Время выхода в эфир: 18 июня 2006, 18:08

18 июня 2006 года

18:00 – 19:00

В прямом эфире «Эхо Москвы» Арина Шарапова



Э.НИКОЛАЕВА – Россия – страна мужского шовинизма. Мужики как коты – на всех теплых местах. Все захватили! Все пометили! Какого черта?! Как непросто в такой обстановке жить ярким, привлекательным, да еще и деловым женщинам. В студии «Эхо Москвы» одна из харизматических ведущих российского телевидения Арина Шарапова. Глазам своим не верю! Здравствуйте, Ариша!

А.ШАРАПОВА – Здравствуй, Элина! Можно на «ты»?

Э.НИКОЛАЕВА – Конечно.

А.ШАРАПОВА – Я тебя так давно знаю, что я не могу называть тебя на «вы».

Э.НИКОЛАЕВА – Да ладно, можно и на «ты». Смотри, когда-то давно в своей радиопрограмме Артемий Троицкий, друг семьи, по-моему…

А.ШАРАПОВА – Да, это точно.

Э.НИКОЛАЕВА – …называл тебя «солнышком».

А.ШАРАПОВА – Ну чего, не затухла. С тех самых пор.

Э.НИКОЛАЕВА – Солнышко Ариша, говорил.

А.ШАРАПОВА – Я думаю, что и на пенсии не затухнет.

Э.НИКОЛАЕВА – Красота неземная!

А.ШАРАПОВА – Ой!

Э.НИКОЛАЕВА – Ничего вообще, вот…

А.ШАРАПОВА – Уже боюсь, Элина.

Э.НИКОЛАЕВА – Мила, очаровательна…

А.ШАРАПОВА – Спасибо.

Э.НИКОЛАЕВА – …соблазнительна!

А.ШАРАПОВА – Ой, спасибо!

Э.НИКОЛАЕВА – Жаль, что мужчины тебя не видят.

А.ШАРАПОВА – Ну, может, и хорошо.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, только что наш звукорежиссер на тебя любуется.

А.ШАРАПОВА – Спасибо, Элин!

Э.НИКОЛАЕВА – Ариш, ты где-то говорила, что телевидение – это как раз такая область, где у женщины и мужчины… где женщины и мужчины имеют одинаковые шансы – вот ты так вот умно, вот, выступила.

А.ШАРАПОВА – Да. До сих пор согласна с этим, как ни странно.

Э.НИКОЛАЕВА – Т.е. предоставляется все?

А.ШАРАПОВА – Думаю, что как раз телевидение является тем самым объектом, где возможности равные. Другое дело, что в области журналистики они, скорее, равные, нежели в области менеджмента. Вот здесь…

Э.НИКОЛАЕВА – Вот, вот я и хотела сказать: ладно уж, поверю тебе, когда ты возглавишь какой-нибудь федеральный канал.

А.ШАРАПОВА – Вот тут, конечно, слово, такое тяжелое слово – менеджмент – для женщины. Я думаю, что это практически невозможно. Сколько женщин пыталось – облом получался. Уж в силу чего, не знаю. Когда-то делала для «Vogue» интервью большое и опрашивала очень известных политиков 90-х, как они относятся к женщинам…

Э.НИКОЛАЕВА – Сама делала интервью?

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну «Vogue», типа, может и Арина Шарапова побегать, да?

А.ШАРАПОВА – Да, а чего, интересно. Надо все попробовать, журналистику тоже.

Э.НИКОЛАЕВА – Попробовать себя в роли журналистки.

А.ШАРАПОВА – Конечно. И я помню…

Э.НИКОЛАЕВА – Газетной. Журнальной.

А.ШАРАПОВА – Да, и очень известные политики говорили одно: «Ну, женщина – замечательно, ну конечно, это прекрасно… Но подальше». Это вот все сводилось к одному – «подальше». Т.е. типа, в кино сходить – да, мороженое купить – да. Ну, рядом постоять, вот как секретарь – хорошо. А вот когда уже дело доходит до менеджмента, вот тут вот они как-то озадачивались. И вот это интервью у меня осталось в памяти на всю оставшуюся жизнь. Ну что делать, вот такой менталитет – Азия.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, действительно Азия. А фамилии политиков сейчас не помнишь?

А.ШАРАПОВА – Не будем.

Э.НИКОЛАЕВА – Давай список поименно.

А.ШАРАПОВА – Не будем. Некоторые из них и ныне здравствуют.

Э.НИКОЛАЕВА – Итак, рубрика «блиц», коротко о тебе, о красивой и всеми любимой. Аришечка, 30 мая, вот, у тебя был день рождения.

А.ШАРАПОВА – Да. Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Еще празднуешь или грустишь уже, глядя в паспорт?

А.ШАРАПОВА – Вот менять его, наверное, скоро даже буду. Мне же 25, почему нет?

Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, да. Да, да, да. Действительно. Ну, выглядишь ты замечательно. Ну давай теперь спросим, у тебя, ну, там, какие-нибудь пластические операции?

А.ШАРАПОВА – Да вся, прям. Вот смотри на меня, вот смотри. Вот видишь – нос не мой, глаза не мои. Уши не мои!

Э.НИКОЛАЕВА – Знаешь, вот у тебя на самом деле, нос как был, так вот и помню. Помню этот нос! А слушай, а тебе не кажется, что Шэрон Стоун себя вставила вот сюда вот перегородочку – у нее другой нос стал, прямой какой-то. У нее же раньше такой, курносенький был.

А.ШАРАПОВА – Ну, вообще, они все меняются очень сильно, все эти голливудские звезды. Ну, им, наверное, это надо. Я вот, например, боюсь меняться. И есть такой какой-то у меня комплекс. Мне кажется, что если пойти сделать какую-нибудь операцию, какую-нибудь пластику наложить на себя, то поменяешь внешность очень сильно, и родной муж не узнает.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, а…

А.ШАРАПОВА – В этом есть некая опасность.

Э.НИКОЛАЕВА – А в связи с этим, наверное, будет меняться и внутренний мир, да, потому что меняешь внешность – и внутренне себя чувствуешь какой-то такой, не своей.

А.ШАРАПОВА – Я думаю, да. Я думаю, комплексы начинаются.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот, я…

А.ШАРАПОВА – Я думаю, что начинается какое-то… не знаю, несвобода какая-то внутренняя. Начинаешь к себе привыкать, ты живешь сам с собою нормально. Ну какая ты есть, такая ты есть – чего меняться-то?

Э.НИКОЛАЕВА – Это хорошо тебе, Шарапова, так говорить! Ишь ты, красотой-то Бог не обидел, поэтому рассуждаешь так.

А.ШАРАПОВА – Спасибо, Элин. Я думаю, что многие…

Э.НИКОЛАЕВА – Тьфу-тьфу-тьфу, конечно.

А.ШАРАПОВА – …что многие женщины, конечно, рвут просто и мечут, хотят как можно больше на себя наложить швов…

Э.НИКОЛАЕВА – На всего.

А.ШАРАПОВА – Но зря.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну ладно, встретимся с тобой, если доживем, лет до 50 хотя бы. Тогда и поговорим.

А.ШАРАПОВА – Да потом посмотрим. Сейчас пока да, нет смысла, я думаю, что это обсуждать.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, обсуждать эту тему.

А.ШАРАПОВА – А потом когда-нибудь.

Э.НИКОЛАЕВА – Она пока не актуальна.

А.ШАРАПОВА – Когда-нибудь потом мы с тобой обменяемся опытом – надо, не надо.

Э.НИКОЛАЕВА – «Ну скажи, подружка Шарапова…»

А.ШАРАПОВА – Беззубые… нет, зубы мы с тобой вставим, с тобой.

Э.НИКОЛАЕВА – Зубы вставим.

(смеются)

Э.НИКОЛАЕВА – Так, хорошо. Ариш, твоя биография начинается очень красиво: «Мое детство прошло в восточных странах».

А.ШАРАПОВА – Да, это правда. Очень долго мы жили в Ираке, долго. В Иран заезжали параллельно. И это, это правда интересно. И я испытываю огромный пиетет поэтому к мусульманской идеологии, идеям, мыслям. Мне интересно.

Э.НИКОЛАЕВА – А мне тоже, знаешь, нравится у них ихняя тамошняя атмосфера – вот эти вот, как мулла кричит… особенно, если это возле моря стоит мечеть…

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Это такой, проснулась…

А.ШАРАПОВА – И утром будит.

Э.НИКОЛАЕВА – …да, это все по степям разносится. Пески, понимаешь – все это такая, интересная…

А.ШАРАПОВА – Да, необычная.

Э.НИКОЛАЕВА – Всю жизнь мечтала быть преподавателем.

А.ШАРАПОВА – Ну, в результате стала. Ну, в конечном итоге-то – вот сейчас я преподаю.

Э.НИКОЛАЕВА – В Школе телевидения?

А.ШАРАПОВА – Нет, я в МГИМО преподаю социологию телевидения.

Э.НИКОЛАЕВА – Да ты что!

А.ШАРАПОВА – Да, я вот недавно совсем защитилась, и теперь там себе преподаю.

Э.НИКОЛАЕВА – Здорово.

А.ШАРАПОВА – Т.е. вот как хотела, так и получила.

Э.НИКОЛАЕВА – Так и получилось. Вот она, женщина какая, целеустремленная. Ну, правильно, два образования – МГУ, ин. яз.

А.ШАРАПОВА – Ну, поэтому… Ну, ин. яз., в данном случае, уже роли не играет, но МГУ, наверное, сыграло роль, потому что я философский закончила, а так или иначе, это было социологическое образование изначально, поэтому, вот, собственно, туда же и вернулась.

Э.НИКОЛАЕВА – А социология телевидения какова?

А.ШАРАПОВА – Социология телевидения – это…

Э.НИКОЛАЕВА – В двух словах.

А.ШАРАПОВА – Нет, в двух не могу.

Э.НИКОЛАЕВА – Только лекции. Лекционный…

А.ШАРАПОВА – Но лекция большая – на целый год хватает.

Э.НИКОЛАЕВА – Сама готовила?

А.ШАРАПОВА – Ну конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Или по учебникам каким переписывала?

А.ШАРАПОВА – Нет. Нет таких учебников, такого предмета нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Еще нет, вот я тоже… впервые слышу.

А.ШАРАПОВА – Такого предмета даже нет. Ну вот, тяжело пока, но чего – набрала очень много материала…

Э.НИКОЛАЕВА – Интересно.

А.ШАРАПОВА – Куда-то же надо девать.

Э.НИКОЛАЕВА – В юные умы вкладывать. Ну что, Ариша, ностальгия по «Вестям» есть?

А.ШАРАПОВА – По «Вестям»? По тем, которые были?

Э.НИКОЛАЕВА – Да, вспомнила, да? Да, когда ты там только-только начинала…

А.ШАРАПОВА – Вот недавно было 15 лет «Вестей». Я, к сожалению…

Э.НИКОЛАЕВА – А ты была там?

А.ШАРАПОВА – Нет, я, к сожалению, не могла, я уезжала. Но всячески была душой с ребятами. Да я давно туда не ходила. Не знаю, какая-то доля ностальгии, наверное, существует. Да интересно было. А всякое было там – и слезы, и хохот, и радость, и горе. Там все было.

Э.НИКОЛАЕВА – И любовь.

А.ШАРАПОВА – Любовь – не, любви там не было. Нет.

(смеются)

Э.НИКОЛАЕВА – «Нет», — сказала Ариша, не подловишь.

А.ШАРАПОВА – Нет, там не было любви, правда. Вот как-то, вот, на работе любовь чего-то не…

Э.НИКОЛАЕВА – Как у тебя дела с диссертацией?

А.ШАРАПОВА – А я ее… вот сдала уже, все.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот сдала и…

А.ШАРАПОВА – Я уже защитилась, я уже кандидат социологических наук. Вот, и дипломированная вся такая. И сейчас учебник делаю тоже по социологии. Ну, в общем, все мне интересно. Время, слава Богу, пока есть на это, поэтому я этим занимаюсь.

Э.НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы Арина Шарапова, классическая телезвезда.

А.ШАРАПОВА – Классическая? (смеется) Спасибо!

Э.НИКОЛАЕВА – Классическая. Ну что, все теперь в тебе. Ну скажи, ну кто ж поспорит? И что входит в понятие «классической телезвезды»?

А.ШАРАПОВА – Я не знаю, я думаю, классическая телезвезда – это, в первую очередь, профессиональный человек. Мне кажется, то же самое, вот, можно сказать, между прочим, о госпоже Николаевой…

Э.НИКОЛАЕВА – Да ты что!

А.ШАРАПОВА – Потому что она абсолютно профессиональна в области журналистики. И вот, теперь еще и радиоведущая.

Э.НИКОЛАЕВА – Давай, давай, хвали меня. Приятно…

А.ШАРАПОВА – Да а чего тут – правду говорю. Сколько лет уже параллельно идем? Изучаем опыт друг друга…

Э.НИКОЛАЕВА – Опыт друг друга.

А.ШАРАПОВА – …столько лет, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну только что… конечно, ты параллельно… параллельно-то хорошо! Кто-то сидит на «Первом канале» в эфире. Всероссийского, между… какого? Мирового масштаба телевидение!

А.ШАРАПОВА – Ну и что, а ты в «Эхо Москвы» — тоже, между прочим, будь здоров радио. И вот тоже его слушают за рубежом.

Э.НИКОЛАЕВА – Это да, да. На телевидение только не берут. Ты словечко-то там замолви, вот…

(смеются)

А.ШАРАПОВА – Обсудим.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, Арина, можно сказать, что судьба, как тот Моисей – долго водила тебя по кочкам и ухабам, пока ты не попала в «Доброе утро» на «Первый канал». Ты теперь счастлива, скажи, Арина?

А.ШАРАПОВА – Да, это счастливый проект, сто процентов.

Э.НИКОЛАЕВА – И все это продолжается с 2001 года, насколько я помню?

А.ШАРАПОВА – Да, да, долго. Такой, продолжительный, слава Богу, проект. Надеюсь, что он протянется еще столько же. Что-то не хочется мне сейчас ничего менять, ничего больше, никаких… хочу радоваться жизни и учить студентов.

Э.НИКОЛАЕВА – Отлично. Тем более, что режим работы по утрам, в принципе, несмотря на его тяжесть, тебя устраивает?

А.ШАРАПОВА – Да, он подходит. Потом, работаем сейчас раз в неделю. Нас пятеро, и, в общем, это очень удобно. Да и вообще, это действительно счастливый проект. Там хорошо, там улыбаться можно, быть добрым и радостным. В отличие от многих других проектов.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, правда, единственные издержки, наверное, заключаются в том, что просыпаться приходится в 4 утра, да, Ариш?

А.ШАРАПОВА – Ну, когда как. Если у нас реально прямой эфир, то да. Но у нас последнее время что-то мы отказываемся от этого счастья, и поэтому даже днем пишем.

Э.НИКОЛАЕВА – А, ну т.е. вы записываетесь блоками?

А.ШАРАПОВА – Да. Ну, бывают такие ситуации, конечно, когда мы выходим прямо в прямой… так, иногда.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, тебе как профессионалу это все, так сказать…

А.ШАРАПОВА – Ну, это не страшно, я больше люблю прямой эфир, конечно, нежели запись.

Э.НИКОЛАЕВА – Сосредотачиваешься больше?

А.ШАРАПОВА – Да интереснее как-то, более он живой. Потому что когда…

Э.НИКОЛАЕВА – Оперативность.

А.ШАРАПОВА – Да, когда идешь в записи, допустим, как-то все это более, мне кажется, пресно. А когда это жизнь, прямой эфир, даже блеск в глазах другой. Ощущение все-таки другое, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Сразу просыпаются и актерские какие-то… Ну ты, наверное, актриса, ведь ведущие же – это актеры?

А.ШАРАПОВА – Я думаю, что, в конечном итоге, наверное, да. Но это… опять же, это не актерство. Актеры, как правило, проваливаются, как мне кажется, в эфире. У нас, вот, счастливая пара – это Стриженовы, которые сумели параллельно все-таки овладеть журналистским мастерством. Но с моей точки зрения, журналисты и актеры – это совсем другое.

Э.НИКОЛАЕВА –Арина Шарапова, классическая телезвезда. Слушай, Ариша, а вот… может быть, расскажешь, что же происходило с тобой на рубеже смены веков? Зачем ты отправилась «во глубину сибирских руд»? Ты помнишь, как звонила в газету мне и говорила, что не знаешь, жива ли будешь, в какой-то Красноярск тебя занесло… Давай, колись, какого черта тебя мужики обижали? Кто эти негодники? По-моему, там какие-то дядьки тебя…

А.ШАРАПОВА – Черт его знает.

Э.НИКОЛАЕВА – …ангажировали?

А.ШАРАПОВА – Да черт его знает, да. А вот как это так получилось…

Э.НИКОЛАЕВА – Куда это там тебя занесло-то?

А.ШАРАПОВА – Да, Лебедь пригласил. Чего ж не поехать было? А работы не было.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, да.

А.ШАРАПОВА – Ну чего ходить просить. Вот я не стала просить, я сдалась…

Э.НИКОЛАЕВА – Когда Горян тебя выгнал с «Первого канала» — он же киллером определился, да?

А.ШАРАПОВА – Кошмар! Понимаешь…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, ты же «Время» тогда вела, насколько я помню.

А.ШАРАПОВА – Понимаешь, он не то, чтобы выгнал, он просто пришел и снял с позиции.

Э.НИКОЛАЕВА – Он, как бы, спокойный, простой парень.

А.ШАРАПОВА – Табуретку так, почистил. Но чего делать? Он профессиональный очень, как он убивал всех?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да.

А.ШАРАПОВА – Это же просто одним словом… ну кто б такое сумел?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну ты бы не потянула, конечно, эту роль, да, Ариш?

А.ШАРАПОВА – Нет, нет. Ну поэтому я и в новостях-то не осталась. Зачем это надо было? Ушла сразу.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот я и говорю: мужики эти… сволочи.

А.ШАРАПОВА – Да, ну вот, видимо, что-то, вот, как-то не сложилось у нас с ним тогда по звездам. Что-то серьезно зашкалило у него тогда.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Потому что говорили, что… да, что, вроде как, ты тоже, там, любимая ведущая руководства была. Но… могли бы как-то с женщиной-то поприличнее обойтись, а то оставили без работы…

А.ШАРАПОВА – Ну, наверное… нет, почему, я могла остаться в новостях-то.

Э.НИКОЛАЕВА – Могла?

А.ШАРАПОВА – А чего же нет-то? Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Но не ведущей?

А.ШАРАПОВА – Да почему же не ведущей?

Э.НИКОЛАЕВА – А, ведущей.

А.ШАРАПОВА – Не, я могла там остаться, но как же я? А зачем? Там такая информационная вакханалия была. Чего там делать-то было? Это что-то уже… Это все, что было там, уже не для Родины. Чего-то там не хотелось уже оставаться.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну понятно. Как умная женщина, ты раскинула…

А.ШАРАПОВА – Чего-то я почувствовала, что не надо вот этого…

Э.НИКОЛАЕВА – Что ничего хорошего не будет.

А.ШАРАПОВА – …Это, это… это отвратительно, все, что было.

Э.НИКОЛАЕВА – Не хочу и не хотела.

А.ШАРАПОВА – Поэтому, собственно, ушла я в развлекательную историю.

Э.НИКОЛАЕВА – Ой, ну что же? Ой, куда это нас, красивых баб, занесло? Давайте, пока чего-нибудь лишнего не наговорили, объявлять перерыв. Новости и реклама. Мы с Ариной Шараповой на том же месте через несколько минут.



НОВОСТИ



Э.НИКОЛАЕВА – Арина Шарапова, королева обаяния, в студии нашей программы. Слушай, Ариш, ну и долго ты там мыкалась-то, по этим сибирским рудам?

А.ШАРАПОВА – Рудам? Ну год где-то получилось, наверное. Год, там, с небольшим совсем, с таким, небольшим совсем. Вот, ну помыкалась. Но как-то, знаешь, это не помыкалась. Я там опыт такой хороший приобрела. Интересно, другая страна, фактически. Сибирь – это что-то совсем другое, не Москва.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, журналистика там тоже была своеобразная.

А.ШАРАПОВА – А журналистика мощнейшая, кстати, была там.

Э.НИКОЛАЕВА – А, ну при Лебеде…

А.ШАРАПОВА – Ух, какие там были звезды журналистики! Так писали замечательно. А потом, там же было очень много… как в Москве – вот, кремлевские всякие раздраи, они там словно просто аппликацией были, зеркалом. Поэтому было очень интересно. Вот, а потом, все-таки, я же возвращалась в Москву-то…

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

А.ШАРАПОВА – Я смотрела на родных, говорила «Здрасьте»…

Э.НИКОЛАЕВА – «Здрасьте, вот и я приехала».

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – «Девчонка сибирская». Ариш, ты, кстати, до сих пор постоянно мотаешься в Сибирь. То на фестиваль «Тюменская пресса», то в Хантымансийск. Может, у тебя там нефтяная скважина?

А.ШАРАПОВА – Да я бы не против, да все не дают. Не знаю, как-то я, вот, с ними очень подружилась, у меня друзья там, как-то, очень много осталось. Часто ко мне они приезжают. И я к ним езжу. Так сложилось. Здорово. Люблю я там больше, честно говоря, чем в Москве, иногда даже, вот так. И в Лондоне тоже, и в каком-нибудь Нью-Йорке, и в Париже. Далеко совсем не так, как в Сибири. Я отдыхаю там, правда, душой отдыхаю в Сибири.

Э.НИКОЛАЕВА – А помнишь, чего-то какие-то публикации были такие, что кто-то, там, я не помню, каких-то дядек тоже магнатных называли, что они чуть ли там, тебе не миллион долларов гонорару…

А.ШАРАПОВА – Я даже помню, кто это писал.

Э.НИКОЛАЕВА – Кто это писал? Я, ты хочешь сказать?

А.ШАРАПОВА – Да! (смеется)

Э.НИКОЛАЕВА – Нет! Вот те крест на пузе! Ариша, ты что, нет, это я где-то читала!

А.ШАРАПОВА – А, ты имеешь в виду, уже про Сибирь, наверное?

Э.НИКОЛАЕВА – Да, это в Сибири.

А.ШАРАПОВА – Да нет.

Э.НИКОЛАЕВА – По-моему, это в «Экспресс», что ли, газете было, где это?

А.ШАРАПОВА – Да нет, конечно нет. Не, ну какие миллионы?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, неплохо бы. А почему нет-то?

А.ШАРАПОВА – Я бы очень хотела.

Э.НИКОЛАЕВА – Ты помнишь это время?

А.ШАРАПОВА – Ну я это время помню, да, и чего только не говорили, и все были в шоке – чего это она, вместо того, чтобы уехать куда-нибудь там…

Э.НИКОЛАЕВА – Уходит с «Первого»…

А.ШАРАПОВА – …в Аргентину, там…

Э.НИКОЛАЕВА – …и типа… в Красноярск.

А.ШАРАПОВА – Да. И вдруг сошла с ума. Да не сошла я с ума, захотелось мне вот так вот изменить жизнь – чего-то мне не показалось, что это…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну т.е. какие-то все-таки слухи, они не просто были слухами, а была какая-то почва, да, под ними?

А.ШАРАПОВА – Навсегда уехать?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, с хорошим…

А.ШАРАПОВА – Нет, нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Нет?

А.ШАРАПОВА – Нет, конечно, нет. Я все равно продолжала все-таки душой оставаться в Москве. Туда я ездила и ездила.

Э.НИКОЛАЕВА – Как, был какой-нибудь заработок?

А.ШАРАПОВА – Все-таки там был хороший заработок. Конечно, там был не миллион. Но во всяком случае, какие…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, платили деньги.

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну чего, Володя Молчанов не скрывает – «Ну езжу, ну пивные вечеринки веду. А как мне еще жить-то? Взяток не беру, деньги зарабатываю, как могу»

А.ШАРАПОВА – Нет… Нет, я не веду пивных вечеринок, и в Сибирь я езжу не для того, чтобы там чего-то зарабатывать, я езжу просто, как правило, к коллегам. Хотя, если есть возможность и будет такая – почему бы нет? Если это в рамках нравственности – чего нет-то?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да, да. Вот, скажет, пристала, да? Едет, да едет в Сибирь… прямо уж, тему бы сменила!

А.ШАРАПОВА – Да там хорошо, поэтому, собственно, и мне нравится, что ты спрашиваешь.

Э.НИКОЛАЕВА – Как тебе, кстати, нравится нынешняя наша нефтяная жизнь? Все общество строится у нас теперь на нефти – жирной, грязной нефти.

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, я совсем недавно в Интернете наткнулась на предсказание Ванги, которая сказала, что в 2018 году прекратится использование нефти, потому что где-то, типа, на Марсе или на Луне – я уж не помню – найдут какой-то заменитель этому топливу. Она говорила про какие-то газообразные вещества, которые будут внедряться в наше производство. Я не знаю, но думаю, что вот эта вот вся грязная история, такая, нечистая, жирная, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Жирная… история.

А.ШАРАПОВА – Текущая по ладоням, попадающая не всегда в руки…

Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, да. Все мимо, мимо все.

А.ШАРАПОВА – Все мимо пальцев, да. Вот я думаю, что она, наверное, когда-нибудь прекратится. И поэтому, когда я прочитала вот это предсказание, то словно, действительно, соответствовала тем статьям, о которых… которые я читала. Вот, например, американцы не зря же начинают сейчас – пытаются, во всяком случае – разрабатывать другие планеты. Имеют, во всяком случае, это в мысли. Для того, чтобы однажды заменить нефть. Они умные. Вот, поэтому кто знает, может быть, когда-нибудь эта история прекратится? Но зато заменится другой вакханалией.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, очередной.

А.ШАРАПОВА – Да, конечно. Это будет новое топливо.

Э.НИКОЛАЕВА – Слушай, а вот ты обратила внимание, что сейчас кто-то запускает в Интернет – я вот тоже читала, и публикаций очень много – по Ванге сейчас это. Очень модно, опять вспоминать – во-первых, про Вангу, про всех этих предсказателей, про целителей. Говорят, что и деятели нашей культуры любят там сходить, погадать себе по ручке…

А.ШАРАПОВА – А это очень рейтингово. Если говорить о телевидении, то это очень рейтингово, так же, как и по радио, и по всему. Т.е. люди, почему-то, бросают…

Э.НИКОЛАЕВА – Мистика, колдовство, да, вот эти все гадания.

А.ШАРАПОВА – Да, люди бросают все и начинают слушать и смотреть. Вот даже мы по «Доброму утру» смотрим, наблюдаем, что вот именно мистика вызывает у людей просто какие-то нереальные… нереально круглые глаза, и уши становятся квадратными.

Э.НИКОЛАЕВА – Примороженные становятся, да, и загипнотизированные экраном.

А.ШАРАПОВА – Да. Ну кто знает, может быть, действительно, когда в нас, там, кто-то… какие-то жили такие существа, какие-нибудь, до нас, которые вот этим жили, занимались этим. Я не знаю, почему так тянет людей на колдовство.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, правда никто еще какой-то конкретной программы по мистике, вот…

А.ШАРАПОВА – По мистике?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, мистическое что-нибудь такое. Сплошные, там, заговоры, колдовство какое-то.

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, как-то…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, Ваня Кононов был, вот у него…

А.ШАРАПОВА – Да, это было, но, вот, как ни странно, вот если бы это повторилось, я думаю, это пользовалось бы колоссальным интересом.

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

А.ШАРАПОВА – Я думаю, что это было бы очень интересно.

Э.НИКОЛАЕВА – А ты сама веришь гадалкам? Суеверна ли ты?

А.ШАРАПОВА – Нет, они врут. Я ходила к гадалкам.

Э.НИКОЛАЕВА – Да ты что!

А.ШАРАПОВА – Они так врут – это какой-то кошмар. Им нужны деньги. А у меня были какие-то периоды в жизни, очень тяжелые, и, вот… на самом деле, лучше идти к психологу. Лучше сходить к какому-нибудь священнику, чем ходить к людям, которые, ну, в общем, на самом деле, ничего… ну просто деньги из тебя вынимают. А зачем это нужно?

Э.НИКОЛАЕВА – У них просто есть метода ритуала, наверное.

А.ШАРАПОВА – Совершенно очевидно, что есть люди, которые видят вперед. Это свойственно, я думаю, вообще очень многим людям, просто у нас не развит этот талант.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, да.

А.ШАРАПОВА – Вот, но кто-то действительно видит. И они просто этим пользуются, и, допустим, они просто у людей вышибают деньги. Они знают, что он разведется, и говорят: «Я могу тебе помочь сделать так, чтобы ты не развелся или не развелась». «Да, — кричит он, — хорошо, сейчас 1000 долларов отдам». Отдаст 1000 долларов, и в общем, в конечном итоге, эта колдунья остается права. Почему? Да потому что она действительно вперед видит.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, она знала, что у тебя там все.

А.ШАРАПОВА – Ну она знает какие-то вещи. Есть такие, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Не, ты что… есть такие.

А.ШАРАПОВА – Ведуньи такие, да. Сто процентов. Ну не зря же существуют и в Америке, и в России такие институты закрытые, которые занимаются разработками способностей человека в этой области. Это же, в общем, целый большой пласт. Просто кто-то на этом делает какой-то такой мелкий пошлый бизнес. А такая тема, конечно…

Э.НИКОЛАЕВА – А чего они тебе предсказывали, можешь сказать? Чего ты у них спрашивала?

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, вот все, что мне предсказывали, ничего не совпало.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну к примеру?

А.ШАРАПОВА – Ну, правда не совпало.

Э.НИКОЛАЕВА – Ты можешь привести пример?

А.ШАРАПОВА – Я даже не помню сейчас, я пытаюсь вспомнить… А, да, нет, единственное совпало: мне сказали – а это был где-то 2000 год – что я обязательно вернусь на «Первый канал». Вот действительно, это совпало. А все остальное – полная чушь.

Э.НИКОЛАЕВА – Личное, если…

А.ШАРАПОВА – Личное ничего не совпадала, да.

Э.НИКОЛАЕВА – А мужа просила богатого?

А.ШАРАПОВА – Нет. Я задавала вопрос, а что у меня будет с личной жизнью – какую-то фигню мне напороли, в общем, в результате. Ну вот… все не так было.

Э.НИКОЛАЕВА – А говорили тебе, что ты «Мерседес» сменишь на «Ауди»?

А.ШАРАПОВА – Ну, говорили: «Богатая будешь, богатая нереально!». Но я не могу сказать, что, вот, прямо… Приходится почему-то… все чего-то хочется… все работаешь же – вот поэтому и живешь.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Ну, вроде как, работаешь, зарабатываешь на жизнь.

А.ШАРАПОВА – Вот и живешь, да.

Э.НИКОЛАЕВА – А о пенсии думаешь?

А.ШАРАПОВА – О пенсии?

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Вот будешь старенькой.

А.ШАРАПОВА – А мы с тобой, собственно, начали с этого.

Э.НИКОЛАЕВА – Но мы еще не заканчиваем программу. Давай, ближе к концу тогда.

А.ШАРАПОВА – Давай поговорим с тобой про пенсию. (смеется) Ну конечно, не, ну конечно, задумываешься иногда об этом. Потому что… ну, вот я так…

Э.НИКОЛАЕВА – Чего ребеночку оставить, там?

А.ШАРАПОВА – Ну, ребеночек, надеюсь, он сам себе заработает. Но все равно как-то, конечно, пытаешься чего-то для них хорошее сделать. А вот, ну, про пенсию все равно думаешь. Думаешь о том, сколько будут платить, а смогу ли я выжить на это? А я вот уже привыкла, допустим, там, позволять себе «Кока-колу»…

Э.НИКОЛАЕВА – А это очень дорогое удовольствие!

А.ШАРАПОВА – Да. А как я ее буду на пенсии пить? На такую пенсию… Вот я такая…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же. Арина Шарапова, королева обаяния. Да. Вот, я думаю, как много для человека значит имя. Ты решительная, восторженная – как тот Шарапов – и белая и пушистая как та Арина Родионовна. Повезло же вот одному человеку!

А.ШАРАПОВА – Я была недавно у Миши Шац и Лазаревой Татьяны на «Хороших шутках» — по-моему, так называется славная программа. И они придумали целую историю, что в действительности, Арина Шарапова – это дочь того Володи Шарапова. Но вообще-то, он ее сдал в детский дом и вырастили ее там. Ну в общем, там ужасно смешно было. Они, конечно, тоже это не оставили.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, ты, получается, их всех родственница?

А.ШАРАПОВА – Ну, получается, да. У меня даже программа была в свое время «Место встречи». Поэтому тут все как-то очень совпадало.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот, а я тебя хотела спросить про программу «Арина». Когда ты вновь попробуешь стать Опрой Уинфри? Была же программа «Арина».

А.ШАРАПОВА – Да ты понимаешь, вот я боюсь, что вот тот формат, который мне близок, он сейчас для меня невозможен. Он невозможен, потому что телевидение его не возьмет. Но я не смогу уходить в «желтизну». А она сейчас очень модна.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да.

А.ШАРАПОВА – И популярна. Поэтому… ну я просто не могу… я даже ради своих студентов не могу себе это позволить.

Э.НИКОЛАЕВА – А в качестве примеров, да, приводить что-то «желтушное» такое, да?

А.ШАРАПОВА – Ну, ты понимаешь…

Э.НИКОЛАЕВА – А, ты имеешь в виду, если ты будешь на телевидении этим заниматься, как на тебя потом студенты посмотрят?

А.ШАРАПОВА – Ну, даже с этой точки зрения. Да, это для меня тоже, вот, довольно важно. Я вот не могу заниматься такой «желтой» историей. Вытаскивать всю эту грязь ужасную. Я была бы рада сделать какой-то проект, какой-то «для», «в пользу». Но не такой, как сейчас…

Э.НИКОЛАЕВА – «А скажите, а Вы правда, вот, у Вас вскочил на попе…»

А.ШАРАПОВА – «Правда, Вы спали с тремя одновременно?», там, что-нибудь… Вот мне это…

Э.НИКОЛАЕВА – «…огромный жирный прыщ?»

А.ШАРАПОВА – «А почему у Вас такой прыщ? Вот интересная тема!»

Э.НИКОЛАЕВА – Кстати, товарищи!

А.ШАРАПОВА – Ну, ты представляешь. Мы с тобой, две приличные девушки, будем вот это вот… вот такой вопрос задавать.

Э.НИКОЛАЕВА – Нет, я не представляю. Скажи, Ариш, а сегодня ты тоже встала в 4 утра?

А.ШАРАПОВА – Сегодня нет, нет, нет. Сегодня все нормально, глаза у меня широко открыты, я к тебе пришла в эфир, уже давно-давно проснувшись. Нет. В 4 утра – нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Ты живешь за городом?

А.ШАРАПОВА – Когда как. Мы ездим часто на дачу, но там не живем, мы в Москве все время.

Э.НИКОЛАЕВА – Видела твой «Мерседес» когда-то на Профсоюзной – в том доме у меня тоже родственники живут. А там у тебя родители? Мама.

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, это «Мерседес», да, давно уже канул в лету. Ему, кстати, когда ты его видела, ему уже было 3 года. Мне его из Германии привезли.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, это было лет 10 назад, когда я его видела, по-моему.

А.ШАРАПОВА – Ой, такой крутой был, вообще. Он такой был, розовый какой-то, внутри красные сидение – это была чума.

Э.НИКОЛАЕВА – Там просто в окнах, вот, все прилипали, помнится.

А.ШАРАПОВА – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Сплошные лица были.

А.ШАРАПОВА – Да, все считали…

Э.НИКОЛАЕВА – Когда ты подъезжала к подъезду…

А.ШАРАПОВА – Красиво, да, на «Мерседесе» на розовом.

Э.НИКОЛАЕВА – И все: «В нашем доме живет Шарапова».

А.ШАРАПОВА – «Элин, а ты знаешь, тогда, а ты знаешь Шарапову?» А я не знала, что ты была практически соседкой, рядом с нами там обитала.

Э.НИКОЛАЕВА – Там у меня живет сестра моего мужа. В этом доме.

А.ШАРАПОВА – Ну вот. Ну вот, а я не знала.

Э.НИКОЛАЕВА – А ты не знала!

А.ШАРАПОВА – Ну что это такое?

Э.НИКОЛАЕВА – А так бы ты говорила им в ответ…

А.ШАРАПОВА – А я говорю: «А у нас тут Николаевой, между прочим, родственники».

Э.НИКОЛАЕВА – Да, родственники. (смеются) Смешно… Итак, в студии нашей программы Ариша Шарапова, королева «Доброго утра».

(смеются)

А.ШАРАПОВА – Мне даже смешно почему-то…

Э.НИКОЛАЕВА – Ладно – ну королева и королева. Как тебя…

А.ШАРАПОВА – Хочу бриллиантовую корону. Хочу бриллиантовую корону. Не дают!

Э.НИКОЛАЕВА – А у тебя, кстати, бриллианты… где у тебя бриллианты? Почему? Это что-то какое-то у тебя…

А.ШАРАПОВА – Пластик какой-то… (смеется)

Э.НИКОЛАЕВА – Пластик какой-то непонятный.

А.ШАРАПОВА – Здесь пластик, и здесь – вот, большой такой…

Э.НИКОЛАЕВА – Нету бриллиантов? Нет бриллиантов? А где у такой женщины бриллианты?

А.ШАРАПОВА – Потеряла, раздала.

Э.НИКОЛАЕВА – Ариш, сколько каратов должно быть в таких ушах, да чтобы таким…

А.ШАРАПОВА – Да. Да… Да чтоб побольше.

Э.НИКОЛАЕВА – Побольше! Да в сейф чтобы складывать.

А.ШАРАПОВА – На пенсии. Будем с тобой такую пенсию получать.

Э.НИКОЛАЕВА – Подожди, ты… бриллианты надо купить, чтобы на пенсии продать…

А.ШАРАПОВА – Сейчас что ли?

Э.НИКОЛАЕВА – А чтоб продать. А потом хлебушек черный с молочком. С овсяной кашкой, между прочим.

А.ШАРАПОВА – Да, я тоже об этом иногда думаю (смеется) Я тоже думаю об этом иногда.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну потом хрен продашь.

А.ШАРАПОВА – Все продавать надо. Представляешь…

Э.НИКОЛАЕВА – Да! Надо такое, чтобы продавать.

А.ШАРАПОВА – Ты представляешь, как надо жить на пенсии, чтобы все продавать?

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Вот я и говорю.

А.ШАРАПОВА – Подожди, а чем мы будем жить тогда?

Э.НИКОЛАЕВА – Вот тем, что продаем.

А.ШАРАПОВА – Ну ладно.

Э.НИКОЛАЕВА – Только для этого надо сначала сейчас все купить. Так… Как тебе Москва? Что тебе активно не нравится? Реклама, напряженность, неприветливые люди? Вот иду я вчера по тротуару… они совсем уже оборзели, эти рекламщики. Арин! Ну повесили щит… Ну люди идут, а сверху огромная такая вот… вот такая мандула, вот, ну не побоюсь этого слова, висит над башкой, и все люди проходят – одна, через пять шагов вторая, через пять шагов третья. Им наплевать, что под ней ходят люди, она может… просто грохнуться может!

А.ШАРАПОВА – Ну так она и грохается периодически.

Э.НИКОЛАЕВА – Она и грохается. Им самое главное, чтобы на фоне, типа, движущихся машин – типа, вот, машина проезжает, чтобы рекламу было видно. А что здесь люди ходят – их это, типа, вообще не колышет.

А.ШАРАПОВА – Да это временно.

Э.НИКОЛАЕВА – Мрак какой-то. Беспредел, прямо какое-то… Чикаго какое-то!

А.ШАРАПОВА – Да кошмар! Это кошмар. Но я уверена, что это временно. Это временно все. Все потом будет хорошо. Наладится. Ну, вообще, Москву я люблю. Не люблю пробки. Но уже я начинаю как-то в них выживать – а чего делать? Слушаешь музыку, трепешься по телефону. Ну вот, собственно, вот способ выживания.

Э.НИКОЛАЕВА – У тебя… телефон-то ты, надеюсь, не в руках держишь, на ушке он у тебя прикреплен?

А.ШАРАПОВА – Нет, ты знаешь, чего-то я никак не могу к этому наушнику привыкнуть. Он у меня был, я его выкинула.

Э.НИКОЛАЕВА – Смешно смотрится. Как будто ты робот такой.

А.ШАРАПОВА – Да нет, ну…

Э.НИКОЛАЕВА – «Первый, первый! Я второй, прием!»

А.ШАРАПОВА – Да, «выхожу на прием».

Э.НИКОЛАЕВА – Не, потом, люди, конечно, как сумасшедшие – идут, бормочут сами с собой.

А.ШАРАПОВА – С собой разговариваешь. Вот у меня, кстати, вот тогда, 10 лет назад, вот в том самом «Мерседесе», о котором ты говорила, был такой вот, громкоговоритель. И я ехала и разговаривала громко.

Э.НИКОЛАЕВА – Шарапова совсем свихнулась.

А.ШАРАПОВА – Да. С работы. (смеется)

Э.НИКОЛАЕВА – Люди так: «Заработалась!»

А.ШАРАПОВА – Никто не знал тогда о том, что существуют такие вот способы связи.

Э.НИКОЛАЕВА – А, ты самая такая, продвинутая была.

А.ШАРАПОВА – Да, была такая продвинутая!

Э.НИКОЛАЕВА – А вот все-таки, тем не менее, что за колечко такое у тебя необычное? Какое-то…

А.ШАРАПОВА – А ты знаешь, это я купила на острове Крит, стоило оно… сказать?

Э.НИКОЛАЕВА – Скажи.

А.ШАРАПОВА – 25 долларов.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну ладно бы. Если б, там 10 миллионов.

А.ШАРАПОВА – Ну скажи, выглядит дорого?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну это янтарь? В серебре.

А.ШАРАПОВА – Не знаю, это, по-моему, нефрит какой-то.

Э.НИКОЛАЕВА – Нефрит?

А.ШАРАПОВА – Да, выгравированы какие-то слова там…

Э.НИКОЛАЕВА – Очень красиво.

А.ШАРАПОВА – …модные на японском, китайском и корейском.

Э.НИКОЛАЕВА – Очень красиво. Для такого кольца это вообще, копейки.

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Просто даром.

А.ШАРАПОВА – А вот скажи, как приятно сэкономить – а выглядит дорого.

Э.НИКОЛАЕВА – Да!

А.ШАРАПОВА – Дорого!

Э.НИКОЛАЕВА – Эксклюзивная художественная работа. Авторская.

А.ШАРАПОВА – Да, точно. Люблю я его. Все время ношу.

Э.НИКОЛАЕВА – Тебе идет, главное.

А.ШАРАПОВА – Спасибо.

Э.НИКОЛАЕВА – А это случайно… какой твой камень? 30 мая – день рождения.

А.ШАРАПОВА – Я не знаю. Ну, из дорогих – изумруды. Вот ты знаешь, изумрудов у меня и нет. А он мой!

Э.НИКОЛАЕВА – Ну.

А.ШАРАПОВА – Ну так надо всем… товарищи, соберите мне на изумруд!

Э.НИКОЛАЕВА – Изумруд! Изумруд Арине Шараповой!

А.ШАРАПОВА – Несправедливо это.

Э.НИКОЛАЕВА – Не говори. Рубрика «Культура – мультура». У телевизионщиков не принято критиковать друг друга. Но ты где-то говорила, что на ТВ появилось множество наивных, некомпетентных лиц. И они тебя раздражают.

А.ШАРАПОВА – Да, это правда. Это правда. Это я очень болезненно как-то воспринимаю. Я даже и фамилий их не знаю. Честно, вот ты сейчас скажешь список, да…

Э.НИКОЛАЕВА – А я не могу…

А.ШАРАПОВА – А я скажу: а я не знаю. Да, я не могу.

Э.НИКОЛАЕВА – Поди, вон там… дочек всех подобрали.

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, насчет дочек не знаю, вот… сам…

Э.НИКОЛАЕВА – На некоторых каналах.

А.ШАРАПОВА – Вот из тех, которые…

Э.НИКОЛАЕВА – С громкими фамилиями.

А.ШАРАПОВА – Да?

Э.НИКОЛАЕВА – Не дают тебе слова сказать.

А.ШАРАПОВА – Правда?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну конечно.

А.ШАРАПОВА – А я вот, чего-то, значит, не знаю.

Э.НИКОЛАЕВА – Ты не знаешь? А они просто все чьи-то… Известных режиссеров дочки. И их раскручивают активно.

А.ШАРАПОВА – Ой, как интересно!

Э.НИКОЛАЕВА – Вот сидят себе там… Какие-то дети совершенно!

А.ШАРАПОВА – Ну это… но зато все с блатом.

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

А.ШАРАПОВА – Офигеть!

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

А.ШАРАПОВА – Вот это и надо выяснить. Хорошо, за кадром мы с тобой поговорим.

Э.НИКОЛАЕВА – Обсудим.

А.ШАРАПОВА – И ты мне расскажешь, кто там кто. Ну вот, допустим, из всех, кто за последние, там, полтора-два года появились из интересных персонажей на телике – это, конечно, Лола. Ну вот она, вот, взяла и всех положила на лопатки.

Э.НИКОЛАЕВА – Всех победила одним махом…

А.ШАРАПОВА – Ну конечно. Она вышла и сделала всех.

Э.НИКОЛАЕВА – Одним махом убивахом.

А.ШАРАПОВА – Ну супер! Вот это я понимаю, вот это профессиональный человек.

Э.НИКОЛАЕВА – Ариш, ну она потому что харизматическая личность. Она, вот, сама по себе, вот… цельное такое…

А.ШАРАПОВА – Ну, редкий случай, да, для нынешнего телевидения, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – И мало того, тут необычное сочетание заключается в том успеха, в том, что она вот такая яркая – этой яркости не побоялись теленачальники.

А.ШАРАПОВА – Да, это здорово.

Э.НИКОЛАЕВА – Правда?

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – А что, Голочев говорит: «Как считает, так и говорит».

А.ШАРАПОВА – Да, и говорит так интересно – слушать ее хорошо. Я, кстати, заметила, последние, там… Ну, правда, я давно уже не смотрела, но какое-то время я даже ждала: ой, интересно, а что она сейчас выдаст? А посмотреть надо. А сейчас что? Ой, молодец! Ну, все это как-то вот так, как она умеет.

Э.НИКОЛАЕВА – Естественно.

А.ШАРАПОВА – Мне кажется, просто отлично.

Э.НИКОЛАЕВА – Без фальши.

А.ШАРАПОВА – И больше никого нет. А кто еще?

Э.НИКОЛАЕВА – Ты вот так вот, без комплексов, могла бы?

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот так вот, чтобы откровенно? И юбку короткую так вот…

А.ШАРАПОВА – Нет…

Э.НИКОЛАЕВА – …надеть.

А.ШАРАПОВА – Поэтому я и говорю, что…

Э.НИКОЛАЕВА – На свои такие…

А.ШАРАПОВА – Худые уже ноги!

Э.НИКОЛАЕВА – Уже худые ноги!

А.ШАРАПОВА – Уже очень худые ноги. Вот я хочу тебе сказать, что нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Покажи ноги-то?

А.ШАРАПОВА – Потом. А то меня вдруг увидят? (смеется) Нет, нет, ты знаешь, не готова я вот к этому.

Э.НИКОЛАЕВА – Не готова?

А.ШАРАПОВА – Не умею.

Э.НИКОЛАЕВА – Чтоб вот так вот…

А.ШАРАПОВА – Ну не могу.

Э.НИКОЛАЕВА – …прям наизнанку?

А.ШАРАПОВА – Нет.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Ну, получается, девчонка совсем без комплексов.

А.ШАРАПОВА – Ну, так вот… Ну что, совсем…

Э.НИКОЛАЕВА – Ей можно позавидовать. Так. Ну а что тебе про рейтинг? Ну давай с тобой…

А.ШАРАПОВА – Про рейтинг?

Э.НИКОЛАЕВА – …посплетничаем, да.

А.ШАРАПОВА – Ой, люблю.

Э.НИКОЛАЕВА – Что сейчас все… за рейтинг все борются?

А.ШАРАПОВА – Ну, это же деньги. Чего же за него не побороться? Это абсолютно коммерческая единица. Вообще, для телевизионщиков самое настоящее слово – это доля. И поэтому для нас реально, если доля большая, то, значит, программа пошла. А для рекламщиков слово «доля», в общем, особо не имеет значение. Для них важен рейтинг. Поэтому когда говорят о рейтинге, ну, в общем, у кого-то просыпается желание вложить, а у кого-то, наоборот, оно исчезает. Поэтому, конечно, это сейчас основная единица.

Э.НИКОЛАЕВА – Какого черта мы все про работу и про работу? Лето же!

А.ШАРАПОВА – А, да…

Э.НИКОЛАЕВА – Ты, вообще, любишь это время года, скажи?

А.ШАРАПОВА – Не знаю, у меня чего-то столько работы, что я, честно говоря, даже не понимаю, как… как вот сделать так, чтобы ее было поменьше. И я сейчас даже не думаю, куда поехать… Я на всякий случай написала заявление на отпуск, там, с 25 августа. На всякий пожарный. Потому что у нас все-таки такая система, когда…

Э.НИКОЛАЕВА – Пожарная.

А.ШАРАПОВА – …надо заранее предупреждать, да. Ну, даже не понимаю, куда ехать? Я знаю, что надо работать.

Э.НИКОЛАЕВА – И надо ли ехать?

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – А по привычке, знаешь – должен быть отпуск, и надо куда-то ехать.

А.ШАРАПОВА – Да, но при этом, ты знаешь, очень хочется иногда отдыхать. Вот я сейчас ехала к тебе на «Эхо Москвы», и у меня в голове моей были такие мысли странные: «Уехать бы месяца на два, на три куда-нибудь, и там путешествовать».

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да…

А.ШАРАПОВА – Ну это же невозможно!

Э.НИКОЛАЕВА – Невозможно.

А.ШАРАПОВА – А хочется.

Э.НИКОЛАЕВА – Хочется.

А.ШАРАПОВА – А когда можно себе такое позволить? Никогда.

Э.НИКОЛАЕВА – А вот, говорят: деньги и время, да?

А.ШАРАПОВА – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Зарабатываешь деньги – уже нету времени.

А.ШАРАПОВА – Уже входишь в процесс, конечно. Ну как…?

Э.НИКОЛАЕВА – Эти деньги, вообще… просто понять удовольствие – для чего, собственно, ты их зарабатываешь?

А.ШАРАПОВА – А это такая радость, когда ты путешествуешь, и делаешь это долго. Потому что двухнедельный отпуск, который отпускается, скажем, у нас на телевидении – он… ну он ничего не дает. Ты только через 4-5 дней очухиваешься, приходишь в себя на том месте, куда ты приезжаешь. А там уже – опа! А там уже домой.

Э.НИКОЛАЕВА – Да… А ты пойди, уйди на месяц.

А.ШАРАПОВА – Нет. Не получится.

Э.НИКОЛАЕВА – С эфира «Первого канала».

А.ШАРАПОВА – Не разрешат.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. А потом все будет… Потом скажут: «Ну, Аришечка, извини, это местечко твое уже занято другими…»

А.ШАРАПОВА – Ты знаешь, не, я не думаю. Дело не в этом. Я, вот, кстати, этого не боюсь, и я думаю, что этого не будет. Но просто… ну вот сейчас этого не будет. Потому что как-то все удачно и все…

Э.НИКОЛАЕВА – Тьфу-тьфу-тьфу!

А.ШАРАПОВА – …так сказать, вот, на сегодняшний день. Да, мы не знаем, что будет завтра.

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

А.ШАРАПОВА – Но просто сам факт того, что месяц – это вот наши даже слышать не хотят. Нет, и все.

Э.НИКОЛАЕВА – Нет, и все.

А.ШАРАПОВА – Нет, и все. Да.

Э.НИКОЛАЕВА – По КЗОТу полагается.

А.ШАРАПОВА – А по КЗОТу 28 дней. Вот в советское время…

Э.НИКОЛАЕВА – Вот раньше, помню…

А.ШАРАПОВА – Можно было взять себе все эти 28 дней и куда-нибудь отчалить. А сейчас как-то не получается.

Э.НИКОЛАЕВА – На остров.

А.ШАРАПОВА – Нет, на острове скучно.

Э.НИКОЛАЕВА – Ой, ужасно, была на Мальдивах…

А.ШАРАПОВА – Нет… Отвратительно…

Э.НИКОЛАЕВА – Кошмар просто!

А.ШАРАПОВА – Гадость какая.

Э.НИКОЛАЕВА – Ужас!

А.ШАРАПОВА – Черепахи ползают. Фу.

Э.НИКОЛАЕВА – Да нет, никаких черепах нет. Грязно. Арин, грязно.

А.ШАРАПОВА – Да? Я там не была никогда.

Э.НИКОЛАЕВА – Да ужас, они сливают со своего маленького острова… бедные они какие-то…

А.ШАРАПОВА – Да, я думала, что там отлично.

Э.НИКОЛАЕВА – Да ты что, у них есть острова, где они просто на уровне этих, питекантропов каких-то там живут. У них нищета полнейшая. Для них, вот, яйцо… увидели, там, ребенок на каком-то острове, мы заезжали, туземец, он трясся на какие-то огрызки от стаканчиков, там, какие собирают. Ну просто мрак!

А.ШАРАПОВА – Ужас.

Э.НИКОЛАЕВА – Нет, ну там есть, конечно, фешенебельные… Но сами люди живут… А вот представляешь, эти люди, у которых менталитет нищих, как они к тебе относятся? Ну вообще, как они на все это смотрят? Ну нет…

А.ШАРАПОВА – Да нет, я не знаю… ну, я думаю, реагируют, честно, не очень хорошо.

Э.НИКОЛАЕВА – Да…

А.ШАРАПОВА – Зависть, наверное, ужасная.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, ну нет, ну просто вообще… нищета. У них не отработана система канализации. Они всю канализацию выливают в океан.

А.ШАРАПОВА – Все, мы не едем на Мальдивы!

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, там скучно, там скучно, там есть какая-то заданность с их стороны… потому что это остров, ты никуда не можешь деться. Вот мне чего-то там…

А.ШАРАПОВА – Да. Не хочется.

Э.НИКОЛАЕВА – Мы были на небольшом острове, в принципе, почти… почти пятизвездочный, нас убеждали, отель, хотя я думаю… 25 лет который уже надо ремонтировать.

А.ШАРАПОВА – Нет, значит мы не едем на остров – это уже однозначно. Там скучно.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, или едем – там очень… фешенебельный, Арин.

А.ШАРАПОВА – Или что-то такое…

Э.НИКОЛАЕВА – Остров.

А.ШАРАПОВА – …там, чтобы скучно не было.

Э.НИКОЛАЕВА – Там, типа, по 5 тысяч долларов, чтобы, вот… в неделю.

А.ШАРАПОВА – Полминуты… полминуты жизни.

Э.НИКОЛАЕВА – Полминуты жизни – по 5 тысяч долларов . А так, чтобы за 2 штуки – нет.

А.ШАРАПОВА – А еще бриллианты, в золоте, там – вот это вот, да?

Э.НИКОЛАЕВА – И там вот так вот, да, исключительно.

А.ШАРАПОВА – Интересно, надолго нас хватит?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну вот… я думаю, что нет. Главное, это не стоит таких денег.

А.ШАРАПОВА – Мы с тобой побежим сразу книжки читать. Точно.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, Толстого и Достоевского!

А.ШАРАПОВА – Да. (смеется) Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – А ты не боишься, что скоро у нас будет такое поколение, которое не будет знать, кто это такие?

А.ШАРАПОВА – Да, конечно, они уже не знают много чего. Ну чего… ничего особенного. Я не вижу в этом какой-то драмы, честное слово. Просто другое время приходит.

Э.НИКОЛАЕВА – А ты устроила сыночка на работу-то?

А.ШАРАПОВА – Устроила?

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

А.ШАРАПОВА – Да ты что! Это он меня скоро будет уже устраивать.

Э.НИКОЛАЕВА – Он у тебя какой-то очень продвинутый такой парень?

А.ШАРАПОВА – Да уже давно. Да, он продюсер. Ты знаешь, я думаю, что на должность продюсера, на вообще, вот в эту систему продюссирования очень трудно устроить. Или у тебя получается, или у тебя не получается. Это сто процентов. Т.е. если ты не прирожденный, допустим, менеджер, ты там никогда и не останешься.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да, да. И мама не поможет, да?

А.ШАРАПОВА – И по правде… Нет. Никто не поможет. Сто процентов.

Э.НИКОЛАЕВА – Ладно. Аришечка, спасибо, что почла нашу скромную студию!

А.ШАРАПОВА – Ничего себе скромная – ха-ха-ха.

Э.НИКОЛАЕВА – Отдельное спасибо за улыбку! Которую я передаю нашим слушателям. Желаю всем такого же положительного заряда, как у Арины Шараповой. Какого черта! Хмуриться – это неприлично. Особенно летом. Всем пока! В эфире были Элина Николаева и…

А.ШАРАПОВА – Арина Шарапова. Пока!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире