Э. НИКОЛАЕВА – Когда зрителю надоело смотреть на недалеких, мающихся от безделья молодых людей, занятых в так называемых реалити-шоу, появился Григорий Любомиров и сказал, какого черта, я дам вам новых зрелищ. Так возникла «Рублевка. Лайф» и вот теперь новый сенсационный проект «Сталин». Здравствуйте, Григорий.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Здравствуйте, Элина.

Э. НИКОЛАЕВА – «Сталин. Лайф»?

Г. ЛЮБОМИРОВ – «Сталин. Лайф».

Э. НИКОЛАЕВА – В общем-то, я наврала в этом вступлении, поскольку недалеких бездельников шоу, типа «За стеклом», вы и сами, кажется, придумали, да?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да, это я инфицировал страну.

Э. НИКОЛАЕВА – Хотя Ваня Усачев рассказывал, первым предлагал использовать девушек в витринах на Тверской, а потом говорил, Любомиров и К. украли у меня эту идею.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, мы с Ваней очень хорошие друзья. И я не думаю, что он мог так претендовать на единственное право изобретения этого формата. На самом деле, мы придумали, конечно, это все вместе, это плод коллективного разума. И Ваня Усачев, и Александр Левин, и Наталья Петерикова, и я – вот мы это и создали. И как я уже сказал, инфицировали отечественное телевидение этим, по-моему, бессмертным форматом.

Э. НИКОЛАЕВА – Да, вошло действительно в историю, наверное, нашего российского ТВ?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я думаю, что не только вошло в историю как телевизионный формат, оно еще вошло, и вот сейчас это особенно заметно, в некого рода бесконечное бессмысленное зрелище, где ничего не происходит, но все смотрят и не могут оторваться.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну скажите, Гриша, а почему ни одно реалити-шоу, по искренности так и не достигло уровня «За стеклом»? Не настолько смотрят. Смотрят, но вот ТНТ сейчас у вас перехватило эту пальму «зактеколья».

Г. ЛЮБОМИРОВ – Дело в том, что на ТНТ…

Э. НИКОЛАЕВА – Мало того, даже создали целый канал, сели на это.

Г. ЛЮБОМИРОВ – На ТНТ мы как раз и принесли этот формат. В свое время, если вы помните, когда мы начинали второй реалити-формат, назывался он «Последний бифштекс», когда нас закрыли, и мы были вынуждены уйти с канала ТВ-6, тогда нашли как раз ТНТ. И на ТНТ впервые прошло реалити-шоу, которое называлось. «Последний бифштекс».

Э. НИКОЛАЕВА – Кухня, приготовление, как?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Это была конкурентная борьба двух команд молодых людей, пытающихся начать самостоятельный бизнес и делающих два ресторана. Возвращаясь к вашему вопросу, почему по степени искренности «За стеклом» было лучшее, как многие говорят, чем все то, что мы видим сегодня? На мой взгляд, здесь очень существенный момент, который мы отводили психологическим экспериментам и задачам, которые мы решали этим реалити-шоу. Сегодня этого нет. Это превратилось в обычное досуговое шоу, бытовуху. Люди смотрят просто, кто кого ударил, кто кого полюбил и т.д. Для меня это, конечно, уже малоинтересно, поэтому я пытаюсь идти дальше.

Э. НИКОЛАЕВА – Григорий, ваш формат («Рублевку» я имею в виду), который вы как будто придумали, тоже заимствован в Англии? Вот «Отчаянные домохозяйки», кажется, там так называлось, если я не путаю.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Элина, почему вы меня все время хотите упрекнуть в том, что я ворую форматы? Это, возвращаясь к разговору о «Звездной семейке»? Нет, конечно. Я пытался соединить две может быть несоединимые вещи: сериалы и реалити-шоу. Когда я делал реалити-шоу, мне не хватало в них некоего постановочного элемента, художественности. А когда я делаю сериалы, мне не хватает реалистичности в сериалах. Мне смешно смотреть, когда, допустим, Никита Сергеевич Михалков исполняет какого-нибудь государственного чиновника. Я понимаю, что это Михалков.

Э. НИКОЛАЕВА – Но ведь он же очень талантливый. И вы забываете о том, что это Михалков.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, я до конца фильма смотрю на преблестящую работу Никиты Сергеевича Михалкова так же, как я смотрю на Сталина в исполнении Игоря Кваши. Я, конечно, понимаю, что это далеко не Сталин, это замечательный советский российский актер – Игорь Кваша. Мне очень интересно на него смотреть, но я понимаю, что это не Сталин. А мне хочется добиться такой степени реалистичности, чтобы люди, глядя на моих персонажей, не задавались вопросом, а кто это играет. Кто это так плохо или хорошо исполняет эту роль.

Э. НИКОЛАЕВА – Поэтому в «Рублевке» не так много у вас было звезд?

Г. ЛЮБОМИРОВ – В общем-то, да. Одно из условий того формата, который мы называем «Рублевка. Лайф», он в этом и заключался, что человек должен быть реальным. Если нам нужен реальный персонаж, появляется Сергей Зверев, нужен реальный персонаж, появляется Никас Сафронов. Не нужны реальные, у нас появляются реальные персонажи неизвестные. Но соотношение реальных и нереальных персонажей в «Рублевке. Лайф» доходило 50 х 50.

Э. НИКОЛАЕВА – Да вы что?! Истории были и настоящие?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Абсолютно. Истории, рассказанные мне моими друзьями, моими знакомыми, рассказанные о том, что происходит сейчас, происходило в прошлом или может произойти в будущем.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну, то есть это все-таки реконструированные, но не подгляданные?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Но где-то были и с подглядыванием. Скажем так, снимали мы у Никаса Сафронова эпизод, связанный с ним. Вдруг появляется в квартире у Никаса Сафронова Юрий Лонга, ныне покойный, и автоматически становится участником нашей серии. В какой-то степени мы, конечно, подглядываем за отношениями Никаса и Лонга. И для нас это было очень существенно и интересно.

Э. НИКОЛАЕВА – Какие у них были отношения?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Отношения непростые. Дело все в чем, что Юра Лонга в тот момент пришел в очередной раз после очередной ссоры с женой, принес полный чемодан с консервами. Он очень любил консервы, и Никас знает его особенность, а Никас сам не любит консервы. Дело в том, что он все время переводит жить Лонга в те моменты, когда он приходит к нему после ссор с женой, на свой верхний этаж, там, где он сейчас оборудует мансарду.

Э. НИКОЛАЕВА – Вместе со своими консервами.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Вместе с консервами Юрия Лонга.

Э. НИКОЛАЕВА – А какие еще забавные были ситуации, когда известные люди, персонажи открылись для вас с неожиданной стороны? Вот впервые услышала, что Лонга, оказывается, приходил к Сафронову с консервами.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ну, событий очень много интересных, смешных, не очень смешных. Очень интересно было работать и смешно с Сергеем Зверевым. Для меня этот человек вообще стал открытием. Не секрет, тот имидж, который существует о Сергее Звереве в наших масс-медиа. Для меня же было совершенно удивительным, что при всей своей женственности во внешнем образе, это абсолютно жесткий мужик, жесткий во всем: в поведении, в манерах, в принятии решений, и в то же время абсолютно трогательный и нежный по отношению к своему сыну.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну, чего-то он как-то жестоко с ним достаточно обращался. Мне мальчика жалко было.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Но он же мальчик, он же не девочка. Отец должен быть жестким.

Э. НИКОЛАЕВА – Какой-то запуганный ребенок.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, ребенок абсолютно расслабленный, хороший, перспективный, интересный.

Э. НИКОЛАЕВА – Вы не спросили у Сережи, зачем он себе такую внешность сделал женственную.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я думаю, что это абсолютно очевидно и даже спрашивать не надо. Потому что был момент, когда в шоу-бизнесе был востребован образ такого андроида: как бы не мужчины, не женщины. И именно идя в эту нишу, Сергей Зверев придумал себе такой имидж.

Э. НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы Григорий Любомиров. От «Кукол» через «Рублевку» к «Сталину». А вот скажите, Гриша, Павел Григорьевич Любомиров, историк, к вам никакого отношения родственного не имеет? Вы не сын случайно?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, я не сын. Если есть, то я, скорее всего, правнук. Но у меня есть сведения о том, что это действительно один из моих прадедов. И я с интересом отношусь к жизни Павла Григорьевича Любомирова. Более того, я даже знаю одну из семейных баек, что это именно Павел Григорьевич Любомиров придумал образ бессмертного Ивана Сусанина, которого, как говорят, на самом деле не было.

Э. НИКОЛАЕВА – И ввел его в историю как персонаж.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ввел его в историю и в патриотическую практику, что сегодня очень важно.

Э. НИКОЛАЕВА – Вот оно откуда пошло, самое первое реалити-шоу историческое!

Г. ЛЮБОМИРОВ – Гены сказываются.

Э. НИКОЛАЕВА – А были такие ситуации в вашей «Рублевке. Лайф», когда известные персонажи от чего-то отказывались, к примеру, или как-то срывали съемки?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да нет, ну конечно, были такие ситуации, их очень много.

Э. НИКОЛАЕВА – Они же со своими капризами.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Капризов очень много, но это и есть предмет нашего интереса. Когда капризы не мешают работе – ради бога. Когда они мешают, это совсем другое дело. Вот, например, история с Димой Маликовым. Он очень хотел, чтобы мы сняли о нем сюжет в «Рублевке. Лайф», но при этом всячески препятствовал тому, чтобы мы сообщали, что он живет на Рублевке. В силу этого у нас с ним ничего не получилось. Мы отказались снимать с ним серию именно на том основании, что как мы можем снимать серию, где человек, живущий на Рублевке, в то же время будет всем доказывать, что он там не живет.

Э. НИКОЛАЕВА – Тем более, что Григорий Любомиров об этом потом всем расскажет, что он сейчас и делает.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Были конфликты, конечно. Например, был конфликт (в кавычках) с Ксенией Собчак. Ксюша подвела нас на одной из съемок, то есть она снималась у нас два дня, потом вдруг в какой-то момент она исчезла, и мне сказали, что Ксюша любит так делать достаточно часто. Но мы сняли этот проект не то, что с эфира – с производства, мы не стали снимать эту серию.

Э. НИКОЛАЕВА – То есть две сняли – и в корзину?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Через какое-то время вдруг в прессе появляется мое интервью, которого я, естественно, не давал, о том, что, якобы, я уволил Ксению Собчак с «Рублевки», наговорил там кучу гадостей.

Э. НИКОЛАЕВА – Целую Ксению Собчак! Кто же ее может уволить?

Г. ЛЮБОМИРОВ – В ответ Ксюша Собчак отвечает мне точно также жестко в прессе. Не знаю, давала ли она то интервью, которое я прочитал, но мне кажется, в последнее время средства массовой информации (некоторые – подчеркиваю, не все, но некоторые) живут отдельной жизнью от реальной. То есть они сами себе придумывают действительность, сами придумывают себе конфликты, проблемы.

Э. НИКОЛАЕВА – Сами берут интервью у вымышленных персонажей.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, персонажи реальные – интервью придуманные. На этом все основано.

Э. НИКОЛАЕВА – А что там делала Лена Ленина, у вас тоже засветилась в жуткой сцене изнасилования, откуда-то она там бежала, падала, прыгала. Такая красивая дама, и вдруг…

Г. ЛЮБОМИРОВ – Это реальная история. Лена сама нам рассказала историю. У нее много историй о том, как ее преследуют мужчины, для нее отношения с мужчинами – это вообще, по-моему, триллер.

Э. НИКОЛАЕВА – Вам это хорошо?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, оно хорошо, когда это романтические истории, а когда они все заканчиваются такими, почти драматическими финалами, это конечно тяжело. Вот она рассказала нам историю, мы попытались ее снять, получилось, по-моему, очень смешно. Лена Ленина – очень открытый обаятельный и очень работоспособный человек. У нее есть самой ею придуманный ход, она во Франции говорит, что она очень известная российская актриса, а, приезжая в Россию, говорит, что она очень известная французская актриса. Как человек, который бывает и в России, и во Франции, я могу сказать, что этот принцип очень здорово работает. Так что я могу посоветовать…

Э. НИКОЛАЕВА – Самое интересное, что он подействовал на вас, в том числе, да, Григорий?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Могу посоветовать молодым начинающим людям, которые ищут славы и известности, вот такой прием.

Э. НИКОЛАЕВА – Продолжим разговор о «Рублевке». Почему богатство… вот я все ждала богатства. Где ж оно это богатство? Почему же его так и не показали, Гриша?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Вот самое большое разочарование, я думаю, и мое, и зрителей, что мы увидели Рублевку реальную, без прикрас, такая, какая она есть.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну а где же она, о который мы наслышаны? Где там эти изумруды из сундуков, чтобы сыпались?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Она в сознании, эта Рублевка

Э. НИКОЛАЕВА – Мешками чтобы бриллианты переносились из комнаты в комнату.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Легендарная мифическая Рублевка в нашем сознании. Мы же работали на реальном объекте. Этот объект – реальные дома, коттеджи, со всеми проблемами: с канализацией, с электричеством, с соседями, которые гадят под забор своим нелюбимым соседям, с богатством и бедностью, которые разделены такими тонкими заборчиками.

Э. НИКОЛАЕВА – А у некоторых еще есть 5-метровые заборчики.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Есть 5-метровые. Но на нас, к сожалению, не всегда туда пускали, за 5-метровые заборчики. И я думаю, что за 5-метровыми заборами живут те, кто…

Э. НИКОЛАЕВА – Кто не снимается в сериале «Рублевка. Лайф». Какое ваше мнение, Григорий, после изучения материалов о нравах Рублевки, совсем все плохо?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да нет, все замечательно. Это перспектива. Скоро вся Россия будет жить именно  так: на дурацких понтах. Да, у тебя не работает в доме канализация, зато у тебя в доме три этажа, бассейн, который не работает, электричество, которое отключается во время и не во время, и т.д. То есть это перспектива. От этой Рублевки – это новый средний русский класс.

Э. НИКОЛАЕВА – Что дальше будет с самой «Рублевкой. Лайф»?

Г. ЛЮБОМИРОВ – С «Рублевкой. Лайф» — пока не знаю. Канал в размышлении, чем закрывать эфир после того, как мы начинаем новый проект. Я думаю, что мы, к сожалению, не сможем вести одновременно два проекта: «Сталин. Лайф», «Рублевка. Лайф», но, может быть, какие-то отдельные блоки мы будем делать для канала, выделив оттуда особо любимых народом персонажей.

Э. НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы Григорий Любомиров. От «Кукол» через «Рублевку» к «Сталину». Гриша, вот вы говорили мне, что вас просто атакуют журналисты западные, и столько в Интернете… я чего-то не нашла ни одного интервью. Что вас и Пари Мачи, и Хэлой, и все берут интервью. Искала! Думала, подготовлюсь, как следует.

Г. ЛЮБОМИРОВ – На каком языке вы искали, Эллин?

Э. НИКОЛАЕВА – На всяческих.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ну вот, надо было искать на родном французском языке. Очень много материалов во Франции, в Италии, в Германии, в Англии и т.д., и т.д. По степени резонанса в прессе «Рублевка. Лайф» ничуть не уступает известному резонансу «За стеклом».

Э. НИКОЛАЕВА – Гриша, почему вас атакуют западные преимущественно журналисты? Им-то что с нашей Рублевки?

Г. ЛЮБОМИРОВ – А вот это самая интересная проблема. Они в этом чувствуют новую Россию, которая для них не совсем понятна. Они привыкли считать, что русские бедные. Когда они сталкиваются в Европе с русскими, которые покупают футбольные клубы за 100 миллионов фунтов стерлингов…

Э. НИКОЛАЕВА – Но они же не все подряд покупают.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Сегодня уже почти все. Сегодня уже кто только ни покупает, только ленивый не покупает футбольные клубы. Уже и Абрамович, и Федорычев, и кто угодно. Скоро вся Европа будет принадлежать русским олигархам, тем, кто их них будет в Европе к тому времени, не тем, кто будет в Краснокаменске – тем, кто будет в Европе.

Э. НИКОЛАЕВА – Или еще можно объяснение такое дать интереса западных журналистов, тоже наверняка вы делаете что-то из ряда вон выходящее или революционное.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Но это естественно. Это формат новый, оригинальный, он не существует ни у нас, ни в мире. Мне лично нравится реакция, которую проявило профессиональное сообщество на Западе. То есть первыми на Западе о нас написали профессиональные издания, типа «Враити» и т.д. Всем было интересно посмотреть этот формат. А уже дальше когда мы начали работать, и люди увидели другую Россию: богатую, озабоченную другими проблемами, чем раньше, они, конечно, стали испытывать другой интерес. И очень много снимков, и очень много репортажей на французском телевидении, на немецком и т.д.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну что, самое лучшее реалити-шоу – новости и реклама на «Эхо Москвы»! Слушайте! Встретимся через несколько минут.

НОВОСТИ

Э. НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы Григорий Любомиров – организатор и вдохновитель всех телевизионных скандалов: от «Кукол» до «За стеклом», «Рублевки» и вот теперь «Сталин. Лайф». Ну что ж, Григорий, теперь займемся вашим новым проектом – «Сталиным». Это что, провокация? Провоцируете вы население, хотите, чтобы об этом говорили? Привлекаете внимание?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ну конечно, несомненно. Одна из функций человека, занимающегося телевидением, как я занимаюсь, это конечно спровоцировать интерес публики к тому, что ты делаешь. И в этом отношении более провокационной темы сегодня конечно не существует. Но это только одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса, что конечно эта провокация должна основываться на глубинном интересе зрителей и вообще народонаселения нашей великой России к той теме, которую ты пытаешься поднять. По данным социологических опросов, тема Сталина, тема вот этого отрезка нашей истории интересует более 50 % населения. Вот для них мы и пытаемся сделать новый проект.

Э. НИКОЛАЕВА – Зюганов будет говорить: «Это искажение истории». Сванидзе: «Лажа какая-то». Какие-нибудь другие: «Так и надо, подать сюда Сталина, пускай, наконец-то настало время навести с ним порядок!» В общем, начнется какой-нибудь базл.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Замечательно. Вот именно готовясь к этому базлу, как вы сказали, мы придумали, мне кажется, очень хорошую формул для того, чтобы дать еще одни повод для разговора. Мы ребята скромные, мы хотим дать слово впервые в нашей истории после смерти Сталина ему самому. Там будет очень много внутренних монологов самого Сталина, который попытается дать ответы на все вопросы и отгадки на все загадки, волнующие до сих пор нацию: что же такое было – Сталин.

Э. НИКОЛАЕВА – Как он думает об этом?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Как он думал тогда, когда он принимал эти решения.

Э. НИКОЛАЕВА – А кто на самом деле будет думать так? Григорий Любомиров вместо Сталина?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно, это будет Сталин.

Э. НИКОЛАЕВА – Мысли Сталина – это чьи мысли?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Понимаете, у художника есть право на творческую свободу. В этом отношении я, конечно, присваиваю себе некоторое право сгруппировать…

Э. НИКОЛАЕВА – Автор сценария же Григорий

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно, автор идеи, автор сценария, только единственное – не главный исполнитель. Конечно, я буду организовывать материал. Но дело в том, что я по первому образованию еще ученый, философ, кандидат философских наук.

Э. НИКОЛАЕВА – А видно, главное, Гриша,

Г. ЛЮБОМИРОВ – Заметно, да?

Э. НИКОЛАЕВА – Такое светлое лицо, на самом деле, не прожженное вот этой порочной практикой телевидения.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Хорошо. Я попытаюсь открыть новые некоторые данные, которые сегодня в большом количестве существуют. Раскрыты архивы, печатается масса воспоминаний, все это издается, существует в Интернете, рассказывается людьми. Мы хотим все это объединить и выдать некоторую версию всего того, что происходило в эпоху Сталина.

Э. НИКОЛАЕВА – А если вот так обрисовать это все в клубочке, это что вообще такое будет? Это день Сталина? Какой год это?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Драматургически мы придумали следующую организацию материала. Мы берем последний месяц жизни Сталина – февраль 1953-го года. Как известно, в ночь с 28-го февраля на 1-е марта 53-го года у Сталина был инсульт, который закончился смертью 5-го марта. Мы берем 28 дней февраля, следим за жизнью Сталина, он мысленно возвращается во все главные основные события своей жизни, рассказывает, как это было, дает оценку в художественной, естественно, форме. Это не будет документалистика. И тем самым мы вместе с ним еще раз проживаем его жизнь. Дело в том, что, с моей точки зрения, к концу жизни Сталин стал возвращаться к своим настоящим истокам. Часто говорят, что Сталин был не очень грамотный, я с этим не согласен. У него было 11 лет духовного образования, он закончил духовную семинарию и почти закончил духовную академию. И он вернулся в конце жизни почти к христианскому восприятию действительности. Во всяком случае, последний ужин Берии, Хрущева, Маленкова, Булганина и Сталина мы выстраиваем именно как тайную вечерю. Сталин пытается взглядом Христа смотреть на то, что с ним происходит. Это с одной стороны. А с другой стороны, конечно, человек понимает, что жить оставить не долго.

Э. НИКОЛАЕВА – Богохульничаете вы.

Г. ЛЮБОМИРОВ – И надо готовиться к отчету на страшном суде. Фактически наш проект – это в определенном смысле репетиция Сталиным некоторой исповедной речи на высшем страшном суде.

Э. НИКОЛАЕВА – А ля покаяние такое?

Г. ЛЮБОМИРОВ – В какой-то степени покаяние. В каких-то местах он будет каяться, в каких-то – нет.

Э. НИКОЛАЕВА – Вам не страшно трогать такую тему?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нам вообще уже ничего не страшно после того, что мы пережили вместе с Россией. Чего нам бояться?

Э. НИКОЛАЕВА – А что будет делать историческое научное обеспечение вашего сериала, «сериалити»?

Г. ЛЮБОМИРОВ – У нас уже все это сделано. У нас все подготовлено. Опять-таки, это все мои друзья, с которыми я знаком еще с момента, когда я еще занимался наукой, философией, историей. Огромный круг людей, которые сегодня могут рассказать массу интересного.

Э. НИКОЛАЕВА – Снимать на ближней даче Сталина в Кунцево разрешили?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Вот мы пока ведем осторожную работу для того, чтобы нам разрешили. С принципе, согласие получено, теперь зависит от нас, чтобы мы не навредили, не повредили, не сломали. Потому что знаете, что такое съемочная группа – как Мамай прошел.

Э. НИКОЛАЕВА – Сколько по времени рассчитана съемка этого месяца?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Мы планируем с каналом 80 серий. Снимать мы будем, я думаю, порядка 6-ти, 7-ти, 8-ти месяцев – где-то вот в этих пределах.

Э. НИКОЛАЕВА – Когда же он выйдет в эфир?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Канал рассчитывает на сентябрь месяц этого года, то есть с началом нового сезона.

Э. НИКОЛАЕВА – Успеете?

Г. ЛЮБОМИРОВ – А мы уже в процессе.

Э. НИКОЛАЕВА – А кто Сталин?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Кандидатура Сталина пока еще обсуждается.

Э. НИКОЛАЕВА – Если не Кваша?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Не могу назвать. Но принцип такой. Это будет человек, которого не будут говорить: вот Сталина играет Кваша.

Э. НИКОЛАЕВА – Но грузинский актер?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Грузинский. Мы надеемся, что это будет грузинский.

Э. НИКОЛАЕВА – Он играл в «Покаянии»?

Г. ЛЮБОМИРОВ – И он играл в «Покаянии».

Э. НИКОЛАЕВА – Это я уже знала две недели тому назад. А еще что нового я узнаю о Григории Любомирове, сидящем студии «Эха Москвы»?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Давайте еще раз пригласите, я вам тогда скажу.

Э. НИКОЛАЕВА – Ладно, Гриша, давайте рассказывайте, у вас же уже кастинг проходит, и вы уже сидите, отбираете.

Г. ЛЮБОМИРОВ – У нас есть несколько кандидатур.

Э. НИКОЛАЕВА – И у вас уже никто их не украдет, если вы назовете их в эфире.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Не в этом дело, я не хотел бы обижать людей, говорить потом, что один оказался хуже, чем…

Э. НИКОЛАЕВА – Так всегда бывает, они знают, на что идут.

Г. ЛЮБОМИРОВ – А я хочу избежать этого, я трепетно и бережно отношусь к актерам.

Э. НИКОЛАЕВА – Чтобы они старались.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Они должны стараться до конца.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну, какой капиталист!

Г. ЛЮБОМИРОВ – Там есть интересные люди, которые для зрителей могут стать откровением.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну хорошо, а Берия будет сексуально безобразничать в вашем реалити-шоу?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Иногда. Не часто, как это все думают, но иногда будет.

Э. НИКОЛАЕВА – Берию кто будет играть? С Берией-то проще.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Берию будет играть тоже грузинский актер. Но вот опять-таки вопрос заключается в чем? В связи с обострением некоторых отношений между нашими двумя странами, мы никак не можем добиться визы для актера, для того чтобы пригласить его из Грузии на съемку.

Э. НИКОЛАЕВА – Да вы что, актеру не дают визу?!

Г. ЛЮБОМИРОВ – Не дают пока визу.

Э. НИКОЛАЕВА – В российском посольстве?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да.

Э. НИКОЛАЕВА – Вот там в Грузии?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да.

Э. НИКОЛАЕВА – Боже мой! Давайте воззвание какое-нибудь организуем.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ну зачем? Я думаю, мы решим все это полюбовно. Я бы не хотел до начала проекта входить в некоторые конфликты.

Э. НИКОЛАЕВА – С собственным государством?

Г. ЛЮБОМИРОВ – С моим любимым государством, с моей родиной.

Э. НИКОЛАЕВА – Так ваша родина где? Россия или Франция, Гриша? Вы как-то приклеились одним бочком туда…

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно, большая родина – это Россия. Но Европа для каждого русского человека, я считаю, что тоже должны быть родиной. Европа в целом.

Э. НИКОЛАЕВА – Запасной аэродром такой, да?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ну почему запасной аэродром?

Э. НИКОЛАЕВА – Драпать куда, будет.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Вспомните, вся русская история, где народ-то время проводил? В Париже, в Монако и т.д.

Э. НИКОЛАЕВА – Философы – это обеспеченный народ.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Но я думаю, что Россия скоро станет обеспеченной страной.

Э. НИКОЛАЕВА – Гриша, если у вас уже на роль Берии уже утвержден актер, как его фамилия?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я, к сожалению, сейчас не помню дословно.

Э. НИКОЛАЕВА – Я же просила вас подготовиться.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я знаю, что его зовут Малхаз, но очень трудная грузинская фамилия для меня пока.

Э. НИКОЛАЕВА – Хорошо, я знаю, что присутствуют многие исторические персонажи: Рузвельт, Мао Цзе-дун да?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Будет Рузвельт, будет и Мао Цзе-дун, и Черчилль, и Гитлер. В общем, планируем мы фактически всех важных персонажей этой эпохи ввести в наш проект.

Э. НИКОЛАЕВА – Кто будте Черчилля играть?

Г. ЛЮБОМИРОВ – На Черчилля есть три кандидатуры. Это может быть или Владимир Горюшин, или еще двое людей, которых я могу не называть, потому что пока мы с ними до конца не договорились.

Э. НИКОЛАЕВА – А Мао Цзе-дун?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Мао Цзе-дун – это есть китайский актер очень хороший. Он несколько раз приезжал к нам сюда. Мы делали с ним пробы. Он очень известен в Китае, снимался в нескольких сериалах. Но опять-таки, я не помню фамилию этого человека.

Э. НИКОЛАЕВА – Гриша, некоторые гости приходят с просто пресс-релизом, подготовившись. Но роль уборщицы вы мне написали? Историческую роль.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Роль уборщицы, которая вырастает в роль журналистки. Мы думали, какой.

Э. НИКОЛАЕВА – Чтобы я хотя бы два коридорчика убрала бы.

Г. ЛЮБОМИРОВ – После смерти Сталина она располагает такой тайной секретной информации, что становится очень известной журналисткой.

Э. НИКОЛАЕВА – Хорошо, дайте роль хоть уборщицы, я согласна на все.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Договорились.

Э. НИКОЛАЕВА – Обманите ведь, Гриша! Мне все говорят, дадим роль уборщицы.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Дадим, дадим.

Э. НИКОЛАЕВА – Выторговала. Хорошо. Декорации, реквизит, машины, костюмы, все же это будет подороже, чем на бутафорской «Рублевке»? В копеечку встанет.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно, только не согласен с одним: Рублевка – не бутафорская, все настоящее. И коттеджи настоящие, и машины настоящие…

Э. НИКОЛАЕВА – Не надо было строить, все уже до вас построено.

Г. ЛЮБОМИРОВ – А здесь то же самое – все есть. Паккарды есть, ближняя дача есть, осталось очень много. Вы посмотрите на современную Москву, что торчит из низких домиков – высотки, которые были сделаны при товарище Сталине, метро было сделано при товарище Сталине.

Э. НИКОЛАЕВА – Кстати, самое лучшее в архитектуре.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Абсолютно я с вами согласен. Все лучшее, что сегодня есть в Москве, все осталось от товарища Сталина. Надо просто уметь видеть и снимать определенным образом, и все встанет на свои места.

Э. НИКОЛАЕВА – К чему бы вы, Григорий, хотели прийти в итоге с этим сериалом?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я хотел бы привести к одной простой мысли: не судите, и не судимы будете, оставьте право судить другому судье, который гораздо справедливее и выше нас сидит и все видит. Поэтому для меня важно, чтобы «сериалити» воспринимался не как «за сталинский» и не как «против сталинский», а как сериал о реальном человеке Сталине, жившем в абсолютно реальной и очень трудной исторической ситуации.

Э. НИКОЛАЕВА – Какие женские роли (соответственно их немало там): жены? Какие известные актрисы будут играть в сериале?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Сразу скажу, мой принцип – не  работать с известными актерами в исторических вещах. Опять-таки, критерий такой: не хочу, чтобы допустим, Елена Яковлева играла какого-то персонажа, потому что все будут думать, что Елена Яковлева играет Надежду Аллилуеву. С моей точки зрения, это…

Э. НИКОЛАЕВА – Вы мыслите по-нашему, по-народному, Григорий!

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно, я хочу создать реалистичность в изображении, поэтому мне не важны узнаваемые лица, а мне важны талантливые лица.

Э. НИКОЛАЕВА – Но из талантливых и молодых есть?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да, есть очень молодые девушки и очень молодые парни, которые, с моей точки зрения, могут стать опять-таки открытиями нашего проекта.

Э. НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы Григорий Любомиров – организатор и вдохновитель всех телевизионных скандалов: от «Кукол» до «За стеклом», «Рублевки» и «Сталина». Так, Григорий, рубрика нашей программы, называется «Культура-мультура». Вы знаете, что образовательный уровень людей, смотрящих телевизор, неуклонно снижается. Как вы считаете, вы своим творчеством этому способствуете?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно! Я одновременно способствую двум вещая.

Э. НИКОЛАЕВА – Откровенно. Не моргнув глазом.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Просто падению интеллектуального уровня, с одной стороны, с другой стороны – повышению интеллектуального уровня за счет того, что люди когда смотрят реалити-шоу, они начинают думать, а зачем мне все это надо, они выключают телевизор. Это одна из задач выполнена. Они начинают читать. Когда они начинают читать, они приходят к хорошим произведениям и начинают смотреть хорошие произведения. Тогда и я могу сделать что-нибудь хорошее. Так что я в этом отношении очень органичен.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну вот это вот худшая позиция из всех, которые можно выбрать, отвечая на этот вопрос. Гриша, так не честно.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Почему? Это очень честно. Я  честно сказал, что я работаю… понимаете, я реалист. Вот я делаю реалити-шоу, я понимаю, люди реально хотят отдохнуть, им в каком-то смысле в какой-то момент нужна просто жвачка для глаз, чтобы она их не задевала, не трогала. Но это бывает не всегда. Иногда нужно хорошее серьезное произведение. Я с большим интересом, например, стал смотреть «Мастер и Маргариту», понимая все недостатки этого кино, я с большим интересом смотрел, потому что я увидел других актеров. Вот реальные актеры, которых мы знаем, они пытались стать другими. Не всегда получилось, но это было интересно. И я считаю, что без всего мыла, которое существует сегодня на наших каналах, не так бы воспринималась «Мастер и Маргарита».

Э. НИКОЛАЕВА – Как серьезная работа она воспринималась?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Конечно. Она уже воспринимается как серьезное художественное произведение, хотя оно таковым на самом деле не является, конечно.

Э. НИКОЛАЕВА – Есть какие-то у вас замечания по этому поводу?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Замечание одно и предельно простое. Вот если бы мне сказали сейчас, Гриша, хочешь снять «Мастер и Маргариту», я бы сказал, подождите, мне надо подготовиться. Да, там есть загадки, ответы на которые я не знаю. Допустим, что имел в виду Булгаков, когда писал про кота. Кот – это человек, кот – это кот или какой-то символ – это что такое? Вот я не разгадал, я не могу снимать. Может кто-то взялся бы снимать, даже не разгадав этих загадок. И эта неразгаданная загадка кота просто категорически испортила весь сериал. И это не единственная загадка. Там есть масса других неразгаданных загадок. С моей точки зрения, автор, режиссер, сценарист не может браться за классику, если он не разгадал все загадки произведения.

Э. НИКОЛАЕВА – Я перечисляю, Григорий, все ваши регалии и забыла упомянуть про «Звездную семейку». Ну а звездную семейку где замечательная Алла Борисовна, и Киркоров, и Настя Стоцкая. Не обижаются на вас персонажи-то, прототипы?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Обижается один самый главный юморист в нашей стране – Максим Галкин. А все остальные не обижаются. Ожидал, что обидится Алла Борисовна. Она не обиделась.

Э. НИКОЛАЕВА – А заранее соизволения спрашивали?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет. Она нам позвонила тогда, когда мы уже вышли в эфир и попросила, чтобы мы записали ей несколько выпусков. Мы честно благородно выполнили это поручение, и Алла Борисовна успокоилась, больше у нее претензий к нам никаких не было. И Филипп Бедросович, я знаю, что в большом восторге от нашего проекта. И, выступая на гастролях, он всегда его популяризирует. Единственное, что обиделся Максим Галкин. Он подумал, он почувствовал, что мы конкуренцию ему составляем и поэтому решил пригасить конкурентов в самом начале.

Э. НИКОЛАЕВА – Потребовал убрать свой персонаж?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да нет, он сказал, что он свежий овощ, а мы – вторичные. Пародия Галкина, мы стали вторичными. А себя он вторичным не считает, пародируя всех известных людей. Поэтому у него такая странная позиция. Но это не претензия его. Я очень люблю то, что делает Максим Галкин, более того, когда он приходил к нам на программу «Куклы», к сожалению, нам не удалось его взять, у нас тогда были гораздо более талантливые исполнители, чем Максим.

Э. НИКОЛАЕВА – Сережа Безруков у вас был.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Сергей Безруков – конечно, уникальный человек. Он не просто пародист, он настоящий актер. Он не подражал голосам, как это делает Макс, и не делал их совсем злобной сатирой иногда, он составлял актерский образ, за счет этого они были глубоки. Поэтому, может быть, и любили куклу Ельцина больше, чем все остальные, невзирая на все сложное отношение к прототипу.

Э. НИКОЛАЕВА – А после Безрукова кто стал озвучивать?

Г. ЛЮБОМИРОВ – После Безрукова стал Игорь Христенко озвучивать – тоже сегодня известный участник «Кривых зеркал», «Аншлага» и всего подобного. Конечно, с Сергеем Безруковым мало кто может сравниться, потому что действительно, глыба была актерская. И все то, что мы сегодня начинаем в нем понимать, мне было видно уже тогда. Это фонтан идей. Вот он приходит… иногда кто-то приходит и спрашивает, а что я должен делать, скажите, пожалуйста, куда мне встать, что я должен сказать. Безруков приходит – сам фонтан идей. Он как губка впитывает весь мир, который вокруг него находится в театре, на улице, знакомые – он все притаскивает на студию, на площадку, и все это фонтанирует, остается такое: отсечь все личное, как скульптору для того, чтобы получилось что-то интересное.

Э. НИКОЛАЕВА – А Макс не пришелся вам?

Г. ЛЮБОМИРОВ – У нас был Сергей Безруков…

Э. НИКОЛАЕВА – А, он хотел тоже Ельцина?

Г. ЛЮБОМИРОВ – И менять Безрукова на Галкина, мы посчитали, что неэтичным и лишним.

Э. НИКОЛАЕВА – А другую роль нельзя было предложить Максиму?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Все роли были расписаны. У нас было все занято.

Э. НИКОЛАЕВА – А у вас нет такого, что ради кого-то вы готовы отставить, даже по просьбе чьей-то?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, у нас такого нет, у нас только степень личного таланта определяет место в нашем произведении.

Э. НИКОЛАЕВА – Слушайте, Гриша, продолжение будет на ДТВ?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я надеюсь, что да, во всяком случае, в одной из моих любимых газет – в «Московском комсомольце» — главный продюсер канала ДТВ все-таки как бы мягко настаивает на том, что она должна продолжаться. История с ДТВ у нас какая-то странная. Они мне звонят, говорят, давайте мы будем продолжать. Я говорю, давайте, деньги платите, будем продолжать. После этого разговор заканчивается.

Э. НИКОЛАЕВА – Может, вы много просите, Гриша?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, я ничего не прошу много. Ровно столько, сколько нужно. Там продюсерской при были вообще никакой нет. Это проект для интереса.

Э. НИКОЛАЕВА – Игрушка как бы для души.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Просто игрушки есть, они должны иногда действовать, у них иногда нужно играть. Вот это такой проект.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну а со «Сталиным» (я продолжаю свою мысль, прерванную «Звездной семейкой») вы замахнулись вон на какое – на святое! Просьбы, кто-то кого-то лоббирует, чтобы был тот актер, с канала кто-нибудь вам чего-нибудь навязывает?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Нет, каналу нужно отдать должное, они не навязывают никого и никогда (тьфу, тьфу, тьфу)… конечно, может быть, я поторопился, и сейчас как раз с завтрашнего дня все начнется, но я надеюсь, что этого не будет.

Э. НИКОЛАЕВА – Что начнется с завтрашнего дня?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Лоббирование разных кандидатур, персонажей и т.д. но я не думаю, что канал настолько не доверяет мне как опытному человеку, чтобы вмешиваться в процесс производства. С другой стороны, конечно, есть лоббирование знакомых. Это самое опасное лоббирование. Когда ты понимаешь, обидится, потом будет три года дуться, будет всем про тебя ходить, рассказывать, что я такой плохой, сякой, не делаю и т.д. Это самое сложное. Но приходится и с этим бороться. Одна из сторон жизни профессионального продюсера и режиссера в этом и заключается – уметь говорить «нет».

Э. НИКОЛАЕВА – Денег обещали заплатить тому или иному актеру?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Ну как, конечно, платят. Обещают заплатить. Но никто ничего не платит, потому что мы никого не берем по блату.

Э. НИКОЛАЕВА – Ну что же, последний самый ужасный вопрос, когда же в нашей стране будет Сталин?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да я думаю, что у нас в стране уже был Сталин. Уже был – все. Мы эту эпоху уже прожили. Вопрос заключается в чем? Вот я когда рассказываю своим друзьям, знакомым о том, что я затеваю «Сталин» проект, они говорят, так ты что, хочешь, чтобы Сталин вернулся?! Зачем?!

Э. НИКОЛАЕВА – Что ты этим хочешь сказать?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Он у нас уже был, я просто хочу показать, что у нас была великая эпоха, говоря словами небезызвестного писателя Совенко, он же Эдуард Лимонов, была действительно великая историческая эпоха, часто справедливая, часто несправедливая, трагичная и победоносная, триумфальная и позорная, но она была великая эпоха. И об этом разговор. А дальше будут другие эпохи. Будет эпоха Путина, потом может быть эпоха Касьянова,

Э. НИКОЛАЕВА – А «Путин. Лайф» будет?

Г. ЛЮБОМИРОВ – После 2008-го года. Не ранее.

Э. НИКОЛАЕВА – Осторожно сказал Любомиров. Ладно это была игра слов на самом деле. фильм-то про Сталина когда я, прослушала, вы говорили?

Г. ЛЮБОМИРОВ – В начале сентября.

Э. НИКОЛАЕВА – Этого года?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Да, этого года. В начале нового сезона смотрите на канале НТВ новое «сериалити» «Сталин. Лайф».

Э. НИКОЛАЕВА – Пропиарились. Спасибо, конечно, Григорию, за его телевизионные опыты, но знаете, со Сталиным я как-то немножко напряглась, может быть, напрасно мы вызываем его дух, а, Григорий? Чтобы потом не пожалеть. Какого черта, а?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я думаю, что даже если мы его будем очень сильно вызывать, он никогда к нам не вернется. Я думаю, что за 74 года его жизни мы так ему надоели, что он спит и видит, как бы от нас избавиться.

Э. НИКОЛАЕВА – Гриша, давай, может, какие-нибудь анекдоты складываются по поводу «Рублевок», «Сталиных», морду никто не обещал набить?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Почему? Постоянно, с утра до вечера хотят набить морду. «Рублевка» — это только для непосвященных такое художественно-постановочное произведение ,на самом деле, она наполнена подводными течениями и камнями. Дело в том, что мы иногда снимаем истории, не называя имен реальных участников этих событий, но после этого нам начинают звонить реальные участники событий и формулировать примерно так: вы знаете, вы меня показали в прошлой серии, вот ничего того, что вы показали, со мной не было. Я говорю, а как же вы узнали, что это вы. Но это же похоже на меня. Это все про меня. А вы говорите, что это с вами не происходило. И это наполнено. Причем знаете, от самых таких малообеспеченных людей: какие-нибудь водители, которые могли попасть в кадр, и которых потом вырезали специальным образом до руководителей крупных издательств, банков, торговых сетей и т.д., которые все себя узнают в персонажах «Рублевки». Причем на одну серию приходит до 5 – 6 людей. которые узнали себя в качестве главных персонажей. Это значит одно. Это значит, мы точно попали в сердцевину, точно обрисовали драматическую ситуацию. Она популярна, она существует, и зрители узнают себя в тех, кого мы показываем.

Э. НИКОЛАЕВА – Но профессия опасная у вас, Григорий.

Г. ЛЮБОМИРОВ – Это не то слово. Конечно, опасная.

Э. НИКОЛАЕВА – Хорошо, что в квартиру никто не стучится. Не говорит: ты мне эту серию, ты попробуй только покажи, я тебе покажу!

Г. ЛЮБОМИРОВ – А никто не знает, где я живу.

Э. НИКОЛАЕВА – Где вы живете?

Г. ЛЮБОМИРОВ – Я скрываю. Поэтому я и говорю всем, что я живу во Франции. На самом деле, я, конечно, живу в России.

Э. НИКОЛАЕВА – Ладно. Всем пока! В эфире были я, Элина Николаева, и…

Г. ЛЮБОМИРОВ – Григорий Любомиров. Спасибо всем. До свидания! Счастья!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире