Э.НИКОЛАЕВА — МГУ. Магическое сочетание букв! Сколько умных людей в нашей стране озарено их сиянием! В этом году главный вуз удивил. Он возглавил движение против ЕГЭ — единого государственного экзамена для выпускников школ. Какого черта? Здесь отказались принимать в студенты на основании баллов ЕГЭ! Об этом нам расскажет проректор МГУ, Виктор Иванович Кружалин. А еще о том, почему здание МГУ побелело, и как здесь собираются отмечать 250-летие. Здравствуйте, Виктор Иванович.

В.КРУЖАЛИН — Добрый день.

Э.НИКОЛАЕВА — Виктор Иванович, Вы — профессор. Вы вот ведь — профессор, ведете научную деятельность. У Вас аспиранты. А что вообще еще входит в понятие и в обязанности проректора МГУ?

В.КРУЖАЛИН — Но если начать со второго, вернее, с последнего Вашего вопроса, то в Московском университете не один проректор. А их восемь. И, естественно, каждый из проректоров имеет свой участок работ. Это — проректор по науке, главный по учебной работе. Лично я возглавляю направление, связанное с административной политикой Московского университета, по существу, в мои функции входит обеспечение функционирования и жизнедеятельности университета. Это огромное хозяйство, насчитывающее 75 тысяч человек.

Э.НИКОЛАЕВА — Представительская у Вас такая функция, да?

В.КРУЖАЛИН — Да. Нет, не только представительская. Отнюдь нет. Это функция, насыщенная огромным количеством дел, связанных с управлением университетом, с точки зрения, порядка, с точки зрения, его безопасности, с точки зрения, обеспечения жизнедеятельности всех наших подразделений, инженерных служб, ну, и так далее.

Э.НИКОЛАЕВА — Понятно.

В.КРУЖАЛИН — Вот это действительно очень хлопотное хозяйство и управлять им не просто.

Э.НИКОЛАЕВА — Блиц, Виктор Иванович. 250 лет МГУ исполнится 25 января.

В.КРУЖАЛИН — Да, это так. Действительно, Московский университет был организован, ну, почти 250 лет по указу императрицы Елизаветы. По инициативе гениального нашего соотечественника Михаила Васильевича Ломоносова и Шувалова, который, безусловно, способствовал тому, чтобы этот был указ подписан именно 25 января, в Татьянин день — день рождения его матушки, которую звали Татьяной.

Э.НИКОЛАЕВА — Вот оно откуда все пошло-то!

В.КРУЖАЛИН — Да.

Э.НИКОЛАЕВА — Приедут гости из ста стран.

В.КРУЖАЛИН — Гости приедут более чем из 150 стран мира. Плюс еще приедут делегации из всех бывших союзных республик, ныне стран СНГ. Приедут делегации из всех субъектов федерации, как правило, видимо, будут они возглавляться губернаторами, т.е. мы намерены отметить этот праздник действительно как общенациональный праздник и праздник, который включен в список важнейших событий года ЮНЕСКО. То есть это праздник будет мирового масштаба, по существу.

Э.НИКОЛАЕВА — Какие-то звезды науки приедут?

В.КРУЖАЛИН — Безусловно. Мы пригласили более 20 лауреатов Нобелевской премии. И подавляющее большинство дало согласие участвовать в этом торжестве, которое будет в Большом Кремлевском дворце 25 числа.

Э.НИКОЛАЕВА — Там будет празднование?

В.КРУЖАЛИН — Да. А накануне у нас будет большая международная конференция, посвященная юбилею Московского университета, с участием выдающихся ученых и общественных деятелей многих стран мира и еще планируется съезд выпускников Московского университета как отечественных, так и зарубежных. Вот такие планы.

Э.НИКОЛАЕВА — Приурочат к этому событию.

В.КРУЖАЛИН — Да, накануне будет это, в декабре месяце.

Э.НИКОЛАЕВА — МГУ побелел, потому что его здание обработали: Как это называется? Пескоструйкой!

В.КРУЖАЛИН — Действительно, несколько лет назад благодаря усилиям нашего ректора, академика Виктора Антоновича Садовничего удалось получить в правительстве большой кредит, и на этот кредит удалось привести здание, которое уже было в плачевном внешне состоянии в парадный, нарядный вид. Сейчас мы ведем работы по:

Э.НИКОЛАЕВА — В МГУ идет ремонт, реставрация!

В.КРУЖАЛИН — Да, идут работы в большом объеме. И вот как раз буквально сегодня я с утра получил сводку о том, как эти работы ведутся, поскольку начало учебного года буквально через несколько дней, и важно, чтобы все, что требует обеспечение учебного процесса — аудитории, коридоры, лаборатории были отремонтированы там, где это было необходимо, и начался учебный процесс. Я думаю, что у нас будет все в порядке.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, конечно, Виктора Ивановича я так, походя, назвала завхозом. Должна Вам сказать, что это — очень великий человек, потому что буквально перед началом нашего разговора без Виктора Ивановича, без его решения и разрешения не принимается даже маломальский вопрос. Я знаю, вы там убираете эти — лежачих полицейских пока и ставите какие-то уникальные клумбы, цветы, чтобы у вас там не гоняли. Там же дикое движение транспортное.

В.КРУЖАЛИН — Дело в том, что территория Московского университета и сам Московский университет относится к памятникам национального достояния. А поэтому хотелось бы, чтобы и сам университет, и его среда обитания, окружение были, содержались на должном уровне. А сейчас зачастую там, около университета устраиваются автогонки по ночам.

Э.НИКОЛАЕВА — Ралли.

В.КРУЖАЛИН — Ралли. А в башнях живут профессора наши, академики, студенты, аспиранты.

Э.НИКОЛАЕВА — Общежитие?

В.КРУЖАЛИН — Да, общежитие. Поэтому, конечно, это нас беспокоит.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, Виктор Иванович, :

В.КРУЖАЛИН — Поэтому хотим мы это совместить, украсить клумбами, такими вазами территорию университета вокруг и как-то прекратить эти вот:

Э.НИКОЛАЕВА — Безобразия!

В.КРУЖАЛИН — Безобразия, да.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, Виктор Иванович, про ремонт поговорим потом. А сейчас давайте про 'быстрых разумом невтонов'. Итак, чем же научному руководству МГУ не понравился ЕГЭ?

В.КРУЖАЛИН — Ну, я бы так начал отвечать на этот вопрос, следующим образом. У нас в стране разработана и реализуется программа модернизации образования. И, конечно же, эта модернизация затронула в том числе и высшее профессиональное образование, и ЕГЭ — один из элементов этой модернизации. Ну, и единый государственный экзамен предполагает поступление в любой вуз России на основании итогов сдачи экзаменов в школе. Почему не устраивает нас ЕГЭ как единственная форма, а она часто, зачастую инициаторами ЕГЭ трактуется как единственная форма поступления в вузы. Прежде всего, потому, что мы глубоко убеждены в том, что если она будет реализована, то мы потеряем таланты, таланты, которые могут учиться, например, на том же мехмате. Он одаренный математик от Бога, ему и предназначено быть математиком по жизни, а русский, литература — ну, никуда, да. И если ЕГЭ брать школьный, то он никогда не поступит на мехмат.

Э.НИКОЛАЕВА — Потому что там учитываются результаты и других предметов.

В.КРУЖАЛИН — Конечно, а у него блестяще по математике, и никуда — по русскому и литературе, например, и в сумме ЕГЭ у него ниже того барьера, при котором принимают в Московский университет. И все, мы потеряем этот талант. А нам не хотелось бы этого, поэтому мы предложили альтернативу. Не только ЕГЭ. И дать свободу вузам, по выбору это делать — кто-то ЕГЭ, потому что вузы разного уровня, а мы предлагаем систему олимпиад. Чтобы уже таланты выявлялись, начиная с ранних классов в школе, например, с пятого класса через систему олимпиад. И шло бы накопление его успехов в учебе, понимаете, и пусть будет это не ЕГЭ, а система контроля усвоения знаний учащимся.

Э.НИКОЛАЕВА — Понятно, а я думала вы против ЕГЭ, потому что это американская модель. Америка, вроде, не самая у нас последняя страна. Почему же их модель, вроде, как казалось мне, нам не подходит?

В.КРУЖАЛИН — Дело в том, что я хорошо знаю разные модели мирового образования, поскольку бывал в США, в Японии, во многих европейских странах, и преподавал там. Американцы, наоборот, сейчас отказываются:

Э.НИКОЛАЕВА — Да, хотела сказать, и не по хозяйственной части, а потому что Вы — профессор.

В.КРУЖАЛИН — Волею судеб сейчас я этими проблемами занимаюсь, но это не значит, что я не принимаю участия в разработке и решении других проблем.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, Вы же долгое время были зав учебной частью географического факультета.

В.КРУЖАЛИН — Это — во-первых. А во-вторых, три года я проработал последние в Министерстве образования, как раз курировал содержание профессионального образования России. Руководил департаментом, занимался вопросами лицензирования, аттестации и аккредитации высших учебных заведений. Поэтому я всю кухню хорошо знаю изнутри и внешне.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, так и модели.

В.КРУЖАЛИН — Что касается моделей, то те страны, которые по этому пути идут, они сейчас во многом пересматривают эти позиции. В том числе и Соединенные Штаты Америки. Вы знаете, несколько лет назад Сенат создал комиссию под руководством Глена — это сенатор, в свое время он был космонавтом. И они проанализировали, каково же положение дел у них в образовании и пришли к заключению о том, что оно:

Э.НИКОЛАЕВА — Плачевное.

В.КРУЖАЛИН — Плачевное, да, а если оно таким же образом будет дальше развиваться, то Америка дальше как государство может резко начать терять свои позиции.

Э.НИКОЛАЕВА — Деградировать.

В.КРУЖАЛИН — Деградировать. А сейчас, за счет чего же живет та же Америка? Не за счет того, что ЕГЭ способствует хорошему образованию, а за счет того, что Америка, благодаря тому, что она состоятельна финансово, скупает, как говорят, мозги со всего белого света, в том числе и из России. Только в Силиконовой долине одной работает сейчас около 300 тысяч наших соотечественников:,

Э.НИКОЛАЕВА — Да, Вы что!

В.КРУЖАЛИН — :получивших российское образование, советское бывшее, да. И ни у кого не возникает сомнений, что оно было некачественное. А сейчас идет активно спор о том, что у нас образование некачественное стало. А некачественное стало только лишь потому, что у нас за эти 10-12 лет из 600-700 вузов, включая филиалы в Российской Федерации, сейчас их стало больше 3200. Преподавателей практически не уменьшилось, а количество студенчества с 2,5 миллионов увеличилось до 6 сейчас.

Э.НИКОЛАЕВА — Ничего себе!

В.КРУЖАЛИН — Ну, и как же можно учить так же качественно такое количество студентов практически прежним составом.

Э.НИКОЛАЕВА — Тем же составом преподавателей.

В.КРУЖАЛИН — Вот в этом и проблема, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА — Значит американская модель нам — не указ?

В.КРУЖАЛИН — Дело в том, что вообще, я считаю, что у нас есть своя, отработанная уже и веками, — а у нас уже образование более, официально, двух столетий существует — система образования. Национальная российская система образования. Она свои изюминки имеет. И она базируется не на массовости образования. Есть такое понятие — массовое образование. А на фундаментальности образования, на сочетании науки и образования в вузе, когда образование подпитывается серьезными научными исследованиями. Вот у нас в университете работает больше 200 академиков большой главной академии. А если взять еще другие общественные, то это уже просто тысячи преподавателей. У нас 3,5 тысячи докторов наук работают и 6,5 тысяч кандидатов наук.

Э.НИКОЛАЕВА — Но это город, город науки!

В.КРУЖАЛИН — Город науки.

Э.НИКОЛАЕВА — Храм, говорят же, храм.

В.КРУЖАЛИН — Да, храм.

Э.НИКОЛАЕВА — Виктор Иванович, значит, набрали в этом году победителей олимпиад, как Вы говорили мне. Сплошь Ломоносовых. А почему Вы думаете, что результаты олимпиад невозможно подтасовать, обычно, как это помните раньше, особенно, как это раньше говорилось, в южных республиках?

В.КРУЖАЛИН — Кого мы набрали в этом году? Действительно, в этом году Виктор Антонович Садовничий обратился в начале года к губернаторам всех регионов с предложением, принять в Московский университет победителей региональных олимпиад. По всем дисциплинам, на разные факультеты. А у нас всего сейчас 30 факультетов. И около 1500 победителей этих олимпиад откликнулись на это предложение. И по тому предмету, по которому они были победителем, была зачтена самая высокая оценка, а по остальным они экзамены сдавали. И практически подавляющее большинство победителей олимпиад сдали эти экзамены. Ну, где-то более 1000 человек, в общей сложности, поступили как победители олимпиад.

Э.НИКОЛАЕВА — А, то есть они сдавали остальные экзамены.

В.КРУЖАЛИН — А как же.

Э.НИКОЛАЕВА — Не так — один экзамен, а потом:

В.КРУЖАЛИН — Нет, нет, нет. Потому что планировалось принятие закона, как раз по олимпиадам, но он не был принят к моменту сдачи экзамена. Поэтому мы не имели права нарушить существующее законодательство в области образования. Мы строго в рамках закона работаем, поэтому поступили таким образом. И надо сказать, что победители олимпиад, в подавляющем большинстве, подтвердились, но они будут заниматься теперь любимым делом, учиться ему профессионально. И остальные очень сильные ребята тоже к нам идут. Поэтому у нас, конечно, увеличилось количество еще больше приток из регионов, хотя у нас и так всегда обычно половина была поступавших в университет — это представители регионов. Поэтому разговор о том, что в университет сложно поступить. Да, он имеет основание, потому что там высокий уровень конкурентоспособности, а надо серьезно быть подготовленным или от природы талантливым, слава Богу, да.

Э.НИКОЛАЕВА — Но вот Вы говорите, мы собрали все сливки! Так сейчас говорят в МГУ про нынешний набор. А не слишком ли это самонадеянно, Виктор Иванович?

В.КРУЖАЛИН — Но я не думаю, что вот так ставить вопрос можно — все сливки. Конечно, многие победители олимпиад, они остались в своих региональных университетах. А многие регионы имеют уже очень приличные университеты, имеющие свою давнюю историю и традиции, со сложившимися научно-педагогическими школами, что очень важно, что отличает наши вузы от зарубежных вузов. Там очень быстрая текучка кадров, смена, миграция преподавателей. Это естественный процесс во многих странах мира, а у нас — это опять же наше достояние, что у нас сложились школы. И выпускника бауманки легко отличить от выпускника физтеха, выпускника Московского государственного университета от выпускника Санкт-Петербургского. У каждого есть своя специфика.

Э.НИКОЛАЕВА — Свой стиль.

В.КРУЖАЛИН — Свой стиль, совершенно верно.

Э.НИКОЛАЕВА — Вложение знаний.

В.КРУЖАЛИН — Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА — Говорят, что вот, Виктор Иванович, еще, из-за этой олимпийской системы в этом году даже конкурс в МГУ уменьшился. Так ли это?

В.КРУЖАЛИН — Да, действительно.

Э.НИКОЛАЕВА — Многие ребята испугались.

В.КРУЖАЛИН — Просто, действительно, испугались. А жаль, конечно, они бы прошли:, хороший опыт приобрели конкурсных испытаний в Московском университете.

Э.НИКОЛАЕВА — Практику.

В.КРУЖАЛИН — Ну, да, практику такую. Но наиболее сильные:

Э.НИКОЛАЕВА — Но, знаете, такая практика, Виктор Иванович!

В.КРУЖАЛИН — Поэтому, конечно, отток был, но незначительный. Если у нас в среднем обычно порядка 5-6 в университете был конкурс, то сейчас порядка 4-4,5.

Э.НИКОЛАЕВА — Независимо от факультета?

В.КРУЖАЛИН — В целом на факультеты. Отдельные факультеты имели гораздо более высокие конкурсы, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА — Но такого, чтобы просто рухнула как-то так конкурентная ситуация:

В.КРУЖАЛИН — Нет, нет, абсолютно, такого не было, прошли все наборы на все факультеты, и все это прошло четко, организованно, без каких-либо нареканий со стороны родителей и абитуриентов.

Э.НИКОЛАЕВА — Но ведь какие-то вузы набирали студентов, ориентируясь на результаты ЕГЭ?

В.КРУЖАЛИН — Да Вы знаете, в Москве, например, вузам было дано право свободы действия. Кто-то по какому-то из предметов учитывал ЕГЭ, а кто-то вообще отказывался. И не только в Москве. Я вот недавно был в Орле и беседовал с ректором Орловского государственного технического университета. Вот он сказал, что тоже мы принимали в обычной манере и набрали очень хороших ребят. ЕГЭ они не использовали.

Э.НИКОЛАЕВА — Что Вас в Орел-то занесло? Как Вас!

В.КРУЖАЛИН — В Орел меня занесло то, что в Орле именно этот университет Орловский государственный технический реализовал, пожалуй, наиболее полно систему комплексов учебно-научно-производственных. Орловский государственный технический университет объединяет под собой еще техникумы, ПТУ, около 15 крупнейших промышленных предприятий, отраслевые НИИ.

Э.НИКОЛАЕВА — Ничего себе!

В.КРУЖАЛИН — И это получается система саморегулирующаяся. Готовятся кадры разных уровней для производства, наука отраслевая подпитывается соответствующими разработками, а во главе стоит мощный научный государственный университет. И все это довольно активно развивается.

Э.НИКОЛАЕВА — А Вы не собираетесь вводить:

В.КРУЖАЛИН — Эту идею поддержал активно 9 лет назад нынешний губернатор Егор Строев, и благодаря вот такой поддержке получился совершенно, на мой взгляд, :

Э.НИКОЛАЕВА — Комплекс.

В.КРУЖАЛИН — Блестящий комплекс, который реально работает. Этот комплекс производит продукцию, которая нужна потребителям, народному хозяйству.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, в программе 'Какого черта!' замечательный гость, проректор МГУ Виктор Иванович Кружалин. Продолжим нашу беседу после новостей.

ВЫПУСК НОВОСТЕЙ.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, мы продолжаем беседу, уважаемые слушатели ' Эха Москвы', с проректором МГУ Виктором Ивановичем Кружалиным. Программа 'Какого черта!' снова в эфире! И вот Вам, Виктор Иванович, сакраментальный вопрос. Какие выдающиеся молодые личности пришли в МГУ в результате олимпийского набора? Вы с кем-то лично знакомы?

В.КРУЖАЛИН — Пока не удалось познакомиться. Думаю, наверняка познакомлюсь. Но я знаю, что на все факультеты поступили эти самые уникальные личности. По отзывам деканов факультетов — это очень сильные ребята, которые вполне достойны учиться в Московском университете.

Э.НИКОЛАЕВА — Процент москвичей уменьшился?

В.КРУЖАЛИН — Процент москвичей немного сократился, но мы же всегда подчеркивали, что Московский государственный университет — это не только для Москвы и не столько для Москвы. Это университет для всей нашей России, поэтому сейчас баланс иногородних и москвичей у нас примерно такой, как был традиционно, на протяжении десятков лет работы университета, когда он готовил для всей страны и тогда еще для всего Советского Союза кадры.

Э.НИКОЛАЕВА — Сколько в год сейчас отсеивается из МГУ?

В.КРУЖАЛИН — МГУ синоним качества, поэтому мы, несмотря на то, что у нас есть не только бюджетные, так называемые, но и платные студенты, да, мы требования предъявляем ко всем одинаковые. Поэтому у нас, естественно, идет жесткий отбор в процессе уже учебы и отсев. На разных факультетах по-разному, но в целом это от 10 до 30 процентов.

Э.НИКОЛАЕВА — У!

В.КРУЖАЛИН — Да, да, да, но потом студент имеет право восстановиться. Ну, например, на мехмате очень сложно учиться, на ВМК. И там, в общем-то, такие наиболее серьезные отсевы. На гуманитарных факультетах этот отсев меньше. Но они существуют.

Э.НИКОЛАЕВА — Но вот эти проценты колеблются.

В.КРУЖАЛИН — Безусловно.

Э.НИКОЛАЕВА — Что с армией? Военная кафедра, многих ли выпускников призывают, есть ли военные кафедры в Оксфорде, Кембридже и так далее?

В.КРУЖАЛИН — Ну, там, точно я знаю, нет таких кафедр. Я и в Оксфорде бывал, и в Кембридже, но в Московском университете есть такая кафедра. Это даже не кафедра, а факультет военной подготовки, и практически все военные специальности:

Э.НИКОЛАЕВА — :там студенты осваивают.

В.КРУЖАЛИН — Да, по существу, осваивают. Но не все студенты, могу сразу подчеркнуть. Те, кто уже отслужил, имеют отсрочку от армии и в рамках лимитов, выделенных Министерством обороны.

Э.НИКОЛАЕВА — Но в тот момент, когда студент учится, естественно, его не забирают в армию?

В.КРУЖАЛИН — Нет, это по закону так.

Э.НИКОЛАЕВА — И после окончания:

В.КРУЖАЛИН — И после окончания, если он поступает в аспирантуру, естественно, тоже. Если он не поступает в аспирантуру, а срок еще:

Э.НИКОЛАЕВА — Возрастной.

В.КРУЖАЛИН — :, то он может быть призван на год для службы в вооруженных силах.

Э.НИКОЛАЕВА — На год?

В.КРУЖАЛИН — Да.

Э.НИКОЛАЕВА — В качестве уже офицера?

В.КРУЖАЛИН — В качестве, если он военную кафедру закончил, то да. Если нет, то на год в качестве рядового.

Э.НИКОЛАЕВА — Как сейчас котируется в мире диплом МГУ?

В.КРУЖАЛИН — Вопрос несколько неожиданный для меня. Потому что, где бы я ни был, когда я говорил о том, что я профессор Московского университета или общался с коллегами, которые знают, что у них в стране работают выпускники МГУ, они всегда очень тепло отзывались о них и высоко оценивали их профессиональные качества. Я не знаю ни одного случая, чтобы выпускник МГУ где-либо за рубежом не смог найти себе работу, причем работу именно по специальности.

Э.НИКОЛАЕВА — Угу, какое ценное дополнение. Какого черта, в стране развелось так много неполноценных вузов?

В.КРУЖАЛИН — Ну, я могу сказать, что, конечно, это вот та проблема, это, может быть, наша исконно русская черта. Мы сначала создаем проблемы для себя, потом ищем пути их решения. В соответствии с законом 92-го года об образовании открылась возможность открывать коммерческие вузы. И можно было одному человеку учредить вуз, и группе людей, и каким-то организациям. И начался бурный рост вузов. Я уже сказал, из 500-600 вузов сейчас вместе с филиалами их стало более 3200.

Э.НИКОЛАЕВА — Вы же говорили.

В.КРУЖАЛИН — Да, я же говорил об этом. Это проблема. Вот, конечно, теперь требуется найти механизм жестких требований и неукоснительного их выполнения в плане контроля качества.

Э.НИКОЛАЕВА — А где, кстати, проверить, что из себя представляет тот или иной вуз, Виктор Иванович? Ко мне часто обращаются!

В.КРУЖАЛИН — Вот есть Федеральная служба, теперь у нас создана. Вы знаете, что у нас была реорганизация системы управления государственного, и теперь три уровня созданы: Министерство образования и науки, агентство по образованию и Федеральная служба по контролю качества образования.

Э.НИКОЛАЕВА — Да, стоит ли в этот вуз нести деньги.

В.КРУЖАЛИН — Как раз она и знает все о каждом вузе. Там создана база данных аккредитации. Ежегодно каждый вуз сдает туда информацию о своей деятельности по комплексу параметров. И выезжает периодически раз в 5 лет проверять эти вузы комиссия специальная. Очень серьезная комиссия.

Э.НИКОЛАЕВА — Как еще раз называется эта служба?

В.КРУЖАЛИН — Это служба — Федеральная служба по контролю качества образования.

Э.НИКОЛАЕВА — И телефон у нее есть?

В.КРУЖАЛИН — Да, возглавляет ее Виктор Александрович Болотов, который в бывшем министерстве был первым заместителем министра.

Э.НИКОЛАЕВА — У Филиппова?

В.КРУЖАЛИН — Да, у Филиппова. И эта служба уже во всю работает, очень активно. Я являюсь членом как раз коллегии этой службы.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, Вы же специалист по этому вопросу.

В.КРУЖАЛИН — Да, я лично заседаю на заседаниях коллегии как раз, где рассматривается вопрос о пролонгации работы вуза или о его закрытии. И за последнее время уже десятка полтора-два вузов закрыто или их филиалов. Вот такая работа ведется.

Э.НИКОЛАЕВА — Но это, Виктор Иванович, опасная у Вас работа! Деньги, большие деньги, ведь, крутятся в науке.

В.КРУЖАЛИН — Ну, безусловно, это работа рискованная, но, тем не менее, надо же ее кому-то делать.

Э.НИКОЛАЕВА — А Вы их закрываете.

В.КРУЖАЛИН — И то, что создана эта служба — это чрезвычайно важный шаг в контроле качества и улучшения качества образования в России.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, отвлечемся на рубрику культура-мультура. Виктор Иванович, почему научные работники, преподаватели и студенты так много курят? Год назад мне жаловались, что в МГУ невозможно находиться, все прокурено: и лестницы, и даже аудитории!

В.КРУЖАЛИН — Это не совсем так, я бы с этим не согласился. У нас вообще в соответствии с порядком Московского университета:

Э.НИКОЛАЕВА — Который Вы сами контролируете.

В.КРУЖАЛИН — Да, да, есть места, специально отведенные для курения. Ну, а на некоторых факультетах вообще, благодаря такой мощной кампании по борьбе с курением, запрещено курение. Да, это можно сейчас даже в этом убедиться на целом ряде факультетов просто не курят. А если кто хочет очень покурить, ну, выходят тогда за пределы здания.

Э.НИКОЛАЕВА — И еще. Нельзя ли попросить студентов, не сосать из бутылок пиво на ступеньках храма науки! Прямо не студенты, а лохи какие-то!

В.КРУЖАЛИН — Ну, вот, опять же, я, Вы нарисовали такую картину, можно себе представить. Но могу сказать, что жесточайший есть указ ректора, и я его всячески привожу, что на территории университета ни в одном из магазинов, магазинчиков и палаточек не продаются какие-то алкогольные напитки, включая пиво. Категорически, категорически!

Э.НИКОЛАЕВА — Проносят!

В.КРУЖАЛИН — Ну, вероятно, с собой, да. Конечно же, за всем не уследишь. Но это — единичные случаи, а не массовое явление, хотя 2-3 года назад, действительно, это было. А вот последние год-полтора — это уже крайне редкое явление. Если бывает где-то, то действительно, как Вы говорите, проносят.

Э.НИКОЛАЕВА — Как сигареты, да, Виктор Иванович. Сигареты-то ведь тоже, по-моему, не продаются в МГУ.

В.КРУЖАЛИН — Тоже не продаются.

Э.НИКОЛАЕВА — Но сигарету пронести легче.

В.КРУЖАЛИН — Вот в прошлом году запретили продажу сигарет. Их тоже не продают.

Э.НИКОЛАЕВА — Отлично, борьба с курением в полном разгаре. Ну, что же, теперь приступим к нашей хозяйственной части. Вернее, к Вашей. Лет 5 назад пресса писала про то, что МГУ безобразно охраняется, Виктор Иванович. Что с тех пор?

В.КРУЖАЛИН — Но, наверное, вообще лет 5-6 назад это было свойственно вообще не только МГУ, но и всем вузам, да и государственным учреждениям. Но сейчас и по линии государства дополнительные какие-то средства выделяются на систему охраны. В Московском университете есть служба безопасности, и есть служба безопасности работы системы ЧОПов. У нас более 30 частных охранных предприятий. Мы за это им платим, и они, по существу, охраняют все объекты, все факультеты. И поэтому, конечно, :.

Э.НИКОЛАЕВА — Но их так, в глаза-то они не слишком бросаются!

В.КРУЖАЛИН — Затем пока мы не везде, но сейчас в течение этого года и следующего будем систему видео наблюдения устанавливать и так далее:

Э.НИКОЛАЕВА — Особенно на входе надо Виктор Иванович. У Вас такой демократичный там, :обстановка. Все такие:

В.КРУЖАЛИН — Но если Вы попробуете пройти, и так пройдете, Вас просто не остановят. Скажите. Обычно на каждом входе стоит по несколько сейчас товарищей в форме, которые жестко спрашивают документы. И, в общем-то, мы за этим следим внимательно.

Э.НИКОЛАЕВА — И смотрят, пропускают именно студентов?

В.КРУЖАЛИН — Да, да. Поддельные, фальшивые выявляют, еженедельно это имеет место, к сожалению, просроченные.

Э.НИКОЛАЕВА — Хорошо. У Вас в здании МГУ сейчас идет реконструкция. Обычно после этого исчезает все самое ценное из внутреннего убранства. Медные ручки, мраморные лавки. Не пострадают?

В.КРУЖАЛИН — Нет, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА — Дубовые двери еще .

В.КРУЖАЛИН — Нет. Все это на месте, и все это бережно хранится, реставрируется. Даже цвет краски тот же самый подбирается, который был 50 лет назад. Поскольку, я еще раз повторяю — университет — это здание особое. Оно попало в перечень особо охраняемых зданий как национальное достояние России.

Э.НИКОЛАЕВА — В общем, ремонт консервативный. Дух МГУ не пострадает.

В.КРУЖАЛИН — Нет, нет. Абсолютно, нет.

Э.НИКОЛАЕВА — Что с библиотекой, Виктор Иванович?

В.КРУЖАЛИН — Мне очень приятно сказать, что библиотека, если кто-то будет проезжать по Ломоносовскому проспекту, увидит фактически ее с фасада — она вся уже облицована, имеет такой праздничный нарядный вид. Внутри тоже уже практически строительные работы завершаются, и в сентябре планируется уже непосредственно благоустройство внутреннего убранства. Это мебель, это фойе, залы украсить надо. Все библиотечное хозяйство привести в рабочее состояние. Все для этого практически готово. И мы думаем, что в декабре месяце все работы даже и внутренние по убранству этого огромного помещения на 5 миллионов книг:

Э.НИКОЛАЕВА — Что у Вас там хранится-то? Как в Ленинке, что ли?
В.КРУЖАЛИН — Там будут храниться уникальные издания, которые будут перевезены по современной технологии из старого здания на Моховой. Плюс будет наполнение книжными фондами на 5 миллионов томов. Это, конечно, не одномоментная акция, а все это довольно продолжительно по времени, но там, в библиотеке будут самые современные технологии.

Э.НИКОЛАЕВА — Это что значит? Компьютерные, да?

В.КРУЖАЛИН — Компьютерные, будет портал интернет, который позволяет воспользоваться не только ресурсами библиотеки крупнейшей уже, по существу, сейчас Московского университета, но и других библиотек России и мира. Там, конечно, и система обеспечения непосредственно любого читателя. И что очень важно, эта библиотека не будет закрыта. Она будет открыта для городского читателя.

Э.НИКОЛАЕВА — Да? Прямо так с улицы и заходи?

В.КРУЖАЛИН — Да ею может воспользоваться любой. Специально будет зал для людей, которые хотят с улицы зайти, записаться туда, как в обычную районную или городскую библиотеку, это было, и там пользоваться благами тех богатств книжных, которыми располагает Библиотека имени Горького Московского университета.

Э.НИКОЛАЕВА — Насколько МГУ по своему техническому и научному уровню отвечает современным требованиям?

В.КРУЖАЛИН — Но вот это очень важный вопрос, спасибо за него. В преддверии юбилея, конечно же, мы много этим вопросом занимались, и благодаря усилиям нашего ректора Виктора Антоновича Садовничего правительство и комиссия правительственная специальная выделила специальные средства для оснащения новейшим оборудованием Московского университета. Они очень значительные, не буду говорить какие, чтобы не вызывать некоторую зависть других вузов. Но юбилей 250 лет — уникальное явление в нашей вузовской жизни, и государство в этом плане, понимая роль и предназначение Московского университета для нашего общества, здесь очень помогает. Мы закупили оборудование, которое по своим характеристикам не уступает лучшим аналогам в мире. И по оснащению мы приближаемся к таким вузам, которые Вы назвали — Йельский университет, Оксфорд, Кембридж и так далее. Мы сейчас в этом смысле можем совершенно спокойно говорить, что мы по оснащению очень близки, по уровню оснащения этим вузам. Поэтому можем сейчас сделать опять новый прорыв в научных разработках. А это очень важно, учитывая то, что будущее России очень тесно связано, прежде всего, с наукой и образованием. Какие они у нас будут, таковой и будет наша страна.

Э.НИКОЛАЕВА — Виктор Иванович, Вам, профессору МГУ, долгое время Вы занимались и занимаетесь научной работой. У Вас и дипломники, и аспиранты, вы им все это ведете. А вот не утомительно заниматься рутинной хозяйственной деятельностью сейчас? Хотя и в должности, высокой такой должности проректора.

В.КРУЖАЛИН — Вы, знаете, в том-то и особенность Московского университета, что все мы его воспитанники ему преданы. Все, что мы имеем, этим мы обязаны Московскому университету. Поэтому, если надо, чтобы в данный момент кто-то из нас работал, как Вы сказали, и в должности завхоза, например, :

Э.НИКОЛАЕВА — То есть Вас бросили на амбразуру!

В.КРУЖАЛИН — Да, да, то, безусловно, конечно же, надо это сделать на самом высоком уровне и при этом, конечно, все мы продолжаем свою профессиональную деятельность, безусловно.

Э.НИКОЛАЕВА — Угу! Виктор Иванович, не было ли никогда у Вас мысли. Вот каждый человек стремится достичь чего-то такого недостижимого. Это — как мечта. Ну, более-менее у всех, кто пытается чего-то добиться в этой жизни. Ну, Вы лет уже сколько в МГУ?

В.КРУЖАЛИН — 37.

Э.НИКОЛАЕВА — 37 лет в МГУ. А Виктор Антонович Садовничий?

В.КРУЖАЛИН — Он на 10 лет подольше.

Э.НИКОЛАЕВА — Постарше.

В.КРУЖАЛИН — Постарше, он с 57-го года где-то, значит, считайте, я с 67-го года. Значит 47 лет.

Э.НИКОЛАЕВА — Господи, Виктор Иванович, по Вам и не скажешь, что Вы столько лет уже там.

В.КРУЖАЛИН — Спасибо, спасибо за комплимент.

Э.НИКОЛАЕВА — Вот никогда у Вас не было стремления, а не податься ли мне в Кембридж, в Оксфорд? Такие, знаете, имена, прямо завораживающие, магические названия.

В.КРУЖАЛИН — Вы знаете, никогда даже мысли такой не возникало. Действительно, еще раз повторюсь, я там бывал и знаю, что это за вузы. Действительно, это очень сильные и крепкие вузы. Но по фундаментальности, по качеству образования Московский университет не уступает ни одному университету мира. Это абсолютно истина. Многие могут упрекать меня, что вот он, мол, о себе так говорит! А для этого есть все основания. И сейчас наши выпускники, получившие все, благодаря знаниям, полученным в Московском университете, иногда позволяют себе такие слова говорить в адрес университета.

Э.НИКОЛАЕВА — Типа, да!

В.КРУЖАЛИН — Да, подумаешь, да.

В.КРУЖАЛИН — Я глубоко убежден в том, что это так, безусловно. И мне кажется, что вообще пора бы прекратить дискуссию. Слава Богу, что в России сохранилось, помимо московского еще есть десяток мощных, сильных высших учебных заведений, которые представляют лицо нашего образования отечественного, высшего, профессионального и науки, в том числе.

Э.НИКОЛАЕВА — Слушайте, Виктор Иванович, а почему у нас люди богатые, обеспеченные, имеющие возможность заплатить за обучение своих детей хорошие деньги, отдают их, относят на сторону, что называется. Ведь какие-то там безумные деньги. 30 тысяч, 40, 50, 60 тысяч стоит годовое обучение в названных выше учебных заведениях.

В.КРУЖАЛИН — Так было. Сейчас ситуация изменилась. Я беседовал в прошлом году как раз с президентом Оксфорда. Я его спрашиваю, учатся ли у вас наши российские дети? Да, говорит, учатся. Более 100 человек. Где-то примерно 120. Из них порядка 20-30 в бакалавриате, т.е. первая ступенька. Остальные уже приехали на второе образование в магистратуру. А, говорит, лет 5 назад было совсем наоборот. Ваши богатые люди стали понимать, что надо базовое образование получить в России, в этих самых лучших элитных наших вузах. А потом получать второе образование в Европе, в Америке. Степени. Потому что я знаю по своему опыту. Я посылал своих студентов учиться и в США, и в европейские страны. Они туда приезжают, на третьем курсе там включенное обучение. Потом приезжают и говорят, Виктор Иванович, я на год-полтора с опережением, я это все знаю уже, понимаете. Поэтому там такое широкое, массовое образование, а у нас фундаментальное классическое, да еще с углубленным знанием отдельных направлений науки.

Э.НИКОЛАЕВА — А что с иностранцами? Как у нас дела обстоят в МГУ?

В.КРУЖАЛИН — Но традиционно в МГУ училось довольно большое количество иностранных учащихся. И вот за последние годы, по мере стабилизации положения дел у нас в стране. Экономического, политического и криминогенного, будем так говорить. Все-таки ситуация улучшается. Безусловно, мы это отмечаем. Приток иностранных учащихся увеличивается. Сейчас у нас в общей сложности около 4 тысяч человек учится.

Э.НИКОЛАЕВА — Ничего себе!

В.КРУЖАЛИН — Да, да, при этом, конечно, очень большая группа студентов, порядка 2-2,5 тысяч это из Китая.

Э.НИКОЛАЕВА — А! Как интересно!

В.КРУЖАЛИН — Китайские студенты очень трудолюбивы.

Э.НИКОЛАЕВА — Они осваивают русский язык, наверное, тоже?

В.КРУЖАЛИН — Они русский язык сначала год осваивают, потом поступают на разные факультеты и в целом очень успешно учатся.

Э.НИКОЛАЕВА — Это платное обучение?

В.КРУЖАЛИН — Это платное обучение.

Э.НИКОЛАЕВА — Пойди, денег с них дерете немерено?

В.КРУЖАЛИН — Да, нет. Мы не много дерем, не меньше, не больше чем зарубежные другие вузы: порядка 3500-4000 у.е. за год. Поэтому и в этом году мы ожидаем новый набор:

Э.НИКОЛАЕВА — Это новые китайские к Вам приезжают?

В.КРУЖАЛИН — И не только китайские. У нас учатся и корейские, у нас учатся и другие страны Юго-Восточной Азии, из Европы, из США, но не в таких масштабах. И конечно, довольно большое количество из стран СНГ.

Э.НИКОЛАЕВА — И тоже за денежки?

В.КРУЖАЛИН — И тоже. Но по закону мы не имеем права брать их бесплатно. Мы в свое время принимали бесплатно поступивших русскоязычных, но с подданством Украины, Казахстана и т.д.

Э.НИКОЛАЕВА — А сейчас вы не можете?

В.КРУЖАЛИН — Но нам на это соответствующие органы указали, что мы нарушаем тем самым некоторые законы, и поэтому мы сейчас:

Э.НИКОЛАЕВА — То есть они должны быть в платной форме, в платном виде.

В.КРУЖАЛИН — В платном виде, если он подданный той страны, если он имеет подданство российское, то конечно, можно бесплатно.

Э.НИКОЛАЕВА — Кстати, Виктор Иванович, наши студенты могут за бесплатно путем обмена, у вас практикуется еще это, есть такая система в МГУ? Ну, например, наши студенты обучаются на факультетах — поехать учиться в зарубежные вузы?

В.КРУЖАЛИН — Да, у нас существует более чем со ста университетами мира такие соглашения, и когда по обмену приезжают наши студенты туда на включенное обучение на семестр, на два, а к нам приезжают оттуда студенты и преподаватели. Такие обмены существуют.

Э.НИКОЛАЕВА — Что Вы еще хотели рассказать?

В.КРУЖАЛИН — Я еще хотел бы в заключение нашей такой встречи сказать несколько слов о будущем Московского университета. В эти тяжелые годы — 10-15 лет в университете были открыты более 10 факультетов, и в этом году еще один очередной факультет мы открыли. Это московская школа экономики, которую возглавил академик Некипелов. В прошлом году открыт факультет мировой политики, который возглавляет известный политик, депутат Государственной Думы Кокошин. Открываются новые специальности в Московском университете, т.е. несмотря на все сложности нашей жизни, Московский университет динамично развивается. Это его жизненное кредо. И в этой связи хотелось бы сказать — это не просто дань моде. Это — работа университета даже в некотором смысле на опережение подготовки кадров, которые сейчас на ближайшей перспективе потребуются нашему Отечеству.

Э.НИКОЛАЕВА — То есть вы просчитываете заранее, какие существуют потребности?

В.КРУЖАЛИН — Да, мы пытаемся открывать те специальности, которые нужны Отечеству.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, мы практически уже на носу 1 сентября с Вами беседу ведем. Оно уже не за горами, и как у вас 1 сентября в МГУ проходит? Так же как и в школах? Первый звонок?

В.КРУЖАЛИН — 1 сентября — это вообще День знаний, это общегосударственный праздник.

Э.НИКОЛАЕВА — Для вас это праздник?

В.КРУЖАЛИН — Для нас — это праздник.

Э.НИКОЛАЕВА — Для ваших студентов?

В.КРУЖАЛИН — Безусловно. И он начнется, как всегда, лекциями на факультетах деканов. Затем в 11 часов в актовом зале Виктор Антонович Садовничий прочтет всем студентам, кто поступил на 1 курс, лекцию, такую вводную о Московском университете.

Э.НИКОЛАЕВА — Вводную лекцию.

В.КРУЖАЛИН — Да. Про Московский университет.

Э.НИКОЛАЕВА — Чтобы знали, куда попали.

В.КРУЖАЛИН — Чтобы знали, куда попали, совершенно верно. А потом в 12 часов начнется у нас праздник. У нас буду высокие гости, будет праздничный концерт.

Э.НИКОЛАЕВА — Члены правительства, пойди, у вас тоже в МГУ учились?

В.КРУЖАЛИН — Безусловно, да, и члены правительства, известные лица учились.

Э.НИКОЛАЕВА — Как хорошо-то, Виктор Иванович! Вопросы можно решить.

В.КРУЖАЛИН — Училось у нас около 40 депутатов нынешней Госдумы — выпускники Московского университета, и поэтому, конечно, будет большой праздник, который закончится спортивными соревнованиями на нашем стадионе Московского университета на Воробьевых горах.

Э.НИКОЛАЕВА — Да? Будете в состоянии спортивные соревнования-то проводить после такого праздника?

В.КРУЖАЛИН — Конечно.

Э.НИКОЛАЕВА — Ну, что же, спасибо, Виктор Иванович. На этом заканчиваем учебный процесс по ознакомлению радиослушателей 'Эха Москвы' с главным вузом страны. Всем пока! Да здравствуют образованные люди! К черту невежество!

В.КРУЖАЛИН — А я хотел бы обратиться к ребятам, которые еще в школе учатся и думают, куда же поступить, какую же профессию выбрать. Не бойтесь, поступайте в Московский университет! Для талантливых и одаренных ребят широко открыты двери главного вуза России.

Э.НИКОЛАЕВА — Спасибо, Виктор Иванович!


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире