'Вопросы к интервью
Т.ДЗЯДКО: Я приветствую аудитории телекомпании RTVi и радиостанции «Эхо Москвы», меня зовут Тихон Дзядко, программа «Ищем выход» и сегодня мы будем говорить о том, станет ли в России больше политических партий после изменения федерального закона о партиях? Речь идет о поправках, которые были объявлены президентом Дмитрием Медведевым в его послании Федеральному собранию в самом конце ушедшего 2011 года. И обсуждать эту тему мы будем с моими сегодняшними гостями – это член комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Обухов. Добрый вечер.

С.ОБУХОВ: Добрый вечер.

Т.ДЗЯДКО: И член этого же комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Алексей Митрофанов. Алексей Валентинович, приветствую вас.

А.МИТРОФАНОВ: Добрый вечер.

Т.ДЗЯДКО: Я напомню нашим слушателям все наши координаты. +7 985 970-45-45 – это номер для ваших сообщений SMS, присылайте их сюда в эфир, присылайте свои вопросы и свои комментарии. Также это можно делать с помощью твиттера. если вы пишете аккаунту @vyzvon и с помощью нашего сайта в интернете echo.msk.ru – там же на нашем сайте, если у вас нет возможности смотреть телекомпанию RTVi, вы можете смотреть видеотрансляцию, организованную компанией Сетевизор. Это же можно делать с помощью ваших iPhone’ов, iPad’ов и всяческих других мобильных устройств. Вот, вроде бы все необходимые координаты я назвал, давайте переходить к разговору. К своему удивлению узнал от моих гостей, что, несмотря на то, что агентство РИА «Новости», в частности, еще 23-го числа, на следующий день после послания сообщало о том, что Дмитрий Медведев внес в Госдуму законопроект об упрощении регистрации политических партий и сообщало об этом РИА «Новости» со ссылкой на пресс-службу Кремля. А депутаты, судя по всему, текст пока не видели.

А.МИТРОФАНОВ: 21-го я был утвержден как и мой коллега членом комитета по общественным и религиозным организациям, но не видел текста. И по моим данным, он находился в администрации президента. Может быть, они передали в Думу, но заседание комитета не было проведено.

С.ОБУХОВ: Рассылки внутрикомитетской не было, хотя, вообще-то, мы – тот комитет, который должен…

Т.ДЗЯДКО: Это через вас.

С.ОБУХОВ: Да. Нет, он, конечно, пойдет и через конституционное законодательство, и так далее. Но мы будем одним из исполнителей.

А.МИТРОФАНОВ: Но я думаю, что Алексею Островскому надо передать мессадж, как сейчас модно говорить, о том, что неплохо бы нам текст такой передать. Потому что заседания комитета не было, и решение о рассылке не принималось. Хотя, на сайте Госдумы, действительно, речь идет о том, что произведена рассылка.

Ну, меня это не очень тревожит, это понятно, что это такая мелкая формальная недоделка.

С.ОБУХОВ: Да. Ну, мы в интернете прочитали на сайте президента пояснительную записку. То есть, в общем-то, оттуда все ясно, а уже детали будем смотреть. Тем более, может быть, уже даже сами детали президентского законопроекта не столь интересны, сколько интересна реакция «Единой России» на этот законопроект – она вдруг бросилась его критиковать.

Т.ДЗЯДКО: А вот в пояснительной записке что вам показалось самым важным?

С.ОБУХОВ: Нет, ну президент сообщает, что он понизил порог. Вообще, я, кстати, считаю, что одно из свидетельств политического кризиса в нашей стране – это то, что мы в очередной раз поспешно меняем законодательство о партиях. Я не говорю, хорошо или плохо. Потому что заявительный порядок регистрации, сразу оговорюсь, это одно из предложений краевых нашей партии, Коммунистической партии РФ. Поэтому в данном направлении, по крайней мере, президент действует. Но я напомню, что только с 1 января вступили в силу президентские поправки о сокращении очередном…

Т.ДЗЯДКО: Там с 45-ти до 40 тысяч.

С.ОБУХОВ: Да, до 40 тысяч. То есть они еще не успели действовать, не успел наработаться какой-нибудь законодательный опыт. Еще раз говорю, это свидетельство политического кризиса в РФ, столь поспешное, скажем так, законотворчество властей. Они не успевают за общественными настроениями, мы видим, они не успевают за общественными запросами. И даже этот законопроект, я так понял по реакции единороссов… Конечно, жаль, что никого из них сегодня не пришло на нашу дискуссию.

Т.ДЗЯДКО: Мы хотели, мы звали.

С.ОБУХОВ: Его ждет очень интересная судьба, по моему мнению. Потому что так, как они набросились на этот законопроект, я давно не слышал, чтобы они так президентские инициативы отвергали.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, я считаю, ничего плохого нету.

С.ОБУХОВ: Нет, ради бога.

Т.ДЗЯДКО: В том, что набросились или что?

А.МИТРОФАНОВ: Нет, ничего плохого нет в том, что есть демократизация, и в том, что резко снижается количество людей, необходимых для регистрации политических партий. Это хорошо, на самом деле. Вот, коммунисты, да? То недовольны и тем недовольны, и…

С.ОБУХОВ: Не-не, не надо передергивать, не надо передергивать.

А.МИТРОФАНОВ: А чего вы недовольны? Отлично!

С.ОБУХОВ: Я доволен, что рядом сидит Митрофанов, что, наконец-то, он пришел в комитет, что после 4 лет политического бездействия он вышел…

А.МИТРОФАНОВ: Как «бездействия»? Активного действия.

С.ОБУХОВ: Ну, скажем так, на федеральном. Он пришел. Так что мы всем довольны.

А.МИТРОФАНОВ: Мы всем довольны, это хорошо. И то, что снизили порог, это правильная история. Значит, будут десятки политических партий. И фокус, ведь, не в законе. Вот, в чем фокус в России? Не в том, что там 500 человек.

Т.ДЗЯДКО: А в его применении, да?

А.МИТРОФАНОВ: Да, в его применении. В том, что… Ведь, понимаете, можно принять закон, что 500 человек образуют политическую партию, и потом через Минюст не разрешать регистрацию. Будут приходить люди, им будут говорить: «Нет, у вас здесь запятая неправильно поставлена. Все, идите, гуляйте, подавайте в суд». Но судя по настроению – и по настроению во время посланий, и по настроению Путина во время его интервью – они хотят перейти к другой схеме. Десятки политических партий будут, и это хорошо, на самом деле, что, действительно, люди могут образовать политическую партию и будет новая конструкция. Ведь, последние 6 лет несколько партий главных образовали фактически монополию. И не только «Единая Россия».

Т.ДЗЯДКО: В частности, и вашу вы имеете в виду?

А.МИТРОФАНОВ: Да-да-да. Ну, мы в меньшей степени, а старые политические партии, и ЛДПР, и коммунисты, и «Единая Россия» в большей степени, они же много лет. Они поддерживали тоже очень эту схему, потому что им мелочь не нужна, им не нужен Анпилов. А Жириновскому не нужен Бабурин.

С.ОБУХОВ: Ну и «Справедливая Россия» тоже поддерживала, уж не надо изображать из себя политическую девственницу.

А.МИТРОФАНОВ: Не-не, «Справедливая Россия» — новая партия, она могла и поддерживать. Мы свободнее в этом смысле, потому что мы – новая политическая партия. А те, кто много лет были, ведь смотрите, 6 созывов прошли 2 партии. И не «Единая Россия», а ЛДПР и коммунисты.

Т.ДЗЯДКО: ЛДПР и КПРФ, да.

А.МИТРОФАНОВ: Да. 2 партии прошли 6 созывов, 4 созыва прошла «Единая Россия». 2 созыва – вот, второй созыв – только «Справедливая Россия», да? Поэтому двум партиям не нужно было это абсолютно, да? Мелочь не нужна им была. Им не нужны были мелкие коммунистические партии, не нужен был Андрюша Брежнев, не нужен был Анпилов, который 3-4% отрывал постоянно.

С.ОБУХОВ: Это в нем играет – он Андрюшу Брежнева курировал. Он же у нас помигрировал.

А.МИТРОФАНОВ: Конечно. Ну а что такого? А что?

С.ОБУХОВ: Да ничего такого.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, 2% у вас отрывали же. Ну, отрывали. Вам не нужно это, понимаете?

Т.ДЗЯДКО: А вам зачем, чтобы от вас отрывали?

А.МИТРОФАНОВ: А мы не боимся. Они – боятся, мы – не боимся.

Т.ДЗЯДКО: Это почему?

А.МИТРОФАНОВ: А почему? Потому что мы…

С.ОБУХОВ: Вы просто исчезнете и все. А мы все равно будем. Были и есть как 100 лет Коммунистической.

А.МИТРОФАНОВ: Мы уже 2-й раз не исчезли. Уже увеличились в 2 раза. Ничего мы не исчезнем. Мы не боимся. Мы – сторонники демократии. А вы хотите все время, вот, так сказать…

Т.ДЗЯДКО: Давайте по пунктам. Смотрите, во-первых, 500 человек. Что еще кроме этого?

С.ОБУХОВ: Они должны быть в половине регионов представлены. Все. Вот и о чем идет речь. Меня интересует не столько президентский законопроект (я тогда вначале вернусь к этому), меня интересуют те поправки, которые собирается вносить «Единая Россия». Мы сейчас с Алексеем можем здесь спорить сколько угодно, но 238 мандатов у «Единой России» — этого достаточно для принятия законопроекта. В принципе, в Государственной Думе ничего не изменилось: «Единая Россия» как имела тотальную монополию…

А.МИТРОФАНОВ: Изменилось. А как? Конституционного нет большинства.

С.ОБУХОВ: Конституционное большинство нужно в двух-трех случаях за созыв.

А.МИТРОФАНОВ: Нет! Ошибка! Вот это ошибка.

Т.ДЗЯДКО: Почему? Почему ошибка?

А.МИТРОФАНОВ: А рассказываю. Потому что венгры даже показали сейчас, что можно делать, когда ты имеешь конституционное большинство. И наше счастье (наше как оппозиционных партий), что «Единая Россия» проспала свои вот эти 4-8 лет конституционного большинства. За это время можно было такие вещи напихать в Конституцию, сейчас бы уже не поменяли ничего. Сейчас бы уже Путин кайфовал бы, легко вообще курил бы бамбук и все. Понимаете?

Т.ДЗЯДКО: Но Сергей, по-моему, говорит о том, что теперь у «Единой России» по-прежнему есть возможность принимать те законы, которые…

А.МИТРОФАНОВ: Да, но конституционно нет.

С.ОБУХОВ: Ну, вносить поправку в закон о Конституционном суде.

А.МИТРОФАНОВ: Да причем тут Конституционный суд?

С.ОБУХОВ: Ну я к примеру говорю. Есть же ограниченное количество конституционных…

А.МИТРОФАНОВ: Посмотрите венгерскую историю сейчас. Они использовали, они на год получили 2/3, большинство и насовали в Конституцию все то, что понимают: через 4 года у них не будет. Они туда включили и налог, и запрет на однополые браки, и так далее, и т.д., и т.п. Они все туда насовали. А наши 8 лет спали, отдыхали, кайфовали, да? И ничего не включили. Это наше счастье с вами как оппозиционеров. Они могли написать вообще, что 13% налог – это в Конституции, да? Могли написать? Могли.

Т.ДЗЯДКО: Да все что угодно.

А.МИТРОФАНОВ: Да все что угодно.

С.ОБУХОВ: Наше счастье, что они не политический субъект, я имею в виду «Единая Россия».

А.МИТРОФАНОВ: Дальше. Они могли написать, что выборы глав субъектов не производятся, а производится вот эта схема описанная и записать ее в Конституции? Могли. Они могли многое чего сделать, а ничего не сделали. Они сделали 2 вещи – на 6 лет президента, на 5 лет депутатов Госдумы. То есть ничего не сделали, не воспользовались своими 5-6 годами просто политической монополии. Я бы насовал.

Т.ДЗЯДКО: Нет, но зато сейчас абсолютно запросто. Если они внесут те поправки в этот законопроект, о котором мы сейчас говорим, который не понравится, например, вам и вам, то вы ничего не сможете им противопоставить.

С.ОБУХОВ: Ничего не сможем сделать. Только улица. У нас все равно как была, так и остается единственная возможность – улица.

А.МИТРОФАНОВ: Не, какая улица? Какая улица? Вас что, на улице там было?

С.ОБУХОВ: Ну, вас-то вообще не было. Вас вообще не было, начнем с этого.

А.МИТРОФАНОВ: Не, подождите. Если кто-то был, то был и Пономарев, и… От вас-то вообще ни одного человека не было.

С.ОБУХОВ: Посмотрите на фотографии. Ну что ж вы говорите?

А.МИТРОФАНОВ: На Болотной? И на Болотной, и на том были наши члены партии. Вас-то вообще не было.

Т.ДЗЯДКО: Нет, на Болотной были.

С.ОБУХОВ: Не-не, ну, полно врать-то, полно врать. Посмотрите на фотографии и все будет видно.

Т.ДЗЯДКО: На болотной был Клычков, который выступал.

А.МИТРОФАНОВ: Какие фотографии? Выступали наши партийцы.

Т.ДЗЯДКО: Послушайте. Смотрите, Сергей Павлович. А о каких поправках может идти речь, которые могут быть внесены?

С.ОБУХОВ: Я так понял, судя по… Знаете, тоже неудобно пересказывать за политических оппонентов, что они говорят. Ну, например, господин Морозов, вице-спикер говорит, что они, все-таки, повысят, не 500, а сделают то ли 12, то ли 21 тысячу – они, все-таки, увеличат президентский порог численности. Дальше. Говорят, что они внесут поправку о том, чтобы партия сколько-то лет проходила испытательный срок. Понимаете, трудно за них догадываться, что там варится в этой, скажем так, кашеварке, что они внесут. Поэтому мы посмотрим, когда пройдет первое чтение и когда будет второе, то есть что они будут предлагать, как будут изменять.

Ведь, тут вопрос – я извиняюсь, вас перебью – это внес Медведев, а реакции Путина мы так и не слышали на эти предложения. И то, что сейчас «Единая Россия», как говорится, бродит там что-то, недовольство, не факт, что это не поддерживается нынешним кандидатом в президенты.

Т.ДЗЯДКО: Но вам кажется подобные предложения Медведева могли появиться без согласования с Владимиром Путиным?

С.ОБУХОВ: Политическая история России такова, что у нас все возможно.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, я думаю, что невозможно. Я думаю, что сейчас руководство страны возвращается к модели, позднеельцинской модели управления страной, которая вполне была вменяемой. И научились уже управлять страной в этом режиме. То есть и выборы губернаторов, и, допустим, политические партии, которые получали не большинство в парламенте. Например, Черномырдин получил 10% на выборах в 1996 году. И что? Что, Ельцин не управлял после этого страной? Да, были проблемы. Были проблемы в Думе, какие-то законы заворачивали. Но есть же опыт управления страной и с 10% правящей партии. Чего выдумывать? Понимаете? Поэтому проблем никаких нет, на самом деле. И они чуть-чуть вернулись к ситуации 2003-2004 года. Ничего плохого в этом нет. 7 лет они не использовали. Они могли поменять Конституцию, они ничего не поменяли в Конституции. Сидели, они использовали какой-то элемент и законодательства, в том числе в экономической сфере для того, чтобы установить…

С.ОБУХОВ: 7 лет они тихо-спокойно пилили. Пилили-пилили и допилились.

А.МИТРОФАНОВ: Да. А надо было заниматься в том числе и политикой, и так далее, и так далее.

С.ОБУХОВ: Ну, чего мы за них будем переживать?

А.МИТРОФАНОВ: Да. Нет, ну да. Сейчас ситуация 2003-2004 года. Ничего такого нет. Никаких проблем нет, не то, что там власть теряется, все там… Знаете как там? Клиент уехал, гипс снимают. Ничего этого нет, да? Ничего нет.

Т.ДЗЯДКО: Смотрите, вот господин Воробьев, руководитель фракции «Единая Россия» говорит о том, что в документе необходимо предусмотреть норму, которая позволила бы партии себя зарекомендовать. Дальше цитата: «Я бы не называл это словом «ценз», но партии не должны обманывать и разочаровывать граждан. Я думаю, будет обсуждаться норма, которая бы снизила эти риски». А вообще это нужно или нет? Или нужно регистрировать? Вот, пришло 500 человек, у них есть представительства в каких-то регионах – и пусть будут партией, принимают участие в выборах. Или, все же, надо как-то отслеживать и регламентировать?

А.МИТРОФАНОВ: Проблема одна – в честности. Проблема не в количестве человек ни в 500, ни в тысячу, ни в полторы тысячи, а в том, чтобы Минюст регистрировал реально партии. Потому что Парнас мог собрать и 20 тысяч, и 30.

Т.ДЗЯДКО: Ну, они собрали 45, собственно.

А.МИТРОФАНОВ: Да, и 45. Но их не регистрировали. Нужна другая ситуация. Нужна установка на то, что «Регистрируем». Мы видим, что ситуация серьезная – регистрируем. Не надо играть.

С.ОБУХОВ: У нас, ведь, проблема сейчас в другом – у нас не в поправках в законодательство, у нас в соблюдении действующего законодательства. Когда говорят «Вот сейчас там господин Медведев чего-нибудь там внесет в избирательное законодательство. А ну-ка быстренько партии несите мне, что вы там предлагаете?» Да господин Медведев, исполняйте законодательство, которое вы приняли. Написано в законе «Не выкидывать члена комиссии с решающим голосом – не имеете права – с избирательного участка в день голосования». Почему выкидывают? Выполняйте закон. Написано в законе «Просвет в урне – 1,5 мм». Почему под руководством господина Володина в Саратовской области лобзиком распиливали до двух сантиметров? Чтобы пачки бросать? То есть написано в законе – чихали с большой колокольни. Поэтому проблема не столько в действующем законодательстве, а его соблюдении. Мы можем реформировать.

Будут урны. А, вот замечательная инициатива, будут вебкамеры. Ну я уж не говорю о том, что у нас сломали и, допустим, в Краснодаре похитили и разломали все камеры, которые закупили для того, чтобы вести наблюдательный процесс. Вот, как там? Час Чурова, да? С 20-ти часов будет технический перерыв. Господа, ну это самый шахер-махер у вас с 20-ти до 21:00 происходит.

Т.ДЗЯДКО: Не, ну смотрите, но здесь же абсолютно очевидно, что нужно соблюдать законодательство, но сейчас мы говорим о том, что это законодательство создается. И как раз вы начали об этом говорить, о поправках, которые «Единая Россия» предлагает. И, вот, цитата из господина Воробьева, который говорит, что «партиям нужно, чтобы они себя как-то зарекомендовали». Нужно это или нет? Нужно ли, чтобы у Министерства юстиции была уверенность, что это не просто 500 оболтусов, да? Нужны какие-то конкретные ограничители?

А.МИТРОФАНОВ: Это не дело Министерства юстиции. Министерство юстиции должно подходить формально: вот есть документы, все формально соблюдено и установка на то, что регистрируйте. Регистрируйте. Пусть партий будет как в конце 1999 года, партий было десятки. Десятки партий. Пусть все это будет. Почему нет? И кому это мешало в конце 90-х годов? Кому это мешало? Да, было много партий. И все. Ну, я думаю, и сейчас надо к этому подойти. То есть должна быть еще установка Министерству юстиции – «Не мешать».

С.ОБУХОВ: Вы знаете, у крупных партий есть, конечно же, свой интерес. Вот я сейчас обращаю внимание, примерно 95% проголосовало за действующие партии. 1996-й год, когда ЛДПР и КПРФ получили вместе большинство, тогда премия составляла почти 50% за счет вот этих мелких партий.

Но я вернусь к проблеме опасений. Мы не боимся этого. Вообще, если говорить, должно быть комплексное реформирование законодательства, блоки. Будут ли блоки? Пожалуйста, мы готовы там и будут партии коммунистические. Вот сейчас РКРП. Мы де-факто имели с ней блок и ее представитель входил в нашу. Но она незарегистрированная как таковая, и мы с ними образуем блок в региональных парторганизациях. Да, есть вторая компартия, она менее влиятельна, но она более, ну, скажем так, ура-революционная.

А.МИТРОФАНОВ: Не, нормальная.

С.ОБУХОВ: Ну, есть партия, мы с ней сотрудничаем, готовы с ней заключать блок. Но не так, как мы заставляем их выходить из членства в своей партии, вступать в наш список. Поэтому мы этой проблемы не боимся – боится «Единая Россия». Знаете, почему? Я думаю, призрак 1999 года, как формировалось «Единство», из чего оно формировалось. Оно формировалось из множества вот этих вот каких-то новообразований, межрегиональное объединение… Как там? Медведь-то с чего начался, да?

А.МИТРОФАНОВ: Ну да.

С.ОБУХОВ: Межрегиональное объединение «Единство» — вот так называлась эта структура. Или там «Мужики», объединение губернаторов. Вот, насоздает господин Путин новых своих типа Народного фронта, и «Единая Россия» будет не нужна. То есть из этой пыли они соберут себе новую партию власти как и, в общем-то, вся технология последние 20 лет испытывалась. Сначала, помните, была Демроссия…

Т.ДЗЯДКО: Так а что им мешало сейчас найти 45 тысяч человек и зарегистрировать какую-нибудь новую историю? В чем проблема?

С.ОБУХОВ: А вы знаете, у них большая проблема, у них выстроена вертикаль жуткая исполнительная в регионах. Это придется делать как и в 1999 году помимо исполнительной вертикали. Да, администрация президента…

Т.ДЗЯДКО: Для «Единой России» большое количество партий не слишком удобно будет.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, «Единой России» неудобно, но это неудобно и оппозиционным партиям.

Т.ДЗЯДКО: Вот мне кажется, просто это оппозиционным в первую очередь неудобно. Вам, вам.

А.МИТРОФАНОВ: Не-не, всем неудобно. Из четверки всем это неудобно. Ну, «Справедливая Россия» — это особый случай, потому что это новая партия.

С.ОБУХОВ: Она тоже создана из пыли, да? Там была «Родина», Пенсионеры.

А.МИТРОФАНОВ: Да. Были важные люди все. Какая пыль? Там все были серьезные ребята.

С.ОБУХОВ: Так. Ну, речь идет сейчас о Народном фронте.

А.МИТРОФАНОВ: Да. Дело в том, что один человек ушел в Народный фронт, не понял политику партии (со мной не встретился, ошибся). А так, на самом деле, 3 партии – им, конечно, не нужно. Им не нужен Виктор Иванович Анпилов, который 4% всегда собирал на всех выборах. Зачем это?

С.ОБУХОВ: Очень хорошо живем с Виктором Ивановичем Анпиловым.

А.МИТРОФАНОВ: Ну а где он депутат? Виктора Ивановича возьмите в депутаты. А чего ж вы?

С.ОБУХОВ: Сколько дивизий? Сколько дивизий?

А.МИТРОФАНОВ: 4,5% у Виктора Ивановича.

С.ОБУХОВ: Было в 1995 году.

А.МИТРОФАНОВ: И сейчас есть 3,5%. Всегда есть.

С.ОБУХОВ: Все увидим. Увидим.

А.МИТРОФАНОВ: Увидим-увидим. А что, Бабурин с Руцким не может собрать 3,5%? Может! Зачем же?.. Это было выгодно, это был сговор, это было всем выгодно. И «Единой России», и, конечно. оппозиционным партиям, о чем они не говорили. Сейчас будет сложнее ситуация эпохи 1999 года, эпохи 2003 года, когда, действительно, будут мелкие партии, и мелкие партии должны быть. И вдруг они станут из мелких крупными. Да, тем более новая страна, новые какие-то эти. Вдруг выскочит Прохоров, возьмет 500 миллионов, вкачает в эту историю и получит 10%. И куда коммунисты денутся? Закатают их под асфальт.

С.ОБУХОВ: А причем здесь Прохоров и коммунисты? Это «Справедливую Россию». (смеется)

А.МИТРОФАНОВ: Да. Нас? Никогда. Это святое. Мы сами будем платить. Мы вместе с Прохоровым-то? Мы же сидим в одном здании, вы не поняли. Мы снимаем у него помещение на Тверской.

Т.ДЗЯДКО: На Тверском бульваре.

А.МИТРОФАНОВ: Да, на Тверском бульваре. Вы не понимаете. (смеется) Вот. Поэтому не надо думать, что…

С.ОБУХОВ: Значит, Прохоров у вас снимает. Ну ладно, хорошо.

А.МИТРОФАНОВ: Не-не-не, мы платим ему. Вы знаете, что на наши деньги Прохоров будет избираться?

С.ОБУХОВ: В Куршавель ездить. (смеется)

А.МИТРОФАНОВ: Не-не-не, мы – арендодатели, мы платим ему за помещение, понимаете? Что он на наши деньги гуляет. Мы ему платим за помещение.

Т.ДЗЯДКО: Давайте мы сейчас прервемся на краткие новости в эфире радиостанции «Эхо Москвы», после этого продолжим наш разговор. Говорим мы сегодня о том, станет ли в России больше политических партий после изменения федерального закона о политических партиях – это те поправки, которые были предложены президентом Дмитрием Медведевым. И обсуждаем эту тему с Сергеем Обуховым и Алексеем Митрофановым, оба они – члены комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций. Прерываемся буквально на несколько минут, после чего вернемся в эту студию и продолжим программу «Ищем выход».

НОВОСТИ

Т.ДЗЯДКО: Еще раз приветствую аудиторию телекомпании RTVi, радиостанции «Эхо Москвы», меня зовут Тихон Дзядко, программа «Ищем выход» и сегодня мы обсуждаем тему, станет ли в России больше политических партий после изменения федерального закона, и обсуждаем это здесь в студии с депутатами Госдумы Сергеем Обуховым и Алексеем Митрофановым. +7 985 970-45-45 – номер для ваших сообщений SMS, также их можно присылать через твиттер аккаунту @vyzvon и через наш сайт в интернете echo.msk.ru, там же продолжается видеотрансляция, организованная компанией Сетевизор.

И здесь спрашивают: «Насколько достаточной мерой является вот эта либерализация регистрации партий? Ведь, новые выборы через 5 лет. Что все эти партии будут делать все это время?»

С.ОБУХОВ: Ну, во-первых, у нас выборы непрекращающиеся, у нас выборы нон-стоп, у нас каждые полгода выборы.

Т.ДЗЯДКО: Ну да. Ну, здесь про Государственную Думу.

С.ОБУХОВ: Да. Государственная Дума – она, действительно, через 5 лет. Но я не уверен, что нынешняя Государственная Дума просидит все 5 лет.

А.МИТРОФАНОВ: Просидит как все Думы. Все.

С.ОБУХОВ: Ну, посмотрим-посмотрим.

Т.ДЗЯДКО: А почему не просидит?

А.МИТРОФАНОВ: Коммунисты всегда не верили, что просидят Думы и все они просидели ровно столько, сколько надо. Они все время говорили.

С.ОБУХОВ: Политический процесс очень динамичный в РФ, и я вне зависимости от того, как будет он развиваться, предполагаю разные форматы турбулентности. То есть я бы этого не исключал. Поэтому, по крайней мере, мы как партия готовы с улиц опять идти бороться за депутатские мандаты.

А.МИТРОФАНОВ: Какой улицы? Вы никогда с улицы не боролись, ну что вы?

С.ОБУХОВ: Так, Семен Семеныч, как говорят, Горбунков?

А.МИТРОФАНОВ: Какая улица! Какая улица у вас была? Один раз вы вышли на улицу, и Ельцин вас поимел на улице в 1993 году танками.

С.ОБУХОВ: Да. Как говорится, ну, полно врать вам, полно врать партии, которая сама на улицы не выходит.

А.МИТРОФАНОВ: Конечно. И вы не выходили никогда. Какие улицы?

Т.ДЗЯДКО: А почему Дума-то досидит все 5 лет?

А.МИТРОФАНОВ: Все, с 1993 года все Думы точно по плану проходили. Путин никогда не менял эту схему, никаких он нестандартных ситуаций не устраивал. Всю дорогу как был Путин с 2000 года, с 7 мая 2000 года, никаких нестандартных ситуаций Путин не устраивал. Надо отдать ему должное, да? Ничего.

С.ОБУХОВ: Он только их и устраивал.

А.МИТРОФАНОВ: Никогда, никогда.

С.ОБУХОВ: Начиная от отмены выборов губернаторов, от переформатирования Совета Федерации.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, подождите. Ну, он менял законодательство, но никаких нестандартных ситуаций, когда распускался кто-то, шел на обострение и так далее, он не устраивал. Он идет другими путями, у него другая технология, да? Он не выводит танки на мост и не стреляет в Белый дом, да? У него другая технология, он этой технологией владеет и ничего не делает.

Т.ДЗЯДКО: А что ему делать с этими 100 тысячами людей, которые выходят и считают Думу, в которой вы сидите, нелегитимной?

А.МИТРОФАНОВ: Вы знаете, у него есть некоторая проблема, которую он сам решит. Дело в том, что 20 лет в стране с 1990-го по 2011-й год бухгалтерией в стране ведала определенная команда. Эта команда была одна из тех, кто привел его к власти. Ну, назовем ее группой Чубайса, Гайдара, Кудрина и так далее, да? Бухгалтерия была всегда в одних руках. Менялись силовики, менялись президенты, премьеры, но бухгалтерию жестко держали одни и те же люди. Эти люди сегодня задают ему вопрос: «А что мы? А что дальше с Центробанком, Минфином и так далее?» Этот вопрос подкрепляет и Запад. Запад тоже хочет знать, кто здесь будет принимать решения по валютно-финансовым вопросам. И об этом прямо практически говорил Кудрин на митинге. Он же даже не скрывался. То есть сейчас политика – она открытая, да? Это не то, что я там тайные вещи выдаю, да? Кудрин не скрывал, он это сказал: «Я готов быть переговорщиком». Иными словами, он сказал: «Владимир Владимирович, дорогой, ну, ты скажи нам, что 6 лет мы будем делать?» И как только он с этой командой договорится… То есть Михаил Абузов будет вице-премьером по топливно-энергетическим вопросам, что устраивает Чубайса. По всей видимости, Кудрин займет свое место…

С.ОБУХОВ: Так устраивает ли это 100 тысяч человек, пришедших на?..

А.МИТРОФАНОВ: Нет! Подождите. Это массовка.

С.ОБУХОВ: А.

А.МИТРОФАНОВ: Давайте прямо говорить. Ну что вы? А я говорю, это массовка. Я сегодня вам говорю.

С.ОБУХОВ: Чтобы их собрали для массовки?

А.МИТРОФАНОВ: Не, а почему? Чем плохо быть массовкой в великом спектакле и так далее? И Ксюша Собчак, и Кудрин изложили реальные требования. Все остальные говорили какие-то вещи общие, да?

Т.ДЗЯДКО: Не, ну Ксюша Собчак и Кудрин были одними из выступающих, за которых проголосовали люди в интернете.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, возможно, да.

Т.ДЗЯДКО: Они же не были организаторами этого митинга.

А.МИТРОФАНОВ: Но речь идет про суть вопроса. Если завтра вопрос будет решен, Кудрин займет свою позицию и финансовые, монетарные власти… Подчеркиваю, не только Центробанк и Минфин, будут контролироваться той же командой, которой они контролируются с 1990 года… Ну, допустим, это не обязательно будет Кудрин, это может быть Мау, может быть Улюкаев, может Игнатьев. Там есть нюансы. Это Путин решит. И если это все будет и Запад точно будет знать, с кем они будут иметь дело для решения валютно-финансовых вопросов, всё, опять Удальцов будет и 300 человек бегать по улицам. Всё.

Т.ДЗЯДКО: Так эти 100 тысяч человек, они говорят «Перевыборы» — вот, что говорят они.

А.МИТРОФАНОВ: Не, это все… Поймите, это гарнир. Если Путин затупится, скажет «Нет, я хочу взять впервые за 12 лет под контроль государственные финансы», которые он не контролировал 12 лет (это очень важно)... Путин, еще раз говорю, не контролировал государственные финансы 12 лет.

С.ОБУХОВ: Бедный и несчастный. Я уже рыдаю.

А.МИТРОФАНОВ: Не-не, не надо рыдать. Дело в том, что человек, когда приходит руководить корпорацией любой, первое, он осваивает бухгалтерию. Путин же не осваивал бухгалтерию, не забирал ее. Там была сложная история его прихода к власти, да? Он не командовал этой частью, да? Он попытался это сделать. Интересно, что получится? А захватит ли он ее или он опять договорится и опять будет Мау, Кудрин, Улюкаев? Это уже там комбинация, да?

Короче, это большие игры, которые ни к коммунистам, ни к тем 100 тысячам, которые на улице стоят, ни к ЛДПР не имеют отношения. Это очень серьезные…

С.ОБУХОВ: Они имеют только к «Справедливой России».

Т.ДЗЯДКО: Я тоже хотел спросить.

С.ОБУХОВ: (смеется)

А.МИТРОФАНОВ: Нет. И, к сожалению, и к «Справедливой России» — я здесь не играю, там, какое-то это самое. Ну, может быть, в эту тусовку входит Оксана Дмитриева, поэтому в этом смысле имеет это отношение. Там есть определенная тусовка со Змеиной горки, которая с 1989-90 года руководит…

Т.ДЗЯДКО: Вы согласитесь, Сергей, что 100 тысяч ничего не решают?

С.ОБУХОВ: Вы знаете, я…

А.МИТРОФАНОВ: Не, подождите. Эти люди выразили свое мнение, да? И я с уважением отношусь, да?

С.ОБУХОВ: Когда Зюганов сказал об оранжевой проказе, он имел в виду как раз не 100 тысяч человек, а вот этих вот господ, которые пытаются взобраться на народный протест, на народные требования, на возмущение людей и оставить все по-прежнему. Все по-прежнему.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, вы же со мной не будете спорить, что 20 лет они руководят бухгалтерией? Конечно. Бухгалтерия – это их.

С.ОБУХОВ: Конечно, они руководят бухгалтерией. И я могу продолжить тему.

А.МИТРОФАНОВ: Да. Это их тема.

С.ОБУХОВ: У нас дальше…

Т.ДЗЯДКО: Послушайте, а какое это отношение к Думе имеет?

А.МИТРОФАНОВ: Прямое отношение.

Т.ДЗЯДКО: То, кто руководит бухгалтерией, и то, что эти люди…

А.МИТРОФАНОВ: Подождите. Есть бюджетный комитет…

С.ОБУХОВ: Вы знаете, вообще-то по ельцинской Конституции единственная конституционная возможность Думы влиять на исполнительную власть – это через бюджет. И, вот, она выхолощена в путинское время до нуля. То есть Дума потеряла контроль над Счетной палатой. Если помните, первые 2 созыва Счетная палата была Дамокловым мечом над правительством, которое…

А.МИТРОФАНОВ: Хоть что-то, да, хоть что-то могли делать.

С.ОБУХОВ: Да. Всё, теперь Дума не имеет права. Дума имела адресные инвестиционные программы и контролировала программу приватизации – всё, это всё выхолощено.

А.МИТРОФАНОВ: Да. Конечно.

С.ОБУХОВ: В бюджет, даже в нынешний бюджет заложено право правительства расходовать помимо Думы средства.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, полностью все.

С.ОБУХОВ: Вообще-то Карлу Первому отрубили голову не за нарушение прав человека, а за то, что он мимо парламента расходовал средства, напомню старый известный факт.

Дальше. В период кризиса 40% бюджета расходовалось вообще, даже минуя номинальное руководство «Единой России» в Думе. Такого нет нигде ни в одном…

А.МИТРОФАНОВ: Да, свою родную партию они игнорировали.

С.ОБУХОВ: Да. И пилили там втихаря между собой. Вот, имеет прямое отношение к Думе.

А.МИТРОФАНОВ: Конечно.

С.ОБУХОВ: Народное представительство – это, прежде всего, контроль за бюджетом, за кошельком правительства.

А.МИТРОФАНОВ: То есть определенные люди сказали «Монетарные власти – это мы. И давай, Владимир Владимирович, дорогой, как в 1999-м году договоримся с тобой. Понимаешь? Ты же тогда договорился. Пистолеты у тебя, а деньги у нас. Давай мы, как бы, и сейчас договоримся, да? А ты договорился с Медведевым, а с нами-то ты не договорился». Они открыто сказали это.

Т.ДЗЯДКО: Смотрите, просто что получается? Если приходит, все-таки, этот законопроект в Госдуму, появляется большое количество малых партий, которые представляют, в частности, вот эти вот 100 тысяч, которые на Болотной находятся. Неужели вы думаете, что эти люди на этом будут этим удовлетворяться?

С.ОБУХОВ: Нет, конечно.

А.МИТРОФАНОВ: Нет.

Т.ДЗЯДКО: Если проголосовать за эти партии в парламент? Ну, не на муниципальном уровне и других, региональных, а в парламент они смогут только через 5 лет.

А.МИТРОФАНОВ: Эти люди удовлетворятся, если Кудрин и кто-то из них опять заберут монетарную власть, то есть если в Минфин и в Центробанк сядут те люди…

С.ОБУХОВ: Ксюша Собчак удовлетворится. Но я не думаю, что 100 тысяч удовлетворится.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, я думаю, что удовлетворение будет, если Кудрин станет председателем Центробанка и кто-то типа Улюкаева станет министром финансов, да? Все закончится.

С.ОБУХОВ: Давайте спросим у 100 тысяч. Они что? Вы вышли на Сахарова, чтобы Кудрин был председателем Центробанка?

А.МИТРОФАНОВ: Да.

С.ОБУХОВ: Ну, не говорите этой глупости.

А.МИТРОФАНОВ: Да. Они будут решены. И Абузов будет вице-премьером, и, допустим, для красоты…

Т.ДЗЯДКО: Алексей, а вызов почему здесь вдруг в нашем разговоре возник? Он разве на Проспекте Сахарова был?

А.МИТРОФАНОВ: Не, он не был. Но какая разница? Команда-то есть. И он – часть этой команды.

С.ОБУХОВ: Это вот это и есть оранжевая проказа, которая пытается взгромоздиться на народный протест.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, это не оранжевая проказа, это часть команды, которая… Она известна, эта команда. И ничего тут такого нет. Я, причем, негативно это говорю. Я понимаю политику как живое движение, да? Люди реально руководили страной, да? Чубайс с 1990 года руководил страной вместе с Гайдаром. Это же факт. Мы не можем говорить, что этого не было.

С.ОБУХОВ: Он и дальше продолжает. И Кириенко, несмотря на решение Совета Федерации, дальше в руководящих органах.

А.МИТРОФАНОВ: И Кудрин, и всё. И ничего тут такого нет. Они руководят страной. Они хотят точно знать от Владимира Владимировича…

С.ОБУХОВ: Меняем Путина 4 марта, избираем Зюганова президентом и все это побоку.

А.МИТРОФАНОВ: И опять придет Кудрин. (смеется)

С.ОБУХОВ: Да. Будет новая политика.

А.МИТРОФАНОВ: А кто же будет договариваться с американцами по поводу трежерис?

С.ОБУХОВ: Ой, не переживайте.

А.МИТРОФАНОВ: Кому будут звонить американцы?

Т.ДЗЯДКО: Вы говорите Митрофанов?

А.МИТРОФАНОВ: Ну, тогда… (все смеются)

Т.ДЗЯДКО: Скажите мне, пожалуйста, то, что касается еще одного предложения, которое было озвучено Медведевым в послании Федеральному собранию, то, что касается выборности губернаторов. Насколько кардинальные, на ваш взгляд, здесь могут быть изменения той процедуры, которая сейчас существует?

С.ОБУХОВ: Это вообще большая загадка. Законопроекта нет, мы имеем некие пассажи то одного дуумвира или уж там то у другой хромой утки, поэтому определиться… То утечки из главного правового управления президента, что готовится 3 варианта. Давайте подождем, увидим.

Т.ДЗЯДКО: Ну а вам какой из этих 3-х вариантов кажется оптимальным?

С.ОБУХОВ: Должна быть обыкновенная нормальная выборность губернаторов без всяких условий. Там, президентские фильтры… Что такое «президентский фильтр»? Вы расписываетесь, что у вас не работает ваша хваленая вертикаль власти. То есть если у вас есть компромат на этого, как говорится, кандидата, публикуйте его, сообщайте, доводите до общественного мнения, принимайте решение, пускай люди решают. А если вы сами признаете, что неизвестно, какую справку вам занесут в ваш кабинет и от какой финансово-промышленной группы, и какая там лажа… Вы сами это признаете, что у вас нет эффективного госуправления. Фильтры там какие-то будете организовывать. Это все туфта. Проведите нормальные выборы как положено и дайте людям избирать своего главу региона. Кстати, что и было обещано на заре всех этих реформ. А потом, извините, все в канализацию.

А.МИТРОФАНОВ: Я считаю, что вполне Путин может, идя сейчас на новый срок, разрешить выборы губернаторов. Ничего плохого не будет, если…

Т.ДЗЯДКО: Напрямую?

А.МИТРОФАНОВ: Напрямую, да. ...если треть губернаторов будет от оппозиции или больше даже. И что? Это же было уже в 90-е год. Что, Ельцин от этого утерял власть? Давайте не будем забывать, что треть губернаторов в 90-е годы избирались от коммунистов, в том числе и в хороших, больших регионах.

С.ОБУХОВ: Да. Часть от ЛДПР была.

А.МИТРОФАНОВ: Да, были от ЛДПР там. И что? В чем это была проблема для Ельцина? Нет. У него была…

Т.ДЗЯДКО: Но почему-то Владимир Владимирович Путин считал последние годы, что это проблема. И поэтому были проблемы все какие-то…

А.МИТРОФАНОВ: Понятно.

С.ОБУХОВ: Проблема. Но вы же понимаете весь ужас ситуации? Вот мы когда говорим «нарушения на выборах», «нечестные выборы». Вы ставите своего назначенного губернатора в зависимость от процента. Вот сейчас 20 губернаторов хотели погнать, вроде бы, из-за низких процентов за «Единую Россию». Пока одним Позгалевым, вроде, ограничились.

А.МИТРОФАНОВ: Где я избирался, заметим, где я собрал 27%. Он не смог со мной вместе проживать, понимаете? Потому что, ну, невозможно.

Но я вам вот что хочу сказать. Что ничего такого нет. Все изучено было в конце 90-х – начале 2000-х. Губернаторы от коммунистов.

С.ОБУХОВ: Не, ну хоть не будет вот этой вот лажи, когда заставляют «Рисуйте проценты за «Единую Россию».

А.МИТРОФАНОВ: Да. Я тоже считаю.

С.ОБУХОВ: Ну, нет 99% в Мордовии. Ну, нет 99%. Ну, вы накажите. Вы там говорите «Никто не будет менять правила». Накажите. Не может 99% здравомыслящих людей голосовать.

А.МИТРОФАНОВ: И на Кавказе.

С.ОБУХОВ: Да, на Кавказе.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, сколько лет уже на Кавказе?..

С.ОБУХОВ: Да. 100%, и 100% за «Единую Россию». Ну, нет такого, ну, не оскорбляйте народ и гордых людей, которые живут на Кавказе.

А.МИТРОФАНОВ: Да, и это не нужно было абсолютно. Перегиб. Вот, перегиб, действительно, с этими 99%, перегиб с тем, что нельзя там никаких партий. То есть эти перегибы, возможно, будут исправлены.

Т.ДЗЯДКО: А с чего вдруг? С чего вдруг-то?

А.МИТРОФАНОВ: А что? Все вопросы решены.

С.ОБУХОВ: Да ничего не будет исправлено. Мы видим, что сейчас Путин пошел на силовой вариант.

А.МИТРОФАНОВ: А зачем силовой вариант?

С.ОБУХОВ: Ну, что такое назначение Володина главой администрации президента?

А.МИТРОФАНОВ: Причем силовой вариант?

С.ОБУХОВ: Первый тур, силовой вариант – продавливайте, губернаторы, первый тур, 60%.

А.МИТРОФАНОВ: Почему Володин – силовой вариант?

С.ОБУХОВ: Не, ну вы просто там на севере, вам там легко…

А.МИТРОФАНОВ: Какой «на севере»? Ну что. я не знаю Володина, что ли? Много лет знаком с Володиным.

С.ОБУХОВ: Да. Но то, что он творит в подведомственных регионах, вы, наверное, на собственной шкуре не ощущали.

А.МИТРОФАНОВ: Не, ну… Творит в одном регионе, дальше он не сможет творить. Дело в том, что я думаю, что, все-таки, вариант второго тура возможен с Путиным. Там посмотрим, кстати, Зюганов будет или Миронов. Вот, посмотрим, кстати говоря.

С.ОБУХОВ: Ну, Миронов точно не будет.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, посмотрим. Я помню, как коммунисты, когда я приехал в Вологду, говорили: «Куда? У вас там 8%». И где ваши коммунисты? Порвали их как тузик тряпку порвали. Мы разодрали просто и коммунистов, и ЛДПР там, 27%.

С.ОБУХОВ: Да ладно. Ну, в одном отдельно взятом… Ну, мы вас порвали по всей стране.

А.МИТРОФАНОВ: Нет, и в Великом Новгороде порвали.

Т.ДЗЯДКО: Позвольте вернуться к вопросу.

С.ОБУХОВ: А дальше где? Где ваш тузик валяется дохлый? (смеется) От Дальнего Востока до Калининграда.

А.МИТРОФАНОВ: Подождите. Я поеду по всем регионам.

Т.ДЗЯДКО: Тихо. Скажите мне, почему если последние 12 лет была политика в одном направлении, если говорить про губернаторов, то последние 7 лет она была в том виде, в котором она была. Почему сейчас вдруг будет все это меняться в сторону либерализации? Почему тот же самый Владимир Путин будет на это идти?

А.МИТРОФАНОВ: А все вопросы решены у него.

Т.ДЗЯДКО: Какие вопросы решены?

А.МИТРОФАНОВ: А те вопросы, которые ставились вначале. Под контроль взяты госкорпорации.

С.ОБУХОВ: Не будет никакой либерализации.

А.МИТРОФАНОВ: Бизнес, в целом, взят под контроль. Попытка его взять госфинансы? Ну, посмотрим, как он там разрулит. А зачем ему дальше контролировать губернаторов, там, еще? Зачем? Задачи нового президентства Путина совершенно другие, чем были в 2004 году, в 2000 году, когда он начинал. Зачем ему нужно контролировать губернатора, извините, в Великом Новгороде? Зачем? Ну, будет там коммунист или «Справедливая Россия». Какая разница? Все уже решено. Сейчас вопросы с Южным потоком бы решить.

Т.ДЗЯДКО: То есть вам кажется, что вот эти вот медведевские предложения будут реализованы в суперлиберальном виде, да?

А.МИТРОФАНОВ: Да. Путин вышел сейчас на мировой уровень, он занимается Южным потоком, Северным потоком, третьей ниткой, четвертой ниткой. Великий Новгород? Кто там будет губернатором? Коммунист? Вообще не интересно.

С.ОБУХОВ: Великий адвокат Путина господин Митрофанов. (смеется)

А.МИТРОФАНОВ: Я – не адвокат. Ну, не интересно, поймите. Ну, он начинал в 2000 году, он хотел все к рукам, как бы, прибрать, забрать. Ну а сейчас это все не интересно.

Т.ДЗЯДКО: Понятно. Сергей?

С.ОБУХОВ: Вы знаете, я просто вижу все больше расхождений между вот этой вот квазилиберальной риторикой и действительностью, реальными кадровыми назначениями. Как вы там меня ни отрицайте, я вижу установку на силовое продавливание Путина в первом туре. Я вижу, как задрожала вся административная вертикаль.

Т.ДЗЯДКО: В смысле то, что Иванов стал главой администрации, что ли?

С.ОБУХОВ: Нет-нет, главой, президентом чтобы стал – все выстроено уже на это, выстроено.

А.МИТРОФАНОВ: Конечно, хочется. Ну, это вопрос понятный.

С.ОБУХОВ: Значит, дальше хочется. То есть сделать это без силового давления, без административного лома нельзя. Поэтому все эти финтифлюшки в виде либерализации, обсуждения партий, через 5 лет которые будут, — это, так скажем, очередные разводки.

А.МИТРОФАНОВ: Почему «разводки»? Коммунистам скажут «25 регионов заберете вы в течение 5 лет». Это же не через 5 лет. В течение 5 лет будут выборы губернаторов, вы получите там 15-20 регионов 100%, мы получим, там, регионов 10, ЛДПР получит. Все получат. Всё. Чего вы? И ему не интересно уже. Зачем ему нужно?

С.ОБУХОВ: Если ему не интересно, пусть занимается своим газовым потоком в отставке.

А.МИТРОФАНОВ: Так это не мало, не мало. А в отставке нельзя заниматься, извините.

С.ОБУХОВ: А! Вот-вот-вот.

А.МИТРОФАНОВ: Извините.

С.ОБУХОВ: А тогда одно тянет и другое.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, конечно. Конечно. И мы заинтересованы…

С.ОБУХОВ: Поэтому все эти разговоры о либерализации – это туфта.

А.МИТРОФАНОВ: ...чтобы он занимался глобальными проектами, мировыми, чтобы он занимался Саудовской Аравией, Ираном, войной и так далее. А в Великом Новгороде – мы с вами…

С.ОБУХОВ: Уже назанимался. Уже так назанимался, что все сдал.

А.МИТРОФАНОВ: ...разберемся, поделим, всё поделим.

С.ОБУХОВ: Уж вы как адвокат. От Лурдеса до это самое…

А.МИТРОФАНОВ: Да Лурдес никому не нужен. Кому нужен?

С.ОБУХОВ: А, ну не нужен был. Да вам, конечно, не нужен.

Т.ДЗЯДКО: Пишет здесь, кстати, наш слушатель, что обидные вещи говорите о Великом Новгороде.

А.МИТРОФАНОВ: Почему?

Т.ДЗЯДКО: Ну вот так вот.

А.МИТРОФАНОВ: А почему обидные вещи?

Т.ДЗЯДКО: «Обидные вещи говорите о Великом Новгороде».

А.МИТРОФАНОВ: А почему? Великий Новгород – прекрасное место, где я избирался, где получено 29%. Замечательный город, где вечевая демократия действует. И там бы оппозиция могла руководить и очень хорошо в интересах граждан, которые там живут.

С.ОБУХОВ: Ой, что бы вам сказал епископ, который руководил этой вечевой демократией на вашем съезде. (смеется)

А.МИТРОФАНОВ: И мы вместе будем очень хорошо там это самое. И не нужен там ни «Единая Россия», ни все. А он пусть занимается Южным потоком в 2015 году.

С.ОБУХОВ: Да. Но в отставке, но в отставке.

А.МИТРОФАНОВ: А невозможно заниматься в отставке.

С.ОБУХОВ: А, не, пусть занимается там…

А.МИТРОФАНОВ: Конечно.

С.ОБУХОВ: Там разберемся.

А.МИТРОФАНОВ: Да.

С.ОБУХОВ: Но вне президентского поста.

А.МИТРОФАНОВ: Нет. Нет-нет.

С.ОБУХОВ: Так что 4 марта Зюганов – президент.

А.МИТРОФАНОВ: А если вы придете и будете 4 года опять разборками заниматься.

С.ОБУХОВ: Почему 4 года?

А.МИТРОФАНОВ: И опять ни Южного, ни Северного потока.

С.ОБУХОВ: Не, никаких разборок. У нас внесен законопроект об ограничении одним сроком.

Т.ДЗЯДКО: А лучше стабильность такая путинская железная или что?

С.ОБУХОВ: Да, Митрофанов и «Справедливая Россия» спят и видят.

А.МИТРОФАНОВ: Не-не-не, лучше другая конструкция, да? Лучше другая конструкция, при которой Путин занимается глобальными вопросами и, наконец, он подошел к этому (12 лет руководил страной). Наконец, он вышел на глобальные вопросы.

С.ОБУХОВ: В Олимпийский комитет…

А.МИТРОФАНОВ: Не-не-не, Олимпийский – это ерунда все. Ну, это ерунда.

С.ОБУХОВ: Хватит, хватит.

А.МИТРОФАНОВ: Есть большие вопросы, да?

С.ОБУХОВ: Хватит. Россия без Путина. Отдыхаем следующие 6 лет. А Митрофанову если нравится, он пускай себе бюст поставит Путина в кабинете…

А.МИТРОФАНОВ: Нет-нет-нет, мы с Путиным будем руководить страной. Вот за что я. Без вас, без коммунистов.

С.ОБУХОВ: В ООН, в Олимпийский комитет вместе с вашим Путиным.

А.МИТРОФАНОВ: Да-да-да.

Т.ДЗЯДКО: Очень коротко вопрос. 2 минуты у нас осталось до конца. Спрашивает наша слушательница: «Зачем нам много карликовых партий?» — это возвращаясь к началу. Вы, Алексей, говорили, что пусть будут.

А.МИТРОФАНОВ: Пусть будет. Что значит «карликовые партии»? Это право людей, это все равно как сказать «Зачем нам мелкие фирмы? Нам нужен один Лукойл, один Газпром. И всё. А все остальные мелкие фирмы зачем нам, да? У нас все хорошо». Это то же самое. Люди хотят политической активности, они хотят… Почему Удальцов не может создать свою партию? Почему Навальный не может создать свою партию? Пусть создает свои там 300, 500, 1000, 1500 человек. Почему Андрюша Брежнев, внук Брежнева не может создать партию последователей Брежнева?

С.ОБУХОВ: Способностей нет. (смеется)

А.МИТРОФАНОВ: Почему Виктор Иванович Анпилов, у которого есть способности и собрать даже 5%?

С.ОБУХОВ: Предъявите-предъявите.

А.МИТРОФАНОВ: Пусть он создает. Не хотят. Коммунисты хотят тоже монополию, чтобы никого не было.

С.ОБУХОВ: Ну чего передергивать и так далее?

Т.ДЗЯДКО: Сергей, а вы как ответите на этот вопрос?

С.ОБУХОВ: Значит, я скажу так, что в любом случае любая крупная партия должна подпитываться, образовываться мелкой. Эта партия – она же не просуществует, если она будет только представлять 500 человек и не будет отражать общественные настроения. Пожалуйста, если вы концентрируетесь вокруг какой-то проблемы, пройдите через местные выборы. Ну, у нас же есть общественные объединения – пускай они будут партиями, пускай пройдут через местные выборы…

А.МИТРОФАНОВ: Ну что вы выдумываете? Люди собрали…

С.ОБУХОВ: Я выдумываю то, что я говорю в данном случае. Наша позиция. Пускай они пройдут…

А.МИТРОФАНОВ: Почему через местные?

С.ОБУХОВ: Через местные выборы, покажут.

А.МИТРОФАНОВ: Ну, Валерия Ильинична Новодворская известна всей стране, она хочет с Боровым создать свою партию.

С.ОБУХОВ: Да. Была у них партия. Сдохла эта партия.

А.МИТРОФАНОВ: Почему «сдохла»? Она получила какой-то процент.

Т.ДЗЯДКО: Пусть еще раз попробуют.

С.ОБУХОВ: Пусть еще раз попробуют.

А.МИТРОФАНОВ: Пусть попробуют – а, может, получится.

С.ОБУХОВ: На местных выборах.

А.МИТРОФАНОВ: Это и есть свобода.

С.ОБУХОВ: Доживет? Доживет…

А.МИТРОФАНОВ: Ох, коммунисты не любят свободы. Нет.

С.ОБУХОВ: «Справедливая Россия» не любит правды и справедливости.

А.МИТРОФАНОВ: Свободу любим мы, свободу.

С.ОБУХОВ: Зюганов – президент. Это единственная альтернатива Путину…

А.МИТРОФАНОВ: Миронов – президент.

С.ОБУХОВ: ...4-го марта.

Т.ДЗЯДКО: Всё, и вот здесь точка. Спасибо большое, наше время подошло к концу. Сергей Обухов и Алексей Митрофанов, программа «Ищем выход», меня зовут Тихон Дзядко. Счастливо, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире