Время выхода в эфир: 28 февраля 2020, 07:45

М. Наки 7 часов 45 минут. «Утренний разворот». Маша Майерс и Майкл Наки. К нам в студию присоединяется экономический обозреватель Владимир Левченко. Доброе утро!

В. Левченко Доброе утро всем!

М. Майерс Доброе!

В. Левченко Ну да, для кого-то доброе, а для кого-то, в общем, наверное, не очень. Вот олигархам, наверное, как-то плохо сейчас.

М. Майерс Почему?

В. Левченко А вот мы видим, что продолжается обвал. Причем посчитали коллеги, что то, что мы видим сейчас – это вообще рекордное падение, внимание, с 1929-го года в Соединенных Штатах.

М. Майерс: С 29го?! Вы на что намекаете, Владимир Левченко?

В. Левченко Нет, а я про это говорил чуть больше года назад.

М. Майерс Что, всё знали про коронавирус? Ну-ка, ну-ка, с этого момента поподробней.

В. Левченко Ну, коронавирус – я об этом уже говорю – это просто триггер.

М. Майерс Ну да, в 29-м году коронавируса не было.

В. Левченко На месте коронавируса могло бы быть абсолютно что угодно другое. Поэтому все эти сказки, которые нам рассказывают про то, что в мировой экономике все хорошо и, мол, кроме торговой войны, которой, в общем, на самом-то деле и не было между Китаем и Соединенными Штатами, кроме коронавируса, мол, никаких проблем у мировой экономики нет. Ну это ложь, уж извините, вот откровенная. Проблем просто какое-то совершенно эпическое количество.

И уже даже вот заливанием триллионами долларов, которые печатает прежде всего Народный банк Китая (ну а потом уже все остальные), уже не помогает, уже не работает. То есть это достаточно такой важный момент. Ну это как вот спортсмен уже стареет, стареет, его там всё колют, колют, колют. В какой момент организм говорит: «Ну всё, я самоустраняюсь».

М. Майерс Нет, подожди, в конце концов он умирает, да он самоустраняется. А экономика не может умереть. Она все равно должна возродиться там через Вторую мировую войну или еще через что-то.

В. Левченко Кому должна?

М. Наки Экономика никому ничего не должна.

В. Левченко Это во-первых. А во-вторых, что такое экономика? Экономика – это вот я, это ты, вот мы все вместе. Это совокупность живых людей. А живые люди, к сожалению, от вируса умирают.

М. Наки Ну, не в таких масштабах.

М. Майерс Не все.

В. Левченко Не все и не в таких масштабах. Я ни в коем случае не говорю про смерть, но вот это вот перерождение, оно, просто, достаточно болезненное бывает.

М. Майерс Безусловно. Как и любой экономический кризис.

В. Левченко В том-то и дело. Ну опять же, вот этот вот кризис, в который, возможно, мы сейчас входим, хотя пока нельзя, на самом деле, об этом так откровенно говорить, но, в любом случае, опять же повторюсь, это кризис для самого верхнего сегмента. Ну и плюс ко всему, это кризис для, собственно говоря, тех, кого могут вытеснить с помощью искусственного интеллекта и так далее, и так далее, то есть для самых низкооплачиваемых людей.

М. Наки Низкоквалифицированных, да. Владимир, скажите, пожалуйста, я вчера ознакомился с мнением Константина Сонина. Наверняка известный вам человек.

В. Левченко Да, конечно.

М. Наки Он с вами согласен, что рецессия неизбежна. Но это именно рецессия, поскольку там, например, американская экономика, как он пишет, росла последние 12 лет и выросла на 200% за эти 12 лет, и не бывает такого, чтобы что-то постоянно росло и непрерывно. И поэтому рецессия должна в целом независимо от коронавируса или не коронавируса когда-то наступить.

В. Левченко Ну да.

М. Майерс Ну, цикличность.

М. Наки То есть не то чтобы это какое-то радикальное, экстренное, аварийное явление. Или это все-таки именно про какой-то кризис (имеется в виду внезапный), который может серьезный нанести ущерб?

В. Левченко Слушайте, опять же насчет внезапности и насчет ущерба. Я еще повторюсь. Я не договорил. По итогам 2018-го года если мы с вами наложим динамику глобального рынка акций на то, что происходило в конце 1920-х годов, то мы увидим, что 2018-й год был практически точной копией 1929-го. Вот практически точно. Я об этом тогда говорил, бил в фанфары, что называется: «Вот ребята, ну не бывает таких совпадений». А естественно, это видел не только я. Почему кроме меня об этом никто не говорил, — вопрос другой. Но глобальные элиты, естественно, тоже это видели и испугались так, что мама не горюй, что называется.

М. Майерс А ты разжигаешь.

В. Левченко Я не разжигаю, я предупреждаю.

М. Майерс Конечно.

В. Левченко А что они сделали? Нет, ну как бы знал бы, где упал, соломки бы постелил. То есть мое личное мнение. Ну вот смотри, то есть, например, страховку на машину покупаешь. Допустим, я умею ездить, хорошо езжу, у меня нет аварий. Но в меня-то может кто-то въехать кто-то.

М. Наки И она обязательная страховка, насколько я понимаю.

М. Майерс Не, она обязательная страховка.

В. Левченко Нет, есть обязательная, а есть…

М. Майерс Ну, КАСКО я не покупаю. Ты покупаешь КАСКО?

В. Левченко Да.

М. Майерс Какой хороший.

М. Наки Маш, послушай экономиста.

М. Майерс Всё, молчу.

М. Наки Риски высокие, судя по всему.

В. Левченко Вопрос не в этом. Я никого не заставляю. Просто, я говорю о том, что если я вот соломки постелил, а она мне не понадобилась, ну как бы и ладно.

М. Наки Ну и хорошо.

В. Левченко Но а если она мне понадобилась, то упав, грубо говоря, с 9-го этажа, к примеру, я встану, отряхнусь, скажу: «Ну, спасибо вам всем». Ну, может быть, йодовую сеточку себе наложу и пойду дальше. А так, вот как в том анекдоте про Винни Пуха и Пяточка. – «Винни, Винни, ты не ушибся?». – «Я ушибся? Да мне крындец!». Вот чтобы не было вот этого, чтоб можно было сказать: «Ну, ушибся. Ну, ладно. Ну, встал, ну, похромал 10 минут». Вот в чем разница.

М. Майерс То есть, подожди, ты хочешь сказать, что если бы в 18-м году, я не знаю, элиты или власти, или кто-то проанализировал, то ситуация могла бы развиваться как-то иначе, чем развивается сейчас?

М. Наки Да, что бы они сделали?

В. Левченко Ну, я считаю, что если организм говорит, что мне надо отдохнуть, утром, например, встал и понимаешь, что блин, ну лучше никуда не лезть…

М. Наки Даже накачивать не надо.

В. Левченко Конечно. То есть не нужно постоянно себя загонять. А вот с мировой экономикой сделали именно так. То есть то, о чем говорил Константин Сонин, да? Тут же надо посмотреть, вообще на какую величину вырос уровень долга. То есть мы возьмем и дисконтируем рост и американской в том числе экономики…

М. Наки А вы видели госдолг США, как обычно у нас говорят?

В. Левченко Не надо смотреть на госдолг США. Вы смотрите на уровень пузыря в Китае. И при этом госдолга США просто нет. Вот его нет по сравнению с тем, что в Китае происходит. То есть объем банковских балансов в Китае превышает, внимание, размер мировой экономики. То есть там такой пузырь, который невозможно вылечить ничем и никогда.

М. Наки Слушайте, можно тогда мой любимый вопрос дилетантский абсолютно? Я ни на что не претендую. Но я уверен, что среди наших слушателей этот вопрос тоже часто возникает. Вот смотрите, смотрю на мировую экономику и на государство. И у многих есть внешние долги. И все всем должны. Но по итогу не очень понятно, кому все должны. Можете объяснить этот момент? Друг другу?

В. Левченко Нет, смотрите, я вот за пару минут это точно не объясню.

М. Наки Короткого ответа нет.

В. Левченко Ну, на самом деле, вот хорошо, мы с вами узнаем, как зовут того человека, который, что называется, управляет мировой закулисой, если продолжать вот это.

М. Майерс А есть такой?

В. Левченко А неважно вообще. Вот для нас с вами это не изменит ровным счетом ничего. Вот хорошо, допустим, его зовут, я не знаю, Дональд Трамп, ну, к примеру, или Уоррен Баффет.

М. Майерс Нет, подожди, для меня это изменит. Подожди, я тебе объясню. У меня был этот вопрос к тебе. Я объясню. Когда ты говоришь, что надо было сделать вот это, и никто этого не сделал, для меня вопрос: а существует ли единый центр принятия решений? Потому что мировая экономика – это процесс слишком глобальный для того, чтобы кто-то мог один взять и принять верное решение. Даже на совещательном уровне.

Ну, условно говоря, в политике есть ООН. Пусть там много критики в адрес этой организации, но тем не менее есть некий совещательный. Там в нефтегазе есть ОПЕК. Пусть не все туда входят и так далее. Но какой-то существует вообще механизм, инструмент? Даже если мы не знаем имя этого человека.

В. Левченко Ну, здесь мы сейчас будем уходить в разговоры по поводу того, что лучше однополярный мир, многополярный мир и так далее, и тому подобное.

М. Майерс Нет, ты говоришь, надо было сделать вот так в 18-м году – проанализировать, посмотреть, принять меры. Кто может это сделать?

В. Левченко Ну, во-первых, у нас на планете существует только одна финансовая система – она американская. Собственно, это и объясняет, почему доллар – это доллар. Никаких других финансовых систем, кто бы нам что ни рассказывал, их просто нет как факта. Поэтому есть какие-то зачаточные состояния, если мы говорим про Китай, про Евросоюз и так далее, но по эффективности это, что называется, на несколько порядков ниже.

М. Наки Такая русофобская экономика.

М. Майерс Во всем виноват Трамп. Мне нравится это.

М. Наки Так она была такой до Трампа, насколько я понимаю.

М. Майерс Это неважно.

В. Левченко Нет, вот Трамп все-таки ведет себя немного иначе. Там есть, конечно, мнение и, кстати, очень важное, что сейчас при таком падении американского фондового рынка Трамп ведет себя спокойно.

М. Наки Как?! Подождите. Я видел огромную претензию к Трампу, что он вообще первый из президентов Штатов, который активно призывает: «Все равно покупайте», а все до него президенты вообще старались не вмешиваться в эти процессы.

В. Левченко Опять это мы долго сейчас можем говорить. Смысл сейчас состоит в том, что Трамп и, вообще, на самом деле, это очень важное заявление, это, кстати, очень мощный удар вообще в целом по американской системе, по так называемой Pax Americana, потому как Трамп фактически пугает: «Ребята, вот вы смотрите, если вы изберете не меня, а кого-нибудь другого, то фондовый рынок будет падать, падать и падать. Ну а я сделаю так, что все будет хорошо расти».

То есть это говорит о том, что сама система американская, которая прекрасно работала 200 с лишним лет, теперь, получается, если верить Трампу, хотя верить ему, как мы знаем, нельзя, то есть за его словами дел-то не стоит, на самом деле…

М. Наки Подожди, ну как 200 лет? А Великая депрессия-то тоже была с перерывами.

В. Левченко Нет, я говорю, система, которая работает 200 лет, когда от президента не зависит так много, как декларирует Трамп сейчас. И получается, что, например, придет, допустим, вместо Трампа Сандерс – и что, американская экономика тогда развалится на части? Но я в это не верю, на самом деле. Но сам постулат и то, что американский президент выдает вот такие вещи – это, на самом деле, очень серьезно.

М. Наки Ну, Трамп любит выдавать, да.

В. Левченко Ну, пока да.

М. Майерс Блефует?

В. Левченко Пока мы видим, что за доллар дают уже почти 67 рублей.

М. Майерс Главное, что на фоне всего этого в Китае плохо, в Америке плохо, а падает рубль.

В. Левченко Нет, а рубль переоценен намного сильнее, чем все остальные валюты.

М. Майерс Понятно.

В. Левченко То есть он рос против всего остального на фоне того, что искусственно задранная цена на нефть. Brent стоит чуть меньше 51 доллара. И в текущих условиях она все равно сильно переоценена. А ребята, которые сидят там в ОПЕК… Ну, слушать генсека ОПЕК – это вообще смешно. То есть какая бы ни была цена на нефть, она все равно им низкая несмотря на то, что там есть производители, а есть потребители, на минуточку.

А при нынешней ситуации в мировой экономике любая попытка искусственно удержать цену на нефть на высоких уровнях просто приводит к тому, что экономике будет плохеть еще более быстрыми темпами. Но ей плохеет уже 2 года, а при этом, собственно, никто ничего не говорит. Поэтому смотрим на действия Трампа. Если он действительно идет на то, чтобы показать, мол: «Ребят, вот смотрите, вот есть вирус, но против вируса что я могу сделать? Печатать деньги Федрезерв не будет».

М. Наки Он, вроде, не подчиняется ему.

В. Левченко Конечно. Ну, тут другой вопрос. Но и надо понимать, что деньги-то не американцы печатают, печатают их китайцы и печатают их в разы больше, чем вообще все остальные вместе взятые. И мир верит, что китайцы будут и дальше печатать деньги и спасут. Но я привожу тут очень простой пример. А давайте посмотрим, что происходит с инфляцией в Китае. А инфляция на рекордном, извините, уровне за 9 лет.

М. Наки Ну когда вы печатаете все время деньги, так это и происходит.

В. Левченко Нет, другой вопрос. Они не могут со свиным гриппом справиться. У них цены на свинину находятся на исторических максимумах, взлетели в разы. А тут у меня вопрос. Господа, если вы со свиным гриппом справиться не можете, то все верят, что они с этим коронавирусом справятся? Ну, как-то, вот…

М. Наки Спасибо большое! Экономический обозреватель…

М. Майерс Мы далеко не отпустим Владимира Левченко.

М. Наки Через час.

М. Майерс Он к нас вернется через час, да. Сейчас небольшая пауза в эфире. Слушайте программу «Свой дом».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире