20 июля 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, Сергей Бунтман, Сергей Корзун

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня программа «Ищем выход», это будет целая серия программ в августе, будет посвящена нашему эфиру. Понятно, что с сентября или с конца августа будут внесены некие изменения, но «Эхо» скоро будет существовать 12-й год, и мы хотели бы вместе с теми, кого это интересует, и слушателями, кого это будет интересовать, кто у нас на пейджере и на телефоне, кто будет голосовать, обсудить несколько проблем, по которым у нас ведутся дискуссии. Эти программы мигрируют в течение всех этих 10 лет, первое вещание когда было с 7 до 9 вечера?
С.БУНТМАН: С 7 до 9 первое.
С.КОРЗУН: И вскоре до 10 стало.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы с этого отрезочка в хронологическом порядке и начнем. Через 20 минут у нас будет «Рикошет», и вы будете голосовать, вопрос будет такой: что вы, наши постоянные слушатели, предпочитаете слушать на «Эхе» после 20 часов? Такую рамку мы выбрали, потому что, скорее всего, программа «Персонально ваш», если и подвергнется изменению, то только с уточнением гостей, по-моему, там все в порядке, где итоги дня. Так что бы вы предпочитали слушать на «Эхе» после 20 обсуждение итогов дня или развлекательное шоу? Я напомню, что сейчас в определенном смысле у нас смесь такая идет. Просто вспомню, что в понедельник у нас программа «Не так!» и «25-й кадр», во вторник у нас Высшая школа экономики и «Юрисдикция», в среду у нас журналистская дискуссия и «Говорим по-русски»
С.КОРЗУН: Шоу, кстати, или итоги дня?
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Говорим по-русски» шоу. Я просто хочу развести, что мы понимаем под шоу и под итогами дня. Журналистская дискуссия, безусловно, итоги дня, скорее. В четверг у нас наш акционер Ясин, а в 20.00 у нас дискуссия на некую тему, и в пятницу у нас «Ищем выход». Поскольку все эти передачи наращивались постепенно, изменялись, передвигались, у нас образовалось некое месиво. Казалось бы, одни и те же люди приходят вечером, включают в одно и то же время, а получают разный продукт. Что вы думаете: лучше вообще, в принципе, чтобы люди получали один и тот же продукт в одно и то же время дня или лучше разный? Один и тот же я имею в виду по форме, конечно же.
С.БУНТМАН: Каждый день?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.
С.БУНТМАН: Мне кажется, чем разнее, тем лучше будет, чем более разнообразные передачи будут каждый вечер Один раз будет то, чтоЧто мы называем шоу? «Не так!» это шоу?
А.ВЕНЕДИКТОВ: В этом смысле шоу. Идут итоги дня, то есть итоговая передача дня, или отвлеченная тема.
С.БУНТМАН: Мне кажется вообще, я должен признаться, по моим собственным ощущениям, такая аналитика итогов дня с могучими объяснениями, разъяснениями вне больших событий животрепещущих, мне кажется, постепенно уходит сплошной разговор. Мне кажется, время снова приходит для хорошо сделанных передач, где может быть и обсуждение дня, но с разговорами на улице, то есть аналитическое «Эхо», а не просто разговор. Радио, хотя оно и речевое, но мне кажется, оно требует и серьезной композиции всегда. Поэтому даже итоги дня могут превратиться в шоу. Я не знаю, нужны ли такие могучие итоги дня в 20 часов.
А.ВЕНЕДИКТОВ: С другой стороны, я буду сейчас вам возражать обоим
С.КОРЗУН: А я вообще молчу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А я буду каждому возражать. Человек, который слушает «Юрисдикцию», не будет слушать «25-й кадр», у него не выработается привычки в одно и то же время включить радио, приехав домой, или наоборот.
С.БУНТМАН: А с другой стороны, я не уверен, что человек может слушать радио каждый день по часу — по два в одно и то же время. Мне кажется, очень точно может себе выбрать человек время прослушивания раз в неделю своей любимой передачи и кусочков менее любимой, менее интересующих. Я знаю, что люди собираются на «Юрисдикцию» специально со своими вопросами, я знаю, что люди собираются с многочисленным вопросами на «Говорим по-русски», видно просто, как люди целую неделю копят свои вопросы, я знаю, что спрашивают, начиная с пятницы, с субботы, что будет в «25-м кадре», и «Ищем выход» это тоже..
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это шоу, это не итог дня.
С.БУНТМАН: Собираться на итог дня каждый раз в 20.00 для меня занятие сомнительное. Для меня обсуждение с нашим коллегой-журналистом Причем ты прав, что выбор гостей и выбор попадания гостей именно в темы дня — это проблема программы «Персонально ваш», но мне кажется, этого вполне хватит, а дальше должны идти, может быть, и аналитические, может быть, и по темам каким-нибудь, не только ко дню относится. Но не итоги дня.
С.КОРЗУН: Хотел отшутиться, а скажу, наверно, серьезно, но причем скажу то же самое, чем хотел отшутиться.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос формы.
С.БУНТМАН: Отшутиться — это шоу, сказать серьезно итог дня
С.КОРЗУН: На твой вопрос «или» «или» — ответ: конечно, и то и то, и погуще. То есть один и тот же продукт — это продукт, носящий марку «Эха Москвы», это несомненно. Я понимаю, что в этом часть шутки как раз и есть. То есть продукт тот же. Я думаю, что слушатели знают, что такое лейбл «Эхо Москвы», это передачи самые разные, но сделанные я думаю, что слышно по эфиру. Разные или одинаковые не знаю. Мы столько в нашей истории спорили по этому поводу, что я бы, на самом деле, помимо того, что доверил главному редактору (он и так никому другому не передоверит, вы же его знаете), но еще, может быть, на самом деле, как мы сегодня и сделаем, спросил бы у слушателей, что они считают именно на этот момент. Потому что соотношение одинаковое и разное, привычки слушания меняются с течением времени. Все-таки почти 11 лет нашей истории, и за это время, кстати говоря, многое изменилось. А что касается этих передач с ответами на вопросы не скрою, Леша не даст соврать, что это одна из моих идей была, такое «справочное бюро», интерактивная информация: вы спрашиваете, а мы отвечаем. Где-то это возможно. Это идеально попадает, по-моему, с юридической программой. Это, наверно, чуть хуже попадает с программой «Говорим по-русски», потому что ответ сразу найти невозможно, надо перерыть кучу книг, вы же понимаете, что все разные области, в одних можно сразу ответить, а в других нельзя. В общем, я думаю, вечер может быть разный, в этом я с Серегой соглашусь. Может быть вполне разный, совершенно необязательно строить одну линейку, совершенно достаточно, что эта линейка утром и днем, там, где максимальное количество людей нас слушают «Линейка» сам вроде запрещал эти слова.
С.БУНТМАН: А может быть, в 20.00 кино показывать каждый раз без изображения?
С.КОРЗУН: Легко. Или музыку, музыкой кино заменять, музыкальные программы как вариант для обсуждения.
С.БУНТМАН: А это у нас есть, это уже другое, в 23.00.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Они слишком разные, опять же. Тогда у нас слушатели по интересам начинают собираться не к 23, а к 20. Кому интересна «Юрисдикция», кому интересен «25-й кадр», кому интересен Ясин.
С.БУНТМАН: Возражу. В том-то и фокус, что, например, юрисдикция и русский язык это не клуб такой любителей катания горошин или игры на бильярде вслепую. И русский язык — это тема всеобщего интереса, и юрисдикция. Все мы сума, тюрьма и т.д. все мы попадаем в какие-то коллизии — от штрафа гаишника до проблем с квартирой. Так что это всеобщая тема. Даже те, кто не задают вопросы Я слушаю всегда, очень интересно, даже когда я не соглашаюсь с порывистым Якубовским.
С.КОРЗУН: Кстати говоря, и спорт, я подумал, тоже всеобщая тема, в том, который мы немножко поубивали в вечернем свободном канале интерактивном спортивном с опорой на ответы слушателей.
С.БУНТМАН: Не переходит ты через 22 часа, подожди.
С.КОРЗУН: Да я все до кучи в это «справочное бюро». Потому что была там замечательная идея. Не всегда полные были вопросы и полные ответы, но любой человек, не увлекающийся спортом, может спросить, какого размера мяч в воротах в какой стране, и могут быть люди, которые могут давать ответы на эти вопрос, удовлетворяя любопытство.
С.БУНТМАН: Со спортом это несколько не так, потому что там уже переходит совсем на другую передачу. Каких размеров мяч или каких размеров шарик это уже надо въезжать тут очень долго слушателю. Потому что это все равно что в русском языке спросить — вы все говорите о том, что слоги А что такое слог? Или что такое буква? То есть начинать изначально. Это немножко подстановка. Со спортом это вообще специфика, очень интересная материя, а всеобщий интерес есть.
С.КОРЗУН: Сразу поспорю. Помнишь, про Митревели спросили в прошлый раз в «Без посредников»?
С.БУНТМАН: Да это прикол был!
А.ВЕНЕДИКТОВ: Неизвестно. Не знаю. А кто такой Слава Митревели?
С.БУНТМАН: В этом отношении, когда «Спортивный информационный канал», там, понятно, объясняют, что футбол это ножной мяч, в который играют 22 бугая полтора часа
А.ВЕНЕДИКТОВ: Дали бы каждому по мячу
С.БУНТМАН: Вот, это уже Райкин отыграл давным-давно. Все-таки спорт это такая специальная штука
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я же не по темам, не просто так зацепил вопрос. Дело в том, что я же внимательно изучаю сетки наших конкурентов, программы наших ближайших конкурентов, и вот я обратил внимание, что на одной из радиостанций, которая работает в нашем формате, не буду делать рекламу, они делают такой вечерний комментарий к новостям дня: приблизительно 5-6 ньюсмейкеров по телефону выводятся, и обсуждается в течение часа одним ведущим с тем, с другим, с третьим по телефону, то есть подводится, добивается итог дня комментариями — не новостями, а комментариями этих людей, участников или экспертов. А у радиостанции «Эхо Москвы» в своей основной части информационной итога дня нет.
С.БУНТМАН: У нас на каждую новость комментарии ньюсмейкеров.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот итога дня нет. Человек же нас не слушает в течение 24 часов.
С.БУНТМАН: А 20 часов — это рано.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Для новостей не рано, потому что, как показывает практика, после 20 часов потока нет.
С.БУНТМАН: Но подводить итог и распрощаться Я вообще очень сомневаюсь. Между прочим, комментарии ньюсмейкеров здесь нужен очень могучий обобщающий момент, чтобы выделить главное из этого дня. Не знаю, печенкой или селезенкой чувствую, что здесь что-то не то есть в подведении. Все этим занимаются. Мне не кажется Мы настолько, честно говоря, исчерпываем очень много и программой «Эхо», и «Персонально вашим», что я не уверен, что здесь не будет прокручивание фарша еще 15 раз через мясорубку. Есть такая опасность.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос, как журналисты будут работать. С.БУНТМАН: Я понимаю, конечно, что можно сделать блестящие программы, но по самому принципу Можно замечательно фарш провернуть еще 15 раз, артистически, но не знаю, есть у меня сомнения.
С.КОРЗУН: Я опять соглашусь с Бунтманом. Сколько мы спорим на летучках, а по этому вопросу считаю, что в 18 часов очень хорошая программа. И я думаю, что мы сделали правильно, акцент сместив именно на 18. Итог определенный по темам, в том числе и по темам этого дня, обязательно подводит у нас журналист либо по средам, раз журналистская дискуссия, то подводит кто-то другой, там другая проблема И думаю, что этого, в принципе, достаточно. Тем более что опыты телевизионные итоговых программ в 00.00 все телевизионщики озабоченно чешут в головах информационные что сделать в 00. И убедительных я не вижу. Самое лучшее, что я видел, это набор картинок — зрительные впечатления этого дня с минимальным текстом информационного ведущего. Вот достаточно этого вечером бывает.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот и есть предложение — сделать, предположим, дайджест наших дневных гостей, с минимальным выведением ведущего, так, как сейчас это делается вместо «Прямой речи» временно, и так подвести итог дня.
С.КОРЗУН: Дайджест музыки, прошедшей в течение дня.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это хорошая идея, между прочим.
С.БУНТМАН: Что-то не внушает.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И обязательно, конечно, Хрюна кусок.
С.БУНТМАН: Вот вам итоги дня.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Корзуну не нравится.
С.БУНТМАН: А мне нравится. Любимая передача.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я бы, конечно, ставил ее раньше, если бы не договор с ТВ-6. Вслед за большой программой «Эхо» это было бы сильно, венчало бы. Я хотел бы еще раз вернуться к терминологии. Давайте мы определим пока Тут идут разные точки зрения. Татьяна из Екатеринбурга: «А я люблю в любой последовательности, мне все равно, в какой, ваши программы». Но это человек, который слушает долго. Но не надо забывать о том, что продолжительность слушаемости в течение дня это 3 часа, даже 211 минут — можно поделить.
С.КОРЗУН: Три с половиной.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Потом, я уже получил массу нареканий о том, что у нас сняты 15-минутные новости, от людей, которые в машинах нас слушают
С.БУНТМАН: Ребята, это не навсегда.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я к тому, что люди нас слушают короткими периодами, новости у нас будут отдельно, безусловно.
С.БУНТМАН: А сколько ругались-то! А лиши 15-минутного, и жизнь обрывается.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Автомобильные для наших слушателей интересно, что вообще слушаемость в автомобилях в Москве, по-моему, процентов 15, а у нас 18. Или 11 и 15, но у нас плюс 4 процента, это я помню. То есть на самом деле каждый полуторный слушает в автомобиле из десяти. Поэтому давайте мы определим. Сейчас мы будем голосовать по «Рикошету», я прошу тех, кто хочет повлиять на наше мнение
С.КОРЗУН: На мнение повлиять вряд ли возможно. Именно на конечное решение.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Именно на мнение, наоборот, чтобы задумались. Если, предположим, я считаю, что лучше подведение итогов, а у меня сейчас будет тысяча звонков и из них — ноль
С.КОРЗУН: Да мы с Бунтманом с нашими развлекательными против тебя..
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это плюс два. Я прибавлю.
С.БУНТМАН: Я уже, как говорят у нас в Петербурге, трубку поставил на автодозвон.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тяжелая болезнь, оказывается.
С.БУНТМАН: Да нет, классно, мне нравится.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Что он заговорит, когда во Владивостоке поработает? Тут есть вопросы, какой следующий город.
С.БУНТМАН: Я буду знать, что дальше не сошлют.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут есть хороший город Бишкек, дальше нет Подведение итогов это понятно.
С.КОРЗУН: Грузилово, по-русски говоря.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Корзун предлагает «грузилово», но при этом там разные формы обсуждения итогов могут быть: это дискуссия журналистов по дню, или это может быть с гостями, с ньюсмейкерами по телефону, или какой-то дайджест. То есть итог именно дня, не недели (у нас есть недельные программы) после 20 часов какая-то часть эфира каждый вечер с понедельника по пятницу. Если вы сторонник этого, сейчас мы будем голосовать. Теперь что такое развлекательное шоу, в данном случае гораздо сложнее определить. Что мы понимаем под развлекательным шоу? Все программы, которые до сих пор, кроме журналистской дискуссии, это развлекательное шоу. То есть «Не так!», «Кадр», «Юрисдикция», «Говорим по-русски». Это не значит, что все программы сохранятся в том виде, в котором они есть. Мы говорим сейчас о формате и о месте.
С.КОРЗУН: Очевидно, не привязанные к сегодняшней актуальной информации, напрямую не связанные.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, потому что «Ищем выход» по НЛО это развлекательное шоу.
С.БУНТМАН: Но истина-то всегда рядом.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я сразу хочу сказать, что я прибавлю изначально два голоса Корзуна и Бунтмана в сторону развлекательного шоу, а себя прибавлю в обсуждение итогов дня для равновесия. Но при этом хочу сказать, что вы не голосуете за сохранение той или иной передачи конкретно, а в принципе, как говорит Корзун, «грузилово» или «развлекалово».
С.БУНТМАН: Но «развлекалово» может быть и «просвещалово».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это все равно «развлекалово», это не «грузилово». Я хочу сказать, что ваше голосование, безусловно, повлияет именно на мнение, а не на принятие решения. Потому что у нас еще есть время, таймаут, надо посоветоваться еще и с социологом, и с маркетингом, но мнение слушателя как потребителя Мы открываем нашу «Жалобную книгу» сейчас, и я задаю вопрос: что бы вы предпочли в новом сезоне слушать на «Эхе» после 20 часов обсуждение итогов дня или развлекательное шоу? Сейчас мы будем включать телефон, как «Рикошет». Алло, добрый вечер, как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Галина. Я ответила, конечно, что итоги информационного дня.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему? Разве вас недостаточно мы загрузили в 18 и в 19?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Нет, недостаточно. Во-первых, в это время не всегда можно послушать, поздно возвращаешься с работы. И сам характер вашей радиостанции, мне кажется, не предусматривает то, чтобы грузили такими программами. Потому что достаточно этих программ на других радиостанциях.
С.БУНТМАН: Каких этих?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Развлекательных.
С.БУНТМАН: Мы под развлекательными подразумеваем не только дрыганье ногами в прямом эфире — мы подразумеваем еще и программы просветительские, и любые от «Не так» до «25 кадра» и «Говорим по-русски».
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я слушаю ваши программы практически с утра до ночи, и в машине, и, так как работа у меня в основном дома, слушаю с утра до ночи. Мне хватает этого объема вполне и информационного, и развлекательного. В субботу я еще сношу, приятно мне послушать, но в воскресенье я практически не слушаю вас
С.БУНТМАН: В субботу совсем другая история.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это другая история, но, тем не менее, Ваш подход понятен. Мы говорим сегодня о будних днях. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Сергей. У меня пожелание. После 20 часов, мне кажется, лучше познавательно-развлекательные передачи, а итоги дня было бы неплохо после 00 кому интересно, пускай не спят.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял вас, спасибо. Сурово.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Итак, мы вам задали вопрос, что бы вы предпочли слушать на «Эхе» после 20 часов обсуждение итогов дня или развлекательное шоу. Нам позвонило за 5 минут 2199 человек, 68% предпочитают обсуждение итогов дня, и 32% развлекательное шоу в том понимании, в каком мы сказали.
С.БУНТМАН: Но я не уверен, что, во-первых, мы очень внятно сказали (первый звонок это показал), что развлекательное шоу сразу показало, что это действительно именно развлекательное шоу. Потом, что такое итоги дня? Очень интересный был звонок и очень много он показал. Дама, которая нам звонила, слушает все время, но она предполагает, что кому-то не удается услышать 19 часов, точно так же, как кому-то не удастся и 20, точно так же и 21. То есть здесь это такая вещь, которую программой не нащупаешь. Скорее все-таки после 00, Сережа Корзун говорил. После 00 — это здорово, но дело в том, что этим занимается и телевидение, и эти знаменитые «нули» старого НТВ
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но они сейчас на 23 ушли. Кара-Мурза в 23
С.БУНТМАН: Но знаменитые «нули» старого НТВ во многом строились как раз и на мнениях ньюсмейкеров и аналитиков.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Татьяна пишет: «Я считаю, что если развлекательную после 20, а новости перенести на 00, то мы получим «Русское радио», не больше и не меньше»
С.БУНТМАН: Развлекательное шоу, постановка как раз, термин неправильный, как бы мы ни объясняли
С.КОРЗУН: Вообще мы ставим в этом смысле достаточно чистый эксперимент. Сегодня пятница и время 21 час — как раз то самое время, о котором мы говорим. То есть слушают нас заинтересованные в этом времени люди — в этом смысле эксперимент достаточно чистый. И если 23 на 1/3, значит, на самом деле, стоит серьезно задуматься, если мы коммерческая радиостанция, журналистская.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы соединим. Галина Марковна соединила абсолютно гениально, и на этом я бы поставил бы многоточие и перешел бы ко второму абзацу «Уважаемые ведущие, я рада слышать все, но хотелось бы, чтобы в любом случае вечера были более связаны с личностью ведущего, то есть были бы более авторскими». И это как раз то направление: более-менее обезличенный новостной эфир днем, связанный новостниками и ведущими гостей более-менее обезличенными, безусловно, потому что это поток. И как раз та самая штучка, о чем говорит Галина Марковна: видимо, вечера должны быть более авторскими, то есть должны строиться вокруг автора. И тогда все элементы туда входят.
С.БУНТМАН: Я представил себе. Да, элементы входят. Если мы ставим многоточие, я бы четвертую точку поставил для этого многоточия. Представьте себе. День на день не приходится, и я вам скажу, что как только что-то происходит, у нас все превращается в итоги дня. И это очень важно. И эта гибкость радиостанции «Эхо Москвы», которая была проявлена многократно, и не только в какие-нибудь путчи и периоды великих потрясений, — она действительно Мы должны соответствовать дню. Но если это вымучивание итогов дня
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы никогда не вымучиваем.
С.БУНТМАН: Конечно, я не хочу этого вымучивания Зарядить часовые итоги дня
А.ВЕНЕДИКТОВ: Его и не будет.
С.БУНТМАН: Сразу я представил такой кошмар.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тебя назначу, будешь сидеть со своей командой, и экспериментируй, попробуй, вымучивай.
С.БУНТМАН: День, который называется на жаргоне «тухляком».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Самые интересные программы 18-часовые бывают в день «тухляк», как известно. Потому что здесь много разнообразия.
С.БУНТМАН: Правда, все информационники и создатели программы, корреспонденты — с тоненькими пальцами, из которых они высосали все сюжеты.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Зато самые интересные, рейтинговые.
С.КОРЗУН: Если бы я лоббировал свои интересы, я бы в 22 как раз поставил дубль обновленный, естественно, программы 18-часовой. Потому что в это время обычно ухожу с работы, сажусь в машину, и как раз замечательно под звуки информационной картины ехал бы домой, просто наслаждался бы.
С.БУНТМАН: Так ты, наверно, не понял Галину Марковну. Галина Марковна говорит, что индивидуальные программы должны быть с точки зрения ведущего, а не с точки зрения, когда журналист слушает в машине
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут сразу развернулась достаточно любопытная дискуссия. «Радиостанция «Свобода» подводит итоги дня в 22, но в это время очень плохо слышно. Хорошо бы, если бы вы сделали подведение итогов между 22 и 23, чтобы можно было не ждать 24 часов. Татьяна». «Друзья, мы проголосовали за итоги дня, не сомневаясь, что познавательно-развлекательные шоу никуда от нас не уйдут, а будут перенесены на другое время», считает Полина Сергеевна.
С.БУНТМАН: Хитрые какие люди!
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Они сейчас выпендриваются при голосовании, а потом, когда вы сделаете в это время информационную передачу, все будут переключаться на телевизор. Аня».
С.БУНТМАН: Аня, 20 копеек.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Аня, приходите к нам работать. В питерскую редакцию.
С.БУНТМАН: Приходите в питерскую, там очень здорово.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Очень хочется побольше познавательных передач, от развлекаловки уже тошнит по телевизору». Светлана Валентиновна, мы имели в виду под словом «развлекательные» в том числе и познавательные передачи, так что боюсь, что «Аналитическое, хорошее шоу» «Еще раз прошу не употреблять слов «грызло» и «тухляк»». «Тухляк» — будем.
С.БУНТМАН: В грызло — это что? Это министерство?
А.ВЕНЕДИКТОВ: В любом случае, очевидно, мы это не обсуждали, но даже если бы в каком-то виде и в какой-то части возникли итоги дня, понятно, что это были бы авторские итоги дня, что это не были бы итоги дня информационной службы.
С.БУНТМАН: У меня, кстати, идея появилась по этому поводу, но я ее пока не выскажу.
С.КОРЗУН: Программа тяжелая, в любом случае, с точки зрения изготовления. Тяжелая — в том смысле, что и затратные и по ресурсам, и по людям. Так называемые «развлекательные», которые мы делаем, между прочим, в не меньшей степени
С.БУНТМАН: Это Корзун как крепкий хозяйственник говорит.
С.КОРЗУН: А что, с самоокупаемостью покончили что ли?
С.БУНТМАН: А без иронии.
А.ВЕНЕДИКТОВ: С самоокупаемостью покончено, надо переходить на прибыль. Как раз мы таким образом выруливаем на второй вопрос Он будет такой: считаете ли вы, что в программах «Эхо» должно прибегнуть к использованию звезд телевидения и шоу-бизнеса как ведущих или обойтись собственным силами. Как ведущих я подчеркиваю. В данном случае как ведущих, как звезд я называю Артемия Троицкого. Он привлеченный, безусловно.
С.КОРЗУН: Или, допустим, информационная программа. Если мы создаем аналитическую программу, то кто будет ее вести? Один ли Варфоломеев, или один Сванидзе, или Леонтьев?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Дать программу звезде, известной в другом СМИ или в шоу-бизнесе, музыкальную программу
С.БУНТМАН: При этом, я бы сказал, продолжающей там работать. То есть совмещать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Речь идет о том, чтобы привлекать Шендеровича на ведение программы, Сванидзе, Сорокину. Мы сейчас не будем обсуждать людей типа Артемия Троицкого, кто-то у нас еще был из другого СМИ, тоже по музыкалке.
С.КОРЗУН: Есть в музыкальные программы много предложений.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Или у нас это ломает стилистику «Эхо Москвы» и лучше своими силами? В этом вопрос. Давайте начнем опять с ваших соображений.
С.КОРЗУН: Мы с Серегой по этому поводу спорили, если я правильно помню, на разных директоратах. Я, в общем, считаю, что свежая кровь на радио нужна.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кровавый приспешник кровавого главного редактора!
С.КОРЗУН: Берем звезд и делаем жертвоприношения из них, приносим их в жертву нашим слушателям, заставляем их делать, может быть, несвойственные им вещи. Потому что звезды в основном с телевидения, ну и из газет большей частью, у конкурентов звезд Хороший вопрос про конкурентов, Алексей уже отвечал на него сегодня, я воздержусь от ответа. В общем, берем звезд, заставляем их делать себе харакири, работать у нас на радио и делать некие программы, не всегда в свойственной им манере. Но это некая свежая кровь, которая, на мой взгляд, может добавить определенного интереса, в том числе и при достаточно длительном прохождении этих программ. Понятно, что у нас есть внутренний ресурс, который еще не до конца исчерпан, но мне все-таки представляется, что творческая работа журналистика, и ведение это работа творческая, скорее, работа контрактная. Есть проект, журналист работает. Нет проекта, значит, журналист работает в другом месте, там, где его проект идет. У меня такое ощущение, это навеял спор о Большом театре по контракту или постоянная труппа. Я в данном случае сторонник контрактной работы. Отработал, есть интерес к шоу, есть замер аудитории. Растет он остаешься, не растет, падает уходишь.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Реплика от Ирины. «Обязательно привлекайте других ведущих, в частности, на «Реплику Черкизова». Эксперимент очень хороший».
С.БУНТМАН: Я думаю, что «Реплика Нечеркизова» это тоже отдельный жанр, потому что есть Черкизов, а есть Нечеркизов
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но сразу возникнет вопрос: вернется Черкизов останется Нечеркизов? А если останется — вместо чего?
С.БУНТМАН: Это очень интересный вопрос, но давай вернемся Мне кажется, что когда звезда телевидения приходит на радио, то по необходимости — а иначе невозможно этот человек становится радиоведущим и радиожурналистом, иначе получается полная ерунда. Есть живой пример (не скажу где и не скажу почему) — человек, который хорошо ведет игры на телевидении, если представляет картинку, но, отпущенный на вольные эфирные дела, он говорит: «Внимание, вопрос» Задается вопрос. «Обдумываем вопрос» Пауза в эфире. Он мыслит картинкой. Из какого бы телевидения замечательного или шоу-бизнеса ни пришел человек, он становится радиожурналистом на то время, пока он сидит в эфире. И тут, мне кажется, это не как система, а то, что ты сказал с проектом: есть проект, есть контракт. Должна быть придумана передача, а не просто — давайте пригласим NN, и он нам все сделает и подарит нам счастье.
С.КОРЗУН: И опять нет возражений. Звезды толпятся у нашего порога, у входа на 14-й этаж, здесь, на Новом Арбате, и просят — возьмите нас, пожалуйста, вот наш проект, мы готовим его. А мы помогаем реализовывать.
С.БУНТМАН: Проект этот должен быть, как мне кажется, должен куда-то дальше толкать радиостанцию «Эхо Москвы», он должен именно ее дальше толкать. То есть он должен исходить из нашей стилистики, это не должен быть абсолютно чужой, чужеродный продукт, который только окружен нашими новостями и заставками. Мне кажется, это было бы глупостью. Он может нам помочь развиваться дальше. А если он нас тянет куда-то или вбок, или совершенно другая получается радиостанция, и даже не радиостанция, а что-то такое — кому нужен этот проект?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это вообще за гранью, мы не обсуждаем. Есть «Эхо Москвы», и возникает вопрос. Вечерний эфир, шоу-эфир, развлекательный эфир — стоит ли прибегать к использованию ведущих телевидения и шоу-звезд или обойтись собственными силами. На пейджере — пополам. Я хочу сказать, что мы не обсуждаем, кого позвать в гости, а как Троицкий
С.БУНТМАН: Кого позвать в хозяева это называется.
А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас, пожалуй, пример только с Троицким постоянный. Я ничего не забыл?
С.КОРЗУН: Из того, что осталось, — только Троицкий.
С.БУНТМАН: Мне кажется, это очень удачный пример, и я воспринимаю Троицкого как голос, один из голосов радио «Эхо Москвы».
А.ВЕНЕДИКТОВ: До этого он не был голосом «Эхо Москвы». Ввинтить надо же.
С.БУНТМАН: Мне кажется, что звезда приходит точно так же, как и любой новый журналист или новый ведущий, который был до этого или информационным ведущим, или был бы корреспондентом, и начинает вести программы. Звезда приходит точно так же, только аванс больше, мне кажется.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще Уткин.
С.БУНТМАН: Конечно. Это даже первее пример, чем Артем Троицкий, потому что Артем Троицкий человек многогранный, пишущий, и говорящий, и создающий что-то, так что у него радио это одна из его граней. А Уткин — человек, которого привыкли воспринимать как телевизионного, и мне кажется, это прием очень удачный. Уткин пришел, мы запараллелили тогда «Футбольный клуб», он был здесь и здесь, это уже, кстати, предмет следующего нашего какого-нибудь разговора, не будем его касаться. Но потому что такой Уткин, потому что он так себя чувствует органично перед микрофоном, потому что он такой же остроумный и интересный собеседник, как мы его видим с экрана. И мне кажется, что здесь принципиально да, если это нам поможет (я имею в виду нам со слушателями), если нам будет интереснее от этого. Это не формальный принцип: давайте побольше «звезд» — и сразу будет здорово
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы не говорим побольше «звезд».
С.БУНТМАН: Вообще привлекать, на мой взгляд, стоит, но, естественно, мы оставляем за рамками, что это надо делать бездумно. Конечно, стоит, как и все остальное.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я сейчас пытаюсь вспомнить такие удачи, я имею в виду на других радиостанциях
С.БУНТМАН: Есть люди запаралелленные.
С.КОРЗУН: Фома на «Русском радио», Фоменко.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Неизвестно, он откуда. Шоу-бизнес, но он уже не в шоу-бизнесе.
С.БУНТМАН: И тогда, когда он приходил, уже были телепрограммы. Есть Фоменко, Соловьев, Гордон.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Они начинали с радио, во всяком случае, на российском рынке они начинали с радио, потом их взяло телевидение.
С.КОРЗУН: Я вообще достаточно мало слушаю шоу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Познер на «Семерке».
С.БУНТМАН: Это хорошо.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вообще Познера надо забрать сюда. Что он на «Семерке» делает?
С.КОРЗУН: Тем более, я слышал, он в отпуск там ушел до сентября вроде бы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вызвать из отпуска
С.БУНТМАН: Вы слушаете прямой репортаж с директората радиостанции «Эхо Москвы».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто вспомнил, меня в свое время поразило вот что. На примере французского радио. Любимая история о том, как была такая дама Кристина Крент, то есть она и есть, которая очень долгое время была их Киселевым.
С.БУНТМАН: Но до этого она была ведущей новостей.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Она была ведущей новостей, потом она вела «Семь дней в неделю», то есть программа «Итоги» на телевидении. И сначала, совмещая телевидение, она вела 3-минутные обзоры газет на «Европе-1», по-моему. Три минуты ежеутренне она приходила в эфир, через два часа, по-моему, еще Это самая высокооплачиваемая, самая популярная, самая рейтинговая ее программа была на «Семерке». Она приходила утром на радиостанцию с очень хорошим рейтингом и вела обзоры газет.
С.БУНТМАН: Значит, нужен человек, чье мнение мы уважаем, чьему голосу мы доверяем, и который может быть достаточно гармоничен, разнообразен, чтобы выступать и по радио, и по телевидению, в таких разных стихиях. Есть еще один гениальный человек, которого плохо знают у нас, но великолепно знают во Франции, который просто идеал этого совмещения радио и телевидения. Это такой прекрасный ведущий, последние лет 20 он работает, это Бернар Рап просто запомните такую фамилию. Это человек, у которого получается и то и то: и без хлеба, и замечательно, и очень вкусно, и питательно. Может быть, и индивидуальный случай для меня.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне пришло на пейджер: «Спасибо за доверие. Познер». Если это Владимир Владимирович
С.БУНТМАН: Владимир Владимирович, мы Вам доверяем, естественно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Владимир Владимирович, это не просто доверие. Можно я раскрою тайны про акции?
С.БУНТМАН: Раскрой
А.ВЕНЕДИКТОВ: Что когда шла речь об этом третьем человеке, которому «Газпром» должен продать 9,5%, мы обсуждали три кандидатуры. Одна из них была Евгений Григорьевич Ясин, он стоял на первой позиции, больше я ничего не сказал «Фоменко начинал не с радио, а с группы «Секрет»» — мне напоминают.
С.БУНТМАН: Естественно. Мы и говорили шоу-бизнес. Но в этих двух он начинал.
С.КОРЗУН: Как раз здесь чисто: путь на радио и с шоу-бизнеса, и с телевидения на радио.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь даже пошли. Ксения Стриж, видимо, Ларри Кинг, Сергей Юрский и т.д. Гениальная фраза: «В вашем эфире не хватает человека провокации» Ну, вообще! Просто обидели по полной программе!
С.БУНТМАН: А как же тогда все это называется? И все эти люди?
С.КОРЗУН: Зачем Черкизову зарплату платят тогда?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я ему это передам.
С.БУНТМАН: Обидится.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Обидеть Черкизова может каждый, это правда. На самом деле, сейчас мы немножко наших слушателей сбили, потому что уже пошли, кого конкретно пригласить. А на что? «Позовите Ксению Стриж». Ксения хороший диджей, но на что? На ведение новостей? Не слабо будет, наверно. Мало никому не покажется. Представляете, Ксения Стриж выпускает новости. Обычные, программу 18-часовую. На самом деле, поскольку мы говорили все-таки о вечернем эфире будних дней, речь шла о программах или о ведущих этого вечернего эфира, я бы уже закинул с 20 до 00. Потому что у нас Троицкий ведет в 23 часа. Это очень сложная проблема, потому что хочется стилистику «Эха» сохранить, но на самом деле эта история с мадам Крент она меня в свое время, ровно в прошлом году, вывела из себя, потому что я не понимаю, как для российского существования
С.БУНТМАН: Это суперистория, на самом деле, исключительная.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ты знаешь, очень много телевизионных ведущих во Франции на радиостанциях делают утром небольшие рубрики. И не потому, что им за это платят большие деньги. Я вас уверяю, когда я был там, я узнавал нет. Они же только вечером. И они поддерживают себя, анонсируя свои передачи. Представляешь Мишу Леонтьева, который вызывается на «Банки и бизнес»? Просто улет был бы.
С.БУНТМАН: Такая штука, как выборка из Тины Крент в газетах. Это очень важно. То есть она рекомендует. Здесь должна быть фигура очень национального масштаба.
С.КОРЗУН: Обратите внимание, между прочим, что вы все время сползаете на утренние программы, хотя речь ведем мы сейчас
С.БУНТМАН: О вечерних.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто привел пример наиболее поразившей меня из звезды телевидения на радио.
С.КОРЗУН: Может быть, в этом вопросе не будем ограничиваться как раз вечерними программами? Потому что если человек вечером в эфире, то он может быть утром в эфире радио. И наоборот.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А я изъял слово «вечерние» в вопросе. Итак, я должен сразу сказать, что на пейджере голоса разделились пополам просто, там даже не голоса, там аргументация, я бы сказал.
С.БУНТМАН: Давайте попробуем строгим голосованием.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Итак, считаете ли вы, что в программах «Эха», вообще во всех программах «Эхо» должно прибегнуть к использованию звезд телевидения и шоу-бизнеса как ведущих, не просто гостей это очень важно. Или «Эхо» должно обходиться собственными силами? И мы слушаем телефон. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Какова Ваша точка зрения на нашу проблему?
СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что у вас своих звезд достаточно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А сил-то не хватает!
СЛУШАТЕЛЬ: Да это вы скромничаете.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А что, вам было бы неприятно, если бы известный человек от Фоменко до не знаю кого, кто вам нравится, вел свою передачу на «Эхе», чтобы вам не уходить на другое?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, можно сделать исключение для Светланы Сорокиной, а так надо своих звезд раскручивать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кого?
СЛУШАТЕЛЬ: Гулько, Варфоломеев.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А кто же новости будет делать, если Варфоломеев будет развлекательное шоу вести?
СЛУШАТЕЛЬ: Надо такое шоу, чтобы на основе новостей было.
С.БУНТМАН: Своих это интересно, действительно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А ты сядешь на новости, и я сяду.
С.БУНТМАН: И я сяду на новости, только у меня ничего не получится.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И у меня тоже. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Приветствую вас. Во-первых, поздравляю вас с победой. Во-вторых, хочу как-то предостеречь, вы очень легко сейчас: пригласить — не пригласить. Я надеюсь, что на самом деле гораздо серьезнее отнесетесь ко всему этому.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так вы сторонник чего?
СЛУШАТЕЛЬ: Я сторонник, чтобы пригласить обязательно. Звезды очень сложно делаются, и сегодня в лице, допустим, Познера такую величину невозможно создать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так надо пригласить?
СЛУШАТЕЛЬ: Обязательно. Не то что пригласить надо какой-то институт создать, который четко соберет всех этих звезд под ваши знамена.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так и сделаем. Создадим институт и соберем звезд под наши знамена. И, в общем, пора прикупить немножко ОРТ, я уже не говорю про остальные каналы.
С.БУНТМАН: Ты какой-то глобалист.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не сторонник насильственных действий, я люблю прикупать, а не грабить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы подводим итоги нашего второго опроса. Мы спросили у вас, считаете ли вы, что «Эхо» должно привлекать звезд для ведения программ вечером, вообще всех программ, или обойтись собственными силами? Нам позвонило 1662 человека, 31% считает, что надо привлекать звезд, 69% — что надо обойтись собственными силами. Ваш короткий комментарий.
С.БУНТМАН: Мне кажется, что почти в этой пропорции такую идеологию и надо вести. В основном делать новые программы своими силами, но звезда на то и звезда. А то получится, что мы и Зидана, и Фигу пригласили, а что-то не радует игра. Мне кажется, что звезда — это редкостное приглашение. Приглашение каждый раз звезды — это событие, подготовленное, с тылами и т.д. На радио телевизионной звезды. Очень хорошо, конечно, друг у друга переманивать звезд, и один и тот же маленький круг.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не переманивать.
С.БУНТМАН: Таскать звезд по разным местам одних и тех же тоже не стоит. Мне кажется, что хорошо подготовленная именно передача со звездой мне кажется, слушатели правы, они пропорцию нам подсказали.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь Сергей высказался: «Если будете приглашать слишком много звезд, то можете потерять самобытность, и это будет грустно».
С.КОРЗУН: Не думаю. Сразу отвечаю на последнее. Самобытность в разнообразии того, что «Эхо Москвы» предоставляет своим слушателям, в этом тоже самобытность наша. Но я с Серегой согласен в том, что именно в такой пропорции, наверно, и надо работать. То есть понятно, что приглашение звезды дело штучное, то есть когда она приходит в эфир, рассказать о том, что
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, это гость.
С.КОРЗУН: А вот на более-менее регулярную рубрику, пока у нас, надо сказать, из идущих сейчас Уткин Продолжается у нас «Футбольный клуб»? Потому что я не всегда слушаю, не большой фанат, но то, что слушаю это удачный опыт приглашения звезды. Скажем, Артем Троицкий строго говоря, это не ведущий программы, он делает музыкальную программу, как у нас делает А Моисей Рыбак он наш сотрудник или нет? В той же степени раз в неделю плюс какие-то материалы. Немножко неточный эксперимент. Я думаю, что не столько дозировано, сколько на самом деле озаботиться этим стоит, поскольку 30% считает, что надо приглашать звезд, естественно, их мнение мы не можем игнорировать, но на самом деле осторожно надо делать, и в этом мы с Сережей Бунтманом абсолютно сходимся.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Анна Семеновна подзуживает, и мы завершаем эту часть: «Для чего вам звезда? Вам хочется бледно выглядеть на ее фоне?»
С.БУНТМАН: Да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже бы ответил — да.
С.БУНТМАН: Бледно выглядеть на фоне звезды — это здорово. Зачем же тогда звезда?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Звезда — это конкуренция на самом деле, потому что отсутствие конкуренции и монополия ведет к загниванию, кто сказал не помню. То ли Маркс, то ли Энгельс, то ли Ленин, а может быть, все вместе.
С.БУНТМАН: Все вместе, хором, еще и товарищи Сталин.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А Фрейд записал.
С.КОРЗУН: Бросать постоянно камешки, чтобы поверхность была в какой-то степени взбаламучена (красивыми кругами, не беспорядочно бросать) — это очень важно, потому что любой застой, на самом деле, начинаешь ощущать, как только привык к месту, к своей программе. Меня начинает сразу изнутри дергать, как только я перестаю сильно потеть на эфире, это меня напрягает, значит, что-то с программой надо делать, чтобы она колола и меня в первую очередь.
С.БУНТМАН: А это программу «Вечерний обход» вы слушаете.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я предоставлю вам возможность с сентября попотеть на эфире, это совершенно не вопрос. Засиделись, голубчики. У нас будет еще один вопрос, связанный с coproduction
С.БУНТМАН: Совместным производством.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это нужно записать на самом деле, Сережа, для «Говорим по-русски» эту гениальную фразу Бориса Николаевича Ельцина про ваучер: «Анатолий Борисович, ну почему Вы выбрали такое иностранное слово «ваучер»? Назвали бы просто по-русски «приватизационный чек»». Это факт, от которого никуда не денешься, это не анекдот, это история. Тому масса была свидетелей. Совместное производство у нас печально, на мой взгляд, не знаю, как слушатели отреагируют. Мы провели, по-моему, 3 или 4 совместные передачи с «Гласом народа», а то и меньше, но 3 точно. Одна была с Гусинским, как вы помните, включение. Но при этом на самом деле было несколько передач, которые мы пытались обговорить и пытались сделать с прямым включением. Я имею в виду передачу по гимну, последний опыт крайне, на мой взгляд, неудачный, к сожалению. При этом голосовало в 2 раза больше народа в это же самое время. Сейчас у нас вечером по пятницам голосует от 600 до 1600, а там проголосовало 4500, я очень хорошо помню, я смотрел сегодня расшифровку. При этом постоянные нестыковки, непонятно, как включать собственных слушателей.
С.БУНТМАН: А не сделана была она.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А возможно ли сделать мультимедийную передачу? И нужно ли это, что самое главное?
С.БУНТМАН: Прыжок в сторону. Когда не было такого телевидения стерео с хорошим звуком, когда не было никакой «цифры», французское телевидение и французская программа «Франс Мюзик» делали потрясающие вещи. Они делали не только трансляции, но и показы в записи одновременно, например, музыкального спектакля огромного.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А зачем?
С.БУНТМАН: А для тех, кто в море, в самоволке и на гауптвахте, не могут смотреть.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это западное общество, 15%. Напоминаю: 85% дома слушают или 79%.
С.БУНТМАН: Но когда радио давало мне в миллисекунду без задержки, и я могу смотреть телевизор, это когда-то было, и слушать хороший стереозвук.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это музыкальное.
С.БУНТМАН: Я тебе даю как архаичный пример. Там было использовано по функциям то, что телевидение может дать свое, и то, что радио может дать. Для того чтобы сделать такую передачу, надо понять, что может телевидение дать, а что может радио дать. А у нас было так: или мы транслируем телевидение, не очень удачно всегда получается, и они нам не помогают, и мы им не помогаем А самый удачный пример это простейший. Президента как американского звали?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Клинтон, Билл. А какой интерес к телевидению? Они ретранслировали радиоэфир. Им-то что?
С.БУНТМАН: А по-моему, это была такая удача общая простейшая. Как можно придумать сложную передачу? Мне кажется, можно, только это надо садиться и думать. Мне кажется, нужно делать совместные передачи, только придумывать остроумно и выгоды все использовать — что радио, что телевидению. Иначе это просто ни то ни се.
С.КОРЗУН: Я могу с двух сторон относительно смотреть, потому что пробовал свои личные истории и со стороны радио общаться с телевидением, и со стороны телевидения общаться с радио. Я думаю, что если обе программы в прямом эфире, то они сопрягаются очень сложно, я бы сказал, что это на грани невозможного. Но если одна из программ идет в прямом эфире, а вторая делается по ее следам, в этом есть некий интерес, и даже не столько с телевидения на радио, потому что тогда радио будет повторять зады Скажем, программа «Тушите свет» многим нравится, я уже высказывался в эфире что я стилистику ее не особенно люблю, но дело не в этом. Многим нравится она сама по себе как миниатюра. Это решительно отбросим. А вот если некое тоже выездное шоу, тоже Алексей знает, о чем буду говорить, это идея выходной передачи. Если делать программу «Бендер-шоу» на улице с участием случайных прохожих, с участием телевидения, которое лишние моменты для себя отмонтирует, вырежет, оставит основное и даст некое шоу, вот здесь мне на самом деле видится что-то
С.БУНТМАН: Чтобы потом посмотреть, как оно было?
С.КОРЗУН: С одной стороны, посмотреть, как оно было. А потом, зрители телеканала — они не видели этого шоу, для них все имеет значение.
С.БУНТМАН: То, что не видно по радио.
С.КОРЗУН: И потом просто в картинку, для того, чтобы было весело, на улице мы не можем столько вложить, мы все-таки радио, а телевидение вложить может, это будет вклад телевидения, в это общее шоу.
С.БУНТМАН: Здесь важен принцип, потому что то, что сейчас Сережа Корзун говорил про «Бендер-шоу», это как частный случай.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Люди будут смотреть телевидение, «Бендер-шоу» и слушать в этот момент, что идет по радио. По радио будет идти передача «Гараж» или «Пассаж», а мы наших же людей отключаем на телевидение.
С.БУНТМАН: Во-первых, я прошу без грубостей, Алексей.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему без грубостей? Скажи спасибо, что не дурным голосом. Привыкли мягкотелого видеть!
С.БУНТМАН: Вы понимаете, что мы специально придумали всю эту историю, чтобы отвести Венедиктова громоотводом туда, вовне? Правильная проблема.
С.КОРЗУН: Есть конечно. Потом, кривые рейтингов радио и телевидения, в общем, различны в течение дня, и поэтому кто-то лидирует. В данном случае утром большей частью радио лидирует, вечером телевидение.
С.БУНТМАН: Но не абсолютно.
С.КОРЗУН: А второе, если мы работаем с каким-то телеканалом, то вполне вероятно, что его смотрят люди, которые «Эхо Москвы» не слушают. И таким образом косвенно к каким-то вещам вниманием То есть это PR нашего канала, так же, как и наоборот, между прочим.
С.БУНТМАН: Думать надо. Здесь то, что сказал Алексей Венедиктов он заострил. Наложится на интересную программу, которую не будут слушать. А для кого мы ее делаем? Раскручиваем телевизионное шоу, которое потом наложится на нашу программу, которую мы делаем впустую. Значит, надо думать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Думать надо всегда, только что делать-то?
С.БУНТМАН: Как всегда думать? А спать когда?
А.ВЕНЕДИКТОВ: А во сне не думаешь, что ли?
С.КОРЗУН: Вспоминаю какого-то латиноамериканского классика, уже забыл какого, который во первых строках своего.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Энгельс?
С.БУНТМАН: Маркс.
С.КОРЗУН: Роман начинался с того, что каждый мужчина стремится распространить свое влияние на всех женщин мира, но дело в том, что жизнь ограничена, поэтому на всех это не получается, но он старается, тем не менее, сделать максимум. Так и мы. Понимаем, что, конечно, все одновременно слушать радио «Эхо Москвы» не могут, но, тем не менее, стремимся, чтобы большая часть
А.ВЕНЕДИКТОВ: На самом деле, очень важный момент прозвучал одновременности или неодновременности. Потому что, конечно, когда ты способствуешь некоему телевидению, а телевидение способствует тебе
С.КОРЗУН: То есть изначально идея хорошая, хороших воплощений пока не было, я бы вот так сказал.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не помню ни одного, но мне всегда казалось, что век мультимедийный, должно быть одновременно совместное что-то.
С.БУНТМАН: Кстати, вышеупомянутый «Футбольный клуб» там было очень интересно. Это все умерло по независящим от нас причинам, но там был очень интересный момент, что люди и слушали в воскресенье «Футбольный клуб» у нас, где можно поговорить, обсудить, но самое интересное они смотрели во второй половине дня по старому НТВ в понедельник эту программку.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть они могли повлиять на Уткина при изготовлении этой программы.
С.БУНТМАН: Между прочим, попал ведь, и там корректировалось, и сюжеты очень интересные, как отражалось. И Вася полемизировал с теми мнениями, которые он слышал в радио, и уже как-то соотносился с той реальностью, которую создавали и слушатели.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А люди ждали там ответы, я понимаю. На самом деле готовится один проект и не один.
С.БУНТМАН: Один явственно готовится.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но неубедительно, честно говоря. Весь опыт, который у нас был до сих пор Это все замечательно, то, что сказал Сережа, то, что говорит другой Сережа. Неубедительно. Есть опыт провалов всех.
С.БУНТМАН: Просто никто не пробовал режиссировать это целиком, а это надо делать именно так. То есть один человек, одна голова, одна команда отвечает за все от сценария до распределения ролей, радио, телевидение, где, кто, как ведущий.
С.КОРЗУН: Тут даже одна голова — не голова, но одна команда это точно.
С.БУНТМАН: Голова как команда. Один мозговой центр и управляющий, в котором есть свои телевизионные люди, свои радийные.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне вообще кажется, что радио самодостаточно, я был сторонником совместных телепроектов, я перестал быть сторонником совместных телепроектов
С.БУНТМАН: Но ты не стал противником их.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас увидим. Я обращаюсь к радиослушателям. Поскольку нет мнения, я присоединюсь к большинству.
С.БУНТМАН: Ребята, не подведите.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нужно ли создавать совместные программы с телевидением, чтобы слушатели могли участвовать в этих программах посредством «Эха Москвы», или нужно создавать исключительно свою продукцию? Наверно нужно послушать пару мнений, как всегда. Только я прошу не говорить, какие конкретно программы надо создавать. Какого жанра да, а вот какие конкретно «Книжечки» совместно с телевидением это уже не нужно. Алло, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Олег. Я предлагаю, чтобы были объявлены конкурсы по тем вопросам, которые вы сейчас обсуждаете, и тогда родились бы новые звезды из народа.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А что значит из народа? А мы что, не народ, что ли?
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, тоже народ. Но вы приглашаете звезд, а я предлагаю, чтобы участвовали все в конкурсе на те темы, которые вас интересуют как руководителей замечательного радио «Эхо Москвы».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Должен сказать, что они существуют, конкурсы для профессионалов, безусловно. Потому что ведение эфира это профессиональная работа.
С.БУНТМАН: Бывают люди, не имеющие образования, но этому учатся и оказываются приспособлены.
С.КОРЗУН: Кстати говоря, и Лева Гулько, по-моему, и Леша Кашпур точно на конкурсе в свое время победили на аналогичном.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И Елена Ситникова, между прочим.
С.КОРЗУН: Но если всенародный конкурс, то боюсь, что не только лично одного из крупных акционеров, но и весь «Газпром», наверно, сможем разорить, если этот конкурс будет. Потому что это на самом деле очень сложная вещь и дорогостоящая.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кроме того, все-таки давайте скажем, что когда, предположим, вы заболели, вы же не объявляете конкурс на врача из народа, вы же не обращаетесь по радио, что слушайте, мне нужен врач, кто хочет меня полечить, давайте, один испробует такую таблетку, другой ножиком, скальпелем порежет Кстати, Олег, мы набираем людей, которые приходят действительно, невзирая на предыдущее образование, скажем так, но уже людей, которые себя в этой профессии зарекомендовали, так или иначе. У нас есть возможность еще принять второй звонок. Алло.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Андрей зовут. Только собственными силами и чтобы оно было эксклюзивным.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А по телевизору Вы не хотите?
С.БУНТМАН: А совместное? Речь идет не о том, чтобы брать телевизионную программу и ее здесь показывать по радио, а именно совместный проект, вот о чем речь идет.
СЛУШАТЕЛЬ: Я, может быть, такой патриот «Эхо Москвы». Вы мне очень дороги, я не хочу, чтобы вы с кем-то
С.БУНТМАН: Путались
А.ВЕНЕДИКТОВ: Все, я снял свой вопрос. Я хотел задать свой вопрос, я его снял, после слова «путались» я отъехал полностью. Нам позвонило 1208 человек, я могу подвести итог. Совместные программы 38%, свою продукцию 62%.
С.БУНТМАН: С такой пропорцией и будем делать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ночной эфир только если отдать под эту пропорцию.
С.БУНТМАН: Кстати, что такого интересного делает телевидение ночью?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я могу сказать, что была «Антропология» у Димы Диброва.
С.БУНТМАН: Кстати говоря, были такие туманные планы и предложения от Димы Диброва делать «Антропологию» и по радио одновременно, помнишь?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, были такие планы, но мы послушали, как это звучит — не сильно.
С.БУНТМАН: Мне кажется, мы были правы, что не стали этого делать. Потому что она со своим мертвенным светом, показана была хорошо.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Она же не интерактивная была для радиослушателей.
С.БУНТМАН: Конечно, и радиослушателей нет. Она была хороша на своем месте.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я до сих пор не понимаю этот интерактив по телевидению, когда голос с неба. Я принимал, когда с участием
С.БУНТМАН: Голос всегда неизвестно откуда, но почему-то всегда телефонную трубку ищут на небе.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я принимал несколько раз участие, и ты смотришь на ведущего, который молчит, а ты же не в наушниках сидишь, у тебя вокруг идет голос.
С.БУНТМАН: Кстати Дима Дибров один из первых, кто стал искать это на уровне своих глаз.
С.КОРЗУН: Нет, голова запрокидывается. Но решение художественное хорошее. Изобразительное решение, с камерами, «Антропология» настолько стильная программа, хорошая, жалко ее.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему жалко? Он будет ее вести, как я понимаю, на ОРТ, именно «Антропологию»
С.КОРЗУН: Уже, наверно, другая. Дима очень творческий человек, он что-то другое придумает, застывать в формах не будет, а это как образец своего времени останется. Наверх это к главному, наверно, обращаются, к Самому.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это болезненный вопрос, потому что все-таки я уверен абсолютно, что новые технологии, именно технологии, позволяют соединить радио с телевидением, позволяют найти нишу. Но я их не могу найти, я их не вижу, я их наблюдаю, но пока не вижу. Кроме приглашения звезд, если вернуться в тот вопрос, скажем, я пока То, что сказал Сергей, вослед, что называется, то, что готовит Сергей Бунтман Он стал совершенным путинцем. Спутался с Питером. Все время, как тетерев на току, говорит — асимметричный ответ пусть они там разделяются каким-то образом, эти боеголовки. Асимметричный ответ знаешь какой? Там очень смешно кто-то из французских журналистов пошутил: асимметричный ответ Путина на НПРО это в ответ на их штатовский щит мы достанем свой меч.
С.БУНТМАН: Зато мы остро наточим каменный топор — это называется.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Лена, я Вам возражу. «Антропологию» на НТВ не будет вести Александр Гордон. А Александр Гордон на НТВ будет вести ночную передачу с совершенно другим названием, а вот «Антропологию» на ОРТ будет вести именно Дима Дибров, поэтому будет две ночные передачи. И вопрос о ночных передачах, а также о субботе и воскресенье у нас будет в одной из программ «Ищем выход», и мы тоже спросим вашу точку зрения. Спасибо всем большое.





















Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире