'Вопросы к интервью
30 Июля 2003 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Андрей Казьмин, президент Сбербанка.
Эфир ведет Алексей Венедиктов

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер, Андрей Казьмин в студии. Сразу задам вопрос из С.-Петербурга мы же не можем не задавать вопросы, пришедшие из С.-Петербурга, это уже стало общим местом — как стать президентом Сбербанка?
А.КАЗЬМИН: Вы знаете, я думаю, специально к этому готовиться не нужно. Я, во всяком случае, не готовился, и когда внезапно такое предложение последовало, мне разрешили подумать около недели я считаю, что это достаточно гуманно, и я не жалею об этом.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Александр, поскольку вы питерский, к вам придут, вы не волнуйтесь. И мы переходим к тому, ради чего собрались. Смотрите, — сегодня на вашем сайте Сбербанка опубликовано, что вы получили в первом полугодии прибыли 21,6 млрд. рублей это чиста прибыль. Это много или мало, это удачная работа Сбербанка, или не очень, как вы вообще оцениваете эту цифру, которая достаточно виртуальна для наших слушателей?
А.КАЗЬМИН: Достаточно спокойно, несмотря на значимость абсолютного размера. Она значима и с точки зрения нашей собственной хронологии действительно, таких цифр мы раньше не достигали. Большая она или малая для рядового человека, конечно, большая. И для финансового директора даже крупной фирмы она большая — я имею в виду нашу страну. Если сравнивать наши результаты с показателями абсолютными крупных международных банковских центров — конечно, она не столь впечатляет. Хотя уже, по крайней мере, достаточно сопоставимая, а если вернуться к лексике 80-х гг., то можно найти повод для злорадства по поводу немецких, французских банков, которые бьются в тенетах своих убытков или снижения доходности, потому что со многими из них мы уже можем конкурировать и по размеру абсолютной прибыли. Но вы совершенно правильно сказали слово «виртуально» по законодательству любого акционерного общества прибыль становится прибылью только после завершения финансового года, и после того, как акционеры дают разрешение на ее распределение. Поэтому это не более чем некие индикаторы самочувствия организации, самочувствие неплохое, но состояние финансового рынка таково, что самообольщаться на этот счет не стоит можно получить очень хороший задел в первом полугодии, а потом нельзя быть уверенным в том, что этого запаса во всех отношениях хватит. Поэтому мы, конечно, радуемся достигнутому результату, и считаем его хорошим заделом, с чем поздравляем наших клиентов и вкладчиков, но говорить однозначно о том, что прибыль будет рекордной в 2003 г. было бы неверно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы оптимистично-пессимистично оцениваете первое полугодие?
А.КАЗЬМИН: Реалистично.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В связи с тем, что вы затронули рынки передо мной фондовые индексы РТС, и стоимость ваших акций за месяц, — акции Сбербанка потеряли, насколько я понимаю, около 10%, и сегодня они даже являлись лидерами. Почему? Что случилось?
А.КАЗЬМИН: Ничего не случилось. Это некоторое котировок акций после завершения всей процедуры отчетности, а финальная точка была поставлена после опубликования отчетности по международным стандартам. Инвесторы — те, кто вкладывался в наши акции тогда, когда они стоили дешевле, — они фиксируют прибыль. И естественно, объем акций на продажу начинает увеличиваться, спрос в этот момент несколько ниже, и происходит естественное просекание рынка это по всем компаниям, — и у нас, и в других странах после завершения отчетности по результатам финансового года. Но на этот процесс наложились и другие явления.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А как это может быть? Как связана ваша история с ЮКОСОМ, — я просто вас спрошу.
А.КАЗЬМИН: Ну, с нами напрямую никак не связан индекс нефтяных цен, или состояние фондового рынка в Аргентине или Бразилии, но хотим мы этого, или нет, — глобализация она проникает и в щели и в окна, даже если они закрыты, поэтому если фондовые рынки или экономика других развивающихся стран, а хотим мы этого. Или нет, — Россия это международная категория, развитостью своего рыночного хозяйства относится к категории развивающихся рынков, — если они начинают себя чувствовать неважно, инвесторы начинают выходить из этих бумаг, из этих активов что естественно по цепочке накладывается и на нас. Могут быть обратные тенденции, когда такие искушенные финансисты, как руководитель Федеральной резервной системы Алан Гринспен два раза пожонглировал словами по поводу целесообразности использования долгосрочных облигаций американским правительством, нецелесообразности, и насколько дорого стоят такие слова весь мир видит. Потому что после первого заявления происходит динамичное изменение рынка, возникает дополнительный спрос или дополнительное отторжение этих ценных бумаг, на которых концентрируется громадная стоимость, и, соответственно, все финансовые рынки мира независимо от величины приходят тоже в движение. К сожалению, мы еще не располагаем таким весом в мировом финансовом разделении труда, поэтому мы весьма уязвимы, и об этом не лишне помнить всем, кто так или иначе причастен к разработке экономической политики.
А.ВЕНЕДИКТОВ: У вас есть понимание о том, что будет дальше с вашими акциями, с фондовым рынком в ближайшее время?
А.КАЗЬМИН: У нас нет основания беспокоиться за снижение стоимости, мы уверены, что тот спад, который произошел, будет преодолен, я думаю, что уже в начале сентября этого года.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Возьмем вес?
А.КАЗЬМИН: Ну а как же.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы сказали, что смотрите реалистично. Известно, что сегодня РСПП отложило вопрос о своих рекомендациях по поводу вы вообще как взаимодействуете с РСПП, Андрей7 Смотрите на них сверх, сбоку?
А.КАЗЬМИН: Если обращаться сугубо к юридической стороне вопроса, я являюсь членом правления РСПП, но не членом бюро правления. А там, насколько я знаю, есть еще и президиум бюро правления. Поэтому я не замахиваюсь на такие высоты. Правление РСПП собирается два раза в году, обсуждает некие общие вопросы, — вот, собственно, и все. По поводу того, что там планировалось или не планировалось мне как-то не очень известно, меня никто не знакомил с проектами каких-то резолюций, или наоборот, благодарности в адрес работы, которую Сбербанк проводит по кредитованию реального сектора, и в том числе, многих крупных организаций, представленных и в бюро, и в президиуме РСПП.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Наши слушатели отличаются прагматичностью, — вопрос из Ижевска: «Какую максимальную цену на акции Сбербанка вы прогнозируете в 2003 г.», — Александр, видимо, решил стать акционером.
А.КАЗЬМИН: Это хорошее дело. Я не буду тыкать пальцем, просто повторю, что говорил не один раз что даже та цена, которая была накануне спада, она еще не соответствует рыночной стоимости этих акций.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть ниже была?
А.КАЗЬМИН: Она была все равно еще ниже. Она будет расти.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот это важно. А теперь займемся работой банка с населением.
А.КАЗЬМИН: С частными лицами очень не люблю слово «население».
А.ВЕНЕДИКТОВ: С народом.
А.КАЗЬМИН: Народ это очень высоко.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Начнем с кредитов есть ли у вас данные, сколько кредитов Сбербанк выдал частным лицам. Известно, что во всем мире люди живут на банковские кредиты -у нас это новое дело. Есть у вас сведения об объеме и количестве лиц?
А.КАЗЬМИН: Безусловно. Не то, что представление, есть конкретная статистика. Динамика за 23 г. очень устойчивая. Т.е. россияне стали охотнее брать деньги в долг на более длительные сроки, на самые разные цели. Хотя превалирует, конечно, приобретение товаров длительного пользования, автомобилей, и дальше идет, конечно, жилье. Хотя эти кредиты пока еще должного развития все еще не получили. Я говорю критично, потому что потенциал огромен, рынок огромен, даже не смотря на ту прекрасную динамику, которую мы имеем. Только за первое полугодие объем кредитов, предоставленных Сбербанком частным клиентам, возрос на 20,4 млрд. рублей т.е. где-то на 600-700 млн. долларов за первое полугодие. Это в два раза быстрее, чем рос весь кредитный портфель банка. Если обратиться к количеству частных клиентов, которые получают кредиты, то эта цифра уже перевалила за миллион.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Миллион человек?
А.КАЗЬМИН: Да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В чем наиболее частая и распространенная причина отказа в выдаче кредита?
А.КАЗЬМИН: Здесь достоверной статистики получить трудно, потому что есть заявки, которые до документального оформления не доходят. Главная причина все равно еще низкая востребованность этих услуг, хотя, повторяю, она растет очень быстрыми темпами, и сегодня кредиты частным лицам уже занимают 12% в кредитном портфеле банк, а это уже заметные цифры. Два года назад эта цифра едва превосходила 5%. Причина главная, — в среднем, если брать не только крупные города и населенные пункты меньшего размера конечно, это относительно низкая платежеспособность граждан и проблема помимо этого это наличие некоего реального залога, который необходим в случае, если заемщик обращается за кредитом долгосрочным.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы не боитесь, что здесь частные банки, может быть, более мелкие, составят вам действительно реальную конкуренцию в этом секторе, что там, где вы отказываете, другие, частные банки пойдут на большие риски, но будут завоевывать все большую часть населения? Насколько это будущее жить в кредит?
А.КАЗЬМИН: Это нормально, на самом деле. Если — об этом всегда в России нужно помнить, — если пользоваться этой услугой в меру. У меня есть свое восприятие кредитного розничного рынка в Америке или в Японии, поэтому определенные внутренние ограничители здесь должны быть, и не только внутренние, — но пока нам это не грозит, и мы нисколько не опасаемся растущей конкуренции на этом сегменте рынка. Наоборот, — это нормально, это говорит о выздоровлении банковской системы, это дает возможность права выбора клиентам, это подталкивает, в том числе, и нас на разработку новых продуктов только за последние два года их появилось больше пяти, и они набирают вес достаточно быстро. Это подталкивает банковское сообщество к более консолидированным действиям по внесению необходимых изменений в законодательство для того, чтобы снимать те административные барьеры, которых еще там вполне достаточно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: 12% это много или мало для такой услуги в банковском портфеле, как вы считаете, и в принципе, как это может вырасти оптимально с учетом платежеспособности?
А.КАЗЬМИН: 12% в нашем кредитном портфеле это больше 40%, даже 46% рынка сегодня. Наша мечта, наша задача, которая уже сегодня устно ставится перед нашими подразделениями в цифрах пока задача более скромная чтобы каждый вкладчик был заемщиком. Такая задача стоит, и это нормальная ситуация, к которой мы придем, я думаю, лет через 7-10.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И все-таки, — для нормального банка в нормальной стране работа с физическими лицами по их кредитованию это что, 50% портфеля Как это будет развиваться, — как вам кажется?
А.КАЗЬМИН: В принципе, идеальное соотношение, — для радиослушателей может быть это достаточно сухие термины, — ресурсы банка или пассивы ее складываются, в свою очередь, из обязательств банк собирает деньги у фирм, у граждан, и размещает их, принимая обязательство вернуть эти деньги с соответствующего уровня дохода. В структуре наших ресурсов две трети это деньги частных лиц. А доля кредитов пока 12%. Т.е. мы должны увеличить долю раз в пять для того, чтобы добиться того, о чем я говорил чтобы каждый вкладчик был и заемщиком.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Насколько на Сбербанке тяжелой гирей, — не боюсь этого слова, — висят обязательства по возвращению дореформенных сбережений, — спрашивает масса наших слушателей, — и как эти обязательства в дальнейшем банк будет выполнять?
А.КАЗЬМИН: Ну, эта гиря государственная.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.
А.КАЗЬМИН: Потому что это не обязательства банка, это обязательства государства. Они признаны законным государственным долгом. Сбербанк не является причиной их образования, он сам пострадал от такой смелой экономической политики, когда деньги населения тратились на чрезмерное укрепление оборонного потенциала не только в родной стране, но и за ее пределами, на оказание помощи соответствующим режимам, и прочее. Поэтому банк сам с большим трудом выбрался из той ситуации, и спас таким образом средства вкладчиков. Потери могли быть еще большими, если бы банк не устоял в самый пик перемен в начале 90-х годов. Нагрузки, которые мы несем это нагрузки, связанные с дополнительными затратами, с выполнениями функций агента по выплате компенсаций. Поскольку мы стараемся этот процесс отслеживать и всегда работаем с сотрудниками Минфина — с тем, чтобы категории граждан, подпадающих под выплату компенсаций расширялись, — с тем, чтобы суммы увеличивались год от года, и чтобы граждане своевременно получали эти средства. Насколько я знаю, сумма, запланированная в бюджете на следующий год, составит около 20 млрд. рублей. Это уже серьезные деньги, понятно, что это не компенсирует тех материальных потерь, которые имели место в результате стремительных реформ начала 90-х годов, но какое-то социальное воздействие они будут иметь хотя бы такая компенсация лучше, чем ничего.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз для наших слушателей это не деньги Сбербанка, а Минфин переводит в Сбербанк, и вы эти деньги распределяете, грубо говоря?
А.КАЗЬМИН: Мы распределяем их в строгом соответствии с тем законодательством, которое есть — по категориям вкладчиков и размерам компенсаций, на которые они могут претендовать. За первое полугодие фактическая сумма выплат составила около 8,3 млрд. рублей.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Оксана спрашивает: «Чем обусловлены отличия по выдаче кредитов физическим лицам в разных отделениях Сбербанка?»
А.КАЗЬМИН: Это связано с тем, что стоимость денег в разных регионах страны различна. Есть регионы, где деньги стоят дешевле, есть, где они стоят дороже. Происхождение этих различий понятно, — страна очень большая, и банковские услуги тоже стоят по-разному. Поэтому это зависит и от потребности в кредитах, в тех или иных видов кредитов в разных регионах страны. Потому что у нас, как это ни странно звучит, в некоторых регионах жилищное строительство вообще не ведется, существует только вторичный рынок жилья. Соответственно, потребность в кредитах на эти цели крайне незначительна. Тем не менее мы стремимся к тому, чтобы даже эти региональные отличия нивелировать, и стараемся добиться того, чтобы стоимость этих кредитов была примерно одинаковой. Но эти отличия в стоимости региональных кредитов — они крайне невелики.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще вопрос из Санкт-Петербурга: «Мой товарищ, приехавший из США, которому я сказал, что Сбербанк выдает кредиты на 15 лет на покупку жилья под 18% годовых, — грабеж. В США процентная ставка — 4%. Планируется ли приведение размера кредита к международным стандартам?», — Александр.
А.КАЗЬМИН: С большим удовольствием, но в США нет инфляции в 12% годовых, а мы-то выдаем на 15 лет. Поэтому несложным сложением процентов за два года наш уважаемый слушатель поймет, что на самом деле получить рублевый кредит на таких условиях это весьма выгодная вещь. И, кстати говоря, большинство заемщиков, — это, наверное, особенность российского розничного рынка, обращаясь за кредитом в 15 лет, очень редко кто не гасит его к 5 году.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Игорь спрашивает: «Я являюсь держателем кредитной карточки Сбербанка. Когда я смогу класть деньги на счет в любом отделении Сбербанка?»
А.КАЗЬМИН: если уважаемый радиослушатель проживает в Москве, я думаю, это произойдет, самое позднее, в течение года, а может быть, даже до конца текущего года. Потому что мы прекрасно знаем, что, с одной стороны, разветвленная филиальная сеть, которая есть у Сбербанка это огромное достоинство, рыночное преимущество, но с другой стороны, это превращается в организационную, технологическую проблему, когда речь идет о таких универсальных типовых продуктах. Какими являются пластиковые карточки. Поэтому это задача одна из приоритетных чтобы человек, кстати говоря, не только имеющий кредитную карточку, но просто располагающий счетом в одном из филиалов банка, имел право удаленного доступа к своему счету независимо от своего местонахождения на территории страны. А с учетом пластиковой карточки то и за рубежом.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Несколько вопросов пришло из разных городов по поводу возможного мошенничества с кредитными карточками. Алексей из Воронежа: «Теряет ли ваш банк из-за мошенничества с кредитными картами, сколько, почему чиповые карты «виза» подделывают чаще, ем другие, — куда нести сбережения?»
А.КАЗЬМИН: Начну с последнего вопроса..
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ответ очевидный.
А.КАЗЬМИН: Храните деньги в Сбербанке России, хотя это самые дорогие деньги, которые банки могут собрать, но тем не менее, деньги частных лиц это самый устойчивый ресурс, поэтому и конкурентная борьба за них становится все более интенсивной. Но с приходом иностранных банков тихой заводью это больше не будет. Что касается мошенничества по картам «виза» могу сказать, что пока Сбербанк таких карт не выпускает, мы находимся в стадии переговоров, мы выпускаем чиповые карты системы «мастер-карт», — кстати, первые банк России, кто это делает, и чиповые карты микропроцессорные сберкасс. Степень защищенности от мошенничества этих карт несопоставимо выше, доля потерь, которые мы имеем это потери от пользования карт с магнитной полосой, — составляет сотую долю оборота по ним, эти цифры внимательно контролируются и нашими службами соответствующими, и международными платежными системами. Для удобства клиентов, большей страховкой от подделок и мошенничества, — что становится действительно очень важным в условиях динамичного развития технологий, в условиях особо высокой подготовленности российских программистов и их коллег
А.ВЕНЕДИКТОВ: Самой высокой.
А.КАЗЬМИН: И их коллег в странах СНГ, введена уникальная услуга на российском рынке это мобильный банк, — имеется ввиду. Что после расчетов по пластиковой карте подтверждение об операции в реальном режиме времени несколько секунд проходит, ну, до минуты максимум, — приходит видео СМС-сообщение на ваш мобильный телефон с полной расшифровкой где совершена операция, в каком объеме, в какое время. Поэтому если вы находились в Воронеже, а карточка пришла из совершенно другого места, вы можете оперативно заблокировать проведение такой операции, и таким образом не дать возможность нажиться мошенникам. Кроме того, мы регулярно информируем держателей наших карт, число которых уже превысило 5 млн. человек о неблагополучных странах, или странах с повышенной долей риска именно в связи с применением пластиковых карт.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда сразу вас спрошу как вы относитесь к расчетам через интернет пластиковыми картами, и можно ли пластиковыми картами Сбербанка оперировать в международной системе интернет я имею ввиду «мастер-карт».
А.КАЗЬМИН: Если у вас есть пластиковая карта, вам любой продавец интернет-магазина с удовольствием ее спросит, о ее номере, и от вас уже зависит, принимаете вы эти риски, или нет. Мы пока активно не советуем этого делать. К сожалению, способов взлома вашего счета таким образом существует достаточно много, и для того, чтобы преодолеть возможности мошенников , система предлагает выпуск так называемых «виртуальных» карт, которые существуют только в момент совершения операции, и самоликвидируются после ее завершения. Есть пилотный проект, в котором участвует чиповая карта «Сбер-карт», но эта карта используется не для покупки в розничных магазинах, она предоставляет возможность продавать и покупать ценные бумаги на ММВФ, в основном используется дилерами, брокерами, и теми гражданами, которые особенно активно хотят заниматься торговлей на рынке. Это, скорее, такой достаточно экзотический продукт, но с точки зрения отработки технологий он для нас очень важен эта система работает, тестовые испытания чиповых карт в системе интернет проводились, опытные рублевые платежи, например, из Бразилии были выполнены успешно. Т.е. технически мы готовы это делать завтра, если бы мы не ставили вопрос о защите интересов наших клиентов. Поэтому мы предпочитаем потратить еще энное количество времени и денег для того, чтобы сказать да, с этого момента риски, которые принимает на себя владелец карты, приобретая товар или услуги в интернете — они нормальные, не завышенные. Сегодня это еще не так.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. сегодня вы призываете к осторожности.
А.КАЗЬМИН: Да. Пусть на меня не обижаются операторы интернет-магазинов. Я думаю, что они от этого тоже, в конечном итоге, выиграют.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще вопрос, связанный с займами, — скажите, когда в отделение Сбербанка приходит человек, желающий получить кредит, вы говорите, что в основном это машина или квартира. Почему, с вашей точки зрения, так слабо развивается ипотека, займы под квартиры? Разговоров много, начиная с 91 года, вся команда Гайдара, Чубайса, правительство Ельцина говорили, что ипотека основа основ. И?
А.КАЗЬМИН: Главный тормоз я уже называл это платежеспособный спрос населения. Если брать столичные рынки недвижимости, стоимость жилья известна, и даже относительно скромная квартира в не элитном, спальном районе, стоит много больше, чем среднегодовой доход среднего служащего.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так как прорваться?
А.КАЗЬМИН: Мы, тем не менее, нашли один вариант, который доказал свою эффективность, этот продукт называется «корпоративный кредит», когда кредит выдается сотрудникам фирмы под гарантии самой фирмы — считается кредитный риск на организацию, на предприятие, а оно само определяет, какое количество сотрудников могут воспользоваться кредитом под ее гарантии. В этом случае отпадает необходимость в поиске каждым конкретным человеком залогов, поручительства своих друзей, родственников, знакомых. Документальный процесс оформления кредита становится гораздо проще, и не случайно, что всего за год существования этой услуги уже более тысячи корпоративных клиентов банка воспользовались этой возможностью, и стремительный рост кредитования физических лиц, частных клиентов, в этом году во многом объясняется этим. Это один из самых динамичных продуктов сегодня. Вторая проблема юридическая. Это очень схематично прописанные права кредитора, вернее, не схематично, а то, что выдавая кредит на приобретение квартиры на срок до 15 лет, в случае, если плательщик по каким-то причинам не рассчитывается за этот кредит, кредитор становится в общую очередь. И такого положения нет ни в одном кодексе мира кредитор выдал деньги, он является кредитором первой инстанции. Вот этот проблем в законодательстве существенно ограничивает активность банков, и в третьих, это изменения, которые только сейчас сдвинулись с места — это возможность принимать в залог имущественные права на еще строящееся здание. Т.е. человек заключает договор на приобретение квартиры, которая еще строится, но сам этот договор может являться залогом, чего раньше не было . Это существенное изменение. И последнее конечно, это создание переселенческого фонда. Потому что для неплательщиков по кредитам другого механизма выселения из приобретенной квартиры никто не придумал, но выселять на улицу это значит вступать в противоречие с конституционными правами, значит, должен быть переселенческий фонд.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А сейчас мы зададим слушателям вопрос, связанный с их кредитной историей. Итак, вопрос вы предпочитаете занимать деньги в банке, или у своих друзей и знакомых? Если вы предпочитаете занимать в банке, наберите номер 995-81-21. Если вы предпочтете занять у своих знакомых — 995-81-22. Голосование абсолютно бесплатное. Андрей, а вы, когда занимали деньги в молодости, если бы вам пришлось бы занимать в период начала 90-х занимать, — вы бы у знакомых занимали, или в банке?
А.КАЗЬМИН: Так получилось, что в семье сверхдостатка не было, поэтому с возможностями получения кредитов я знакомился еще непосредственно при получении паспорта с 16 лет. Получал кредиты в ломбарде, получал кредиты на приобретение телевизора.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы какой-то продвинутый. Уже тогда.
А.КАЗЬМИН: А там выхода не было.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И я отвечу Александру на его вопрос вот как стать президентом Сбербанка в 16 лет знать, как ломбарды и банки дают кредиты.
А.КАЗЬМИН: А к вопросу о величине кредитных ставок — это к вопросу слушателя, что в Америке все лучше и дешевле если брать советское время, единственным официальным способом получить кредит в наличной форме была или касса взаимопомощи но это только на крупных предприятиях и организациях могло что-то быть серьезное. Ломбардный кредит был сверхдорогой — в 80-е годы процентная ставка этого кредита, если взять всю формулу была свыше 13% годовых. Это при отсутствии инфляции.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И стабильном рубле.
А.КАЗЬМИН: Да 13% годовых. И кредиты были на 4 месяца.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А у нас закончилось голосование нам позвонило 1199 человек за 3 минуты. 16% позвонивших предпочитают брать кредиты в банке, и 84% позвонивших — у знакомых. Прокомментируете цифры?
А.КАЗЬМИН: Эта цифра очень неплохая, нормальная цифра. Я думал, честно говоря, будет меньше это говорит даже о потенциальном, даже по таким опросам, размере рынка. Я думал, что будет в районе 10%. В то же время это говорит о том, что информированность наших граждан о уже имеющихся возможностях получения кредитов оставляет желать лучшего. Это вопрос и к нашей службе общественных связей, к разнообразию той информации, которую мы предоставляем и должны предоставлять с тем, чтобы преодолеть ощущение, что кредиты банков выдаются или только большим начальникам, или только собственным сотрудникам, или очень богатым людям, которым и деньги в общем-то не нужны. Что касается самого вопроса он тоже не совсем социологически корректен.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Он вообще не корректен, но было интересно посмотреть.
А.КАЗЬМИН: Да, если бы было уточнение, что кредит на приобретение жилья, и в конкретном городе, тогда бы проценты могли бы быть другие.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Выше.
А.КАЗЬМИН: Потому что естественно, если речь идет о небольшой сумме, то ходить в банк наверное, лишние трудозатраты, особенно если много хороших и добрых друзей вокруг, которые лучше, чем сто рублей, — по старой поговорке. Тем не менее, я надеюсь, что сегодня у нас в кредитном портфеле 12%, а по опросу, видите, 16%. Мы можем легко подрасти.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Теперь перейдем к блицу, если возможно, — по конкретным вопросам с пейджера. Николай Тимофеевич просит прояснить ситуацию с завещанием вкладов, и Ирина Семеновна одновременно спрашивает, почему Сбербанк отменил такую услугу, как завещание денег с книжки родственникам это делается теперь нотариально, а это очень дорого.
А.КАЗЬМИН: Согласен с тем, что действовавшая ранее система была проще, понятнее и дешевле для клиентов. Но это не наше решение, это требование закона, которому мы обязаны подчиняться. И в тех случаях, когда завещательное распоряжение было оформлено до 1 марта 2002 года, по нашей просьбе, законодательные органы дали соответствующие разъяснения, что в этом случае нотариальное заверение не нужно. Все завещательные распоряжения после 1 марта 2002 года, по требованию закона, должны быть заверены нотариально. Мы сталкиваемся, к сожалению, со случаями, когда нотариусы отказывают в таком заверении, и в этом случае другого механизма как через суд, к сожалению, не существует. К сожалению, банк здесь лишен возможности что-либо изменить. Деньги на ритуальные услуги там есть определенные послабления в этом случае, но в целом ситуация именно такая, что все завещательные распоряжения с 1 марта 2002 г. по закону должны нотариально заверяться.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Собираетесь ли вы открывать накопительный вклад на учебу», — спрашивает Галина.
А.КАЗЬМИН: Честно говоря, мы занимались и занимаемся внедрением специального кредита на получение образования, предоставляется на 10 лет, и 5 лет студент, оплачивающий свое образование, не платит основной долг, а выплачивает проценты либо он сам, либо его родители или поручители за него. А выплата основных сумм начинается только на 6-м году, после того, как он завершит учебу, и по нашим предположениям, будет учиться хорошо и прилежно..
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это уже открыто?
А.КАЗЬМИН: Да, эта услуга существует уже второй год.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И много ли желающих?
А.КАЗЬМИН: Вы знаете, — к сожалению меньше, чем мы ожидали. Потому что здесь введен такой мы выдаем кредит человеку, который не имеет собственных источников дохода, как правило, хотя столичные студенты очень много трудятся на честной ниве, но тем не мене, легально подтвержденных доходов у студентов, как правило, не бывает. Поэтому весь вопрос — сопоручителей, — это вопрос финансового положения родителей. Тем не менее, эта цифра устойчиво растет, учитывая тот факт, что больше 40% студентов дневных отделений высших учебных заведений получают образование за деньги сегодня. Поэтому специального накопительного вклада на получение образования сегодня нет, но, честно говоря, мы считаем, что те депозитные продукты, которые предлагает банк, позволяют накопить деньги на учебу, если есть такое желание. А если их не хватает на счете, то предлагаем воспользоваться услугой, которая называется «образовательный кредит».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень много вопросов по гарантиям. Галина спрашивает, действительно ли вклады Сбербанка имеют госгарантии, и тут же Людмила Тимошенко: «Правда ли, что только вклады до 20 тысяч гарантируются банком?»
А.КАЗЬМИН: Вопросы абсолютно понятны это следствия бурной дискуссии в СМИ по поводу обсуждения проекта закона «О страховании вкладов», — да, по закону сегодня вклады в банках с государственным контролем, каким является Сбербанк, в том числе, гарантируются государством. На практике это в сегодняшних условиях, когда сам механизм не прописан выражается в том, что нашим главным акционером является государство в лице Центробанка, владеющее большее чем 60% акций, во-вторых, активом, который, безусловно, является гарантийным фондом, являются государственные бумаги, в которые банк вкладывает средства, ну, и соответствующий кредитный контроль за деятельностью банка, которая должна быть взвешенной, консервативной. Надзор за нами, — могу сказать совершенно определенно, — гораздо жестче, чем за любым банком России. Поэтому когда я говорю — храните деньги в Сбербанке, — говорю это без тени иронии, наоборот, нам приятно повторять этот лозунг. Я сам, например, держу все свои накопления в банке, в котором работаю.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. вы не диверсифицируете портфель, — как сейчас принято говорить?
А.КАЗЬМИН: Нет, не диверсифицирую. Что же касается 20 тысяч, то это не так, — эта сумма проистекает из проекта закона о страховании вкладов вообще в российских банках. По нашему представлению она тоже несколько маловата для сегодняшних реалий, особенно для городского населения. Да и не только для него.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Какую сумму вы считали бы правильной?
А.КАЗЬМИН: Да главное не сумма, а главное механизм сформирования страхового фонда. Я не думаю, что есть смысл сейчас уходить в глубокие детали, но та конструкция, которая была предложена, действительно вызывала закономерные вопросы не только у нас, но и у частных банков. Думаю, что следствием этого и явился перенос обсуждения на осеннюю сессию Госдумы. Так что опасения напрасны, сегодня ограничений по гарантии, по страхованию вкладов, вообще нет. Поэтом в банках, где она существует, — в частности, в Сбербанке, — гарантия 100%.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос от Максима Григорьева: «Возможно ли где-то узнать алгоритм расчета компенсаций дореформенных вкладов для пенсионеров?».
А.КАЗЬМИН: На этот счет есть соответствующие указы президента, я думаю, что проще всего, — там нет никаких сложных алгоритмов расчета, там шкала выстроена от срока внесения вклада, и пользовался или нет человек своим правом снятия этих денег со счета после 91 г. по убывающей прогрессии. Поэтому если есть такой вопрос, можно обратиться в справочную службу Сбербанка, там на этот вопрос конкретно ответят.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Конкретный вопрос от Марии Петровны: «В 1989 г. на имя 12-летней внучки в сберкассу было положено 3 тысячи рублей. Какова судьба этого вклада?»
А.КАЗЬМИН: Если вклад был открыт, значит, он существует. Просто для этого нужно направить соответствующий запрос. Вклад не может потеряться ни при каких условиях, потому что здесь не действует срок исковой давности, все сберегательные документы хранятся 75 лет. Поэтому мы за эти деньги отвечаем. Но при этом надо понимать, что за это время прошла деноминация, поэтому три нуля у этой суммы точно отрезаны.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Люди спрашивают про «закон 55» как изменилась система взимания налогов с доходов физических лиц после принятия закона 55 в мае, — это и Тамара Андреевна спрашивает, и Наталья.
А.КАЗЬМИН: С 1 июля этот закон прекратил свое действие, мы очень ратовали за то, чтобы он был отменен, потому что мне кажется, что попытка сделать вид, что все наши вкладчики, а две трети наших вкладчиков пенсионеры, а всего около 70% частных клиентов хранят деньги в Сбербанке, они по своему доходу такие же, как средний класс в Германии. Но это чрезмерный оптимизм, поэтому Мы больше теряли денег, собственного времени на то, чтобы удерживать этот налог. Очень хорошо сделали, что депутаты прислушались к здравому смыслу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Как повлияет на работу банка отмена закона о сообщении о перемещении денег до 10 тысяч долларов о крупных покупках?
А.КАЗЬМИН: Речь идет об указе 96 года. Честно говоря, у нас и раньше были вопросы к законодательной базе есть закон о банковской тайне, которого мы придерживались неукоснительно. Теперь есть закон о борьбе с отмыванием денег, который мы тоже, безусловно, выполняем. Поэтому в части того указа, который вы называете, мы и раньше считали его не вполне юридически корректным документом.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но все-таки он 7 лет существовал.
А.КАЗЬМИН: Существовал, но наши клиенты не жаловались на то, что мы раскрывали данные об их счетах. Жили в согласии.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень интересный вопрос от Сергея из Петербурга: «Что мне делать, я был вкладчиком Сбербанка до 91 г., проживал на Украине, а сейчас являюсь гражданином России».
А.КАЗЬМИН: Вопрос состоит в том, где был открыт вклад. Если вклад был открыт в Украинском республиканском банке, то теперь это самостоятельное юридическое лицо, банк Украины, вклад находится там, и на него мы свою юрисдикцию не распространяем. Соответственно, если есть желание его получить, гражданин может это сделать либо лично, либо через соответствующее распоряжение. Просто тут надо сопоставить затраты и результаты — насколько велик этот вклад, потому что инфляция на Украине была не меньше, чем в России, не один обмен денег происходил, изменение валюты, как правило, остаток вкладов в результате невелик.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так куда ему обратиться туда или сюда?
А.КАЗЬМИН: Во-первых, выписку по счету он должен получить на Украине, а дальше уже решать, что с ним делать перевести деньги со счета украинского банка в Сбербанк, или другой частный банк возможно, — просто надо понимать, что это валютная операция, за которую надо тоже платить. В 98% случаях, — боюсь, что расстрою радиослушателя, — сумма комиссии за перевод превышает сумма вкладов. Не потому, что она такая большая, а потому, что она такая остается.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Обожаю наших слушателей, они задают самые правильные вопросы, Надежда Михайловна спрашивает: «Какой сейчас самый выгодный кредит в банке?»
А.КАЗЬМИН: Самый выгодный?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, такой простой вопрос. Может быть, она имеет в виду вклад, но написано кредит.
А.КАЗЬМИН: Это каким аршином мерить. Самый выгодный кредит, если мерить по процентным ставкам, это кредит работникам предприятий и организаций, о котором я говорил, — корпоративный кредит, — 15% на срок од одного года, 16% — до трех лет. Но 15 лет кредит на приобретение жилья стоит 18% в рублях, что тоже, безусловно, выгодно. Я считаю, что все они выгодны, но самый дешевый тот, который я назвал, корпоративный.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Почему при обмене валюты в отделениях Сбербанка не пользуются крос-курсом», — спрашивает Игорь Васильевич.
А.КАЗЬМИН: Потому что такая учетная политика в банке. Есть разные требования по ведению учета, по валютному контролю. Есть банки, которые легко к этому относятся. Есть банки, которые выполняют требования, а в результате в определенной степени проигрывают. Этим, в частности, объясняется то, что курс обмена в Сбербанке обычно хуже, чем в других, — не в других банках, но, прежде всего, в обменных пунктах, которые весьма вольно трактует валютное законодательство.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кира спрашивает: «Украли сберкнижку и паспорт, не могу получить зарплату. Как можно получить деньги?», — видимо, получала на счет в Сбербанке.
А.КАЗЬМИН: думаю, что уважаемая радиослушательница понимает, что нужно возобновить паспорт. Дубликат сберкнижки может быть получен в отделении или филиале, где она обслуживалась при предъявлении соответствующих документов.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Много вопросов про детские вклады, и про низкую ставку, Владимир Николаевич говорит — «Положил в начале 90-х годов огромную сумму с нулями, сегодня судьба этих денег мне неизвестна. Как можно узнать?»
А.КАЗЬМИН: Я отвечал на этот вопрос эти вклады никуда не пропадают, но к сожалению, те экономические процессы, которые в стране происходили в 90-х гг.., конечно, они, в значительной степени, кредитовались фактически за счет сбережений населения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Только сегодня сняла проценты с пенсионного вклада. Налог взяли. Почему?», — спрашивает Елена Ивановна.
А.КАЗЬМИН: давайте смотреть. Если есть адрес или контактный телефон. Единственный вопрос может быть, если это поступление пенсии за какие-то предыдущие месяцы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена Ивановна, пришлите, пожалуйста, контактный телефон. Опять вопрос от Черновой: «Увеличится ли процент вклада на детские вклады?» , — очень много вопросов по детским вкладам.
А.КАЗЬМИН: По детским вкладам прием вкладов давно прекращен, поэтому это фактически вклады, относящиеся к дореформенным, и мы не предполагаем увеличение процентных вкладов по этому виду.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня была информация о том, что и Сбербанк, в том числе, входит в состав организаций, которые готовы строить многострадальное Шереметьево-3. Не является ли это рискованной операцией? Потому что Шереметьево-3 многострадальное уже во всех смыслах этого слова. Насколько это рискованная для вас операция участвовать в его строительстве?
А.КАЗЬМИН: Пока речь идет о намерениях. Те суммы и сроки, которые назывались нам организаторами проекта, абсолютно вкладываются в те финансовые возможности и в ту кредитную политику, которую банк проводит. Мы имеем большой опыт кредитования объектов транспортной инфраструктуры — портовые сооружения, нефтепроводы, газопроводы, дороги, — есть команда специалистов, которая профессионально оценит все эти риски. На уровне намерений мы подтверждаем готовность рассматривать этот вопрос в тех объемах, и на те сроки, которые нам были заявлены. Окончательный вывод можно будет делать только по представлению соответствующих документов. На самом деле во всем мире финансирование строительства современных аэропортов. Тем более, международных это выгодный бизнес, и я не думаю, что этот объект связан с повышенными рисками, кроме организационно-политических, — которые, к сожалению, не позволили начать реализацию этого проекта, который давно необходим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А канал «Спорт»? Вы участвуете?
А.КАЗЬМИН: Нет, мы не кредитуем этот объект. Если там в числе соучредителей той организации, которая выступила
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, «Росмедиаком», по-моему.
А.КАЗЬМИН: Ну, это история совсем давняя, она никак к каналу «Спорт» не была привязана, это были некие планы создания, насколько я помню, некоей новостной программы телевидения, которая рассказывала бы о реальной экономике, это было еще до 98 г., участие символическое там осталось, а коммерческой никакой выгоды мы здесь не видим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Евгений пишет: «Известно, что Сбербанк стал спонсором Северного флота». Поясните, пожалуйста, — что такое спонсор Северного флота?
А.КАЗЬМИН: Мы предпочитаем не называть себя спонсором в данном случае.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Слушатель спрашивает, назовите себя иначе.
А.КАЗЬМИН: мы заключили договор о сотрудничестве и шефской помощи Северному флоту, — это действительно так. Это связано с тем, что я недавно был в Мурманской области, в Североморске, могу сказать, что несмотря на всю тяжесть ситуации видны позитивные изменения и в финансовом положении наших военных моряков, и в их готовности пользоваться современными банковскими продуктами, — теми же пластиковыми картами. Только в одном Североморске 80 тысяч человек населения, уже больше 10 тысяч пластиковых карт, — т.е. по этому проценту военные моряки опережают среднестатистические города и населенные пункты России. В этом плане это, безусловно, востребованная услуга банковская, и мы считаем, что будет нормально, если филиалы, расположенные в этих закрытых территориальных образованиях будут выглядеть соответствующим образом, будут способны предоставлять те же услуги, которые они представляют сегодня в Москве, Петербурге, других крупных городах. Что касается шефской помощи действительно, мы оказывали уже в течение нескольких лет частям, кораблям флота небольшие объемы шефской благотворительной помощи. Но на самом деле, усилия здесь нужны большие, не только со стороны нашего банка, потому что от морального состояния людей, которые там служат, служат в очень тяжелых условиях, зависит многое. А для того, чтобы его сделать лучше, усилия нужны, но они не настоль велики, чтобы общество на них не пошло.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Андрей спрашивает «Какие новые виды сбережений вы предложите в этом и следующем году, на что можно рассчитывать?». Или вы не планируете революцию?
А.КАЗЬМИН: Знаете, мы вообще не сторонники каких-то революций. Мы работаем над тем, чтобы максимально спрямить дорогу между депозитными продуктами и кредитными. Я не берусь сейчас назвать сроки, но столбовая дорога находится в том плане, что обладатель банковского счета мог бы одновременно пользоваться депозитным продуктом, т.е. получать проценты достойные по тем деньгам, которые он держит, на неснижаемом уровне, одновременно использовать этот счет в торговых операциях и одновременно получать на него кредиты, осуществлять коммунальные платежи — универсальный продукт, который необходим. Чем он будет проще, технологичнее, тем лучше. Стратегия такая. Как конкретно он будет называться, какие будут условия не буду пока спешить с ответом на этот вопрос, потому что это не просто желание или бумажные условия, — это технология. А технологию надо готовить соответствующим образом.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А если говорить о ваших инвестиционных проектах? Про Шереметьево-3 мы сказали. Должны знать вкладчики и акционеры?
А.КАЗЬМИН: Структура активов банка такая, что больше 50% — это кредиты реальному сектору, т.е. крупным, средним, мелким предприятиям, — мы получаем основную часть дохода именно от этого, и этот доход является основным источником выплаты процентов по вкладу. Поэтому в плане очень большими темпами растет финансирование жилищного строительства, промышленности строительных материалов, — очень активный подъем переживает. Но вместе с тем, что отрадно, начали увеличиваться темпы кредитования машиностроительной отрасли, не только нефтегазовой, — к чему мы давно привыкли, и за что нас даже кто-то сильно упрекал, и любит упрекать. Поэтому мы стараемся своевременно информировать общественность о наиболее значимых, крупных объектах из последних новинок это торговая инфраструктура, создание торговых центров, — что касается непосредственно городской среды, здесь программа очень большая. Транспортное машиностроение.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Слово «транспортное» вы очень любите.
А.КАЗЬМИН: Понимаете, рынок настолько огромен, потому что эта инфраструктура в очень изношенном состоянии, потребность большая, и как только начинают накапливаться некие свободные ресурсы, то появляются возможности для его развития, — это касается и того самого аэропорта, о котором вы упомянули, — хотя здесь горизонт достаточно далек.
А.ВЕНЕДИКТОВ: вы как летчик заговорили раз аэропорт, то горизонт далек. У меня последний вопрос, может быть, не как к президенту банка, а как к эксперту. В последнее время все чаще разные люди начинают заговаривать о возможных потрясениях для национальной валюты — чтобы не говорить слово «дефолт» — вы как эксперт, который каждый день сидит на этом, и щупает глазами и пальцами, что вам видится? Насколько тучи начали набегать?
А.КАЗЬМИН: Наверное, это нормальное свойство российской души, или российского человека, что если выпадает несколько лет относительно спокойной жизни, нужно готовиться к худшему. Еще есть свойство такое что если многократно повторить какое-то предупреждение в России о какой-то наступающей беде, то она почему-то начинает сбываться.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это к Соросу.
А.КАЗЬМИН: Да. Я не суеверный человек. Мы видим, если отвечать откровенно на этот вопрос, — не бывает экономик без проблем. В России более чем достаточно проблем разных, и безусловно, одна из сложнейших как обеспечить рост экономики при укрепляющемся валютном курсе, который всегда считался за благо твердость валюты это первое дело. Но твердость она тоже относительная если в результате определенной финансовой политики получается так, что товары, произведенные за рубли, начинают строить значительно дороже своих аналогов, произведенных за евро или за доллары, то в конечном итоге это оборачивается неприятностями для этой сверхкрепкой валюты. Поэтому найти здесь баланс это, безусловно, сложнейшая задача для Центрального банка, для Минфина, для правительства в целом, ну и для банков, которые, конечно, являются полевыми игроками, что называется, на этом рынке, и видят возможные негативные последствия таких явлений. Это не означает, что мы выступаем за слабый рубль, напротив, но не бывает безоблачных горизонтов — слово сегодня полюбилось.
А.ВЕНЕДИКТОВ: шереметьево-3.
А.КАЗЬМИН: Да. это вы виноваты.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я всегда виноват.
А.КАЗЬМИН: не бывает безоблачных горизонтов, поэтому нужно внимательно следить за этими процессами, стараться на них реагировать, учитывая, повторяю, чрезвычайную уязвимость относительно небольшого по объему фондового, финансового, банковского рынка России. Вот нам нужно преодолеть и в этом плане ощущения свои. Размеры территории, видимо, подавляют национальное сознание настолько, что нам кажется, что и размеры нашего рынка несопоставимы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это почти цитата.
А.КАЗЬМИН: Что далеко не так, и здесь надо отчетливо понимать уязвимость. Я не призываю к строительству баррикад, но определенные шлюзы и механизмы должны быть, потому что шальные спекулятивные деньги приходят на этот рынок, но так же быстро и уходят. Что в результате бывает, — люди знают не понаслышке, помня 98 г. Поэтому надо сделать все для того, чтобы ошибки прошлых лет не повторялись.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это возможно, — еще есть задел.
А.КАЗЬМИН: Безусловно, возможно. Но безусловно возможно сделать и новые ошибки, второпях сказать, что мы уже настолько сильны и крепки, что нам нужно либерализовать все и вся, а придут добрые дяди, и построят нам развитой капитализм вот насчет таких заблуждений у меня большой скепсис имеется.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. И я напоминаю, что в прямом эфире был Андрей Казьмин, президент Сбербанка. Все вопросы радиослушателей, которые присланы на пейджер, будут распечатаны и переданы Андрею Ильичу, затем мы получим ответы, и разместим их на нашем сайте, или озвучим их в эфире. Спасибо большое.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире