'Вопросы к интервью
Т. ДЗЯДКО – Добрый вечер. Программа «Ищем выход» и в студии ведущие Татьяна Фельгенгауэр и Тихон Дзядко. Сегодня мы будем говорить о выборах в Подмосковье, которые как вы знаете, пройдут в единый день голосования в сентябре и кампания обещает быть жаркой и интересной. Будем обсуждать то, как она продвигается и как уже 15 человек изъявили, 16 уже даже о своем желании баллотироваться в губернаторы Московской области. Кому из них удастся зарегистрироваться, как все будет происходить и какие проблемы существуют. Будем обсуждать с нашими гостями в студии. Александр Романович — заместитель председателя комитета ГД по международным делам, глава подмосковного отделения партии «Справедливая Россия» и Константин Черемисов — руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель председателя Мособлдумы. Ожидаем Геннадия Гудкова, политика, до недавнего прошлого депутата ГД, который надеемся, скоро появится.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Конечно хотелось бы видеть в студии временно и.о. обязанности губернатора Подмосковья Андрея Воробьева.

Т. ДЗЯДКО – Или кого-то из его представителей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Однако ни он, ни его замы не смогли найти время для того чтобы придти к нам в студию. Несмотря на это Андрей Воробьев сегодня общался все-таки с журналистами и сказал, что вообще он готов и планирует встретиться с другими кандидатами на пост губернатора, чтобы «сесть за круглый стол, потому что начинаются разные статейки и политическая борьба, это всегда обмен ударами. Я хочу повстречаться, пожать всем руку и предложить честную и открытую кампанию». Жаль, что Андрей Воробьев не смог повстречаться в нашей студии с вами.

Т. ДЗЯДКО – В этой маленькой, но честной компании.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Без разных статеек.

Т. ДЗЯДКО – Насколько вы готовы встречаться с Андреем Воробьевым и какие-то аспекты предстоящей кампании обсуждать и какие являются первоочередными?

А. РОМАНОВИЧ — Я с Андреем Воробьевым встречался часто. Он мой коллега по работе в ГД, до его назначения временно и.о. Поэтому такая возможность есть всегда и до сегодняшнего она сохраняется. Но если будут какие-то предложения по поводу встречи для обсуждения хода избирательной кампании…

Т. ДЗЯДКО – Именно в рамках кампании.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Потому что Андрей Воробьев сказал, что он не считает нужным подписывать меморандум о честных выборах, потому что выборы априори должны быть честными. Готов встречаться.

Т. ДЗЯДКО – Пришел Геннадий Гудков. Здравствуйте.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Мне лично по роду своей деятельности сегодняшней приходится практически каждую неделю общаться с и.о. обязанности губернатора, поскольку я являюсь членом высшего совета при губернаторе. Позиция достаточно правильная по поводу предстоящей встречи. Потому что надо хотя бы посмотреть на тех кандидатов, которые сегодня уже заявились на выборы. Мы сами многих не знаем в лицо, что они из себя представляют, с какими целями идут. Мне приятно, что вы начали наш диалог с того, что кампания ожидается серьезной, жаркой. А то я, уезжая сюда, посмотрел ваш сайт, посмотрел вопросы, которые висят, я вам скажу, что позиция некоторых меня немножко удивляет. Что выборы уже предрешены, что победитель чуть ли ни объявлен.

Т. ДЗЯДКО — Это не так? На ваш взгляд.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Далеко не так. Если говорить о компартии, о себе как кандидате, мы себя чувствуем достаточно уверенно, если три недели назад говорили, что у нас какие-то маленькие проценты, то сегодня многие СМИ говорят, что у нас стартовые позиции достаточно приличные. Потому что итоги выборов в ГД, в областную и те проценты, которые мы тогда набрали, говорят о том, что стартовые позиции у партий, которые представлены сегодня даже в областной думе совершенно не те, которые обозначались некоторыми СМИ.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Про стартовые позиции мы еще поговорим. По поводу возможной встречи с Андреем Воробьевым мнение Геннадия Гудкова послушаем. Андрей Воробьев не смог придти и никого вместо себя прислать не смог.

Г. ГУДКОВ — Все по районам бегают, подписи собирают.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Сказал, что хотел бы встретиться, пожать руку всем и предложить честную открытую кампанию.

Г. ГУДКОВ — Это кто так сказал?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Андрей Воробьев.

Г. ГУДКОВ — У нас лицемерие достигло высот небывалых. Двойные стандарты, лицемерие, обман. Говорим одно, думаем другое, поступаем по третьему. У меня нет никакого желания, честно говоря, встречаться с Воробьевым. Уж тем более жать ему руку в надежде на какие-то честные выборы. Я думаю, что выборы будут нелегитимными, судя по тому, что творится в области. Я думаю, что эти выборы карикатурные. У меня нет претензий лично к коллегам я хорошо отношусь лично и к Александру Леонидовичу и к представителю КПРФ, руководителю тем более фракции, но сговор партий очевиден. Вот, пожалуйста, доказательство…

Т. ДЗЯДКО – А что за сговор партий?

Г. ГУДКОВ — …подписи. И много других доказательств. Поэтому если не будут допущены в Москве Навальный, в Московской области Гудков, то я думаю, что выборы можно бы смело признавать нелегитимными. Поскольку зачищается политическая поляна.

Т. ДЗЯДКО – А что имеется в виду под сговором партий?

Г. ГУДКОВ — Я согласен, у КПРФ очень хорошие позиции в Московской области. Она могла бы действительно достойно выступить при одном условии. Там есть один лидер в КПРФ, который действительно имеет реальный рейтинг и поддержку. Это Владимир Иванович Кашин. Но Владимир Иванович Кашин отказался от выборов, при всем уважении к областной думе, к позиции фракции, мы по многим вопросам выступали, наверное, будем выступать союзниками. Но такого рейтинга у уважаемого коллеги Черемисова нет. Владимир Иванович Кашин конечно намного крупнее, ярче и известнее. Если бы он пошел, наверное, была бы более серьезная борьба со стороны КПРФ. Но что по «Справедливой России» я думаю, что примерно такой же вариант. Есть яркие сильные фигуры, были и если бы «Справедливая Россия» действительно боролась не за проценты или не за участие, а за победу, наверное, все было бы немножко по-другому.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Константин Николаевич, что-нибудь ответите?

К. ЧЕРЕМИСОВ — Конечно отвечу. Дело в том, что очень часто последнее время говорят о том, что у нас лидеры одни и те же, почему мы видим одни и те же лица. Партия приняла решение, что на сегодняшний день необходимо показывать новые лица. Если на нашей партийной конференции было принято решение, что на выборы пошел именно я, это говорит о том, что действительно в этом плане мы работаем. Я думаю, что мы в любом случае покажем достойные проценты. А то, что Кашин является действительно более известной фигурой, это даже не обсуждается. Но у нас преимущество в чем. Что я иду не один на выборы, а иду целой командой. То есть в эту команду включен и Кашин, многие знаковые люди для Московской области, поэтому наше будущее правительство в случае выигрыша обозначит в ближайшее время и там будут представители Московской в основном области. Поэтому мы говорим о том, что самое главное независимо от того, кто победит, чтобы правительство формировалось из представителей в первую очередь Московской области, которые знают хорошо Московскую область. У меня как кандидата позиция такая, что в это правительство в любом случае должны входить представители всех партий, которые действуют на территории Московской области. Потому что я хорошо знаю представителей «Справедливой России», ЛДПР, там очень достойные люди, имеющие школу жизни хорошую, прошедшие и производство, причем люди достаточно молодые до 50 лет. Мы и Воробьев, в том числе говорим о том, что очень зря, что когда приходит новая команда на территорию, а мы уже имеем за последние полтора года второй случай. Пришел Шойгу, пришла абсолютно новая команда. Шойгу ушел, пришла вместе с Воробьевым тоже новая команда. Я вам скажу, что многие вещи, которые могли бы сделать в правительстве, они к сожалению застопорились. Поэтому мы говорим, у нас есть масса достойных людей, в том числе в главах, которых можно спокойно двинуть в правительство и которые оказывали бы содействие и способствовали улучшению качества работы правительства. Это наша позиция и мы ее будем сохранять до последнего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Александр Леонидович, за «Справедливую Россию» надо теперь ответить.

А. РОМАНОВИЧ — Я не буду повторять очевидные истины. Мы также считаем, что выборы, который пройдут в Московской области, это выборы партийные. И «Справедливая Россия» как парламентская партия на этих выборах занимает четкую ясную и активную позицию. Выдвинув кандидатом в губернаторы Московской области человека, который наибольшим образом среди членов партии, как посчитала конференция, знает ситуацию. Умеет работать в области, работал в области и продолжает работать. А себе говорить много не совсем корректно было бы…

Т. ДЗЯДКО – Мне кажется для кандидатов вполне корректно.

А. РОМАНОВИЧ — Пускай обо мне скажут те люди, которые меня знают и те доверенные лица, которые будут принимать участие в кампании. Я могу сказать, что еще раз повторяю, больше того, в законе Московской области, кстати, в отличие от Москвы прописано, что кандидаты на пост губернатора Московской области выдвигаются политическими партиями, что мы считаем очень правильным и важным. И здесь кандидат, который выдвинут политической партией, он является продолжателем того курса, который партия вела. И что очень важно, мы пришли в Московскую область не вчера, не позавчера, наша команда работает в Московской области и стала еще до выборов 2007 года. Когда «Справедливая Россия» не была парламентской партией, фракция «Справедливая Россия» появилась в Мособлдуме, мы с тех пор продолжаем серьезно заниматься проблемами Московской области. Мы знаем что делать, мы сформулировали наши задачи. И мы подготовили программу, которая называется – «10 шагов справедливости Московской области».

Т. ДЗЯДКО – Геннадий Владимирович, вы отчасти по-резонерски так еще до завершения процедуры регистрации заявляете о нелегитимности выборов. Что ваши потенциальные конкуренты в сговоре между собой. Откуда такое недоверие?

Г. ГУДКОВ — Сейчас идет сбор подписей депутатов в пользу партии. Как это происходит. В каждый район поступает, правда неподписанная, но такая разнарядочка. Каширский район, по-моему. Здесь четко написано, кому рекомендовано за какую партию сколько голосов дать. Здесь отсутствует кандидат в губернаторы Геннадий Гудков и Глеб Фетисов. Почему? Потому что фигуры, которые могут набрать рейтинг и перевести борьбу во второй тур. Как на самом деле происходит сбор подписей. Депутаты строем, но правда без песни, под присмотром либо районной администрации, либо председателя совета выдвигаются к нотариусу, который уполномочен нотариальной палатой, было 5 июня совещание, на котором нужно было выделить специально уполномоченных нотариусов. Там депутаты подписывают за эти партии, иногда немножко отклоняются от этой нормы, потом они централизованно сдают все подписи председателю совета. Тот переправляет в штаб Воробьева. И там они распределяются по партиям. При этом в ряде районов, например, в Одинцовском, Зарайском, Озерском депутатам дают расписаться за 200 рублей, которые они якобы заплатили нотариусу, при этом конечно нотариус получат от администратора. Под присмотром это идет вся процедура. Например, сегодня в Одинцово подписывали, в пятницу-четверг в Зарайске, Озера таким образом. Единственное в Коломне не стали нарушать. Там идет все правильно, видимо, потому что мое влияние там достаточно большое. В Ленинском районе обратились депутаты к нотариусам, им сказали, что нет, мы не можем заверить вам подписи, у нас есть два уполномоченных нотариуса. Звоните им. Три депутата Ленинского района звонят нотариусу, им говорят: нет, два уполномоченных, звоните им. Они звонят уполномоченным нотариусам, те говорят: вы знаете, есть человек в райсовете, в районной администрации, вы к нему обратитесь и мы принимаем депутатов только по записи, с санкции этого человека и вы помимо того, что должны принести депутатское удостоверение и паспорт, вы еще должны взять справку, что вы являетесь депутатом. То есть, чтобы все было подконтрольно. Таким образом, сейчас идет централизованный сбор подписей в пользу партии и кандидатов спойлеров для того, чтобы ими прикрыть это безобразие, которое хотят назвать свободными…

Т. ДЗЯДКО – Кандидаты спойлеры это кто?

Г. ГУДКОВ — У нас мог бы быть реальным кандидатом Кашин. Ваш покорный слуга, который по всем опросам врагов и друзей занимает второе место по рейтингу. Глеб Фетисов тоже серьезная фигура, может быть много не набрал бы, но он, по крайней мере, вмешался в какой-то процент. Наверное, все. Кстати за «Справедливую Россию», КПРФ и все остальные партии подписи депутаты сдают в администрацию, и потом они переправляют в штаб Воробьева и оттуда они идут в партии.

А. РОМАНОВИЧ — Мы с Геннадием Владимировичем неоднократно встречались, в том числе в эфире после того, как мы не входим в одну политическую организацию.

Г. ГУДКОВ — Меня просто выгнали…

Т. ДЗЯДКО – Мы сейчас об этом не будем.

Г. ГУДКОВ — Я напоминаю радиослушателям, кто не знает.

А. РОМАНОВИЧ — И не единожды я говорил, пускай это не покажется оскорблением, что есть некая провокационная нотка, я мягко говорю в том, что Геннадий Владимирович сейчас сказал. Действительно собираются подписи, действительно проходит фильтр, но я подчеркиваю, что по закону те партии, которые имеют своих представителей, своих депутатов, у нас 269 депутатов. «Справедливой России». Эти 269 депутатов могут отдать голос за меня. И хотят за своего представителя. Здесь ничего экстраординарного.

Т. ДЗЯДКО – Сколько нужно?

К. ЧЕРЕМИСОВ — 351.

А. РОМАНОВИЧ — Поэтому в этом и заключается партийный характер выборов губернатора Московской области. Те партии, которые работали в течение этих 5 лет последних, они наработали себе и глав администраций, и депутатов. И эти депутаты сегодня за них подписываются.

Г. ГУДКОВ — Я сейчас фамилию назову, за кого подписываются. Корнеева, «Патриоты России» разнарядка. Есть «Партия пенсионеров» Щипанов, разнарядка. «Гражданская сила» Огиевская О. Д. «Национальная безопасность России».

А. РОМАНОВИЧ — Коллеги, я хочу сказать, что есть закон, по которому на каждой территории определяются нотариусы, которые имеют право регистрировать или нотариально заверять подписи депутатов.

Г. ГУДКОВ — Это нарушение закона. Любой нотариус имеет право заверить подпись гражданина. Единственное ограничение в законе это то, что сегодня это может сделать только нотариус, работающий на территории того или иного муниципального района.

А. РОМАНОВИЧ — Те, кто работал на территории, имеют своих сторонников. Их не надо специально гнать в какую-то организацию…

Г. ГУДКОВ — Гонят строем. Чуть ли ни на автобусах везут, если далеко.

А. РОМАНОВИЧ — Если куда-то приходили не строем, а им указывали место, где будет принимать нотариус, они приходили и отдавали…

Г. ГУДКОВ — И с нотариусом присутствует зам. главы администрации или председатель совета.

А. РОМАНОВИЧ — Я не присутствовал.

Т. ДЗЯДКО – У вас есть информация о подобных нарушениях, о которых говорит Гудков?

А. РОМАНОВИЧ — Нет.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Вообще удивительно сегодня слышать фамилии скажем Глеба Фетисова, который якобы что-то мог делать. Не надо все мерить деньгами. Когда Геннадий Владимирович, выдвигаясь от «Яблока», который близко…

А. РОМАНОВИЧ — К области не стояло никогда.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Никакого рейтинга не имеет и никогда не имело. Кроме Химок.

Г. ГУДКОВ — Имеет 3% у «Яблока» почти как у «Справедливой России».

К. ЧЕРЕМИСОВ — Сейчас, когда говорите о том, что мы как партия представлены в парламенте, чего-то где-то собираем под какие-то списки…

Г. ГУДКОВ — С «Единой Россией» вместе.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Лично у нас…

Г. ГУДКОВ — Чего лично, вот ваша фамилия написана. Черемисов вы Константин Леонидович?

К. ЧЕРЕМИСОВ — Во-первых, Николаевич. Вы когда печатаете списки, надо хоть правильно печатать.

Г. ГУДКОВ — Я не печатаю списки, я их краду из администрации Воробьева. Чего мне печатать.

К. ЧЕРЕМИСОВ — У КПРФ 500 депутатов, у нас даже лишние есть.

Г. ГУДКОВ — У вас нет 100 депутатов, которые первой категории. У нас депутаты разделены на две категории. Куры первой категории и второй. Вот кур первой категории у вас не хватает.

К. ЧЕРЕМИСОВ — У нас 340 депутатов членов партии, и 170 которые при нашей поддержке.

Г. ГУДКОВ — А чего тогда вам «Единая Россия» собирает…

К. ЧЕРЕМИСОВ — Не знаю, вам собирает или…

Г. ГУДКОВ — Нет, мне не собираем. Я под запретом. Все, кроме кандидата «Яблока».

Т. ДЗЯДКО – У меня такое ощущение, что ведущая программы просит слово.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Можно я тут…

К. ЧЕРЕМИСОВ — Я договорю буквально одну минуту.

Г. ГУДКОВ — Вы все против меня, я один.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Сейчас можно говорить все, что угодно. Что вы где-то чем-то обделены. Если у «Яблока» нет ни одного депутата…

Г. ГУДКОВ — Ну защитите меня, КПРФ.

К. ЧЕРЕМИСОВ — А в честь чего мы вас должны защищать?

Г. ГУДКОВ — Чтобы выборы честные были.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Если мы не знаем вы член какой партии.

Г. ГУДКОВ — Я не член никакой партии. Меня Романович исключил из партии «Справедливая Россия».

К. ЧЕРЕМИСОВ — Вы сначала были от Компартии, потом были в «Единой России».

Г. ГУДКОВ — Не был от Компартии депутатом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Мы сейчас не обсуждаем партийный путь Геннадия Гудкова.

Г. ГУДКОВ — Не обманывайте радиослушателей.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Мы вас выдвигали.

Г. ГУДКОВ – Ничего меня не выдвигали.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Поэтому еще раз говорю, шансов ни у вас, ни у Фетисова никаких на территорию области нет, и не было.

Г. ГУДКОВ — Я чего они так против меня работают. У меня 20% рейтинг. Вы знаете.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Вам надо было идти в Москву.

Г. ГУДКОВ — Я спрашиваю, вы знаете, что у меня в Московской области 20% рейтинг. Вы в курсе, что я три раза там избирался, в том числе по одномандатному округу. Мажоритарным прямым голосованием. У меня минимальный результат по округу был 45%. Из 11 кандидатов.

К. ЧЕРЕМИСОВ — И уже последние 6 лет не заглядывали в область.

Г. ГУДКОВ — Я из нее не вылезаю. Я там живу уже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Микрофон переходит ко мне. Таким образом, я снимаю потенциальный вопрос о каких либо коалициях возможных и невозможных, Геннадий Владимирович, дайте хоть мне сказать в этом эфире.

Г. ГУДКОВ — Наболело.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я понимаю. Но это мой эфир.

Г. ГУДКОВ — Давайте. Могу молчать вообще.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нет, я хочу, может быть, вопрос вам задать. А вы говорите и говорите. Андрей Воробьев сказал, что он собирается не более 10% подписей себе набрать, остальное чтобы другим досталось. Какой великодушный правильный шаг или нет? И зачем он делает эти заявления.

Г. ГУДКОВ — Можно вам контрвопрос.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если что я за Воробьева не в ответе.

Г. ГУДКОВ — Я понимаю. Я вы в курсе…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вы настроены против всех в этой студии.

Г. ГУДКОВ — …что до вторника, среды поставлены задача собрать все 100% подписей депутатов первой категории. Если не в курсе, я вам объясню. Для того чтобы собрать подписи, нужно собрать не только 351 подпись, но 100 депутатов районного уровня и городского. Причем не просто в одном или двух городах, а охватить две трети поселений и районов Московской области. Это такой барьер, чтобы отсеивать ненужных кандидатов. Для Воробьевых и прочих кандидатов в губернаторы от власти. Так вот они сейчас поставили задачу, они ее успешно относительно решают. Собрать все 100% подписей депутатов первой категории. Поэтому я могу собрать сельских депутатов, предположим, даже 500, но мне это не поможет. И они активно решают, например, завтра будут собирать подписи в Воскресенском районе. Все 100%. Я уже знаю. Сегодня 100% подписали в Одинцовском районе. Я про районам называю. В четверг Луховицы. В пятницу Озера и Зарайск. Причем под надзором администрации.

Т. ДЗЯДКО – А у вас сколько подписей уже?

Г. ГУДКОВ — Порядка 30, но это очень немного. А почему? Депутаты до такой степени запуганы, более того на моих телефонах стоит прослушка. Звонит мой помощник, который отвечает за сбор подписей. Депутат из Луховиц. Он многим звонил, я просто рассказываю типичный случай. Который должен был подписать, обещал и наш человек. Которому мы помогли стать депутатом. Его через два часа вызывают к директору государственного предприятия и говорят: слушай, ты знаешь, что кандидат от «Яблока» стоп-лист. Что никаких подписей. Ты подумай, потому что потом с нами будут разбираться, мы госпредприятие, мы за власть и так далее. Мы вне политики. Он звонит вчера моему помощнику полковнику, кстати, и говорит: извини, пожалуйста, Виктор Михайлович, у меня большая семья. Если меня сейчас уволят, со мной что-то сделают, я потеряю зарплату, работу, должность. Сегодня мне звонит мой помощник, который из Орехово-Зуево. Он со мной работает 10 лет.

А. РОМАНОВИЧ — Можно вопрос задать. А полковник кто? Рвачев?

Г. ГУДКОВ — Рвачев Виктор Михайлович.

А. РОМАНОВИЧ — А он что подписи для вас собирает?

Г. ГУДКОВ — Он собирает депутатов, которые готовы поставить подписи. Поэтому звонит мне мой сотрудник из Орехово-Зуево, он там живет. Дружит с депутатами. Депутаты сказали, мы твоего шефа любим, уважаем, подпишем. Сказали: Леша, с нами так побеседовали, что мы не будем ничего подписывать.

Т. ДЗЯДКО – Поняли.

Г.ГУДКОВ — И так далее. Идут жесткие запреты.

Т. ДЗЯДКО – Вы сейчас на стадии сбора подписей депутатов сталкиваетесь с чем-то подобным, о чем рассказал Гудков.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Нет, конечно.

А. РОМАНОВИЧ — Я еще раз повторяю, у нас организация… 269…

Т. ДЗЯДКО – Значит вам еще почти сто надо.

А. РОМАНОВИЧ — Да, мы договариваемся с другими.

Т. ДЗЯДКО – Набираете сто почти, вы сталкиваетесь с подобными…

А. РОМАНОВИЧ — У нас сложности есть. В переговорном процессе. Куда поехать, с кем поговорить. Это нормальная работа, которая идет…

Т. ДЗЯДКО – С чем, о чем говорил Гудков, с запугиванием, давлением и прочим.

А. РОМАНОВИЧ — Никого их наших депутатов не запугивали и не просили…

Г. ГУДКОВ — Запугивают только по поводу моих подписей.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Я уже собрал 240 подписей. У нас в нашей партии проблем со сбором подписей нет. Но ни одну подпись ни под одного другого кандидата мы не отдадим.

Т. ДЗЯДКО – Новости в эфире «Эхо Москвы».

НОВОСТИ Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — 20.33 в Москве. Говорим о выборах в Подмосковье.

Т. ДЗЯДКО – +7-985-970-45-45 номер для sms, также можно присылать с помощью твиттера аккаунт @vyzvon. И с помощью сайта в Интернете echo.msk.ru. Там же идет видеотрансляция, организованная компанией Сетевизор. Спрашивает Дмитрий: как обеспечить прозрачность этих выборов? Александр Леонидович.

А. РОМАНОВИЧ — Прозрачность выборов может быть обеспечена только соблюдением закона. Если будет голосование проходить по закону, по закону Московской области, все должно быть нормально.

Т. ДЗЯДКО – Это довольно очевидно. Как обеспечить соблюдение закона?

А. РОМАНОВИЧ — Дело в том, что та подготовительная работа, которая ведется, в том числе и нашим штабом, она включает в себя работу с избирательными комиссиями. Как территориальные избирательные комиссии, участковые избирательные комиссии, где есть наши представители в том числе. Мы стараемся сегодня и будем стараться оставшиеся два месяца довести до сознании членов избирательных комиссий, что только соблюдение закона. Только проведение честных и правильных выборов и их участие в этом позволит им дальше честно смотреть в глаза и своим партийцам и членам других партий. После 8 сентября жизнь не заканчивается. Жизнь продолжается и этим людям вместе с нами работать. В том числе это касается и глав администраций районов и поселений Московской области. Работа также проводится и с ними. Они должны понимать, что будущее в Московской области, честное будущее без потрясений, легитимное будущее есть только тогда, если эти выборы пройдут легитимно и честно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Потрясающий ответ. Такая инструкция к действиям, применимая универсально. Не очень понятно, насколько это возможно.

Т. ДЗЯДКО – Будут от «Справедливой России» наблюдатели во время дня голосования?

А. РОМАНОВИЧ — Конечно.

Т. ДЗЯДКО – А сколько?

А. РОМАНОВИЧ — Мы должны выставить 7 тысяч человек. Мы стремимся к этой цифре. Это непростая задача, но будем стараться это сделать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А у вас есть, кто будет работать как член УИК с решающим голосом? Потому что мы помним, что быть просто наблюдателем не всегда залог успешного наблюдения за выборами.

А. РОМАНОВИЧ — Этот процесс наша партия прошла, как и все остальные партии, которые должны были его пройти. И сформированы комиссии и УИКи с членами «Справедливой России» с решающим голосом. Все это должно работать. Мне здесь нечего добавить. Это та политическая работа, которой мы занимаемся. Возвращаясь к первому посылу, если есть партийная организация, если есть ячейки, первички по всех тех местах, есть наши члены партии в тех местах, где работают участки, они входят в УИК, если нормально работает организация в каждом районе, там есть наши представители. Это и депутаты, и члены избирательных комиссий. Тогда можем рассчитывать на успех. Это и наблюдатели, которые будут у нас участвовать. Да, это непростая работа. Но это работа, которой мы не вчера начали заниматься. А когда организацию создали. Организация для этого и предназначена.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Пожалуйста, Константин Черемисов.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Чтобы выборы были прозрачными, во-первых, после тех, кто пройдет этот фильтр, должны поставить в равные условия с основным кандидатом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А сейчас вы в неравных условиях.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Конечно, если взять экраны телевизоров, местную прессу, везде присутствует практически один – и.о. обязанности губернатора. Мы все это видим, поэтому, когда мы фильтр пройдем, мы должны более-менее быть в равных условиях. Во-вторых, для того чтобы выборы были прозрачными, все, что предписано законом, я имею в виду, где положено работа веб-камер, они должны работать. Где электронные урны для голосования, они должны работать. Где количество наблюдателей и членов комиссии предусмотрено, чтобы люди, которые выставляются от той или иной партии принимали участие в работе комиссии. Они были наблюдателями. Мы выставляем 15 тысяч человек. Мы уже их подобрали. Но такие факты мы уже имеем, например, в Клину. Мы подобрали членов комиссии с решающим голосом, знаем, что на основных участках у нас убрали, глава взял и в наглую убрал. Вот сейчас мы подали судебные иски. Мы понимаем, что многие главы сейчас постараются сделать все, для того чтобы обеспечить результат для и. о. Потому что они знают, не сделают результат, после выборов они понесут ответственность.

Т. ДЗЯДКО – Ну так может вам, КПРФ объединиться с Гудковым в этой борьбе против противоправных действий.

К. ЧЕРЕМИСОВ — В любом случае после прохождения фильтра мы будем разговаривать представители партии о том, как сделать так, чтобы на всех избирательных участках мы сделали все двойным, тройным перекрытием, чтобы везде голосование прошло честно. Потому что нас тоже результаты волнуют. И те, кто говорят, все предрешено, далеко не так. Поэтому у нас хватит ресурса, и человеческого и другого для того, чтобы…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Административного?

К. ЧЕРЕМИСОВ — Агитационного. Нет. Чтобы провести нормальную агитационную кампанию. Для того чтобы успешно выступить. От того, как мы выступим, зависит и будущее нашей партии. Если мы выиграем или наберем очень приличный процент, помимо ведь выборов губернаторов у нас 1200 будет выборов разного другого уровня. И мы надеемся на то, что после этих выборов у нас для прохождения…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — По всей стране разъедутся ваши специалисты.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Нет, здесь на территории области.

А. РОМАНОВИЧ — Коллеги, я еще раз подчеркиваю. Что для моего коллеги, для меня гораздо проще участвовать в этих выборах, нежели чем для коллеги Гудкова. Потому что есть организация, Константин говорит, 1200 позиций закрывают…

Т. ДЗЯДКО – Но просто дело в том, что у меня, например, создается ощущение, что вы двое и Геннадий Гудков вообще участвуете в выборах в каких-то разных регионах. Судя по тому, что говорите вы и говорите вы, Геннадий Владимирович.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Тут в данном случае вопрос в другом. Что когда человек не готовился идти на выборы, это одно, и он принял решение после того, как выборы были объявлены. А мы-то готовились. Мы готовились 8 месяцев к этим выборам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Геннадий Владимирович, выборы были объявлены, стало понятно, что будут выборы губернатора Подмосковья в марте 2012 года. Для вас…

Г. ГУДКОВ — Чуть позже. Был назначен Шойгу, Шойгу ушел сентябрь-октябрь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Осенью. Не получилось ли так, что сейчас спохватились, что надо срочно, а время было упущено.

Г. ГУДКОВ — Нет, я рассчитывал, что «Справедливая Россия» сохранит свой прежний курс, не будет разговаривать с Кремлем, не будет вступать в какие-то соглашения. Я думал, что «Справедливой России» хватит мужества и честности выдвинуть меня кандидатом в губернаторы. Я не просто готовился к выборам, я был единственный политик, который в думе открыто с трибуны призывал Громова к ответственности, к отставке за то самое коррумпированное правительство, которое дало наибольшие скандалы за всю историю Московской губернии. Поэтому я, конечно, готовился к выборам. Но я думаю, что не без подсказки Кремля «Справедливая Россия» очень удачно освободилась от меня в январе 2013 года. И естественно, я получил приглашение от партии «Яблоко», за что я ей благодарен.

Т. ДЗЯДКО – Это было объявлено в мае.

Г. ГУДКОВ — Нет, это было значительно раньше. Я встречался с Явлинским еще в марте, начале марта. Получил предложение баллотироваться от «Яблока». Кстати не только от «Яблока». Но так как у «Яблока» все-таки 20-летняя история, серьезные харизматичные лидеры, партия я бы сказал социал-демократическая во многом, я принял решение принять их предложение и выйти на выборы от партии «Яблоко», которая заняла 5-е место на выборах, собрала 2 миллиона 400 тысяч голосов, имеет 20-летнюю историю участия в выборах, в том числе Явлинский неоднократно был кандидатом в президенты, набирал неплохой процент. Эта партия, имеющая историю и безупречную репутацию. Поэтому я, собственно говоря, сегодня представляю реальную позицию Московской области, и поэтому Воробьев боится регистрации Гудкова. Если Гудков выходит на выборы, то очень вероятен, я очень желал бы, чтобы еще Кашин был в этой компании, потому что человек имеет рейтинг серьезный, вес. Не обижайтесь, просто он круче вас. И тогда второй тур был бы абсолютно неизбежен. Константин Николаевич, не обижайтесь.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Да никто не обижается.

Г. ГУДКОВ — Тем более он у вас первый, вы должны иерархию соблюдать. И конечно тогда был бы второй тур. Но он сейчас возможен. Почему боится Воробьев моего выхода. Потому что его рейтинг сейчас стал падать. Он наделал кучу ошибок.

Т. ДЗЯДКО – Вы говорите о вопросах рейтинга, вы чем оперируете?

Г. ГУДКОВ — С учетом моего происхождения и старых связей, я имею возможность и в Кремле получать данные по рейтингам реальным и в бывшей нашей службе ФАПСИ, сейчас она в ФСО ушла. И от ряда других организаций, которые занимаются мониторингом и замеряют рейтинги Московской области.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть это не социологические службы типа ФОМ, ВЦИОМ.

Г.ГУДКОВ — С зомбосоциологами я не общаюсь, меня простите, может за резкость. Но с тех пор как они стали заниматься зомбосоциологией, мой интерес к ним угас. Наверное, навсегда. Поэтому я прекрасно понимаю, что происходит, вы спрашиваете, как будет работа по наблюдению за выборами. Я думаю, что конечно партии будут что-то делать, но в принципе если не будет регистрации Гудкова, то все будет по разнарядке.

Т. ДЗЯДКО – А регистрация будет или нет по вашей оценке сегодня?

Г. ГУДКОВ — Я думаю, что при том, что против меня работает фактически вся административная машина администрации Московской области, причем за бюджетные деньги, без отрыва от административного ресурса. Они даже в отпуск не уходят. Я думаю, что делать это будет крайне сложно пройти этот фильтр. Потому что это фильтр против Гудкова. Как был принят закон против Прохорова по зарубежным активам, это была персональная антипрохоровская поправка. Мы с вами это поняли только 6 или 7 июня, когда были скоропостижно назначены выборы в Москве, которые можно уже наполовину смело признать нелегитимными. Сейчас Навальному не дадут собрать, этот фильтр пройти, тогда можно будет вообще попрощаться. К двум приличным кандидатам оставшимся, я считаю все-таки приличный кандидат Мельников. КПРФ не поскупилась на кандидатуры. И приличный кандидат лидер «Яблока» Митрохин. Наверное, к ним надо будет обращаться, вообще снять свои кандидатуры, не участвовать в этом позоре, переносить выборы на осень.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Но там же будут технические, вы прекрасно понимаете.

Г. ГУДКОВ — Без меня они будут везде технические. Извините за нескромность, но прекрасно понимаете, ребята. У меня лично против вас ничего нет, я вас как людей, как личность, как депутатов уважаю. Но я понимаю, что есть определенные политические игры партий, верхушки партий, вы в них волей-неволей участвуете. Может быть волей, может быть неволей. Может быть, вы просто это не понимаете. Но я тогда просто позволю себе в эфире это произнести. Поэтому конечно сейчас легитимность выборов определяется, частичная легитимность в Москве определяется наличием или отсутствием Навального, и отсутствием или наличием, извините за нескромность Геннадия Гудкова в Московской области.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть сейчас у нас в Подмосковье борьба за голоса муниципальных кандидатов и только потом, когда пройдет уже процедура регистрации, мы сможем говорить о борьбе программ.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть сейчас программами никто не интересуется.

Г. ГУДКОВ — А можно я просто ведущей проиллюстрирую на пальцах.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Вопрос в том, что у нас уже программа есть, Геннадий Владимирович будет говорить по своему списку, который он привез.

Г. ГУДКОВ — Да нет, я не про это хотел сказать.

К. ЧЕРЕМИСОВ — По сбору подписей, за кого и как.

Г. ГУДКОВ — Можно я скажу буквально два слова. Я 12 лет в большой политике, «Яблоко» — 20, я трижды избирался по Подмосковью депутатом ГД. А вот кто получит поддержку. Корнеева Н. А. я ее знаю, хорошая женщина от «Патриотов России», но она также относится к Московской области, наверное, к другим многим регионам. Щипанов, «Партия пенсионеров», вы слышали когда-нибудь эту фамилию? «Гражданская сила» Огиевская, за которую собирает администрация подписи. Федулов, «Национальная безопасность».

Т. ДЗЯДКО – Вы этот список читали.

Г. ГУДКОВ — Да. Вот они соберут подписи. Вы можете объяснить, что Гудков, который в области известен, имеет рейтинг, электоральную поддержку, трижды избирался депутатом…

Т. ДЗЯДКО – Мы можем на это место посадить госпожу Огиевскую, и она все ровно то же самое скажет.

Г. ГУДКОВ — Подождите, Огиевская была трижды избрана депутатом по Подмосковью?

Т. ДЗЯДКО – Не была, тем не менее, она будет в равной степени убеждена, что она…

Г. ГУДКОВ — Вы считаете, что равнозначность Огиевской при всем уважении к ней…

Т. ДЗЯДКО – Я считаю, что она как потенциальный кандидат будет говорить ровно то же, что и вы как потенциальный кандидат.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Я думаю, к этому разговору мы должны вернуться после регистрации официальной.

Г. ГУДКОВ — Эти люди по раскладу администрации получат больше доверия от депутатов бедных запуганных зашуганных, нежели ваш покорный слуга. Который им известен уже 12 лет.

А. РОМАНОВИЧ — Коллеги, я не хотел бы сейчас прокомментировать отношение Геннадия Владимировича, как он говорит, к нам, ребятам.

Мы спойлеры, мы технические кандидаты. Но я хотел напомнить некоторые нюансы. Из последней избирательной кампании. Где Геннадий Владимирович возглавлял список по Москве с населением более 3 миллионов…

Г. ГУДКОВ — Два.

А. РОМАНОВИЧ — И сколько у вас процентов было.

Г. ГУДКОВ — Около 13%. Процентов 10 украл Чуров.

А. РОМАНОВИЧ — Ваш покорный слуга, я о себе хочу сказать и вам напомнить, что группа, которую возглавлял я, набрала 18%. Ну вот да. Так и в Московской области, а не в Москве.

Г. ГУДКОВ — И чего? Вы набрали или партия?

А. РОМАНОВИЧ — А кто набрал в Москве, вы или партия?

Г. ГУДКОВ — Партия.

А. РОМАНОВИЧ — А вы от какой партии шли?

Г. ГУДКОВ — «Справедливая Россия». Я вообще-то входил в число ее руководителей высших. Между прочим, был некоторое время лицом партии по многим вопросам. Можно я задам один вопрос. А вы не забыли, Александр Леонидович, я на «вы» перехожу, что вы шли и баллотировались по моему округу, где я трижды проходил. Вы там получили 18%.

А. РОМАНОВИЧ — Нет.

Г. ГУДКОВ – Где работала моя парторганизация, мои помощники. Мой аппарат, моя газета, мой фонд. Вы забыли это? Я напоминаю.

А. РОМАНОВИЧ — А я напоминаю вам, что не на округе, а на половине округа, с которого вы ушли. И который мне пришлось…

Г. ГУДКОВ — Я ушел, а партия в результате внутренних интриг выгнала меня с этого округа. Потому что там бы я набрал больше, чем 18%.

А. РОМАНОВИЧ — Коллеги, мы слишком хорошо друг друга знаем, не хотелось бы мне сейчас…

Т. ДЗЯДКО – Нам озвучил Геннадий Владимирович цифры, которые ему известны поддержки его в Московской области. Вы, партия «Справедливая Россия» проводите какие-то соответствующие опросы?

А. РОМАНОВИЧ — Я могу сказать по последним данным, узнаваемость кандидата «Справедливой России» по Московской области 47,8%. Узнаваемость в том же списке Воробьева — 73 с копейками. Это то, что я могу сказать на сегодняшний день.

Т. ДЗЯДКО – А КПРФ?

К. ЧЕРЕМИСОВ — У нас больше 50% узнаваемость. Мало того, что каждый месяц больше полутора тысяч экз. газета «Подмосковная правда» опускается бесплатно на территории Московской области. Поэтому нам сейчас говорить о том, что кто-то какие-то проценты имеет и готов стать губернатором, как Геннадий Владимирович говорит: я, вот я. Я не знаю, по нашим опросам Геннадий Владимирович больше 6% сейчас не набирает.

Т. ДЗЯДКО – Но Геннадий Владимирович сказал, что вы оба принимаете в этих выборах участие для участия, не для победы. Это так?

К. ЧЕРЕМИСОВ — Я уже на этот счет высказался. И сказал, что не знаю, как другие партии, но мы идем достаточно серьезно и я больше чем уверен, что если остальные пойдут кандидаты серьезно, то второй тур неизбежен.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — И в случае второго тура, каковы будут ваши рекомендации избирателям.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Если я пройду, то голосовать естественно за меня.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если не пройдете.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Значит, мы будем проводить консультации с тем, что занял второе место.

Т. ДЗЯДКО – Но если выходит, например, Воробьев и Гудков, вы будете Гудкова поддерживать?

К. ЧЕРЕМИСОВ — Я больше чем уверен, что если будет второй тур, то во втором туре буду я.

Т. ДЗЯДКО – Вы ответили не на мой вопрос, а на какой-то другой. Если будет Гудков и Воробьев во втором туре, может КПРФ поддержать Гудкова. Или КПРФ будет Воробьева поддерживать или вообще отстранится.

К. ЧЕРЕМИСОВ — На этот вопрос я отвечу так, тогда все будет в консультации.

Т. ДЗЯДКО – Хорошо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Геннадий Владимирович, если все-таки вас зарегистрируют на этих выборах, программа…

Г. ГУДКОВ — Приезжайте на инаугурацию, приглашу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Понятно. То есть после регистрации следующий этап инаугурация. Я еще даже не успела вам задать вопрос.

Г. ГУДКОВ — Вы сказали «если». Во втором туре мы побеждаем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — До первого тура вы как-то программу презентуете.

Г. ГУДКОВ — Обязательно. Я обязательно соберу всех журналистов, сторонников, кто пожелает это услышать. Мы обязательно сделаем публичную презентацию моей программы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Она у вас уже готова.

Г. ГУДКОВ — Она у меня вчерне уже готова.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть пока еще недоделанная.

Г. ГУДКОВ — Общие контуры понятны. Я могу сейчас огласить, если у меня будет 5 минут. А естественно, детально она будет изложена на специальной презентации, чтобы можно было задать вопросы, понять мой уровень компетентности, понимания проблем Подмосковья. Поэтому мы хотим сделать открытую дискуссию, даже если там будут в хорошем смысле засланцы от наших оппонентов, я буду только признателен, если будут задавать острые вопросы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Что касается дебатов с другими кандидатами, готовы ли вы встречаться со всеми.

Г. ГУДКОВ — Я-то готов, они не готовы. Я имею в виду в первую очередь Воробьева.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — По поводу дебатов…

Г. ГУДКОВ — Просыпаются в холодном поту, когда думают, что Гудков прорвался еще и на дебаты.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Александр Леонидович, по поводу дебатов с остальными кандидатами.

А. РОМАНОВИЧ — Мне кажется, что все эти вопросы мы должны обсуждать после того, как мы пройдем все фильтры.

Г. ГУДКОВ — А мы все можем не пройти при такой организации.

А. РОМАНОВИЧ — Не дает сказать слово.

Г. ГУДКОВ — Слушаю вас, помогаю.

А. РОМАНОВИЧ — И мы можем тогда обсуждать эти вопросы. Что касается дебатов. Я согласен участвовать в дебатах. И с присутствующими здесь и с теми, которые пройдут муниципальный фильтр. И будут зарегистрированными кандидатами на пост главы нашего региона.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Константин Николаевич.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Еще не было случая, чтобы я отказался от дебатов, неважно, где в какой-то радиостанции, предположим, или на телевидении. Если будут предложены, мы с удовольствием поучаствуем. Это даже интересно. Послушать. Потому что людям интересно, с какими программами идут кандидаты на выборы.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, пожалуйста, на примере этой кампании по сбору подписей муниципальных депутатов, притом, что это первые выборы в Московской области за продолжительное время, насколько на ваш взгляд сама система проходного барьера себя оправдывает? Или сейчас, смотря на это, мы можем сказать, что это и не выборы вовсе.

А. РОМАНОВИЧ — При голосовании по этому вопросу в ГД мы высказывали свои опасения, что эта система не будет работать так, как она должна была бы работать или та идея, которая была заложена здесь. Я считаю, моя личная точка зрения, что пример, допустим, который был, вернее то, что было взято за пример это французская система. Она для России и Московской области не совсем подходит. Есть другие формы фильтров, которые я считаю более справедливыми, я считаю, что партийный фильтр это очень серьезно. Партийный фильтр парламентской партии это уже серьезно. Поэтому посмотрим, как пройдет этот период, и после этого можно делать и давать оценки.

Т. ДЗЯДКО – Пожалуйста. Константин Николаевич.

К. ЧЕРЕМИСОВ — У нас как всегда какая-то половинчатая демократия, когда Медведев был еще президентом, когда придумал эту систему. Понимал, что «Единая Россия» скоро рухнет, в любом случае была такая форма фильтра. Мы конечно за прямые выборы, но я считаю, что неправильно, что существуют подобные фильтры. По одной простой причине, что реально многие достойные люди необязательно члены партии, самовыдвиженцы лишены такого права. В отличие от Москвы. И те кстати последние действия, которые сделал Собянин, давайте отменим досрочное голосование, и так далее, это правильное решение.

Т. ДЗЯДКО – Но только ему это не удалось.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Я понимаю. Но хотя бы об этом говорит человек.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Можно о многом говорить. Я вот сейчас могу сказать, мир во всем мире.

Т. ДЗЯДКО – Приду на инаугурацию к Гудкову в Подмосковье.

К. ЧЕРЕМИСОВ — Мы были против этого фильтра, лучше было собрать голоса, и нормально идти на выборы. А сейчас домыслы все, кто как собирает, каким образом, кто-то подкупает кого-то, ну это не красит просто кампанию. Нужно в любом случае приходить к каким-то другим решениям. Точно так же как и то, как сейчас партия регистрируется. 500 человек и партия. Это все очень далеко от демократии. Это сделано специально, чтобы разбавить политический фон, над которым сейчас смеются не только у нас в стране, но и за рубежом.

Т. ДЗЯДКО – Пожалуйста, Геннадий Гудков.

Г. ГУДКОВ — Я в этом случае абсолютно согласен с коллегами. Но это не фильтр, это барьер. Это инструмент манипуляции вместо выборов. И по сути фильтр придуман для двух целей. Либо узурпация, удержание власти, как это в Москве, к сожалению, имеет место быть, несмотря на то, что может быть Собянин и очень хороший человек и даже очень хочет демократии, но на самом деле спецоперация по назначению выборов говорит о том, что речь идет о сохранении узурпации власти. Не дать никому к ней придти и не дать возможности ее сменить. А в Москве это просто подготовка к захвату власти. И ничего больше. Это называется назвать вещи своими именами. А все остальное от лукавого. Фильтры, президентский фильтр, муниципальный. Это барьеры для того, чтобы отсеять тех кандидатов, которые неугодны власти, которые способны вмешаться в борьбу, которые способны претендовать на победу и которые способны получать электоральную поддержку. Вот, собственно говоря, мы сейчас с вами и наблюдаем. Почему сейчас вся машина Москвы работает против Навального. С чего бы это, что, он такой страшный или он радикал. Или он революционер с пламенным пылающим взором. Человек из несистемной позиции показывает, что мы готовы играть по правилам, давайте сделаем правила честные. И я иду на выборы спокойно в свое родное Подмосковье, в котором я прожил большую часть своей жизни и связана моя судьба вся до последнего дня. Мне чинят препятствия в виде разнарядок, административных заградительных барьеров. В виде запугиваний. Ну что это за выборы. Это не выборы. Если хотят наши чинуши высокопоставленные, чтобы решался вопрос о власти на улицах, ну хорошо, давайте. Будем как в Египте, хотите такого варианта. Я не хочу. Но другого выхода не оставляют.

Т. ДЗЯДКО – Вы практически первой фразой в эфире сказали, что создается ощущение, что выборы карикатурные и нелегитимные. Вы не зарегистрированы. Ваши действия.

Г. ГУДКОВ — Я еще не знаю. Мы встретимся с Алексеем Навальным. Обсудим эту тему, потому что похоже, у него тоже очень тяжелая ситуация. Я, конечно, как оптимист надеюсь, что власть все-таки не настолько глупа, чтобы делать выборы и в Москве, и Московской области нелегитимными, это же понимает каждый мыслящий нормальный человек и естественно, вполне возможно, что кого-то одного из нас зарегистрируют. Не исключаю. Там посмотрим.

Т. ДЗЯДКО – Спасибо большое. Благодарим наших гостей, кандидатов, правда, еще не зарегистрированных, но, тем не менее, в губернаторы Московской области. Константин Черемисов, КПРФ. Геннадий Гудков от партии «Яблоко» и Александр Романович от партии «Справедливая Россия». Будем следить за тем, как развиваются события в Подмосковье. Спасибо вам. Программа «Ищем выход». Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире