'Вопросы к интервью


С.ПАРХОМЕНКО – 21 час и 50… Нет, минуточку, не 21 – 22 часа и 12 минут. Я все перепутал, потому что я привык к программе «Суть событий». Это не программа «Суть событий», хотя я по-прежнему Сергей Пархоменко. Это программа «Ищем выход» в эфире «Эхо Москвы». И, в совершенно не свойственной мне манере я ее веду не один, а с гостями. Гостей у меня здесь целая компания. Трое из них муниципальные депутаты – скажу сразу. Имеется Дарья Новожилкина – муниципальный депутат района «Сокол». Здравствуйте, Дарья!

Д.НОВОЖИЛКИНА – Добрый вечер!

С.ПАРХОМЕНКО – Имеется, многим из вас известный, Максим Кац – муниципальный депутат района «Щукино». Здравствуйте, Максим!

М.КАЦ – Здравствуйте!

С.ПАРХОМЕНКО – Имеется Михаил Вельмакин – муниципальный депутат района «Отрадное». Здравствуйте, Михаил.

М.ВЕЛЬМАКИН – Здравствуйте!

С.ПАРХОМЕНКО – И имеется – ну, поскольку я один бы не справился сразу с тремя депутатами, будучи единственным избирателем простым, московским – я себе еще на подмогу позвал Асю Бонч-Осмоловскую, московского избирателя. Здравствуйте, Ася!

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Здравствуйте!

С.ПАРХОМЕНКО – Ася не просто так, а во-первых, она преподает в «Вышке», и, вообще, она чрезвычайно внимательный и старательный читатель всяких скучных законодательных документов, в чем нам предстоит сегодня убедиться. А меня она заинтересовала вот, почему – я бы хотел с этого, собственно, начать – я вычитал у Анастасии Бонч-Осмоловской в блоге — и мне это очень понравилось, и я немедленно сам этим занялся – вычитал такую инициативу под названием – я сам ее так назвал: «Народный контроль для муниципальных депутатов». Потому что – ну, действительно – на протяжении нескольких недель мы с вами видим, совершенно, какие-то невообразимые танцы вокруг муниципальных депутатов. Они всем стали нужны, всех заинтересовали, все домогаются их внимания, все хотят их подписей, все их делят, как-то складывают разными кучками. Но, только в этом совершенно не участвуют избиратели, которые в свое время их выбрали.

И вот, я, подсмотрев эту историю у Анастасии Бонч-Осмоловской и несколько ее усовершенствовав, написал письмо своим 12-ти муниципальным депутатам. Я живу в районе Тверской. Я нашел – это заняло у меня 2 минуты – на сайте управы муниципалитет. В муниципалитете я нашел все 12 депутатов, и нашел их общий электронный адрес, и написал каждому из этих 12-ти человек письмо, где написал, что мне кажется, что выборы – это очень важная вещь; и, что может быть, им сейчас предстоит принять самое важное решение за все время их работы; и, что, я считаю, что должно быть, как можно больше кандидатов; что они не должны становится фильтром. Хотя, им предоставлена такая возможность – быть фильтром. И я задал им несколько вопросов. Вот, эти вопросы, собственно, я подсмотрел у Анастасии Бонч-Осмоловской. Вопросы были такие. Я написал, в частности — кому это письмо: «Байкину Игорю Александровичу». Байкин Игорь Александрович, кстати, впоследствии оказался председателем муниципального собрания этого района. Я просто сверху пачки подхватил именно его письмо. Их там, вообще, 12 человек. А потом я их еще распечатал, отнес на бумаге и получил даже регистрацию, что я их отнес, потому что, мало ли – может, они не читают свою электронную почту. Так вот, вопросы, которые я задал…

М.КАЦ – Они и письма необязательно читают, то есть, это такая история не точная…

С.ПАРХОМЕНКО – Надо сказать, что касается «Тверского», на меня произвело хорошее впечатление, потому что, когда я пришел к их секретарю – там есть делопроизводитель, — чтобы сдавать эти письма, я обнаружил у нее на столе собственные письма, аккуратно распечатанные и сложенные в стопочку. Из чего я заключил, что она их в электронной почте нашла, распечатала, и видимо, для чего-то распечатала? Видимо, она собралась их вручить депутатам.

М.КАЦ – Да, на ближайшем собрании раздадут.

С.ПАРХОМЕНКО – Ну вот, отлично – это уже кое-что.

М.КАЦ – Вы еще можете прийти на собрание и выступить, задать эти вопросы там.

С.ПАРХОМЕНКО – Вопросы хочу озвучить. У товарища Байкина я спросил: Намерены ли Вы, как избранный мною депутат, участвовать в компании по собору подписей муниципальных депутатов в поддержку кандидатов в мэры?

Важно ли Вам мнение избирателей нашего района, кого бы они хотели видеть в списке для голосования?

Третье: Каким образом Вы намерены получить информацию об этом мнении избирателей?

Четвертое: В поддержку какого кандидата намерены лично Вы отдать свою подпись?

Пятое: Намерены ли Вы лично способствовать тому, что в списке для голосования присутствовало как можно больше разных по своим убеждениям и партийной принадлежности кандидатов.

Наконец, последнее: Какова позиция Совета депутатов муниципального округа «Тверской» в целом по вопросу о поддержке и выдвижении кандидатов в мэры?

Вот, что я у него спросил. И у всех 12-ти человек спросил. А, теперь то же самое у вас спрошу: А что вы, собственно, про это все думаете, и что вы думаете о судьбе вашей подписи; и, как вы относитесь к тому, что вы – фильтр; и, что вам предстоит что-то фильтровать. Давайте, Дарья, с вас начнем. Как вы относитесь к тому, что вы – фильтр, и согласны ли вы быть фильтром, и что, на ваш взгляд, вам нужно отфильтровывать, а что нужно вам пропускать; и, что вы, вообще, для этого можете сделать?

Д.НОВОЖИЛКИНА – Давайте, я начну со второй части вопроса? Насчет того, что нужно отфильтровывать, а что не нужно отфильтровывать. Мне кажется, что сформировалась такая – с моей точки зрения, здравая позиция, что нужно пропустить, как можно большее количество кандидатов. Сейчас я понимаю, ситуация такая, что это сделать достаточно сложно, потому что большинство кандидатов, действительно, мечутся по Москве и не понимают, собирают они эти 110 подписей или не собирают, в действительности. Даже ведущие партии.

С.ПАРХОМЕНКО –А заметим, кстати – тут надо развеять одно важно заблуждение, которое и у меня было еще до позавчерашнего дня, что подписи депутатов нужны всем.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Да-да, о том и речь.

С.ПАРХОМЕНКО – И тем, которые от партий; и тем, которые собирают подписи на улице – типа Собянина. Сбор подписей на улице, не заменяет подписи депутатов, как думают очень многие – а нужно и то, и другое. Таким образом, все – сколько их зарегистрировано? – человек 16?

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – 20 – только что сказали.

С.ПАРХОМЕНКО – Ну вот, 20 человек – они все захотят эти подписи. Каждому из них надо 110. Итого на 20 человек им нужно 2100 подписей… 2200 подписей – столько нет. Это уже, совершенно, очевидно, что всем не хватит. Даже, если у всех будет все хорошо – все равно, какой-то отсев все равно произойдет.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Да, всем не хватит. Но, тем не менее, что меня удивило в этой ситуации – я не ожидала – было начало всей этой истории; что даже такие партии, у которых есть большое количество депутатов в собраниях, например, КПРФ – у них есть достаточно количество депутатов, чтобы набрать голосов для двух кандидатов, но, тем не менее они не могут пройти пока что этот муниципальный фильтр, как я понимаю…

С.ПАРХОМЕНКО – Даже с одним.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Да – даже с одним. Потому что депутаты распределены таким образом, что невозможно с различных районов собрать…

С.ПАРХОМЕНКО – Да, есть же еще такое требование, что это должно быть 110 разных районов.

М.КАЦ – Вот, например, в «Щукино» 5 депутатов от КПРФ и, соответственно, ничем не помогает…

Д.НОВОЖИЛКИНА – Да, смысла в этом нет, потому что нужен только один…

С.ПАРХОМЕНКО – То есть – надо меняться? Нужно этих лишних четырех «щукинских» обменять на что-то другое.

М.КАЦ – Если бы у «Яблока» где-то было собрание с пятью «яблочниками», то тогда – да, но такой ситуации не происходит, то есть, нет собрания с пятью «яблочниками», нет собрания с пятью эсерами, и пятью независимыми депутатами.

С.ПАРХОМЕНКО – Вот, на этом месте я бы хотел прервать этот разговор и обратиться к Михаилу вот, с каким вопросом. Мы как-то очень сосредоточились на принадлежности депутатов. Мы говорим, что вот это «яблочные», это коммунистические, это «единоросские» и так далее. На ваш взгляд, так ли они расписаны; так ли они существуют с этими «лейбаками» на лбу; или, все-таки, существует какое-то количество ничьих депутатов, с которыми можно разговаривать?

М.ВЕЛЬМАКИН – Вопрос понятен. Действительно, существуют люди, которые имеют партийную принадлежность, которые имеют партийный билет в кармане…

С.ПАРХОМЕНКО – И они слушаются свою партию.

М.ВЕЛЬМАКИН – Они слушаются. Действительно, существует партийная дисциплина, как в «Яблоке», так в КПРФ, так у эсэров. Они, действительно, слушаются свое партийное руководство. Но, не надо забывать, что среди этого большого количества депутатов много людей прошло по спискам партии, для того, чтобы не собирать подписи, для того, чтобы их не зарубили в процессе регистрации, чтобы было проще участвовать в выборах.

С.ПАРХОМЕНКО – Например, Кац, как я понимаю?

Д.НОВОЖИЛКИНА – И я.

М.КАЦ – Нет-нет. Я от «Яблока», но я подписи все равно собирал, потому что «Яблоко» — партия непарламентская. А вот, от КПРФ – да…

С.ПАРХОМЕНКО – Тем не менее, у вас были, как бы, какие-то отношения с «Яблоком», и какие-то сохранились обязательства перед ними.

М.КАЦ – Ну, обязательства такие, скорее, моральные, но из «Щукино» мы им обеспечим, конечно, подпись.

М.ВЕЛЬМАКИН – И надо сказать, что эти депутаты не подвержены такой жесткой, вернее, вообще, не подвержены влиянию партий. С этими людьми, действительно, можно работать. Я знаю примеры, когда депутаты от КПРФ, которые прошли по спискам КПРФ, агитировали за Прохорова до того момента, когда он снялся. Потому что было негативное отношение к Мельникову. И были обратные ситуации, поэтому ничего в этом такого плохого нет. Это очень хорошо, как раз, в концепции того, что все должны получить одинаковое количество подписей, чтобы могли зарегистрировать большее количество кандидатов.

С.ПАРХОМЕНКО – То есть, речь, скорее сейчас идет о личных взглядах этих людей и, в некотором роде, об их личной смелости?

М.ВЕЛЬМАКИН – Конечно!

С.ПАРХОМЕНКО – А, насчет смелости. Что можете вы сказать по поводу распространяющихся слухов, что мэрия очень обрабатывает; что какие-то пошли гонцы, которые к каждому приходят и рассказывают, какие именно у него будут неприятности, если он свою подпись отдаст за какого-нибудь неправильного кандидата – это так?

М.КАЦ – Я такого не слышал.

М.ВЕЛЬМАКИН – Есть такой слух, что, если депутаты будут отдавать за одного – скажем так, неправильного, несистемного кандидата, то в этом случае у них будут…

С.ПАРХОМЕНКО – За Навального – не побоюсь этого слова – да?

М.ВЕЛЬМАКИН — … То у них будут какие-то проблемы по линии… по каким-то линиям, но по каким – непонятно. И, непонятно, кто закидывает этот слух; и, я думаю, что этот слух закидывается специально для того, чтобы запугать этих самых депутатов, которые не знают, как поступить – для того, чтобы Алексей не мог набрать необходимое количество подписей.

С.ПАРХОМЕНКО – И вы все трое готовы свидетельствовать о том, что систематической работой по запугиванию депутатов не существует?

М.КАЦ – Я точно знаю, что среди коллег в «Щукино», в том числе, от «Единой России» не существует ничего подобного.И я, как один из активно агитирующих за подпись за Навального, тоже на себе ничего такого не испытал…

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, с вами кто будет связываться? У вас уже репутация человека, который «оторви да брось», собственно! Кто же к вам придет с этим со всем? Хорошо, а обратная история, а наоборот: давление для того, чтобы дали свои подписи за того, за кого надо? Понятно, что с Собяниным все будет хорошо, но мы с вами понимаем, что там есть системные оппозиционеры, которых… Собянину как-то нехорошо будет участвовать в выборах, поэтому, хочется, чтобы они были – а эта сторона есть?

Д.НОВОЖИЛКИНА – Я не могу сказать, что на меня оказано было такое серьезное давление, но мне сказали, что я должна. Я тоже шла от КПРФ на выборах муниципальных, и мне сказали, что есть такое правило, что я должна…

С.ПАРХОМЕНКО – А! Вы, как раз, тот самый случай, когда вы прошли от КПРФ, но никакого билета у вас в кармане нет.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Да, я тот самый случай. У меня есть моральные обязательства перед этой партией, поэтому я пытаюсь найти депутата, который проголосует за депутата на «Соколе» за меня, вместо меня…

С.ПАРХОМЕНКО – То есть, вместо вас даст подпись за…

Д.НОВОЖИЛКИНА – КПРФ. За Мельникова. Разговор такой был: «А как же! Вы шли от партии и должны, есть такое правило…».

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, хорошо, но больше 110 все равно ж не нужно?

М.КАЦ – А они с трудом очень набирают.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Во-первых, их с трудом, вообще, набирают. Во-вторых, от «Сокола» больше никто особо не может дать.

М.КАЦ — Есть 36 собраний по разным прикидкам. От 26-ти до 36-ти – там не очень понятно, где есть ни одного даже намека на независимого депутата. Всего из 146…

С.ПАРХОМЕНКО – Подождите. Как это может быть? Вот, только что рассказывал Михаил – как-то не получается…

М.КАЦ — Нет. Он рассказывал неправильно. Он рассказывал, и все сейчас говорят про оппозиционных депутатов, про неконтролируемых несистемных депутатов. А при этом есть огромный пласт – я не знаю, примерно две трети, наверное, — депутатов, которые проведены органами районной исполнительной власти. То есть, управа перед выборами говорила, что «вот, ты…, ты…, и ты: ты – директор поликлиники, ты – директор школы, и ты – директор детского сада – идете на выборы». Они говорят: «Нет, не хочу! Зачем мне это надо?» — «Нет, пойдешь и все!» Вот, они пошли…

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, это так с УИКами я своими глазами наблюдал, что те, кто работают в избирательных комиссиях, они тоже вот, таким способом назначаются силой.

М.КАЦ — Точно так же с муниципальными депутатами. Во всех собраниях, ну, кроме двух, такие депутаты держат большинство, везде председатель такой. И эти депутаты полностью контролируются исполнительной властью.

С.ПАРХОМЕНКО – То есть, «Единой Россией».

М.КАЦ — Да. Но, это не совсем «Единая Россия», Москва немножко развалилась, но районной исполнительной властью или просто исполнительной властью, глава которой идет на выборы Собянина. И вот, в этих 36 собраниях… есть 36 собраний примерно, где — все такие. Есть еще где-то в районе 25 собраний, где один, как Даша на «Соколе» — один не такой. И, поэтому, никак не получают… Невозможно даже, чтобы два кандидата собрало достаточно подписей без помощи исполнительной власти. То есть, обработать депутатов самостоятельно этих невозможно, поэтому это сидит директор поликлиники, и он никогда не поставит подпись не так, как ему скажет глава управы. И это делает невозможным просто сбор подписей не то, что честный, а без помощи со стороны мэрии. То есть, ни «Справедливая Россия», ни «Яблоко», может быть – КПРФ. КПРФ – у них там не хватает 15, по-моему, районов и они может, как-нибудь там сторгуются, что эти 15 районов они получат и соберут подписи. Но, им все равноне хватает – они не могут набрать своим активом. А вот, остальные не могут никак.

С.ПАРХОМЕНКО – Понятно, что выборы без коммунистического кандидата – это как-то Собянину покажется странным…

М.КАЦ — Конечно же, мэрия уже собирает, насколько мне известно, — данные не точные – мэрия помогает и ЛДПР, и Митрохину, про «Справедливую Россию» еще не понятно было на момент позавчера. Но, скорее всего, мы увидим – ведь, списки публикуются депутатов этих.

С.ПАРХОМЕНКО – «Справедливой России», Митрохину и…

М.КАЦ — ЛДПР.

С.ПАРХОМЕНКО – Коммунисты, наверное,?

М.КАЦ — Коммунисты –наверняка там найдется возможность 15 районов то ли обменять, то ли договориться, политический торг совершить, объективно, да? «Яблоко» не найдет – у них не хватает где-то 30-50 районов. Как и у Навального тоже не хватает где-то 30-50 районов. И это, возможно, только…. Если в штабе Навального я периодически бываю, мы там пытаемся делать всякие маневры: звонить, искать депутатов, которые вроде бы должны…. Например, был директор поликлиники, а сейчас уволили – таких каких-то найти, но это очень мало вероятно, что получиться со всеми кандидатами. И, в общем, муниципальный фильтр – это получился «собянинский фильтр». То есть, Собянин выберет себе оппонента с помощью этого фильтра. И, поэтому они выбирали, в общем-то, кого выдвинут некоторые партии, то есть, «Справедливая Россия» – они же хотели другого кандидата выставлять. Выдвинули этого.

С.ПАРХОМЕНКО – Ася, что мы будем делать? Это какие-то их опять внутренние разборки, в которых мы совершенно с вами не участвуем.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Да. Это очень такая какая-то печальная история, которая, мне кажется – понятно, что муниципальный фильтр – это, вообще, такая странная вещь. У нас очень много странных вещей, но, мне кажется…

С.ПАРХОМЕНКО – Что странная вещь? Он есть во многих странах. Во Франции тоже есть эти самые избранные, которые тоже должны ставить свои подписи.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ — Ну, вот нам как-то навязали, каким-то образом, и все, на самом деле, с этим согласились. Все: и муниципальные депутаты, и кандидаты. Такой сценарий, что у нас есть какие-томикровыборы с какими-то VIP-избирателями, которые, совершенно, неизвестны. Непонятно, как происходит, и, совершенно, вне нормальных избирателей, вне их контроля…

С.ПАРХОМЕНКО – Давайте мы с этой темы начнем после новостей, с того, что все-таки можно попытаться нам сделать как-то, глядя на это все извне. Я потрачу последние 30 секунд, чтобы ответить на, многораз встречающийся здесь вопрос. Мне казалось, что с этим все давно разобрались: Может ли один депутат отдать голос за несколько кандидатов? Нет – не может! «Один штука» депутата – «один штука» голос у него – вот, собственно, и все! И, как я понимаю, есть опасность какого-тожухальства, когда кто-то кому-то, что-то обещает…

М.КАЦ – Если подано две – то действует первая.

С.ПАРХОМЕНКО – Потом подписывает второй раз и аннулируется тогда оба.

М.КАЦ – Нет – вторая аннулируется. Первая – остается. Подписал первый раз за Собянина, потом пошел за Навального. Нашел пять таких человек, которые… — и спокойно снял кандидата. Это еще одна возможность снять кандидата.

С.ПАРХОМЕНКО – А! Если пять таких фальшивок неправильных…

М.КАЦ – Шесть фальшивок неправильных, и там можно с запасом сдать 115. Вот, ты подкинул 6 какому-то кандидату, который ты не хочешь, чтобы прошел – ты подкинул ему 6 и спокойно его снял. И он никогда никак об этом не узнает.

С.ПАРХОМЕНКО – Пауза на 3-4 минуты на новости на этой детективной ноте, ребята! Программа «Ищем выход».

НОВОСТИ.

С.ПАРХОМЕНКО –22 часа и 34 минуты. Это программа «Ищем выход». Я тут не один. Мы обсуждаем проблемы мэрских московских выборов под углом зрения этих самых знаменитых депутатов; а также под несуществующим углом зрения на них со стороны избирателей. Тем не менее, у нас здесь есть Дарья Новожилкина-муниципальный депутат района «Сокол», Максим Кац – муниципальный депутат района «Щукино», Михаил Вельмакин – муниципальный депутат района «Отрадно», и Анастасия Бонч-Осмоловская – московский избиратель. Я тоже московский избиратель Сергей Пархоменко. Буду обязательно голосовать. Ой, у меня отдельная история – я член УИКа! Я не просто избиратель – я избиратель со справкой, сказал бы я. Да! Я уж им устрою, как-нибудь — думаю, что это будет интересно – в том УИКе, где я буду за всем этим наблюдать вблизи. Анастасия Бонч-Осмоловскаяосталась мной недовольна по прошлому разу, что, дескать, я сказал, что во Франции это тоже все существует и ничего. А, действительно, почему оно там существует, а здесь не существует? В чем разница? Почему им можно, а нам нельзя, чего у нас такого разного с ними?

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Да у нас много, чего разного. Мне кажется, в формате этой короткой передачи…

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, у нас суда нет, прежде всего. Я думаю, что главная история, что у нас суда нет.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Можно я, как приглашенный сюда московский избиратель, как-то выскажу свою точку зрения?

С.ПАРХОМЕНКО – Давайте-давайте, конечно.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Вы спросили, что же мы будем делать? Мне кажется, что надо было бы делать – я не знаю, хватит ли на это у кого-то из московских, обделенных вниманием избирателей, сил, но некоторая такая, как бы, программа действий, как мне кажется могла бы быть такая, что в первую очередь нужно уйти, все-таки, от понимания муниципального фильтра, как таких тайных VIP-выборов…

С.ПАРХОМЕНКО – Которые нас не касаются

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Вот, «за кого один проголосует, а я отдам свой голос за того-то…». В интернет-издании «Сити-Бум», посвященном Москве – там, как раз, были приведены какие-то цитаты из…

С.ПАРХОМЕНКО – Да, они написали про эту нашу свами инициативу – они немедленно отреагировали, да.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Также еще было высказывание депутата Евгений Бабенко от Арбата, члена «Единой России». Евгений Бабенко сказал: «Я отдам свой голос за Собянина, потому что впервые за 520 лет занялись Арбатом». Ну, во-первых, это как-то…

С.ПАРХОМЕНКО – То есть, он уже проголосовал как-то. Его ваше мнение и мое мнение не интересует. Он сам проголосовал. Он сам решил уже, кто будем мэром Москвы.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Да. Я как раз хотела сказать: «Дорогой Евгений, вы свой голос отдадите 8-го сентября, а сейчас вы просто выступаете, как некий участник финального этапа по формированию нашего избирательного списка.

С.ПАРХОМЕНКО – Один читатель моего блога прочел в моем блоге ваше предложение и его реализовал: послал своим депутатам тоже. Он живет в Зюзино. Его зовут – этого человека – Юрий Свирский. Он не разрешил называть его имя, переслал свое письмо. Он послал точно такие же письма, что я сейчас зачитывал, он послал своим депутатам в зюзинском муниципалитете. И получил ответ от депутата Ярославцевой Светланы Ивановны – есть такой человек, я его нашел в интернете. Такая дама, прекрасная во всех отношениях. Ярославцева Светлана Ивановна ответила ему на все эти вопросы, которые я здесь зачитал, следующее. Господин Свирский, я не пользуюсь интернетом, чтобы кому-нибудь отвечать, что либо,в темную. Вы мне неизвестны и отвечать на ваши, я бы сказала, провокационные вопросы, не намерена. Не намерена также организовывать какую-либо компанию по сбору подписей муниципальных депутатов. Это не входит в мои функции. Выбор у нас свободный – это самое главное. Каждый депутат поставит подпись за ту кандидатуру, за которую захочет, независимо от пожелания отдельных избирателей. Полагаю, что моя позиция определяет ответы на все ваши шесть вопросов. С уважением, Ярославцева Светлана Ивановна.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Сережа, я не могу здесь тогда не коснуться моей любимой темы.

С.ПАРХОМЕНКО – Вас просят не беспокоиться. Называется: «без сопливых разберемся», как-нибудь сами разберемся!

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Можно я про мою любимую тему, которая меня уже занимает два дня? Кто все-таки наделил муниципальных депутатов правом ставить подпись? Я этого права в законе о муниципальных депутатов не нашла. Мы же голосуем за людей, чтобы они делали что-то…. Мы их уполномочиваем делать что-то…

С.ПАРХОМЕНКО – Вообще, когда Кац избирался – я помню – он всем рассказывал, что это абсолютно бессмысленная должность, от которой ничего не зависит, и, которая ничего не решает. Вдруг откуда ни возьмись, выяснилось, что страшнее Каца зверя нет, на самом деле, что он сейчас самый главный, и все хотят его подписи. Откуда это взялось, когда это произошло.

М.КАЦ – Тогда я отреагирую на этот ответ. Это, совершенно, типичное поведение депутатов, которые те самые директора больниц, поликлиник, школ – здесь краеведческого музея, я так понимаю…

С.ПАРХОМЕНКО – Да-да, я посмотрел, кто это такая – она в Зюзине устраивала краеведческий музей.

М.КАЦ – Когда я пришел первый раз на собрание с iPhone и стал всех снимать, и писать об этом посты – они все так удивились, они проголосовали за запрет того, чтобы я писал посты. Они там были просто в шоке. Люди всю жизнь привыкли сидеть в этих собраниях. Они не привыкли, что к ним может кто-то обратиться, кроме маленькой муниципальной тусовочки, которая все время вокруг них ходит. Поэтому, у них такое отношение всегда, ко всем обращающимся к ним людям вне их узкого муниципального круга, который там трется и пытается те или иные очень мелкие материальные блага.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Так вот, я посчитала, что избиратели должны прийти на прием, на собрание муниципальных депутатов некоторой внушительной толпой – я не знаю, как это организовать, но надо организовать – и спросить: «Дорогие муниципальные депутаты, а какой избирательный бюллетень вы нам готовите? Нам не важно, кто за кого голосует – это же не принципиально. Мы же не про выборы – выборы у нас тайные. А мы про подписи. Вы нам предлагаете, что у нас в бюллетене будет, сколько человек из 20? Вы – депутаты этого муниципального округа. Вот, вы, как вы видите? Вот, мы жители города Москвы, вы сейчас считаете, что у нас…»

С.ПАРХОМЕНКО – Вы нам одного хотите, что ли оставить?

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Или 2-х, или 3-х, например.

М.КАЦ – Вы понимаете, бесполезно о чем-то спрашивать этих людей, потому что они не принимают решения самостоятельно. Это не самостоятельные единицы.

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, как они в жизни-то принимают решения?

М.КАЦ – Они принимают, когда управляют своей поликлиникой, но они не принимают их в муниципальном собрании.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Про «бесполезно» у меня есть тоже точка зрения. Я считаю, что, если мы думаем о том, что мы сейчас изменим, то тогда…, что вот, у нас сейчас будет новый мэр, или у нас сейчас будут, совершенно, переродившиеся депутаты – это, конечно, бесполезно. Но, в некотором смысле, эти действия полезны, потому что они полезны для тех людей, которые их осуществляют, и они полезны, на самом деле для муниципальных депутатов, потому что в отличие даже от кандидатов в мэры и федеральных депутатов, муниципальные депутаты здесь живут. Они наши соседи. Они тут как-то…

М.КАЦ – Вы сами пойдете сделать то, о чем вы говорите?

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, Ася пойдет точно.

М.КАЦ – Какой у вас район? Я просто посмотрю пойду.

С.ПАРХОМЕНКО – Ася страшно крутая – она точно пойдет! Вопрос в том, кто еще пойдет с ней?

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – У меня район «Академический».

М.КАЦ – «Академический»? Там есть интересные депутаты, будет интересно посмотреть, чем кончится эта история.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Я как-то, вообще, честно говоря…

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, расскажете, что называется…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Во всяком случае, они мне не ответили, пока, а я посчитала, что за три дня можно и ответить.

М.КАЦ – Нет, 30 дней срок, в общем, и принятый и, вообще…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – А, когда подписи кончают собирать?

С.ПАРХОМЕНКО – 10-го. То есть, они могут ответить уже после. То есть, в сущности, получается, что единственная возможность, как я понимаю, это разные формы персонального давления, причем, открытые…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Или общественного.

С.ПАРХОМЕНКО – Персонального – это, в смысле, на персону. Не я – персона, которая давит, а мы все давим на персону. Мне даже приходилось это проделывать…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Именно, собрание. Собрание, как некий орган. Мне кажется, что важнее давить не на лично депутатов, и его фантомный голос, а на собрание, которое…

М.КАЦ – Что должно делать собрание?

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – А собрание должно подойти к этому вопросу муниципального фильтра, как собрание. Вот, мы хотим, чтобы у нас был…. Я понимаю, что это… Я формулирую некую идеальную программу. Я, совершенно, при этом далека от того, чтобы считать, что сейчас раз – и…

М.КАЦ – В идеале их надо отменить. Глупость несусветная – весь этот муниципальный фильтр.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – В идеале, как это отменить – я не знаю.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Что делать жителям в ближайшие две недели?

С.ПАРХОМЕНКО – За эти две недели точно произойдет какое-то количество собраний в каждом муниципальном собрании, да? Они собираются раз в неделю?

М.КАЦ – Они собираются раз в месяц, и на лето они уходят в отпуск, так что, сейчас…

М.ВЕЛЬМАКИН – В половине районов они уже произошли и ушли в отпуск.

С.ПАРХОМЕНКО – То есть, все это спустилось на уровень персональных людей, отдельных людей.

М.КАЦ – И депутаты уехали… Да, которых еще невозможно найти и телефоны и контакты, они бросают трубки и так далее…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Внутри собрания, кстати, это, вообще, никак не обсуждается? Всегда разговоры кулуарные. Это тоже как-то удивительно, правда? Ну, то есть, не удивительно…

М.КАЦ – Нет, ну обычно такие вещи обсуждаются публично на собраниях, но эта вещь, так как она персональная, то здесь не требуется никакое действие собрания, а требуется действия персонально депутатов.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Есть еще другая проблема. Есть депутаты, которые постоянно сидят в этих структурах. То есть, с утра до вечера, у них там рабочие места в управе в ГУИСегде-нибудь, где-нибудь рядом в соседнем роддоме и так далее. И, они, как бы, видятся каждый день, и что-то между собой такое обсуждают наверняка. Во-первых, есть какая-то команда сверху, а во-вторых, они что-то между собой обсуждают. А есть люди, которые работают в других местах, и приходят туда, действительно, реже, и общаются с ними гораздо реже, потому что не находятся в этой тусовке – тогда это немножко другая происходит коммуникация.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – А как, вообще, мы узнаем, за кого отдали подписи…

С.ПАРХОМЕНКО – Да – это все публикуется…

М.КАЦ – К сожалению большому, это публикуется…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Потому что, вероятно, что, если бы это все было тайно, вероятно, уломать и уговорить — кто-то проголосовал бы иначе.

С.ПАРХОМЕНКО – Андрей пишет: «Ася, я с вами! Живу в генеральском доме до Академии». Вот, вас уже двое. Что такое генеральский дом? У меня есть Андрея телефончик, я вам дам потом.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – А, кстати, Сережа, вот, Лига избирателей – там же можно посмотреть, кто в каком районе живет. Может, как-то пробудить их ото сна, сказать: «Давайте немножко…»

С.ПАРХОМЕНКО – Ну как – в списке избирателей посмотреть.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Не-не-не! Есть – как это называется? – «Гракон», да? Там можно посмотреть, кто зарегистрирован в качестве наблюдателя…

С.ПАРХОМЕНКО – А, вы про наблюдателей? Это-не Лига избирателей — это другое. Да, это «Гражданин наблюдатель»…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Да, «Гражданин наблюдатель», да. В некотором округе, в принципе, можно найти людей, которые не равнодушны к выборным процессам…

С.ПАРХОМЕНКО – Будущих наблюдателей, а также будущих членов УИКов, которые более-менее известны… «У меня тоже «Академический», — пишет Вера, — готова пойти на собрание». Эдак они и соберутся.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Так собрания нету…

М.ВЕЛЬМАКИН – Я бы хотел сказать. Сергей, вы сказали такой тезис, что муниципальные депутаты вдруг стали такими большими, важными и нужными. На самом деле, я не согласен с этим тезисом, несмотря на появление этого муниципального фильтра. Объясню, почему: мы все время играем в какие-то игры. У нас в любом случае выборы, которые есть, в любом случае некоторая игра, в которую нас загоняют – муниципальных депутатов – для имитации этого самого демократического процесса, который есть. Поясню. Есть 1000 депутатов, которые так вам ответят, как в данном письме ответила эта уважаемая…

С.ПАРХОМЕНКО – Ярославцева Светлана Ивановна.

М.ВЕЛЬМАКИН – Как Ярославцева Светлана Ивановна. Есть из этой тысячи человек 200 человек, которые не ответят – молча проголосуют. Есть кандидаты от, так называемых, системных партий, которые при всем желании – как сказал Максим — при всем раскладе, который есть – не так уж легко набрать и пройти тот самый муниципальный фильтр…

М.КАЦ – Даже одному.

М.ВЕЛЬМАКИН – Даже одному. Мы уже знаем точно фамилии, которые пройдут этот фильтр, и прекрасно представляем себе их себе от этих системных партий. Я не удивлюсь, если эти самые уважаемые учителя, краеведы, руководители поликлиник начнут подписываться за «Паука» и «Паук» пройдет муниципальный фильтр – в этом тоже не будет ничего удивительного. Ничего удивительного не будет в том, что, если Алексей Навальный не пройдет никаким образом муниципальный фильтр, а, если пройдет, даже, если случиться, что он эти подписи соберет и пройдет, но давайте не будем забывать, что еще существует президентский фильтр, существует большое количество путей, когда можно зарубить эти подписи таким подставами, о которых говорил Максим. Здесь много других путей, какими можно воздействовать.

М.КАЦ – Осудить можно еще.

С.ПАРХОМЕНКО – А суд в Кирове, думаешь, закончится?

М.ВЕЛЬМАКИН – мы сейчас с вами в любом случае, втянуты в такую игру, которая происходит, но от нас, если так подумать по-честному — ничего не зависит. Да, сейчас некоторым депутатам предлагают деньги, живые деньги.

С.ПАРХОМЕНКО – Тут, кстати, вопрос есть про это, конечно же: «Почем!», и «Растут ли цены?»

М.КАЦ – Вроде ходило – 30 тысяч рублей. Но я реально не слышал об этом, не знаю.

С.ПАРХОМЕНКО – Что-то мало – 30 тысяч рублей.

Д.НОВОЖИЛКИНА – За такой ценный товар…

М.КАЦ – Для муниципальной-то сумочки это вполне… сумма.

М.ВЕЛЬМАКИН – Я могу сказать, ко мне приходил переговорщик. Была объявлена сумма в 200 рублей.

С.ПАРХОМЕНКО – Вот, это уже ближе к делу.

М.ВЕЛЬМАКИН – Действительно, такая сумма – конечно же, кто-то заработает. Я считаю, что это неправильно.

М.КАЦ – Потому что вы такой, «якорный» депутат – у вас есть база…

М.ВЕЛЬМАКИН — Максим, во всяком случае, никто не выкладывал на стол. Это пришел человек, сказал, что «я вот, готов…»

М.КАЦ – А за кого, если не секрет?

М.ВЕЛЬМАКИН – Давайте не будем, все-таки… Потом получится, что я клевещу. У нас все-таки принят закон о клевете…

С.ПАРХОМЕНКО – Ну, вы же не называете, кто именно, предлагал.

М.ВЕЛЬМАКИН – А эти кандидаты, которые предлагают деньги, понятно, что они их предлагают не просто так. Это сделано как раз для размывания голосов. Кстати, продолжая как раз тезис об игре – вот, почему появился Левичев вдруг так неожиданно? Кандидат от «Справедливой России»? потому что Левичев – второе лицо в партии «Справедливой России», которого хоть как-то знают после Миронова. То есть, сейчас часть депутатов, которые могли бы подписаться так или иначе, за Навального – подпишутся за Левичева. То есть, с нами вот так вот, играют. И в данном случае после 9-го числа мы будем абсолютно не нужны. И на самом деле тот тезис, который вы говорите – о важности муниципальных депутатов – он…

С.ПАРХОМЕНКО – До Елены тут дошло: «То есть, получается, — пишет Елена, — что мэра будут выбирать не граждане, а муниципальные депутаты».

М.КАЦ – Нет, на самом деле, мэр сам себя будет выбирать.

С.ПАРХОМЕНКО – Вот, собственно, у нас об этом и разговор, что депутатский фильтр превратился в «собянинский фильтр», следовательно, в кремлевский фильтр, потому что известно, чья он марионетка.

М.КАЦ – Кремлю надо было решить две задачи с этими выборами, причем, быстренько. Первая: убрать Прохорова. Вторая – это убрать Навального. Задача убирания Прохорова решилась принятием за три недели до объявления выборов закона о запрете иностранных активов, и он физически не мог ничего успеть перевести. Его, очевидно, никто не предупредил заранее. Ну, как бы это было сделано в корректной системе выборов – его бы предупредили как-то… Но, это специально приняли против него, и он не смог участвовать. И сейчас Навального уберут либо муниципальным фильтром, либо с помощью суда, либо каким-то еще образом. И дальше на выборах против Левичева и – я за был, как зовут кандидата от ЛДПР, — Митрохина и еще кого-нибудь — Собянин получит свои 79%. Будет назван отцом всех москвичей и под аплодисменты станет типа избранным мэром. Но рано или поздно люди перестанут это все кушать. Но, к сожалению, пока люди это все кушают.

С.ПАРХОМЕНКО – То есть, вся борьба, на самом деле, перемещается в партер, что называется. Она перемещается – куда? Бойкот выборам что ли?

М.ВЕЛЬМАКИН – На самом деле есть вариант для решения этого самого ответа на ваш вопрос.

С.ПАРХОМЕНКО – Так – вперед!

М.ВЕЛЬМАКИН – Мы неделю назад на форуме нашем заявили о создании Московского муниципального фронта – назовем его так – для решения проблем на городском уровне. Я вам поясню. В течение нескольких месяцев Сергей Семенович Собянин собирал нас – депутатов и давал возможность нам задать вопрос о какой-то важной проблеме в каждом районе. Сейчас, спустя два месяца мы провели анализ этих проблем, и оказалось, что большинство этих проблем, которые ставились перед Сергеем Семеновичем, оказались фэйком. Мы предлагаем поставить…

С.ПАРХОМЕНКО – Что такое – «оказались фэйком»?

М.ВЕЛЬМАКИН –Фэйк – это такое сленговое название…

С.ПАРХОМЕНКО – Я знаю, но в данном случае – что оно означает?

М.КАЦ – Проблемы, которых нет.

М.ВЕЛЬМАКИН – Проблемы есть – но они не были решены. То есть, Сергей Семенович сказал: «Мы берем их на карандаш, все будет замечательно – мы их решим». И все! Это была сделана некая пиар-компания Сергей Семеновичу в избрание этого самого, как раз, муниципального фильтра. Что мы предлагаем сделать? Более того, у нас уже есть небольшая победа. Сейчас расскажу. Мы предлагаем поставить против Сергея Семеновича на эти три месяца, которые у нас есть, вывалить ему как можно больше тех самых проблем в избирательную компанию и заставить их, его решить. Три дня назад мой вопрос был про аптеку, которая торгует запрещенными препаратами. Не запрещенными, но она превращена в нарко-аптеку – есть такая большая проблема в Москве. Я с ней бился в течение двух лет. ФСКН с ней бился, Здравоохранение и министерство департамента бились, жители там бились – полгода с ней ничего нельзя было сделать. 3 месяца назад я задаю вопрос Сергею Семеновичу на этой самой встрече. Он говорит: «Эта проблема будет решена». Прошло 3 месяца – проблема не решена. 3 дня назад я рассказал об этой аптеке журналистам – вы не поверите – вчера снята вывеска «Аптека» и появилась надпись «Продукты» — вот, вам, пожалуйста!

С.ПАРХОМЕНКО – А внутри там продают то же самое?

М.ВЕЛЬМАКИН – Все – там сейчас происходит ремонт…

М.КАЦ – Очень хочется и мне уйти в свой локальный уровень и начать говорить про троллейбусы мои любимые, но, мне кажется, что это неправильно. Сейчас нельзя говорить, что нас сейчас обманут с этими выборами, сейчас он опять нажульничает – станет типа мэром, а на самом деле нет – но, мы хотя бы аптеку закроем. То есть, это не годится. Мне кажется, что надо открыто и навальнозаявлять, что это жульничество…

М.ВЕЛЬМАКИН – Жульничество.

М.КАЦ – Что никаких тут выборов нет, что их надо либо бойкотировать, либо в них по-другому участвовать, но уж точно не принимать в них участие таким образом, что «ну, ты хоть, троллейбус не трожь! А, уж ладно – избирайся там!»

М.ВЕЛЬМАКИН – Максим, ты, абсолютно верно говоришь. Вот, есть проблема Ленинского проспекта, которая нас всех волнует. Тебя она волнует больше, чем меня, потому что, идея с трамваями – она замечательная, она продуманная. Есть замечательное выступление Хуснуллина, которое я прочитал у тебя в Твиттере -прекрасное – где он пытается создать эту согласительную комиссию, рассказывает много противоречащей друг другу информации. Ребята, у меня такая же проблема на районном уровне с гаражом. Такая же была согласительная комиссия, с тем же самым Хуснуллиным…

С.ПАРХОМЕНКО – Подождите, я все-таки хочу вывести на некий общеполитический уровень и здесь солидаризироваться с Максимом. В таком смысле, что аптека – аптекой, гараж – гаражом, трамвай – трамваем, а мы решаем некоторую большую, концептуальную проблему: должны ли мы продать выборы сейчас за право быстренько «порешать вопросы» – как это у них называется. Мне кажется, что нет – это вещь недопустимая не только с точки зрения этих конкретных выборов, которые мы и так… типа: «нас и так обманули», — но и сточки зрения какой-то длинной стратегии, потому что дальше будут какие-то еще выборы.

М.КАЦ – Конечно.

С.ПАРХОМЕНКО – Дальше будут выборы Московской городской думы. Дальше будут президентские еще одни и думские еще одни выборы – эти тоже будем обменивать на детские площадки?

М.КАЦ – Тут еще такая ситуация получилась в Москве, и здесь самый интересный регион, и здесь есть немалое количество людей, типа, например, судей, которые обладают какими-то полномочиями или наделенными какими-то голосами избирателей, которые могут выйти и это все сказать. Вот, сюда на радио прийти и сказать, и это кто-то услышит. В других районах это все проходит абсолютно тихо и незаметно. Здесь хоть вокруг этого хоть можно поднять шум, что «да— жульничество, да сам кандидат на выборах Сергей Семенович Собянин выбирает себе оппонентов». Так быть не должно. В нашей стране быть не должно. Мы это либо сейчас поменяем, либо не поменяем и будем дальше жить в этой ситуации, в которой мы живем уже много лет последнее время. Так, на мой взгляд, стоит вопрос.

С.ПАРХОМЕНКО – Тем более, что тем временем принимаются всякие… Я сегодня целый час рассказывал историю про Кодекс административного судопроизводства, который прямо направлен против того, чтобы люди судились по поводу выборов. Их просто не пускают в суд. Для начала просто рублем. Говорят: «Подашь иск – будешь за все платить: за адвокатов обеим сторонам будешь платить, за привоз свидетелей, за экспертов – за все сам заплатишь деньгами, рублями».

М.КАЦ – Это ползучие попытки всех заткнуть – так и с выборами. Если раньше надо было как-то жульничать, чтобы выбрать нужного кандидата, то сейчас можно просто совершенно законно взять и всех… выбрать себе оппонентов, и пойти против Левичева и против — забыл…— от ЛДПР и выиграть у них 80%, и быть,типа избранным мэром – вот, это надо, конечно, остановить. Остановим мы это или нет – непонятно, но мы хотя бы попробуем.

С.ПАРХОМЕНКО – Я не понимаю, как это все остановить, несмотря на то, что нам тут продолжают валом писать разные жители Черемушек, что они пойдут с Асей. Вот, сообщают, что «У на собрание 26-го».

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Замечательно. Мне кажется, что мы точно не сможем остановить Сергея Семеновича Собянина – то, что он задумал. Но, если мы, тем не менее, начнем как-то пытаться контролировать, что происходит хотя бы на муниципальном уровне – это может иметь некоторые положительный эффект. Это точно также, как достаточно неожиданные эффект для 2012 года имел тот факт, что некоторые люди пошли наблюдателями на выборы…

С.ПАРХОМЕНКО – Они в этот момент получили некую травму, и эта травма не заживает до сих пор.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – И поэтому впечатление об этой травме они распространили. Твое личное участие в решении какого-то маленького вопроса – оно дает другой эффект. Не тот эффект, что мы сейчас изменим власть в городе Москве. Оно дает какое-то, может быть, долгодействие…. Это в некотором смысле некоторая важная вещь, мы еще не знаем, как она сыграет. И, я бы сказала, что мне кажется, что, если что-то и надо делать во время выборов Москвы – нужно выстраивать эти истории про гражданское взаимодействие, и главное – гражданский контроль над тем, что происходит. И пускай, как рыба об лед, но, все-таки, не надо нас так обманывать, не надо нам писать такие письма.

С.ПАРХОМЕНКО – Получается так, что задача заключается в том, чтобы как можно больше людей осознали, что происходит сейчас. Чтобы они отдали себе отчет, что вопрос не только в том, что такой-то кандидат сумел собрать 110 подписей, а какой-то не сумел собрать 110 подписей – а в том, что они столкнулись с системой, истинная природа которой – вот, такая: правящий кандидат сам себе выбирает оппонентов, пользуясь вполне циничной механической процедурой.

Д.НОВОЖИЛКИНА – На самом деле просто у меня возникла мысль, что мало того, что у нас один кандидат выбирает сам себе оппонентов, у нас так получается, что жители опять полностью безучастны, то есть, они опять являются наблюдателями, потому что это депутаты решают сейчас ,депутаты теперь у нас дают свои подписи, то есть, определяют кандидатов. И только кандидаты – они идут и борются каким-то образом с Собяниным. Жители у нас опять никак не участвуют. То есть, их опять не спрашивают, они опять никуда не ходят, потому что за них же должны депутаты решить. Это как-то все, типа автоматически.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Я не понимаю, собственно говоря, где юридические основания того, чтобы депутаты что-то решали.

С.ПАРХОМЕНКО – Ася, вопрос о том, где юридические основания – надо задавать в суде. Мы с вами в суде не имеем возможности это задать. Я потратил полгода своей жизни на то, чтобы какое-то количество людей в суде задали вопросы, почему меня обманули на выборах думских и президентских…

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Я про другое – я про закон, который говорит… В каком законе?...

М.КАЦ – Закон конкретно кандидатов и, что там в нем конкретно написано – вообще, никого не интересует.

А.БОНЧ-ОСМОЛОВСКАЯ – Меня интересует закон о местном самоуправлении, в котором не написано, что муниципальные депутаты за кого-то ставят свои подписи…

М.КАЦ – Вы можете обратиться в Конституционный суд и…

С.ПАРХОМЕНКО – Вопрос оставшихся десяти секунд. Стойте! А выборы в Московскую городскую думу тоже будут также устраивать?

М.КАЦ – Там нет муниципального фильтра, но там чего-нибудь придумают другое.

Д.НОВОЖИЛКИНА – Тоже будет игра, в любом случае.

С.ПАРХОМЕНКО – Таким образом, получается, что наша задача – наша общая московская задача, и

кто сидит в студии, и тех, кто придерживается тех или иных политических убеждений – завести как можно больше жителей Москвы на осознание и неприятие этой системы, на осознании того, что в точности эта система означает. Ребята, я вынужден на этом закрыть эту лавочку, потому что 23 часа 00 минут и 33 секунды. Время наше вышло. Спасибо вам большое! Это была программа не «Суть событий» а «Ищем выход». У нас в гостях были три муниципальных депутата.

Д.НОВОЖИЛКИНА — Мы его нашли.

С.ПАРХОМЕНКО – Мы нашли не выход – мы нашли направление, в котором следует искать этот выход. Спасибо вам больше, и несомненно ждем вас снова на волнах «Эха Москвы». Спасибо!











Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире