'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 марта 2006, 18:08

Э.НИКОЛАЕВА – «Вечно молодой, вечно пьяный». «Зачем топтать мою любовь». «Разум когда-нибудь победит». У нас в студии авторы и исполнители этих оптимистических песен – группа «Смысловые галлюцинации». Добрый вечер, господа!

С.БОБУНЕЦ – Здравствуйте!

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Здрасьте!

Э.НИКОЛАЕВА – У нас, если быть более точной, Сергей Бобунец, вокал и кличка Буба, да? И Олег Гененфельд, творческая единица, соавтор и директор.

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Т.е. Вы с руководством пришли, Сережа?

С.БОБУНЕЦ – Нет, не с руководством. Дело в том, что мы являемся как раз теми людьми, которые создают диалогию нашей группы. А мы как раз те люди, которые понимают друг друга с полуслова, и которые, в общем, придумают вот это все, что люди потом слушают.

Э.НИКОЛАЕВА – Мы слышим. Мы слышим. Да. Т.е. без Вас никуда? Именно в комплекте.

С.БОБУНЕЦ – Ну, в общем, да.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, на самом деле, я не всегда бываю в комплекте, но в данном случае, раз уж я здесь, давайте я поучаствую.

Э.НИКОЛАЕВА – В комплекте. Так, хорошо. Ехали же всю ночь. Что это вы вдруг – экономить стали на поезде, приехали к нам, вот, в 4 утра сегодня, заявились. Выспались вообще?

С.БОБУНЕЦ – Я реально поспал в гостинице 1 час. А до этого ночью очень много мыслей меня посещало, поэтому сон не удался у меня сегодня, по большому счету.

Э.НИКОЛАЕВА – Так…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Что касается экономии, на самом деле, в поезде…

Э.НИКОЛАЕВА – Как директор говорит.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да, это единственная возможность хотя бы поспать перед эфирами, там, перед концертами…

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Потому что ехать нам, в общем-то, сутки. А если вылетать, то вылетать пришлось бы сегодня в 7 утра, что тоже не очень хорошо.

С.БОБУНЕЦ – Ну т.е. сна не было бы хоть так, хоть этак.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

С.БОБУНЕЦ – Но зато, вообще, у нас такая большая традиция сложилась. Она стихийно сложилась. Мы почти все песни пишем в дороге. Мы с Олегом едем в отдельном купе, и вот вчера я написал еще одну песню, пока мы ехали, мы доделали несколько других текстов, т.е. мы относимся к поездам как к рабочему месту.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Как к кабинету рабочему?

С.БОБУНЕЦ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Сережа, так это у Вас такая легенда, или Вы на самом деле написали песню?

С.БОБУНЕЦ – Серьезно, да.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Это действительно…

Э.НИКОЛАЕВА – Напеть можете?

С.БОБУНЕЦ – Нет, напеть еще не могу, но я написал вчера текст. А у нас есть музыкальная заготовка уже, как бы.

Э.НИКОЛАЕВА – Такая же…

С.БОБУНЕЦ – Дело в том, что для меня это был еще подвиг почему – потому что обычно я пишу песни с двумя куплетами, потому что я вообще думаю, что в принципе, для песни достаточно было бы…

Э.НИКОЛАЕВА – И одного.

С.БОБУНЕЦ – …пары строчек. Да, да. Вообще пары строчек, потому что основная мысль, основной посыл, он обычно – вот одна-две строчки, все. Но, вот, эта традиция песенной формы, она, вот, заставляет нас писать все больше и больше текста.

Э.НИКОЛАЕВА – Песенной формы, какого-то еще смысла и содержания этой формы. Понятно. Какого черта столько пессимизма и, кстати, в Вашей новой песни столько же пессимистических нот, как и в тех, которые я перечислила выше – «Вечно молодой, вечно пьяный», «Зачем топтать мою любовь»? Ведь вы ж молодые люди!

С.БОБУНЕЦ – Молодые люди, да, но я думаю, у многих людей нашего возраста, которые как раз пережили все прекрасные моменты вместе с нашей страной…

Э.НИКОЛАЕВА – Романтические юности…

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да – перестройку, там, 90-е безумные и прекрасные, да, вот момент становления нас самих как личностей – у них у всех есть такие какие-то… уже наступил момент ностальгии какой-то. Вот все, денег заработали, а вот то вот, когда учились, там, в университете, там, в институте – вот эти прекрасные ощущения. Когда были друзья, а не товарищи по бизнесу, там, и все остальное. Когда девушки любили тебя не за деньги, а просто потому, что ты прикольный человек.

Э.НИКОЛАЕВА – Серега, такой классный парень.

С.БОБУНЕЦ – Да. Т.е… А сейчас у многих людей именно такие ощущения…

Э.НИКОЛАЕВА – И просто музыкант, кстати.

С.БОБУНЕЦ – Да. И просто музыкант, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

С.БОБУНЕЦ – …на гитаре играешь.

Э.НИКОЛАЕВА – На гитаре…

С.БОБУНЕЦ – Тебя уже за это любят.

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

С.БОБУНЕЦ – А сейчас ты начинаешь подозревать. И вот, не только я, в смысле, а все поколение, я думаю, парится за это.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Подведем итог: это не пессимизм, а некие размышления о жизни просто, наверное.

Э.НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы группа «Смысловые галлюцинации»: Сергей Бобунец и Олег Гененфельд. Рок-н-ролл по-уральски. Итак, господа. Значит, пессимизма в вашей музыке нет, вы утверждаете?

С.БОБУНЕЦ – Вообще, считаем, что мы люди глубоко позитивные, и кстати, тут можно пойти по такому пути: во-первых, рок-н-ролл по-уральски – это скорее группа «Чайф», конечно.

Э.НИКОЛАЕВА – Ага.

С.БОБУНЕЦ – Вот это классические представители уральского именно рок-н-ролла. Потому что вся остальная музыка в Свердловске всегда обычно тяготела к арт-року, там, или пост-панку, там, каким-то таким вещам. А что касается позитива…

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

С.БОБУНЕЦ – То у нас есть даже такая поговорка, что, в принципе, мы самые человечные люди, после Шахрина, конечно. Потому что Владимир Шахрин, он есть, конечно, самый человечный человек на Земле.

Э.НИКОЛАЕВА – Самый человечный.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Самый позитивный, да.

С.БОБУНЕЦ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Итак, следующая рубрика нашей программы – блиц вопросы. Коротко о вас. Данные о вашей замечательной группе крайне скупы, поэтому, пожалуйста, пооткровеннее. Группе в этом году ведь 16 лет?

С.БОБУНЕЦ – Если не 17.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – В этом 17 уже.

Э.НИКОЛАЕВА – Так. Сколько вам лет?

С.БОБУНЕЦ – В этом году исполняется 33 года, и как говорил Остап Бендер, «Учеников я растерял, учение так и не донес»… в общем, и т.д.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Ну, а Олег?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – То же самое, 33 в этом году.

Э.НИКОЛАЕВА – А, с виду-то не скажешь, такие огурчики еще. Уральские пельмешки!

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну мы стараемся, мы держимся. Мы же этой, глубокой заморозки люди.

Э.НИКОЛАЕВА – Ваша известность началась с «Брата-2», кстати. Ну прямо вот так.

С.БОБУНЕЦ – Ну, по большому счету, да. Хотя мы уже до этого имели какую-то локальную, да, известность в своем городе. И именно в нашем городе людям понятно, что нам 17 лет, а в принципе, да, люди нас знают с 2000 года где-то.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, саундтрек к фильму с песнями «Вечно молодой».

С.БОБУНЕЦ – Да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – По этому. А не обидно? Что же так, прямо – столько играли, играли и вдруг…

С.БОБУНЕЦ – А не обидно, на самом деле, любая свердловская группа, которая выплывает на поверхность, выплывает на федеральный уровень, она считается молодой, но реально ей как минимум 5 лет уже. Вот чем наши группы и хороши – отдаленность от столицы – тем, что, вот, как вино в бочках, настаивается долго. За это время люди приобретают какой-то минимальный – не минимальный даже – концертный опыт, да, у себя там, уже начинают очень хорошо играть. Материал уже весь готов, поэтому у людей бывает такое удивление: «Опа, откуда такие группы-то берутся?»

Э.НИКОЛАЕВА – Свалились такие.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – И не только не обидно, но даже, я бы сказал, что есть некая гордость, потому что, как известно, очень трудно группе из региона, тем более, живущей там, которая не переехала в Москву, находиться на федеральном уровне.

Э.НИКОЛАЕВА – Как вас там нашли-то?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Примеров тому не так много.

Э.НИКОЛАЕВА – Как вас нашли-то?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, мы, в общем, приложили для этого тоже какие-то усилия, я думаю. На самом деле, у нас была уже…

Э.НИКОЛАЕВА – «Вечно молодой, вечно пьяный» — была же эта песня?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – У нас была уже эфирная история до фильма «Брат-2», и песню «Вечно молодой» мы тоже приносили на радио, но…

Э.НИКОЛАЕВА – Но она не попала в ротацию.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Она не попала в ротацию, а попала Балабанову прямо в руки.

Э.НИКОЛАЕВА – О, и тут-то Балабанов не прогадал.

С.БОБУНЕЦ – Да, вот замечательная история, как одни и те же люди, спустя время, смотрят на те же песни с разной совершенно эмоцией. Т.е. те же самые песни, которые впоследствии стали нашими мега-хитами, мы привозили за год до этого, и нам сказали: «Ребят, хука нет, ничего вообще нет. Давайте езжайте домой…»

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – И думайте.

С.БОБУНЕЦ – И думайте, да. И ровно через год, ничего не меняя, все те же песни пошли в эфир, пошли в фильмы и т.д.

Э.НИКОЛАЕВА – Чудеса какие-то просто. Так, ну а на какие радиостанции-то приносили эти свои… «без хуков»?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Не, ну естественно, тогда только появилась радиостанция «Наше радио» и…

Э.НИКОЛАЕВА – И были оттуда вы как раз посланы, да?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, мы не были посланы. В эфир пошла другая песня просто. В эфир пошла песня «Розовые очки». С нее мы начали. А потом, собственно, уже тут не за горами были и фильм «Брат-2».

Э.НИКОЛАЕВА – Так. Кто пишет эти замечательные тексты – вопрос, наверное, просто даже сказать, риторический. Почему – потому что, наверное, это все-таки Сергей Бобунец и Олег Гененфельд.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да, и никто кроме.

Э.НИКОЛАЕВА – Никто кроме. Сколько стоит ваш концерт? Вы уже богатые, дорогие стали музыканты? Или вопрос не по существу, и вы сразу потупили глаза?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, вообще, это, как бы, это информация – я не думаю, что необходимо ее так публиковать…

Э.НИКОЛАЕВА – Широко.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да.

С.БОБУНЕЦ – Тем более…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Не думаю, что в этом есть необходимость.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

С.БОБУНЕЦ – Тем более, она колеблется, да, в зависимости от ситуации и т.д. Но я хочу сказать, что…

Э.НИКОЛАЕВА – В зависимости от жизненных потребностей.

С.БОБУНЕЦ – Да.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Нет.

С.БОБУНЕЦ – Нет, в зависимости от ситуации – площадки, да, или…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – В зависимости от объективной ситуации. Надо сказать, что мы достаточно объективно как раз подходим к этим вопросам, и наша цена довольно лояльна по сравнению, может быть, с какими-то другими коллективами.

Э.НИКОЛАЕВА – С какими-то другими.

С.БОБУНЕЦ – И это правильно.

Э.НИКОЛАЕВА – Сказал Сережа.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Мы очень не любим, когда организаторы остаются, там, в долгах как в шелках, поэтому, конечно, стараемся…

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Сказал Олег.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Нет, это абсолютно серьезно. Мы стараемся делать так, чтобы все оставались довольны.

Э.НИКОЛАЕВА – Любимая площадка в Москве?

С.БОБУНЕЦ – Постепенно выработалось несколько площадок. Ну, это, в основном, клубы. В принципе, вообще, музыка уходит в клубы, потому что… просто мы видим, как это реально происходит, потому что человек платит деньги, приходит в зал, где ему не разрешают танцевать, ему не разрешают проносить напитки, да? Ну, естественно, курить, там – ничего этого делать нельзя, да?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да.

С.БОБУНЕЦ – И он… мало того, т.е. мы видели очень много раз, когда любой зал, даже ты будешь упрашивать людей встать, они будут вставать, а охрана их будет усаживать.

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

С.БОБУНЕЦ – Т.е. поэтому, как бы, музыка переходит в клубы, где люди могут позволять себе все. И это логично. Большие клубы – это нормально совершенно.

Э.НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы группа «Смысловые галлюцинации». Сергей Бобунец и Олег Гененфельд, рок-н-ролл по-уральски. Отвечают на наши вопросы. У нас продолжается рубрика блиц. Итак, ваши лучшие песни?

С.БОБУНЕЦ – Обычно я отвечаю таким образом, что самые лучшие песни – это те… самые любимые песни, да? – это те, которые вот только сейчас пишутся, над которыми идет работа, вот они прям самые любимые, потому что они свежие. Но есть какие-то песни, которые не все попали в эфир – ну, может быть, и к счастью. Т.е. те люди, которые их находят, они счастливы. Т.е. песни помогают людям жить. Ну, например, песня «Больше, чем жизнь», «Утро» песня. И, в принципе…

Э.НИКОЛАЕВА – Это говорит, между прочим, Бобунец без ложной скромности и очень даже с серьезным выражением лица.

С.БОБУНЕЦ – (смеется)

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – А почему Вы считаете, что у нас не может быть любимых песен? У меня тоже есть любимая песня – вот, из последнего альбома «Большие планы». «Анфас и профиль» — у нее даже некий такой социально-политический подтекст задумывался. Не знаю, виден ли он и слышен ли он тем, кто слушает эту песню. Но в принципе, по отзывам на нашем сайте, я так понимаю, что понимают, о чем идет речь.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну как вы хотели бы сейчас, какую песню поставить в эфир? Я не говорю уже, там, спеть. Вот, из старенького или из новенького?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Так, а что, мы ставим песню в эфир?

Э.НИКОЛАЕВА – Да, сейчас прямо и послушаем.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Я думаю, что есть смысл, наверное, поставить песню «Апрель», потому что, ну, собственно говоря, апрель на носу, и кроме того, мы буквально три недели назад сняли на нее клип. Т.е. это та песня, которой, вот, мы последний месяц озабочены, занимались…

С.БОБУНЕЦ – Да, мы вчера как раз смотрели черновой монтаж клипа. И вот ощущение французского кино не покидает меня. Это здорово. Немного эстетства.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что же, слушаем песню.



ПЕСНЯ «АПРЕЛЬ»



Э.НИКОЛАЕВА – Мы прервемся на новости и рекламу. А через несколько минут слушайте дальше рассказ наших уважаемых гостей про их «Смысловые галлюцинации».



НОВОСТИ



Э.НИКОЛАЕВА – Мы продолжаем нашу программу. Песня-то хорошая какая!

С.БОБУНЕЦ – С ней была еще такая история: когда я первый раз принес песню «Апрель» на репетиционную базу и сказал «Ребят, вот вам песня». Первым делом просто я сел с гитарой и записал ее вот как, взял и сыграл. Впоследствии мы пытались на многих студиях переписывать голос, но мы не смогли добиться вот той какой-то непосредственности, какой-то…

Э.НИКОЛАЕВА – Дворовой искренности.

С.БОБУНЕЦ – Да, вот той эмоции, которая была, когда я просто, не напрягаясь ее просто спел, как вот я чувствовал ее первый раз. Так мы и оставили голос, записанный, там, в самый дешевый микрофон, который попался, там, под руку. Но главное – эмоция, а не качество, в данном случае.

Э.НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы группа «Смысловые галлюцинации». Сергей Бобунец и Олег Гененфельд, рок-н-ролл по-уральски. Скажите, господа, какого черта у вас все-таки такое сложное и непроизносимое название? Кто придумал и что это значит?

С.БОБУНЕЦ – Ну, дело в том, что в тот момент, когда группа наша создавалась, в принципе, если вспомнить названия групп в то время… Это были «Наутилус Помпилиус», «Урфин Джус», «Апрельский марш» — ну, мы говорим о свердловских группах. «Гражданская оборона», «Инструкция по выживанию». Ну, как бы, группа, у которой название из одного слова, это было просто, ну, ниже человеческого достоинства, за гранью добра и зла. Никто тогда же не думал о том, что впоследствии на афишах, как это будет нелепо…

Э.НИКОЛАЕВА – То ли дело  — «ДДТ»…

С.БОБУНЕЦ – «Би-2», да?

Э.НИКОЛАЕВА – «Би-2».

С.БОБУНЕЦ – А вот «Чайф», мне кажется, они думали заранее все-таки об этом. Конечно, никто об этом не думал, как не думал о том, что в каких залах мы будем играть, какие деньги будем зарабатывать – ни о чем об этом речи, конечно, не шло. Мы просто думали о том, как нам, в общем, хорошо проводить время и получать от этого удовольствие.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что Олег хочет добавить?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Я хочу сказать, что для того, чтобы было удобнее скандировать наше название, есть сокращенный вариант – «Глюки», как, собственно, и называется наш сайт, поэтому… ну, это имя, придуманное в народе. Некоторые еще называют «Смыслы». Но это хуже.

Э.НИКОЛАЕВА – Вообще, некоторая заумь вам, мне кажется, свойственна, да? Все эти тексты, «проснулся еще до рассвета… меня собирались убить, угрожали мне пистолетом…»

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, разве ж это заумь?

С.БОБУНЕЦ – Это нормальная екатеринбургская лирика. (смеется) Правда жизни.

Э.НИКОЛАЕВА – Это наша жизнь, сынок.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, такой взгляд сквозь призму свердловскую, наверное, свердловско-екатеринбургскую, и я думаю, что наши тексты в действительности, если хорошенько в них погрузиться, полны иронии и самоиронии.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну хорошо, а ваши какие-то коллеги, музыканты есть у вас… вот Гребенщиков – как вообще, к друг другу относитесь? С кем вы дружите, там? Куда-то с кем-то ездите или, в общем, как бы, творчество и…

С.БОБУНЕЦ – Нет, ну естественно, те группы, которые вышли, собственно, из Екатеринбурга, да? Хотя встречаемся мы чаще всего на гастролях, где-то в чужих городах, даже не в Москве и даже не в Екатеринбурге. Потому что все всегда в разъездах, поэтому вот какие-то пересечения, они всегда могут быть где-то, вот, на чужой территории совершенно.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Но если вернуться к текстам, то Гребенщиков говорит: «Надо быть проще, а то народ не поймет. Людям свойственно не сильно напрягать мозги».

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ой, ну кто бы говорил, на самом деле!

(смеются)

Э.НИКОЛАЕВА – В студии нашей программы на радиостанции «Эхо Москвы» группа «Смысловые галлюцинации». Сергей Бобунец и Олег Гененфельд, рок-н-ролл по-уральски. Господа, вы и ваши друзья «Агата Кристи» — правильно?

С.БОБУНЕЦ – Ну, да.

Э.НИКОЛАЕВА – А как относитесь к тому, что ваше звучание называют ларечным? Т.е. таким, припопсованным, коммерческим.

С.БОБУНЕЦ – Да, нашими кумирами детства была группа «Cure», одна из самых мрачных групп на Земле, но при этом которая всегда использовала поп-мелодии совершенно… если человек не будет знать, о чем эта песня, ему будет казаться, что это просто, ну, откровенная поп-музыка, поп-группа. Мы этот прием переняли и используем его всегда, потому что контраст чудовищен. Почему мы никогда не стараемся петь с надрывом, да? Вот самое смешное, когда люди начинают пугать слушателя. Там, «а-а-а», мрак нагонять… На самом деле, мы спокойненько рассказываем о самых чудовищных вещах, спокойно совершенно…

Э.НИКОЛАЕВА – Индифферентно.

С.БОБУНЕЦ – При этом все это сопровождается красивыми мелодиями, аранжировочками прикольными, т.е. вот. И тут есть еще такой момент, что…

Э.НИКОЛАЕВА – Работаете на контрасте?

С.БОБУНЕЦ – Работаем на контрасте – это во-первых. Во-вторых, таким образом человек втягивается в это, ну, сам не замечая того. Ну, т.е. он сначала подсаживается на попсовенький мотивчик и потом, после недели…

Э.НИКОЛАЕВА – До него доходит глубинный смысл произносимого. Произнесенного.

С.БОБУНЕЦ – Да, и после недели прослушивания он вдруг начинает осознавать всю чудовищность ситуации, да? Это нормально. И дальше он начинает слушать альбом и понимать, что «ага, вот оно что».

Э.НИКОЛАЕВА – «Так жить нельзя».

С.БОБУНЕЦ – Да. Вот это наш путь, и мы, в общем, несем…

Э.НИКОЛАЕВА – Наша философия.

С.БОБУНЕЦ – Несем личную ответственность за это, в общем.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну, кроме того, мы никогда не зарубались за рок-музыку именно, т.е. ту же группу «Depesh Mode», наверное, нельзя назвать рок-группой, да, в чистом виде в каком-то. Но, в принципе, у нас даже нет, наверное, вот, на данный момент, определения нашего стиля, жанра.

С.БОБУНЕЦ – Зря, конечно, придется придумать.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да, мы об этом думаем.

С.БОБУНЕЦ – Потому что журналисты всегда очень сильно напрягаются, когда а начинаю рассказывать про эклектику, что во всех жанрах уже, ну эклектика победила, да, во всех, там – кино, литература, там, и т.д. И вот только мы в России только боремся за свой русский рок. Т.е. не можем забыть… а это сентиментальность, вот это ностальгия. Т.е. никак не можем забыть времена перестройки, когда все было важно. Но так дело в том, что музыкант и музыка – это прямое отражение общества. А когда у нас все так ровненько, как мы будем и с чем бороться, и какими методами – непонятно. Давайте-ка сами меняться, неча на зеркало пенять. Мы-то ведь зеркало.

Э.НИКОЛАЕВА – И бросил шоколадку так гневно, об чашку. Это ж надо!

С.БОБУНЕЦ – Да. (Смеется)

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – С логотипом «Эхо Москвы».

Э.НИКОЛАЕВА – С логотипом… Разошелся-то! А то все интервью читаешь-то в Интернете, думаешь: «Вот придут в гости вялые все такие, квелые»… А пельмешки-то как разошлись уральские! Нормально! Нормально! С другой стороны, кстати, вы добились эпитета «группа с мужским характером».

С.БОБУНЕЦ – У нас там на Урале все с мужским характером.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Даже девушки.

Э.НИКОЛАЕВА – Так, скажите, господа, какая жизнь в Екатеринбурге? Какого черта вы еще не перебрались в Москву?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Поздно уже.

С.БОБУНЕЦ – Поздно, батенька, поздно.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Конечно. Ну а сейчас уже чего дергаться-то? У нас, в общем-то, какая-то схема выработалась, мы живем в Екатеринбурге, мы ездим с гастролями. Мы приезжаем в Москву, мы делаем здесь дела, играем здесь концерты, мы как-то все это научились совмещать. Вот сейчас сорваться с места табором человек в 30 – это включая жен, там, детей, матерей, там, не знаю, кого, родственников – это очень тяжело, и в этом, собственно говоря, нет никакой необходимости.

Э.НИКОЛАЕВА – Смысла.

С.БОБУНЕЦ – Есть еще два позитивных таких момента: во-первых, у нас есть хороший пример в виде группы «Чайф», которая живет в Екатеринбурге и в ус не дует совершенно, отлично себя чувствует – все нормально. И второе – то, что поскольку мы приезжаем всегда в гости в Москву, нам очень рады. Т.е. мы каждый раз, т.е. у нас встреча…

Э.НИКОЛАЕВА – Желанны.

С.БОБУНЕЦ – Да, да, у нас встреча друзей, у нас очень много общения. Нам все рассказывают всю информацию. Плюс еще один момент: поскольку каждый человек рассказывает от своего имени, со своей колокольни, нам гораздо проще видеть объективную ситуацию, которая происходит здесь. Потому что мы как гости столицы, как люди с периферии, которые ничего не понимают…

Э.НИКОЛАЕВА – Как будто бы.

С.БОБУНЕЦ – Да, нам все, вот это начинают рассказывать.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Очень чудесно, много интересного.

Э.НИКОЛАЕВА – Разъяснять все в подробностях.

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Непонятливым. А вот кинотеатр «Космос» у вас, кажется, один на весь город, да?

С.БОБУНЕЦ – Это шутка? (смеется)

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – «Космос» один, остальные называются по-другому просто все, естественно.

Э.НИКОЛАЕВА – (смеется)

С.БОБУНЕЦ – Нет, на самом деле, Вы не думайте, что у нас медведи там ходят.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Нет, на самом деле, Вы знаете, я вот сегодня с утра смотрел новости, и там говорили о том, что за последний год в стране на треть выросло количество миллионеров. И статистика была такая: т.е. в Екатеринбурге миллионеров выросло не на треть, а в два раза – в отличие от Москвы, Питера, Новосибирска и т.д. и т.д.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Зачем вам теперь уезжать-то из такого города замечательного?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Конечно. А Вы говорите, «Космос» один. Ну это, знаете, сколько понастроим еще.

Э.НИКОЛАЕВА – У моего сына приятель, кстати, творческих профессий просто бежал из Омска, например. Говорит, криминал и бандитизм достали.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – А не надо жить в рабочей окраине. Надо жить в цивилизованном центре.

Э.НИКОЛАЕВА – Как это делаете вы?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – На какой улице-то живете?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – На Ленина, я.

Э.НИКОЛАЕВА – На Ленина.

С.БОБУНЕЦ – Просто я живу на улице Ленина, как сказал Олег, да. Да, Олег живет в самом центре города. Я, в принципе, тоже живу в центре. Вот на мотоцикле летом я доезжаю за минуты три, да, до базы репетиционной. Т.е…

Э.НИКОЛАЕВА – А, да вот оно что! Я же вспомнила – байкер! Он же ведь байкер!

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да. Ну, на машине тяжелее. Ну, минут за 10, да, за 15. По идее, можно и на велосипеде доехать, можно по-хорошему и пешочком пройтись. Ну т.е. жить в центре – это очень прикольно.

Э.НИКОЛАЕВА – А в шлеме ездите?

С.БОБУНЕЦ – Да. На самом деле, езжу в шлеме, потому что чувствую ответственность. Вообще, я очень осторожный, на самом деле.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Вот еще одна миссия сегодняшнего дня – Буба собирается сегодня купить шлем.

С.БОБУНЕЦ – Да, мне нужен новый шлем. Я вот как раз сегодня собираюсь этим заняться.

Э.НИКОЛАЕВА – Классно. Какие хорошие шлемы-то? Ну, мы сейчас…

С.БОБУНЕЦ – Ну, я не знаю, надо смотреть. Дело в том, что…

Э.НИКОЛАЕВА – Буба разволновался.

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Так, хорошо, байкерская группировка «Черные ножи», что ли…

С.БОБУНЕЦ – Группировка – хорошо сказано!

Э.НИКОЛАЕВА – Группировочка.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Им будет приятно, мне кажется.

С.БОБУНЕЦ – Нет, ну это мотоклуб «Черные ножи», да.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошее название такое, ностальгическое. Это кто у вас так в группе балуется? Ну, Бабунец еще и кто еще, больше… только один?

С.БОБУНЕЦ – Нет, у нас сейчас есть еще техник мотоциклист.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Еще некоторые собираются.

С.БОБУНЕЦ – Да, и многие готовятся в этом сезоне еще присоединиться.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, нежное название, нежное.

С.БОБУНЕЦ – Дело в том, что «Черные ножи» — история, на самом деле, очень серьезная такая. Дело в том, что уральский добровольческий танковый корпус – если помните, был такой, который состоял как раз из добровольцев, соответственно, да…

Э.НИКОЛАЕВА – Уральских, соответственно.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Во время Второй мировой войны.

С.БОБУНЕЦ – Да, наши люди прекрасные, уральцы, трудились, не покладая рук, значит, делали танки, и вот когда…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – В Нижнем Тагиле.

С.БОБУНЕЦ – И вот когда, значит, отправляли этот корпус на войну, выдали всем танкистам будущим по черному ножу. Т.е. черный клинок был. Нагоняли жуткий страх на немцев, поэтому, как бы, их и называли «черные ножи»…

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

С.БОБУНЕЦ – А отсюда, вот, как бы…

Э.НИКОЛАЕВА – Патетика такая.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Такое, патриотическое название.

Э.НИКОЛАЕВА – К вам, в общем, близко не подходи.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – К нам можно. Мы же не состоим в «Черных ножах», т.е. мы…

С.БОБУНЕЦ – Да. Я скорее как д’Артаньян просто.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. В общем, фашисты вас должны бояться. В общем, рокер должен быть рокером, ездить на мотоцикле, да?

С.БОБУНЕЦ – Да, мне кажется, что сейчас очень многие люди просто когда вот, опять же, все получилось у людей в жизни, появилось свободное время. А вот чувство неудовлетворенности не проходит. Уже все купили, уже, там, все… все, что надо…

Э.НИКОЛАЕВА – По пятому разу.

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да. И вот тут понимает, «а что щемит-то, что щемит? А! Мечта детства, мечта детства, да». Потому что, ну, каждый мужчина, я думаю, видя, как проезжает мимо мотоциклист, черной завистью начинает ему завидовать. А тем более, с детства это все… И сейчас люди уже могут это, в принципе, позволить.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Какой мотоцикл-то, Сереж?

С.БОБУНЕЦ – У меня чоппер, Yamaha «Dragstar», белого цвета, классик. Т.е. он стилизован под старинные мотоциклы.

Э.НИКОЛАЕВА – Ух ты!

С.БОБУНЕЦ – Но, правда…

Э.НИКОЛАЕВА – Красотища какая-то прям!

С.БОБУНЕЦ – Правда, я уже его почти продал, т.е. я собираюсь… вот весь в сомнениях. Это очень приятные такие сомнения, приятные хлопоты. Всю зиму я переживал, смотрел в Интернете, какой бы мне мотоцикл выбрать. Но придется принять решение в ближайшие две недели.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – А как же ты шлем-то будешь покупать?

Э.НИКОЛАЕВА – Под какой мотоцикл?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Вдруг не подойдет?

Э.НИКОЛАЕВА – По цвету-то?

С.БОБУНЕЦ – Нет, нет, нет, шлем должен быть черным.

Э.НИКОЛАЕВА – Черным.

С.БОБУНЕЦ – Конечно, обязательно.

Э.НИКОЛАЕВА – Как машина – может быть любого цвета, при условии, что она черная.

С.БОБУНЕЦ – Да, да, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Так сколько такие мотоциклы сейчас стоят, Сереж? Некоторые подороже некоторых машин есть.

С.БОБУНЕЦ – Ну да, но в принципе, для человека, как бы, начинающего, да, ну, можно, я думаю, ориентироваться от 5-6 тысяч долларов до, естественно, до бесконечности.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да. Но японский лучше, да, покупать?

С.БОБУНЕЦ – Ну, для начала да, японский, конечно. Но чудесные мотоциклы, о которых мечтаешь, там – ну, они все уже в районе 20 тысяч долларов начинаются. Т.е. ну, так вот…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, такие вот. А есть безопасные мотоциклы? Вот чтобы не страшно было на нем ездить?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Это с коляской.

С.БОБУНЕЦ – Ну, и то не факт. Дело в том, что вот в Москве с этим еще более-менее прилично, а как за МКАД выезжаешь, Вы понимаете, что там начинается, да? И вот у нас в Екатеринбурге дороги не слишком шикарные – так, мягко скажем. И плюс, они совершенно не освещены, поэтому ты, по сути, едешь как по минному полю.

Э.НИКОЛАЕВА – А говорите, миллионеров полно.

С.БОБУНЕЦ – Ну так это совсем другое дело, это же, как бы…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, понятно.

С.БОБУНЕЦ – Ну понятно, да?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Не миллионеры освещают города. Хотя…

Э.НИКОЛАЕВА – В общем, как по минному полю. Но мне… я в ужасе смотрю на этих несчастных мотоциклистов, которые лавируют между колесами огромных, там, джипов…

С.БОБУНЕЦ – Да, и мало того, еще есть такой процент автомобилистов, которые норовят подрезать. И просто приколоться. Они не понимают, что они сидят в машине, они совершенно… Т.е. они получат максимум царапину…

Э.НИКОЛАЕВА – Да.

С.БОБУНЕЦ – …а человек лишится жизни. А вот это до них не доходит совершенно.

Э.НИКОЛАЕВА – Вот он, настоящий крик души, видно, искренне…

С.БОБУНЕЦ – Да, но я прямо переживаю.

Э.НИКОЛАЕВА – Конечно. Так, хорошо, значит, мы выяснили, что, в общем, рокер должен быть рокером – ездить на мотоцикле. Еще он должен пьянствовать.

С.БОБУНЕЦ – Необязательно совершенно.

Э.НИКОЛАЕВА – Необязательно.

С.БОБУНЕЦ – Вот, кстати…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Нет, ну иногда должен, конечно.

С.БОБУНЕЦ – Ну, иногда да. Вот, Сухоруков по поводу песни «Вечно молодой, вечно пьяный» — он же снимался у нас в клипе, помимо фильма «Брат-2» — он очень хорошо это все формулировал, что «да, вот я, вечно молодой, вечно пьяный от жизни. Мне просто… меня пьянит жизнь, мне нравится все это делать. И как только я пойму, что я не смогу делать то, что делают молодые – вот тут и наступила старость. А так она – вот, вечная молодость продолжается».

Э.НИКОЛАЕВА – А ругаться матом еще должен, как Шнур. Или Егор Летов.

С.БОБУНЕЦ – В эфире?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну ладно, хорошо, давайте лучше про музыку. Итак, «Большие планы» — вот я читаю критику: «Саунд более гитарный».

С.БОБУНЕЦ – Гитарный, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Гитарный. Вообще-то свердловская рок-школа более широко использует клавишные, синтезаторы – в этом ее отличие.

С.БОБУНЕЦ – В принципе, пока существовал свердловский рок-клуб, вообще, группа, которая появлялась на сцене свердловского рок-клуба, на фестивалях рок-клуба, группа, которая появлялась без клавишных инструментов, воспринималась очень странно и подозрительно. Потому что, ну…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Опять-таки, про группу «Чайф».

С.БОБУНЕЦ – Да, это… и единственной такой группой была группа «Чайф», кстати. Которая всегда гнула свою линию и была, и, в общем, остается, т.е. молодцы.

Э.НИКОЛАЕВА – Свою гитарную линию.

С.БОБУНЕЦ – Да, свою гитарную линию.

Э.НИКОЛАЕВА – Гнула. В общем…

С.БОБУНЕЦ – Страсть к арт-року – вот она как-то, не знаю… я думаю, из-за архитектуры, скорее всего.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – И к попсовеньким аранжировочкам, да?

С.БОБУНЕЦ – Ну да, кстати.

Э.НИКОЛАЕВА – Так, хорошо. Можно сказать, что в последнем альбоме вы сознательно ориентировались на создание хитов – «Полюса», «Апрель», «Я за»…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ой, слушайте, это так тяжело – сознательно делать хиты. Это, я не знаю, есть… кто там есть? Игорь Крутой есть, Матвиенко есть – они уже научились действительно…

С.БОБУНЕЦ – Набили руку, да.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Т.е. они набили руку, они понимают, что это такое, они делают это для многих, так скажем. Знаете, мы делаем для себя и никогда не знаем, чем это все закончится. Т.е. нам кажется, что это вот так, да, а потом программные директора нам говорят: «Нет, ребята, это не так».

С.БОБУНЕЦ – Поступаем интуитивно совершенно. Прежде всего песня должна нравиться самому. Если она не нравится, она просто не входит в альбом. Просто не входит. Поэтому часто песни, скажем так, выстреливают, да, попадают в эфир и пользуются популярностью те, на которые мы даже не ставили, например.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну вот, интересно, а есть такие муки творчества? «А вдруг не напишу? А вдруг не получится? А вдруг не выйдет такого же, как раньше?» Откуда они, эти мелодии-то у вас там?

С.БОБУНЕЦ – А жизнь-то ведь продолжается.

Э.НИКОЛАЕВА – А ведь все же… принято считать, что все уже написано давно, и друг у друга все крадут. А ваши, вроде как, не похожи…

С.БОБУНЕЦ – Ну, это… можно же это называть пост-модернизмом, конечно. Единственное, что когда ты понимаешь, что, допустим, Михаил Гребенщиков с песней про «Булки и батоны» — это аранжировка, снятая полностью с песни Prince «My name is Prince», вот тут испытываешь культурный шок. Т.е. насколько люди, зная, что 90 процентов населения не знают этой песни, да?.. Есть много таких примеров. Опять же, «Фабрика», «Рыбка, рыбка», да – Игги Поп, там, и т.д. Т.е. ну чудесно.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – А вот нам недавно буквально на сайт написали, что наша песня «Большие планы» — это один в один, значит, группа «Абракадабра» какая-то, что-то там такое…

С.БОБУНЕЦ – Или песня «Абракадабра».

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Или песня «Абракадабра», которую мы не слышали никогда в жизни просто. Т.е. вот…

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – А ты слушал ее?

С.БОБУНЕЦ – Ссылку эту?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Да.

С.БОБУНЕЦ – Ну, я слушал.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну и что? Не нашел сходства?

Э.НИКОЛАЕВА – Он недоуменно поднял… Понятно. В общем, они ничего не знают, ни у кого ничего не крали. Так что не приставайте к ним со своей «Абракадаброй».

С.БОБУНЕЦ – Не, ну почему…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Не, ну почему не крали?

С.БОБУНЕЦ – Нет, ну а какие-то цитаты мы иногда используем, но…

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Сознательно абсолютно.

С.БОБУНЕЦ – Сознательно, на уровне какого-то эмоционального куража, так скажем, какой-то провокации, да? Т.е., допустим, в самой песне «Большие планы» мы хотели бы, чтобы очень четко читалась ассоциация с песней Владимира Высоцкого «Скалолазка» — «ой какая ты не близкая и не ласковая», т.е…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, это дураку, может быть, непонятно, да?

С.БОБУНЕЦ – А некоторым, вот, кажется, что это «Абракадабра».

Э.НИКОЛАЕВА – А, понятно. В студии нашей программы на радиостанции «Эхо Москвы» группа «Смысловые галлюцинации». Сергей Бобунец и Олег Гененфельд, рок-н-ролл по-уральски. Говорят, что вас нужно, господа, слушать на концертах, что вживую вы нечто бесподобное. В переводе на простой человеческий язык, вы просто хорошо играете. Ну давайте, рассказывайте.

С.БОБУНЕЦ – Хорошо играем – громко. Громко играем. Но в принципе, на что мы потратили массу времени за, так скажем, последние несколько лет, из-за чего даже, может быть, отчасти у нас была такая задержка с выпуском альбома «Большие планы»… то, о чем часто задают вопрос – «не хотели ли бы вы поменять стиль резко и радикально, начать что-то играть другое?» Вот, у нас получилось четкое разделение. Т.е. на электрических концертах мы даем все больше и больше электроники – это все более электронный звук и более электронная группа, да, в принципе, по мышлению, по каким-то ходам и т.д. По подаче. И еще мы сделали акустическую программу, т.е.таким же составом – барабаны, гитары, где-то рояльчик – те же песни, они звучат совершенно по-другому, и в этом есть чудо, искра какая-то, когда, вот, ты стоишь, и вот эмоции, они настолько голые, они не скрыты за, вот, шквалом электроники и гитар…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да, да.

С.БОБУНЕЦ – А вот именно все можно потрогать руками, почувствовать кожей. Очень здорово.

Э.НИКОЛАЕВА – Культура-мультура – некоторые национальные особенности нашей культуры. Вот вы как музыканты объясните мне, почему англичане прославились группой «The Beatles», а Россия, россияне, страна высокой музыкальной культуры, блатными песнями? Ну, я беру, естественно, область массовой культуры.

С.БОБУНЕЦ – А Вы сами-то не понимаете разве?

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Ну разве наши блатные песни настолько известны, насколько группа «The Beatles»? Т.е. я думаю, что вряд ли… в мире, да…

С.БОБУНЕЦ – И я думаю, что французский шансон гораздо в сто раз круче, чем уж то, что звучит у нас. Ну, все же понятно, все на поверхности – сколько людей у нас в лагерях провело, каждый второй либо причастен к этому, либо… ну, в любом случае, знакомых имеет. Если говорить о Свердловске, я не знаю ни одного человека, который бы ни разу с этим не сталкивался бы, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Так какого же черта?

С.БОБУНЕЦ – Какого же… что, надо что-то менять?

Э.НИКОЛАЕВА – Надо что-то менять!

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – Нет, дело в том, что вообще российской музыке очень тяжело пробиться на мировую сцену – это языковой барьер, в первую очередь. Потому что английский язык – это понятно. Они привыкли понимать тексты. Это мы привыкли слушать их песни, не понимая, о чем они поют. А они-то к этому не привыкли как раз.

С.БОБУНЕЦ – Не готовы, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Не готовы. Ну что, напоследочек какую-нибудь душевную песню? Может быть, Сережа ее начнет, как бы, напоет, а потом мы поставим музычку?

С.БОБУНЕЦ – Я предлагаю позитивную песню «Охотники». Как раз очень актуально: последние деньги трать, не бойся, будет еще. Бодрее!



ПЕСНЯ «ОХОТНИКИ»



Э.НИКОЛАЕВА – Все, спасибо за концерт, я думаю, что он у нас состоялся. У нас сегодня были «Смысловые галлюцинации» со своими большими планами. Всем пока! В студии были я, Элина Николаева и…

С.БОБУНЕЦ – Сергей Бобунец.

О.ГЕНЕНФЕЛЬД – И Олег Гененфельд.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире