Александр Плющев И вот он собственно Владимир Левченко. Вчера в очередной раз рубль испытал некоторую нагрузку. Наш родной советский рубль. Доброе утро, Володь!

Татьяна Фельгенгауэр Доброе утро!

Владимир Левченко Уже не совсем советский. В общем, не совсем не советский. Главное, чтобы не антисоветский. Да? Поэтому как это помнишь? Раньше в каждом районе был… В каждом городе был Советский район. Да? И так шутили…

Т. Фельгенгауэр Они и сейчас есть.

А. Плющев Они… Да, в некоторых городах до сих пор.

Т. Фельгенгауэр Так же как улица Ленина.

В. Левченко Ну, да. Вот. Ну, не в каждом уже, наверное, но действительно. И шутили на эту тему. Да? Если один район советский, то остальные какие тогда? Что антисоветские, что ли? Вот. Поэтому будем надеяться, что не антисоветские. Ну, с рублем действительно история интересная, потому как, как правило, когда мы видим такую эйфорию… Да? Ну, вернее такой мы еще никогда не видели в мире на финансовых рынках, но в любом случае когда мы видим, что зашкаливает именно эйфория в сторону роста цен на активы, тогда, как правило, российские активы ведут себя, ну, либо также. Да? Растут сильно. Либо растут ещё сильнее. Да? То есть с некой бетой. Напротив, вот последнее время, последние там дни, наверное, даже недели мы видим обратную картину. Да? Мы видим, что рубль не просто там стоит на месте на фоне роста всех, ну, практически всех остальных развивающихся валют. Вот. А он даже снижается. То есть это такой сигнал фундаментальной слабости рубля по крайней мере на какое-то время. И цены на нефть тоже уже особо не помогают, потому что Brent стоит сейчас 63 доллара. Вот. И там холодная зима, там восстановление поставок газа. Ну, и так далее, и так далее. То есть это такая достаточно серьёзная штука. Что здесь действительно происходит с фундаментальной точки зрения? Ну, 1-е. Во-первых, конечно, инфляция. Да, безусловно. И мы видели, что у нас в течение уже… Скольких там? Ну, 11 месяцев – да? – практически растут в стране процентные ставки. То есть это заметили. Многие совсем недавно начали говорить про выход иностранного капитала из российского долгового рынка. На самом деле этот процесс, он идет не сейчас. Он шел все вот эти собственно 11 месяцев. Да? И шел он медленно. И шел он вслед за ростом как раз-таки уверенности о восстановлении прежде всего американской экономики. Да? Затем мировой, что привело к росту процентных ставок в долларах. Соответственно когда процентные ставки в долларах растут, так как доллар пока ещё у нас основная мировая валюта, то вслед за этим растут ставки и в других местах. И соответственно таким образом – да? – американцы затягивают на себя на мировой капитал. Так как денег было потрачено на борьбу с собственными же карантинными мероприятиями особенно в Штатах какое-то невероятное количество, то это надо чем-то финансировать. Вот они и занимаются. Просто под те ставки, которые были там – да? – почти год назад, никто финансировать особенно не хочет. Соответственно приходится давать премию. А так как и так были колоссальные дыры в бюджете, а тут они выросли вообще до новых там космических масштабов, соответственно вот этот капитал и продолжают дальше к себе затягивать. И в этом году более того этот процесс, он может ещё и усилится. Вот. Плюс ко всему история станциями. Да? Безусловно, если долго там кричали, нам не страшен серый волк, ну, собственно вот… Сколько уже? 7 лет как кричат, что нам серый волк не страшен. Да? Ну, мы видим, что, может, он и не страшен, – да? – но дело свое он делает. Понятно, что этот процесс, он такой достаточно медленный. И в тот момент когда вдруг мы там не верим, вдруг верим, ну, и прочее, прочее. Пока рынок не верит в то, что дойдут до каких-то серьезных санкций. Хотя вот буквально вчера американцы озвучили, какие они введут санкции против Турции за то, что Турки купили – да? – у нашей страны вот эти комплексы С-400. То есть их постепенно отрезают от американского финансирования. А так как задолженность у Турции внешняя просто космическая, то для них это удар серьёзный. Вот это такая история достаточно важная. Поэтому я бы не был так уверен в том, что они не пойдут на какие-то там более жесткие меры там вплоть до там ограничения покупок на российский госдолг. Тем более что при нынешнем уровне процентных ставок в рублях, при нынешнем уровне инфляции он всё равно не интересен. То есть реальная процентная ставка, она остается там либо около нуля, либо даже отрицательной.

А. Плющев Ну, ты говоришь тем более… А тем более, мне кажется, это такой оборот усиления, а на самом деле если он не интересен, то значит, и санкции будут не слишком-то чувствительными.

В. Левченко Но смотри, для этого безусловно, потому что процесс уже некий прошёл. То есть доля иностранного капитала в российском госдолге, она сейчас на минимуме с 2015 года. Да? Ну, собственно как раз вот после той самой приличной девальвации рубля, которая прошла во 2-й половине года 2014-го. Конечно. Но процесс, он ещё идет. Плюс ко всему ты не забывай, что у тебя нового притока не будет. То есть пока есть отток. Более того – да? – пока какого-то внутреннего капитала, тоже его особенно незаметно, но ему куда-то там бежать сильно некуда. Плюс ко всему, а он тогда усилится. И, конечно же, нужно смотреть за тем, что будет с рынком нефти. Причём не столько… не только с точки зрения цены, но с точки зрения объемов поставок. Да? Нынешние цены на нефть уже приводят к падению номинальных объемов потребления нефтепродуктов во многих странах. Да? Ну, вот то есть не только у нас в стране цены на заправках на историческом максимуме в рублях естественно. В Индии та же самая картина, например. Да? И индусы, они реально стали меньше потреблять. А тут ещё и новая волна – да? – вот это вот вируса, про который уже давно говорят, что вроде как совсем справились. Да? Но при этом всё равно везде требуют носить маски. И в Индии новый… новый максимум по количеству заболевших за один день. Ну, то есть все, в общем, не совсем так, как там – да? – наши коллеги пытаются ситуацию преподнести. Ну, вместе с политиками естественно.
Следующий момент, конечно же, Минфин показал, что накануне он готов занимать, ну, собственно по тем ставкам, которые есть. Вот. Это важно. То есть они оставили план по заимствованиям. Откуда возьмутся собственно деньги, которые Минфин занимает. Но тут всё просто. Их напечатает наш Центральный банк. Да? Выдаст через различного рода механизмы тому же там Сберу и ВТБ. Ну, может, там ещё кому-нибудь. И они дружно на эти свеженапечатанные деньги купят госдолг. Соответственно когда идёт такой рост рублевой денежной массы, роста золотовалютных резервов мы в последнее время не видим. Ну, даже видели их небольшое снижение. Но исходя из той ситуации, которая сейчас в стране есть, вряд ли мы увидим какое-то заметное снижение ЗВР. Но если увидим, это ещё сильнее окажет давление на рубль. Но вот соотношение так называемой монетарной или там дефолтный курс рубля, вот он, его динамика выглядит таким образом, как будто он готов куда-то прыгнуть. То есть возможно локально мы увидим некий провал с золотовалютным резервом, а размер рублевой массы, он резко вырастет. Соответственно то есть сейчас вот этот дефолтный курс, он около 100 рублей за доллар составляет. При том, что номинальным там 77 с небольшим. Если мы увидим небольшое снижение там ЗВР, ну, вернее вот этого вот дефолтного курса увеличение. Да? Если он вырастет куда-нибудь там рублей до 110, то соответственно вполне в какой-то момент – да? – там курс рубля может и в 9о уйти там совершенно спокойно.

А. Плющев А дай… А дай, пожалуйста, сносочку, что такое дефолтный курс. Для тех, кто пропустил урок.

В. Левченко Это денежная масса или денежная база, ну, зави… там разная разделённая на размер золотовалютных резервов Центрального банка.

А. Плющев То есть… То есть как бы если бы рубль был обеспечен золотом.

В. Левченко Ну, не золотом. Вообще золотом, валютой.

А. Плющев Золотом, валютой. Да.

В. Левченко Ну, да. Так нет. Эта история просто в таких странах как наши, она работает достаточно долго. Вот. Поэтому и за это дело достаточно активно цепляются. Плюс с ростом экономики у нас как-то всё грустно. Да? Опять все прогнозы говорят о том, что в этом году экономика нашей страны вырастет заметно слабее, чем мировая, а американская вырастет сильнее, чем мировая. Это тоже будет, ну, способствовать более слабому курсу рубля, чем, ну, там в прочих равных…

А. Плющев Слушай, а…

Т. Фельгенгауэр Сейчас ещё немножко и цены по регулируют, чтобы уж точно укрепить экономику.

А. Плющев Погодите, погодите. Но вот Всемирный банк же улучшал прогноз по росту российской экономики: в среднем 3% на ближайшие два года. Это мало?

В. Левченко Ну, а ждут, что американская вырастет более, чем на 6…

А. Плющев Черт! Ну, как вот так всегда получается?!

В. Левченко Ну, не всегда. Вот. Ну, вот как бы такая история. То есть плюс ко всему всегда в мире, когда мы видим, что американская экономика растет быстрее, чем мировая, – да? – это тоже поддерживает курс доллара в мире в целом. Да? То есть я не просто так еще сначала сказал, что сейчас валюты развивающихся стран в целом последнее время либо стабильны, либо растут – да? – по отношению там к доллару, евро и так далее. Вот. А российский рубль снижается. То есть соответственно мы… наша валюта себя так ведёт на фоне роста других похожих валют. То есть если мы увидим давление на другие валюты, – да? – а развивающиеся рынки в принципе в этом году слабые, потому что и процентные ставки в долларах выросли, и цены на продовольствие выросли. А рост цен на продовольствие всегда естественно бьет по экономикам развивающихся стран, потому что там высока доля расходов на… на продовольствие. Вот. Плюс переток капитала опять же в Штаты, янки этим, ну, будут усиленно этому способствовать. Вот. Если мы еще увидим давление на те валюты, то давление на рубль, оно только в такой ситуации усилится. Собственно пока фундаментально, – да? – ну, всё против рубля. Я давно об этом говорю, что мы вот… Рубль, если смотреть на график, он находится вот… Вернее находился в таком некоем канале, ну, примерно 4 с половиной месяца. Ну, вот вчера он из этого канала вышел. Да? Следующая там граница, которая есть, ну, такая реперная точка – это там 80 рублей с небольшим. Там 80,8 примерно то, что я вижу. Ну, неважно. Там 80 будем – да? – там для круглой цифры говорим. То есть по большому счету если… То есть что мы можем увидеть? Можем увидеть, что рубль там еще немного ослабеет, затем вернется к отметке там 76,50-77. Ну, а потом пойдёт там на 80 и дальше.

А. Плющев Смотрим, ждём, наблюдаем. И будем с Владимиром Левченко обязательно фиксировать, в том числе и через час в 8 часов 50 минут он продолжит. Спасибо, Володь.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире