'Вопросы к интервью
17 декабря 2003
Z Ищем выход… Все выпуски

Новый год! Новые налоги, новые курсы валют и другие сюрпризы


Время выхода в эфир: 17 декабря 2003, 20:50

В!! «Адрес сайта — «дабл.ю, дабл ю, дабл ю, точка, экономи, точка гоф, — от слова гавемент, правительство, — точка ру»

17 Декабря 2003 года.
В прямом эфире «Эхо Москвы» Аркадий Дворкович — заместитель министра экономического развития и торговли. Программа «Ищем выход».
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О.БЫЧКОВА: Говорить мы сегодня будем о новых налогах, новых курсах валют и о прочих сюрпризах, или, может быть, вполне ожидаемых вещах, которые ожидаются в новом, 2004 году. На самом деле, вопросы от слушателей идут на наш пейджер, но я бы вот с чего начала сегодня был объявлен очередной прогноз на 2004 год. Независимые экономисты считают, что следующий год для экономики России будет вполне удачным и похожим на уходящий. Однако темпы роста ВВП и инвестиций несколько снизятся по сравнению с 2003 годом так считают в Ассоциации независимых центров экономического анализа. И Минэкономразвития тоже говорит, что в 2003 году экономический рост будет 6,6 процента, а в следующем — 5,2 процента. Так все-таки что будет происходить, будет год хорошим или плохим, исходя из опубликованных сегодня прогнозов?
А.ДВОРКОВИЧ: Год будет нормальным, мне кажется. Что касается независимых прогнозов, мы очень тесно общаемся со всеми исследовательскими центрами, даже я вхожу в совет этой ассоциации — независимых исследовательских центров.
О.БЫЧКОВА: Поэтому ваши данные совпадают, более или менее.
А.ДВОРКОВИЧ: Наши данные очень близки. Если посмотреть на то, что было 3-4 года назад, то все прогнозы очень сильно расходились одни прогнозировали один процент роста, другие — 7-8 процентов роста, сейчас мы отличаемся на десятые процента. И объясняется это тем, что мы стали очень серьезно, профессионально обсуждать, почему экономика растет или не растет, увеличиваются доходы населения, или это только иллюзия, растут ли инвестиции, или это активность лишь нескольких компаний в стране. Сейчас понятно, что экономика России действительно стала развиваться по тем же принципам, по которым развиваются экономики других ведущих стран. Но ресурсов, прежде всего, качественных, профессиональных ресурсов, или технологических хороших ресурсов для этого недостаточно. В этом году мы выросли почти на 7 процентов, не только потому, что у нас хорошие страна и хорошие работники, граждане..
О.БЫЧКОВА: Потому что у нас хорошая нефть
А.ДВОРКОВИЧ: Прежде всего потому, что у нас хорошая нефть. Не было бы таких хороших цен на нефть, рекордно высоких практически за последние несколько лет, после нескольких нефтяных кризисов 70-80 гг., и мы выросли бы не на 7%, а на 4-5, не более того. Именно поэтому мы прогнозируем на следующий год чуть более 5%, мы не ожидаем, что цены останутся на таком высоком уровне.
О.БЫЧКОВА: То есть такое счастье долго не длится?
А.ДВОРКОВИЧ: Нефтяные цены вещь непрогнозируемая. Буквально день назад все говорили, что арестовали С.Хусейна, значит, в Ираке все станет лучше, цены упадут. Цены пока растут после ареста, потому что не добавилось определенности, люди продолжают выходить на улицы, продолжают взрываться машины, опасность терактов не уменьшается, и пока что аналитики не знают, как прогнозировать цены на нефть. Но большинство думает, что где-то до конца первого квартала, до апреля, мая, может быть, цены будут оставаться высокими, а затем все-таки Ирак постепенно будет выходить на мировой рынок нефти, и цены будут снижаться. А это означает, что наша экономика не будет получать таких сверхвысоких доходов, и нельзя прогнозировать такой же благоприятной ситуации.
О.БЫЧКОВА: Вы сформулировали один из вопросов увеличиваются ли доходы населения, или это иллюзия. Когда мы обсуждаем эту тему с нашими гостями, экспертами, и они говорят, что доходы увеличились на столько-то процентов этом году, мы тут же получаем шквал недовольства на наш эфирный пейджер, люди начинают рассказывать, во сколько разу величились цены на одно, другое, третье в продовольственных прочих магазинах, и что жизнь на самом деле легче не становится. Иллюзия или реальность?
А.ДВОРКОВИЧ: Я согласен с тем, что жизнь легче не становится, и она, наверное, не должна становиться легче. Чем больше у нас доходы, тем сложнее становится у нас жизнь, потому что появляются новые проблемы, новые задачи, как на работе у каждого человека, так и просто в нормальной жизни. Это то же самое, что мы говорили про присвоение нам инвестиционного рейтинга одной из рейтинговых компаний. Вот присвоили рейтинг, значит, у нас все хорошо. Нет, не все хорошо, у нас просто появились новые проблемы те, которые стоят перед странами с этим рейтингом, а они намного сложнее, и жить с ними намного тяжелее, чем с предыдущими проблемами. С долгами довольно легко разобраться, с бюджетом довольно легко разобраться, а вот с проблемами привлечения инвестиций, с проблемами повышения качества жизни, с проблемами конкуренции разобраться на порядок сложнее. То же самое с доходами и расходами населения. Да, у нас доходы повышаются, и статистика, я думаю, не врет, говоря о том, что в реальном выражении, по сравнению с базовым индексом потребительских цен доходы растут довольно неплохо на 7-8% в год, а пенсии еще быстрее растут. Но давайте посмотрим на разные группы населения — что испытывают на себе, например, автовладельцы, которых не так мало в стране они испытывают на себе довольно большие транспортные налоги они действительно повысились, они испытывают на себе высокие тарифы страхования автогражданской ответственности
О.БЫЧКОВА: Обязательного, причем.
А.ДВОРКОВИЧ: Те, кто хочет ездить на нормальных машинах, а не на конструкторе «сделай сам» высокие пошлины на импортные автомобили это все дополнительные расходы.
О.БЫЧКОВА: И при этом цены на нефть, на бензин в нефтяной стране тоже почему-то не снижаются, а растут.
А.ДВОРКОВИЧ: И при этом цены растут, хотя я думаю, что это, по крайней мере, в этом году было нормально, во-первых, потому, что у нас цены были относительно низкими, были даже чуть более низкими, чем в США, тоже одной из крупнейших нефтяных стран, и во-вторых, в этом году мы повысили акцизы на бензин, и в росте цен на бензин была большая налоговая составляющая т.е. государство само повлияло на этот рост цен на бензин. Но конечный вывод очень простой что для очень многих людей, — я только привел один пример, автовладельцев, — расходы растут действительно примерно так же, как доходы. И о серьезном улучшении говорить не приходится. Но жизнь, очевидно, не становится хуже ни для одной группы населения либо она улучшается, либо остается примерно такой же. Не ухудшается ни у кого, — я в этом уверен практически.
О.БЫЧКОВА: И вы считаете, что в следующем году, по крайней мере, реальных оснований для беспокойства пока не наблюдается?
А.ДВОРКОВИЧ: Для беспокойства нет. Ни кризисов, ни дефолтов, ни каких-то серьезных потрясений мы не ожидаем, и я думаю, что наши прогнозы разумны, думаю, что нужно ориентироваться на достаточно стабильную, спокойную обстановку, на медленное, постепенное улучшение ситуации.
О.БЫЧКОВА: Тем не менее, говоря о прогнозах на следующий год, во главу угла ставится вопрос о цене на нефть. И это ситуация, которая постоянно обсуждается и подвергается критике уже не первый год. Ну, и про 2003 год мы тоже говорим в этих терминах.
А.ДВОРКОВИЧ: Да, мы вынуждены говорить в этих терминах, потому что от цен на нефть, и от цен на газ, которые следуют, по практике, за ценами на нефть, зависит очень многое, — и бюджетные доходы, и инвестиции в российскую экономику. Но 2004 год отличает одна очень важная особенность — сверхдоходы, получаемые от цен на нефть государством, не будут идти в базовый бюджет, не будут тратиться на текущие нужды, они будут сберегаться, они будут копиться на черный день в Стабилизационном фонде, и могут быть потрачены только при действительно сложной ситуации это очень важно как с точки зрения уменьшения инфляции она будет меньше в следующем году, — так и с точки зрения нормальной, разумной госполитики. Любая домохозяйка копит на черный день, государство этого практически не делало до сегодняшнего момента, только началась тенденция где-то в предыдущем, может быть, в этом году, а в следующем это уже будет целенаправленной политикой. Действительно, копить на непредвиденные ситуации.
О.БЫЧКОВА: Как раз сегодня сообщалось, что вот эта государственная заначка сильно подтаяла к концу года, и на следующий год там переходит не так много около 80 млрд.
А.ДВОРКОВИЧ: действительно так. Но подтаяла по понятным, объективным причинам: все-таки правительство, государство в целом решило израсходовать часть денег на текущие нужды, прежде всего, на зарплаты бюджетникам и на довольствие военнослужащим, и, по крайней мере, не допустить снижение уровня жизни, а немножко его повысить. И эти дополнительные траты вызвали уменьшение финансовой подушки, вызвали уменьшение финансового резерва, и, соответственно, меньше денег будет перечислено в стабилизационный фонд.
О.БЫЧКОВА: Но это получается то же самое?
А.ДВОРКОВИЧ: Да, получается то же самое, но каждый раз, каждый месяц, и даже каждый день правительству, Госдуме приходится выбирать между решением стратегических задач и решением текущих проблем. И каждый раз находить какой-то баланс интересов. Люди своими голосами доверили решение этих проблем Госдуме, президенту, и принимаются те решения, за которые проголосовали своими голосами люди.
О.БЫЧКОВА: Огромное количество вопросов на нашем пейджере. Галя, например, спрашивает: «Не кажется ли вам, что государство опять обмануло людей. Отняло у них деньги путем снижения курса доллара?», Сергей: «Скажите, Центробанк специально минимизировал свое присутствие на валютных торгах? Связано ли это с тем, что он хочет удержать инфляцию, запрограммированную на этот год, или с чем-нибудь еще?». Итак, — рекордно низкий курс доллара, кстати, не только в России, рекордно высокий курс евро, и рубль тоже где-то там.
А.ДВОРКОВИЧ: Курс доллара не рекордно низкий, он был и 6 рублей когда-то, и 67 копеек за рубль.
О.БЫЧКОВА: Этого уже не помнит, а главное, что тогда не было легальных обменных пунктов, и это не так всех волновало.
А.ДВОРКОВИЧ: Вы знаете, никто — ни правительство, ни Центробанк не гарантировали курс доллара. По Конституции, по всем законам, задачей и ЦБ и правительства является поддержание стабильности национальной валюты, а именно, Рубля. В 98 г. с этим не справились. Не справились по очень многим причинам , не справились с бюджетным, с банковским кризисом, валютным кризисом и с экономическими реформами в целом, и курс рубля упал. Сейчас с этой задачей справляются. Рубль все-таки устойчив, и вложения в рубль дают сейчас наибольший результат. И любая, наверное, страна, любое правительство, любой Центробанк был бы горд за такую политику. Все зависит, на самом деле, от реального состояния экономики. И такая политика, политика укрепления национальной валюты возможна, когда правительство и ЦБ уверены в том, что и экономика справится. А то, что люди должны при удорожании своей валюты переводить сбережения из долларов и евро в рубли или другую национальную валюту, если это происходит в другой стране, — это понятно. Люди всегда очень быстро реагируют на то, как меняется ситуация. И я считаю, что с этой точки зрения никто никого, конечно, не обманывал. И люди у нас достаточно рациональны, и я надеюсь, что каждый человек имеет возможность, имеет всю информацию, чтобы решать, в чем хранить свои сбережения, — в рублях, долларах, евро, и в ценных бумагах. Я думаю, что нужно просто ориентироваться не только на традиции, не только на традиционную любовь к доллару и на веру в стабильность этой валюты, этих действительно достаточно твердых банкнот, но и ориентироваться нужно на текущие тенденции, на то, как ведет себя та же самая цена на нефть, а когда цены на нефть выше, тогда очевидно, что рубль должен укрепляться, и лучше вкладывать именно в рубли.
О.БЫЧКОВА: Вкладывать в рубли это менять доллары на рубли?
А.ДВОРКОВИЧ: Менять доллары, евро на рубли, или, по крайней мере, когда евро дорожает по отношению к доллару, менять доллары на евро.
О.БЫЧКОВА: А держать все это в наличном виде?
А.ДВОРКОВИЧ: лучше держать в разных видах. Лучше всегда не класть все яйца в одну корзину. Это универсальный рецепт, я не открываю здесь никаких новых идей. Мне кажется, что люди должны быть максимально консервативны, чтобы не потерять деньги. Я очень надеюсь, что все-таки большинство наших граждан не потеряли, или не очень сильно потеряли на удорожании рубля к евро.
О.БЫЧКОВА: К доллару..
А.ДВОРКОВИЧ: И к доллару, и к евро. К евро рубль подорожал примерно на 6%, к доллару на 14%, — большие достаточно цифры. Но если посмотреть на ситуацию в экономике, на то, почему это реально делается, то можно заметить два факта. Первое — производительность труда в этом году выросла более чем на 5%, — очень неплохой показатель, которому могут позавидовать многие страны. И это говорит о том, что наша экономика приспосабливается к такому темпу удорожания национальной валюты, она успевает адаптироваться, успевает вложить деньги в новые технологии с тем, чтобы поспеть за экономиками других стран. А ситуация по отношению к доллару все-таки временная, она объясняется, прежде всего, высокими ценами на нефть, и политикой американской администрации по ослаблению своей валюты, чтобы ее как-то стимулировать.
О.БЫЧКОВА: Вот это вопрос. Это сразу надо объяснить. Американцы действительно сидят, совершают разные сложные вещи для того, чтобы держать на низком уровне свою валюту для того, чтобы таким образом решать свои проблемы. И после этого наши слушатели от этого страдают на 14%, как вы говорите, и говорят о том, что их опять обманули и обобрали. Как долго американцы будут этим заниматься, и что будет дальше, в следующем году? Дойдет ли доллар до каких-то еще невероятных вершин, или пойдет обратно?
А.ДВОРКОВИЧ: Мне кажется, что у наших граждан все-таки в основном зарплаты в рублях, и большинство граждан не теряют, а выигрывают на таком удорожании валюты.
О.БЫЧКОВА: да, но есть целая категория граждан, которая привыкла сбережения класть в чулок в зеленом виде.
А.ДВОРКОВИЧ: Это так, но надо адаптироваться, надо постепенно менять поведение. Это правда жизни, никуда не денешься. И если кто-то не успел.. все берут на себя определенные риски, нужно всегда знать, что любые финансовые операции, финансовые вложения сопряжены с рисками, и нужно часть денег держать на рублевых вкладах в банках, часть — на валютных, часть — наличных в иностранной валюте, часть, возможно, в ценных бумагах, чтобы максимально распределить свои риски и получить разумную доходность. Невозможно безрисково получить 100% годовых, и делать это каждый год. Не бывает такого. Не бывает бесплатных трамвайных билетов, всегда когда-то ловят. Во-вторых, мне кажется, что американская администрация не сможет заниматься этим слишком долго. Да, безусловно, американская экономика очень сильна, и даже в слабом виде она существенно сильнее, чем любая другая экономика. Бороться против политики американской федеральной резервной системы или администрации почти бесполезно. Мы не можем своими, даже солидными золотовалютными резервами постоянно бороться против целенаправленной политики по ослаблению доллара, которую ведет американская администрация.
О.БЫЧКОВА: То есть когда они сами решат, тогда это все и прекратится?
А.ДВОРКОВИЧ: Когда они сами решат, тогда и прекратится. Но мы должны понимать, что мы это делаем тоже не с закрытыми глазами. Мы действительно хотим, чтобы у нас снизилась инфляция, потому что при инфляции даже больше 10% жить не очень приятно, мы постоянно пытаемся повышать зарплаты, пенсии, все выше и выше, но инфляция все время догоняет. Многие говорят давайте и мы ослабим рубль, — что при этом произойдет? При этом произойдет повышение инфляции, но оно произойдет с наших 12 процентов, допустим, до 15 процентов, или до 20 процентов. Когда в Америке делают то же самое, ослабляют доллар, — инфляция тоже увеличивается, но не с 12 до 15 или 20 процентов, а с 2 процентов до 2,5 процентов — в этом разница. Если бы мы были на уровне инфляции в 2 процента, конечно, мы могли бы спокойно ослаблять свою валюту и испытывать радость от этого, стимулировать свой экспорт, и так далее
О.БЫЧКОВА: Да, нам бы их заботы.
А.ДВОРКОВИЧ: Сейчас мы не можем этого делать, мы все-таки должны снизить инфляцию тоже, чтобы дать возможность зарплатам и пенсиям повышаться быстрее, и чтобы люди действительно получали выгоды от этих повышений. А сегодня они получают дополнительные 5% прибавки к пенсии, приходят в магазин, а там те же 5% видят на ценниках дополнительного прироста цен.
О.БЫЧКОВА: И все-таки что доносит разведка, каковы коварные планы американских империалистов на ближайшее время?
А.ДВОРКОВИЧ: Я думаю, что это зависит от того, как будет развиваться американская экономика. В третьем квартале она показала признаки к росту, и я думаю, что 4-йквартал этого года и первый квартал следующего покажут такую же положительную тенденцию, и уже к концу первого квартала следующего года постепенно ситуация начнет меняться. И процентные ставки в Америке начнут расти, и цены на нефть немного упадут, и постепенно доллар начнет укрепляться. Но, повторяю, наверное, не ранее первого квартала следующего года. Так что нужно ориентироваться на то, что не будет серьезного изменения на валютном рынке еще несколько месяцев, по крайней мере, 3-4 месяца, но затем. Скорее всего, тенденция к росту номинального обменного курса возобновится. Никаких признаков того, что курс может упасть до 20, 15, 11 рублей за доллар нет. Нужно учитывать, что, конечно же, есть теоретические основания для того, чтобы доллар стоил 11 рублей, но чисто теоретические. Это называется «паритет покупательной способности». Это если бы у нас все цены сравнялись с американскими, то рубль должен был бы стоить столько. Но это нереально, это понятно. Не реально, чтобы у нас было такое же качество товаров, такие же цены, такие же технологии, такие же зарплаты это все из области фантастики. И точно так же из области фантастики то, что курс рубля может достигнуть 11 рублей за доллар.
О.БЫЧКОВА: Бытовой вопрос от Альбины: «Если человек едет отдыхать в Европу на новый год, то как ему правильно поменять деньги здесь или там?»
А.ДВОРКОВИЧ: Если нет знакомых в банках, которые могут поменять без комиссии по выгодному курсу.
О.БЫЧКОВА: У большинства людей нет таких знакомых.
А.ДВОРКОВИЧ: Тогда самый выгодный вариант это Москве, если у вас рубли, поменять рубли с разу на евро. Если доллары то лучше их менять на евро не в Москве, а за границей.
О.БЫЧКОВА: Это важно, наверное, для новогодних туристов и отпускников. И Борис спрашивает: «Если произойдет резкое укрепление рубля в следующем году, не приведет ли это к негативным последствиям для ряда отраслей российской экономики?»
А.ДВОРКОВИЧ: Я думаю, что это зависит от поведения предприятий, и негативные последствия могут быть для тех предприятий, которые недостаточно быстро адаптируются к новым условиям. Пока что мы прогнозируем, что при наиболее вероятных ценах на нефть укрепление рубля не будет значительным. И оно составит, может быть, 4-5%, а если будет ослабление рубля, то оно также не превысит уровня 1-2%, то есть все будет находиться в достаточно умеренных границах. При таких границах ничего серьезного российской промышленности не грозит. Да, в отдельных отраслях могут быть проблемы с конкуренцией с импортом, например. Например, отдельные пищевые товары, отдельные продукты, отдельные товары народного потребления могут столкнуться с конкуренцией с импортными товарами, прежде всего, относительно дешевыми — китайскими, турецкими, и другими подобными товарами. Но это только отдельные группы товаров, в целом для российской промышленности ничего серьезного не грозит.
О.БЫЧКОВА: То есть на вопрос Александра Тихомирова, «Станут ли товары и услуги дешевле в новом году?», можно ответить отрицательно.
А.ДВОРКОВИЧ: Товары и услуги, наверное, не станут дешевле. Но мы ожидаем, что могут быть некоторые изменения в самом начале года, связанные с отменой налога с продаж, и ряд магазинов может снизить цены в связи с этим на 5%, кто-то на немножко меньшую величину, но это не будет масштабной тенденцией, и скорее, улучшения моно ожидать в доходах, а не в ценах. Доходы могут расти быстрее, чем цены.
О.БЫЧКОВА: И, наверное, последний вопрос по поводу валютных курсов от Александра: «Не кажется ли вам, что сейчас самое время покупать доллары курс низкий, и скоро он, несомненно, вырастет».
А.ДВОРКОВИЧ: Не буду давать таких советов. Еще раз повторю, — мне кажется, не стоит бросаться в одну только сторону. Безусловно, на таком низком курсе какое-то количество долларов стоит купить, и безусловно, можно ожидать повышения курса доллара. Но делать это сейчас, или делать это, например, в начале следующего года — не знаю. Решайте для себя, смотрите на информацию, которая появляется в газетах, на телевидении по ценам на нефть, по каким-то политическим тенденциям, и сами принимайте решения. И нужно еще учитывать то, как развивается инфляционная обстановка в России, — пока что цены растут, но все-таки темпы роста этих цен снижаются. За первые 15 дней декабря цены выросли примерно на полпроцента, за декабрь в целом мы ожидаем 1, моет быть, чуть больше процентов, и соответственно, за год в целом инфляция составит 12%. А в следующем году она, скорее всего, будет ниже. И это означает, что лучше вкладываться все-таки пока что в рубли.
О.БЫЧКОВА: Отдельная серия вопросов от слушателей по поводу налогов в 2004 г. Вадим из Москвы: «Будет ли отменен НДС»?
А.ДВОРКОВИЧ: НДС уже отменен, это решение было принято на весенней сессии Госдумы, с 1 января оно вступает в силу, НДС в России не будет. Это означает, что в цену товаров не будут включаться эти 5%, хотя повторяю, это не означает, что обязательно цены упадут на 5%. Да, многие торговые сети могут на это пойти, как из доброго отношения к клиентам, своим покупателям. Так и выполняя свои обещания, данные , в том числе, правительству.
О.БЫЧКОВА: Но вообще слабо верится, что будет такое массовое движение торговли.
А.ДВОРКОВИЧ: Массовым это не будет, безусловно. Но некоторые торговые сети могут на это пойти. Не по всем товарам, по определенным группам товаров, некоторые говорят, что они сделают это по относительно дешевым товарам, некоторые наоборот, — по относительно дорогим товарам. Посмотрим. Посмотрим на практику жизни. Но налога с продаж не будет. Кроме того, налог на добавленную стоимость снижается на 2% — с 20 до 18%, и это означает дополнительное давление на цены в сторону понижения, потому что еще 2% не будет включаться в цены всех товаров в России. Вообще очень серьезная дискуссия сейчас идет о том, нужен ли нам налог на добавленную стоимость, не надо ли вернуться к налогу с продаж, отменив налог на добавленную стоимость.
О.БЫЧКОВА: А у нас есть отдельная дискуссия на эту тему на пейджере, которую ведет наш слушатель Василий, который прислал уже огромное количество реплик гневных и вопросов, и он пишет, что «после ввода спецсчетов НДС, или электронных фактур, я закрою свой бизнес, мои партнеры, а это около 15 компаний, тоже платить полностью НДС по ставке выше 6%, и другие налоги — никто, кроме нефтяников не сможет. Что делать?»
А.ДВОРКОВИЧ: Во-первых, спецсчета не введены, и мы считаем, что при введении спецсчетов для уплаты НДС будет больше проблем, чем выгод, и мы надеемся, что такое решение не будет принято скоропалительно, нужно еще раз все взвесить, и может быть, найти другое, более рациональное решение. Для тех, кто незнаком с этой темой, скажу в двух словах это означает, что все компании должны будут при каждой сделке платить цену товара не только на расчетный счет своего контрагента, продавца, а должны будут часть цены, а именно, часть, причитающуюся на налог на добавленную стоимость, уплачивать на отдельный счет. И эти средства, которые будут оплачены на отдельный счет, будут дальше крутиться только в этой системе отдельных счетов, и с них можно будет платить деньги либо в бюджет, либо на такие же точно НДС-счета контрагентов. Т.е., часть денег отвлекается из общих расчетов в экономике и переходит в отдельную расчетную систему.
О.БЫЧКОВА: Тот же Василий считает, что это катастрофа, и касается всех, и уже работников предупредили о том, что может быть увольнение в случае введения спецсчетов. Волнуется Василий.
А.ДВОРКОВИЧ: Не знаю, катастрофа ли это, но то, что проблем будет огромное количество, если такое решение будет принято, это очевидно. Какие-то выгоды, может быть, тоже будут, может быть, чуть лучше будет собираться этот налог, но еще раз повторяю, мы считаем, что проблем будет больше, прежде всего, для малого и среднего бизнеса. Конечно же, крупный бизнес выживет, ничего с ним не случится при принятии любого решения, связанного с НДС, а вот малый и средний бизнес могут пострадать.
О.БЫЧКОВА: То есть Василий не зря волнуется?
А.ДВОРКОВИЧ: Он не зря волнуется, и нужно обсуждать эту тему публично, и повторяю, искать, наверное, более рациональное решение проблем, связанных с уплатой НДС.
О.БЫЧКОВА: Но это решение не принято окончательно?
А.ДВОРКОВИЧ: Нет, не принято, оно только обсуждается, недавно было еще одно обсуждение в правительстве на Совете по предпринимательству, где крупные бизнесмены также высказали много критических замечаний на эту тему, и следующее обсуждение намечено только на февраль. Решение не принято.
О.БЫЧКОВА: То есть до февраля ничего не произойдет.
А.ДВОРКОВИЧ: На самом деле ничего не произойдет точно до середины следующего года. И я надеюсь, что и вообще ничего не произойдет на эту тему, а мы будем улучшать собираемость НДС другими способами, принятыми во всем мире. Действительно ли можно платить ставку только в 6%, как утверждает наш слушатель, — не уверен. Да, мы знаем, что сейчас практически весь малый бизнес, который работает с уплатой НДС, практически вся розничная торговля. Часть среднего бизнеса действительно платит меньше 10% при ставке 20%. Но я думаю, что если бы ставка была разумной. Например, ближе к 10%, то достаточно многие, по крайней мере, весь бизнес, который вообще имеет право на легальное существование, согласился бы платить такую ставку. И 6% — да, очень красивая ставка, очень хорошая ставка, но я думаю, что если бы ставка была 10-12%, то все бы платили, жили бы по закону, легально, и никто бы сильно не волновался за свой бизнес тогда.
О.БЫЧКОВА: Если обсуждается такого рода проблемы, которые могут действительно оказать серьезное влияние на работу компаний, на работу предприятий, каким образом вообще получается обратная связь, как вы отслеживаете мнения Василия, Ивана, Петра, которые имеют свою точку зрения и готовы ее подкреплять?
А.ДВОРКОВИЧ: Мне кажется, что недостаточно отслеживаем. И довольно многие решения принимаются без достаточного учета мнения и интересов бизнеса сегодня. Просто потому, что так построена процедура принятия решений. Тем не менее, всегда, когда мы находим для этого возможность, время, и всегда, когда мы считаем, что какое-то конкретное решение затронет серьезные интересы бизнеса, мы стараемся приглашать для обсуждения представителей бизнеса. В лице руководителей предприятий, руководителей ассоциаций предприятий, например, Ассоциации малых предприятий, в лице каких-то отраслевых ассоциаций, которые объединяют руководителей организаций из различных сфер экономики в сельском хозяйстве, металлургической промышленности, розничной торговли. Мы стараемся всегда такие обсуждения проводить, и учитывать результаты этих обсуждений при принятии решений. Другое дело, что, во-первых, не всегда руководители предприятий бывают полностью откровенны на таких обсуждениях, а во-вторых, иногда они просто боятся высказывать откровенные суждения, потому что боятся потом преследований за высказывание правдивой позиции. Вот это меня очень настораживает, поскольку мы хотим максимальной открытости, хотим, чтобы государство и бизнес вели открытый диалог.
О.БЫЧКОВА: Задам еще один вопрос от Василия, потому что человек действительно находится в теме, и это важно. После того, как вы сказали, что ничего в следующем году, по крайней мере, до середины года, радикального происходить не будет, пришло сообщение: «В бюджете следующего года в доходах уже заложены доходы от спецсчетов по НДС».
А.ДВОРКОВИЧ: Это правда. В бюджете следующего года эти доходы заложены, но я думаю, что эти доходы будут получены и без введения спецсчетов. Я думаю, что у Министерства по налогам и сборам и у правительства есть все основания ожидать, что доходы в следующем году будут соответствовать проектировкам даже без таких радикальных, а это действительно очень радикальные меры, — без таких жесточайших мер налогового администрирования.
О.БЫЧКОВА: Такой человек, как предприниматель Василий, может, например, куда-то обратиться к вам, или куда-то еще , — с тем, чтобы получить ответы на все свои профессиональные вопросы, а не только на радио «Эхо Москвы»?
А.ДВОРКОВИЧ: Безусловно, может. У нас открытое министерство, у нас есть интернет-сайт с понятным доступом. Адрес сайта — www.economy.gov.ru, и кроме того, всегда есть возможность позвонить в пресс-службу и написать по электронной почте сотрудникам министерства все эти адреса доступны, всегда это можно сделать, мы стараемся давать полные ответы.
О.БЫЧКОВА: Другая тема. Борис спрашивает вас: «Что вы думаете о законе о валютном контроле и валютном регулировании, насколько благоприятно это скажется на российской экономике? Экономисты и политики высказывают противоречивые мнения».
А.ДВОРКОВИЧ: Я думаю, что этот закон является безусловным шагом вперед в регулировании валютных отношений в нашей стране. Предыдущий закон, который действует до конца следующего года, на самом деле, практически до середины следующего года, поскольку должны быть приняты подзаконные акты, чтобы реализовать новый закон, давал чрезмерные полномочия и Центробанку и правительству по регулированию этих отношений. Фактически любые ограничения могли быть установлены либо правительством, либо ЦБ, чтобы не дать людям или организациям, банкам оперировать с иностранной валютой или с ценными бумагами, выраженными в иностранной валюте. Новый закон устанавливает очень четкий список полномочий и ограничений, которыми могут воспользоваться ЦБ и правительство. Понятно, что они могут делать, и что не могут. Более того, понятно, что ограничения они могут устанавливать только в ближайшие три года, а уже с 2007 г. мы, по сути, переходим к полной конвертируемости рубля. И это означает, что наша страна становится в части валютного регулирования абсолютно цивилизованной страной. Другое дело, что это абсолютно не означает, что обязательно нашу валюту можно будет купить или продать в любой стране мира. Это зависит не от закона о валютном регулировании, скорее, хотя и от него тоже, а от того, есть ли спрос на нашу валюту, имеет смысл англичанам и американцам покупать рубли, чтобы что-то с ними делать в дальнейшем. Когда этот спрос появится, когда наши товары, наши предприятия будут привлекательными в других странах, тогда люди будут покупать и продавать нашу валюту за рубежом. Не всем, конечно, от такой либеральной системы будет легко. Например, нелегко будет нашим банкам, потому что сейчас закон о валютном регулировании гарантирует нашим банкам стабильные расчеты, стабильные ресурсы, люди и предприятия должны по закону держать деньги прежде всего здесь, и очень трудно открывать счета за границей, хотя те, кто хочет, это делают, просто обходя закон разными схемами. Новый закон позволяет это делать понятным и прозрачным образом, и банкам будет нелегко, банкам придется адаптироваться к новым условиям, бороться за клиентов и за то, чтобы деньги оставались здесь, на счетах в России. И чтобы им было легче бороться, мы планируем осуществить очень серьезные меры по снижению издержек в банковской сфере России с тем, чтобы и люди и предприятия пользовались услугами, прежде всего, наших банков, чтобы наша банковская система не развалилась.
О.БЫЧКОВА: Как объяснить, что такое издержки, как это скажется на наших счетах и наших карманах?
А.ДВОРКОВИЧ: Издержки очень простое понятие. Например, у нас банки должны отчислять от остатков на счетах организаций и граждан в фонды обязательного резервирования, в ЦБ, до 10% денег. Это означает, что при любом привлечении ресурсов, при любой выдаче кредитов часть денег отвлекается, и ими нельзя оперативно воспользоваться. Это, естественно, дополнительные издержки, потому что деньги стоят денег, не бывает бесплатных денег в экономике. Кроме того, банки несут издержки, связанные с огромным объемом отчетности, прежде всего, бумажной отчетности, бухгалтерской, отчетности, связанной с выпуском ценных бумаг. Банки несут издержки, связанные с требованиями к офисному оборудованию, требованиями к административному персоналу и т.д. Очень много разнообразных издержек. Мы сделали достаточно грубые, но показательные оценки. Которые вывели нас на следующие цифры затраты, которые несут наши банки по одним и тем же операциям примерно в два-три раза выше, чем за рубежом. Это означает, что стоимость ресурсов у нас стоимость кредитования априори, просто по определению выше, чем за рубежом. И наши предприятия от этого, безусловно, страдают. Страдают те, кто хочет получать кредиты, например, на покупку недвижимости, на покупку автомобилей. Страдают те, кто хотят держать деньги в наших банках, потому что процентные ставки оказываются ниже, чем они хотели бы.
О.БЫЧКОВА: Когда могут все эти ставки, все эти цифры, — не скажу, что стать как в других странах, но, по крайней мере, куда-то к ним приближаться. Понятно, что не в следующем году.
А.ДВОРКОВИЧ: Приближаться будут уже в следующем году. Но медленно. И сравниться они смогут с зарубежными аналогами, думаю, через 4-6 лет. Я не берусь называть точных цифр, но думаю, что примерно за такой срок мы сможем приблизиться, по крайней мере, к уровню ставок в Восточной Европе, в Польше, Венгрии, Чехословакии, а еще через 3-4 года после этого и к уровню ставок в Западной Европе.
О.БЫЧКОВА: Должна сказать, что Аркадий Дворкович, зам. министра экономического развития и торговли перед эфиром сказал мне, что недавно был избран членом Исполкома Российского футбольного союза. Когда это произошло, и отчитайтесь перед гражданами и болельщиками, как собираетесь поднимать отечественный футбол?
А.ДВОРКОВИЧ: Это произошло сегодня, сегодня была отчетно-выборная конференция российского Футбольного союза, на которой опять президентом был избран В.Колосков, и был избран новый исполком, в который, в том числе, вошел я. И мне кажется, что главная задача сейчас сделать так, чтобы у нас появились большие основания, чем раньше, гордиться за наш футбол за нашу страну вообще. Потому что наши сборные, в том числе футбольные сборные, являются лицом страны, и когда недостаточно чем гордиться в других областях пока ситуация медленно только улучшается в других областях, есть надежда на то, что мы сможем показать товар лицом на футбольных полях. Мне поручено контролировать финансовую часть деятельности российского Футбольного союза, и я надеюсь, что смогу сделать так, чтобы ресурсы направлялись на решение тех задач и целей, которые позволят решить существующие проблемы. Прежде всего на то, чтобы создать фундамент для развития, а именно, — на детский футбол, на любительский футбол, потому что это основа дальнейшего роста. Так же и в экономике на самом деле мы можем сколько угодно говорить, как решать проявления проблем, но пока не создадим фундамент для роста, пока не создадим стабильную базу, конкурентоспособную экономику и нормальную административную систему, которая способна решать важные задачи, надеяться на стабильный рост невозможно.
О.БЫЧКОВА: Это проблема достать денег для футбола?
А.ДВОРКОВИЧ: Доставать деньги всегда трудно, но всегда возможно, спонсоры всегда находятся. Мне кажется, что главная проблема то рационально расходовать деньги, которые имеются. И мне кажется, что это проблема общая для всей страны.
О.БЫЧКОВА: Я благодарю Аркадия Дворковича, зам. министра экономического развития и торговли, и члена Исполкома Российского Футбольного Союза за ответы нашим слушателям, и благодарю слушателей, которые присылали с вои вопросы в большом количестве. Спасибо.




Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире