'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 октября 2020, 07:45

Алексей Нарышкин Ася Рак с нами, наш экономический обозреватель. Доброе утро!

Ася Рак Доброе утро!

Маша Майерс Доброе утро!

А. Рак Ну, вчера с Вами нашу маленькую 3-минутку мы с Вами завершили обсуждением директивы, которая пришла госкомпаниям о том, чтобы зарезервировать… Да? Российские компании получили директиву, которая ограничивает размеры валютных активов…

А. Нарышкин Да.

А. Рак … уровнем октября 2018-го. То есть они могут продать валюту на внутреннем рынке. Так вот вчера мы с вами, если посмотрим на наш российский рубль, он укрепил свои позиции по отношению к евро и доллару. Доллар снижался в моменте там практически на 2%. На 2% снизился и евро. Мы видели там… Ну, я даже прям сейчас могу посмотреть и сказать Вам на данный момент утром уже, какие отметки мы с Вами можем увидеть в паре, например, доллар – рубль. На данный момент 77 – 69. Это доллар. И 91 – 26. Это евро. Так вот аналитики связали с тем, что рынок услышал посыл Центрального банка, который в свою очередь тоже заявил с тем, что выходит на рынок и начинает продавать валюту порядка 185 миллиардов рублей. И это около 3 миллиардов ежедневно. Собственно говоря, об этом Центробанк заявлял еще летом. Сейчас он об этом рынку напомнил. Вот эту директиву, которую получили госкомпании, аналитики связывают с тем, что рынок услышал, и всё чудесным, замечательным образом с рублём становится более или менее хорошо, потому что с точки зрения большинства аналитиков макроэкономических показателей к тому, чтобы рубль таким образом терял свои позиции, их не… ну, нет. Да? В большей степени сейчас на национальную валюту – да? – влияет геополитическая ситуация и вот это самое неопределенность, которая абсолютно… абсолютно непредсказуема. То есть фундаментально, если мы возьмем стоимость нефти, сейчас она всё-таки находится в пределах 40 долларах за баррель, то по оценкам разных аналитиков, ну, доллар… рубль должен 67 за доллар, 72-73. То есть в этом коридоре. Да? А сейчас он у нас получается с Вами там ближе к 80. То есть вот это премия как раз именно за те самые геополитические риски. При условии, что они уходят – да? – может восстановиться и курс рубля, как пытаются нас большинство… большинство успокоить. Но ситуации такие, то, что касается и Белоруссии, и Нагорного Карабаха, которые создают как раз-таки вот такие нервозные, скажем так, настроения, они абсолютно непредсказуемы.

М. Майерс Ну, то есть… Подожди. То есть мы можем говорить о том, что сколько ты валюты не лей, всё равно там не у с… у «Роснефти», Центробанка сумма там даже… даже если их все сложить и вылить ее на рынок, запасов не хватит для того, чтобы всерьез держать курс рубля, потому что геополитические риски гораздо более серьезные. То есть это работает. Но не очень.

А. Рак Конечно. Ну, в определенный момент в любом случае она закончится. И что тогда? Да? Вопрос. Потому, что эти риски, они в любом случае довлеют. Плюс ко всему сейчас, ну, выборы в США. Это тоже добавляет определенных рисков. Да? Те санкции, которые постоянно над нами грозят, – это тоже определенные риски. Низкая ставка ЦБ, в свое время она помогала рублю. Да? Но сейчас те, кто играет на доходности, они теряют за счет такой низкой ставки, и соответственно они избавляются от рубля, выходят в валюту и покидают наш российский рынок. Ну, вчера так же ещё Минфин вышел с ОФЗ, причем спрос был гораздо выше. Они разместились там на 19 с чем-то при спросе 44, по-моему.

М. Майерс Ого! То есть больше, чем в два раза.

А. Рак Да. Да. Да, да, да. Практически в два раза. Поэтому да, такие меры есть, но тут же еще существует такая определённая теория заговора. Кто-то в неё верит, кто-то в неё нет. Ведь более слабый рубль, он всё-таки выгоден, помогает некоторым образом латать дыру в бюджете. Да?

М. Майерс Ну, это… Да.

А. Рак И то, что ее допустили целенаправленно. Ведь еще летом прекратил ЦБ выходить – да? – с продажей валюты на рынок. Он заявил, что да, мы вернемся…

М. Майерс Ты понимаешь… Вот извини. Но просто я в этом смысле… Политика ЦБ нашего, она то ли слишком изящная, то ли слишком противоречивая. Прости, Господи. Я так мягко выражаюсь, но я в одном смысле имею в виду сильно в плюс, а в другом смысле сильно в минус, потому что есть… иногда складывается ощущение, что они левой рукой делают одно, а правой другое. Понимаешь? И поэтому эффект неочевиден. То есть не очень понятно, как с одной стороны снижать ставку, с другой стороны там, условно говоря, бороться с инфляцией или ещё что-нибудь. Или там с одной стороны снижать ставку, а с другой стороны там пытаться удержать курс. Ну, то есть какие-то вещи, которые не очень понятно, как они могут сработать одновременно. Они разнонаправленные. Я это имею в виду.

А. Рак Ну, вот сейчас приходят к выводу о том, что здесь пошли вместе рука об руку и правительство с этой директивы и ЦБ, который выходит с валютой. Сказали, что о, чудесно, замечательно. Да, наконец-таки слаженные действия. Мы же помним, что из правительства в состав ЦБ там составили комитет, – да? – чтобы вместе принимать решения. Да, на двух стульях усидеть невозможно. ЦБ всё время заявлял о том, что одна из главных, приоритетных его задач, это всё-таки удерживать инфляцию. Курс рубля у нас свободен. Но всё-таки евро за 100 немножечко привело в шоковую позицию – да? – и ЦБ вспомнил, что здесь все-таки необходимо и курс рубля поддерживать. Но он мечется туда, потому что всё-таки есть правительство, у которого есть свои определенные цели. Да? Поэтому в какой-то момент, как с моей точки зрения, ЦБ выполняет свои задачи, как он видит, а потом поступает какая-то определённая директива с верху…

М. Майерс Ну, понятно.

А. Рак … а надо сделать. И поэтому они… Вот каким образом это и выглядит.

М. Майерс А как тебе история с бюджетом и обсуждение его?

А. Рак О! История с бюджетом, она просто очень интересна. Большая дырочка у нас получается в бюджете. И вот честно пытаюсь сейчас разобраться…

А. Нарышкин Что-что? Подождите. Где… Где кто обсуждает?

М. Майерс Ну, там…

А. Нарышкин В правительстве? В Думе?

М. Майерс Да. Там дали цифры там на 3 года. Насколько? Да? Насколько я помню.

А. Рак Да, да, да.

М. Майерс И у нас просто… Да, мы жили-то все вот это предыдущее… ну, все вот эти сытые, условно сытые годы мы жили в профицитном бюджете и страшно старались, чтобы он у нас и был профицитным, избегая вот этого большого разрыва. А сейчас всё, грохнулись как бы цен… Нефти нет. Covid и все дела, и надо переверстываться и переверстались в дефицитный опять сценарий. И вот…

А. Нарышкин Голод будет.

М. Майерс … Ася говорит… Ну, как? Голода не будет. Надеюсь. Наверное.

А. Нарышкин Я приду к тебе есть.

М. Майерс Хорошо. Что я всегда тебе оставлю что-нибудь где-нибудь. На… на…

А. Нарышкин Тарелку облизать. Да?

М. Майерс На секретном…

А. Нарышкин Как ты обычно делаешь.

М. Майерс На секретном…

А. Рак Всё будет хорошо. Ну, вот сейчас и бюджет тоже делят, кстати. Одна из мер – это не повышать заработную плату сенаторам, помощникам депутатов, чиновникам…

М. Майерс Да, там на 30 миллионов, там что-то такое выгоды. Вчера цифры…

А. Рак 37. 37 миллионов позволит сэкономить. Но с 1 октября на 3% проиндексируют зарплаты сотрудников федеральных, казенных, бюджетных и автономных учреждений. То есть все военные и даже гражданские, но которые… Как же это правильно звучит? Я прямо с постановления прочитаю: «Введение федеральных государственных органов, а также гражданского персонала воинских частей, учреждений и подразделений федеральных органов исполнительной власти». Вот всем этим людям индексируют заработную плату на 3%. Я к чему еще веду? Что несмотря на дефицитный бюджет, у нас значительно увеличиваются расходы и на Росгвардию, и на органы МВД…

А. Нарышкин Ну, это святое.

М. Майерс Удивили ежа одним местом обнажённым. Да.

А. Рак Да. А при этом сокращаются расходы на медицину и образование. Причем в этот раз…

М. Майерс Нет, ну, Путин там говорил просто над проектом, там, в общем, как-то ещё всё…

А. Рак Ну, что… Вот дословно…

М. Майерс … что деньги вьют.

А. Рак … в приоритетном порядке будут профинансированы именно программы, напрямую определяющие качество жизни людей, включая социальные гарантии и демографические, и всё. Да, он об этом говорил, но просто если посмотреть, как верстается бюджет, то мы видим, что идет все-таки сокращение и на образование, и медицину, но увеличивается при этом на оборону.

М. Майерс Но я просто – да? – цифры назову, чтоб было понятно, потому что Лёша спросил справедливо. Значит, 21-й год, доходы федерального бюджета 18,8 триллиона, расходы – 21,5. То есть вот разница там в сколько получается?

А. Рак Да.

М. Майерс 3 триллиона примерно. Просто, ну, ты же как бы это нули-то складывать умеешь. Ты же понимаешь, что тебе говорят о дефиците в 3 триллиона, а потом тебе дают… вот это кидают эту кость и говорят, смотрите, какие мы молодцы, мы порезали…

А. Нарышкин Мы урезали зарплаты. Да, да, да. Конечно.

М. Майерс … зарплаты помощникам депутатов на 37 миллионов рублей. И когда помнишь, история была вот с тем, что Путин там вот это вот, помнишь, когда вводили то ли налог, то ли вот эти… Как это? С банковских вкладов больше миллиона, вот этот ещё дополнительный налог…

А. Рак Да, да, да. НРЗБ, а на доход. Да. На проценты.

М. Майерс Да. И там, значит, речь шла, а мы, представляете, вытащим оттуда целых там 60 миллиардов, по-моему, или 60 миллионов. Я сейчас не помню. И экономисты за голову взялись, говорят: «Ребята, это понимаете, это в пределах статистической погрешности». Это несерьёзно. Ну, то есть говорить об этом, ну, это просто невозможно. Да? А при этом…

А. Рак … НДФЛ 15% для людей, у которых доходы превышают в год… Не помню. Ну, в общем, там количество…

М. Майерс Да, да, да. Прогрессивный… А! Ты права. Наверное, не про налог был. Да, наверное, не про… не про налог на проценты, а был вопрос про прогрессивную шкалу. И как раз там разговор что-то типа…

А. Нарышкин Да, да, да.

М. Майерс … ребят, вы уж тогда давайте, если уж прогрессивную, то прогрессивную. А если вы вот этой вот ерундой занимаетесь, то это вот в рамках статистической погрешности. То есть это не то, что не сработает. А это так вот популизм, причём в самом таком… экономически такой самый неоправданный в самом худшем смысле этого слова. Да, оборонные расходы в ближайшие 3 года, они составят 9,6 триллиона рублей. Вот просто соотносите эти цифры. Да? У вас расход бюджета 21,5, при этом оборонные расходы… А! Ну, это за 3 года. Да? 9,6.

А. Рак За 3 года. Да.

М. Майерс Значит, около 3-х триллионов год. Чуть больше. 3 триллиона год на 21 триллион расходов. Одна седьмая часть.

А. Нарышкин Я думаю, всё жду, когда начнется бюджетное обсуждение. Я жду комментарий какой-нибудь мрази, которая выйдет и скажет: «А вы знаете, а что вот здравоохранение увеличивать или поддержит на следующем уровне? Во-первых, у нас нация стала здоровее гораздо. Это уже факт. – И нужно какие-то фейковые цифры показывать. – А, во-вторых, ваше здоровье в ваших руках. Не курите. Не пейте. Форточку проветривайте. Гуляйте почаще. Турничок и так далее».

А. Рак … повысили.

М. Майерс Сейчас мы пойдем погуляем, пока у нас будет программа о недвижимости в эфире «Эха Москвы».

А. Нарышкин Спасибо.

М. Майерс Экономический обозреватель Ася Рак. Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире