'Вопросы к интервью
19 декабря 2012
Z Ищем выход… Все выпуски

Итоги протестного года в России. Год после выборов в Госдуму


Время выхода в эфир: 19 декабря 2012, 20:07

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, это программа «Ищем Выход», меня зовут Нателла Болтянская, «ищем выход» вместе с Сергеем Митрохиным, председателем партии «Яблоко». Говорим об итогах протестного года, начиная с вопросов, которые пришли по интернету от Сергея, например: «Почему «Яблоко» постепенно прекратило участие в протестном движении и его акциях?»

С.МИТРОХИН: Во-первых, «Яблоко» не прекратило участие в протестных движениях. Я, например, почти два раза в неделю, иногда раз в неделю участвую в той или иной протестной акции, в том числе, уличной акции, митингах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я хорошо помню – вы были еще депутатом Госдумы и вас приложили лицом об автобус – это было при оглашении приговора Ходорковскому. Получается, что никакая неприкосновенность не влияет?

С.МИТРОХИН: Я и в этом году провел немало времени в автозаке. Иногда действительно в таких потасовках получаешь удары. Но тогда я был менее известен, может быть, и получил тогда удар по грудной клетке, потом опознал омоновца, который меня ударил, его фотография была в «Новой газете», послал все в прокуратуру, провел в прокуратуре полдня, причем, это было в моей день рождения, — и ни ответа, ни привета.

По поводу протестного движения хочу ответить на вопрос – участвую в протестном движении. Только оно сегодня разное, протекает в разных измерениях. Почему иногда мы не можем участвовать в массовых акциях? Мы не можем организационно участвовать в массовых акциях вместе с фашистами и леворадикалами. Когда подписывают заявку на массовый митинг оппозиции, например, фашист, или, например, левак.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы имеете в виду, например, Удальцова?

С.МИТРОХИН: Например, последний раз подавал заявку Владимир Тор небезызвестный. У нас есть запрет на участие в такого рода акциях. Этот запрет установил не я, как председатель партии, его установил съезд партии и я считаю, что это запрет правильный – если вы боретесь с одним злом, нельзя при этом объединяться с другим, даже если это зло сейчас рядится в одежды демократов, чуть ли не либералов, и так далее – нельзя участвовать в раскрутке этого зла, которое может вам потом придти и вам цветочками покажется все, что сейчас делает нынешняя власть. Кстати, это опыт нашей столетней истории.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Теоретически не все ли равно, кто держит лозунг «Соблюдайте вашу конституцию?»

С.МИТРОХИН: Там лозунги не такие. Например, «Марш свободы» — вы знаете, что люди, которые идут в этом марше – для чего им нужна эта свобода? У них в программах написано, что они хотят установить «русский порядок» или диктатуру, которая все хочет отнять и поделить. Вы же понимаете, для чего им нужна свобода – чтобы усилиться, и благодаря этой свободе демократии придти к власти, захватить власть, как это сделали большевики, — кстати, в общем, более или менее демократическом режиме, и после этого установить свою диктатуру.

Так вот таких людей, которые вот так ходят вместе, не разбираясь в том, у кого какие взгляды, и тем самым раскручивают будущих диктаторов, Ленин называл «полезными буржуазными идиотами». Мы хорошо знаем нашу историю и не собираемся повторять те ошибки, которые в прошлом делали люди, в том числе, с демократическими и либеральными взглядами — помните, Савва Морозов финансировал большевиков? В Германии очень многие люди с более или менее либеральными взглядами симпатизировали Гитлеру. Никто не представлял тогда, что из этого вырастет. Но мы живем сто лет спустя и знаем, что из этого вырастает. Поэтому у нас такой жесткий запрет.

Это не означает, что я сейчас обвиняю в чем-то Координационный Совет, — кстати, я неоднократно делал жесткие заявления, когда Мэрия не согласовывала им акции, потому что и нам не согласовывают акции тоже. Они имеют, безусловно, свое конституционное право на проведение акций по любым маршрутам, между прочим, и отказ им в этом праве это действительно нарушение конституции – мы против этого будем жестко выступать.

А вообще, когда мы отвечаем на вопрос про протестные движения оно сегодня в разных измерениях. Есть такое, какое было сначала на Болотной и Сахарова, потом на себя натянули одеяло, условно говоря, красно-коричневые, и мы в этом перестали участвовать. Но это другой вопрос. Протестное движение перешло в еще одну плоскость, о которой мало кто знает – оно вернулось во дворы, на улицы, к тем протестам, которые сейчас массово происходят в Москве – по поводу безумных проектов Собянина по расширению проспектов, по поводу того, что под видом облагораживания московских парков происходит их уничтожение. А ведь раньше некоторые нынешние протестные лидеры участвовали в этом народном протестном движении.

Сейчас, после массовых митингов на Болотной и Сахарова это движение перешло в новое качество – оно стало более организованным, более интеллектуальным, — не побоюсь этого слова, — я вижу, как оно эволюционирует.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Более националистическим и левацким?

С.МИТРОХИН: Я сейчас говорю про то народное движение, которое развивается в таких формах, как самозащита граждан от произвола власти. Это градостроительные проекты, протесты против проектов, касающихся среды обитания – вырубка деревьев, парков, и так далее. Так вот многие протестные лидеры,/ которые раньше во всем этом участвовали, они в это движение не вернулись. А партия «Яблоко» из него и не выходила. И мы сейчас видим, что самоорганизовываться люди стали лучше, стало действительно больше интеллектуалов. Раньше нам приходилось все это организовывать от начала до конца, теперь мы уже встречаем организованные группы и просто сотрудничаем с ними.

Когда говорят, что протестное движение пошло на спад, — наверное, в некотором смысле пошло. Но многие не видят этого народного, действительно гражданского измерения, в которое частично перешло протестное движение, и никак ему не помогают. А это очень плохо. И пресса перестала интересоваться этим. Раньше митингами против точечной застройки интересовались все – туда приезжал и Удальцов, приходило телевидение. Сегодня это неинтересно никому.

И здесь еще один аспект, почему протестное движение пошло на спад. Мне кажется, во главу угла были поставлены максималистские цели, а сил для того, чтобы их добиться, не хватило. То есть, принцип «все, или ничего» — вот добьемся честных выборов и будем выходить раз в два месяца большими массами и добьемся честных выборов, — не получается.

А в промежутках между этими массовыми митингами власть методично, планомерно и очень аккуратно завинчивает гайки. А когда власть завинчивает гайки, в Госдуме принимая очередной вредоносный закон, почему-то к ГД приходит только партия «Яблоко». И здесь я показываю различия: это наше протестное движение. Мы выступаем не только за тактику лобовых ударов – митингом сказать власти, что он должна сделать, — это тоже нужно, мы не против этой формы. Но если вы при этом еще не занимаетесь блокированием мелких ударов, которые наносит по вам власть, а потом эти мелкие удары порождают результат, количество переходит в качество, — если вы эти удары не блокируете, то власть выигрывает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы блокируете?

С.МИТРОХИН: Да, пытаемся их блокировать и постоянно обращаемся ко всем протестным лидерам. Когда мы в июне боролись против поправок к закону о митингах, мы призывали всех приходить, потому что в этот момент, в это время, на этом месте, около Госдумы и Охотного ряда, можно заблокировать очередное завинчивание гаек. В первом чтении воспрепятствовать, во втором чтении воспрепятствовать. Если приходило бы не сто человек, которых мы приводили, а хотя бы 10 тысяч, то ничего бы этого не было, и мы бы сейчас не имели это чудовищное, драконовское законодательство о митингах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А почему этого не случилось?

С.МИТРОХИН: Различия тактик. У «Яблока» своя тактика протестной активности, и мы убеждаем других представителей политических партий, чтобы они в этом участвовали. Но они не хотят в этом участвовать – может быть, у них не хватает на это сил, времени – не знаю. Может быть, они считают, что только на массовом митинге раз в два месяца можно что-то решить. А я вижу, что это неправильная тактика. То есть, она правильная, но только частично.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но все-таки многие люди знают о ваших акциях, но не идут. Почему?

С.МИТРОХИН: К счастью, вы неправы. Люди приходят на многие акции. Кстати, еще два года назад, когда мы боролись с расширением полномочий ФСБ таким же образом, тоже бросили всеобщий клич – никто не пришел тогда, всем наплевать, — так вот сейчас дадут право ФСБЬэшникам вас без суда и без каких-либо оснований вызывать на допрос и давать вам еще предписание. Почему-то для всех это было абсолютно безразлично. Небезразлично было для Людмилы Алексеевой — мы ее специально не приглашали, учитывая ее возраст, но она услышала и пришла. Потому что понимает, что это такое. Кстати, нам потом удалось добиться, что эти поправки потом были приняты не в таком ужасном виде. Если бы не наша акция у ГД, еще неизвестно, — возможно, мы бы сейчас имели штраф в 300 тысяч, который хотели вменить, а сейчас его все-таки дифференцировали.

Но если бы люди пришли в массовом порядке, в том числе, те протестные лидеры, которые организовывают массовые акции, этого всего сегодня, может быть, и не было бы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но все-таки на акции, которые вы ругаете. Выходят хотя бы 50 тысяч. А вы остаетесь в интеллигентном меньшинстве.

С.МИТРОХИН: Во-первых, выходят намного меньше, потому что видят, что все требования, которые выдвигались раньше на 150-тысячных митингах, не выполняются. То есть, идет тенденция к сокращению. А альтернативы этому никто не предлагает из других протестных лидеров. А мы предлагаем. Да, пусть сейчас мало людей приходит, но я знаю, что эта тактика правильная, и мы под нее будем приглашать людей участвовать в этой тактике, будем убеждать людей, что это одно из важнейших направлений протестной активности.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы меня не слышите. Все мы потребители по жизни.

С.МИТРОХИН: Но не в политике.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я говорю сейчас о себе. Когда я вижу, что на этом углу предлагают что-то, что протухает, а на этом углу мне нужное, я должна быть клинической идиотом, чтобы пойти там, где тухнет. Почему не идут к вам люди?

С.МИТРОХИН: Не знаю, почему не идут.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но вы должны это знать.

С.МИТРОХИН: У нас нет возможности широко освещать наши акции – прессу они не интересуют. Мы говорим: вот тут можно придти и поймать за руку вора. А нам говорят: а нам это неинтересно. Нам интересно, чтобы собралось много людей, а результат какой? – там никого нельзя поймать ни за что. Хотя, конечно, надо ходить, — повторяю, — и призываю всех ходить. Но партия «Яблоко» не может ходить на акции, в организации которых участвуют фашисты и радикальные леваки – у нас такой устав. Это не значит, что мы его навязываем всем остальным – кто хочет, пусть ходит, но дайте нам право на свою собственную тактику, потому что она отнимает колоссальное количество времени, сил и нервов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кто же вам не дает?

С.МИТРОХИН: Ну, нас осуждают за это. Но мы нормально работаем сейчас, нам никто не мешает кроме властей, которые, конечно, ставят палки в колеса, постоянно нам запрещают в издевательской форме проводить наши акции.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы ответили на вопрос, почему вы не участвуете в работе КС.

С.МИТРОХИН: По этой причине. Нам непонятно, что такое «националистическая курия» — это курия для фашистов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Может ли «Яблоко» участвовать в реальном объединении оппозиционных организаций — ПАРНАС. «Солидарность»?

С.МИТРОХИН: не только может, но мы постоянно занимаемся этим на выборах. Кстати, один из итогов года для партии «Яблоко» — это серьезные успехи на выборах в малых городах. Например, в городе Первоуральске наш список набрал 20%. В малых городах легче обеспечить контроль за голосованием, и в таких городах, да и на больших территориях, мы приглашаем всех. Например, в Краснодарском крае к нам вошел ПАРНАС, ДемВыбор, «Солидарность», то же было у нас в других регионах, на многих других выборах — здесь мы полностью открыты и готовы объединяться. Но если придут националисты или леваки, радикалы – просто для того, чтобы смести местную власть, — то мы с ними не можем объединяться по определению.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: От Елены: «А если дом горит, а его тушат фашисты – вы его тушить тоже не будете?»

С.МИТРОХИН: Этот вопрос перед нами вставал неоднократно. Когда мы боремся с точечной застройкой и приходят люди, представители других мировоззрений, — мы их принимаем, они помогают конкретным жителям, и мы вместе. Тут нас это не смущает – мы тушим конкретную беду.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А тогда, когда за честные выборы – смущает?

С.МИТРОХИН: Выборы были нечестными, и мы в этих акциях участвовали. Когда были абсолютно все представители движений на первых порах, имели равные права в оргкомитете, который проводил акции – это была совершенно другая ситуация. Сейчас доминируют люди с такими взглядами, либо дрейфующие в сторону этих взглядов – вот это для нас недопустимо. Потому что мы понимаем, что на месте дома, который сгорел, будет построена очередная тюрьма или казарма коричневого или красного цвета – нас это не устраивает. И мы не будем помогать людям, которые стремятся построить эту казарму.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кто-то пишет, что вы правы, кто-то – неправы.

С.МИТРОХИН: А мы не претендуем на правоту – все можно обсуждать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Готово ли «Яблоко» повести за собой народ?»

С.МИТРОХИН: У нас есть такие идеи старые, которые до сих пор не реализованы. Они до сих пор способны за собой вести народ. Это идеи демократии, свободы, правового государства, независимого суда.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что же народ так неумен, что не идет за вами пачками?

С.МИТРОХИН: А какой народ вам нужен?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Которого нет на ваших акциях.

С.МИТРОХИН: Не всегда на акции приходит много народа. По паркам мы проводили – что людей затрагивает за живое — их непосредственная среда обитания. Вот сейчас у них отнимают, ионии просят помочь – мы организуем митинг, и на наши митинги приходило до тысячи человек. Или вот сейчас, в Удмуртии, проводили митинг за отставку Волкова – пришло более тысячи человек, для Удмуртии очень хороший показатель. Поэтому не надо говорить, что к нам приходят 10-50 человек, — ничего подобного. Акций мы проводим много. Если взять совокупность людей, которые приходят на эти акции, их будет уж точно несколько десятков тысяч, — если взять еще в масштабах страны.

Как определяется уровень поддержки того или иного движения, той или иной партии? – только на честных выборах. Другим способом определить невозможно. Когда более или менее честные выборы, мы получаем очень солидный результат. Вот пример — Первоуральск. В Электрогорске, в МО, у нас было 10%. В двух районах выборов глав регионов на прошлых выборах мы получили больше 20%, и там мы получили глав районов. «Яблоко» добилось избрания своих глав районов. Мы считаем, что конкретно в этих малых городах и районах мы реально добиваемся результатов. И наша задача сейчас – расширить ареал этих малых побед.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А на выборах вас обвиняли, что вы договорились с властью.

С.МИТРОХИН: Это обвинение нам выдвигают постоянно, и я прошу предъявить доказательства. Было подозрение, что мы вступили в сговор с властью в Брянской области, когда снялся наш кандидат. Но я еще до того, как он снялся, публично завил, что этот кандидат будет исключен из партии, если он снимется – это единственная мера воздействия, которой мы располагаем. Конечно, власти очень хотелось, чтобы мы его сняли, чтобы мы поддержали действующего губернатора – мы этого не сделали. Какие вам еще нужны доказательства? Знаете, иногда устаешь постоянно доказывать, что ты не верблюд.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Политик не имеет право уставать.

С.МИТРОХИН: Все признаки, которыми мы обладаем, это признаки оппозиционной партии. И мы единственная партия сегодня, которая предполагает системную альтернативу тому, что делает действующая власть. Если вы посмотрите на так называемые оппозиционные партии в думе — как они сегодня проголосовали по этому чудовищному закону, который наказывает детей-сирот для того, чтобы защитить российских коррупционеров и беспредельщиков? За это проголосовала вся так называемая думская оппозиция – и КПРФ, и большая часть «Справедливой России», не говоря уже об ЛДПР. А закон «об иностранных агентах» они поддержали все до одного.

Уличите нас хотя бы в одной позиции, по которой мы бы совпадали со всеми этими партиями? По какому вопросу – назовите хотя бы один – мы подыграли властям, — подыграли Путину или кому-то еще в действующей власти? Нет таких вопросов. Мы последовательны в том, что является альтернативой действующей власти. Наша программа, которую мы выдвигаем, это альтернатива. Причем, не по одному вопросу — честные выборы или независимый суд, — а по всем вопросам политическим, экономическим и социальным. Назовите любую другую партию, которая это делает.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Делаем перерыв на новости и продолжим разговор.

НОВОСТИ

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Продолжаем программу. «Удачи вам. Не отступать и не сдаваться. Быть в меньшинстве не стыдно, стыдно быть в стаде» — пишет ваш сторонник.

С.МИТРОХИН: Спасибо.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И другой сторонник: «Вы не подыграли власти ни по одному вопросу. А по какому вопросу вы эффективно подыграли гражданам?»

С.МИТРОХИН: Масса вопросов. Я был единственным участником дебатов на выборах прошлых год назад, который приходит в студию, — когда давали бесплатное эфирное время — с отчетом о деятельности партии. У нас была и программа и отчет. Я спрашивал у всех остальных партий — а где у вас это все? Они отвечали: мы дома забыли. Они не думали, что им придется встретиться со мной в дебатах в следующий раз, — ни у кого ничего подобного нет.

У нас огромный отчет о нашей деятельности. Могу сказать по Москве — например, мы добились остановки вреднейшего производства в районе Печатники — цементный элеватор. И, кстати, Департамент природопользования даже нам благодарность выносило за это – что мы этот вопрос поставили и добились его реализации.

Но не будем в прошлом углубляться, вспоминать, как мы не дали все-таки ввести в Россию тонных иностранных, присеем, американских ядерных отходов. По текущей ситуации — например, московские парки. Были ужасающие проекты так называемого благоустройства, или перепланировки этих парков, которые уже начали приводить к их тотальной застройке, коммерческому освоению. Мы сейчас добились приостановки реализации эти проектов, — власть московская отложила публичные слушания по ним.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У вас вообще особые отношения с московскими властями.

С.МИТРОХИН: Мы единственная партия сегодня, которая реально занимается московским проблемами и оппонирует Собянину. Мы открыто находимся в оппозиции Собянину – другие стараются ему подыграть или умолчать, — может, на выборах им дадут за это какие-то голоса. А мы не боимся, что к нам будет жесткое отношение.

Сейчас в нашем офисе на Хорошевке проходит голодовка многодетных родителей, в основном, матерей, которым правительство Москвы обещало субсидии на квартиры, — они ютятся там, в однокомнатной квартире 13 человек – им обещали в этом году выплатить деньги. Они этих денег не получили и попросили нас о возможности предоставить место для голодовки. Вот сейчас глодают – кстати, из разных регионов, не только из Москвы. Была семья из Вологды, их уже отозвал губернатор, сказал, что им дадут квартиру. А в Москве московские власти, управа Хорошево-Мневники, хочет это помещение теперь отнять у «Яблока», и сделать там магазин – только что мы этим вопросом занимались.

Так вот, что касается деятельности правительства Москвы градостроительной сейчас. Я откровенно не понимаю того абсурда, который творится — когда начинают расширять старые московские магистрали, Ярославку, Щелковское шоссе, шоссе Энтузиастов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что плохого?

С.МИТРОХИН: Как можно расширять одну часть магистрали, когда вы знаете, что по обоим концам остаются «бутылочные горлышки» — с одной стороны это МО, которая ничего расширять не собирается, а с другой стороны просто забитый транспортный центр Москвы – это либо Третье кольцо, либо центральные улицы. Ведущий специалист по транспортной науке, Михаил Блинкин, говорит, что это абсурд, стратегия должна быть совсем другая – надо строить «фри-веи», которые не соприкасаются с городской инфраструктурой. Но сейчас тратятся чудовищные, колоссальные деньги, и мы знаем, что в результате этих проектов будет просто перераспределение транспортных потоков и тех же самых пробок – возможно, их станет гораздо больше, чем сейчас. Те же самые хорды, которые сейчас строятся — они все равно будут, так или иначе, упираться транспортный коллапс в /МО, и с ветерком никто не поедет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А выход есть?

С.МИТРОХИН: Есть. И мы неоднократно его предлагали.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А все остальные идиоты?

С.МИТРОХИН: Знаете, мы хитро предлагаем – не так, чтобы нас считали самыми умными. Во-первых, мы считаем, что надо срочно отказываться от Генплана, который был принят еще при Лужкове – он до сих пор довлеет над Москвой, хотя она уже увеличилась в два раза при том же Генплане. Если он не работает — значит, нет закона, по которому все это регулируется. А работать он не может по определению. Кстати, я судился, дошел до Верховного суда, Верховный суд мне отказал в иске против этого Генплана.

Для того чтобы изменить стратегически ситуацию, нужны крупные политические шаги. Во-первых, конечно, пересмотр Генплана. Но в основу работы над новым Генпланом должен лечь совершенно другой подход. Давайте пригласим специалистов — и отечественных, и советских – остались ценные кадры с тех пор, и зарубежных специалистов по развитию мегаполисов успешных — везде эта проблема была головоломкой. Давайте устроим консилиум у постели больного. В транспортном отношении Москва это действительно больной, это инфаркт, все сосуды забиты. Давайте пригласим, послушаем и примем на основании решения экспертного сообщества внятное решение. Оно может быть непростым, с какими-то жертвами для жителей, но будет продуктивным, перспективным и работать на будущее.

А сейчас получается, что людей заставляют страдать, теперь у них будут эти магистрали под окнами – шум, вонь, загазованность, вырубка зеленых насаждений в огромном количестве, а в результате пробок еще больше. Зачем эти жертвы?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что делать?

С.МИТРОХИН: Первое – привлечь экспертов со всего мира для разработки транспортной схемы, и не только отдельно взятой Москвы. Невозможно построить транспортный рай в отдельно взятой Москве, это нужно делать для всего большого региона, куда должна входить и МО и близлежащие регионы. И только когда мы сделаем сквозные трассы, найдем способ, как это сделать через весь регион, и будет у нас единственная транспортная система вообще в масштабах России, которая будет связана и с другими странами, — тогда реально можно будет говорить о том, что появился свет в конце тоннеля. А сейчас это просто бездарная и крайне жестокая для москвичей трата денег бюджетных.

На многодетных матерей у нас не хватает денег, на детские сады уже не хватает — я пишу обращения, жители просят построить детский сад №15 — он там был раньше, — даже восстановить денег нет. Мне Шаронов отвечает: пусть это будет частно-государственное партнерство — то есть, за деньги. Государство что-то даст, а остальное вы где-то найдите, у частников, — это просто абсурд. Особенно для такого богатого города, как Москва.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: От Евгении из Екатеринбурга: «Как вам влюбить в себя граждан РФ в массовом порядке?»

С.МИТРОХИН: Когда меня граждане приглашают помочь им в организации протестных акций, приходит очень много людей. Меня там все почему-то любят. Когда людям больно, они обращаются именно в партию «Яблоко» и нас всех любят. А когда где-то кому-то не больно, к нам относятся по-разному — некоторые любят, некоторые ненавидят — нормальное отношение.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вы партия «911»?

С.МИТРОХИН: В том числе, да – ни одна другая партия или общественная организация сегодня такую роль не выполняет – к сожалению. Я об этом сожалею, хочу, чтобы было не так.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как выйти из замкнутого круга?

С.МИТРОХИН: Знаете, наша тактика дает плоды. Я вам рассказал про Брянск, а на самом деле у нас сейчас много таких ситуаций. Сейчас, например, в Туле – новый губернатор. Груздев, хочет подавить все партии – этого даже не хотел прежний Дудко, которого сняли за коррупцию — кстати, наши активисты внесли в это большой вклад. Но даже Дудке не приходило в голову все партии подмять под себя. Груздев сейчас пытается подмять под себя нашу «яблочную» организацию в Туле. И такая организация во многих других регионах. Почему так сейчас это обострилось? Потому что все остальные партии, парламентские, уже подмяли – они проблем для властей не составляют. Тогда на нас не обращали внимания, — были другие. А теперь занялись именно нами. Новые партии, которые создаются, в основном прокремлевские, либо прогубернаторские, — что одно и то же. Они изображают из себя оппозицию, а на самом деле подыгрывают властям, с их помощью власти решают проблемы контроля дополнительного над избиркомами, спойлерские атаки против оппозиции осуществляют, чучело мое сжигали вместе с навальным и Чириковой в Краснодаре – вот этим они занимаются.

А «Яблоко» это партия, которая жестко противостоит этому давлению. И именно поэтому нам так часто приходится исключать наших членов региональных отделений, которые идут на сговор с властью. В Питере произошла именно такая история, о которой мы сожалеем — там был сговор руководителя отделения Петербуржского с властями. В результате этого сговора были перераспределены мандаты внутри партии «Яблоко». Такая же операция была проделана с другими партиями тоже, но они смолчали, не посмели пикнуть. А мы посмели. Мы сочли, что участие членов партии «Яблоко» в фальсификациях недопустимо. Получение сфальсифицированных мандатов, которые, к сожалению, взяли два члена партии, близкие друзья Максима резника, — недопустимо. Они все прекрасно знали, что это была фальсификация, тем не менее, не просто с ней смирились, а еще стали себя оправдывать, и в этом приняло участие довольно большое количество членов питерской организации, помогать этим людям, поддерживать, защищать, получать у них зарплату в качестве помощников.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А наш слушатель считает, что партия избавляется от лучших людей.

С.МИТРОХИН: Что же тут лучшего? Да, очень талантливый человек максим резник, но, к сожалению, он пошел на сговор с властями.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: У вас есть доказательства?

С.МИТРОХИН: Есть свидетельства, например, одного из его бывших соратников, которая сочла это недопустимым и опубликовала соответствующую информацию – Ксения Вахрушева, — о том, что был сговор конкретно наиболее ярких представителей нашего списка. Михаила Амосова и Александра Беляева власть лишила мандатов, потому что их наличие в заксе было бы костью в горле, вместо них предложили Резнику поставить своих людей – для власти безвредных. И сейчас один из них полностью отрабатывает этот подарок – г-н Натяг, например, поддерживает голосования ключевые для «Единой России» — по бюджету. А бюджет в Питере коррупционный.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А где он не коррупционный?

С.МИТРОХИН: Практически везде, но там откровенно коррупционный. Знаете, чем? Депутатам говорят — проголосуете за бюджет, как мы скажем, а за это мы вам дадим право распределить — каждый из депутатов там распределяет большую сумму, в целом, где-то 3 млрд. рублей все депутаты распределяют – как хотите, так и распределяйте — дайте своему району, или куда-то дайте. Кстати, сейчас первый человек, который жестко поставил вопрос об этом разврате – Григорий Явлинский. Он сейчас с этой системой борется. А вот для того, чтобы его поддерживала, в том числе, фракция «Яблоко», была осуществлена вот такая операция, таким образом, нашу фракцию хотели посадить на крючок — питерская «Единая Россия» хотела это сделать. Но мы им дали жесткий отпор, сказали, что это недопустимо. И люди, которые в этом, так или иначе, косвенно, либо каким-то образом соучаствуют, будут исключены из партии. Хотя для нас это крайне болезненно – они все талантливые, в основном молодые люди, с большими амбициями и способностями. Но у нас. Видимо, с ними разные представления о добре и зле. Они считают, что ради своего друга можно допустить какие-то разновидности фальсификаций. А мы считаем, что это недопустимо – даже ради друга. И здесь мы разошлись. Люди с такими разными системами ценностей не могут состоять в одной партии.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Несколько вопросов по поводу отношения «Яблока» к «Акту Магнитского». Почему вы себя ведете так, как себя ведете?

С.МИТРОХИН: А что имеется в виду? Наша реакция на что?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ваша реакция на принятие «Акта Магнитского», даже приводится ваша цитата: «Мы не считаем правильным принятие «Акта Магнитского», поскольку наказание в виде отказа в визах не основано на решении суда, по сути дела, США, при решении этого вопроса, отказалось от правового подхода».

С.МИТРОХИН: Действительно, мы здесь придерживаемся абсолютно последовательной позиции. В данном случае, кстати, речь идет о моей личной точки зрения, потому что «Яблоко» на принятие «Акта Магнитского» не реагировало. Кстати, «Дело Магнитского» вообще раскопали, обнаружили и представили на Божий свет члены партии «Яблоко» — Валерий Борщов этим занимался и распутывал эту историю.

Что касается «Акта Магнитского» — знаете, есть политическое решение, а есть судебное. Всестороннюю истину, кто конкретно в чем-то виноват, должен изучить суд.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Какой?

С.МИТРОХИН: В данном случае, конечно, американский – какой же еще? И у американских законодателей, у Конгресса, были все возможности. Конечно, это сложно, потому что речь идет не о гражданах США, тем не менее, они занимались когда-то Кобзоном запрет ему на въезд, или еще какой-то запрет — они вытекали из судебных решений. А в данном случае никаких судебных решений не было, хотя можно было что-то в этом роде организовать. Они просто сами изучили своими политическими мозгами эту ситуацию и в кого-то тыкнули пальцем.

Я считаю, что, скорее всего, эти люди действительно виноваты, это коррупционеры, казнокрады, и самым прямым и естественным ответом со стороны Росси было бы, с моей точки зрения, самим заняться этими казнокрадами, коррупционерами.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но вам понятно, почему это делается?

С.МИТРОХИН: Это совершенно понятно, а сегодня стало еще более понятно, чем было раньше — потому что ГД, что сегодня сделала? Она решила вступиться за казнокрадов, воров, коррупционеров, и в конечно счете и убийц тоже – потому что Магнитский не сам умер, его убили. Так вот наша Дума решила защитить всех этих граждан, выставив перед ними живой щит в виде детей-сирот, которых теперь, в том числе, инвалидов, лишили возможности некоторым даже выжить, вырасти. Потому что благодаря этим казнокрадам и коррупционерам у нас сегодня нет денег на детей, на детские дома, на поддержку патронатных семей. Они это все разворовали и продолжают разворовывать, а американцам мы их детей не будем отдавать – пусть эти дети, — не хочу говорить жестоких слов, — но фактически дума многих из них просто обрекла на смерть. Для того чтобы защитить наших чиновников-подонков. Вот это самое чудовищное из того, что сегодня произошло.

Поэтому, когда меня спрашивают – как вы думаете, коррупционные процессы с Сердюковым и так далее, — всерьез? Вот сегодня был дан ответ власти, ГД — какое это имеет отношение к борьбе с коррупцией, если так рьяно, при помощи такой тяжелой артиллерии наша власть защищает коррупционеров.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: От Светланы: «В их офисе голодают матери, а они, здоровые мужики. В это время борются с вырубкой парков и борьбой с левыми партиями? Абсурд, достойный «Единой России».

С.МИТРОХИН: Мы ни с какими левыми партиями не боремся – это просто глупость. А многодетным матерям мы помогли тем, что предоставили им наше помещение. Ни одна другая партия, и вообще организация в Москве, это сделать не смогла. Кто-то боится властей – потому что голодовка это очень жесткое оппозиционное действие, кто-то просто не хочет пускать в свое помещение людей, да еще для голодовки. А мы единственные, кто на это осмелились, не испугались этого. И тем самым очень сильно им помогли, они нам за это благодарны. Мы им в такой форме помогаем. Мы не могли допустить, чтобы они голодали на улице, или в каких-то еще нечеловеческих условиях.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Митрохин не читал американский закон – закон поручает президенту в течение 120 дней изучить вопрос, найти убедительную информацию, предоставить список в Конгресс. Президент должен сам выбрать механизм доказательств — возможно, и судебную» — Олег из Химок.

С.МИТРОХИН: Пока мы этого ничего не видели. Знаете, самое коррупционное слово в российских законах, и если его убрать, в России станет коррупции меньше в разы – это слово «может». Например: региональный парламент может утверждать программы приватизации.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А может и не утверждать.

С.МИТРОХИН: А может и не утверждать. Поэтому нигде не утверждает, а это чудовищная коррупция. Если начинать борьбу с коррупцией – я сейчас сделаю смелое заявление — ее надо с лингвистической операции. Заменить в российских законах по всей вертикали слово «может» на слово «должен», и тогда ее действительно станет меньше. Так же и здесь – опять, все будет решать президент США, как его левая нога захочет? С моей точки зрения это неправильно. Я высказываю свою позицию, ее даже партия «Яблоко» не рассматривала, потому что специально по этому «Акту Магнитского» мы никаких решений не принимали.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Даю вам две минуты – расскажите о планах «Яблока» на предстоящий год.

С.МИТРОХИН: «Яблоко» продолжит участие в протестных действиях, безусловно. Но мы будем участвовать в протестных действиях не только в тех массовых мероприятиях, в которых нам позволяет участвовать устав, мы будем продолжать участвовать в гражданских акциях по месту жительства – считаем это чрезвычайно важным – помогать гражданам самоорганизовываться, создавать гражданское общество. Будем помогать им решать практические проблемы, защищать граждан от произвола чиновников.

Будем продолжать борьбу с коррупцией, — кстати, этим занимались и в этом году, по декларациям депутатов, чиновников. Будем, конечно же, участвовать в местных региональных выборах — там, где у нас хватает сил будем наращивать корпус наблюдателей, тем самым борясь за честные выборы в целом по стране, анне только для своей партии. Будем проводить своих представителей в парламент, наращивать критическую массу наших — депутатов партии «Яблоко» в следующем году в региональных и местных парламентах – для того, чтобы потом придти уже на федеральный уровень.

Мы продолжим оппозиционную линию, будем оппонировать и выступать против политики Путина, — что мы делали всегда, с момента его прихода к власти. Будем оппонировать всем региональным властям, которые сегодня, по сути дела, творят такой же произвол, но в своем масштабе. И тем самым мы будем работать на консолидацию гражданского общества, на создание реальной альтернативы существующему Путинскому режиму, и, в конечном счете, работать на мирную, — подчеркиваю, — конституционным путем, смену режима Путина.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А мне остается напомнить, что наш собеседник — Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко», и все это происходило в прямом эфире «Эха», Спасибо всем, кто был с нами.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире