'Вопросы к интервью
А.ВОРОБЬЕВ: 20.17 в Москве, у микрофона – Алексей Воробьев. Ну что же, мы поговорим сегодня о насилии и сексе на телевидении. Но прежде я хочу ответить на вопрос: «Воробьев, внесите ясность, почему вы перестали бывать по вторникам, почему вы перестали читать новости». Что у нас сегодня, четверг? Дело в том, что…

Т.КАНДЕЛАКИ: Пошел на повышение.

А.ВОРОБЬЕВ: «Пошел на повышение» – это голос Тины Канделаки. Хорошо бы, если так воспринималось, во всяком случае, мной бы, или хотя бы намекалось об этом начальством. Но мы с Матвеем поменялись сменами — вторник и четверг, новости в информационную смену я вернусь уже завтра, это будет днем, так что все остается по старому, с той лишь разницей, что у меня появились некоторые проекты. Дополнительные. Ну что же, позвольте теперь представить наших гостей сегодня — Тина Канделаки, хорошо известная вам телеведущая, добрый вечер еще раз, Тина. Эдуард Сагалаев, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, здравствуйте.

Э.САГАЛАЕВ: Здравствуйте.

А.ВОРОБЬЕВ: И Дмитрий Коннов, вице-президент телеканала «MTV-Россия» по связям с общественностью и музыкальной индустрией. Добрый вечер.

Д.КОННОВ: Добрый вечер.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну что же, давайте начнем вот, с чего. Что, собственно, дало повод нам здесь собраться в студии, смотрите, вот заголовки новостей последних суток: «Американские родители сосчитали сексуальные сцены и ругательства в эфире MTV», смотрите, что происходит: «Активисты совета просмотрели 171 час программ канала во время прошлогодних весенних каникул» — как-то долго они обрабатывали эти данные…

Д.КОННОВ: Это доказывает качество американского образования.

А.ВОРОБЬЕВ: Может быть не качество, а качество подготовки отчетности, может быть?

Т.КАНДЕЛАКИ: Слушайте, я подумала – может быть, на них скандал с Майклом Джексоном подействовал? Кстати, мне кажется, звенья одной цепи.

Д.КОННОВ: С задержкой некоей.

Э.САГАЛАЕВ: У меня другая версия. Им просто очень понравилось смотреть «MTV», они не могли оторваться, смотря 171 час подряд — мне кажется.

А.ВОРОБЬЕВ: Но смотрите, статистика: выяснилось, что в сериалах MTV можно наблюдать, внимание, 13 сексуальных сцен в час, в видеоклипах за тот же промежуток времени произносится 32 ругательства в час. Значит, каждые две минуты какое-то ругательство произносится. Теперь: «эксперты совета выявили 3056 эпизодов, связанных с демонстрацией секса или наготы, а также 2881 словесное упоминание о сексе». Вот так. Значит, в США передачи MTV регулярно смотрят около 73% мальчиков и юношей и 78% девочек и девушек в возрасте от 12 до 19 лет. Ну, понятно, что произошло. У нас здесь есть представитель MTV, я знаю тонкости – давайте поясните еще раз тонкости российского MTV, и вообще MTV, как сети.

Д.КОННОВ: Ну, буквально, наверное. За одну минуту мне удастся сделать короткую презентацию

А.ВОРОБЬЕВ: Заявление.

Д.КОННОВ: Да, заявление.

Э.САГАЛАЕВ: Бесплатно совершенно.

Д.КОННОВ: Абсолютно.

Э.САГАЛАЕВ: В эфире «Эхо Москвы».

Д.КОННОВ: Дело все в том, что под хорошо всем известной аббревиатурой MTV скрывается с 1 февраля аж целых 100 телевизионных каналов по всему миру. Каналы, в первую очередь, покрывают США, Европу, Латинскую Америку, существует куча азиатских каналов, соответственно, есть канал MTV-Россия, но только три канала являются каналами, которые вы можете смотреть бесплатно. То есть, вы включаете телевизор, точно так же, как вы включаете, например, канал ТНТ, ничего за это не платя каналу, и получаете круглосуточное развлечение на тот вкус, о котором, может быть, мы поговорим дальше. Три такие страны, где MTV работает в жанре эфирного публичного телевидения – это Россия, Бразилия и Италия. Все остальные страны – это страны, где вы должны заплатить за то, что вы смотрите канал. И он распространяется либо с помощью кабеля, либо с помощью спутника.

А.ВОРОБЬЕВ: Вопрос тогда вдвойне острее становится – если там платят за секс и насилие…

Т.КАНДЕЛАКИ: То здесь это бесплатно.

А.ВОРОБЬЕВ: То здесь это бесплатно. И возможно, та же статистика применима и к России – что скажете?

Д.КОННОВ: Скажу только то, что если бы это было бы так, то наверное, мы с вами говорили…

А.ВОРОБЬЕВ: В суде.

Д.КОННОВ: Да, как минимум.

Э.САГАЛАЕВ: Извините, я просто хочу сказать, что в России сейчас уже два года идет судебный процесс телезрителя… судебное дело разбирается – телезритель – против Российского телевидения – в связи с детскими передачами. Просто про это мало кто знает.

Т.КАНДЕЛАКИ: А что именно его не устраивает, интересно?

Э.САГАЛАЕВ: Его не устраивают фильмы, конкретно, сериал «Гриффины». Этого господина, конкретно — Игоря Смыкина, у которого 6-летний ребенок. Он хочет получить 300 тысяч рублей моральной компенсации за то, что его ребенок посмотрел этот мультфильм, а потом назвал свою маму «вонючей жабой».

Т.КАНДЕЛАКИ: Я поняла. Я могу подать в суд на канал «Николодеон», потому что там сейчас самый популярный мультфильм — про бобров. И дети перед сном всегда говорят… я говорю — пусть вам приснятся ангелочки, они отвечают – нет, лучше бобры.

Э.САГАЛАЕВ: А вот знаете, еще… я, когда ехал сюда…

Д.КОННОВ: Извините, что перебиваю — на самом деле это хорошая история для «Гринписа» — то есть на самом деле ты воспитываешь хороших, «зеленых» детей.

Э.САГАЛАЕВ: А я, когда ехал сюда, на «Эхо Москвы», и увидел такую замечательную рекламу – там, по-моему, мобильных телефонов, так она звучит: «Только один поцелуй – и вы найдете общий язык».

А.ВОРОБЬЕВ: Замечательно. Потрясающе.

Т.КАНДЕЛАКИ: Ну, это давно началось.

Д.КОННОВ: Вы обратите внимание — что начав с презентации MTV, мы все равно закончили темой поцелуя и языка, то есть до секса осталось буквально два шага, но тем не менее, я продолжу, с вашего разрешения – речь идет о том, что в США канал платный. И, соответственно, не может быть такой истории, что родители не знают, что в их доме дети могут включить и принимать этот канал. Потому что согласитесь, что, наверное, в нашем общественном сознании США выглядят как империя потребления, и наверное, дети имеют, естественно, как бы деньги – стоимость канала не очень высока – но с 13 до 19 лет, скорее всего, они все-таки потратят деньги на какие-то другие товары народного потребления, чем на подписку на канал. То есть, подписывают их, детей, собственные родители.

Э.САГАЛАЕВ: Ну, просто чтобы дети смотрели MTV, когда родители занимаются сексом, видимо.

А.ВОРОБЬЕВ: Но вопрос-то о том, что с ситуацией в России… Есть ли какие-то здесь данные статистики?

Д.КОННОВ: Данных статистики нет, но существуют данные…

А.ВОРОБЬЕВ: Это же здесь доступно.

Д.КОННОВ: Существуют данные о том, что в нашей стране существует закон « О СМИ», и как вы знаете, любое нарушение закона со стороны СМИ с разу вызывает общественный как бы интерес. Но все, что показывает канал MTV-Россия, исходя из этого закона, исходя из того, что он является каналом общественным, публичным – не запрещено.

А.ВОРОБЬЕВ: То есть, вы не считаете, что там много секса и насилия?

Д.КОННОВ: Я считаю, что у нас нет секса и насилия. Секса и насилия, за который канал MTV-Россия может нести…

А.ВОРОБЬЕВ: У нас — это где?

Д.КОННОВ: На канале MTV-Россия.

Т.КАНДЕЛАКИ: У них – только любовь.

Э.САГАЛАЕВ: Ну да, в СССР секса нет – это мы уже слышали.

Д.КОННОВ: Нет. Слышал и я, но тогда я, правда, знакомился как раз с процессом.

А.ВОРОБЬЕВ: Позиция Дмитрия ясна. Вы, г-н Сагалаев?

Э.САГАЛАЕВ: Да. Ну, я могу и хочу рассуждать не только как президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, но и как бывший главный редактор молодежной редакции Центрального телевидения.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы смотрите MTV?

Э.САГАЛАЕВ: Я смотрю MTV, конечно.

А.ВОРОБЬЕВ: Много секса и насилия?

Э.САГАЛАЕВ: Я думаю, что абсолютно нормально с этим обстоит. Потому что если бы не было секса и насилия на MTV, хоть чуть-чуть, и в нормальных дозах, и в нормальной интерпретации, равно как и на других каналах – для молодежи. СТС, ТНТ — я считаю, что это замечательные молодежные каналы. Я специально, перед тем, как поехать сюда, еще посмотрел кое-какую статистику, и я хочу сказать, что в России детское, тинейджерское, молодежное телевидение – ну, в полном порядке. По объему вещания, по наличию специально ориентированных каналов, и так далее. И что с нравственностью, в общем-то, на нашем телевидении, все обстоит, на мой взгляд, нормально. Ну, бывают какие-то небольшие перекосы, но они не затрагивают, на мой взгляд, Конституцию, которая, кстати, гарантирует защиту детей от насилия, жестокости и пропаганды наркотиков. Конституция и закон «О СМИ». Не закаливает, не заходит на правовое поле, которое бы позволяло, например, кого-то штрафовать, закрывать, и так далее. Но я хочу сказать, что вот эти перекосы должны регулировать какие-то общественные институты, на мой взгляд.

А.ВОРОБЬЕВ: Не законы?

Э.САГАЛАЕВ: В соответствии с законами. То есть, может быть некий родительский комитет, или какая-то структура, которая могла бы сказать, например – дорогая Тина, или дорогой Александр Ефимович Роднянский, или дорогой Рома Петренко, или дорогой…

А.ВОРОБЬЕВ: Дмитрий Коннов.

Э.САГАЛАЕВ: Да. Пожалуйста, мы вас просим, мы считаем — вот здесь вы перегибаете палку, вот не нужно этого делать, ненужно столько секса, не нужно столько насилия. Или вот это вообще является насилием. Потому что я, например, думал — что такое насилие в русских народных сказках, например — с особой жестокостью и цинизмом отрубаются головы там…

А.ВОРОБЬЕВ: Змею-Горынычу.

Э.САГАЛАЕВ: Да. Там Маша и Медведь, Красная Шапочка и Волк, и так далее.

А.ВОРОБЬЕВ: Хорошо, вот вы в родительском совете, вот вы сказали г-ну Коннову, а он говорит — да нет здесь секса и насилия, вы что? Вот должны ли рекомендации этого совета быть обязательными?

Э.САГАЛАЕВ: Обязательным должно быть только решение суда. Это – пожалуйста.

А.ВОРОБЬЕВ: Хорошо, кто определяет границы дозволенного, кто определяет пропорции, кто определяет… ну, знаете, взвесь всего этого в телеэфире – секса или насилия, или насилия и секса?

Э.САГАЛАЕВ: Судья.

А.ВОРОБЬЕВ: В суде. На основании каких критериев? Они выработаны?

Э.САГАЛАЕВ: Вот подал г-н Смыков в суд, я сейчас посмотрю… это не Басманный точно суд — Хамовнический суд. Он как бы рассматривает это дело уже два года. Он пока не принял решение, то есть, дело не закрыто – по поводу показа «Гриффинов» и «вонючей жабы»-мамы..

Т.КАНДЕЛАКИ: Про бобров он просто не знал.

Э.САГАЛАЕВ: Видимо. Поэтому если будет принято решение, например, которое приговорит канал, показавший этот мультсериал к 300 тыс. штрафа – хорошо, что не 11 млн. долларов. Бывает и такое, как мы знаем – значит, пусть канал заплатит. И я думаю, я не исключаю, что, например, американское MTV все-таки заплатит по иску Родительского комитета США. То есть я говорю о том, что нужны организации какие-то, где родители имеют право с помощью этих организаций, либо индивидуально, апеллировать к телевидению. Сначала просить его, потом – жаловаться, потом — судиться с ним. Но, на мой взгляд, оснований для судебных тяжб – кроме этого конкретного случая, о котором я уже говорил в Хамовническом суде, в целом, по-моему, нет. Потому что, мне кажется, наше телевидение, несмотря на всякие выкрики общественности и депутатов особенно – оно существует в нормальных рамках.

А.ВОРОБЬЕВ: Нравственных.

Э.САГАЛАЕВ: Нравственных.

Т.КАНДЕЛАКИ: Ничего не происходит… знаете, я слушала, я абсолютно согласна с Эдуардом Михайловичем, я просто вспоминала свое детство, школу. Тогда, по идее, мои родители должны были подать в суд на моего педагога по литературе, Наталью Николаевну, замечательную, которая учила меня тому, что Павлик Морозов — хороший мальчик. Понимаете? Это вот и есть насилие, пожалуйста. То есть, вся русская литература – как она преподносилась, как она преподавалась – не знаю, как в ваше время, но думаю, что тем более, Эдуард Михайлович.

Э.САГАЛАЕВ: Читаю сценарий о лицеистах. Сценарий телевизионного сериала – боже мой, что они творили. Я просто вспомнил Тынянова еще раз — что творил А.С.Пушкин в лицее с Горчаковым, и с Кюхельбекером.

Т.КАНДЕЛАКИ: Всем кажется, что это началось вчера.

Э.САГАЛАЕВ: Что они там делали… им было где-то по 11-12 лет – то есть ни одна мимо не прошла ни кухарка, горничная, племянница императора… а на каком языке они говорили…

Т.КАНДЕЛАКИ: Если бы все было бы хорошо и замечательно… а вся литература основана на чем? Что он ее любит, она его не любит, она любит другого, он ее бросил. Все несчастны, всем плохо. То есть, если у них еще со всеми была бы любовь, было бы замечательно – вся литература основана на взаимоотношениях «жертва-палач», все время насилие. Это надуманная проблема, абсолютно надуманная.

Э.САГАЛАЕВ: На мой взгляд, здесь есть проблема… знаете, в связи с СТС, например, вот «Окна», да…

Т.КАНДЕЛАКИ: Это не у нас. Это ТНТ.

Э.САГАЛАЕВ: Теперь уже ТНТ?

Т.КАНДЕЛАКИ: Это всегда было ТНТ. У нас — «Самый умный».

Э.САГАЛАЕВ: «Самый умный» – замечательный, топ, самая лучшая передача.

А.ВОРОБЬЕВ: Дамы и господа, я прошу прощения, мы прервемся на 5 минут, продолжим, дадим Ане Казаковой выступить с последними новостями. В Москве половина девятого, уходим на новости.

НОВОСТИ

А.ВОРОБЬЕВ: Секс и насилие на телевидении – ищем выход на эту тему. Сразу напомню вам, что в гостях у нас Тина Канделаки, Дмитрий Коннов и Эдуард Сагалаев. И сразу скажу, что через 20 минут у нас начнется интерактивное голосование, вопрос уже готов. Вообще интересует меня вот, что – можно ли вообще без секса и насилия привлечь молодежь…

Т.КАНДЕЛАКИ: Нельзя.

А.ВОРОБЬЕВ: Это позже… привлечь молодежную аудиторию.

Т.КАНДЕЛАКИ: Можно, я на секундочку просто…

А.ВОРОБЬЕВ: Сейчас вы склоните слушателей в свою сторону.

Т.КАНДЕЛАКИ: Нет, я объясню. Вот Эдуард Михайлович упомянул программу «Окна», и я сейчас, по идее, работающая на другом канале, должна говорить — о Боже, что вы, претендующая на некоторую интеллигентность, как это можно? Можно. Я объясню, почему. Вот я задумалась над этой проблемой, смотрите — Печорин растлил Бэлу. А что сделал Евгений Онегин? А Ставрогин пошел еще дальше. Я сейчас могу массу примеров привести. Еще проще это сделал Саша Гордон — он поставил пьесу «Бесы», и сделал ее просто как интерактивное телевидение — ну, как программу «Пять вечеров», «Стирка», «Окна» – то же самое. Приходят люди — он растлил, этот — изменил, — весь сюжет «Бесов» сделан в жанре современного ток-шоу. Ничего не ново – старая песня. И пожалуйста, всегда были разные люди. Что, Печорин, негодяй…

А.ВОРОБЬЕВ: Но динамики вы не видите никакой. Все стабильно совершенно в этом смысле?

Т.КАНДЕЛАКИ: Да ничего такого нету. Вот пожалуйста — он ее растлил…

А.ВОРОБЬЕВ: Что-нибудь изменилось с 19, 20 веков?

Т.КАНДЕЛАКИ: Ну, не знаю. Форма одежды, я так думаю, изменилась – у женщин появилось больше аксессуаров для того, чтобы давать возможность мужчинам соблазнять сильнее.

Д.КОННОВ: Короче…

Т.КАНДЕЛАКИ: Единственное.

Э.САГАЛАЕВ: Ну, в пушкинские времена это больше возбуждало мужчин – когда только ножка видна.

Т.КАНДЕЛАКИ: Сейчас нам тяжелее.

Э.САГАЛАЕВ: Поэтому лицеисты были такие развратники. Кстати, когда я сказал про передачу «Окна», только произнес это слово, тут же начались новости, и я не скзаал, хорошо это, или плохо.

А.ВОРОБЬЕВ: Кстати, проясните. Потому что Елена тут же… в зависимости от вашего ответа я зачитаю, или не зачитаю.

Э.САГАЛАЕВ: У меня есть две претензии – в том числе, к каналам ТНТ, СТС, к другим каналам, федеральным каналам — которые, на самом деле простые, и не нужно для этого быть президентом Национальной ассоциации телерадиовещателей. Потому что я считаю, что чем больше секса на телевидении, тем лучше. Чем больше драматизма на ТВ, тем лучше, а драматизм – это всегда столкновение какое-то, и безусловно, наличие силы…

А.ВОРОБЬЕВ: Лучше – для кого, надо сразу тут пояснять.

Э.САГАЛАЕВ: Для аудитории. И для ТВ тоже. Вопрос только в том – является это пошлостью, или нет. Вот это пошло, или не пошло. И для меня это главный вопрос. И является ли это, например, ну, как бы… вот «Окна» – это передача, в которой актеры разыгрывают все эти драмы. И, на мой взгляд, я так думаю, что 90% аудитории этого не понимают, и воспринимают это все за чистую монету. Вот с моей точки зрения то, чего не хватает ТВ – это открытости, честности в отношении с аудиторией и то, что на ТВ, к сожалению, бьет через край – это пошлость, которая чаще всего происходит из того – на мой взгляд – не достаточно интеллигентные люди работают на ТВ. С другой стороны, например, когда я руководил молодежной редакцией, я своим сотрудникам на «летучках» повторял всегда, и про себя говорил — господа, вы учтите, что если бы мы с вами были хоть немножко талантливыми и образованными людьми, мы бы, наверное, работали или в кинематографе, или книги писали. А мы работаем с вами на ТВ, поэтому мы должны с вами понимать, что мы с вами такая… ну, как вот говорят «образованщина», «интеллигентщина», и нам нужно как можно больше читать книг…

Т.КАНДЕЛАКИ: Но ведь прелесть ТВ в том, что оно разное. Есть, допустим, программа «Окна», и есть… ну, не знаю, на телеканале СТС есть фильмы ВВС. Вот мне так жаль, как зрителю, что они идут в 3 часа дня в воскресенье – я не каждый раз могу смотреть.

Э.САГАЛАЕВ: Но это время для детей.

Т.КАНДЕЛАКИ: Да. Для меня, практически.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы считаете, что это в большей степени привлечет молодежь? Как программа «Дискавери»?

Т.КАНДЕЛАКИ: Знаете, почему я не смотрю программу «Окна»? Я сейчас ездила отдыхать, там шла «тарелка», я все время смотрела программу «Окна» — для того, чтобы ответить себе на вопрос, почему я вообще до этого это не смотрела, и почему я не хочу это смотреть. Очень просто – потому что все эти схемы, драматургия, взаимоотношения — они мне известны из школьного курса литературы. В этом вся проблема. Поэтому как он растлил, совратил, переспал, поцеловал — не интересно. Есть пласт людей, которые этого не читали – это плохо. И поэтому они, конечно, наверное, об этих взаимоотношениях…

Э.САГАЛАЕВ: Эта программа обращается к достаточно примитивной аудитории. Аудитории, лишенной вкуса…

А.ВОРОБЬЕВ: А вы посмотрите на рейтинги…

Э.САГАЛАЕВ: Да, рейтинги — сумасшедшие.

Т.КАНДЕЛАКИ: Ну и что? Они и «Аншлаг» смотрят, ну и что?

Э.САГАЛАЕВ: Мы и говорим, что телевидение — это зеркало.

А.ВОРОБЬЕВ: Это состояние общества, стало быть?

Э.САГАЛАЕВ: Безусловно.

Д.КОННОВ: Однозначно. Это состояние общества, потому что ТВ борется за рейтинг — давайте будем абсолютно…

Т.КАНДЕЛАКИ: Простите, а интеллектуалы – они всегда были в большинстве? Они всегда были в меньшинстве.

Э.САГАЛАЕВ: Мы с вами — на «Эхо Москвы».

Т.КАНДЕЛАКИ: Мы с вами — можно я вас обниму, Эдуард Михайлович — наконец-то…

Э.САГАЛАЕВ: А что это будет – секс, насилие?

Т.КАНДЕЛАКИ: А это уже Леше решать — что это будет, как вы думаете?

А.ВОРОБЬЕВ: Не знаю, у меня здесь нет своего голоса, здесь только голос слушателей.

Э.САГАЛАЕВ: Я уверен, что мы это не пошло будем делать здесь, в студии «Эхо Москвы». Обниматься с Тиной.

Д.КОННОВ: Так что можно будет сразу потом повесить на сайт.

А.ВОРОБЬЕВ: Главное, чтобы в эфире не было пауз.

Э.САГАЛАЕВ: А что говорят слушатели?

А.ВОРОБЬЕВ: Вы все хотите, вы с цитатами?

Д.КОННОВ: Только без насилия.

Э.САГАЛАЕВ: Без пошлости, я бы сказал.

А.ВОРОБЬЕВ: Тогда я вырезаю первое предложение, и второе…

Т.КАНДЕЛАКИ: И грязные предложения в наш адрес тоже исключить, если можно.

Э.САГАЛАЕВ: Тогда вообще…

А.ВОРОБЬЕВ: Поражаются вашим словам — скажем, Владимир, преподаватель: «До сих пор не понимается, что все зерна, которые падают на почву детского сознания, прорастут. А зерна, к сожалению, гнилые — урожай будет плачевным».

Т.КАНДЕЛАКИ: Можно я отвечу? Я понимаю, что это плохо, я единственная женщина в комнате, не тактично вот так вылезать, но я с сегодня утром была в школе. Как-то так сложилось, товарищ попросил — там ребята хотели встретиться. Смотрят телевизор, канал СТС – хорошо, я пришла. Строгино, обычная школа, они мне устроили концерт — как бы ознакомительный такой. Ну и начиная от «Глюкозы» — 13-летние девочки, заканчивая репертуаром «Виагры». Вот все мне это спели. У меня мои дети, у меня к этому определенное отношение — конечно, я не хочу, чтобы моя дочь в 13 лет пела мне песню «Притяженья больше нет» — с очень умным, серьезным лицом, с отсутствием абсолютного ощущения самоиронии, или чего-то другого. И что я могу этим детям сказать, чтобы зерна проросли? Я им честно сказала – у вас есть 5 лет, в лучшем случае — вот все, что вы за 5 лет выучите, потом времени не будет — на такой машине вы будете ездить, в такой квартире вы будете жить, такой уровень жизни у вас будет, и на такой социальной ступеньке вы будете стоять. Все хотят быть счастливыми и богатыми – это не стыдно. Слава Богу, капитализм – будьте. Но ровно 5 лет. Как только вам исполнится 23 года, вы закончите институт – все, времени читать не будет. Не прочтете, не выучите — ну и будете соответственно жить – никуда не поедете, ничего не увидите.

Э.САГАЛАЕВ: Я так понимаю, что Владимир имел в виду, что надо сеять разумное, доброе, вечное. А не «Глюкозу» и «Виагру» показывать по телевидению.

Т.КАНДЕЛАКИ: Что телевизионщики, естественно, виноваты – все, что они показывают – это формирует детей, как бы наше будущее.

Э.САГАЛАЕВ: В этом есть, конечно, доля истины. Безусловно, есть. Просто разумное, доброе, вечное, очень часто действительно имеет низкий рейтинг – это тоже проблема. Потому что когда мы выходим на вопрос – что такое ТВ, это шоу-бизнес, и вообще это индустрия бизнеса, это как бы по добыванию денег рекламных. Или это все-таки нечто просветительское, и так далее? Я на этот вопрос давно для себя уже ответил, я его знаю — это возможность выбирать.

Т.КАНДЕЛАКИ: Всегда, причем.

Э.САГАЛАЕВ: Да. Есть канал «Культура», есть «Эхо Москвы» — у них низкие рейтинги, но у них другая аудитория. Приучи своего ребенка смотреть эти передачи. Но не эти.

А.ВОРОБЬЕВ: Здесь мы опять углубимся в другие темы. Все каналы унифицируются в погоне за деньгами и аудиторией.

Д.КОННОВ: Это однозначно. Но заканчивая дискуссию заочную с Владимиром, могу сказать как человек, закончивший московский педуниверситет, проработавший 4 года в школе в свое время — что мы на самом деле имеем историю большого, старого мирового конфликта, конфликта отцов и детей. Не случайно в тех данных, которые вы сначала зачитали, указывался возраст – с 13 до 19 лет. Никто не переживает, между прочим, о том, что эти же слова, которые мы не можем сказать в публичном эфире «Эхо Москвы» могут услышать дети, например, 8-7 или даже 10 лет.

Т.КАНДЕЛАКИ: А в саду и говорят.

Д.КОННОВ: Дело в том, что в 13 лет как раз и начинает теряться контакт между взрослеющим ребенком, который уже начинает выражать какие-то запросы и становиться личностью – той самой, которой он станет в течение 5 лет, о которых ты только что сказала, и родителями, которые все больше и больше становятся консервативными. На самом деле, это конфликт отцов и детей. И не случайно я упомянул свой пресловутый школьный опыт, который закончился больше 10 лет назад – было очень забавно, когда тебе 22-23 года, и ты классный руководитель мальчиков и девочек, где я был самым низким на уроке физкультуры… и мне приходилось рассказывать их родителям, что это просто проблемы семьи. Что невозможно факт отсутствия контакта с собственной дочерью приходить мне и рассказывать, что я должен этот конфликт…

Т.КАНДЕЛАКИ: Я говорю — я боюсь таких родителей. Я сразу вспоминаю Оруэлла «Антисексуальаня лига», давайте создадим ее, и давайте еще «Министерство правды» откроем.

Д.КОННОВ: А что пишут-то еще дорогие слушатели?

А.ВОРОБЬЕВ: Я вам отвечу словами Марии: «Собралась у вас компания ярых антисоветчиков, которым очень нравится, что показывают секс по ТВ, смеются, и думают, что это хорошо. Вы избалованы деньгами и потеряли совесть» — Мария пишет. Уходим на рекламу.

Э.САГАЛАЕВ: Просто Мария.

РЕКЛАМА

А.ВОРОБЬЕВ: 20.46 минут в Москве. «Показывание секса по ТВ ведет к импотенции у мужчин, она ведет к пьянству и алкоголизму. Получается замкнутый круг — я так считаю, и многие со мной согласны» — Зинаида Прокофьевна. Вот одно из мнений.

Э.САГАЛАЕВ: Вообще, честно говоря, я сижу, и мне стало чуть-чуть стыдно, я вроде здесь как бы самый старший, и тоже за растление малолетних посредством ТВ, А надо… знаете, я когда-то жил в Узбекистане, и одни человек выступал там с трибуны, и он отчитывался о своей работе – был, по-моему, руководитель ЦК тогда партии Узбекистана. И он говорил — «посредством художественной формы малый дети надо воспитывать». На самом деле да, нужно посредством художественной формы воспитывать маленьких детей, но вот художественное — в литературе, театре, самое высокохудожественное – всегда… обязательно там есть секс и насилие. Шекспир, Пушкин, Достоевский, и так далее.

Д.КОННОВ: Потому что это страсть.

Э.САГАЛАЕВ: Потому что это жизнь.

Т.КАНДЕЛАКИ: Можно я прорекламирую новую постановку замечательную — Кирилл Серебренников поставил «Лес» — вот всем любителям секса и насилия — туда. Потому что очень интересно. Ну, вы знаете эту историю…

Д.КОННОВ: Может быть, нам на MTV завести театральные вечера?

Т.КАНДЕЛАКИ: Да. Просто я люблю театр – там замечательно, там детский хор принимает участие – там фантастическая постановка во МХАТе – обязательно сходите, там на многие вопросы получите ответы.

Э.САГАЛАЕВ: У нас есть «Спокойной ночи, малыши», у нас есть масса передач – образовательных познавательных, «Умники и умницы» — масса программ.

Т.КАНДЕЛАКИ: А никому не хочется заниматься детьми. Хочется, чтобы телевизор воспитывал.

Э.САГАЛАЕВ: Я догадываюсь, что в кое-каких кругах обсуждается вопрос о том, чтобы в России был канал для детей и подростков…

Т.КАНДЕЛАКИ: Так это во всем мире есть. Во всем мире есть канал для детей.

Э.САГАЛАЕВ: Догадываюсь – в кавычках. Потому что знаю, на самом деле. И если вот будет принято такое решение, я буду первый аплодировать этому. Потому что мало передач для детей не бывает…

А.ВОРОБЬЕВ: Ну а пока представитель MTV выражает сожаление, что совет родительский снова пытается несправедливо запятнать репутацию телекомпании обвинениями в безответственном отношении к сексу и насилию на телевидении — по мнению канала, кстати говоря – родители недооценивают уровень интеллекта молодых людей. У нас две минуты до голосования. И я напоминаю вопрос, который будет поставлен, извините за тавтологию: «Можно ли без показа секса и насилия на телевидении привлечь молодежную аудиторию?» — вот я здесь призвал бы голосовать всех, и стар, и млад, что называется.

Э.САГАЛАЕВ: Просто мне хочется, чтобы люди, когда будут отвечать на этот вопрос — если можно пожелание — чтобы они, во-первых, вспомнили о том, что они когда-то были детьми и подростками — если это взрослые люди…

Д.КОННОВ: Давайте все-таки говорить о молодежи. Вот как бы дети – давайте их уберем – от 13 лет.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, молодежная аудитория.

Э.САГАЛАЕВ: Хорошо, детей уберем.

Т.КАНДЕЛАКИ: 10 лет назад я в Тбилиси — вот как раз самая война, там стреляют, пули, ужасная ситуация. Я в маленькой каморке на ТВ сижу, и там тарелка – я смотрю MTV американское. И была такая ведущая 10 лет назад – Ребекка Деруна, если помните – все на нее смотрели, у нее была самая большая грудь. Простите, дорогая аудитория «Эхо Москвы», извините за это слово, но — правда. И все как бы говорили – посмотрите на Ребекку Деруна… и я стала интересоваться Ребеккой Деруна. Собственно, это был один из мотивов, почему я стала думать о телевидении, мне захотелось стать ведущей. Она просто закончила Оксфорд, была очень образованной ведущей – то есть там целая когорта была ведущих… я не знаю, как сейчас – я не слежу за этим – там тот же Пол Янг – это были люди с замечательным образованием, прекрасным языком, замечательно говорящие…

Э.САГАЛАЕВ: Что не мешало им иметь большую грудь.

Д.КОННОВ: И вероятно пользоваться этим.

Т.КАНДЕЛАКИ: Да.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну, ладно. Вот так вот вам примеры – думайте.

Д.КОННОВ: Я сейчас проиграю.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы проиграете? Делайте ставки.

Т.КАНДЕЛАКИ: Мы уже выиграли – мы вместе.

Д.КОННОВ: Однозначно.

А.ВОРОБЬЕВ: Вынужден признаться – у нас еще 5 минут на голосование, я перепутал время. Давайте отвечать на вопрос. Вы, Тина, отвечаете – невозможно. Это главный притягательный факт.

Т.КАНДЕЛАКИ: Получается что это с креном очень сильным – невозможно. Просто секс и насилие не надо понимать буквально. Секс – это флюиды, это отношения, это красивые женщины. Вообще – побольше красивых женщин на телевидении – я просто сразу «алаверды» к Эдуарду Михайловичу.

Э.САГАЛАЕВ: Да, я сторонник этого – чтобы побольше красивых женщин было. И на телевидении, и рядом со мной. И вообще в жизни. И кстати, я хочу сказать, что передача «Спокойной ночи, малыши», например… вот я ее смотрю – ведь очаровательные девушки ведут. И красивые женщины ведут. Это ведь так важно. И Валентина Михайловна Леонтьева, которая вела – красивая, пожилая женщина была.

Т.КАНДЕЛАКИ: Естественно, хорошо одетая. Она тогда – помните, как она выглядела? А дети любят только красивых. Дети обращают внимание на то, как взрослые одеваются – дети все это запоминают.

Э.САГАЛАЕВ: Вопрос вкуса, чувства меры…

Т.КАНДЕЛАКИ: Вопрос воспитания – как вас воспитывают. Правильно, на телевидении должны работать воспитанные люди, никто и не говорит о другом. Но это уже все твой внутренний критерий, твое внутреннее чувство меры.

Э.САГАЛАЕВ: Если человек любит, почему бы ему не заняться сексом с объектом своей любви?

Т.КАНДЕЛАКИ: Никто не против.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, кажется, у вас в этой студии мало оппонентов – я не учел.

Т.КАНДЕЛАКИ: Ну а как, мы говорили за эфиром — вот «Последнее искушение Христа» – сколько говорили по поводу этого фильма, сколько было разговоров – показывать, не показывать. Все равно пошли, все равно купили диск, все равно посмотрели.

Д.КОННОВ: Католическая церковь, насколько мне известно, поддержала этот фильм.

Т.КАНДЕЛАКИ: Естественно. А сейчас «Код да Винчи» поставят, будут снимать, и что? В Европе будет кошмар по поводу «Кода да Винчи»? Не смотреть, не читать? Замечательно. Там про то, что Христос — чтобы всем, кто не читал, было понятно – в итоге женился на Марии Магдалине. Можете себе представить, как дальше развивались события. Замечательно.

Э.САГАЛАЕВ: И что есть потомки.

Т.КАНДЕЛАКИ: Все стали бегать, читать первоисточники – да кто такие были тамплиеры, как развивалась история взаимоотношений Христа. Все, что имеет импульс к тому, чтобы потом познать, узнать больше – нельзя дозировать информацию. Когда спрашивают — что самое главное в жизни — вот это очень важный вопрос – зачем. Для меня информация – это все. Я утром просыпаюсь – в интернет, я засыпаю — в интернет, я не могу без газет, я не могу без телевидения. Я не просто работаю на телевидении, я очень активный телезритель. Информация…

Э.САГАЛАЕВ: Замечательно, Тина. Ну, молодец, это просто…

Д.КОННОВ: И замолчали.

Э.САГАЛАЕВ: Вот такие люди должны работать на телевидении — сказал бывший редактор главной редакции. Я бы вас взял на работу.

А.ВОРОБЬЕВ: Согласился. Вопросы слушателей очень общо сформулированы. Либо растянуты по странице, и невозможно быстро выцепить…

Т.КАНДЕЛАКИ: Компилируйте.

А.ВОРОБЬЕВ: Вот хотите в ваш адрес?

Д.КОННОВ: Давайте.

А.ВОРОБЬЕВ: «Видел я разные MTV, — пишет слушатель по имени Чувак – характерно — немецкое, итальянское, французское, англоязычный вариант, — но такого тошнотворного убожества, — извините, это цитата, — такой анти-эстетики клипов, столько безголосых канареек, как на MTV-Россия – нигде».

Д.КОННОВ: Рекомендую Чуваку подойти к любому киоску, и вероятно, он увидит еще большее количество безголосых канареек, которых в массовом количестве проигрывает любой музыкальный, уважающий себя магазин, если он, конечно, не называется… не будем рекламировать – не специализируется на продаже западной музыки. В Москве таких магазинов осталось, по-моему, три, а станций метро – по-моему, свыше 200. У каждой два входа. Соответственно, соотношение 400 магазинов, посвященных канарейкам, к трем магазинам, посвященным, что называется…

Э.САГАЛАЕВ: Вы говорите о состоянии нашей…

Д.КОННОВ: Я говорю о том, что состояние музыки на MTV передает вкусы народа.

Т.КАНДЕЛАКИ: Да оставьте музыку. Все забывают, что бездарностей всегда было много в любых профессиях.

А.ВОРОБЬЕВ: А может быть он не передает, а формирует эти вкусы? Это вопрос спорный.

Д.КОННОВ: Дело в том, что MTV зарубежное, когда оно чуть меньше зависит от рекламодателей. От массового вкуса, а обеспечивается, в первую очередь, финансовой подпиткой своих зрителей – оно и позволяет таким образом формировать их собственный вкус. Потому что зритель платит не за то, что он увидит везде, а он платит за то, что он увидит первым…

Э.САГАЛАЕВ: За эсклюзив.

Д.КОННОВ: Первым, и возможно, это его шокирует, возможно, это ему не понравится, но в Англии никто не показывал группу «Франц Фердинанд», собравшую сейчас и являющуюся главной европейской музыкальной сенсацией.

Т.КАНДЕЛАКИ: Последнее интервью Брайана Ферри – он говорит, что продаются только «Роллинг Стоунс» и то, потому что очень много маек штампуют. Пожалуйста.

А.ВОРОБЬЕВ: Сейчас мы отпугнем более пожилую аудиторию, ей Богу.

Д.КОННОВ: «Роллинг Стоунсом»?

Э.САГАЛАЕВ: Я думаю, что мы не отпугнем, потому что пожилая аудитория не может без секса еще больше, чем подростки – не может без секса и насилия. Есть два типа аудитории, которые не могут без секса и насилия – это дети-подростки и пожилые люди.

Д.КОННОВ: Заканчивая ответ Чуваку – если бы таких Чуваков было бы хотя бы миллиона два, и они бы с удовольствием платили бы 70 долларов, или даже 10 долларов ежемесячно за кабель…

Т.КАНДЕЛАКИ: Вы бы сейчас приехали в отдельной кабинке – я так предполагаю.

Д.КОННОВ: Помимо отдельной кабинки мы бы еще показывали то, что надо.

А.ВОРОБЬЕВ: Не будем отнимать время от нашего голосования. Я третий раз напоминаю вопрос, и впервые ставлю его на голосование – можно ли без показа секса и насилия на ТВ привлечь молодежную аудиторию? Если вы считаете – да, конечно — 995-81-21, если вы полагаете – нет, это исключено — 995-81-22.

Э.САГАЛАЕВ: Я подумал, что вопрос не очень корректно сформулирован.

А.ВОРОБЬЕВ: Да? А как же?

Э.САГАЛАЕВ: Потому что весь вопрос в качестве секса…

А.ВОРОБЬЕВ: Ну, конечно. Но мне кажется, что сейчас вы объясняете это.

Т.КАНДЕЛАКИ: Он просто немного маргинальный — в этом вся проблема.

Э.САГАЛАЕВ: Как вы считаете, я добился своего?

Д.КОННОВ: Сейчас проверим.

А.ВОРОБЬЕВ: Сейчас посмотрим. Грубо сформулирован вопрос, конечно… маргинально…

Т.КАНДЕЛАКИ: Мы называем вещи своими именами.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну конечно. Но здесь мы получим хотя бы приблизительный расклад сил – во всяком случае, что касается нашей аудитории. Между прочим, уже около тысячи звонков есть.

Э.САГАЛАЕВ: Да? ничего себе.

А.ВОРОБЬЕВ: И давайте послушаем, как отвечают слушатели на этот вопрос, и чем они аргументируют свою позицию. Можно ли без показа секса и насилия привлечь молодежную аудиторию? 203-19-22, код Москвы — 095. Алло, здравствуйте.

ИЛЬЯ: Здравствуйте, меня зовут Илья, мне 18 лет, я из С.-Петербурга. Я считаю, что можно привлечь молодежь и детей, например, интересными передачами. Вот лично я последние несколько лет на ТВ смотрю только футбол, новости спорта и «Формулу-1», и все. А MTV у меня даже нет на моем ТВ-тюнере – я на компьютере смотрю телевизор. Ну есть еще много интересных передач. Например, о животных и о науке – их можно смотреть, но они почему-то в основном выходят поздно вечером. И по европейским каналам.

А.ВОРОБЬЕВ: Благодарю вас, Илья. Ну что, смотрите…

Э.САГАЛАЕВ: Очень серьезный, хороший…

Д.КОННОВ: Прекрасная питерская реакция. Согласитесь – только из Питера мог быть звонок 18-летнего человека, который смотрит…

Т.КАНДЕЛАКИ: Я сразу хотела сказать – приезжайте в Москву, сразу мнение поменяется.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну, не согласен.

Э.САГАЛАЕВ: Не надо монополизировать культуру даже таким городом, как Питер. Но спорт – там никакого насилия, кстати, никакой жестокости…

Т.КАНДЕЛАКИ: А сколько секса там, простите? Извините, вся индустрия футбола… купите последний бренд, боюсь перепутать – целая фотосессия спортсменов.

Э.САГАЛАЕВ: Я считаю, что Илья прекрасно ответил.

Д.КОННОВ: Это прекрасная позиция, она имеет право на жизнь.

А.ВОРОБЬЕВ: Согласился. Добрый вечер, вы в прямом эфире, алло, как вас зовут?

АЛЕКСАНДР: Александр, Москва, 25 лет. Я хотел бы сказать, что можно, конечно, привлечь, но я считаю, что у нас, в общем-то, и секс и насилие….

А.ВОРОБЬЕВ: Извините, Александр, это не мы виноваты…

Т.КАНДЕЛАКИ: Можно я добавлю? Вот слово «насилие» — оно немного смущает. Кстати, как аудитория сразу омолодилась — заметили? Просто слово «насилие» – оно отпугивает людей. Вот что такое секс в моем понимании, который необходим на телевидении — я веду программу «Самый умный», которая рассчитана на школьников 6-7, 9-10 классов. Вы сами знаете – это интеллектуальное шоу, это для детей, которые пишут трактаты по метафизике и Бертольд Брехт у них любимый писатель — то есть, чтобы все понимали, о каких детях идет речь. Когда я готовлюсь к этой передаче, я всегда – убедительная просьба ко всем людям, которые работают со мной, я имею в виду стиль – красивую одежду, это последние коллекции Ив Сен-Лорана, если есть возможность — телевидение должно диктовать вкус, поэтому – да, я прошу одежду дорогих дизайнеров, я прошу специально какие-то изысканные наряды, сексуальные – давайте их так назовем. Почему? Потому что у детей формируется вкус. Если это красиво, это хорошо, и это не мешает при этом любить писателей, писать трактаты, рассказы и желать быть учеными.

А.ВОРОБЬЕВ: Я прошу прощения, мы очень вылетаем из времени, последний раз вопрос задаю — можно ли без показа секса, и, настаиваю, насилия, на ТВ, привлечь молодежную аудиторию. Понимаете, действительно вопрос достаточно тонкий, хотя и грубо сформулирован. Да — 995-81-21, нет, если вы говорите, что без показа секса и насилия привлечь молодежную аудиторию на ТВ невозможно— 995-81-22. Голосование продолжится, пока вы будете слушать новости.

НОВОСТИ

А.ВОРОБЬЕВ: 21.34 в Москве, мы идем дальше, что обсуждаем сегодня секс и насилие на телевидении – сейчас я просто рискую навлечь гнев Влада, отца двоих сыновей, который требует не смешивать эти два понятия. Я прочитал пять раз ваше сообщение, Влад, в чем-то вы правы, а в чем-то – нет… ну, что здесь говорить? Мы здесь не депутаты.

Э.САГАЛАЕВ: То есть Влад считает, что просто по обоюдному согласию надо… без всякого насилия.

А.ВОРОБЬЕВ: Секс — это хорошо, насилие – плохо, — вот, что он говорит.

Э.САГАЛАЕВ: Я прошу дать мне слово, потому что, на мой взгляд, мы упустили одну очень важную вещь.

А.ВОРОБЬЕВ: Одну секунду. Мы сейчас огласим итоги голосования. 2394 человека позвонило. Как вы полагаете, да или нет? Что сказала аудитория?

Т.КАНДЕЛАКИ: Очевидно, мне кажется.

Д.КОННОВ: Запретить.

Т.КАНДЕЛАКИ: Конечно, «нет». Конечно, запретить.

Д.КОННОВ: Конечно. Все запретить.

А.ВОРОБЬЕВ: Запретить? А разве был такой вопрос?

Т.КАНДЕЛАКИ: Ну, какая разница?

Э.САГАЛАЕВ: Можно ли привлечь без этого – был вопрос. Все люди ответили – да, можно.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы так полагаете?

Э.САГАЛАЕВ: Я полагаю, что все люди ответили – да, можно без этого. И если они ответили, что нет, без этого нельзя, то я просто ставлю бутылку шампанского ведущему этой передачи, вот просто через секунду после выхода из студии.

А.ВОРОБЬЕВ: Похоже, сегодня я останусь трезвым.

Т.КАНДЕЛАКИ: Леш, хочется выпить, понимаю…

А.ВОРОБЬЕВ: Сегодня, увы… с такими результатами я останусь трезвым до конца сегодняшнего вечера, и г-н Сагалаев сегодня мне не поставит бутылку шампанского через секунду после выхода из студии. 2394 позвонило, 80% заявили, что – да, конечно, без секса и насилия можно привлечь аудиторию. Нет — 20%.

Т.КАНДЕЛАКИ: Буквально одной строкой, можно? У Сартра есть замечательная пьеса, «Взаперти», и смысл заключается в том, что трое попадают в ад, и в аду, они все грешили, и вот эти трое думают – что же такое ад? Потому что такая комната замечательная, где же котлы, где варят, где вот эта жаровня, где гриль – ничего этого нет. И они трое начинают общаться. И в конце концов приходят к выводу, что ад – это другие люди. Не надо… вот у нас все время есть одна большая проблема – все абстрагируются и думают: плохо, потому что негодяи работают на ТВ, негодяи работают в правительстве, негодяев вокруг много, а я сам прекрасный и хороший.

А.ВОРОБЬЕВ: То есть не должно быть унификации понятия?

Т.КАНДЕЛАКИ: Абсолютно. Я не против канала MTV, но я на ночь читаю своим детям, начиная от Пушкина, заканчивая Астрид Линдгрен — сама сажусь, и читаю. Но я не против канала MTV.

А.ВОРОБЬЕВ: Но они смотрят MTV?

Т.КАНДЕЛАКИ: Канал… это же невозможно, тогда надо убрать из квартиры телевизор, компьютер, надо закрыть всю технократию, надо просто увезти в деревню, и вместе с ними в деревне жить и читать сказки.

Э.САГАЛАЕВ: Про деревню – классная история, просто чумовая. Значит, у нас выходит из строя в стране передатчики, спутники — ну, выработан ресурс. И в Воронежской области, в одном из хуторов… люди уже уехали все, и остались только старик со старухой в хуторе. И раз в месяц туда приезжают, хлеб привозят, раз в неделю какие-то продукты, и телевидение там тоже… ретранслятор не работает. И однажды туда приезжают мои знакомые, потом мне рассказывают, в полном ошеломлении — старик залез на дерево, пристроил туда какую-то жердь, на нее санки, и короче говоря, они со старухой сидят и смотрят эротические каналы из Европы. В этом хуторе, вдвоем, подперев щеку…

А.ВОРОБЬЕВ: Отлично.

Э.САГАЛАЕВ: Но я все-таки хочу сказать об одной важной вещи – мы не говорили сегодня, и мне кажется, это принципиально важно, что все-таки есть современные технологии, которые позволяют… просто мы, может быть, до этого еще не совсем доросли. К сожалению, я надеюсь, что дорастем – чтобы была возможность иметь тысячу каналов, из которых там… я не знаю, 2000 с родительской блокировкой. Что существуют, например, эротические каналы в кабеле. Мы же гвоорим о ТВ как об эфирном телевидении, все эти полтора часа. Мы не говорим о ТВ современного формата, где есть закрытые каналы, где есть кабель, платное ТВ, и так далее. Мы все привыкли называть телевидением открытые эфирные каналы, в том числе, ТНТ, СТС, большие каналы, «Спокойной ночи, малыши», и так далее. И конечно, желающие могут смотреть «порно» или эротику…

Т.КАНДЕЛАКИ: Можно я закончу? Вот фантастика — буквально одну фразу. Помните эту историю знаменитую, когда решили сделать универсальных людей. Люди утратили способность убивать – то есть в каком-то там веке все, люди уже не убивают друг друга — кто читал, меня прекрасно поймет — это самая несчастная планета была, Земля. Потому что когда люди разучились… я сейчас жесткие слова очень говорю, но это лемовское, это даже не мое — я с ним абсолютно согласна – когда люди разучились убивать друг друга, они разучились любить друг друга.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, это угадывалось.

Д.КОННОВ: Я просто могу сказать, что вчера мне пришлось в силу уже долгой службы комментировать эти события, и я все-таки подумал, что Комитет родительский США – это все-таки сборище таких «Кабаних» — коль у нас сегодня Тина всячески литературную тему продвигает – вот все, кто помнит из школьного курса… А те, кто хотят запретить насилие и секс, им, собственно говоря, ничего не остается делать, как читать пьесы Островского и ходить на них в театр.

Т.КАНДЕЛАКИ: Это невозможно. Это жизнь.

Д.КОННОВ: В классической интерпретации. На самом деле, я думаю, что это проявление определенного ханжества…

Э.САГАЛАЕВ: Я бы не стал осуждать аудиторию, которая так ответила.

Д.КОННОВ: Нет, никого не осуждаем, конечно, мы никого не осуждаем. Просто давайте назовем вещи своими именами – вне всякого сомнения, существует понятие ханжества и каналу, ориентированному на молодежь, а молодежь, к сожалению, или к счастью — все здесь присутствующие проходили этот этап, когда в процессе становления личности вырабатывают определенную кризисную среду, и в семье, в первую очередь, тоже, мы всегда будем оказываться на стыке мнений. Родители будут думать про MTV плохо, а дети будут думать про MTV хорошо. Я абсолютно уверен в том, что чем больше, чем дольше будет идти время, тем дальше будут развиваться технологии, и потом те дети, которые вырастут, и станут… которые сейчас смотрят MTV, у которых, соответственно, рано или поздно появятся свои собственные дети, найдут другую причину этого конфликта. Не знаю, что это будет – будет ли это интернет, или это будут полеты на Марс, или будет ли это отсутствие насилия в обществе – всегда найдется причина. Иногда она была в человеческих отношениях, 20, 21 век сделали эту причину во многом техногенной, потому что мы говорим о цифровых каналах, о том, что дети могут найти что-то на порносайтах, и так далее. Но давайте будем честны – речь идет не о плохом или хорошем телевидении, а просто о конфликте отцов и детей.

Э.САГАЛАЕВ: А я считаю, что речь идет о плохом и хорошем телевидении, в том числе. И может быть, для меня это, прежде всего. Потому что это философская проблема – конфликт отцов и детей – она, безусловно, существует. Но есть, все-таки, плохое и хорошее ТВ. Я знаю абсолютно точно, что в России…

А.ВОРОБЬЕВ: Но смотрят ведь и то, и другое.

Э.САГАЛАЕВ: В России — если смотреть мировое телевидение, его лучшие стандарты, для меня на первом месте, например, ВВС и Channal 4 в Англии, на втором месте у меня российское телевидение — первый канал, второй канал, канал «Культура», СТС, ТНТ и так далее. Потому что…

А.ВОРОБЬЕВ: Channal 4, извините, я вас перебью – в 19 часов показывал интервью Басаева, которое тот записал месяц назад.

Э.САГАЛАЕВ: Я за это не несу никакой ответственности. Я вообще знаю, что его убили…

Т.КАНДЕЛАКИ: Самое страшное, что если закроют канал MTV… вот просто, давайте абстрагировать ситуацию – это всегда звенья одной цепи.

Э.САГАЛАЕВ: Вот это очень важно.

Т.КАНДЕЛАКИ: Закроем канал MTV, найдутся люди, которые скажут – давайте закроем канал CNN — слишком много правды

Э.САГАЛАЕВ: А по-моему, проблема в другом. И давайте это тоже понимать – если убрать с телевидения вообще тему секса, насилия, жестокости, развлечений в каком-то таком экстриме — то тогда аудитория, в том числе, прежде всего, детская и молодежная – будет искать, где выразить и найти это – не на телевидении. Будет искать это и находить в других местах.

Д.КОННОВ: В первую очередь, думаю, на улице.

Т.КАНДЕЛАКИ: Кто как не вы знаете, Эдуард Михайлович — тогда всем читать напоследок Оруэлла, «1984» — телевидение «Большого Брата» – для всех, кто не хочет насилия и секса на телевидении.

А.ВОРОБЬЕВ: В новой, в том числе, молодежной редакции, молодежного движения «Яблока», тоже весьма, знаете… с предисловием таким… не маленьким… очень актуальным. Так вот у меня вопрос такой – каким образом вообще общество может влиять на телевидение, может ли это вообще происходить? И возможно ли это, скажем, в России?

Э.САГАЛАЕВ: Безусловно. С моей точки зрения, общество, прежде всего, голосует деньгами. Это понятно – это рекламный рынок, который, кстати, в России – рекламный рынок телевидения, по итогам 2004 г. – сумасшедший — 2,5 млрд. долларов.

А.ВОРОБЬЕВ: Как я голосую деньгами, если я получаю эфирное телевидение?

Э.САГАЛАЕВ: Это во-первых, я говорю. И люди голосуют деньгами за секс и за насилие, в том числе и в России — включая телевизор.

А.ВОРОБЬЕВ: Покупая каналы, вы имеете в виду?

Э.САГАЛАЕВ: Да. Вы смотрите эту передачу, вы делаете ей тем самым колоссальный рейтинг, и на этой передаче зарабатывают огромные деньги, и вот она существует.

А.ВОРОБЬЕВ: Но это русский сегмент, в России, во всяком случае.

Э.САГАЛАЕВ: И это везде, во всем мире. С другой стороны, я, например, считаю, что да здравствует родительский комитет американских родителей. Эго замечательно, что они есть, замечательно, что они ставят этот вопрос, замечательно, что они хотят оштрафовать MTV американское на огромную сумму денег — это должно быть все время в сфере внимания общества. И общество должно вырабатывать какие-то критерии, и общество должно вырабатывать какие-то оценки…. Очень важно — оценки: это хорошо, это плохо, возможно, или невозможно. Плюс к тому, что должно существовать у каждого зрителя право выбора. Один смотрит, как Илья, только футбол, другой смотрит только порно-канал, третий смотрит канал «Культура», и так далее. И мне кажется, что то, что может сделать сама индустрия, общество, правительство… Ведь у нас правительство, например, финансирует «Спокойной ночи, малыши» — Федеральная служба по телевидению и радиовещанию. Она финансирует. Так замечательно, поаплодируем такому проекту. А есть механизм саморегуляции, внутри общества, и есть закон.

Т.КАНДЕЛАКИ: Просто не надо родительские функции еще перекладывать на телевидение.

Э.САГАЛАЕВ: Пусть они в диалоге существуют.

Т.КАНДЕЛАКИ: Конечно, это очень удобно, сказать — вот у меня ребенок растет насильником и сексуальным маньяком по одной простой причине — потому что он смотрит канал MTV – это очень удобно, во имя оправдания себя. Не надо себя оправдывать. Больше самоиронии и больше самокритичности.

Д.КОННОВ: И больше внимания к своим детям.

Т.КАНДЕЛАКИ: К собственным детям. Я говорю еще раз — я много работаю, я считаюсь такой… современный типаж женщины – пытаюсь считаться. Но я своих детей каждый вечер… да, они ложатся, я с ними говорю. Говорите со своими детьми, не надо, чтобы с ними разговаривал канал MTV — был последней инстанцией в их воспитании. Вот и все.

Э.САГАЛАЕВ: Замечательно. Я подписываюсь просто под этими словами.

А.ВОРОБЬЕВ: У меня вопрос все тот же остается. В России-то что происходит? Как вам кажется, если сравнивать с состоянием американского общества — понятно, немножко разные системы, там платные телеканалы, у нас в основном это эфирные телеканалы. Но, тем не менее — вот в США вся система – законодательная, в том числе, общественная система – она каким-то образом может влиять на состояние ТВ – не так ли?

Т.КАНДЕЛАКИ: Там все проще. Там быть педагогом престижно. Там зарплаты другие. Сейчас мы упремся в систему образования. Я просто говорю – я чаще других, наверное, посещаю школы, детские сады и учебные заведения.

А.ВОРОБЬЕВ: Почему это невозможно у нас?

Т.КАНДЕЛАКИ: А ничего не изменилось. Вот как 10 лет назад…

Э.САГАЛАЕВ: Что — невозможно у нас? Платить большую зарплату учителям?

А.ВОРОБЬЕВ: Понятно.

Э.САГАЛАЕВ: Понимаете… нет, я просто хочу вам сказать – если бы наши каналы телевизионные, российские, ориентировались только на рейтинги и только на деньги – у нас было бы другое телевидение, в котором было бы гораздо больше пошлости, насилия, секса в каких-то неприемлемых, пошлых формах, и так далее. Потому что те, кто рулят сегодня российским телевидением, это люди… ну, может быть вы скажете, что я хвалю своих коллег, и так далее, но я ответственно это заявляю – это люди, у которых есть чувство социальной ответственности. Потому что мы понимаем все, что мы живем в очень напряженной стране, в очень сложной, трудной стране. Единственное, с чем я могу не согласиться с руководством каналов – это в информационном, допустим, политическом вещании. А вот что касается музыки, развлечений, и так далее – я считаю, что у нас достойное ТВ. И что если где-то оно противоречит закону – то надо с ним судиться. Других нет путей.

Д.КОННОВ: Я думаю, что, на самом деле, единственным в настоящий момент существующим в России способом регулирования таких конфликтов является действительно суд. Еще хочу заметить, что та организация, которая дала нам информационный повод к этой встрече, является организацией общественной. И в США, мы с вами знаем, наверное, а если не знаем, то узнаем, очень сильны эти общественные организации — которые лоббируют права огромного количества многочисленных групп населения. То есть, мы сейчас говорим о родительском комитете, но, например, не меньший вес, например, в США имеет организация, называющаяся каким-то образом… — национальной организацией геев и лесбиянок США. И скандал с этой организацией приводит к тому, что огромные коммерческие проекты закрываются, проваливаются, а голливудские блокбастеры не собирают той кассы…

Т.КАНДЕЛАКИ: Меньше туманности, больше конкретики. Спорт — Анна Курникова – посмотрите, как она одета на корте. Вот вам, пожалуйста, секс. Точно так же можно пойти, и подать в суд — почему длина юбки Анны Курниковой вот такая…

Э.САГАЛАЕВ: У нас есть достаточно серьезная, достаточно маргинальная, достаточно влиятельная структура, которая в состоянии все, что угодно на ТВ запретить — это Госдума.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, конечно.

Т.КАНДЕЛАКИ: А они могут.

Э.САГАЛАЕВ: И они же пытаются все запретить — все на свете…

А.ВОРОБЬЕВ: Ввести четкое понятие секса и насилия.

Э.САГАЛАЕВ: Но там иногда все-таки звучат какие-то здравые голоса, и они отзывают, например, свои какие-то антисемитские заявления, или еще что-то…

А.ВОРОБЬЕВ: А завтра их осудят, кстати, на пленарном заседании, в пятницу…

Э.САГАЛАЕВ: Ну да.

Д.КОННОВ: Кстати, я хочу вам заметить, что когда была последняя история с осуждением ТВ, почему-то думцев не раздражал ни секс, ни насилие, а программа «Аншлаг» юмористическая…

Т.КАНДЕЛАКИ: И просьба повторить видео со Скуратовым в очередной раз. По особым заявкам населения.

Э.САГАЛАЕВ: Вообще, телевидение во всем виновато – по определению. Поэтому с этим сразу надо согласиться, и не спорить. Во всем виновато телевидение.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы считаете, что единственный способ оградить детей от негативной информации…

Т.КАНДЕЛАКИ: Выключить телевизор.

А.ВОРОБЬЕВ: Это воспитание?

Т.КАНДЕЛАКИ: Естественно.

А.ВОРОБЬЕВ: Знаете, мне уже тяжело…

Т.КАНДЕЛАКИ: Вы родитель, или вы только ведущий?

А.ВОРОБЬЕВ: Я только учусь. Мне тяжело испытывать давление общественности, аудитории «Эхо Москвы», которая спрашивает — слушайте, почему вы не оппонируете им?

Т.КАНДЕЛАКИ: Читайте, не бойтесь.

А.ВОРОБЬЕВ: Мне-то, уважаемые слушатели кажется, что оппонировать-то нечем. Мне очень близка и понятна позиция…

Т.КАНДЕЛАКИ: А я можно прочту? Я знаю, там была такая реплика — «Канделаки и Сагалаев – почему эти не русские люди беседуют вообще на эту тему?»

А.ВОРОБЬЕВ: Слушайте, это тема отдельной передачи.

Д.КОННОВ: Прекрасно.

А.ВОРОБЬЕВ: Завтра мы ее поднимем.

Т.КАНДЕЛАКИ: А потому, что они очень любят Россию и русскую литературу, и живут здесь. Да, Эдуард Михайлович?

Э.САГАЛАЕВ: Я вообще в шоке, честно говоря. У русских что – это как-то по-другому получается?

Т.КАНДЕЛАКИ: У меня вообще вторая фамилия Кондрахина, извините… а у вас?

А.ВОРОБЬЕВ: Потом…

Э.САГАЛАЕВ: У меня много осетинской, татарской крови…

А.ВОРОБЬЕВ: Пусть радиослушатели сами оппонируют гостям в студии. Добрый вечер, как вас зовут?

ЭЛЕОНОРА: Добрый вечер, меня зовут Элеонора.

А.ВОРОБЬЕВ: Очень приятно, пожалуйста.

ЭЛЕОНОРА: Знаете, секс и насилие, конечно, запрещать глупо, потому что это жизнь. Потому что тогда, когда запрещали секс и насилие, и когда на экранах было советское благолепие, вот тогда учились те, кто сидят у вас в аудитории. И они, сидя на уроках литературы выучили, что русская литература – это те же самые сюжеты, что и в «Окнах».

А.ВОРОБЬЕВ: Элеонора, благодарю вас.

Т.КАНДЕЛАКИ: Можно я отвечу? Да, потому что так учили – это ужасно. Я сейчас перечитываю, я получаю колоссальное удовольствие, потому что я по-другому… я уже в состоянии это переосмыслить и понять, в чем суть.

Д.КОННОВ: Может быть, дадим слушателям до конца договорить?

А.ВОРОБЬЕВ: Элеонора, вы еще в эфире.

Э.САГАЛАЕВ: Скажите самое главное, что вы хотели сказать.

ЭЛЕОНОРА: И второе. Дело не в сексе и насилии, дело в пошлости.

Д.КОННОВ: Золотые слова.

ЭЛЕОНОРА: У нас на экране пошлость. И, извините меня, когда канал МузТВ показывает вот эти глупые песенки — это одно. А тогда, когда он показывает светских львиц, их шикарные квартиры, их глупые улыбки и то, как они показывают диплом факультета международных отношений… — вот это, я думаю, страшнее и разлагающе действует на нашу молодежь, чем все глупые песенки, чем весь секс и насилие.

А.ВОРОБЬЕВ: Элеонора, оставайтесь на линии, не уходите. Есть ответ?

Э.САГАЛАЕВ: Я могу сказать, что я с Элеонорой практически на сто процентов… ну, на 99, скажем так – согласен.

А.ВОРОБЬЕВ: В чем не согласны?

Э.САГАЛАЕВ: Ну, не согласен в том, что не надо совсем… типа — надо запретить показывать светских львиц. Это тоже какая-то часть жизни.

А.ВОРОБЬЕВ: Нет, Элеонора, вы же не сказали о том, что нужно запретить?

Э.САГАЛАЕВ: Я против пошлости, так же, как и Элеонора — против пошлости. Я против того, чтобы как бы искусственно возносить людей на некий пьедестал людей, которые малообразованны…

Д.КОННОВ: Слабо достойны…

Э.САГАЛАЕВ: Которые с побрякушками, которые на себя повесили…

Д.КОННОВ: Кстати говоря, бороться с этим можно одним простым способом – не слушать, не смотреть, не покупать. И могу вам сказать, что, будучи, в силу профессии, погруженным в мир светских львиц — до того момента, пока я не открываю дверь нашей съемочной группы – можно сказать, что люди талантливые, реально талантливые – не важно, вызывает их талант всеобщее уважение, или же он кого-то раздражает – в любом случае вызывает нормальную реакцию. Они существуют на рынке много лет. А львицы, чаще всего пропадают на небосклоне достаточно быстро.

Т.КАНДЕЛАКИ: Я просто много времени трачу на прессу, в этом моя проблема, я невоздержанна. Журнал Vanity Fair — кто не знает, «Ярмарка тщеславия» — во всем мире, к сожалению, покупаешь этот журнал…

Э.САГАЛАЕВ: То есть, всему свое время и всему свое место.

Т.КАНДЕЛАКИ: Это не Россия, это в других странах, поверьте мне. А вот, например, точный аналог той светской львицы, которую вы привели – пожалуйста, была в Англии, каждый день открываешь газеты – Пэрис Хилтон.

Э.САГАЛАЕВ: Например, для меня светский лев – это Никита Сергеевич Михалков. Почему он для меня светский лев? Не потому, что он на тусовках, а потому, что он снял фильм «Урга» — вот конкретно этот фильм. Для другого – другой какой-то фильм. Но мне интересно, скажем, что он говорит и как он проводит свободное время, потому что это очень талантливый человек, к которому непросто, в том числе, и я отношусь, например. Я абсолютно согласен, что все наносное и поверхностное – оно очень быстро смывается, исчезает. Остаются значимые фигуры, чья частная жизнь тоже может представлять интерес.

А.ВОРОБЬЕВ: Потом, например, приходит новость о том, что в Чечне открывают аквапарк. Вместе с Героем России, кстати говоря.

Э.САГАЛАЕВ: Это уже запредельная вещь. Это чума — с моей точки зрения.

Т.КАНДЕЛАКИ: Вот светским львицам туда ездить не надо – это точно.

Э.САГАЛАЕВ: Как Герой России, так и светская львица – это, по-моему… вот как раз они нашли друг друга…

А.ВОРОБЬЕВ: Но достаточно объяснить это детям. Вот и все. 203-19-22, код Москвы — 095. Есть ли еще звонки? Добрый вечер, вы в прямом эфире. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Спасибо большое, что подняли эту тему, я ехал в машине, слушал…

А.ВОРОБЬЕВ: Как вас зовут, извините?

АЛЕКСАНДР: Меня зовут Александр, прошу прощения, из Петербурга. Вы знаете что, я не совсем согласен с позицией многих работников телевидения, что не нравится – не смотри. Потому что, к сожалению, наши дети – они, в большинстве случаев, остаются одни, и мы не можем иногда их отстранить от информации, мир информации, к сожалению, он влияет на нас очень сильно. Просто заткнуть уши — это уже невозможно. Он все равно пролезет — мы закроем окна, он все равно пролезет через дверь. Поэтому это не совсем правильная, на мой взгляд, не совсем честная позиция. Я думаю, ч то ответ надо искать немножко в другом – запретить все насилие невозможно, запретить весь секс по ТВ тоже невозможно, это и неправильно, конечно. Но, так или иначе, нельзя бросаться в крайности. Мы всегда боимся цензуры, которая была в течение 70 лет, но не должны забывать, что цензура внутренняя и ценности моральные должны присутствовать. И если я включаю в 9 часов телевизор, и ребенок у меня в возрасте 11 лет не спит – и это нормально, что она не спит в это время – она пришла недавно из школы, и только сделала уроки, и в это время показывают фильм, в котором, извините, просто наши дикторы, переводчики, закадровый текст говорят… фразы, которые я считаю неприемлемым слушать… и я вынужден выключать телевизор, или переключать на другой канал, и слушать то же самое. Я не долго говорю?

А.ВОРОБЬЕВ: Нет, Александр, мы, если вы обратили внимание, все молчали. Благодарю вас.

Э.САГАЛАЕВ: Я не согласен с тем, что у нас была какая-то нечестная позиция. Потому что мы говорили об ответственности тех, кто работает на ТВ, в том числе – говорили. Это люди….

А.ВОРОБЬЕВ: Точнее, о безответственности. Или об ответственности?

Э.САГАЛАЕВ: Мы говорили об ответственности. Вот я лично говорил, что есть ответственность…

А.ВОРОБЬЕВ: О нужной ответственности.

Э.САГАЛАЕВ: Да. И она есть, с моей точки зрения – раз. Второе. Есть такое понятие, как «детское время» на ТВ, и это, кстати, один из стандартов, которые существуют на ТВ, в том числе, на российском ТВ, и, например, с 15 до 17 часов, например, никто на наших каналах — ну, никто не будет показывать ни секса, ни насилия…

Д.КОННОВ: И разговорная речь будет литературной.

Э.САГАЛАЕВ: Не будет этого, потому что это все понимают – это общепринятые правила, о которых все знают, и, может быть, мы сегодня об этом не говорили, а надо бы говорить — что эти стандарты существуют. И если эти стандарты нарушаются… ну, как бы есть механизмы, которые это регулируют, в том числе, Индустриальный комитет, Национальная ассоциация телерадиовещателей…

Д.КОННОВ: Родительский комитет…

Э.САГАЛАЕВ: И родительский комитет, и Госдума, в конечном итоге. Поэтому я считаю, что мы совершенно честно говорим, что – да, на телевидении не хотелось бы, чтобы там было… пошлым телевидением. К сожалению, оно таковым во многих своих проявлениях…

Т.КАНДЕЛАКИ: Я можно Галича вспомню? Я вот сейчас слушала, думала… вот мы о чем говорим? Просто давайте каким-то людям, которые работают на MTV, скажем — замолчите. Ведь все сказано до нас:

Где теперь крикуны и печальники,

Отшумели и сгинули смолоду.

А молчальники вышли в начальники,

Потому что молчание – золото.

Слава Богу, что это время ушло — я это чувствую по себе — что мы можем говорить. Кто-то, может быть, не знаю, ведущим сексуальной программы, кто-то — политической – слава Богу. Не надо отнимать у людей возможность быть разными, иметь разные вкусы, разные потребности, и удовлетворять их.

А.ВОРОБЬЕВ: Давайте полторы минуты… я очень надеюсь, что будет очень короткий, но ругательный звонок — 203-19-22.

Э.САГАЛАЕВ: А вам это нужно для рейтинга?

А.ВОРОБЬЕВ: Нет, конечно. Все, уже конец передачи. Добрый вечер, алло? Как вас зовут?

ЮЛЯ: Меня зовут Юля, мне 22 года, я из Москвы. Тоже еду в машине, слушала вашу передачу, заинтересовалась, потому что, честно говоря, мое мнение такое — что по нашему ТВ, к сожалению, вот время, когда я прихожу с работы и время, когда большинство людей включают телевизор и смотрят – это в основном сериалы, где пропагандируют наркотики, алкоголь, бандитизм. Никаких передач познавательных, интересных и развивающих, в это время нет. И я согласна – по-моему, Илья вам звонил из Петербурга, который скзаал, что поздно эти передачи показывают, действительно интересные.

А.ВОРОБЬЕВ: И единственный выход — выключить телевизор, если не смотреть это.

ЮЛЯ: Нет, это не единственный выход. Просто, к сожалению, люди не выключают телевизор, а смотрят то, что действительно диктует ТВ. И это тоже одна из проблем.

А.ВОРОБЬЕВ: Юля, большое вам спасибо. Слушайте, вот несмотря на все те сообщения на пейджер в ваш адрес и мой, я все-таки…

Т.КАНДЕЛАКИ: А давайте просто коротко ответим, кто и что смотрит в 9 часов вечера, и все будет понятно. Вот что вы смотрите, и что рекомендуете смотреть в 9 часов вечера?

А.ВОРОБЬЕВ: За 10 секунд не успеем.

Т.КАНДЕЛАКИ: А очень кратко – кто что смотрел вчера, позавчера.

А.ВОРОБЬЕВ: А, кстати?

Д.КОННОВ: Программу «Время».

Э.САГАЛАЕВ: Программу «Время».

Т.КАНДЕЛАКИ: А знаете, я по «Культуре» фильм смотрю. Кто не хочет грузиться политикой, по «Культуре» идут замечательные фильмы.

Э.САГАЛАЕВ: Я смотрю документальное кино. В России самое лучшее сегодня документальное кино.

Д.КОННОВ: Абсолютно согласен.

Э.САГАЛАЕВ: Самое лучшее в мире. И у нас столько стало документального кино на всех каналах вообще… такого замечательного документального кино. Наше телевидение идет вперед, безусловно. Становится все лучше и лучше.

А.ВОРОБЬЕВ: Понятно. По звонкам я понял, что вы – в большинстве. И, на мой взгляд, слава богу, что такие, как Игорь, студент из Екатеринбурга, в меньшинстве – «Вам просто не хватает хорошей государственной дубины по башке».

Э.САГАЛАЕВ: Может быть и не хватает.

А.ВОРОБЬЕВ: Благодарю вас всех, я — Алексей Воробьев, до свидания.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире