов. Была интересная работа, постоянно получал поддержку как Евгения Ивановича Чазова, так и других руководителей в этой системе. И надо сказать, с большим удовольствием мы развивались, внедряли новейшие технологии для лечения тяжелых форм атеросклероза, осложнений сахарного диабета, ревматоидного артрита, почечной недостаточно, и многих других очень важных таких заболеваний, которые определяют и продолжительность жизни, и смертность людей и в нашей стране, так и во всем мире.

Э. НИКОЛАЕВА — Теперь самая интересная научная часть нашей беседы. Как вы, Геннадий Александрович, относитесь к тому, что люди, далекие от медицины, набираются поверхностных научных знаний, а потом это приводит к самолечению? Вот прочитают какие-то псевдонаучные медицинские журналы, начинают пить какие-то лекарства или гомеопатические препараты, потом у них хвост вырастает.

Г. КОНОВАЛОВ — Да, я конечно же, как и наверно абсолютное большинство врачей в нашей стране, отрицательно отношусь к самолечению и считаю, что эта последняя тенденция к развитию семейных врачей, она очень полезна для нашей страны, для того чтобы человек мог без каких-либо барьеров обратиться к врачу и получить советы по самым элементарным заболеваниям и по образу жизни и узнать, как правильно питаться, как правильно себя вести в той или иной ситуации.

Э. НИКОЛАЕВА — Вы постоянно ездите на различные симпозиумы. Я знаю, вы не так давно вернулись тоже с очередного. Все время находитесь на острие антихолестериновой войны. Но какие новости с фронтов, Геннадий Александрович?

Г. КОНОВАЛОВ — Да, я действительно принимал участие так же, как и многие ученые в нашей стране, и было много москвичей. В Риме в прошлом месяце проходил европейский конгресс по атеросклерозу. И он был очень-очень интересным. Появились серьезные новые препараты, действительно впервые показаны их чудодейственные такие целительные свойства. Это препараты, которые не только снижают холестерин. Мы привыкли к тому, что нарушение липидного обмена при атеросклерозе, основная задача — снизить плохой холестерин, который откладывается в сосудах.

Э. НИКОЛАЕВА — Вот эти самые бляшки?

Г. КОНОВАЛОВ — Эти самые бляшки — да. И получали некоторый эффект, но врачи конечно не удовлетворены эффектом только статинов, потому что далеко не всегда удается добиться целевых значений и самое главное — клинических результатов. И у пациентов, которые принимают снижающие холестерин препараты, все равно у части их развиваются инфаркты, инсульты и другие проявления атеросклероза. Появилась новая группа препаратов, которые блокируют всасывание холестерина в кишечнике. Это такой препарат, как эзетрол, разработанный американской компанией «Мирк» и совместно с «Шеринг Плау». И сейчас выпускается в одной таблеточке и статин снижающий холестерин, препарат, который действует через рецепторы в печени, так же и эзетрол, который содержится в части таблетки, блокирующей всасывание холестерина. И получены хорошие результаты, особенно у самой тяжелой группы пациентов — это пациенты семейной гиполиподемии, у которых как раз-таки статины эффективные не могут действовать, поскольку не хватает рецепторов, через которые они влияют, а это более 300 тысяч человек только в нашей стране. А также очень большим достижением является разработка и уже клиническое применение препаратов, которые повышают хороший холестерин и тем самым защищают наши сосуды от воздействия плохого холестерина. Это как на дороге, один грузовик сгружает мусор — это плохой холестерин, называемый «липопротеиды низкой плотности», а другой, который очищает эту дорогу — это «липопротеиды высокой плотности». Вот большая проблема в том, что у многих людей, особенно у людей с сахарным диабетом, очень низкий уровень нашего защитного холестерина. И сейчас появились эффективные препараты — это милан, тарцитропид и другие, как рикоминантный А1, которые повышают очень быстро хороший холестерин, защищают наши сосуды и способствуют выходу холестерина из бляшки. И уже буквально за три месяца по этим результатам возможно обратное развитие и выход из бляшек холестерина в среднем на 14 — 18 %. Это колоссальное достижение. Я думаю, эти препараты очень перспективны. И наверное, в следующем году появляется и в России.

Э. НИКОЛАЕВА — Спасибо вам большое за очень подробный такой ответственный отчет, Геннадий Александрович. Действительно, вы там время зря не теряли.

Г. КОНОВАЛОВ — Да, был очень интересный конгресс. И знаете, что примечательно, мы сидели вместе с моими коллегами на ведущих лекциях. Вместе с Валерием Владимировичем Кохарчуков из кардиологического центра и другими коллегами. И нам было очень приятно, когда ведущие специалисты в мире говорили, что мы здесь собрались благодаря открытию великого русского ученого Аничкого. Когда на секции по гипертонии говорили, что мы отдаем дань великому русскому ученому Короткову, который научил нас, как измерять правильно уровень артериального давления. Это было приятно.

Э. НИКОЛАЕВА — Тоже открытие, оказывается?

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно. Это основополагающие такие открытия.

Э. НИКОЛАЕВА — Для нас это сейчас такой естественный момент.

Г. КОНОВАЛОВ — Для нас естественный, но об этом стали говорить иностранные наши ученые, наши коллеги из других стран. И конечно было приятно слышать, когда Россия занимает достойное место в изучении и лечении атеросклероза.

Э. НИКОЛАЕВА — Итак, радиослушатели радиостанции «Эхо Москвы» ведут здоровый образ жизни, потому что он регулярно слушают новости и рекламу в самом лучшем исполнении. Встретимся через несколько минут.

НОВОСТИ

Э. НИКОЛАЕВА — В студии нашей программы Геннадий Коновалов — врач, побеждающий атеросклероз, руководитель Центра экстракорпоральных методов лечения. Геннадий Александрович, вот такой нескромный вопрос, а вы внесли какой-то вклад в медицинскую науку?

Г. КОНОВАЛОВ — Я думаю, что на такие вопросы лучше, чтобы отвечали коллеги и врачи, которые работают рядом со мной. Я думаю, что та группа людей вместе с моими единомышленниками — мы в течение 20-ти лет разрабатываем методы обратного развития атеросклероза — это методы имуносорбционной терапии, методы реофереза. И я думаю, что здесь мы добились определенных результатов. За это время было очень много тяжелых пациентов с закупоренными сосудами, когда у пациентов сужались даже сердечные сосуды до 80 — 90 %, и получили обратное их развитие. Сейчас эти люди живут. Разрабатывались методы лечения тяжелейших семейных форм гиполиподемии, включая гомозиготную форму. И сейчас много детей, которых мы начали лечить еще 20 лет назад, живут и чувствуют себя хорошо. А известно, что такие дети долго не живу и умирают очень часто уже в возрасте 10 — 12 лет. И конечно же сейчас мы развиваем эти технологии дальше. Совсем недавно мы впервые внедрили метод имуносорбции — специфических антител с кацитил-халиновым рецептором у пациентов с местенией Гравес. У нас сейчас уже несколько пациентов, которых направили наши американские коллеги. И мы получаем хорошие результаты.

Э. НИКОЛАЕВА — То есть американцы присылают к вам своих пациентов?

Г. КОНОВАЛОВ — Да, мы постоянно сотрудничаем с нашими коллегами в соединенных Штатах и в других странах. Сейчас начата специфическая терапия у нас в стране впервые у пациентов с такой тяжелой патологией мы получаем хорошие результаты и хорошее качество жизни с хорошим самочувствием у пациентов, которые приходят к нам периодически и проводят такую процедуру имуносорбция.

Э. НИКОЛАЕВА — Геннадий Александрович, американские ученые Браун и Гольдштейн, они получили Нобелевскую премию за открытие механизма регуляции уровня холестерина. Что-то там с печенью такое происходит. Это действительно такое важное открытие?

Г. КОНОВАЛОВ — Да, это действительно важное открытие, которые помогло нам понять, как происходит развитие атеросклероза. И они показали значимость рецепторов печени к липопротеидам низкой плотности. Если эти рецепторы полноценно хорошо функционируют, и их достаточное количество, то у человека атеросклероз как правило не развивается. А если их количество уменьшается существенно, то тогда, к сожалению, холестерин, который находится в крови, не утилизируется и не уходит из организма по тому сценарию, который у здоровых людей происходит.

Э. НИКОЛАЕВА — Как с этой печенью руководить с этими рецепторами?

Г. КОНОВАЛОВ — Все дело в том, что если рецепторов совсем мало, и дефектным геном награждает и папа, и мама своего ребенка, то такая патология называется гомозиготной формой гиполиподемии. И, к сожалению, такие дети или такие люди могут жить только, находясь на специальной имуносорбции липопротеидов низкой плотности или других методах терапевтического плазмофереза. Если рецепторов чуть больше, но меньше 50 % от должного, как правило, награждает один из родителей. И заболевание называется гетерозиготной формой гиперхолестериномии. Таких пациентов больше 300 тысяч в нашей стране. Тогда лекарственные препараты действуют значительно хуже, чем у обычных людей, и приходится часто этим пациентам тоже применять экстракорпоральные методы лечения для того, чтобы у них частично рассосалась бляшка, увеличился просвет сосудов, и они могли жить с хорошим качеством жизни.

Э. НИКОЛАЕВА — Я себя считаю здоровым как будто бы человеком, как определить, что у меня с этими рецепторами, какие анализы надо сдавать?

Г. КОНОВАЛОВ — Периодически каждый человек должен проходить обследование. Человек должен знать, какой уровень артериального давления нормальный ли он, человек должен знать, какой вровень сахара у него в крови, и какой уровень плохого и хорошего холестерина. К сожалению, знать уровень только общего холестерина недостаточно, потому что даже уровень общего холестерина нормальный не говорит о том, что все благополучно у вас с липидным обменом. Потому что очень важны показатели хорошего холестерина, если они на нормальном уровне, то, слава богу, у вас система работает эффективно в выведении плохого холестерина, если низкий уровень даже при нормальном общем холестерине, то возникают большие проблемы с развитием атеросклероза. Так же, как повышение такого очень нотерогенного липопротеида А маленького — очень злого и тромбогенного. И об этом, к сожалению…

Э. НИКОЛАЕВА — А маленький он называется?

Г. КОНОВАЛОВ — Лайпо протеин «a little» по-английски. И когда он повышается, то тогда стенты закрываются, тогда идут насмарку через несколько месяцев результаты блестяще выполненной аортокоронарного шунтирования и других манипуляций. Поэтому надо знать уровень и этого липопротеида, особенно когда развивается атеросклероз, а общий холестерин находится на нормальном уровне. И к сожалению, этот факт не общеизвестен. И многие врачи не знают о его существовании, и не всегда, и не везде он определяется. Хотя сейчас уже большинство таких ведущих лабораторий в стране определяют этот показатель.

Э. НИКОЛАЕВА — То есть практически то, что вы сейчас рассказываете в нашей программе, даже для многих медиков, специализирующихся в этой области, и то является открытием?

Г. КОНОВАЛОВ — Да, конечно, но для липидологов это, безусловно, не секрет, и кардиологи, которые занимаются специально проблемой атеросклероза, об этом хорошо знают.

Э. НИКОЛАЕВА — Правда, что у алкоголиков с холестерином все нормально, Геннадий Александрович?

Г. КОНОВАЛОВ — Элина, да, с холестерином у них все в порядке, они умирают о циррозов. Знаете, была очень интересная лекция. Американцы провели 9-летнее исследование по влиянию приема спиртных напитков на здоровье человека, и в том числе на развитие атеросклероза. Я  думал, что в этой области уже достаточно все известно, но на эту лекцию в Риме собралось огромное количество народу, всех интересовало. И исследование было построено так. Выделено было четыре группы людей: совсем не пьющие, малопьющие  — это 2-3 выпивки в неделю, регулярно малопьющие — это люди, которые «one drink» — одна выпивка ежедневно понемножку или рюмка крепкого напитка или фужер вина, и много пьющие. Так вот, через 9 лет сравнили все эти группы, и оказалось, что лидером по благополучию с большим отрывом являются люди, которые регулярно употребляют небольшое количество алкоголя. Самой плохой группой, где была самая высокая смертность и негативные другие последствия по проявлению разных заболеваний, были много пьющие люди, затем совсем непьющие. В общем, так распределились лидеры. Причем люди, которые регулярно употребляют небольшое количество спиртных напитков, у них не только общая смертность, инфаркты, инсульты — количество их было меньше, но также и реже развивался сахарный диабет и другие проявления. Однако я хочу сразу оговориться, что нельзя употреблять спиртные напитки для тех людей, у которых есть к этому противопоказания — это пациенты с сахарным диабетом, с некоторыми заболеваниями желудочно-кишечного тракта, заболеваниями печени и т.д. То есть это удел для здоровых людей.

Э. НИКОЛАЕВА — Каждый день пить по чуть-чуть — удел здоровых людей?

Г. КОНОВАЛОВ — Ну, не пить по чуть-чуть, а выпивать и снимать напряжение от такого трудового тяжелого рабочего дня.

Э. НИКОЛАЕВА — Пить по чуть-чуть  — это немного другое уже, да?

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно, в этом отношении должна сложиться определенная культура — культура поведения и выпивки. К сожалению, в нашей стране…

Э. НИКОЛАЕВА — Бокальчиком ничего не ограничивается.

Г. КОНОВАЛОВ — Да, неуемное такое. Я должен как врач говорить о тех результатах, которые в мире проводятся. Вы знаете, в той же Франции ведь принято за ужином выпить фужер вина, и у них очень хорошие эпидемиологические результаты, у них небольшое количество пациентов, значительно меньшее с атеросклерозом, с инфарктом, с инсультом. И люди живут значительно дольше.

Э. НИКОЛАЕВА — Ну а с холестерином у этой самой плохой тяжелой группы людей, которые много пьющие и каждый день, у них действительно он низкий, Геннадий Александрович?

Г. КОНОВАЛОВ — Действительно, потому что возникают такие поражения тяжелые печени от алкоголя. И эта система просто не функционирует, возникает сначала проявления жирового гипотоза, а потом развитие цирроза. И эти люди, много пьющие, конечно умирают и очень рано и долго не живут именно от заболеваний печени, желудочно-кишечного тракта.

Э. НИКОЛАЕВА — Метод плазмофереза, который вы применяете в своем центре, вы где-то сказали, что ему уже 20 лет. Почему ничего нового не придумывается?

Г. КОНОВАЛОВ — Все дело в том, что значительно больше уже история развития методов плазмофереза уходит в средние века, когда начали применять метод кровопускания — это же прообраз. Когда в организме были токсические вещества, когда проходили тяжелые отравления, инфицирование ран, то тогда выпускали дурную кровь, заменяли ее другими растворами, которые человек выпивал или вводили внутривенно. И затем научились разделять кровь и плазму и стали удалять плазму при многих патологических ситуациях, когда надо удалить вредные вещества из крови. Сейчас это высочайшие технологии. Сейчас аппаратура современная позволяет выделить практически любую клеточку: тромбоцит, лимфоцит, агранулоцид, стволовые клетки, провести специфические методы по удалению патогенного аутоантитела, циркулирующих имунокомплексов, различных групп вредных белков, которые блокируют наш естественный иммунитет и, кроме того, удалить только плохой холестерин, не удаляя хороший. Селективно удалить липопротеид А маленький, многие ферменты, индимы, можно удалить клетку, обработать ее лекарством и вернуть назад с другими функциями. Это высочайшие технологии. И возможности, которые мы сейчас используем, они процентов на 15 % от того, что позволяет наша аппаратура, наши технологии созданы многие имуносорбционные колонки. Это прежде всего, благодаря разработкам ученых из кардиологического научного центра: Сергея Николаевича Покровского и других его коллег.

Э. НИКОЛАЕВА — То есть вы все усовершенствуете какие-то открытия, которые делаете, это все углубляется, то есть наука развивается, да?

Г. КОНОВАЛОВ — Безусловно, многие имуносорбционные колонки и технологи, которые у нас разработаны и с моим участием, они разработаны и применяются в мире. И впервые в мире, впервые в Европе мы многие такие технологии разработали. И сейчас наши имуносорбционные колонки, которые выпускаются биопроизводством при кардиологическом центре, применяются во многих-многих странах Европы, в Америке, в Японии и других странах.

Э. НИКОЛАЕВА — А я хотела вас подковырнуть, что плохо медицинская наука-то работает. Вон электронщики! Вот мой сын увлекается кинофотосъемкой, только успевает камеры каждый год менять. Каждый год — потому что новый уровень, новые технические решения, хотела сказать, а у вас какой-то застой, Геннадий Александрович.

Г. КОНОВАЛОВ — Нет. Мы тоже каждый год практически применяем различные новые устройства, новые сорбенты и преуспеваем несколько в диагностике. Вот сейчас появился благодаря разработке российских ученых новый аппарат для неинвазимного определения функции эндотелия.

Э. НИКОЛАЕВА — Это для чего нужно-то?

Г. КОНОВАЛОВ — Для того, чтобы поставить диагноз дисфункция эндотелия или начальных проявлений заболевания атеросклерозом и оценить динамику лечения различными методами, как они влияют на сосуды, поскольку эндотелий — это тоже такой очень важный орган. Ведь площадь эндотелия в организме 400 квадратных метров. Весь эндотелия около 1,5 килограммов. Это более миллиарда клеток. Ведь эндотелий выстилает сосуды. И очень важно, как он себя ведет, что очень-очень важно для развития атеросклероза и развития многих заболеваний.

Э. НИКОЛАЕВА — Геннадий Коновалов — врач, побеждающий атеросклероз, руководитель Центра экстракорпоральных методов лечения в студии нашей программы. Геннадий Александрович, говорят, у летчиков есть так называемая предполетная молитва, когда они вслух прочитывают весь маршрут. А нам пора прочесть, наверное, антихолестериновую молитву на тему вредно — не вредно. Итак, питание. Жирное мясо, жирная рыба, селедка, любимые креветки, выпечка, булочки, икра, жареный картофель и прочие жареные овощи, зрелый сыр желтки яичные, мороженое! Как жить-то без всего этого?!

Г. КОНОВАЛОВ — Элина, питаться и жить можно очень хорошо и питаться очень вкусно, потому что мы никогда не рекомендуем полностью исключать пациенту мясо, рыбу, но надо стараться предпочитать нежирные сорта мяса, чтобы это было не в жареном, а отварном или приготовленном на мангале виде. Это и рыба, это много овощей, много фруктов, которые мы рекомендуем. Пожалуйста, многие гарниры и картофель, и рис, и гречка, и многие-многие продукты. Можно питаться очень вкусно, полноценно и быть здоровым.

Э. НИКОЛАЕВА — Хорошо. А если поздно пить «Боржоми», можно ли пользоваться таблетками?

Г. КОНОВАЛОВ — Конечно. Вы имеете в виду таблетки, которые уменьшают количество жира в организме?

Э. НИКОЛАЕВА — Да.

Г. КОНОВАЛОВ — У меня совсем недавно в нашей стране был главный кардиолог Германии профессор Майнс, и он сказал, что в Гамбургском университете успешно проходит испытание препарат, который избирательно растворяет жир в передней брюшной стенке. Вот этот адоминальный тип ожирения. И, наверное, это будет очень важно, поскольку это не только косметологический эффект, но прежде всего это тип ожирения предшествует развитию сахарного диабета, метаболического синдрома, инсулинорезистенции и сахарного диабета. Поэтому это очень интересные разработки.

Э. НИКОЛАЕВА — Когда же он разработается наконец?

Г. КОНОВАЛОВ — В октябре планирую быть в Гамбургском университете и ознакомиться с этим новым препаратом и узнать, как проходят его клинические испытания.

Э. НИКОЛАЕВА — Названия еще нет?

Г. КОНОВАЛОВ — Названия я еще не знаю, он только проходит испытания. Названия обычно там по номерам. Позже, когда он пройдет клиническое испытание, появится название.

Э. НИКОЛАЕВА — Какие-то интересные высокие научные светила или важные гости приезжают к вам в ваш центр?

Г. КОНОВАЛОВ — Да, безусловно. Совсем недавно нас посетил шейх Саудовской Аравии и интересовался нашими достижениями. Мы проговорили, и он планирует связать нас с профессорами для совместных научных исследований и работы. Кроме этого, если говорить о научных достижениях, то меня лично очень впечатляет известие о том, что американская компания «Мерк» создала вакцину против рака. Это пока конкретная форма рака — это рак шейки матки. И введенная вакцина в детском возрасте, по утверждению компании, как инъекция, как прививка, может обезопасить женщин от такой достаточно распространенной тяжелой формы рака.

Э. НИКОЛАЕВА — А если с детства не сделана прививка?

Г. КОНОВАЛОВ — Я не знаю еще подробностей. Эта информация только вот абсолютно новая. Но думаю, что скорее всего ее можно делать в любом возрасте, но для того чтобы гарантированно с детства не было этой проблемы, можно делать такую прививку. Я думаю, что если разработана такая вакцина конкретной формы рака, это будет прообразом для создания других вакцин при других формах рака.

Э. НИКОЛАЕВА — Ну вот обычно говорят, когда человек уже безнадежно болен, вот этими самыми холестериновыми бляшками забит весь организм, тогда рекомендуют операцию или только крайний случай? Бывают профилактические операции?

Г. КОНОВАЛОВ — Профилактических операция я таких…

Э. НИКОЛАЕВА — Тогда это не операция?

Г. КОНОВАЛОВ — Нет, это не операция. Операция производится всегда по показаниям, когда сосуды достаточно серьезно уже закрыты бляшками, и это угрожает пациенту внезапной смертью, или в случае получения стресса и спазма сосудов может возникнуть инфаркт, или когда может тромб сесть на ту шероховатость бляшки. Закупорить сосуд. Но наиболее важно в этом отношении эффективная профилактика, это опять же прием аспирина-кардио, прием статинов, я надеюсь, прием тех препаратов, которые вызывают повышение холестерина. Ведь сейчас на симпозиуме американцы предложили уже новую схему лечения — так называемое лечение хорошим холестерином или «хай денсилипопротеин серапи». Это при остром коронарном синдроме в тот же момент селективное холестериновое удаление происходит, и проводятся капельницы, внутривенные введения препарата, который повышает хороший холестерин и вызывает регрессию бляшки уже буквально за недели на 4-6 %. Бляшка становится стабильной, а в последующем переходит на таблетки с арцитропидом, и по данным наших американских коллег, вызывает регрессию или обратное развитие бляшки уже на 16-18 %. Это конечно очень большое достижение. Мы будем ждать этих препаратов и тоже проводить их клиническое исследование.

Э. НИКОЛАЕВА — Геннадий Александрович, помните, одно время была очень популярная (исчезла она куда-то) кремлевская таблетка, потом ее заменили стволовые клетки. Как-то одно время про нее очень активно говорили. Такая кремлевская таблетка. Ее надо проглотить, и она начинает какие-то излучения в организме, все сразу исцеляет, все болезни. Было такое?

Г. КОНОВАЛОВ — Эта тема очень интересная. Я много лет проработал в системе кремлевской медицины и спрашивал многих своих коллег, что же такое кремлевская таблетка, никто ее не знает. Говорили об этой кремлевской таблетке только люди, которые не работали в системе кремлевской медицины. И откуда взялся этот миф, я не знаю.

Э. НИКОЛАЕВА — Итак, следующая рубрика нашей программы «Культура-мультура». Почему в стране такая вопиющая безграмотность в вопросе питания и образа жизни, Геннадий Александрович? Это что свидетельствует бескультурие, необразованность. Вот когда появился СПИД, все готовили, что это божья кара проституткам и наркоманам. Не есть ли атеросклероз божья кара чревоугодникам?

Г. КОНОВАЛОВ — Наверное, отчасти вы правы, но это связано с низкой санитарной культурой населения, и связано с тем, как ведется профилактическая работа. И это прежде всего вина наших врачей, которые не могут достучаться до пациентов и объяснить, как это важно. И не могут добиться того, чтобы пациенты во время проходили диспансеризацию, узнавали о своих проблемах и во время устраняли эти причины. Ведь болезнь значительно легче предотвратить, чем ее лечить. И это не банальные слова, это действительно так. И люди, которые имеют такую возможность сейчас, имеют такую возможность раз в год проходить обследования, узнавать о причинах своего заболевания, эффективно на них воздействовать, не заболевают такими заболеваниями, либо она протекает у них благоприятно .

Э. НИКОЛАЕВА — Вы помните, когда мы в свое советское время учились с школах, у нас был такой предмет как анатомия человека? Вы знаете, что сейчас в школьной программе вообще этого предмета нет, он отсутствует? Люди даже не знают, как устроен их организм, где у нас находится печень, внутренние органы как расположены, как они функционируют, как надо питаться правильно, от чего зависит, что ты съешь булку с утра кинешь в живет, или все-таки сначала надо попить какой-нибудь водички, чтобы привести в движение пищеварительный.

Г. КОНОВАЛОВ — Я сейчас узнал это только у вас, что действительно нет этого предмета. И это конечно, с моей точки зрения, абсолютно неправильно. Это будет способствовать еще большей низкой санитарной культуре и знаниях об устройстве своего организма, что абсолютно необходимо для людей иметь базовые сведения, как у них устроен организм и как правильно поддерживать свои органы в нормальном состоянии.

Э. НИКОЛАЕВА — Например, печенка любит сладкое, но печень способна расщеплять и принимать эту нагрузку в какие-то определенные часы, и все так наши внутренние органы функционируют.

Г. КОНОВАЛОВ — Вы абсолютно правы.

Э. НИКОЛАЕВА — Ночью они спят, днем… Да?

Г. КОНОВАЛОВ — Люди должны знать элементарную физиологию, как устроен их организм, и как действуют внутренние органы.

Э. НИКОЛАЕВА — Геннадий Александрович. В заключение опишите, пожалуйста, как сегодня проходит процесс излечения начинающего атеросклеротика вашими методами?

Г. КОНОВАЛОВ — Прежде всего, если у пациента мы диагностируем атеросклероз, что определяется и специальными ультразвуковым исследованием, специальными исследованиями на сверхмощной компьютерном томографе внутрисосудистые ультразвуковые исследования дают полнейшую информацию о состоянии сосудов, коронароангеография. Если мы выявляем такие проявления атеросклероза, то очень важно выявить, какие же причины существуют для его развития — это артериальная гипертония, это нарушение липидного обмена, сахарный диабет и многие другие причины, которые способствуют. И очень важно их устранить. При этом существуют технологии и здорового образа жизни, когда пациентам рекомендуются определенные физические упражнения, и двигательная нагрузка, когда им рекомендуется правильное питание, избавиться от излишнего веса, нормализовать уровень артериального давления, холестерина плохого и сахара.

Э. НИКОЛАЕВА — И этого самого злостного маленького.

Г. КОНОВАЛОВ — И этого самого злостного маленького. К сожалению, лекарств, который эффективно нормализовали вот это злостный маленький липопротеид А маленький (получилось так смешно) не существует. Поэтому есть специальные технологии , которые нормализуют его уровень. А вот для пациентов, у которых нарушен липидный обмен, сейчас, слава богу, существует достаточное количество эффективных хороших лекарственных препаратов — это и статины, и эзетрол, фебраты и сейчас появившаяся новая группа препаратов, которые повышают наш хороший холестерин, что очень важно для пациентов с атеросклерозом, особенно для больных сахарным диабетом, у которых это типичное нарушение — это низкий хороший холестерин в крови.

Э. НИКОЛАЕВА — А что за препараты?

Г. КОНОВАЛОВ — Э То препарат тарцитропид. Это рикоминантный А1. препараты, которые повышают у нас защитный хороший холестерин. Это и мелан, тарцитропид, и некоторые другие препараты.

Э. НИКОЛАЕВА — Но самим без консультации врача…

Г. КОНОВАЛОВ — Безусловно. Сам пациент не может разобраться в этом, он должен обратиться к кардиологу или липидологу, к хорошему терапевту, который рекомендует ему это лечение.

Э. НИКОЛАЕВА — Ну что же, спасибо, Геннадий Александрович, за ваши врачебные усилия по спасению наших грешных жизней. Люди! Вы должны были что-то новое про себя понять, послушав профессора Коновалова! Если это не так, мне остается сказать только какого черта. Всем пока! В эфире были Элина Николаева и…

Г. КОНОВАЛОВ — Геннадий Коновалов.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире