'Вопросы к интервью
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Радиостанция «Эхо Москвы, программа «Ищем выход», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я представляю своего сегодняшнего гостя – это Сергей Неверов, спикер Госдумы, секретарь генсовета партии «Единая Россия». Сегодня у нас с вами второй тайм, причем на этот раз повод не самый веселый — вы подаете иск против Алексея Навального.

С.НЕВЕРОВ: Мы подготовили, оформили и направляем иск о защите чести и достоинства, признания несоответствующим действительности сведения, распространенные обо мне в сети интернет и об обязанности опровергнуть указанные сведения гражданина Навального.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Можно подробнее, к чему возникли претензии? Просто довольно странно видеть такой иск в обстоятельствах, в которых блог Навального вообще заблокирован – тотально и везде.

С.НЕВЕРОВ: Гражданин навальный не заблокирован же.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Он под домашним арестом, полностью отрезан от коммуникаций.

С.НЕВЕРОВ: Есть представители, которые могут придти в суд и отвечать от его имени, быть ответчиками.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Можно подробнее, чем были задеты честь и достоинство, в чем конкретно ваши претензии?

С.НЕВЕРОВ: как вы выразились, в первом тайме обсуждались как раз эти вопросы, когда в ноябре появились в сети интернет высказывания о том, что Неверов не задекларировал некое имущество, и тем самым нарушил законодательство, соответственно, эти претензии были опубликованы и в ряде СМИ растиражированы – мы как раз с вами это обсуждали.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: да, речь шла о даче в садовом товариществе.

С.НЕВЕРОВ: речь шла о земельных участках, и об этом мы тогда говорили. Как вы помните, я тогда вам говорил о том, что настоятельно буду просить как можно быстрее Комиссию ГД, которая занимается вопросами проверки достоверности деклараций, рассмотреть этот вопрос для того, чтобы ответить на предъявленные претензии.

Такая комиссия состоялась 4 декабря, на которой я достаточно, на мой взгляд, подробно и скрупулезно ответил на все предъявленные мне претензии.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ну и проверку тогда не стали проводить.

С.НЕВЕРОВ: ну, тогда это было решение комиссии. Как вы помните, тогда в заседании этой комиссии присутствовал и главный редактор журнала «Нью таймс» Альбац, которая тоже направляла обращение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Евгения Марковна обращалась с запросом.

С.НЕВЕРОВ: Обращалась в комиссию, и я позволю себе процитировать, когда в завершении этой комиссии, когда комиссия приняла решение о том, что никаких нарушений нет, и я неоднократно в ходе обсуждения обращался и к журналистам, которые свободно могли присутствовать на этой комиссии, и к Альбац, — о том, что на все ли вопросы я ответил. И тогда прозвучало, что Неверов «создал важный прецедент, искренне говорю – мне нравится стремление говорить открыто, это мужской поступок». И все тогда вопросы на комиссии были сняты.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сергей Иванович, мне кажется, вы сейчас используете авторитет Альбац.

С.НЕВЕРОВ: Я просто процитировал ее высказывание. Тем не менее, публикация о том, что публиковал Навальный, постоянно продолжаются и постоянно идут

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это же интернет.

С.НЕВЕРОВ: нет, они идут и в СМИ. Буквально недавно на одном из периодических изданий электронных, которые печатаются, вновь было сделано заявление со ссылкой на информацию Навального о том, что к Неверову есть претензии по поводу незадекларированного имущества – это как раз и вынудило меня прибегнуть к судебной уже защите своих прав и выступить с иском к Навальному.

Т.ФЕЛГЕНГАЭУР: Буквально. Сейчас мне уже становится страшно за СМИ, потому что в прошлый раз я прекрасно помню, как вы говорили про телеканал «Дождь», и что случилось с телеканалом мы знаем и видим.

С.НЕВЕРОВ: При чем мой иск к Навальному и телеканал «Дождь»?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вы же сейчас СМИ упомянули – вот, так и так.

С.НЕВЕРОВ: Задача же на самом деле, еще раз хочу сказать, — это вынужденная необходимость прибегнуть к судебной защите своих прав, чтобы решением суда, надеюсь, была поставлена точка, и в моем исковом заявлении указано, что я прошу признать несоответствующей информацию, которая была опубликована гражданином Навальным, и требуют опровержения в СМИ того заявления.

Поэтому это суд определит, и тогда, я думаю, что уже даже если будут какие-либо публикации, то обязательно будет ссылка, что по решению суда эта информация была признана недостоверной.

Мы сегодня просто это видим периодически. Я просто хочу сказать — мы же все люди, живем, у нас дети, несовершеннолетние дети, которые также пользуются интернетом, которые учатся в школе, общаются. Я не хотел бы, чтобы постоянно появлялась информация, что к Неверову есть претензии, потому что он что-то скрыл, незадекларирован, не показал.

Мне кажется, что это достаточно открыто. Я тогда еще раз все СМИ призвал и сказал — посмотрите, есть какие вопросы, задайте. И все вопросы были заданы, более двух часов шло заседание комиссии, и на все вопросы были даны ответы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вы же знаете, как работает интернет – если там есть какая-то информация, то она там и останется.

С.НЕВЕРОВ: У меня не претензии к интернету.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но тогда, на тот момент, в декларации не было, ни земельного участка, ни дома.

С.НЕВЕРОВ: Нет. В декларации был земельный участок.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В чем конкретно претензии к Навальному?

С.НЕВЕРОВ: Конкретная претензия к Навальному – он опубликовал, что Неверов ни в 2011, ни в 2012 гг. не указал в декларации участок, которым он пользуется. Но Неверов не мог указать ни в 2011, ни в 2012 гг. участок, потому что членом товарищества «Сосны» Неверов стал в 2013 г. И участок, который находился к тому примыкающему участку, который я приобрел и задекларировал, и членом когда товарищества я стал в 2013 г., только появился тогда договор аренды с этим участком, который отражен сейчас в декларации за 2013 г., который мы подали до 1 апреля – она скоро будет опубликована.

Вот в этом и есть недостоверность – когда г-н Навальный заявляет в дальнейшем, опять уже после разбирательства, называя конкретный номер этого участка и говорит – он незадекларирован, Неверов не задекларировал участок, который он должен был декларировать и в 2011 и в 2012 гг. Но Неверов не мог декларировать этот участок, потому что его даже там не было, самого Неверов. В этом и есть недостоверность.

И когда идет тиражирование, что Неверов скрыл что-то, незадекларирован, при этом не объясняется о том, что все претензии, которые были предъявлены, на комиссии были, в соответствии с документами, рассмотрены и сняты, и в декларации 2013 г. это отражено, но, тем не менее, это продолжается.

Поэтому моя цель – обратиться в суд, чтобы суд поставил в этом вопросе точку. И сказать, что заявление Навального было недостоверным и потребовать опровержения.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Жаль, что Навальный находится под домашним арестом и отрезан от всех коммуникаций и не может присутствовать в этой студии, чтобы с вами подискутировать – мне кажется, это было бы интересно. У меня такой вопрос – решение о том, что вы хотите подавать иск о защите и чести и достоинства когда приняли? Тогда, когда все это началось, или совсем недавно?

С.НЕВЕРОВ: Я же вам сказал – когда все это началось, я считал, что обсуждение на комиссии, которая прошла 4 декабря, вопрос закрыт. Но, тем не менее, в течение этого периода периодически эти публикации появлялись. И последняя публикация прошла 23 марта в одном из изданий, и вышла газета у гражданина Нивального, где в очередной раз опять говорится об этих участках – это как раз и вынудило меня прибегнуть уже к судебной защите.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы читаете газету «Популярная политика»?

С.НЕВЕРОВ: Я пользуюсь интернетом, вижу это в интернете, я работаю и это все тоже встречаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здорово, — разные источники интересны, разная информация. Просто я не знала, что вы читаете «Популярную политику».

С.НЕВЕРОВ: Почем мне ее не читать?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Можно тогда подробнее про декларацию? Раз все началось с нее — до 1 апреля вы все документы отдали?

С.НЕВЕРОВ: Естественно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но их опубликуют нескоро. Вы сможете сейчас рассказать подробнее, что сейчас в декларации?

С.НЕВЕРОВ: Все, что было в прошлом году – это участок земли размерами в 20 с небольшим соток и участок земли в 6 соток, который был в декларации прошлого года. В этой декларации добавилось только то, что Неверов заключил на правах аренды договор, и на правах аренды пользуется участком, который примыкает к этому его участку. Также в декларации этого года появился земельный участок, который в апреле 2013 г. приобретала моя супруга, Неверова, он отражен в декларации как раз за 2013 г.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А еще там была история с тещей, на которую задекларирован… ну, то есть, про тещу можете ничего не рассказывать.

С.НЕВЕРОВ: У Ирмы Андреевны есть свой собственный участок, на котором находится дом, который они приобретали, она приобретала вместе со своими детьми, и соответственно, это ее собственность.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А участок, который по договору аренды, ион задекларирован на вашу жену?

С.НЕВЕРОВ: на меня.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: на вас?

С.НЕВЕРОВ: Конечно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А дом на нем тоже задекларирован?

С.НЕВЕРОВ: Дом находится не на этом участке.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: не на нем? Это просто много земли?

С.НЕВЕРОВ: нет, это просто у прошлого хозяина участок, который он эксплуатировал, был записан на четырех человек, поэтому я приобретал один участок, супруга другой участок, Ирма Андреевна третий участок, а четвертый, который граничит со мной, этот участок принадлежит «Соснам» и я заключил договор аренды. Заключил в прошлом году и в этом году отразил его в декларации. Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И на всю семью один дом.

С.НЕВЕРОВ: Этот дом Ирмы Андреевны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, когда участок большой – вы же понимаете, про депутатов всем все интересно.

С.НЕВЕРОВ: Конечно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тещи, жены, дети.

С.НЕВЕРОВ: Братья, сестры. У меня сестра живет в Томске, у нее есть своя квартира.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Все надо расковырять, а еще узнать, сколько что стоит, откуда деньги — для избирателя это самые животрепещущие вопросы.

С.НЕВЕРОВ: Конечно. Про людей все интересно. Какая собственность у Навального, какая собственность у главного редактора какого-нибудь издания, у депутата, у губернатора.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, Навальный не депутат – его не избирали.

С.НЕВЕРОВ: ну, он был кандидатом в мэры города, и насколько я понимаю, был случай, когда Навальный скрыл свою недвижимость, свой бизнес за рубежом, и когда ему об этом было сказано, он ответил в своем блоге «ха-ха-ха», а сейчас вдруг адвокаты говорят — ну, просто был невменяемый.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: не помню такой истории — про «невменяемого» и про «ха-ха-ха».

С.НЕВЕРОВ: ну, совсем недавно была эта история. Об этом заявляли адвокаты, и есть решение суда — от г-на Костина к Навальному. Понимаете, когда вы идете в кандидаты, то избиратели тоже хотят знать, что у вас есть. И нужно было, конечно, навальному сказать не «ха-ха-ха», а сказать: да, я забыл указать, что у меня есть такая собственность.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ну, как вы казали – у меня было то-то и то-то.

С.НЕВЕРОВ: Но у Навального же было право обратить в суд к Костину, но обратился Костин и этот суд выиграл. И адвокаты казал – к сожалению, был невменяем в данный момент.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: не помню такую фразу адвокатов.

С.НЕВЕРОВ: А вы почитайте другую прессу. Если вы читаете только газету номер один, которую публикует навальный…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажу страшную вещь – ни разу не читала.

С.НЕВЕРОВ: И не видели?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Видела в интернете, безусловно. Тогда вот еще что скажите — у вас к журналистам нет претензий?

С.НЕВЕРОВ: Журналисты перепечатывают со ссылкой на информацию от Навального, они же ссылаются, они говорят – по информации, которую дал Навальный, у Неверова есть незадекларированная собственность. Поэтому и претензии все к Навальному.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но блог его заблокирован.

С.НЕВЕРОВ: думаю, что этот вопрос не к Неверову.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я просто не очень понимаю – например, суд решит, что Навальный должен опровергнуть. Пытаюсь представить, как он будет опровергать, если полностью отрезан от коммуникаций и не может ничего написать.

С.НЕВЕРОВ: Напишет письмо в газету «Труд» и скажет: признаю, был невменяем, оказывается, информация была недостоверной.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: расскажите еще про комиссию, на которой вы так долго отчитывались и на которой были журналисты. Вам там вопросы задавали?

С.НЕВЕРОВ: Я с самого начала настаивал на том, чтобы как можно быстрее прошло заседание комиссии, на которой я постараюсь ответить на все вопросы. И все вопросы, которые там прозвучали, даже те, которые комиссия, по большому счету, и не задавала, но я настоял на том, что на них необходимо ответить, потому что написано и журналисты, которые там присутствовали – был открытый доступ, — вправе были знать, откуда этот участок, откуда участок, когда появился участок у Неверовой Ольги Викторовны, когда появился договор аренды – все эти документы в подлиннике были представлены членам комиссии, представлены присутствующим, комиссия сделала перерыв.

Все, кто хотел ознакомиться с этими документами, подошел и ознакомился, и дальше комиссия посчитала, что нет оснований осуществлять дальнейшую проверку, потому что все достоверно. И то, что было указано в декларации за 2012 г. имеет место, и никаких других претензий к Неверову не оказалось.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А то, что проверку не стали проводить?

С.НЕВЕРОВ: А комиссия же принимает решение, что если вы представили все соответствующие документы, и они надлежащим образом оформлены, и комиссии сидят представители, которые длительный период времени занимались правовыми вопросами… Я ведь спросил у присутствующей Альбац, есть ли еще ко мне вопросы – она казала: нет. И комиссия сказала – у нас тоже нет вопросов.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вы видели что-то после этой комиссии, в развитие этой истории?

С.НЕВЕРОВ: После этой комиссии я увидел заявление Навального, где он казал – опять перечислил эти участки и назвал два участка незадекларированными. Более того, он сказал, что эти участки должны были быть задекларированы Неверовым в 2011 и 2012 гг. Но я повторю, что я вошел в данное товарищество только в 2013 г., поэтому их у меня просто физически не могло быть ни в 2011, ни в 2012 гг. А он настаивал на том, что я должен был их декларировать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И вы теперь хотите, чтобы он перестал настаивать?

С.НЕВЕРОВ: Я хочу, чтобы просто-напросто эта информация была принята недостоверной и по этому поводу было дано опровержение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я все пытаюсь фантазировать, как это будет. Вы сами будете в суд ходить?

С.НЕВЕРОВ: Я буду сам ходить в суд. Но буду, конечно же, это делать в присутствии адвоката, с которым я заключил соглашение, так как есть специалисты, которые этим занимаются, но все ответы, которые мне будут адресованы, я их буду формулировать сам.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошая у вас будет встреча с Навальным, если ему разрешат присутствовать на суде.

С.НЕВЕРОВ: насколько я понимаю, даже когда ему можно было это делать, и он бы мог свое присутствие обозначить на суде с Костиным, он же туда не пришел. Может быть, он просто в этот момент оказался опять невменяемый.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, что вы к слову…

С.НЕВЕРОВ: Так озвучили адвокаты. Сказали, какие могут быть претензии, если он был невменяемый?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: все-таки аргументация странная.

С.НЕВЕРОВ: Аргументация озвучена адвокатами гражданина навального.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Аргументацией может послужить документ.

С.НЕВЕРОВ: ну, думаю, этот документ будет представлен в суд.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тогда это будет аргументацией. А слова «вменяемый» — «невменяемый»….

С.НЕВЕРОВ: Это же не мои слова, а слова адвоката гражданина навального.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Чаще всего наши слушатели спрашивают, сколько стоит и откуда деньги.

С.НЕВЕРОВ: все эти вопросы тоже были заданы Комиссией, хотя это не является компетенцией комиссии, по этому поводу были представлены, конечно, все документы — на стоимости участков, которые приобрел Неверов в 2012 г. и которые задекларировал, и стоимость этих участков.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А можно цифры услышать?

С.НЕВЕРОВ: Конечно. Общая стоимость приобретенного участка Неверовым, которые были задекларированы, составила 14 с небольшим миллионов рублей, и по этому поводу были…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это все участки?

С.НЕВЕРОВ: Это участки, которые принадлежат Неверову.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Которые в вашем владении?

С.НЕВЕРОВ: Это два участка, которые находятся в моей собственности. Который участок — там порядка 24 соток и 6 соток

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И второй вопрос – откуда деньги?

С.НЕВЕРОВ: Как — откуда деньги? Я получаю заработную плату, моей женой…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В массовом сознании слушателей 14 миллионов – это очень большие деньги.

С.НЕВЕРОВ: Конечно. Но я по этому поводу дал все объяснения. За этот период был продан автомобиль за полтора миллиона рублей, была продана трехкомнатная квартира в Новокузнецке за 6 миллионов рублей, был присовокуплен доход моей жены в 3 миллиона рублей, был приложен мой доход за 3 года, который я получаю в 2 млн рублей. Этих средств было достаточно для того, чтобы купить за 14 млн этот участок. Это все было представлено на комиссии, в присутствии всех журналистов были даны объяснения.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Просто вам беспокоит газета Навального.

С.НЕВЕРОВ: Меня не беспокоит газета навального. Меня беспокоит то, что мои дети читают недостоверную информацию, общаются со своими друзьями и эта недостоверная информация тиражируется. По этому поводу — я уже казал о том, что это все принудило меня прибегнуть к судебной защите своих прав, и эти мои права защищены ст. 152 Гражданского кодекса РФ, который говорит, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь и достоинство, деловую репутацию, сведений.

Если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Поэтому адвокатам Навального придется доказать, что эти сведения, эти незадекларированные участки, имеют место быть. И если они не докажут, тогда эта информация признается недостоверной.

Думаю, что это право каждого гражданина в нашей стране. Это право – суд и гражданин, гражданин может реализовать, а суд, рассмотрев, принять это решение.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще раз, чтобы понять – у вас в декларации есть квартира, в которой вы живете – она задекларирована на вашу жену.

С.НЕВЕРОВ: Да.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А она у вас числится как в безвозмездном пользовании?

С.НЕВЕРОВ: нет. В безвозмездном пользовании, потому что я в ней проживаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ну да, вы в ней живете. Соответственно, дом, который там — там тоже безвозмездное пользование для вас?

С.НЕВЕРОВ: Я там не проживаю. Этот дом – собственность Ворожищевой Ирмы Андреевны.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вашей тещи.

С.НЕВЕРОВ: И он еще строится, еще не завершено строительство. И теща вправе, моя теща, Ворожищева Ирма Андреевна, вправе распорядиться этой собственностью так, как она посчитает нужным. Передать ее детям своим, внукам, — кому посчитает нужным это сделать, и проживать вместе с ними там. И вполне возможно, — да, как я уже говорил, — мы все вместе будем проживать.

Что же касается моей квартиры, которую вы сейчас затронули, то эта квартира декларируется начиная с 2008 г.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, у меня перед глазами ваша декларация.

С.НЕВЕРОВ: Просто совсем недавно опять появился вопрос товарища-гражданина Навального, который говорит – слушайте, так у Неверова еще и квартира есть. Да, есть эта квартира, и появилась она в 2008 г. В 2011 г., когда проходили выборы, она была отмечена в декларации.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: да, я вижу – супруга – квартира, 105 метров с половиной. Страна расположения – Россия. Делаем перерыв и вернемся в студию

НОВОСТИ

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжаем программу. В гостях у меня сегодня Сергей Неверов, говорим мы о готовящемся иске.

С.НЕВЕРОВ: Уже готовом.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: О предстоящем суде Неверова с Навальным, чтобы нашим слушателям окончательно все стало ясно – потому что они запутались…

С.НЕВЕРОВ: Вы их не путайте, Татьяна.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я как раз хочу, чтобы все распутались. В вашей собственности есть земельный участок и автомобиль.

С.НЕВЕРОВ: В моей собственности нет автомобиля.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: даже автомобиля нет?

С.НЕВЕРОВ: У вас декларация прошлого года.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я на сайте ГД смотрела. Машина была.

С.НЕВЕРОВ: Машина была.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Теперь машины не осталось, есть только земельный участок.

С.НЕВЕРОВ: Есть два земельных участка, и земельный участок, который находится в аренде.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И только в 2013 г. вы стали членом этого садоводства. Вы покупали участки у Константина Косачева?

С.НЕВЕРОВ: Да, у Константина Косачева.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А когда?

С.НЕВЕРОВ: Сделка была совершена в декабре 2012 г., в январе 2013 г. я получил свидетельство о собственности на те участки, которые я приобретал у Косачева. Но они были не у Косачева, они были, по-моему, у супруги – тот участок, который я приобретал.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, примерно год шло оформление сделки?

С.НЕВЕРОВ: нет. Сделка была совершена в декабре 2012 г., а в январе 2013 г. я получил право собственности. Но совершив сделку в декабре, купли-продажи 2012 г., я уже счел необходимым этот участок включить в свою декларацию.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А к концу 2013 г. вы уже стали полноправным собственником.

С.НЕВЕРОВ: В апреле 2013 г. я стал полноправным участником.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Апрель хороший месяц. Декларацию в апреле подают. Это для тех слушателей, которые спрашивают, как это получалось по числам – что у вас есть, и чего нет. Возвращаясь к нашему прошлому эфиру — вы мне рассказывали конспиралогическую, на мой взгляд, версию о том, что телеканал «Дождь» ведет кампанию против вас, и все это на самом деле затеял телеканал «Дождь», а вовсе не Навальный.

С.НЕВЕРОВ: ну, вообще-то было не так совершенно. Я сказал совершенно не так.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ну, вы там еще Кудрина приплели.

С.НЕВЕРОВ: Если вы почитаете еще раз, я там казал следующее — что только телеканал «Дождь» подхватил инициативу, которую объявил Навальный по расследованию незадекларированных участков и стал ее тиражировать в ежедневном режиме. Было сказано именно так.

Поэтому никакой конспиралогической истории нет, — именно телеканал «Дождь» это показывал.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По-моему, вы с ними потом встречались?

С.НЕВЕРОВ: 4 декабря, на комиссии, которая проходила, были и представители телеканала «Дождь», и после заседания комиссии, более того, я с тем, кто делал репортаж на телеканале «Дождь», беседовал, и все то же самое повторил, и никаких вопросов ко мне не возникло.

Более того, насколько я знаю, 4 декабря был эфир на телеканале «Дождь», на который пришли члены комиссии и говорили об этом. И именно опять, в этот же день, Навальный на телеканале «Дождь» заявил, что у Неверова есть два незадекларированных участка, который он должен был задекларировать в 2011 и 2012 гг., повторив то, что публиковал 27 декабря.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Теперь несколько сообщений вам прочитаю – избиратель активен, и пишет. Степан: «14 млн стоили два участка, на которые скинулись все. Сколько стоил дом, и почему Навальный пишет, что все вместе стоит 112 млн.?»

С.НЕВЕРОВ: Отвечаю для Степана – то, что пишет Навальный, вы можете это взять, как хотите, и прочитать. То, что сказал Неверов – он казал о том, что не скидывались все на те участки, которые задекларировал Неверов, а этот участок был приобретен Неверовым на те средства, которые были задекларированы в его декларации.

Что касается участка, о котором здесь прозвучало, купила Ирма Андреевна – на этот участок складывались все дети Ворожищевой Ирмы Андреевны, — здесь эти вещи нужно различать.

Что же касается Неверова, где он взял средства, как он их получил, хочу сказать, что я работать начал не вчера, я 16 лет отработал, у меня одна запись — я 16 лет отработал на одном предприятии – шахта «Есаульская» города Новокузнецка. После армии, с 1983 г. до 1999, и в 1999 г. был избран депутатом ГД. И с 1999 г. являюсь депутатом ГД, где тоже получаю заработную плату.

У меня работает моя жена, работаю я, мы имели определенные накопления. При этом я уже казал, что нами была продана трехкомнатная квартира в Новокузнецке, автомобиль. И этих средств хватило для того, чтобы приобрести эти два участка площадью 24, и 6 соток – для того, чтобы Неверов их приобрел и у себя в декларации отразил, что и было сделано.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Денис: «Вы хотите от Навального только опровержения или деньги за ущерб?»

С.НЕВЕРОВ: В данном иске материальных требований не предъявлено.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Денег просить не будете, будете только опровержения просить?

С.НЕВЕРОВ: Татьяна, в данном иске материальных требований не предъявлено к гражданину навальному. В данном иске предъявлена просьба к суду рассмотреть по существу и рассмотрев, сказать, достоверна информация, опубликованная гражданином Навальным, или недостоверная. И если она недостоверная, то попросить суд принять решение об опровержении данной информации.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире