'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 25 сентября 2005, 18:08

Э.НИКОЛАЕВА – Жизнь полна неожиданных поворотов. Подтверждение тому – судьба нашего сегодняшнего гостя, Ивана Дыховичного. Здравствуйте, Иван!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Здравствуйте!

Э.НИКОЛАЕВА – Актер, известный режиссер Иван то кино снимет, то делает «Деньги» – телепрограмму на ТВС – потом опять кино снимает. Какого черта Вы, Иван, однажды обжегшись на телевидении, снова устремились во все тяжкие и собираетесь делать на REN-TV программу «Невероятные истории»? Хватило мне воздуха?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, во-первых, программа, как бы, сделана, я в нее вошел, честно говоря, если так… Просто мне кажется, что для меня она безусловно интересна как для человека, который снимает кино, занимается поиском сюжетов, ищет интересных людей. Просто я скажу так, даже повседневная жизнь интереснее всякой, я бы сказал, острой книги. Жизнь – удивительный сюжет всегда, да? И только те люди, которые умеют на нее правильно смотреть, могут найти и сделать что-нибудь очень важное, серьезное, смешное, значительное и т.д.

Э.НИКОЛАЕВА – Программа уже была, и там, на самом деле, всякие невероятные истории, которые Вы будете подавать…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я буду просто их связывать между собой, как это говорят на телевидении, в очень маленьких форматах, т.е. я говорю примерно 40 секунд перед тем, как возникает какой-то достаточно занятный сюжет. То, что они, безусловно, интересные и совершенно разные, они такие… в общем, это похоже на такой шар, который крутится, когда раньше, вот, танцевали где-нибудь, снежок такой давал шар, помните? На него падал свет и т.д. Вот это калейдоскоп историй очень занятных, абсолютно настоящих, потому что они не придуманные и не спровоцированные, не…

Э.НИКОЛАЕВА – Не сыгранные.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Не разыгранные, не сыгранные, да. Это и есть телевидение, с моей точки зрения. Это очень интересно. И вот, за этот короткий комментарий попытаться разнести что-то, что связывает с нашей сегодняшней жизнью, с каким-то отражением, с моим взглядом, со взглядом канала, безусловно. Поскольку я и пришел работать на этот канал, а не на какой-то другой, то это по той причине, что у меня, в общем, есть разделенность взглядов, как раньше говорили. Что очень редко бывает.

Э.НИКОЛАЕВА – Может быть, Вы имеет виды на REN-TV еще и как кинорежиссер? Звягинцев же вон, снял на REN-TV фильм «Возвращение»?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Скажу честно, что когда мне предложили вот именно эту историю, эту программу…

Э.НИКОЛАЕВА – Эту невероятную историю.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Эту невероятную историю, да, вот которые на самом деле, так сказать, бывают, оказалось, то у меня не было мысли о том – это как-то само собой получилось. Но когда я встретился с людьми, с коллективом, как принято говорить, я вдруг понял, что я впервые попал на телевидении в абсолютно здоровую среду. Это очень редко бывает. Это абсолютно молодой канал, это совершенно живые люди. Вот, как-то мне… Я мало там работаю… тьфу-тьфу-тьфу, я могу сплюнуть, конечно, постучать по железяке – все-таки радио…

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Сейчас живые…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Но мне показалось, что канал наполнен какой-то энергией и очень правильным вектором, куда вот они движутся, что с ними интересно сотрудничать, с ними интересно жить и есть, о чем разговаривать. Поэтому если мы будем вместе снимать кино, я буду только счастлив, если… но я не пришел с этой задачей. Но мне кажется, что вот в этой среде можно жить, т.е. там можно найти…

Э.НИКОЛАЕВА – Творить.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Творить, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Жить – в плане… в качестве творца.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Иван Дыховичный, режиссер «Невероятными историями» на REN-TV. Итак, рубрика «блиц-портрет». Коротко о Вас, Иван. Вы играли на «Таганке» вместе аж с Высоцким.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, и вместе с ним тоже.

Э.НИКОЛАЕВА – И даже вместе давали концерты?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Очень много раз.

Э.НИКОЛАЕВА – А режиссером быть лучше, чем актером?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Лучше.

Э.НИКОЛАЕВА – «Копейка» — это самый известный кинофильм, который Вы сняли?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – В России.

Э.НИКОЛАЕВА – Михалков пожурил Вас за «Копейку». Скажем так, мягко.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Он пожурил меня за все картины, которые я снял. Мне когда-то Тарковский очень сказал хорошие слова. Он сказал: «Знаешь, что, пока у них белеют губы после того, как они смотрят твои картины, все в порядке. Когда начнут хвалить – задумайся». Вот к Михалкову это относится полностью.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы еще и с Андреем Тарковским, значит, были знакомы?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я у него учился два года.

Э.НИКОЛАЕВА – На телевидении больших успехов Вам добиться пока не удалось?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – У меня была передача, которая называлась «Уловка-22», эту передачу смотрело поколение, которое теперь делает очень много чего в России. И смотрело ее внимательно. Поэтому успехи у меня свои, не те, которые Вы сейчас намекнули мне.

Э.НИКОЛАЕВА – Да. Не надо тут, понимаете. Вы увлекаетесь экстремальным спортом – горные лыжи, самолет, снегоходы.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Скорее, боксом я увлекался всю молодость свою, потом горные лыжи – я с детства занимаюсь – еще до того, как президент начал кататься, я уже на них первый разряд взял.

Э.НИКОЛАЕВА – Самолеты, снегоходы были?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Самолет был, когда возникла возможность «лятать», как говорят.

Э.НИКОЛАЕВА – После Леонида Аркадьевича Якубовича?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – До.

Э.НИКОЛАЕВА – До?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – А-а-а!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Живете за городом, по Можайке.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Живу за городом, по Можайке.

Э.НИКОЛАЕВА – Три раза женились на Ольгах.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Отчего такая…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, не на одной и той же, да?

Э.НИКОЛАЕВА – Да. На разных Ольгах.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – На разных.

Э.НИКОЛАЕВА – Отчего такая приверженность к одному и тому же имени?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, в общем, выражает очень человека, это обычно сильные люди.

Э.НИКОЛАЕВА – Ольги?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Ага. И вредные?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Нет. Очаровательные.

Э.НИКОЛАЕВА – Очаровательные. Иван Дыховичный, режиссер с «Невероятными историями». После приглашения работать на REN-TV Вы сказали, что это близкий Вам по духу канал. Ну, Вы уже говорили об этом…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, я сказал.

Э.НИКОЛАЕВА – А какой не близкий?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А сами подумайте. Их много.

Э.НИКОЛАЕВА – Тут и думать-то нечего.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы согласились на роль ведущего из-за отсутствия работы? Мне кажется, Вас обижают…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Нет. Ну, что Вы, нет, меня никто не обижает. Вообще, отсутствия работы у меня никогда как-то не было. У меня… т.е. другой разговор, что у меня была работа, которую плохо оплачивали, но обычно это хорошая работа.

Э.НИКОЛАЕВА – Все хорошие работы оплачиваются плохо.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Плохо, да.

Э.НИКОЛАЕВА – А все плохие…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – …обычно оплачиваются очень хорошо.

Э.НИКОЛАЕВА – Все наоборот.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Вообще, Вань, на самом деле, о Вас твердое мнение, что режиссер Вы очень хороший.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, слава Богу.

Э.НИКОЛАЕВА – Фильмы у Вас интересные, они не для массового зрителя – это я для наших радиослушателей и для Вас, чтобы Вам был понятен мой посыл, а то подумаете, что я Вас хочу сильно обидеть и будете…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А я не обижаюсь на это все.

Э.НИКОЛАЕВА – …ко мне как-то не очень доброжелательно относиться. Значит, фильмы хорошие, интересные, не для массового зрителя. А на телевидении, мне все-таки кажется, что Вы немножечко страдаете, ну, всякой хренью. Ну, до этого, во всяком случае, потому что вот фильм, наверное, программы «Деньги» – мне кажется, вот, не совсем Ваш успех какой-то… вот, по ТВС.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – У кого смотря, знаете, этот сериал, во-первых, это была абсолютный экспириенс, потому что никогда никто такого в мире не делал, то что сделал, так сказать, вот, наш состав, коллектив наш, на канале ТВС. Если кто-то помнит, то, во-первых, Вы не спрашивали, кому она нравится, кому нет, правда? Просто так говорите. Если она Вам не нравится, это еще не значит, что она всем не нравится. Ее стало смотреть поколение, которое вообще не смотрит телевизор. Ее смотрели люди в возрасте, там, от 16 до 21 года. Это аудитория, практически ни на что, кроме… Т.е. она смотрит только специальное попсовое… ну, МУЗ-ТВ.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну ладно, Вань, ну чего мы сейчас будем вспоминать то, что… Ну, я понимаю…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, вот, а успеха у этой… у нее и не могло быть, потому что, во-первых, это совершенно был новый жанр, люди в него не вставились, а канал не сумел на этом настаивать, мне кажется. Хотя я могу Вам сказать, что я получил от всех телевизионных фестивалей приглашения с этим форматом, потому что в мире такого нет просто. Вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Итак, на роль ведущего согласились не из-за отсутствия работы, Вы сказали? А из-за чего?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Абсолютно. Просто из-за того, что я не бросаю телевидение никогда. Меня приглашают на телевидение, ну, не в грязные передачи, т.е. я не работаю ни на каком канале… не работал много лет. Потому что я попадаю все время в какие-то передачи. Есть достаточная обостренность в людях, которые имеют некоторое свое мнение и умеют его выражать, мне кажется. Таких людей не очень много, кстати говоря. Я себя не в полной мере к этому причисляю, но знаю, что раз в неделю или два раза в неделю меня приглашает какой-то канал. Значит, это не просто так. Потому что я уж не такой популярный человек, не настолько, там…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну почему, имя-то никуда не денешь.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, имя-то заработано… я же не песенки пою, понимаете?

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, под фонограмму.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, под фонограмму. Вот, поэтому мне показалось, что это для меня интересная история, по-настоящему. Потому что, действительно, фантастическая информативная по материалу история, которую я вижу. Во-вторых, через это можно значительно больше сказать, чем выходить в прямые дискурсы по каким-то поводам. Практически, на сегодняшний день воздуха остается очень мало – я имею в виду, возможностей для того, чтобы что-то делать и говорить. Это абсолютно честная, достойная история, предложенная мне достойным каналом, хорошими людьми. Почему я должен был отказываться? Вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы предложили свои какие-то идеи для этой программы?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я пока предложил только следующее: одеть это на меня. Ну, грубо говоря…

Э.НИКОЛАЕВА – Репортеры программы отыскивают удивительные истории, а в чем Ваш вклад?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Мой вклад в том, что как я на эти истории могу посмотреть. Одни в этом могут увидеть просто то, что девочка родила в 11 лет ребенка, понимаете, а можно с другой стороны посмотреть, что это настоящая любовь и что эта девочка в 11 лет значительно более глубокий и достойный человек, чем другая в 63, понимаете? Вот только если так смотреть на эту историю. Вообще, все дело в ракурсе. Все дело во взгляде, правильно? Как на это посмотреть – вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы все время, Вань, критикуете кино, чужую культуру, которую нам навязывают, и эстетика, кстати, нашего телевидения, она тоже вся основана на чужой культуре. Зачем Вы стремитесь на ТВ?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, дело в том, что для того, чтобы… ну, во-первых, я не все время критикую, я просто, когда меня спрашивают, я высказываюсь честно. Вот. И думаю, что не так… часто я слышу – люди очень многие за дверью говорят одно, а когда подходят к микрофону или на них направляется камера, они этого не говорят. Я стараюсь произносить то, что говорю за дверью, в кадре и у микрофона. Это мое право. Вот. Поэтому мне кажется, что если я хочу что-то изменить и считаю, что телевидение может быть лучше. И у нас, кстати, вполне достойные есть вещи на телевидении и могут быть. Есть люди, которые умеют его делать. К сожалению, это всегда было так на Земле, не надо ничего тут, цокать языком. Это было так – всегда второй сорт преобладает, понимаете, и побеждает второй сорт. И вообще, серость побеждает, в основном. Но если мы не будем ничего делать, люди, которые могут что-то сделать… пусть ломают себе шею, делая неудачи, как Вы мне привели пример с «Деньгами», так значит… но не делая этого, вы не откроете ничего нового. Вот поэтому я занимаюсь тем, что, произнося, что я хочу сделать лучше, я и делаю, стараюсь лучше.

Э.НИКОЛАЕВА – Понятно. Вы ярый противник отечественного кино, всех этих «Ночных дозоров», «Бумеров», «Турецких гамбитов».

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Не знаю, где это Вы прочитали. Я, наоборот, говорю, что если это сделано профессионально, коммерческое кино, то я двумя руками за него. Просто его не должно быть одного много. Вот и все. А дурное, пошлое, неумелое коммерческое кино я не люблю, как и всякий нормальный человек. Предпочитаю смотреть хорошее американское коммерческое кино, в отличие от дурного нашего. И я не патриот квасной, который будет говорить: «Мне лучше наше любое дерьмо, чем нормальный продукт». Нет, я так не говорю.

Э.НИКОЛАЕВА – И все же, наше кино сегодня растет, по-Вашему, да, Вань?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА – А с чем это связано? Воровать стали меньше?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Нет, просто стали… наконец включился мозг, и, значит, вместо того, чтобы производить кино и не иметь кинотеатров – это типично российская такая штука, да, понимаете? Строить самолеты, например, но не иметь аэродромов – вот такая вещь, приятная, да? У нас не было кинотеатров, у нас негде было отбить деньги, но мы производили какой-то кинематограф. Значит, теперь у нас есть кинотеатры… ну, не у нас, а все равно еще в руках… я не буду называть у кого эти кинотеатры.

Э.НИКОЛАЕВА – Почему же не будете называть? Назовите!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, потому что я уже назвал несколько раз, меня предупредили, что не надо больше этого говорить.

Э.НИКОЛАЕВА – Будут неприятности?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, неприятностей так уж я не боюсь особенно, но государство не делает ничего для того, чтобы контролировать вот этот бизнес, потому что он в руках находится абсолютно у частной лавочки. Весь практически.

Э.НИКОЛАЕВА – А что это за лавочка? Ну, нет, скажите, Вань!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, какая… Вы же знаете. Вот видите, все кинотеатры, которые есть, они не впускают туда русские картины. Не надо… все это, об этом прекрасно все знают. Наше государство не делает квоту на…

Э.НИКОЛАЕВА – Ввоз иностранного.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Не на ввоз, просто на билет, на билет. Сделайте квоту на билет, как во всем мире. Почему мы такие защитники американского кино? Ну не понимаю я!

Э.НИКОЛАЕВА – А квота какая должна быть?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Элементарная – во Франции 30 процентов, в Германии 50, в Японии 60. Вы 60 процентов с билета отдаете в пользу своего национального кино. Вот и все. И тогда все будет нормально…

Э.НИКОЛАЕВА – Государству даете?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, государству, для того, чтобы оно это вкладывало в кинематограф. Вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, да, да. Понятно, отлично. Иван Дыховичный, режиссер с «Невероятными историями». Необходимое условие существования такого художника, как Иван Дыховичный – это реклама. Поэтому на несколько минут мы уступаем место рекламе и новостям. Приготовьтесь слушать нас дальше.



НОВОСТИ



Э.НИКОЛАЕВА – Иван Дыховичный, режиссер, который попал в «Невероятные истории» на REN-TV. Сколько людей посмотрело Вашу «Копейку» – ведь она на видео хорошо расходилась?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да.

Э.НИКОЛАЕВА – Да?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. История простая. Значит, картина о которой Вы говорите, что я делаю элитарные картины, там, и т.д. Значит, «Копейка» была картина абсолютно экстравертная, т.е. она была открыта к людям, стопроцентно, это доказало… сейчас я скажу, что это доказало. Нас пустили только в пять кинотеатров, в остальные нас не впустили просто.

Э.НИКОЛАЕВА – С «Копейкой»?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – С «Копейкой», да. Мы там шли две недели при полных ломовых залах.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, смешной фильм.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – С 9 до, там…

Э.НИКОЛАЕВА – Смешной, грустный, надо расставаться с прошлым смеясь.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, однако. До сих пор на видео и DVD мы на первом месте по продаже. 4 с половиной года мы на первом месте по продажам на DVD и VHS-кассетах.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы с этого живете, да, Вань? На это пока живете?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, на это я не то, что ничего не живу, я с этого вообще ничего не получаю, как Вы понимаете.

Э.НИКОЛАЕВА – А почему, DVD и видео?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну как, Вы что, не знаете, что у нас есть черный рынок, что мы…

Э.НИКОЛАЕВА – Пираты?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Пираты, что мы не получаем ничего. Государство наше дремлет.

Э.НИКОЛАЕВА – А Вы помните, когда «Ночной дозор» вышел в прокат на видео, помните, какие были…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Если бы я делал картину…

Э.НИКОЛАЕВА – …облавы на черных пиратов?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Если бы я делал картину с Эрнстом, наверное, наша картина имела бы другой успех, и это правильно. Я кстати, очень ему благодарен, что он для нашего кино сделал много больше, чем все чиновники, вместе взятые. То, что он сделал, доказал людям, которые вынимают деньги из кармана и дают на фильм, что кино может приносить прибыль. Он имел возможность это сделать, и он это сделал. Но я могу сказать, все говорят: ну конечно, ему можно. Дело в том, что очень многим можно. Но никто ничего не сделал. А Костя сделал. И за это ему памятник надо поставить кинематографистам. Вот все, что я могу сказать.

Э.НИКОЛАЕВА – Но он сделал-то для себя, наверное, все-таки?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Неправда, он это сделал для кино. Для себя он может делать еще кучу всего. Опять же, мы всегда считаем чужие деньги. Многие могли получить прибыль. Никто не стал этим заниматься. Все занимаются тем, что… не буду говорить, как, что и чего, куда они продают. И это их больше интересует. А здесь для кино сделано. И я должен человеку сказать: спасибо за это кино, ему спасибо!

Э.НИКОЛАЕВА – Отлично. Иван Дыховичный, режиссер с его «Невероятными историями». Вань, а вот Вы знаете, с удивлением обнаружила, что Вам уже скоро, в 2007 году, будет 60.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. И меня это никак не пугает.

Э.НИКОЛАЕВА – И Вы, главное, самое интересное, совершенно на этот возраст… даже на 40, по-моему, только так, с хвостиком…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Знаете, что я делаю для того, чтобы…

Э.НИКОЛАЕВА – Что?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – …неплохо выглядеть, как Вы говорите – я Вам верю, кстати, что я хорошо выгляжу.

Э.НИКОЛАЕВА – Потому что Вы сами это видите?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да нет, особенно я это не вижу, я просто…

Э.НИКОЛАЕВА – Может, приписали себе в паспорте…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А Вы знаете, я почти никогда не смотрю в зеркало – вот, может быть, это одно из первых, что меня спасает. Второе, что я могу сказать – я всю жизнь курю, выпиваю, делаю все вредное, и поэтому я хорошо выгляжу.

Э.НИКОЛАЕВА – Вы себе стрессы не устраиваете в организме…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я вообще не устраиваю…

Э.НИКОЛАЕВА – …запрещая то или иное.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я не думаю о здоровье, вот, что я делаю. И тогда я выгляжу нормально. Я самый счастливый человек – я налегке.

Э.НИКОЛАЕВА – Вас не принимают, не чествуют, не ублажают…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я никогда этого не хотел, понимаете? Меня любят и знают люди, которые мне дороги – вот. У меня нет ни одного генеральского звания. Я никогда от государства не получил квартиру, я никогда не получал от него машину, даже в очереди, когда это было можно. Я ничего никогда не получал от государства. Оно даже никогда не дало мне денег на картину, Вы можете себе представить? Ни на одну. Вот такая прелесть в моей жизни…

Э.НИКОЛАЕВА – Хотя пытались, наверное?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. И когда я однажды на радио сказал, там, что-то такое по поводу того, что чего-то такое, государство все-таки должно чего-то делать, кто-то стал визжать там, в эфире, что «ты получил образование, ты ему неблагодарен», т.е…

Э.НИКОЛАЕВА – Все равно, по принципу «тебя мама родила, скажи спасибо».

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Конечно. Я вспомнил Володину песню: «Скажи еще спасибо, что живой». Этому государству. Ну, я имею в виду, чиновникам.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, вообще-то, да, можно сказать спасибо.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, поэтому, Вы знаете, меня вот это не парит. Там, у меня есть контртип абсолютный – вот, Никита Сергеевич Михалков, он абсолютно успешный человек, блистательный, талантливый. Он и генерал, и с президентом в бане парится, и всех сугубо целует в засос, и все его знают, и «Оскар» у него есть. Но я живу, и мне, почему-то, веселей, и у меня друзей полно, и жизнь замечательная. И как-то, Вы знаете, я не страдаю. Меня, кстати, люди знают, в общем, все у меня есть. У меня нету ни в горбу, там, как у верблюда, я не накопил там себе чего-то, но зато я молодой, веселый. Поэтому у меня такие, поджарые, эти… бока. Я умею бегать, умею ходить, умею, там, делать свою работу. Каждый раз начинаю чего-то с начала. Я не парюсь. Но я не жалуюсь, вот, значит, какая история: вдруг раздается звонок, человек мне – быстро рассказываю – вот, говорит, «Я хотел бы с Вами встретиться, у меня есть к Вам предложение по поводу кино». Я уже много встречался, думаю, ну, еще одно такое. Встречаемся. Человек говорит… Ему 35 лет, не называю имя, он просил этого не делать. Говорит: «Я с детства – ну, с 18 лет – хотел с Вами работать в кино. Я пришел на «Мосфильм» меня не взяли, там, на картину администратором. Я пошел работать монтажером, работал монтажером. Мне сказали, что так монтировать нельзя, там, рекламный ролик, надо перемонтировать как хочет заказчик. Я сказал, не буду так монтировать. Тогда меня выгнали с работы и сказали, что надо уметь работать с клиентом. Я ушел»…

Э.НИКОЛАЕВА – Ты больно крутой. Больно свободный.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. «Ушел, да, по улице и заплакал. И решил, что я вернусь в кино, когда я сам заработаю денег и буду снимать. Я деньги заработал, но кино уже, конечно, я сейчас снимать не могу, я весь в том деле, которое делаю». И поэтому из всех режиссеров, каких я знаю, Вы мне ближе всего, Вы мне интересней всего. У меня есть деньги, Вы не должны мне их ни возвращать через прокат, мне не нужен никакой, там, отбой этих денег, ничего – я их в другом месте заработаю. Вот Вам единицы измерения в виде миллиона – возьмите ее. И снимите все, что Вы хотите. Даже не говорите мне, что Вы будете снимать».

Э.НИКОЛАЕВА – Это правда?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Правда. И это продолжается. Ну скажите мне…

Э.НИКОЛАЕВА – У меня мурашки аж! Когда я услышала…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну это же сказка. Я решил, сидел, думаю: черт возьми, то ли первое апреля… ну как Вам сказать?

Э.НИКОЛАЕВА – Это сказка, по-моему.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. Значит, я стал…

Э.НИКОЛАЕВА – Это невероятная история!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Абсолютно. И они все время со мной случаются. Они правильно меня выбрали для этого формата, понимаете, да? Вот, и я все придумал, все сделал. Мы написали замечательный сценарий, мне кажется, с ребятами, которые писали «Возвращение». Значит, но он не укладывается в миллион. Ну, миллион двести там что-то получается. Мне неудобно человеку говорить, что нужно больше.

Э.НИКОЛАЕВА – …подкинь еще…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я взял, вычеркнул все, что мог, из этого. И первое, что я вычеркнул из этого – свой гонорар. Понимаете, это правильно. Если вам человек дал миллион, то вы должны первым вычеркнуть свой гонорар, если вы не укладываетесь. Вот это, так сказать, мое отношение к тому и к этим людям, которые… вот у меня нет к ним презрения, вот они заработали свои деньги, жируют – да ничего, ничего… разные есть люди. Разные.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да. Есть жируют.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Есть жируют.

Э.НИКОЛАЕВА – А есть и не рады, что жируют!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А есть и не рады, что жируют. А вообще, все-таки, то, что… Ну, ладно, не хочу об этом… Вот я Вам говорю, вот какие невероятные истории бывают.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, Иван, надо снять сюжет.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вполне!

Э.НИКОЛАЕВА – Когда-то Вы сказали, что нет инструмента, с помощью которого можно вернуть к, что называется, отбить потраченное на кино. Но вот сейчас Вы мне привели пример, что здесь отбивать не надо. Но ведь чаще всего Вы не снимали фильмы из-за того, что как раз спонсоры говорят: «Иван, уважаемый режиссер Иван Дыховичный! Мы Вам дадим денег миллион, а где гарантия, что Вы его отобьете этот миллион и принесете нам прибыль какую-то?»

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, значит, дело в том, что… есть очень простая схема.

Э.НИКОЛАЕВА – Ведь для этого есть телевидение, на самом деле, для отбивки.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я говорил раньше всем… Не, отбивки телевидение не дает и ерунду платит телевидение за картину пока и т.д. Есть только кинотеатр и, естественно, когда государство наладит черный рынок, т.е. отладит, тогда мы сможем зарабатывать. Мы реально можем зарабатывать эти деньги. Я говорил, что я готов снять коммерческую картину в каком смысле? За которую я гарантирую, что она будет приносить деньги. В одном случае вы гарантируете мне, что у вас есть инструмент, с помощью которого вы можете это сделать. Т.е. кинотеатры – их не было! Это была ерунда. И я предпочитал в это время вообще не думать о кассе, потому что это было бессмысленно. В это время надо экспериментировать и идти вперед, делать шаги к тому, чтобы открывать новые вещи какие-то в кинематографе. И делать правильно. Потому что коммерческую картину я снял – коммерческую, безусловно – с точки зрения, там, ну, ее успеха у публики, «Копейку». Она ничего не может отбить, потому что продюсер, который нашел те деньги, он не мог поставить ее в кинотеатры. Вы понимаете?

Э.НИКОЛАЕВА – Не пробил.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Там абсолютная мафия, закрытая. Не мог пробить, так нечего разговаривать со мной. Вот и все. И я буду делать то кино, которое в этот момент подсказывает мне, ну, грубо говоря, моя душа. Если меня вызывает какая-то компания, предлагает мне – есть такие сейчас компании, которые огромные деньги тратят в кинематографе. У них есть одна ошибка большая – они вообще не думают о том, что будет завтра. Они сегодня производят картошку, которую закапывают. И вечером ее выкапывают, не следя за качеством того, что они производят. Не следя, повторяю. Я пока не вижу… картин выпускается нереальное количество. И все мне говорят: ну где кино, ну где же кино? Не это ли проблема сегодня, а? А вот этот человек, который дал эти деньги, просто бросил, сказал «на, снимай, что ты хочешь».

Э.НИКОЛАЕВА – Когда, кстати, будете снимать фильм-то этот?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – В сентябре уже.

Э.НИКОЛАЕВА – Съемки.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Так вот он очень перспективно… Вот он бизнесмен настоящий. Он решил: я лучше войду с хорошей картиной, может быть, есть шанс, в кинематограф. И потом отслежу процесс, как это надо делать, чтобы…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, отработаю.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. Чтобы не ставить просто «чем хуже, тем лучше», как теперь говорят многие продюсеры.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да, да.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – «Мне не нужен этот Дыховичный, он будет, там, мудрить, какое-нибудь серьезное кино снимать. Не нужно, зачем? Сейчас возьмем какого-нибудь…»

Э.НИКОЛАЕВА – Попроще!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Иванова. Он будет снимать… вообще он не умеет ни склеивать, ничего… Да он там при съемке может даже не присутствовать. Понимаете, да? Ну, сейчас же проблема-то простая – я же разговариваю с людьми, с монтажерами и все. У них глаза вылезают, что люди творят, понимаете?

Э.НИКОЛАЕВА – Как делают кино.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Сейчас только дурак не снимает, да. Но это же видно, на экране-то все мы видим, пожалуйста. Актеры снимаются, вообще не прекращая. Они расписаны на два года вперед. Но они тоже не думают о том, что это значит. Потому что они, снимаясь из дерьма в дерьмо – извиняюсь, что я так говорю – они себя…

Э.НИКОЛАЕВА – Отрабатывают бабки.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Даже лучшие. Они себя – себя – превращают в ничто. Поверьте мне. Нельзя иметь дело все время с дурным материалом и оставаться хорошим актером. Нельзя. Они не понимают разницы пока.

Э.НИКОЛАЕВА – Порченный товар.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Порченный товар. И они себя в таком виде запечатляют – это очень опасно. Понимаете? Вот, Олег Янковский – вот Вам пример. В самые тяжелые годы, в голодные годы в кинематографе, он никогда не снимался в плохих картинах, он не снимался даже ради денег, ни для чего, хотя этот человек – абсолютный сибарит, мы знаем, что он такой, шикарный малый, там, и т.д. Но он же «поэтому я Янковский». Понимаете?

Э.НИКОЛАЕВА – Имя.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Имя. Не только имя, оно достойное имя.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну да. Слушайте, Ваня, а Вы можете мне объяснить, почему хорошее кино по телевидению показывают по ночам? Вот у меня было всегда твердое убеждение и позиция, что в прайм-тайм отрабатывают потраченные деньги. Потраченные государственные деньги, которые выделяет канал на производство этих, так называемых многочисленных телесериалов. Надо заполнять эфир. Откаты, прикаты, продюсерам, тому-сему, артистам. Ночью их смотреть никто не будет, поэтому и днем показывать хорошее кино нельзя, и надо отрабатывать просто деньги потраченные.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Процесс не простой. Я не согласен.

Э.НИКОЛАЕВА – А почему ночью? Ну почему именно ночью?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну потому, что ночью аудитория во всем мире собирается на более такое, эксклюзивное кино, на кино-кино, на кино-искусство…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну нельзя думать, что у нас весь народ – дебилы.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – У нас… не надо думать, что народ – дебилы, но дело в том, что за 12 примерно лет, 13 лет, мы опустили своего зрителя до края, мы потеряли главного зрителя, кстати говоря, который раньше смотрел телевизор, смотрел фильмы и т.д. Мы его просто… он не смотрит телевидение вообще. Вот. Мы потеряли лучшего зрителя. Чтобы его вернуть, нужно, так сказать, возвращать его через ночь – с моей точки зрения, это правильно. В прайм-тайм вы можете показывать то, на что вы подсадили людей. Вы подсадили людей на…

Э.НИКОЛАЕВА – Мыло.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Мыло. Это мыло, чтобы, вот… Новое поколение на нем выросло. Оно вообще не знает, про что мы разговариваем. Они, когда более сложное кино возникает, они выключают его через 10 секунд, потому что у них голова ломается – оказывается, думать надо еще чего-то такое, чувствовать надо чего-то. Зачем, когда ты рот открыл, а тебе туда все впендюрили, уже просто до самого до желудка, даже, я бы сказал, до другого места. Понимаете, я думаю, что у нас, пока, так сказать, сознание на зарабатывание настроено. Ну, раз оно настроено на зарабатывание, тем не менее. У нас, в принципе, кинопоказ – вот я его комментирую там, в «Известиях», я его смотрю – он, в общем, феноменальный. Я могу сказать, что мы показываем удивительные картины – их не показывают в мире. И это телевидение делает. Другое дело, что я с этим не согласен.

Э.НИКОЛАЕВА – Не в то время.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я считаю, что телевидение вообще, в принципе, должно жить только на кинематографе. Но в тех условиях, в которых оно выживало, у него не было никакого другого выхода. Это не такие глупые ребята, которые сетку делают, я уверен. Но они все равно пытаются хоть в какое-то время показать хороший фильм. Если вы покажете его два раза днем, вам скажут: нет рейтинга, все, хватит такие фильмы показывать.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну покажите хотя бы раз его днем! Не надо два, покажите один раз.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, пытаются и показывают. Посмотрите, сколько сейчас сделано…

Э.НИКОЛАЕВА – Показывайте хорошие художественные фильмы.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вот вдруг я стал защищать телевидение. Ну хорошо, вот смотрите…

Э.НИКОЛАЕВА – Да, что это вдруг, Иван, на Вас нашло?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Вдруг… вот, например – это тоже Первый канал сделал, этот прорыв с документальным кино, например. Это просто тоже ведь надо сказать спасибо, потому что ведь вообще умирало, вообще не было. И вдруг такой успех! Раскрутили такой вот формат, который вообще считался на телевидении невозможным на сегодняшний день. Обставили его как-то, ну, хуже – лучше, но очень интересно.

Э.НИКОЛАЕВА – Иван Дыховичный, режиссер и его «Невероятные истории». Ваня, а по каким причинам Вас отторгает этот наш так называемый мэйнстрим? Вы слишком свободны… Вы говорили об этом, что Вы самодостаточны, что Вы самостоятельны.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, во-первых, я совершаю глупости и…

Э.НИКОЛАЕВА – Мейнстрим – это удобный способ зарабатывать деньги.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я объясню Вам. Я считаю, что мне нужно столько, сколько мне нужно, мне не нужно больше. Может, я за это как-то там расплачусь – пока нет. Кстати, пока я вижу, что люди, которые уже, так сказать, набрали столько, что унести не могут, что-то у них на лице такого выражения, как у меня, нету, и такого, как-то, вот, я бы сказал… я ведь танцующий человек, я человек веселый — я не вижу. Я думаю, что не такое уж совсем в деньгах счастье. Они дают свободу, но все должно быть в балансе. Я Весы, я считаю, что, ну, вот Вы понимаете, существуют, там, старые какие-то пословицы и байки, понимаете? Вот можно набрать легкой ваты, чтобы было легче нести, а потом попасть в воду, и выйти из нее нельзя, потому что она набухнет. А соль, которую вы взяли, она тяжелая, а в воде растает, если вы переходите через реку. Много есть мудростей. Я бы многим посоветовал… Есть такая страшная пословица – не очень приличная в России: «неважно, как пожрать, а важно, как…» Вот, понимаете, тут… у нас это просто эпиграф к нашей стране сейчас, Вы знаете.

Э.НИКОЛАЕВА – Хорошо. Наша следующая рубрика программы «Культура и мультура». Тема такая – разгул порнографии. Давайте по-старчески так, покашляем, какие последствия для неокрепших умов в том, что запретный плод больше таковым не является?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Не волнуйтесь, больше, чем лошадь – знаете такую фразу? Сейчас я Вам расскажу, простая история. Артист Байбятинский играл в фильме «Звезда» у Эфроса, он тогда еще был поставлен. Вот, а артист Байбятинский – такой, очень красивый человек, очень хороший актер, вот только нервный, нервный был. И он ехал по полю на лошади – съемка идет – а там, значит, закладывали шашки динамитные и взрывали там – ну, как бы, взрывы. Ну, он приехал, говорит Эфросу: «Анатолий Васильевич, Вы знаете, нельзя ли полегче эти взрывы как-то делать, потому что лошадь очень нервничает». А Анатолий Васильевич ему говорит: «Вы только не нервничайте больше, чем лошадь». Понимаете, вот Вам не надо волноваться за наше юношеское поколение, за детей, не волнуйтесь! Та порнография, которую они видят на улице, которая творится каждый момент здесь в нашей жизни – это неуважение у человеку, бред этот, понимаете? – ни в какое сравнение ни с какими ночными эфирами не идет. Вот ничего страшного в этом нет, поверьте мне. Поэтому я за порнографию двумя руками. Мало того, человек так устроен, что он живой, он отторгает всю гадость. Ему неприятно смотреть – он не будет смотреть. Вот когда ему не дают, когда у него начинают отнимать… ведь помните, как мы, не имея ничего, все слушали какие-то там западные радио, все собирали какие-то рубашки, все чего-то…

Э.НИКОЛАЕВА – Пакеты!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Пакеты. Понимаете? Все кончилось, все нормально! Показывайте 10 часов в день порнографию – все выключат телевизор, поверьте мне! Не волнуйтесь так за этих людей. У нас нормальные люди, все нормально.

Э.НИКОЛАЕВА – После «Копейки» Вы с писателем Сорокиным, кстати, с Вашим большим другом, насколько мне известно, затевали еще один проект – какова его судьба?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Даже два. Ну, мы написали сценарий, но… мы написали его, и был человек, который хотел нам дать деньги на него. Он прочитал этот сценарий, мне кажется, что он его очень… ну, в общем, он сказал правильные слова, он сказал: «Мне эта история… мне она не нравится, я не хочу это делать».

Э.НИКОЛАЕВА – «Писатель Сорокин противный».

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Нет, он именно хотел, чтобы Сорокин со мной написал эту историю. Нет, там была такая тема, что она сейчас, может быть, самая главная. Сейчас люди хотят… она называлась «от себя» — это ко всем… хотят уйти от себя, они хотят выйти из того, что они, может быть, наделали такого, выйти из этого и пойти куда-то, вот, может быть, совсем в другое что-то. Я бы сказал так: у нас есть такой пример, есть у нас такой герой нашего времени, Ходорковский. Я считаю, что это герой нашего времени, это неважно – положительный, отрицательный, это все в нем есть. Вот, видите, он совершил этот путь, он вышел из себя, он хочет уйти от себя. И это его право, это его достоинство. У нас была… ну, не на масштабе олигарха, а на масштабе человека, который, вот, верил во что-то, творил, зарабатывал деньги, заработал деньги, а потом вдруг сел в поезд и уехал, вообще потерял все. Взял, выбросил паспорт, выбросил все. Вот, ему показалось, что это неправда, что не может так человек сделать. А я говорю, что может, и будет так делать, и я знаю много уже таких людей. И это правильное желание человека начать чего-то с начала, и знаете, как сказал Рабиндранат Тагор: «Я не верю человеку, который говорит, что он не будет воровать, если он не воровал. Я не верю…»

Э.НИКОЛАЕВА – Т.е. нужно знать, чего он не будет.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. «Я верю человеку, который хотел убить, но не убил. Я верю человеку, который украл, но потом сказал: я не буду этого делать никогда. Я верю человеку, который пил и сказал: я больше пить не буду никогда. Если он сказал это себе». Вот я вот в этих людей верю, и этим людям можно очень много простить. Ну, которые это осознали. Вот тем, которые никогда не пили, никогда не это, никогда не то, но они этого никогда не будут – я не верю этим людям, к сожалению. Ну я так устроен, поэтому меня не любит мэйн… как Вы сказали?

Э.НИКОЛАЕВА – Мэйнстрим.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – …стрим, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Кстати, а как Вам писатель Сорокин, чего это Вы с ним так задружились? Он же весь из себя такой, экзальтированный мужчина.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, я его знаю с другой стороны, как говорят в России. Я не знаю, он экзальтированный? Да, наверное, для того, чтобы не лезли в душу, может быть. Для меня он совершенно… это один из самых таких, прямых и честных людей, бесконечно мне интересный человек, и потом это очень близкий мне друг, что очень важно.

Э.НИКОЛАЕВА – А рядом живете, да, Вань?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Нет, мы живем друг от друга очень далеко, но мы близко общаемся. Мы не говорим с ним по мобильному телефону, мы с ним общаемся вот так. И мы делаем вместе что-то, и нам это интересно.

Э.НИКОЛАЕВА – Так с Сорокиным, Вы говорите, два, а рассказали про один проект.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. Ну, у нас еще с ним был проект «Магнитная аномалия» — с моей точки зрения, замечательная история. Но…

Э.НИКОЛАЕВА – Тоже не сложилось?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, не сложилось, ну и что? Ну, дело в том, что с Сорокиным, вообще, наслаждение работать. Это не человек, который говорит: «Ну да, больше тогда и не будем. Раз не получается». У нас, мне кажется, все получается, просто… ну, время не пришло, может быть, там…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну хорошо, Ваня, вот мы…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А, еще, простите, есть такая хорошая фраза, мне говорил… я когда-то на автоспорте занимался, у меня был механик, дедушка такой смешной, Васильич. Он говорил: «Хороший стук наружу выйдет». Это я говорил: «Что-то шумит там, в моторе» — «Вот ты не парься».

Э.НИКОЛАЕВА – Не парься.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – «Хороший стук наружу выйдет».

Э.НИКОЛАЕВА – Особенно во время гонок. Ну да. Про воровство – не воровство, забавная история у Вас сейчас приключилась с парковщиком – расскажите мне про него.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А! Это новое время, абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА – Типажи нового времени.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. Я очень люблю вот это место – есть такая «Кофемания» около кафе на улице, которая около Чайковского, с правой стороны. Он так, рукой показывает – это с правой стороны, прямо к консерватории.

Э.НИКОЛАЕВА – На кафе прямо.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. Но там невозможно – это Большая Никитская – там невозможно машину поставить. И парковщик. Я подъезжаю, говорю: «Слушай, друг, ну поставь меня, пожалуйста, мне буквально на полчаса, у меня встреча тут». Он говорит: «Слушай, свою некуда поставить». И показывает мне на «Лэндкрузер»! Я говорю: «Ты какую свою?» Он говорит: «Ну вот моя машина-то, я говорю, некуда свою поставить – где твою поставить?» Понимаете? Это нормально теперь, все такое…

Э.НИКОЛАЕВА – Парковщик допарковал до «Лэндкрузера».

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Допарковал, правильно, да.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну, молодец парень, вот это я понимаю. Ну что будет с нашей общественной жизнью дальше? К чему стремиться умным людям?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Это зависит от нас.

Э.НИКОЛАЕВА – Нас самих?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, абсолютно.

Э.НИКОЛАЕВА – А может, как фотограф Андрей Каменев из «Невероятных историй» — кстати, у Вас сейчас новый Ваш герой – бросить все и мотаться по миру в поисках новых экстремальных фото, за которые еще и заплатят хорошо.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, возможен и такой путь. Но…

Э.НИКОЛАЕВА – Вань, но это как-то мелко для Вас! Вам какие-то нужно такие, глобальные такие вот, истории.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ой, Вы знаете… Вот Михалкову я отдам все глобальные истории, вообще решение судеб России, вот все, что над чем он все время думает и мучается ночами над нашими судьбами…

Э.НИКОЛАЕВА – Над Вашей, наверное, тоже думает?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Конечно, и надо мной, больше всего он думает надо мной, как со мной разобраться.

Э.НИКОЛАЕВА – Я помню, Вам досталось тогда от Никиты Сергеевича…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Мне ничего не досталось от него, ему от меня досталось не меньше. Так что мы квитые люди. Но дело в том, что он мне мог закрывать картины – закрывал мне картины, лишал меня, там, премий, что-то еще, там, он творил и т.д.

Э.НИКОЛАЕВА – А зачем, ведь он сам самодостаточный?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А я ни разу у него ничего не закрыл, не отнял – ничего. Я веселый, широкий человек. А он жадный и мрачный, вот и все.

Э.НИКОЛАЕВА – О!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ему хуже.

Э.НИКОЛАЕВА – О!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да, понимаете?

Э.НИКОЛАЕВА – О! Может, это у вас человеческий какой-то антагонизм, а?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – У меня с Михалковым? Конечно, этого я и не скрываю.

Э.НИКОЛАЕВА – Человеческий. Какой-то принципиальный у вас такой, по жизни…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да безусловно.

Э.НИКОЛАЕВА – Ведь для кого-то же, наверное, он и не жадный, Вань, и не мрачный.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Конечно. Для кого-то он изумительный, веселый…

Э.НИКОЛАЕВА – Да, талантливый.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Просто лучший парень, да, чудесный и т.д. Потом этот человек плачет и говорит: «Что он со мной сделал? Боже мой! Как я мог верить?» Я смеюсь и говорю: «Ну тебе же говорили, дурак! Ну как же так?» Он со всеми друзьями своими так разобрался. Вот спросите, вот, с кем он проработал всю жизнь – небезызвестный сценарист. Спросите, что он с ним сделал. И т.д. Нет, я говорю: что Вы все со мной о Михалкове? Мне он не интересен вообще!

Э.НИКОЛАЕВА – Он сам первый пришел!

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Нет, я просто, когда мы стали говорить, я Вам говорю…

Э.НИКОЛАЕВА – Глобально.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – У него слава. Да я ему желаю еще больше этой славы. По принципу того самого, русской пословицы вот этой. Побольше съесть надо. Вот и все. А ему остались, как это, взять мосты и телеграфы – все остальное у него есть.

Э.НИКОЛАЕВА – Да, зачем брать – и так уже… Так Вы счастливый что ли человек-то?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Я считаю, что я счастливый человек.

Э.НИКОЛАЕВА – Ну а фильм-то надо снять сейчас.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну и буду.

Э.НИКОЛАЕВА – Актеров уже подобрали – вот новый, который вот…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Самая большая проблема. Я не могу найти мужчину на главную роль, потому что, ну, те люди – там два человека – которым мне хотелось предложить, предлагал, они заняты, там, в бесконечных съемках…

Э.НИКОЛАЕВА – Сериальных.

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Да. Ну, не в сериальных, может, и в хороших картинах – так уж тоже говорить не надо. Но они заняты. Они хотят очень это играть, они, там, всячески пытались найти какой-то компромисс, но они не могут, они заняты каждый день. Ну, в России, мне кажется, должно быть актеров не, там…

Э.НИКОЛАЕВА – Кастинг нужно, Вань?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – …не пять, не шесть, ну таких, серьезных.

Э.НИКОЛАЕВА – А какой типаж-то нужен, кому Вы предлагали?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Ну, я предлагал Максу Суханову, Панину предлагал – самым разным таким людям, они разные совершенно. Машкову предлагал. Но Вы знаете, в России должно быть их не пять. Их должно быть, как сказал Маяковский, Вы знаете: у нас в России 150 миллионов человек тогда было. Должно быть хотя бы 150 хороших поэтов. У нас их два, сказал Маяковский. Вот у нас также. И это очень, кстати говоря, важный сигнал. У нас мужчин должно актеров – таких, настоящих – быть больше. У нас очень мало мужчин артистов.

Э.НИКОЛАЕВА – Про Высоцкого ничего не будете рассказывать?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – А что про него рассказывать? Про него столько всего наврали, что больше уже бесполезно рассказывать.

Э.НИКОЛАЕВА – Жалко что-нибудь, вспоминаете какие-нибудь свои с ним походы куда-нибудь или вообще… Вы-то… он же постарше Вас был, да, Вань?

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Он был старше меня, но как-то мы об этом не думали никогда. Вообще, вот знаете, у меня никогда не было проблемы возраста – странно. Т.е. когда мне было мало лет, я дружил с очень взрослыми людьми, и они ко мне не относились как к маленькому. Сейчас я дружу совсем с молодыми людьми, и мне кажется, что они меня не воспринимают за чужого, потому что я не генерал, у меня нет вот этих погон, у меня нет ничего такого, там, и т.д. Что касается Володи, я могу сказать только одно: что чем дальше мы отдаляемся от его дня смерти, тем больше мы про него придумываем всяких нелепостей. Он больше всего, мне кажется, вернее всего сам сформулировал – у него есть такая замечательная песня, которая называется «Память». Он там все очень точно сказал, что так и будет. Пушкин сказал еще по другому: «Жена и дети, друг, поверь, большое зло. От них все скверное у нас произошло». Есть такая фраза. Но и друзья еще, я бы добавил. Но это тоже Пушкин сказал: «Сохрани меня, Господи, от моих друзей! А врагов я беру на себя». Вот так и тут. Поэтому…

Э.НИКОЛАЕВА – Ну что ж, спасибо, Иван, за Ваши ответы, за Ваше творчество! Всем пока! Не забывайте о Вашем праве на хорошее кино и качественное телевидение. К черту культурный суррогат! В эфире были я, Элина Николаева и…

И.ДЫХОВИЧНЫЙ – Иван Дыховичный.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире