'Вопросы к интервью
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте, это программа «Ищем выход», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, я приветствую в этой студии Елену Николаеву, первого заместителя председателя Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ, Елена Николаева один из разработчиков закона о финансировании капитального ремонта многоквартирных домов. В конце прошлой недели стало известно, что Госдума в первом чтении приняла законопроект, обязывающий собственников платить за капитальный ремонт в многоквартирных домах, что это за законопроект?

Е.НИКОЛАЕВА: Начнем с того, что в соответствии с Жилищным кодексом 2005 г. собственник помещений обязан нести ответственность по содержанию своего имущества, его ремонту, в том числе, капитальному. Поэтому особенное акцентирование, что именно этот законопроект обязывает собственников платить за капремонт не совсем корректно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тем удивительнее видеть, что Госдума сейчас принимает дополнительные решения.

Е.НИКОЛАЕВА: Объясню, почему эти решения назрели и перезрели. В чем основная проблема? – у нас в РФ на сегодняшний момент жилищный фонд составляет 3,26 млрд. квадратных метров, из них 80% — многоквартирные дома. Остальное – малоэтажные, сельская местность, индивидуальные дома, которые всегда свои проблемы решали самостоятельно.

К сожалению. Долгое время, в том числе, в советские времена, основной упор делался на то, чтобы создавать новые объекты, и мало кто занимался вопросами капремонта уже созданного. И проблема нам досталась еще с 60-х гг. прошлого столетия, это проблема еще СССР. И в процессе приватизации многие здания и сооружения передавались новым собственникам в неотремонтированном состоянии — если на тот момент они требовали капремонта, то мало где тогда этот ремонт был произведен.

Конечно, мы понимаем, что есть 16 статья Закона о приватизации и данный законопроект уточняет, каким образом эта статья будет выполняться.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте по порядку. Итак, эта строчка в платежках у нас есть — содержание и ремонт жилплощади.

Е.НИКОЛАЕВА: Это текущий ремонт.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Два раза, с разными суммами.

Е.НИКОЛАЕВА: Вернемся к тому, почему именно сейчас. Только с 2007 г. у нас произошел сдвиг с точки зрения проведения капремонта и переселения людей из аварийного жилья – путем создания фонда ЖКХ, который выделял достаточно существенные деньги для проведения капремонтов в регионах и для переселения из аварийного жилья.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это была нагрузка государства.

Е.НИКОЛАЕВА: Да. 17 млн. граждан РФ смогли ощутить это на своих домах, потому что у них были проведены капремонты. Но в этом году федеральный фонд, в соответствии с законом 85, прекращает свою деятельность – до конца этого года это последние средства, которые были заложены в бюджет РФ. Исходя из этого мы в течение последнего полугода вели очень серьезные обсуждения в правительстве РФ, выезжали в регионы – что делать дальше, как ремонтировать дома.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продлите жизнь фонда.

Е.НИКОЛАЕВА: Правильно. Поэтому были внесены два законопроекта. Первый продлевает жизнь фонду до 2016 г., а второе, это было главное условие правительства РФ, что если мы не создадим системы региональной капремонта, то Минфин вообще отказывался выделять деньги на продление деятельности фонда. Поэтому сейчас 217 млрд., которые заложены, в первую очередь, на переселение из бараков, из аварийного жилья, потому что это катастрофическая проблема, наши граждане продолжают жить в бараках, где падают потолки, и надо решать это безотлагательно.

Что касается создания региональных систем капремонта, эти законопроекты предлагают сделать их прозрачными, понятными, подконтрольными всем уровням власти, федеральным, региональным, муниципальным и жителям.

Теперь вернемся к платежкам. В 67 регионах РФ существует эта строчка, эти средства накапливаются в ваших управляющих компаниях. А теперь спросим – куда девает эти деньги ваша управляющая компания? Если вам повезло, и у вас хорошая компания, хорошо обслуживает ваш дом, то у них, наверное, есть счет, на котором накапливаются эти деньги. Но в большинстве случаев это происходит не так. Эти деньги подчас используются не по назначению — на какие-то свои нужды, на первоочередные. И когда мы стали анализировать, где средства, то лишь в нескольких регионах мы смогли их увидеть на конкретных счетах.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Означает ли это, что в этой платежке мы увидим дополнительную строчку?

Е.НИКОЛАЕВА: Разберемся. Там, где уже взимается капремонт, он и будет взиматься, только будет идти отдельной строчкой, четко выделенной в вашем платежном документе. В том документе, который вы мне показываете, там написано: текущий ремонт.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тут написано содержание и ремонт, причем тут две строчки разные.

Е.НИКОЛАЕВА: Вот и хочется понять, почему у нас есть такое разночтение. Даже у вас, собственника, возникает справедливый вопрос. В связи с этим у нас с 1 января этого года введен единый вид платежного документа, где четко написаны графы и четко должно быть распределено, на что собираются ваши деньги. Более того, на едином калькуляторе службы ФСТ вы можете проверить справедливость начисления вам коммунальных платежей – это в качестве информации.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И потом можно апеллировать куда-то?

Е.НИКОЛАЕВА: В том числе к нам, в Комиссию по мониторингу услуг в сфере ЖКХ, который я возглавляю — приходит огромное число писем и жалоб. Когда люди понимают, что те цифры, которые у них в платежном документе, не соответствуют тому, что они просчитали с использованием вот этого федерального калькулятора. Он, кстати, есть на Фонде ЖКХ и на социальной карте РФ.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А чем будет заниматься фонд?

Е.НИКОЛАЕВА: Фонд концентрируется, в первую очередь, на проблеме переселения из аварийного жилья, причем именно того, который признан аварийным до 01.012012 г., буквально то, что сейчас признано аварийным будет расселено.

Что касается региональных систем капремонта. Там, где средства взимались, никаких дополнительных платежей не будет. Они будут просто идти отдельной строкой, чтобы вы четко понимали, что эти средства вами уплачиваются, и вы, как собственник, как человек, который платит, имеете право узнать, куда пошли эти деньги, каким образом работает ваша региональная система. Причем. В некоторых регионах эти цифры разные. В Татарстане собирается 5 рублей за квадратный метр, в Москве другие цифры, причем они разнятся по муниципалитетам.

Теперь мы выводим единую систему, где на федеральном уровне определяется методика определения платы за капремонт – предельной платы. На региональном уровне принимается законопроект. Или закон, на основании которого выбирается та или иная модель. По которой будет финансироваться капремонт, и уже муниципальный уровень определяет уровень того платежа, который у вас в муниципалитете. Страна большая, абсолютно разные условия в Москве, Татарстане, Алтайском крае, поэтому единые цифры по всей стране мы назвать не можем. Но предельный уровень будет определяться и на федеральном, и на региональном уровне.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас не только страна большая, но и дома разные. Не так часто жилье признают аварийным или ветхим, и этим будет заниматься фонд, но есть огромное количество панельных домов, и по ним огромное количество писем. Юлия: «Наш панельный дом построен в 1977 г., капремонта не проводилось. 15 лет обещают поменять стояки, так и не поменяли, что сейчас будет? Дом не признан аварийным».

Е.НИКОЛАЕВА: Хочу слушательнице сказать о том, что проблема состоит в том, что 62% жилых зданий и сооружений старше 30 лет износ имеют в не меньше 30, а в некоторых случаях более 50%, то есть, это проблема недоремонта – то, с чего мы начали разговор, — на самом деле колоссальная для всей страны. Назову еще одну цифру, которая меня приводит в сложное состояние – если еще 10 лет так же откладывать решение этого вопроса, то через 10 лет 45% жилого фонда будет аварийным – практически половина. На это средств не хватит ни у кого – ни у собственников, ни у государства. Поэтому нужно восстанавливать технические и технологические свойства зданий и сооружений, проводить капремонт. Те здания, которые построены в 70-е гг. и требуют первоочередного ремонта, именно они, по нашему законопроекту, имеют приоритет в той адресной программе, которая должна будет быть принята и на региональном, и на муниципальном уровне. И в этом смысле прозрачная система, которая сейчас будет создаваться в каждом субъекте РФ, где не по воле чиновника какого-то конкретного, а по четкой методологии будет понятно, какой дом и когда будет ремонтироваться. На едином информационном ресурсе, как это сделано в Татарстане, каждый житель может зайти и узнать, когда именно его дом будет ремонтироваться, сколько денег жители именно этого дома собрали на капремонт и сколько к этим деньгам – это очень важно, — добавили с муниципального уровня, регионального и с федерального уровня. То есть, к средствам, собранным собственниками, добавляются средства со всех уровней власти. Многие обвиняют – вот государство ушло от своих обязательств. Наоборот, оно как раз конкретизирует свои обязательства этими двумя законопроектами — по ветхому жилью и аварийному. Этот законопроект чрезвычайно актуален и его нужно было принимать несколько лет назад.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Когда обыватель начинает в этом разбираться, у него складывается впечатление, что государство стремится переложить все эти расходы на гражданина. Еще одно сообщение от Анны, медсестры из Москвы: «Что делать, если зарплата 12 тысяч, из чего я буду платить?»

Е.НИКОЛАЕВА: Как раз для такой слушательницы мы особым образом прописываем в этом законопроекте все, что связано с субсидиями для тех, у кого нет возможности платить все эти платежи. У нас удивительная страна, мы единственная страна в мире, в которой 80% жилья находится в собственности, при этом люди не очень обеспечены и не могут содержать эту собственность, так называемый класс «нищих собственников». И когда мы смотрим западные примеры, они абсолютно не ложатся на наш опыт – мало в каких странах существуют многоквартирные дома, в которых сотни собственников. Многоквартирные дома чаще всего доходные, у которых единый собственник, они занимается ремонтом фонда, а квартиры сдаются внаем.

Что касается тех, у кого не хватает средств. Нашим законопроектом мы ставим задачу перед правительством РФ включить – обратите внимание, сейчас это не так, — платеж за капремонт в состав тех расходов, которые субсидируются государством, если ваш платеж больше 22% от вашего семейного дохода. В Москве еще лучше ситуация, потому что в Москве эта цифра 10%. У Москвы есть больше финансовых возможностей, поэтому если ваш платеж за жилье и коммунальные услуги больше, чем 10% вашего дохода, вы имеете право на субсидию.

Вот эта адресная помощь тем, кто не может платить, заложена в этом законопроекте и мы сейчас ведем с правительством переговоры, чтобы доработать ко второму чтению конкретную строку. Потому что они пытаются, чтобы это было написано неявно, а мы хотим это прописать более явно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я так понимаю, что после первого чтения была масса вопросов и споров. Была большая критика со стороны партии «Справедливой России», которые считают, что этот законопроект неэффективный и очень коррупционный. И я не очень поняла историю с тем, что есть некий условный «общий котел», когда жители одного дома, собрав деньги, внезапно могут профинансировать капремонт другого, соседнего дома.

Е.НИКОЛАЕВА: Обидно, что этот абсолютно профессиональный и серьезный вопрос стал предметом политического шантажа и торга.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если уберем названия партий, вопросы останутся.

Е.НИКОЛАЕВА: Да. Поэтому я расскажу о том, какие модели финансирования капремонта предлагаются данным законопроектом. На сегодняшний момент вы платите, но по большому счету не знаете, куда платите и куда ушли эти деньги. Конечно, в судебном порядке у вашей управляющей компании вы можете поинтересоваться, куда ушли деньги. Мы сейчас делам серьезную поддержку по регионам в помощь собственникам, чтобы разобраться в каждой конкретной ситуации. Но это ручное управление никогда не приводит к системным решениям.

Так вот системное решение – это когда в том или ином субъекте выбирается разная модель. Моделей всего три. Первая модель – когда платеж, который собирается за капремонт ваша управляющая компания обязана будет перечислить в фонд, который создается на уровне субъекта РФ, но при этом он четко записывается за вашим домом и за собственником – идет четкий учет, сколько кто собрал денег. Поэтому персонификация есть в любом виде, и обвинение, что один собственник платит за другого, просто некорректно.

Другой вопрос, как дальше управлять средствами. Которые собираются. Здесь две модели. Первая: создается адресная программа и более старые дома ставятся в приоритет по проведению капремонта. И поскольку софинансирование идет с муниципального, федерального и регионального уровня, средства, которые собираются в этом году, в первую очередь направляются на дома, в которых жила, например, слушательница, 70-го года постройки. А новые дома будут ремонтироваться тогда, когда придет их время. В этом смысле такая система взаимокредитования имеет место, но это одна из трех моделей.

Вторая модель, когда средства, которые собираются, отдаются в управление некоей финансовой структуре, которая накапливает достаточно средств, которых именно вашему будет достаточно, и выделяет соответствующие средства. Но тут вы зависимы от того, в каком состоянии находится именно ваш дом. И третья модель – когда накапливается подомово. То есть, вы собираетесь в вашем доме, открываете отдельный лицевой счет и именно там накапливаете средства на капремонт. Обратите внимание – нашим законопроектом государство гарантирует, что софинансирование вы получите в любом случае. Поэтому я все время задаю вопрос Галине Петровне, которая критикует эту систему общего котла.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А кто выбирает модели?

Е.НИКОЛАЕВА: Модель выбирает субъект своим законом, но у собственника остается право войти в ту или иную модель, или не войти. Мы прописываем возможность дому, если вы определитесь, что не хотите входить ни в какую систему, а накапливать самостоятельно – делать это можно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Определимся собранием собственников жилья?

Е.НИКОЛАЕВА: Да. Если ваш дом новый, и вы не хотите входить ни в какую систему, закон предполагает эту возможность – никто в вас насильно никуда не затаскивает. Другой вопрос, пока вы будет накапливать эти средства, в течение 20 лет, инфляция очень серьезно их может съедать, и вы должны продумать, как эти средства будут лежать на счету и просто таять.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или вы ими отремонтируете что-нибудь соседу.

Е.НИКОЛАЕВА: А когда придет время делать вам капремонт, — средства собираются со всех, это принцип пенсионной системы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это очень похоже на пенсионную систему.

Е.НИКОЛАЕВА: Да, очень похоже.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И это меня ужасает, потому что нынешняя наша пенсионная система говорит мне о том, что сейчас мои деньги идут на пенсии, а из чего будет моя пенсия, совершенно непонятно, и будет ли она вообще, потому что огромные дыры. И здесь непонятно, кто гарантирует мне сохранность моих денег.

Е.НИКОЛАЕВА: Этим законопроектом сохранность гарантируется тем, что Министерство регионального развития будет уполномоченным органом, который будет контролировать прозрачность движения денег и региональный бюджет будет гарантировать сохранность.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И я смогу спросить с властей, где деньги, которые я исправно платила?

Е.НИКОЛАЕВА: Абсолютно точно. Вы можете потребовать ремонта, в том числе, в судебном порядке, если власти по каким-то причинам не захотят вас ставить в приоритетную адресную программу. Мы сейчас несколько таких судебных исков помогаем вести нашим гражданам и у нас есть положительные результаты.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Светлана из Москвы: «В 2008 г. в нашем доме начали капремонт, продырявили потолки и полы и остановились. Почему мы должны теперь платить за тех, кто украл выделенные на ремонт деньги?»

Е.НИКОЛАЕВА: Хороший вопрос, что нужно делать в ситуации, когда некачественно проведен капремонт? В первую очередь нужно составить акт о качестве проведенных работ. Второе – нужно предъявить претензию в департамент капремонта о том, что некачественно проведен ремонт. В Москве вообще отдельная ситуация – на сегодняшний момент жители платят за капремонт 5% и 95% софинансирует бюджет города, и дальше ничего меняться не будет. Даже только по прошлому году жители собрали 400 млн. рублей и 6 млрд. добавил бюджет города.

А теперь смотрим, и если качество проведенных работ вас не устраивает, я настойчиво предлагаю написать на имя Кискинова Артура Львовича жалобу, и если в течение месяца вы на жалобу не получите ответ, подавайте в суд.

А что предполагается в региональных системах капремонта? – мы вязли опыт федерального фонда ЖКХ. Происходит следующее: если ваш дом ремонтируется за деньги фонда, то вы можете войти на сайт федерального фонда ЖКХ, посмотреть ваш дом, сколько выделено средств, какая компания-подрядчик, на основании чего выбрана. Там принцип такой: 30% денег платится сразу, 70 – по окончанию сданных работ. Если хоть один житель подъезда, дома напишет на сайт, что качество не устраивает, то подрядная организация не получит назад этих средств, пока не ликвидирует все недоработки. Я считкою, что такой механизм заставит подрядчиков делать капремонт качественно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Объясните механизм, как можно отследить использование средств на капремонт?»

Е.НИКОЛАЕВА: На федеральном уровне предполагается создание методологии, во-первых, отнесение на капремонт здания — почему этот или другой дом требует капремонта. Второе – в соответствии с теми кодами зданий и сооружений капремонт будет разным — панельные здания ремонтируются по одному типу, сталинские – по другому. По всем будет делаться типология проведения капремонта и методология выбора подрядчика – это принимается правительств том РФ. На региональном уровне, их законом, в каждом субъекте, будет определяться непосредственно механизм, как это будет проходить в соответствии с той системой регионального ремонта, которую выберут ваши законодатели. Этим модельным законом им даются серьезные полномочия и возможности. Единственное, что мы прописываем – возможность контроля как со стороны федерального, регионального уровня, так и со стороны собственника. А это обязаны будут прописать в региональном законе.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Делаем перерыв и продолжим после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжаем программу. К вам миллион вопросов приходят – все сообщения распечатаю и передаю Елене Леонидовне – она с этим будет адресно разбираться. Вы упомянули ст.16 закона о приватизации, — тема больная. «Заставили приватизировать кучу старого жилья, теперь ремонт за счет людей». Получается, что при приватизации жилых помещений в домах, которые требовали капремонта, этот капремонт не может лечь на плечи новых владельцев.

Е.НИКОЛАЕВА: Давайте Разбираться. Ст.16 говорит о том, что на момент, когда проводилась приватизация – если в тот момент не был проведен капремонт, то государство берется его сделать. Прошло 20 лет, и по большому счету то, что сейчас жилфонд находится в таком плохом состоянии, это проблема и того, что тогда было передано не очень качественное, и время прошло. Поэтому, если разбираться по ст.16, то необходимо инвентаризировать дома, которые были признаны подлежащими капремонту на момент приватизации.

Что самое интересно – сроки по исполнению не были обозначены никакие. Даже сейчас решение Конституционного суда заключается в том, что – да, в принципе, было бы неплохо. Но ни механизмов, ним финансовых источников никто не указывает. Региональные системы капремонта это первая попытка ответить, как государство будет вкладывать средства в ваш капремонт. И создание фонда ЖКХ это и есть ответ на то, каким образом переселять из аварийного жилья. Те 217 млрд., которые уже сейчас предположительно выделены в фонд ЖКХ, если законопроекты будут приняты и вступят в действие, пройдет соответствующая корректировка бюджета, то это тоже ответ государства на реализацию своих обязанностей по ст.16.

Что касается региональных систем капремонта – это лишь финансовый механизм. У каждой модели есть плюсы и минусы. Почему так долго не могут договориться профессионалы, представители правительства, региональных властей, муниципалитетов? Мы вчера собирали с главами муниципальных образований, сидели и обсуждали, как лучше сделать.

Вся наша система ЖКХ находится, честно говоря, в аварийном состоянии. Это касается и капремонта и моделей по управлению многоквартирными домами. Я присутствовала на собрании, когда люди пытались установить домофон в одноподъездном доме, 4 квартиры хотят, все остальные отказались платить. А как же тогда договориться всему дому и договориться о выборе управляющей компании, о проверке ее смет, — проблем в смысле управления очень много. И хочется задать вопрос тем, кто создавал систему управления в жилищном фонде. Кстати, нашим разработчикам из Института экономики города, той же Хованской, которая считается автором нашего жилищного законодательства, — как дошло до того, что у нас управление многоквартирными домами превратилось в коммунальные войны? Как дошло до того, что у нас и ТСЖ, и управляющие компании, управдомы, — люди запутались во всех этих конструкциях и при этом не могут найти правду, когда нет эффективной отдачи. А по кодексу это ответственность собственников и вы должны в этом разбираться.

Мы сейчас предложили целую систему по наведению порядка в ЖКХ. Мы считаем, что в ЖКХ нужно вводить допуск на рынок для тех управляющих компаний, которые осуществляют управление вашим домом и кого вы нанимаете на проведение работ, чтобы мы могли понимать, что на этом рынке только профессионалы, а не те, кто собирают деньги и уводят их с рынка.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это как переаттестация в полиции?

Е.НИКОЛАЕВА: Не совсем. Это там, где сам рынок, сами профессионалы внутри себя определяют. До тех пор, пока мы не наведем здесь порядок, в некотором смысле это опасно для жизни. Мне уже предложили очень серьезно подумать стоит ли мне дальше наводить порядок в этой части – слишком много в этой мутной воде водится разной рыбки.

Поэтому сейчас нужно сделать четкие стандарты деятельности управляющих компаний. Мы настаиваем на том, чтобы они были приняты на федеральном уровне и тем саморегулируемым сообществом, которое с 1 января начнет действовать в РФ, и это будет допуск на рынок.

Второе — конечно, нужно продлить деятельность Фонда ЖКХ, чтобы системно решать вопросы переселения из аварийного жилья и создания региональных систем капремонта. Я лично настаиваю, что софинансирование должно быть в большей части с федерального и регионального уровня. Сейчас идут серьезные переговоры на разных площадках, мы доказываем на всех уровнях, что нужно изыскать средства с разных уровней бюджета. Я знаю, что в течение 2 недель у нас будет встреча с председателем правительства по этому вопросу. Надеюсь, что наши пожелания и расчеты, доказательные базы будут приняты правительством, чтобы максимально бремя не лежало на собственнике.

Но все равно это рано или поздно приведет к тому, что собственник должен будет сам платить за капремонт и откладывать средства.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вам придется провести серьезную разъяснительную работу. Пока это полное неприятие того, что вы предлагаете, или неполное понимание. «Мне 65 лет, всю жизнь я оплачивала коммунальные услуги, в том числе, капремонт, которого не было ни разу. Теперь мне предлагают оплачивать его вживую. За что?» — Татьяна.

Е.НИКОЛАЕВА: Надо разобраться. Если это жительница Москвы, то те средства, которые она платила за капремонт, особенно в новейшей истории, имеют свою окраску. Понятно, что каждые средства нужно искать, но пока нет системы, нужно будет разбираться с каждой управляющей компанией и с каждым ТСЖ, и это надо будет делать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: До этого мы не доживем никогда.

Е.НИКОЛАЕВА: Если у нас будет принят данный законопроект, он будет запущен уже с января следующего года. И софинансирование со всех уровней пойдет практически сразу. Поэтому те дома, которые находятся в самом сложном состоянии, попадут в эти адресные программы быстрее. И это правильно, потому что эта модель более эффективна. Но если ваш дом примет решение накапливать отдельно, у вас такая возможность есть, но вы должны понимать риски, которые существуют в этой части. Риски инфляции, риски, если вы начнете брать кредитные ресурсы для того, чтобы проводить капремонт, что заложено во всех европейских моделях, на чем настаивают банки и Хованская, — потому что ее активно банковское сообщество к этой модели подталкивают.

Суть состоит в том, что если банки начинают финансировать проведение капремонта, то у них должна быть залоговая база, что является залоговой базой – не стены нашего дома и не придомовая территория — ваши квартиры. И хорошо, если в вашем доме все люди одинакового достатка, добросовестно платят, и вы в течение многих лет будете возвращать эти кредиты. А если нет, то в качестве возмещения кредита будет использовано залоговое имущество, ваши квартиры.

И Галине Петровне все время говорю – вы хоть раз в жизни брали кредит в банке? Если взяли, то очень внимательно подумайте, как предлагать нашим гражданам такую сложную конструкцию.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У вас все время получается заочный диалог с Хованской. К сожалению, Галина Петровна не в Москве, иначе вы в студии были обе, и была бы программа «Клинч». Но сейчас она не может ответить на ваши вопросы.

Но народ вас спрашивает конкретно, Ирина: «Мы 20 лет платили на капремонт по платежкам, но пропал управдом, и сейчас деньги все пропали – что нам делать?»

Е.НИКОЛАЕВА: По таким случаям я разбираюсь персонально, со следственными органами, с МВД. У меня уже, к сожалению, большая библиотека таких печальных историй. Надо сказать, что мало случаев, когда нам удалось вернуть эти средства. Именно поэтому мы и хотим навести порядок и не дать возможность дальше воровать ваши деньги. Именно для этого создаются региональные системы. Нам придется очень долго объяснять, для чего мы это делаем — чтобы защитить граждан, в первую очередь, ваши деньги и вашу собственность.

Обратите внимание – когда проходит капремонт, стоимость вашей недвижимости повышается, и вы в первую очередь заинтересованы, чтобы капремонт был проведен качественно и в срок. Более того, мне бы хотелось пообсуждать и другую тему – мы говорим про капремонт, а по большому счету, это возвращение дому его первоначального состояния. Но, к сожалению, в старые времена дома, которые строились, были не энергоэффективно, не использовались современные технологии. По большому счету у нас до сих пор «форточное отопление» — мы регулируем температуру открытием форточки.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Более того, когда строили мой дом, а ему 10 лет и его нельзя назвать старым, строители половину форточных ручек унесли, поэтому форточки сейчас не закрываются.

Е.НИКОЛАЕВА: Сейчас плата за тепло является подавляющей во всех жировках и у каждого собственника возникает вопрос – как сэкономить на этой достаточно серьезной расходной статье. Так вот надо говорить не только о капремонте, а о реконструкции. Нужно говорить о том, что нужно проводить утепление домов, замену оконных блоков, входной двери. Потом что именно утепление кровельных конструкций, серьезная реконструкция фасада и фундамента. Потому что тогда мы не будем греть богу бороду, не будем оплачивать расходы коммунальщиков только потому, что у нас щели в окнах и не закрываются двери в подъезде.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Может уже проконтролировать и текущее строительство, а то будет бесконечная история. Строят с проблемами, а потом будем собирать всем миром деньги, чтобы погрешности исправлять при строительстве?

Е.НИКОЛАЕВА: Спасибо вам за эту мысль. Я все время ставлю вопрос о том, что у нас неправильно сформулирована концепция жилищной политики. Потому что когда мы говорим о строительстве нового жилья – я хорошо знаю о строительстве малоэтажного жилья, который, кстати, собственники ремонтируют сами и не задают вопросов, почему им вообще государство не компенсирует проведение капремонта в частном секторе, например.

Мы говорим о том, что когда сейчас строится здание, никто не говорит об его эксплуатации и о сроке жизни здания. А во всем мире речь идет о другом — просматривается и строительство здания и эксплуатация. И именно об этом сейчас нужно во все контракты, которые идут на строительство, прописывать статью эксплуатация, гарантийные обязательства более длинные, а не только на один год.

В этом смысле хочу сказать такую вещь – у нас создано саморегулирование в строительстве, и там есть достаточно серьезные компенсационные взносы. Почему нам эксплуатационные вещи также не увязать с качеством строительства. У нас есть серьезные в этом смысле вопросы и предложения — поразмышлять, как замотивировать строителей строить качественно и отвечать за эксплуатацию здания.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вам еще нужно замотивировать граждан чтобы они оплачивали то, что вы предлагаете им оплачивать. И вопрос от слушателей, от Михаила из Казани: «Деньги уже уплачены, что с ними, где их искать и как они будут использованы?»

Е.НИКОЛАЕВА: Что касается Казани — с 2004 г. в Татарстане существует фонд, который успешно работает и жителю оказания предлагаю войти на сайт правительства, кликнуть плашечу, которая отвечает за реконструкцию, Фонд ЖКХ региональный – там по каждому дому написано, сколько собрано денег, где они лежат, сколько подомово и сколько поквартирно собрано средств, когда ваш дом будет ремонтироваться и сколько вам добавит субъект. В Татарстане средняя плата поквартирная – 5 рублей с квадратного метра. И добавляется достаточно существенная сумма – от 5 до 10 рублей, в зависимости от модели дома, с регионального бюджета. А теперь будет добавляться и с федерального бюджета.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, деньги аккумулируются в Татарстане.

Е.НИКОЛАЕВА: Татарстане, Башкортостане, белгородской области.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А там, где такой системы нет?

Е.НИКОЛАЕВА: Там каждый регион и субъект будет разбираться со средствами. Которые были собраны до этого. Никто не заставляет граждан платить дважды. Мы хотим навести порядок. И, кстати, наверное. Не всем управляющим компаниям понравится, когда их спросят, куда они дели деньги. И при создании регионального фонда государство будет предметно с каждой компанией разбираться, куда делись деньги и каким образом они будут перечислены, если будет принята система региональная или подомово, — собственники будут самостоятельно разбираться.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Для каждого из нас важна сумма, которая прописана в платежке.

Е.НИКОЛАЕВА: Чаще всего в платежке написан текущий ремонт и содержание вашего дома. Внимательно читайте платежные документы. Подчас я вижу такие платежки, которые даже комментировать не хочется. Кстати, в этом заинтересованы многие управляющие компании, потому что чем меньше вы понимаете, что написано в платежке, тем меньше вопросов вы задаете. А поскольку сейчас принята единая форма этого документа, где вы будете четко понимать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Единая форма уже введена, или ее нужно ждать?

Е.НИКОЛАЕВА: Эта форма ведена, 354 постановлением она уточняется, и с 1 сентября единая форма будет по всей стране. Хочу всех адресовать нашему сайту – у нас есть «Социальная карта России», в которой большой раздел мы посвятили ЖКХ для того, чтобы заняться просвещением граждан. Все типовые, базовые вопросы там есть, и есть ответ. На многие вопросы вы можете найти ответы там. Если есть более специальные вопросы, я буду заниматься ими — мы распределим их в нашей комиссии по направлениям. Напомню — коммунальные услуги регулируются государством, а жилищные регулируются собственниками, вами.

Обратите внимание, мы до сих пор не понимаем, что именно собственники утверждают тарифы на жилищные услуги, которые вам предъявляет управляющая компания. То есть, первое, что вы должны сделать – выбрать самостоятельно управляющую компанию, она выходит на общее собрание и дает смету услуг, которые она будет производить и тарифы, которые она предполагает за это брать. И вы либо соглашаетесь с ними, или нет.

Обратите внимание – у собственника большие возможности, но механизма проведения общих собраний, сбора совета многоквартирных домов, если они настоящие, а не фальшивые, они начинают работать на пользу жителей и собственников. А если там другие интересы, то пока мы не введем регулирование, с ними будет сложно бороться.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не у всех жильцов много возможностей. Рита из Челябинска: «Дому 49 лет, а живут в нем пенсионеры, безработные и пьяницы».

Е.НИКОЛАЕВА: Если дому 49 лет, то он однозначно в скором времени попадет в систему под расселение, потому что ремонтировать такие дома подчас просто выкидывать деньги на ветер, что важно – мы собираемся доработать в наших законопроектах, сделать логичной систему, когда есть смысл ремонтировать, а когда лучше расселить и не мучиться. Поэтому мы сейчас дорабатываем, и я жду предложений от всех профессионалов в и заинтересованных лиц. Кстати, на наш сайт предлагаю давать свои предложения — у нас идет большое количество поправок и предложений, с которыми, я считаю, можно и нужно согласиться

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: От Дмитрия Гордеева: «Отдельный счет управляющей организации для накопления — ее карман, деньги становятся собственностью управляющего, а ремонт ему еще не заказывается».

Е.НИКОЛАЕВА: Соглашусь. Потому что когда мы говори мо лицевом счете, это должны быть деньги не управляющей компании, а деньги дома. Для этого нужно доработать Жилкодекс, потому что у нас многоквартирный дом вообще не единица пока, у нас с вами нет возможности открыть счет на дом, он не является субъектом, который может вести хозяйственную деятельность. Здесь нужно доработать наше законодательство и финансовые механизмы для того, чтобы иметь четкий и прозрачный лицевой счет, к которому будет допуск у управляющей компании, но только через определенные фильтры и механизмы, которые будут регулировать ее деятельность.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Все вопросы и рассказы слушателей про их дома, мы распечатываем и передаем Елене Николаевой. Спасибо большое, что были гостем нашей программы.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире