29 января 2002
Z Ищем выход… Все выпуски

Таинственное дело капитана Мировича — кому это выгодно?


Время выхода в эфир: 29 января 2002, 20:10

29 января 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Каменский — историк.
Эфир ведут Сергей Бунтман и Николай Александров.

С. БУНТМАН Программа «Ищем выход» теперь несколько раньше выходит в эфир и стала несколько короче. Но суть ее не меняется, ни по вторникам, ни в другие дни. А по вторникам, как вы помните, мы очень часто разбираем некие исторические дела, которые, может быть, в какой-то степени до сих пор остаются неясными. И поскольку в программе «Не так» у нас идет «сериал» о династии Романовых, мы уже второй раз обращаемся к одному из дел XVIII века. В прошлый раз когда-то, это было в программе «Ищем выход», дело царевича Алексея, а теперь то, что случилось летом 1764 года, когда содержавшийся в Шлиссельбургской крепости император Иван Антонович был убит охраной при попытке его освободить офицером Мировичем. Александр Каменский у нас как эксперт этого дела присутствует, он же ведет сейчас екатерининскую часть нашей программы «Не так». Саш, добрый вечер.
А. КАМЕНСКИЙ Добрый вечер.
С. БУНТМАН Я тут сдуру прибавил звание Мировичу, произвел его… он подпоручиком так и был?
А. КАМЕНСКИЙ Подпоручиком.
С. БУНТМАН Прибавил ему. Хоть одно утешение человеку, который в эту несчастную авантюру в свое время втравился. У нас когда-то была программа «Не так» о Мировиче.
А. КАМЕНСКИЙ Да, это было когда-то, давно очень.
С. БУНТМАН Но сейчас, я думаю, что мы именно это происшествие или это несчастье, случившееся в Шлиссельбурге летом 1764 года, посмотрим, кто все-таки за ним стоял, что можно сказать, или это была просто такая несчастная авантюра не очень в здравом уме человека. Кстати, как ударение? Я слышал два ударения. МирОвич или МИрович?
А. КАМЕНСКИЙ И так, и так говорят.
С. БУНТМАН Начнем с того, что все-таки это было за происшествие. Насколько оно было неожиданно, и как о нем узнали в Петербурге? Коротко, что это за происшествие было?
А. КАМЕНСКИЙ Это происшествие случилось в начале июля 1764 года. Буквально, если говорить о сугубо фактической стороне дела, то произошло следующее. Ночью подпоручик Мирович поднял солдат, ему подчиненных, в Шлиссельбургской крепости. Мирович время от времени нес караулы в Шлиссельбургской крепости. Так вот, Мирович поднял своих солдат и зачитал им якобы манифест о восшествии на престол императора Иоанна Антоновича. В это время на крыльцо вышел комендант крепости, разбуженный шумом. Мирович ударил его по голове. Затем вместе со своими солдатами он попытался проникнуть во внутреннюю часть крепости, у которой была своя охрана. Возникла перестрелка между солдатами Мировича и этой внутренней охраной, Мирович захватил пушку и, угрожая этой пушкой, проник внутрь крепости. Он, обратившись к одному из офицеров, спросил у него: «Где государь?» На что получил ответ: «У нас только государыня». После этого он проник непосредственно в каземат, где он нашел еще теплое тело только что убитого Ивана Антоновича. Мирович вынес это тело во двор крепости, после чего сдался. Был арестован и препровожден в Петербург. Императрица Екатерина II в этот момент находилась в путешествии по прибалтийским губерниям. 9 июля, когда она находилась в Риге, ее настиг курьер из Петербурга, который сообщил ей о том, что произошло.
С. БУНТМАН Наш слушатель Владимир абсолютно прав: «Мне кажется, следовало бы в двух словах напомнить, кто такой царь Иоанн Антонович, чей сын и т.д.», что мы сейчас коротко и сделаем. Подготовил это Николай Александров.

Н. АЛЕКСАНДРОВ Сын Анны Леопольдовны и герцога Антона Ульриха Иоанн Антонович 5 октября 1740 года был объявлен наследником престола. По смерти Анны Иоанновны 17 октября 1740 года Иоанн провозглашен был императором. Ночью 25 декабря 1741 года правительница с мужем и детьми, в том числе и с императором Иоанном, были арестованы во дворце Елизаветы Петровны и отправлены в Ригу, а в декабре 1742 года перевезены в крепость Динамюнде. Затем Иоанна доставили в Раменбург, затем в Холмогоры, где он пробыл 12 лет в полном одиночном заключении. Единственным человеком, с которым он мог видеться, был наблюдавший за ним майор Миллер, в свою очередь почти лишенный возможности сообщения с другими лицами, стерегшими семью бывшего императора.
В начале 1756 года сержанту лейб-компании Савину предписано было тайно вывезти Иоанна из Холмогор и секретно доставить в Шлиссельбург. С воцарением Петра III положение Иоанна не улучшилось, а, скорее, изменилось к худшему. Инструкция, данная графом Шуваловым главному приставу Иоанна князю Чурмантьеву предписывала, между прочим, «если арестант станет чинить какие непорядки или Вам противности, или же что станет говорить непристойное, то сажать тогда на цепь, доколе он усмирится. А буде и того не послушает, то бить, по Вашему усмотрению, палкой и плетью». В указе Петра III от 1 января 1762 года, между прочим, повелевалось: «буде сверх Вашего чаяния кто б отважился арестанта у Вас отнять, в таком случае противиться сколь можно и арестанта живого в руки не давать». По сути дела, те же инструкции были даны и Екатерине. По некоторым известиям, вслед за воцарением Екатерины Бестужевым составлен был план брака ее и Иоанном. Верно то, что Екатерина в это время виделась с Иоанном и, как сама признавала позже, в манифесте, нашла его поврежденным в уме. Сумасшедшим или, по крайней мере, легко теряющим душевное равновесие изображали Иоанна и рапорты приставленных к нему офицеров. Однако Иоанн знал свое происхождение, несмотря на окружавшую его таинственность, и называл себя государем. Вопреки строгому запрещению чему бы то ни было его учить, он как-то научился грамоте. И тогда ему разрешено было читать Библию. Начиная со времен правления Елизаветы, само имя Иоанна подвергалось гонению, печати его царствования переделывались, монета переливалась, все деловые бумаги с именем императора Иоанна предписано было собрать и выслать в сенат. Манифесты, присяжные листы, церковные книги, формы поминовения особ императорского дома в церквах, проповеди и паспорты велено было сжечь, остальные дела хранить за печатью и при справках с ними не употреблять титула и имени Иоанна, откуда явилось название этих документов: «Дела с известным титулом».

С. БУНТМАН Николай Александров уже появился в студии в телесном виде. Прежде чем дать краткую справку об Иване Антоновиче и его истории, мы остановились на том, что Екатерина узнала. Все-таки как восприняла Екатерина? 1764 год, всего два года после переворота.
А. КАМЕНСКИЙ Екатерина, я думаю, восприняла это со смешанными чувствами. Во-первых, конечно, было, наверное, чувство испуга, потому что первые в два года царствования происходили какие-то эпизоды, которые называли заговорами. По сути дела, они не были заговорами, как правило, это была просто пьяная болтовня гвардейских солдат и офицеров. Но, так или иначе, это свидетельствовало о том, что какое-то брожение в гвардии, в народе все-таки существует. И, так или иначе, всплывало время от времени имя Ивана Антоновича. Поэтому сам тот факт, что Иван Антонович находился в Шлиссельбурге, конечно, не мог не быть такой занозой, которая постоянно о себе напоминала.
Н. АЛЕКСАНДРОВ А действительно ли Екатерина вынашивала планы или не исключала возможность замужества, выйти замуж за Ивана Антоновича?
А. КАМЕНСКИЙ Видимо, слух такой ходил. Хотя я не знаю, был ли действительно Бестужев инициатором этого. Потому что Бестужев больше известен как инициатор брака Екатерины с Григорием Орловым. Но, так или иначе, такой слух был. И вероятно, то, что Екатерина с Иваном Антоновичем виделась, не было простое любопытство. Во-первых, она хотела посмотреть на него и, вообще, понять, насколько он опасен.
С. БУНТМАН Сам по себе?
А. КАМЕНСКИЙ Сам по себе, что он собой представляет.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Сам по себе феномен ведь достаточно любопытен. Человек, который вырастает в полной изоляции, тем не менее, вырастает с самосознанием государя.
А. КАМЕНСКИЙ Я не знаю, можно ли это назвать самосознанием, потому что, во-первых, мы имеем обрывочные сведения, которые восходят исключительно к рапортам его тюремщиков и которые повторяют его слова. Поэтому насколько это самосознание, тут трудно говорить. Вообще, эти записанные тюремщиками речи Ивана Антоновича в общем и целом подтверждают версию о его душевной болезни. В какой степени он был болен, трудно говорить, но то, что, безусловно, время от времени он впадал в такое состояние, это действительно, видимо, так и было.
С. БУНТМАН Еще бы не впадал. Человек содержался в изоляции и ссылке очень долго.
Н. АЛЕКСАНДРОВ По сути дела, с самого рождения.
С. БУНТМАН Да, и не понимал, что он… Когда Александр Каменский говорит, было ли это самосознанием, он, наверное, мог произносить, что он государь, но он вряд ли понимал, что это такое.
А. КАМЕНСКИЙ Конечно. Он, обращаясь к тюремщику, говорил: «Знаешь ли ты, с кем ты говоришь? Я государь». Примерно так. То есть я думаю, что можно говорить не о самосознании, а скорее, о знании того, что он государь. А что за этим стоит, наверное, действительно ему было не слишком понятно. Да и не могло быть понятно.
С. БУНТМАН Насколько опасен сам Иван Антонович? Наверное, можно было убедиться, что сам по себе он не очень опасен, а как орудие… об этом размышляла ли Екатерина?
А. КАМЕНСКИЙ Екатерина, безусловно, об этом размышляла, конечно же. И здесь надо вспомнить о том, что Екатерина очень поспешила вскоре после вступления на престол, после переворота 28 июня провести коронацию. Это существенный момент, о котором нельзя забывать. Потому что это тот акт, который делал ее легитимной.
С. БУНТМАН То есть она уже была помазанница.
А. КАМЕНСКИЙ Она уже императрица, помазанница, потому что дальше уже нет смысла рассуждать на тему о том, имеет она право на престол, не имеет. Она уже помазана.
Н. АЛЕКСАНДРОВ А основа этого якобы избрания воля народа?
С. БУНТМАН Почему так быстро? Или она была вольна?
А. КАМЕНСКИЙ Она была вольна.
С. БУНТМАН Вольна когда угодно проводить?
А. КАМЕНСКИЙ Да. Потому что Петр III так и не короновался. Потому что считал, что это необязательная процедура, в этом, кстати, подражая Фридриху Великому. Но у Фридриха было другое положение. И кстати сказать, если бы Петр III все-таки короновался в Москве, то и события могли бы по-другому развиваться. Во всяком случае, самосознание гвардии, которая осуществляла переворот, было бы иным.
Н. АЛЕКСАНДРОВ То есть присяга значила достаточно много?
А. КАМЕНСКИЙ Присяга значила не очень много на самом деле. Я специально занимался изучением разного рода следственных дел, относящихся к 1740 году, ко времени, когда умерла Анна Ивановна, регентом стал Бирон, вокруг этого крутились все разговоры и слухи. В одном из дел есть очень занятный эпизод, когда некий заговорщик подговаривает своего приятеля, и тот ему говорит: «Ну как же? Уже присягу ведь принесли». А тот ему отвечает: «Ну что ж такого? Можно еще раз присягу принести». Это было связано с тем, что в этот момент в 1740 году присягу действительно приносили несколько раз в течение очень короткого времени. Потому что сначала, как Вы говорили, принесли присягу Ивану Антоновичу как наследнику, потом умерла Анна Ивановна, принесли присягу Ивану Антоновичу уже как императору. Затем Бирон через две недели был свергнут. И эта чехарда создавала такое несколько легкомысленное отношение и к присяге.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Тем не менее, существовали такие случаи, или это как исключение, допустим, верность Миниха, до последнего момента?
А. КАМЕНСКИЙ Нет, они, конечно, существовали. И мы знаем, что и во время переворота июньского 1762 года были люди, которые, как, скажем, Семен Романович Воронцов, не изменили присяге. Такие люди были, безусловно. Но тем не менее, все-таки этот факт коронации…
С. БУНТМАН Факт коронации. Значит, он утверждает Екатерину на троне, как государыню. Все-таки существует ли для нее, наверное, последняя проблема с легитимностью, живой Иван Антонович? Мало ли, что это было когда-то, 20 с лишним лет назад. Существует ли проблема, или осознается ли она?
А. КАМЕНСКИЙ Она осознается, безусловно. Но здесь возникает вопрос о том, собственно говоря, как Екатерина сама видела будущую судьбу Ивана Антоновича. Судя по всему, это видно из ее писем Никите Ивановичу Панину, она хотела бы, чтобы его уговорили постричься в монахи. При этом обратим внимание, что ведь речь не шла о насильном пострижении. Мы помним, что в русской истории было достаточно случаев насильственного пострижения. Даже Петр Евдокию Лопухину насильно постриг, и царевну Софью насильно постригли, и т.д. Здесь не было речи об этом. Речь шла о том, чтобы тюремщики уговаривали Ивана Антоновича постричься в монахи. Есть одно из донесений Панину, в котором тюремщики пишут, что они к нему обращаются, уговаривают его, а он им отвечает, что он «постричься бы и не прочь, но…» Иван Антонович говорил: «Но я боюсь святого духа, потому что…», и дальше эта фраза, свидетельствующая о его не совсем здоровье душевном. Дальше он говорит: «Потому что я бестелесен». Эта мысль о бестелесности повторяется в нескольких…
Н. АЛЕКСАНДРОВ Но вообще, для его положения удивительная метафора на самом деле.
С. БУНТМАН Удивительная, но там еще можно сказать, недуг, не недуг, но то, что и от чтения, содержания, от того, что ему говорили, он, конечно, очень сильно мистически был настроен, не осознанно, не как великий какой-нибудь мистик, но у него было такое мистическое представление о себе.
Н. АЛЕКСАНДРОВ А потом, если иметь в виду, «тело государя это целая страна», то Иван Антонович абсолютно точно.
С. БУНТМАН Да, кстати говоря. Сейчас мы пока зафиксировали тот момент, что был убит охраной. Я отвечаю на вопрос, кто же убил Ивана Антоновича, если Мирович нашел его еще теплого, но уже мертвого. Убит был охраной, потому что существовал такой приказ. Мы еще разберем это дело и обстоятельства, и как его разбирала Екатерина, но после кратких новостей я задам вам один принципиальный вопрос, потому что разрешилась некая ситуация со смертью Ивана Антоновича. Какова она была объективно, чем была объективно эта ситуация, во благо или во зло она пошла начинавшемуся царствованию, мы с вами попробуем выяснить в голосовании после кратких новостей.

С. БУНТМАН Сегодня мы говорим об убийстве императора Ивана Антоновича, попытаемся сказать о том, кто все-таки стоял за этим убийством, что это было такое за безумное предприятие, попытка подпоручика Мировича освободить императора Иоанна Антоновича, и сам факт убийства, принес он объективно только что еще начавшей свое долгое царствование Екатерине II пользу, разрешение проблемы, или некий вред, который омрачил начало ее царствования. Конечно, были еще другие события в самом начале, которые омрачали это царствование. Здесь уже выстраивалась, может быть, тенденция, кто его знает. Во всяком случае, как вы считаете, убийство Ивана Антоновича принесло объективно пользу царствованию Екатерине II, если вы так считаете, звоните 995-81-21, или вред, тогда вы звоните 995-81-22.
Все-таки, по первому впечатлению, пользу или вред принесло Екатерине? Как она это осознавала, и как это осознавало то, что можно с допущением назвать общественностью? Извините за анахронизм.
Н. АЛЕКСАНДРОВ И кстати, отсюда еще один вопрос вытекает. Насколько общественность вообще была в курсе, насколько личность Ивана Антоновича была значимой для общественности, как таковая?
А. КАМЕНСКИЙ Что касается Екатерины, то она восприняла эту весть с чувством облегчения. Потому что особенно в первых ее письмах из Риги в Петербург все время повторяются слова о божьем провидении, которым свершились эти события.
Н. АЛЕКСАНДРОВ То есть Мирович помог в каком-то смысле Екатерине?
А. КАМЕНСКИЙ Нет, когда она писала, она имела в виду не это. Прежде всего, она имела в виду то, что именно они так произошли, что именно так закончилась эта попытка. А затем, позже, когда она уже вернулась в Петербург, в это время у нее было, видимо, немножко другое настроение. Об этом в частности свидетельствует то, что когда она возвращалась, то она, прежде чем приехать в Петербург, два дня провела в Петергофе. И она сама писала о том, что общественное мнение настроено очень агрессивно сейчас в Петербурге. Это было связано с тем, что слухи о том, что случилось в Шлиссельбурге, тут же распространились по городу, и об этом, естественно, все говорили. И все говорили, конечно, об убийстве Ивана Антоновича. Никто не знал о том, что стражники, охрана убили Ивана Антоновича, выполняя свою должностную инструкцию.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Еще Петром III, по сути дела…
А. КАМЕНСКИЙ Еще в елизаветинское время.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Вообще, в принципе, фигура Антоновича, несмотря на все секреты, была хорошо известна? Все-таки 20 лет под таким запретом сидеть.
А. КАМЕНСКИЙ Нет, она, конечно, была абсолютно неизвестна. Знали о том, что где-то он есть. Но что он собой представляет, об этом, конечно, никто не знал.
Н. АЛЕКСАНДРОВ То есть, по сути дела, фигура Ивана Антоновича значима только в придворных кругах?
А. КАМЕНСКИЙ Нет, о его существовании знали все. Ясно было, что он жив, раз никак не объявлялось о его кончине. Когда его мать, Анна Леопольдовна, умерла, то ее тело было из Холмогор привезено в Петербург, и она была похоронена в Александро-Невской Лавре, императрица Елизавета присутствовала на похоронах. Это было официально известно. А о смерти Ивана Антоновича ничего не было известно, значит предполагалось, что он жив. И в памяти людей это было, это существовало. Что он собой представляет, этого, конечно, никто не знал.
Н. АЛЕКСАНДРОВ То есть как фактор нестабильности все-таки Иван Антонович существовал?
А. КАМЕНСКИЙ Да. Как фактор нестабильности он, конечно, мог использоваться. Именно как фактор нестабильности, потому что, видимо, Екатерина, повидав Ивана Антоновича, увидев, что он действительно не в себе, что он сам реально, как фигура, не представляет собой опасности, что это не тот человек, который может на свою сторону переманить собственных тюремщиков, поднять бунт, окруженный солдатами, высадиться в Петербурге. Это невозможно было. Он был косноязычен, заикался. Даже заикание в XVIII веке воспринималось как признак безумия.
С. БУНТМАН Да, что человек не в себе.
Н. АЛЕКСАНДРОВ То есть такой «человек-знамя», скорее, он мог стать знаменем?
А. КАМЕНСКИЙ Да, он мог стать знаменем, игрушкой, мы можем сказать, в чьих-то руках. Что, собственно говоря, и попытался сделать Мирович.
С. БУНТМАН Действительно ли он пытался и сам осознанно шел на это, и кто с ним мог идти, и какие существовали версии о наследстве, пока мы решаем вопрос, потихонечку, полегонечку, принесло ли это вред или пользу Екатерине. Пока еще голосование идет несколько секунд. Так вот, а хотели ли принести пользу или вред Екатерине II, что такое замышлялось?
А. КАМЕНСКИЙ Чтобы ответить на этот вопрос, надо, наверное, сказать несколько слов о самом Мировиче, что он собой представлял.
С. БУНТМАН Конечно.
А. КАМЕНСКИЙ Мирович был выходцем из достаточно известного рода украинской шляхты, его дед, один из представителей казацкой старшины, был сообщником, сторонником Мазепы в 1709 году примкнул к Мазепе, и после этого все имения были конфискованы. Поэтому семья была сослана, и Мирович сам родился и вырос в Сибири. Но он поступил в армию, попал на службу в Петербург. И здесь он предпринимал отчаянные попытки как-то вернуть хотя бы часть своих имений. Он постоянно обращался в Сенат. Надо упомянуть о том, что он был еще совсем молодым человеком. Он был ровесником Ивана Антоновича, ему в 1764 году было 24 года. И он обращался к разным людям, по-видимому, пытаясь завести какие-то знакомства в высших кругах, в высшей знати. В частности, он попал к графу Кириллу Разумовскому, который в это время еще был украинским гетманом, и якобы, как потом Мирович показал на следствии, Разумовский ему сказал, что ты, мол, еще молодой человек, все в твоих руках, надо действовать, хватать судьбу за чуб. И это побудило Мировича действовать. Он был отчаянно беден, при этом историки расходятся в своих свидетельствах, некоторые пишут, что он был склонен к игре в карты, некоторые пишут о том, что он дал себе зарок не играть в карты. Один известный американский историк, автор одной из лучших биографий Екатерины, сравнивает Мировича по психологическому складу с героем Достоевского Раскольниковым и одновременно с Ли Харви Освальдом.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Интересно. Его замучила рефлексия, господина Мировича? Он все время сомневался, правильно он поступает или нет (если с Раскольниковым сравнивать)?
А. КАМЕНСКИЙ Я думаю, что этот автор имеет в виду немножко другое. Он имеет в виду перевернуть свою судьбу таким образом, совершив преступление, поступок.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Такой Наполеон до Наполеона, условно говоря?
А. КАМЕНСКИЙ Да. Мирович видел перед собой гвардейских офицеров, прежде всего, Орловых, которые благодаря подобным же действиям вошли в случай, поднялись наверх власти. Впоследствии на суде один из судей Петр Иванович Панин у него спросил, мол, чего ты хотел добиться. А он сказал: «Я хотел подняться, как ты поднялся». Это была основная цель. И ему казалось, что это достаточно легко. Он был не одинок в этом. Те псевдозаговоры, о которых я упоминал прежде, были все такого рода, когда пьяные солдаты сидели и разговаривали между собой, и один говорит: «а я буду царем», другой говорит: «раз ты будешь царем, значит, и мне можно». Абсолютно пьяный разговор, за который попадают в соответствующее учреждение.
Н. АЛЕКСАНДРОВ То есть это уже показатель такой среды, в которой бродит бунт?
А. КАМЕНСКИЙ Это не бунт.
С. БУНТМАН Что это такое?
А. КАМЕНСКИЙ Это близость к власти и такая кажущаяся легкость, с которой можно действительно ухватить за чуб и таким образом подняться.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Но в любом же случае это знамя не нового времени. Обычно говорят, что традиционные представления о службе и в частности службе государю, начиная со второй половины XVII века, постепенно изменяются. То есть это такой же тип авантюриста, который мы встречаем в романах в ту пору, которые становились чрезвычайно популярными именно в это время?
А. КАМЕНСКИЙ Да. Вообще, XVIII век это век авантюристов, не только в России, во всей Европе, и когда мы можем назвать очень длинный ряд имен людей, деятелей XVIII века, которые, так или иначе, стали известны, поднялись, именно будучи людьми авантюрного склада. Это было связано, конечно, с одной из важнейших идей и самого этого века, века просвещения, что человек волен создать свою судьбу, биографию сам, что все в руках человека, человек должен быть активен в жизни.
Н. АЛЕКСАНДРОВ А почему все-таки Иван Антонович не стал столь значим для народного сознания? Потому что бунт спустя некоторое время случится, связанный с Пугачевым, от этого все равно Екатерине не избавиться. Но будет другая все-таки мифология в основе этого бунта.
А. КАМЕНСКИЙ Надо сказать, что имя Ивана Антоновича мелькало время от времени, какие-то самозванцы тоже появлялись, хотя они были, конечно, не столь значимы, как Пугачев.
С. БУНТМАН Да, у нас очень много на пейджер задают вопросы, были ли самозванцы Ивана Антоновича.
А. КАМЕНСКИЙ Появлялись, да. Но это были такие единичные случаи, которые не влекли за собой каких-то серьезных последствий, бунтов. Но здесь, конечно, очень интересный и очень важный момент, имеющий отношение к тому вопросу, который был задан: как повела себя дальше Екатерина, и что происходило во время следствия.
С. БУНТМАН Сейчас сначала я дам ответ, который дали наши слушатели. Их позвонило не так много, и здесь еще вышла дискуссия, что «питерские бы позвонили, да до вас дозвонишься ли из Питера». Позвонили достаточно мало людей, но я не думаю, что если бы позвонило еще много сотен, то изменился бы результат. Он все время вращался вокруг 50%, естественно. Позвонило нам 227 человек, и 53% ответили, что объективную пользу принесло, и объективный вред 47%. Тут же нас заклеймили, и меня в частности. Татьяна, наша слушательница: «Ваш вопрос свидетельствует либо о сталинской историографии (почему-то), либо о том, что Вы релятивист». Что же, пополам. Здесь прибавили: «Чистые дела можно делать только чистыми руками». Это, наверное, сторонники вреда, что такие вещи случаются, они бросили некоторую тень.
Заодно, очень много спрашивают о том, несмотря на то, что коротко говорил Коля, кто был Иван Антонович более известным царствующим в России особам. Я хочу этот вопрос переадресовать вам, слушателям. Ответьте 974-22-22 на такой вопрос: «Кем приходился Иван Антонович Петру Великому?» Это же можно сказать вполне однозначно, назвать не очень сложным родственным термином. И трое победителей из тех, кто первыми ответит на этот вопрос правильно, получат книгу Модеста Корфа «Брауншвейгское семейство», которая издана была в прошлом десятилетии издательством «Прометей» и журналом «Отечественные архивы». Книга очень интересная, документальная, и долго содержалась в тайне. Модестом Корфом эта книга написана по документам.
Что же, давайте посмотрим сейчас на Мировича все-таки. Что показало следствие, и как об этом думала Екатерина? Она все-таки неизбежно искала какие-то концы, связи.
А. КАМЕНСКИЙ Для Екатерины вообще это было очень характерно. Когда возникали подобного рода дела на протяжении всего царствования, то первая мысль и самая главная задача, которая ставилась всегда следователям, — это найти сообщников. И всегда следствие было нацелено именно на это. Поэтому сообщников искали тщательно, но надо сказать, что Мирович, хотя он все чистосердечно рассказывал, никаких сообщников не выдал. И, как выяснилось, у него был только один сообщник, по сути дела, в полном смысле этого слова, кроме солдат, которые непосредственно участвовали в этих событиях. Это был его приятель по фамилии Ушаков, такой же офицер, как и он, с которым они вместе задумали все это совершить. Но с Ушаковым случилась неприятность: он незадолго, за пару месяцев до этих событий был послан с каким-то поручением, уехал из Петербурга, по дороге заболел, потом вернулся назад. Короче говоря, буквально за несколько дней до этих событий Ушаков утонул, с ним случился несчастный случай. Это был единственный реальный сообщник, потому что они даже вместе ходили в церковь и там давали обет совершить это. Больше сообщников у Мировича не было.
И само следствие было, конечно… там есть нюансы, которые характерны для этого времени. Во время суда один из судей Иван Чернышов сказал судьям, что, дескать, нас могут обвинить в том, что мы, судьи, действуем как некие марионетки. Потому что Мировича даже не пытали, чтобы у него дознаться до истины. И что надо бы его пытать. И все остальные судьи воспротивились, потому что Екатерина не велела пытать. А Екатерина не велела пытать, потому что она принципиально была противницей пыток и много сделала впоследствии, для того чтобы пытку как средство дознания ликвидировать. И это такой интересный поворот, занятный, который отражает в какой-то степени сознание этих людей, что истину можно добыть только пыткой. Но тем не менее, не пытали и приговорили к смертной казни. Еще четыре участника этих событий из команды Мировича были приговорены к телесным наказаниям шпицрутенами, и еще несколько человек были сосланы. Вот такой был приговор.
И вот еще один интересный момент, что Екатерина издает в августе 1764 года манифест, в котором она очень подробно описывает все, что произошло. Она рассказывает в этом манифесте о том, как в 1762 году она видела Ивана Антоновича и какое он произвел на нее впечатление. Она описывает, чего хотел Мирович, и что в результате случилось. Конечно, без тех подробностей, которые нам стали известны уже потом, что два его стражника, Власьев и Чекин (нам известны их фамилии) набросились на спящего Ивана Антоновича, когда раздались выстрели, закололи его, нанесли ему 8 ран, что он проснулся, что он пытался сопротивляться, что он якобы даже сломал шпагу одного из нападавших, но, тем не менее, был убит. И реакция на этот манифест очень занятна. Потому что в это время действительно за границей начинают распространяться слухи о том, что якобы Екатерина сама инспирировала Мировича на эти действия, что представляется мне совершенно неправдоподобным. Это слишком сложная игра, слишком сложная интрига, чтобы Екатерина стала ее затевать.
С. БУНТМАН Екатерина была способна на крайне сложные вещи. Но такого рода интрига…
А. КАМЕНСКИЙ Это очень рискованная вещь. Скорее, можно предположить здесь, уж если предполагать, какую-то роль Панина. Никита Иванович Панин вполне мог спровоцировать. Но опять же никаких доказательств этого нет. Но, так или иначе, эти слухи за границей распространялись, они были и в России. И одна из иностранных корреспонденток Екатерины, мадам Жафрен, ее упрекала за слишком подробный манифест и, вообще, высказывала мнение, что никакой манифест был не нужен, что достаточно было просто отдать Мировича под суд, огласить приговор и казнить его. В одном из писем не к Екатерине, а к кому-то из иностранных корреспондентов, своих соотечественников, мадам Жафрен писала о Екатерине, что появление этого манифеста свидетельство политической неопытности Екатерины, что ей нужен какой-то руководитель, который бы направлял ее поступки. А Екатерина на ее упреки отвечала, что нужно успокоить общественное мнение, и что манифест достиг своей цели, что общественное мнение было действительно успокоено. Действительно, в России эти слухи прекратились. Прекратить их за границей было, конечно, невозможно.
С. БУНТМАН Ну что же, делаем вывод. Дело неприятное все-таки. Что-нибудь остается неясным до сих пор?
А. КАМЕНСКИЙ Конечно, как я сказал, можно строить предположения, кто подтолкнул.
С. БУНТМАН Может быть, Панин, может быть, кто-то еще. Может быть, он был не один, как в случае с Ли Харли Освальдом, неизвестно, был ли это заговор или что-нибудь иное. Во всяком случае, Екатерина избежала неприятностей, и здесь даже и этим убийством никто не воспользовался, насколько я понимаю.
А. КАМЕНСКИЙ Этим убийством никто не воспользовался. В какой-то мере это пошло на пользу.
Н. АЛЕКСАНДРОВ Но с другой стороны, Сережа, возникает еще одна очень большая проблема. Это проблема престолонаследия. В русской истории оказывается, что это одна из ключевых проблем, вплоть до ХХ века.
С. БУНТМАН Здесь есть Екатерина, есть законный наследник. Один нюанс, конечно, что Павел Петрович это сын свергнутого Петра III. Но тут уж ничего не поделаешь, это совсем другая история. Кстати, одна секунда. Мы, наверное, согласимся с нашим слушателем, который говорит, что Павел I посмертно короновал своего отца. Но это дела не меняет. Павел же в 96 году, по-моему, произвел все церемонии и перезахоронил…
А. КАМЕНСКИЙ Он перезахоронил его, но это не коронация.
С. БУНТМАН Это не то совсем, но похоже.
А. КАМЕНСКИЙ Это не коронация в Успенском соборе московского Кремля.
С. БУНТМАН Да уж, он туда его не возил. И последнее. Кем Иван Антонович был Петру Великому? Я прочитал, правнучатый племянник.
А. КАМЕНСКИЙ Да.
С. БУНТМАН Правнучатый племянник, и все описательные конструкции, об этом говорящие, — это правильный ответ. Спасибо. Мы постарались заглянуть в дело убийства Ивана Антоновича, подпоручика Мировича, и какое влияние оказало и не оказало это дело на царствование Екатерины.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Александр Каменский — историк.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире