'Вопросы к интервью

Д. Борисов 23 часа и 11 минут в российской столице, вы слушаете радио Эхо Москвы. Дмитрий Борисов это я, Александр Плющев это он.

А. Плющев Добрый вечер.

Д. Борисов Начинается программа Эходром, она продлится до полуночи, как всегда в этом часе, это последний час недели. Мы будем подводить итоги этой недели, какой ее прожила радиостанция Эхо Москвы, будем строить некоторые планы на будущее. У нас будет как всегда Алексей Венедиктов со своей рубрикой, своей колонкой главного редактора. Здесь собственно о теме, которую затронул Алексей Алексеевич, мы будем говорить первую половину часа примерно. Мы загадаем вам кое-кого, голос одного из гостей Эха Москвы на минувшей неделе, вам нужно будет его, как всегда, угадать, прислать правильный ответ на +7-985-970-45-45.

А. Плющев Призов я сегодня не принес.

Д. Борисов Так что, традиция наша возвращается, наконец.

А. Плющев Ненадолго, ненадолго.

Д. Борисов Да. Так что, сейчас по нашей давней традиции для победителей нашей рубрики «Стук в вечность» за правильный ответ не будет ничего. Но это не значит, что вы не должны писать свое имя, номер телефона, потому что нам приятно будет вас определить, идентифицировать, а потом в конце программы как победителей назвать.

Но начнем по традиции мы с того, что вы могли услышать на волнах радио Эхо Москвы на этой неделе. Если вдруг вы пропустили, то можете найти в текстовом, звуковом, даже видео варианте на сайте echo.msk.ru.

А. Плющев Но здесь что бы хотел отметить? Мы уже в прошлый раз анонсировали, и в этот раз всячески вам рекомендую Сергея Алексашенко, экономиста, бывшего зампреда Центробанка. У нас на сайте есть расшифровка программы «Разбор полета». Это всегда интересная передача, ну, и в этот раз была также. Вообще у Алексашенко есть и блог на Эхе Москвы, где он отвечает на ваши вопросы. И у нас там на сайте Эха появилась новая рубрика, тоже, может быть, если сегодня дело дойдет до вызвона главного редактора нашего сайта, может быть, мы об этом спросим. Тоже там отвечают разные люди на ваши вопросы.

Д. Борисов Какой ты жестокий человек! Послушай, вот представь себя в роли главного редактора сайта сейчас.

А. Плющев Да.

Д. Борисов Вот слушаешь ты радио Эхо Москвы и не знаешь, дойдет до тебя время или нет.

А. Плющев Очередь.

Д. Борисов Ужас. Представляешь? Ты жестокий. Нет, чтобы сказать: все, мы сегодня освободим Виталия Рувинского.

А. Плющев Хорошо скажу, пожалуйста, раз ты настаиваешь: мы сегодня освободим Виталия Рувинского от этого. Он тем более скоро к нам должен прийти в студию.

Д. Борисов Именно поэтому мы ему даем выспаться в воскресенье вечером, для того чтобы он сил поднабрался, совсем скоро оказался здесь у нас за нашим столом разбора и все нам рассказал и вам тоже.

А. Плющев В среду был у нас в гостях Сергей Капков, глава Департамента культуры в правительстве Москвы, и много о чем с ним говорили мы. Также советую вам, может быть, это дело переслушать. Интересный был разговор. Вот довольно забавная штука была, у нас вице-консулы посольства США в России были Гевин Пирси и Эрик Салливан. Возможно, имена эти ничего не скажут, но тема, может быть, тебе понравится: американская лотерея Green Card. Вот об этом шла речь в программе, не побоюсь этого слова, Оксаны Чиж и Всеволода Бойко в дневном «Развороте» в четверг. И можно найти тоже на сайте эти диалоги замечательные. Ну, что еще? Да, программа «Суть событий», говорят, какая-то выдающаяся была. Я сам не слышал, не могу ничего сказать по этому поводу, я не могу, к сожалению, слушал бы круглосуточно, но не могу. И в пятницу вечером, как обычно, в 21 час была программа «Суть событий», но вел ее Сергей Бунтман. Мне вчера наперебой звонили люди в программу «Один» и все говорили: Сергей Бунтман, он просто раскрылся как-то. И все любят Сергея Пархоменко, безусловно, автора этой программы, но был Сергей Бунтман и, говорят, очень и очень достойно. Да.

Д. Борисов Может быть, мы сейчас чуть-чуть пойдем не по плану нашему, если ты не против?

А. Плющев Да, это самое главное. Вот собственно к этому и хотел я перейти. У нас была пресс-конференция здесь прямо, можно сказать, уже давно забытая.

Д. Борисов Вообще вся неделя с понедельника прошла под знаком новости про авиакатастрофу во Внукове.

А. Плющев Да.

Д. Борисов И со всех сторон ее все освещали, и столкнулись с неожиданной проблемой представители собственно водителя снегоуборочной машины.

А. Плющев Я тебе расскажу, как было дело. Прихожу я сюда в среду, у меня здесь утром были дела, я вообще веду в среду по вечерам здесь программу. Я прихожу и встречаю нашего продюсера Ирину Баблоян, которая бегает вот здесь по радиостанции с двумя телефонами, прижатыми к ушам, что-то в них кричит. Как там люди разбираются на том конце провода, я не знаю (кому она именно это говорит), но выясняется, что решается вопрос пресс-конференции. Она еще сквозь вот эти разговоры успевает мне крикнуть: представляешь, представители этого водителя снегоуборщика Мартыненко не могут найти место для пресс-конференции, все им отказывают. И они говорят: можно у вас? Конечно, — говорит она. И вот решаем этот вопрос, сейчас пытаемся аккредитовать журналистов, туда-сюда, пятое-десятое. Я уже отвык от этого, давно такого не было.

Д. Борисов Вот именно, странно, что этого давно не было. А раньше этих пресс-конференций было одна в день. Ты помнишь, информационное агентство Эха Москвы рассылало все время ежедневные вот эти анонсы на следующий день, аккредитации, внимание, внимание, там, во столько-то один гость. И эта студия, в которой мы сидим сейчас, выглядела совсем по-другому. И студия, которая сейчас телевизионная Эха Москвы тоже выглядела по-другому. Все ее прекрасно знали с этим белым фоном, куча логотипов…

А. Плющев Ты понимаешь, это же связано с тем, что новостной фон очень изменился. Если раньше людей, которые хотят провести пресс-конференцию на Эхе Москвы, было большое количество, сейчас и площадок больше гораздо, и новостей меньше, тех, по которым вообще… ну, просто политическая жизнь мертвая, да, значит, какая-то общественная, социальная – тоже, в общем, по большому счету. И достойных событий не очень много. Тут все сошлось.

Д. Борисов И те события, которые есть, они разобраны и по разным телеканалам, которых стало много, радиостанций тоже больше.

А. Плющев Да, как-то само собой рассосалось. А тут вот опять…

Д. Борисов Вспомнили былое. Я видел только фотографии того, что происходило здесь в коридоре Эха Москвы, все в Инстаграм, в Твиттер вешали, что столпотворение, куча журналистов. Все реально отвыкли. И я понял, что есть на Эхе Москвы сотрудники, которые такого вообще не помнят.

А. Плющев Да, совершенно верно, очень многие вообще не знают, что такое было, не то, что не помнят, они не знают. Просто они пришли гораздо позже, чем это закончилось.

Вот, и в коридоре, когда уже пресс-конференция закончилась, а я вернулся сюда в очередной раз после своих каких-то дел в городе, я поймал адвоката Александра Карабанова, который у нас выступал, и я попросил его рассказать для нашей программы, для Эходрома, каким образом все это решалось, каким образом они попали на Эхо Москвы.

Д. Борисов Ну, вот, небольшой фрагмент по следам того самого выступления на Эхе Москвы.

(запись)

А. Карабанов Нам сначала с удовольствием оказывали содействие, то есть сделали даже аккредитацию нескольким десяткам журналистов, но именно фактически ночью, это было около 11-ти вечера, нам позвонили и сказали, что сделать это невозможно по техническим причинам. Мало того, что это был не однократный случай, мы поняли, что действительно есть какая-то система. Сейчас выводы делать сложно, но мы очень рады, что именно Эхо Москвы откликнулось на нашу просьбу и абсолютно в нештатном режиме позволило нам провести пресс-конференцию, которая прольет свет, я надеюсь, на те следственные действия по этому уголовному делу, которые сейчас проходят.

А. Плющев Ну, вот. И я попросил еще потом уже, когда все более-менее успокоилось, здесь журналисты разошлись, я поймал Татьяну Фельгенгауэр, опять же, это было не трудно, нашего выпускающего редактора. Она здесь оказалась — она же заместитель главного редактора — она оказалась самым старшим здесь, поскольку Венедиктов уехал, Варфоломеев в отпуске, Сергея Бунтмана тоже не было в этот день, и, в общем, она оказалась самым старшим по званию, буквально человеком, принимавшим все эти решения о проведении этой пресс-конференции и так далее. Я попросил ее тоже записать, как это развивалось с нашей стороны. Вот мы пытаемся таким образом показать вам кухню принятия решений на Эхе Москвы. Вот, сейчас Татьяна Фельгенгауэр расскажет о том, как это было с нашей эхомосковской стороны организовано.

(запись)

Т. Фельгенгауэр С нашими продюсерами связались помощники адвокатов и попросили предоставить площадку для проведения пресс-конференции адвокатов родственников вот этого водителя снегоуборочной машины, и говорили они, что нет у них никаких площадок, никто им не помогает. Ну, правда, потом выяснилось утром, когда я уже пришла на работу в районе 9-ти утра, все-таки выяснилось, что «Новая газета» тоже готова предоставить свою площадку для проведения пресс-конференции. В принципе, Эхо Москвы когда-то довольно часто проводило пресс-конференции, для нас этот жанр знакомый, хоть и несколько подзабытый. Уточнила я у помощника, все-таки где же они хотят проводить пресс-конференцию, в «Новой газете» или у нас в редакции. Сказали, что предпочтительнее им Эхо Москвы. Дальше я уже созвонилась с Димой Муратовым, главным редактором «Новой газеты», чтобы с ним этот вопрос обсудить и большое спасибо коллегам, которые, в общем-то, уступили нам. Довольно быстро мы разослали анонсы этой пресс-конференции, много журналистов пришло, на самом деле довольно давно не видела я такого числа коллег, телевизионщиков и пишущих журналистов. Может быть, не совсем получилось так, как мы планировали, потому что в итоге пришел только один адвокат. Но тут, к сожалению, уже мы были не властны над ситуацией, потому что второй адвокат и родственники были вынуждены уехать на следственные действия во Внуково, и никакой возможности перенести пресс-конференцию или отменить не было. Но, мне кажется, что, в общем, все получилось, и большое спасибо нашим продюсерам, и Ире Баблоян, которая это все помогала организовывать. Фотографии у нас на сайте, мне кажется, можно посмотреть, чтобы оценить, как вообще выглядит пресс-конференция в студии Эха Москвы.

А. Плющев Вот как это было. Лишнее доказательство того, что мы пытаемся сделать все возможное для вас, чтобы вы первыми от нас услышали все новости и все происходящее от непосредственных участников событий, в частности, вот адвокаты и родственники, которых, правда, не удалось нам из-за следственных действий получить, Владимира Мартыненко, водителя снегоуборочной машины.

Д. Борисов Все равно насыщенное было событие, и это, конечно, вообще главная тема недели, понятно. Ну, были и другие, к ним мы обратимся совсем скоро. Сейчас обещанный стук в вечность. Загадываем вам одного человека, он был в студии Эха Москвы на минувшей неделе, вы его угадываете, присылаете имя, фамилию, и свое имя и номер телефона нам на +7-985-970-45-45. А потом мы возвращаемся.

СТУК В ВЕЧНОСТЬ

Происходят сейчас вещи, с моей точки зрения, абсолютно одного порядка. Например, публикация жены Дмитрия Сергеевича Пескова в журнале Tatler. Публикация в журнале Tatler других красивых женщин и мужчин.

Д. Борисов Кто это?

А. Плющев Кто это был? В одной из наших программ.

Д. Борисов Имя, фамилию и…

А. Плющев А вот «и» — дальше не надо. Потому что… не буду подсказывать.

Д. Борисов +7-985-970-45-45. Можете еще написать эфир, например, тогда вы будете абсолютным победителем, который получит абсолютно ничего. То есть, не просто ничего, а абсолютно ничего. Как у нас бывает, смотрим. Пока бывают случаи, когда уже сразу прямо на первых секундах. Но нет. Будем искать дальше.

Переходим к собственно жизни Эха Москвы. Тут спрашивали рейтинги. Видишь, люди, вот когда говоришь, говорят: меньше цифр, слишком много цифр… Когда вроде забываешь, так специально делаешь паузу, говорят: дайте рейтинги, дайте рейтинги. Рейтинги будут у нас очень скоро, мы ждем окончания октября, октябрь закончится, будем подводить его итоги. Самим очень интересно, что там произошло, потому что октябрь – это разгар сезона, как мы понимаем, очень интересно.

Теперь, собственно, главная тема по версии Алексея Венедиктова.

БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ

А. Венедиктов Давняя мечта первого главного редактора Эха Сергея Корзуна – сделать радиомост с русскоязычным американским радио про жизнь там и тут, кажется, сбывается через 25 лет. Мы запустили проект под названием «Железный занавес 2.0» с нью-йоркским Danu Radio.

История веселенькая. Ко мне обратился Стас Свинцов, работающий на Авторадио и знакомый этих ребят из Нью-Йорка: а давайте сделаем это. Было весьма заманчиво, тем более, что плющевский «Один» несет в себе некоторые элементы этого проекта. Отношения с Америкой сейчас отвратительные, 79% жителей России считают американцев тупыми, бездуховными и врагами. Ну, а уж уехавших туда – просто предателями. А если посмотреть на них без, скажем, копыт, рогов и хвостов? И пусть они тоже на нас посмотрят или, точнее, послушают. Главным препятствием, как ни странно, стало техническое обеспечение моста. Звук то плывет, то отключается, то икает, то воспроизводит эхо. Борьба со своенравным звуком доводит и ведущих и звукорежиссеров до исступления. Причины пока непонятны. С двух сторон океана с ними борются, но победить общего врага пока не могут. Как это знакомо! Куда там Исламскому государству до звуковых проблем!

Тем не менее, я рассчитываю, что эта передача встанет хорошо. Важно же не только про Путина и Обаму, Иран и Украину, важно, чем живут просто люди, какие у них проблемы, как они решают эти проблемы. И будем надеяться, что через небольшой отрезок времени мне придется сменить название передачи с «Железный занавес 2.0» на, скажем, «Встреча на Эльбе 2.0». Может быть.

Д. Борисов Вот такие мысли Алексея Венедиктова, который, кстати, вернулся из Екатеринбурга только-только.

А. Плющев Да, тут нам пишут, кстати, был, дескать, у нас Алексей Алексеевич.

Д. Борисов Да, а мы знаем.

А. Плющев Значит, что хочу сказать про эту программу. Ее со мною, в смысле, проект, обсуждал Венедиктов за несколько недель или может быть даже месяцев уже «Один» шел в эфире, или, как называет Алексей Венедиктов, «Один». Можно оба варианта использовать, мне нравятся оба. Ему нравится «Один», мне нравится «Один».

Д. Борисов Кстати, странно, что именно Алексей Алексеевич, человек, как мы знаем, франкофонный вполне.

А. Плющев Он чтит этих самых богов, как они называются? Викинги.

Д. Борисов Здесь у него, да, другая ипостась.

А. Плющев Я не в курсе всех этих вот верований.

Д. Борисов Да-да-да.

А. Плющев Он обсуждал эту идею, позвал меня. Она интересная очень была на этапе обсуждения, но результата я не слышал, не могу ничего сказать вот там насчет плывущего звука или чего, и чем она перекликается с моим ночным эфиром. Я очень рад, если какие-то его элементы можно развернуть до целой концепции программы или наоборот, программа, которую придумывают, находит потом свое отражение.

Д. Борисов Даже твой час, который бывает то англоязычным, то украиноязычным, то белорусскоязычным, он, я думаю, имеет в виду Алексей Алексеевич именно это. Может быть, я ошибаюсь.

А. Плющев Возможно, я не знаю.

Д. Борисов Возможно, он имеет в виду, что это напоминает эту часть твоей программы, потому что, когда там по-английски вы обсуждаете какие-нибудь реалии, в том числе, американской жизни, как это было у вас.

А. Плющев С Тоней Самсоновой в минувшую субботу, да.

Д. Борисов Вот это вот, я думаю…

А. Плющев Нет, Тоня Самсонова взяла англоязычный час и разговаривала с пресс-секретарем посольства США. Вот о чем я говорю. Но на самом деле любой телемост крайне интересен. И особенно если сделать его динамично и как-то эти реалии между собой закрепить, между собой соединить, синхронизировать, потому что часто люди на таких радиомостах говорят одни об одном, а другие о другом, и совершенно параллельны друг другу. Вот если это сделать, то получится довольно забавно. В любом случае, я вам советую присмотреться к этой программе, о которой говорит Алексей Венедиктов.

Д. Борисов Я считаю, честно, что такие программы должны предусматривать возможность отправки ведущих из Москвы туда и оттуда сюда.

А. Плющев (смеется)

Д. Борисов Я совершенно уверен, что один из ведущих, например, с российской стороны, несомненно, должен находиться в этот момент в Нью-Йорке и наоборот.

А. Плющев Но ты понимаешь, в чем дело?

Д. Борисов Так проще достучаться.

А. Плющев Не мы с тобой ведем эту программу, и почему ты лоббируешь эту идею я, честно говоря, не понимаю.

Д. Борисов Я за коллег.

А. Плющев Единственное, что, может быть, ты надеешься, что мы, может быть, как-нибудь попадем на замену, и тогда как раз и совпадет, я не знаю…

Д. Борисов Мне кажется, что у Danu Radio, которое так вот было упомянуто, тоже есть какая-то внутренняя жизнь, тоже нужно подводить какие-то итоги недели, строить планы на неделю следующую. Ну, согласись.

А. Плющев Ну, конечно.

Д. Борисов Что должен быть какой-нибудь Danu-дром, и он может синхронизироваться с Эходромом.

А. Плющев Замечательно. К сожалению, сегодня у нас нет Леси Рябцевой и «Краем уха», но мы проголосуем с вами, пожалуй, по поводу того, интересно ли вам сейчас, вот в нынешних российских реалиях, знать, чем живут люди в Соединенных Штатах.

А. Плющев Давай. Хорошо, с удовольствием.

Д. Борисов Да или нет, интересно или нет.

А. Плющев Мне это тоже важно, потому что, как правильно, наверное, замечает наш постоянный слушатель Джей-Си Дентон, пишущий нам на смс: «Нет, Ведениктов имеет в виду, когда в «Один» звонят те, кто живет в США или в Австралии. Может быть.

Д. Борисов Тоже, да. Я слышал разговор с дальнобойщиками, было очень интересно.

А. Плющев Итак, если вам интересно, как живут люди в нынешних реалиях там где-то, в данном случае в США…

Д. Борисов Где-то там за океаном, да, код Москвы 495, а номер для голосования…

А. Плющев: 660-0664. Если нет – то 660-06-65 с совершенно тем же кодом для голосования.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. Плющев Ну, в смысле, кодом Москвы.

Д. Борисов Да. Если вам интересно, что происходит там 660-06-64. Если нет, неинтересно – 660-06-65. Голосование сразу такое, одним голосованием будем убивать две программы. Ну, в плане двух зайцев.

(смех)

Д. Борисов Нужно ли это все обсуждать. Мне лично – буду сейчас лоббировать этот вариант – очень интересно всегда.

А. Плющев Конечно, конечно. Я поэтому тебе про Green Card и сказал.

Д. Борисов А вот эта тема как раз совсем не интересная. Знаешь, и не сочетается. Но тем, как живут, интересно же всегда заглянуть, подглядеть в замочную скважину, что и как. Хочется тоже переименования, «Железный занавес 2.0» во «Встречу на Эльбе 2.0».

А. Плющев Да, почему нет? Да, что можем дальше мы идти?

Д. Борисов Ты нашел?

А. Плющев Нет.

Д. Борисов Продолжаешь искать. Итак, тут нам, кстати, если вам есть, что сказать по поводу этой программы, то шлите нам +7-985-970-45-45, мы читаем все и все передадим куда надо. Вот, Таня, вы пишете, что программа была слабая. Почему? Давайте расскажите нам, почему. Нам интересно все. Если из-за качества звука – ну…

А. Плющев Это Венедиктов уже признал, глупо об этом говорить.

Д. Борисов Скорее по насыщенности, по содержанию, по формату, по концепции.

А. Плющев Мы обязательно, ну, во всяком случае, ведущих с нашей стороны пригласим в Эходром, а может, устроим, если звук перестанет плыть, устроим радиомост небольшой вот с ведущими с той стороны, если получится.

Д. Борисов Да, итоги голосования подведем через пару минут. Еще раз напомню: интересно ли вам, как живут люди на той стороне. Если интересно – 660-06-64. Если нет – 660-06-65.

РЕКЛАМА

А. Плющев У нас, знаешь, голосование закончилось, с твоего позволения.

Д. Борисов Да. Все тайны эфира смотрите в Сетевизоре на echo.msk.ru, все, что происходит здесь с нелегально зашедшими гостями.

А. Плющев Давай закончим с программой «Железный занавес».

Д. Борисов Давай.

А. Плющев: 95% им интересно, что происходит.

Д. Борисов Вот, не будем закрывать программу!

А. Плющев Да, а то хотели закрыть, действительно.

Д. Борисов: 95% мне кажется, ни одного голосования не было такого.

А. Плющев Нет. «Железный занавес» выходит в 23:05 по вторникам. Поэтому, присоединяйтесь, слушайте. А Журавлеву мы как-нибудь пригласим. Она не так давно у нас была в нашей рубрике «Личное дело».

Д. Борисов Она отдувалась за другой проект, теперь отдуется и за этот.

А. Плющев А сегодня у нас «отдуются»…

Д. Борисов Вот кто.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Д. Борисов И почему-то получилось, что отдуваться у нас будет Константин Похмелов. Ну, голоса наши…

А. Плющев Нет, нет, вовсе нет. У нас Дарья Пещикова и Андрей Позняков сегодня.

Д. Пещикова Привет.

А. Позняков Привет.

А. Плющев Вообще молодые да ранние. Если зрители Сетевизора видели, что тут происходило, как их приходится иногда обуздывать.

Д. Пещикова Вам лишь бы все закрыть бы, вам железный занавес закрыть, ноутбуки наши закрыть.

Д. Борисов Возможно, вам это не говорили, но я помню, как мне это вдалбливали в голову, что, когда в студии сидят гости, то самый большой грех – это показать им эфирный компьютер.

А. Позняков Подожди, за этим кто-то еще следил, за дисциплиной в студии, когда это было?

Д. Борисов Еще не было камер в студии, а уже следили.

Д. Пещикова И компьютеров даже.

(смех)

Д. Борисов Нет, а вы знаете, как было раньше тяжело это исполнять, потому что стояли два компьютера, они стояли вот так вот рядом, а места были – вот сидит ведущий и вот сидит гость рядышком.

Д. Пещикова И занавес такой между вами.

А. Позняков То есть, подожди, те, кто не видели, что здесь происходило в перерыве, в Сетевизоре: ты подбегал просто и закрывал, захлопывал. Ты что с мониторами делал?

А. Плющев Мне больше всего нравится, что Борисов зовет в студию гостей, для того чтобы что-нибудь им рассказать.

(смех)

А. Плющев Поделиться впечатлениями. Молодец.

Д. Борисов У нас были в гостях…

(смех)

А. Плющев Спасибо, всего доброго.

Д. Пещикова Мы пошли.

А. Плющев Значит, смотрите, для меня, как человека, очень давно здесь работающего, вообще уже помнящего многие поколения сменившихся людей и…

Д. Пещикова Например, Борисова.

А. Плющев Да. И ушедших от нас в другие средства массовой информации или вообще в другие сферы, для меня, конечно, вы – очень недавние персонажи, пришли вы просто без году неделя, а на самом деле, отстраняясь от своего старческого имиджа, я думаю, что уже годами измеряется ваш стаж работы на радиостанции Эхо Москвы. Сколько годков-то здесь вы? Даша?

Д. Пещикова 3 с половиной.

А. Плющев Так.

А. Позняков Если у нее 3 с половиной, то у меня получается 4. Потому что я недавно считал, что у меня, может быть, 3…

(смех)

Д. Пещикова Да, гуманитарий Андрей Позняков.

А. Позняков Я каждый раз очень напрягаюсь, когда нужно где-то написать, с какого момента ты работаешь, я всегда сразу начинаю открывать гугл-новости и искать по сообщению «Позняков о задержании, Симферопольский бульвар». А еще год назад это работало отлично, потому что я видел дату 3 января 11-го года, кажется. А теперь уже очень сложно стало, потому что гугл, наверное, обновил эти свои кэши, и, в общем, уже на первой странице не найдешь, на второй не найдешь, где-то там…

А. Плющев Простой русский парень Андрей Позняков и сногсшибательная шатенка Дарья Пещикова сейчас в Сетевизоре. Так их видят зрители Сетевизора прямо сейчас и спрашивают, задают свои вопросы. Например: сколько лет Даша вынуждена была приставать к прохожим на Старом Арбате, чтобы ее допустили до эфира?

Д. Пещикова О, да! Это было прекрасно. Но на самом деле, это до сих пор продолжается, вернее, не так часто сейчас, как это бывало раньше, но происходит. Ну, сколько? Я год где-то ходила стабильно, почти каждую неделю с опросами для прекрасной программы «48 минут», которая иногда трансформировалась в «49 минут».

А. Плющев Которую так любят все наши корреспонденты.

Д. Пещикова Меня тогда любили все корреспонденты, потому что им не приходилось ходить по Арбату и приставать к прохожим.

А. Позняков Какое было облегчение…

Д. Пещикова А сейчас я вот как-то так сбросила с себя это бремя и хожу в рамках благотворительности.

А. Позняков Однажды Даша пришла и сказала: не надо меня, пожалуйста, бить… какая-то фраза была такая, что мы сейчас будем ее все ненавидеть, и стало известно, что больше нет Даши Пещиковой, которая делает все опросы для «48 минут».

Д. Пещикова А теперь мы их делаем все.

А. Позняков Которые весьма непростые. Подходишь к какому-нибудь дворнику и спрашиваешь его: (неразб.)

(смех)

А. Плющев Кстати, на этой неделе рекомендую вам послушать опрос Ильи Рождественского, который он сделал для программы «48 минут» про Малалу Юсуфзай…

Д. Пещикова Ну, это еще ничего. Я, как эксперт, это не самая плохая кандидатура для опроса.

А. Плющев Нет, скажу тебе, что там самого продуктивного было то, что там люди по физиономии определяли, кто она и зачем.

Д. Пещикова Это частый вариант, когда ты не знаешь, с каким вопросом подойти, ты распечатываешь фотографию и говоришь: что вы можете сказать об этом человеке? На самом деле моя самая любимая история, я рассказывала, по-моему, на Эхе ее всем. Когда была предвыборная гонка в Америке, мы делали «49 минут» стабильно, и у меня был опрос про Митта Ромни. Я пыталась собрать его максимально быстро, и я подходила к людям, вот буквально их хватая и спрашивая: простите, вы знаете, кто такой Митт Ромни? И один молодой человек, который был в наушниках, он так снял наушники, я еще раз повторила, очень быстро этот вопрос, он так поинтересовался: простите, простите, как вам до метро дойти?

(смех)

Д. Пещикова Это лучший опрос на самом деле. «Метро мне», как-то так.

А. Плющев Коротко расскажите о том, как вы, собственно, докатились до такой жизни, что все-таки попали на радиостанцию Эхо Москвы. Это не так просто, надо сказать, опуститься до такого. Но вам это удалось. Расскажите, как.

Д. Пещикова Ну, давай, начинай, ты раньше пришел.

А. Позняков Да, я как раз хотел уступить место девушке. Слушай, это вопрос сложный, потому что это авантюра была целая. Ну, знаешь, как это бывает, студенты учатся на историческом факультете, занимаются наукой, вкалывают, думают связать свою жизнь с серьезными вещами, диссертацию начинают писать – не оставляют, кстати, до сих пор эти мысли меня – работают, работают, такие романтики все. А потом сначала возникает понимание, что, в общем-то, то, что ты пишешь, ты пишешь скорее в стол, потому что это мало кому нужно. А потом возникает понимание, что нужно как-то работать, развиваться и не хватает тебе отдачи. Ну, и ищешь, а чем тебе собственно заняться. У нас практически весь курс, ну, большая часть курса из тех, кого я знаю, с кем я общаюсь, они, так или иначе, ушли в журналистику, в пиар, вот в какие-то такие сферы. Ну, просто потому что это близко к истории и все дела. И я начал выяснять, решать, что я хочу. Я подумал, что надо попробовать журналистику. В журналистике у меня определенные были критерии, ну, не то чтобы качества, я не знаю, мне очень нравились подходы к источникам, к материалам. Поэтому я решил попробовать на Эхо Москвы – наверняка не возьмут. Думал сидеть на телефончиках, еще что-то. Ну, хорошо, принес, пробился сюда, бросил резюме, прошел эти все охраны внизу. Через какое-то время все-таки Марина Королева позвонила, или кто-то там позвонил, позвали, здесь был целый отбор. Надо сказать, что действительно серьезная такая история, там 8 человек, у нас были собеседования какие-то, мы писали какие-то тесты, записывались, прослушивания у нас …

Д. Борисов Прослушивание особенно хорошо.

Д. Пещикова Слепое.

А. Позняков Внезапно заводят в студию…

А. Плющев И там такие трое спинами сидят, а потом поворачиваются.

(смех)

А. Позняков Нет, я на самом деле рассказывал это некоторым коллегам, очень удивлялись.

А. Плющев Да, здесь было такое первый и последний раз, надо сказать, на вас ставили эксперимент.

А. Позняков Да-да, и все еще так трясутся, переживают, нервничают почему-то.

А. Плющев Даша? Тебя тоже прослушивали?

Д. Пещикова Нет.

А. Плющев Вот, видишь, по блату.

Д. Пещикова Да, практически, да. Я через практику-то, в общем, пробилась, через стажировку.

А. Позняков Все-таки этот предлог прозвучал.

Д. Пещикова Какой?

Д. Борисов Через.

А. Позняков Да.

Д. Пещикова Но не через то, через что ты хотел сказать…

А. Плющев Так, хватит здесь казарму устраивать, джентльмены, здесь все-таки дама.

Д. Пещикова Ужасно, ужасно.

А. Плющев Действительно.

Д. Пещикова Ну, в общем, я училась себе спокойно на факультете журналистики МГИМО и поняла, что мне стало скучно просто учиться, а у нас такая специфика, что практики обязательной нет между курсами. То есть, во многих вузах отправляют куда-то постажироваться, потренироваться, а у нас нет.

А. Плющев В МГИМО, мне кажется, и так хорошо.

Д. Пещикова Ну, да, чего там, и так нормально. Но мне хотелось что-то именно делать уже более серьезное, я до этого работала в каких-то студенческих газетах, но мне хотелось все-таки посерьезнее что-то найти, и вот после второго курса я решила пойти на практику. А так как на 2-м курсе мастер-класс у меня преподавал небезызвестный на Эхе Юрий Георгиевич Кобаладзе, выбор мой пал на Эхо.

Д. Борисов Так, правду он говорит, что ты – его протеже, да?

Д. Пещикова Ну, он тут, по-моему, на этой неделе в Кейсе что-то разразился большой речью, потому что я для Кейса записывала собственно эти тексты всех дел, потому что Женя Бунтман не смог это сделать. И тут Кобаладзе разразился.

А. Позняков Не забывает Кобаладзе.

Д. Пещикова Есть такая практика на самом деле, и все знают практически на Эхе, что Кобаладзе своих студентов, которые у него на этом курсе каждый год проходят занятия, приводит на Эхо по желанию.

А. Плющев Я с ужасом думаю, что представляют собой мастер-классы Кобаладзе.

Д. Пещикова Но это на самом деле прекрасно, правда. Юрий Георгиевич умеет порассказывать что-нибудь, но на самом деле, в основном так они и проходили.

А. Плющев Вот, я об этом же.

Д. Пещикова Но было здорово правда. И я очень любила эти занятия, и вот он нам предложил сходить на Эхо, посмотреть, как это все работает. Я помню, мы тогда сходили, посмотрели, я впервые сюда поднялась, мне очень понравилось, и я так себе взяла на заметку, а когда пришло время, я просто тоже написала Марине Королевой, что хочу пройти практику, я была, наверное, единственным человеком из всех практикантов, кто пришел осознанно и сам по себе, потому что многие пришли за этими бумажками, как часто бывает.

А. Плющев Позняков в полной несознанке пришел.

Д. Пещикова Ну, вот, как Позняков. Ну, он-то не на практику приходил. И я помню, что тогда попробовала поработать в Службе информации в корреспондентском отделе, и для меня было абсолютным ужасом, когда в последний день практики, ну, практиканты, как известно, пишут пленки вот именно в стол, то есть, они дублируют работу корреспондентов, но в эфир не выходят. А у нас был дефицит в очередной раз летний, потому что все ушли в отпуск, и нужно было собрать какой-то материал, да, как раз по трагедии под Смоленском, по крушению самолета, были первые результаты расследования МАК. И задача была такая… с вот этим вот самым вот… и нужно было собрать комментарии польских читателей к электронным СМИ, к докладу МАК. Я не знаю польский язык, как и практически все на Эхе, но в общем мне поручили сделать это и сделать это для эфира, сделать вот такое досье. Я помню, я два часа мучилась с этим, ужасно переживала, но вот я написала первый эфирный материал в последний день практики и очень порадовалась этому, ушла отдыхать и вернулась через месяц стажироваться, вот, и так потихоньку-потихоньку осталась. Сначала ходила с моими любимыми опросиками, делала «Дежурного по сайту». Сейчас уже так приятно об этом говорить, потому что была такая рубрика, а сейчас-то уже нету. И чувствую, что я прикоснулась к какой-то части истории Эха, которая, может быть, еще вернется, но уже ушла.

А. Плющев Вот эта порочная практика, когда корреспонденты рано или поздно достигают ведения эфира, она отразилась и на вас. Все-таки вы попали в эфир, более того, попали вместе. Вы ведете дневной «Разворот», как я понимаю. Один из экспериментов нашей Татьяны Фельгенгауэр.

А. Позняков Пока нас не разогнали.

А. Плющев Да, да.

А. Позняков Уточняйте всегда: тьфу, тьфу, тьфу.

Д. Пещикова Пока нас не закрыли…

А. Плющев Да. Значит, это, насколько я понимаю, у Даши первый опыт ведения, а вот у Андрюши далеко не первый. Он уже с кем-то побывал в различных эфирах, позамещал уж точно как минимум. Если я неправ, поправь меня.

А. Позняков Нет, это все правильно, потому что на самом деле моя эфирная история – ну, моя эфирная история очень давняя, я еще когда-то совсем ребенком приходил в эфир – но…

Д. Борисов Ну-ка, подробнее про ребенка.

А. Позняков Ты хочешь это, да?

Д. Борисов Но это надо: сказал А – скажи Б.

А. Позняков Это старая байка, я уже даже не помню, в каком году это было, не могу посчитать, в каком классе. Где-то либо у меня, либо у мамы лежит книжка…

А. Плющев Этот человек рос на наших эфирах.

А. Позняков … подписанная Алексеем Венедиктовым, и просто была там программа, кажется, ведущую звали Настя, совершенно замечательная детская, и там дети писали письма, там еще рисовали картинки, в общем, очень зажигательно, очень увлекательно, хорошая такая детская передача была, жалко, что она почила в бозе. Очень давно это было, да. И когда-то, уже под самый ее закат, решили затащить тех, кто однажды написал какое-нибудь большое красивое письмо, и я оказался в этом числе. Ну, в общем, мелкая такая история.

Д. Борисов Сколько тебе лет?

А. Позняков Сейчас?

Д. Борисов Да.

А. Позняков 28.

Д. Борисов А, ну…

А. Плющев Ничего. Нормально.

А. Позняков Но давно это было, правда.

Д. Борисов Эху Москвы 22…

А. Плющев 25 будет в следующем году.

Д. Борисов 24, то есть, тебе могло быть от 4-х и дальше.

А. Позняков Да. Но мне кажется, что это было где-то лет, я не знаю, 8-10. Но на самом деле, был опыт у меня с Дашей Пещиковой, нашей коллегой, которая ушла в другие СМИ…

Д. Пещикова Подожди…

А. Позняков Видишь, у меня Даши все только на П, но фамилии меняются. С Дашей Полыгаевой у меня был опыт ведения эфиров, потом был большой-большой перерыв, потому что мы, конечно, были зеленые неопытные, а потом мне достался четверговый эфир, когда от нас ушел Тиша Дзядко. И там, соответственно, сначала вели с Эвелиной Геворкян, потом с Кариной Орловой, а потом, как известно, «Разворот» претерпел серьезную реформу, и вот он в нынешнем виде…

А. Плющев Еще одна Даша П. пришла. Понятно.

Д. Пещикова Я вела тоже один, совсем один эфир до «Разворотов». Мы с Нарышкиным делали программу по итогам референдума, когда был в Крыму, кажется же, да?

Д. Борисов Такой единичный случай.

Д. Пещикова Да.

А. Плющев Такой единичный случай референдума.

Д. Пещикова Потому что я не знала абсолютно, что делать, Нарышкин сказал: да ладно, все, разберемся! Я говорю: где голосование запускать? Где смски читать? Как вообще что нажимать? Да нормально, все нормально!

А. Позняков На самом деле вот когда так рассказываешь, это непонятно, ты приходишь, у тебя открыто, иногда не открыто даже приложение, просто чистый вот какой-то такой Windows, а тут 4 приложения, в которых ничего непонятно, когда ты их в первый раз видишь. Ничего.

Д. Пещикова … вроде время, вроде новости прошли, как раз Саша Смирнов был звукорежиссером. Я захожу в студию…

А. Плющев Который сейчас сидит.

Д. Пещикова Который сейчас. Я захожу в студию – а Нарышкина нет. И, как бы, Саша говорит: я уже третий раз саморекламу запускаю, может быть, вы начнете? А Нарышкин спокойно набирает кофе.

А. Плющев Правильно.

Д. Пещикова Так и прошла передача.

Д. Борисов Звезды – они такие.

А. Плющев Ну, вот, я к чему это клонил-то насчет появления? Зачем вам, с такой интересной работой, как корреспондент радиостанции Эхо Москвы, с такой замечательной, я бы сказал, полной…

Д. Пещикова Неожиданностей.

А. Плющев … удивления какого-то, вот эта рутина в студии? Зачем вам, неужели вам это интересно?

Д. Пещикова Слушай, ну, в студии неожиданностей бывает гораздо больше, мне кажется.

А. Плющев Особенно если их создаешь, так же, как Нарышкин, сам себе, безусловно.

Д. Пещикова Ну, ладно, одно дело, когда сам себе, другое — когда у тебя виснет какая-нибудь программа или сразу все, приходят в студию техники, как у нас было в «Разворотах» на нашей прошлой неделе, ты не понимаешь, что тебе делать, потому что ты не можешь молчать, ты продолжаешь говорить в микрофон, и в это же время вокруг тебя бегает хор техников, которые пытаются что-то на твоем компьютере сделать.

А. Плющев Ни разу такого не было. Я не знаю даже, о чем она говорит.

(неразб.)

А. Плющев У меня все время все работает.

Д. Борисов Да нет, мы просто с Плющевым когда-то легко вышли из этих ситуаций из всех сразу.

Д. Пещикова Просто встали и вышли?

Д. Борисов Нет, мы договорились в эфире обсуждать все, что происходит в студии. Это очень просто. Что происходит у нас до сих пор в каждом эфире, мне кажется. Все, что утром…

А. Плющев Продолжил свои рассказы Дмитрий Борисов.

Д. Борисов Да, меня хлебом не корми, дай что-нибудь порассказывать. Кто для вас ваши главные слушатели? Что близкие говорят? Слушают вас?

А. Позняков Да.

Д. Пещикова Вот, наверное, даже сейчас слушают, у меня родственников очень много на Украине, через Сетевизор смотрят.

А. Плющев Критикуют?

Д. Пещикова Да нет, стараются не критиковать, потому что когда меня начинает кто-то критиковать, это плохо заканчивается обычно.

Д. Борисов А если на расстоянии?

Д. Пещикова Плохо заканчивается для меня, а меня не хотят расстраивать, потому что я очень болезненно отношусь к этому, и мне обычно стараются ничего плохого особо не говорить.

А. Плющев Я, честно говоря, долгое время, пока ты работаешь, я работаю новостником иногда, а раньше больше. И когда мне приносили пленки, я путал Андрея Познякова с Алексеем Голубевым.

А. Позняков Но это неудивительно, потому что мы примерно в одно время пришли.

А. Плющев В одно время пришли, да. Мне кажется, одно время вас все путали практически, до тех пор, пока Голубев наконец не отрастил бороду, для того чтобы…

А. Позняков Спасибо ему за это, кстати, я ему очень благодарен.

А. Плющев Теперь уже не спутаешь. И не стал четко как-то обозначать свою политическую позицию. Теперь, да, трудно перепутать. И тебя спрашивают, как вы уживаетесь с Алексеем Голубевым, потому что вы, насколько я понимаю, бываете в одних и тех же эфирах.

А. Позняков Да, у нас, кстати, замечательный проект вместе с Алексеем Голубевым и Эвелиной Геворкян, собственно, ее надо было на первом месте упоминать, это Бэби-Бум, программа, как мы ее называем, для думающих родителей. Мы пытаемся рассказывать о проблемах воспитания детей, остро и болезненно.

А. Плющев А ты в курсе, что это Бэби-Бум 2.0?

А. Позняков Я понимаю, да, я все знаю. Мы просто решили ее переродить немножко, дополнить мужским началом, и, в общем, короче, на самом деле, ну, да, Алексей Голубев известен своими взглядами, но он при этом совершенно замечательный интересный человек, с ним очень интересно спорить, его безумно здорово троллить, ну, потому что на самом деле это очень просто.

А. Плющев Он и сам, по-моему, здорово троллит всех.

А. Позняков Он сам здорово троллит, и троллится, и вообще, собственно. Я понимаю, политические разногласия наших слушателей, они иногда доходят до того, что они искренне с смс-сообщениях, например, ненавидят Алексея Голубева, но тем забавнее, кстати, иногда видеть сообщения о том, что я Алексея Голубева презираю, или он мне очень не нравится, но здесь я с ним согласен, вот так вот. Сегодня видели смску.

Д. Борисов Последний вопрос, Дмитрий из Екатеринбурга интересуется: «Андрей, сколько у вас детей?»

А. Позняков Один пока.

Д. Пещикова Пока не бум.

А. Позняков Пока не бум.

Д. Борисов Все, спасибо.

А. Плющев Спасибо большое, Дарья Пещикова и Андрей Позняков, ведущие дневного «Разворота».

Д. Борисов Мало, но не больно.

А. Плющев Были у нас сегодня в программе. Можете их еще о чем-нибудь спросить, когда у них будет дневной «Разворот». Все равно они вам не ответят. Спасибо большое. И счастливо.

Д. Пещикова Спасибо.

А. Позняков Спасибо.

Д. Борисов Спасибо. У нас пришло время – я вдруг понял, что мы повторим «Стук в вечность», потому что мы должны узнать, кто это. Кто это был?

А. Плющев Ответ же надо дать. Практически никто не угадал, что это был Антон Красовский.

Д. Борисов И был он в понедельник в «Особом мнении», и именно его голос у нас был загадан. Давайте послушаем.

А. Красовский Происходят сейчас вещи, с моей точки зрения, абсолютно одного порядка. Например, публикация жены Дмитрия Сергеевича Пескова в журнале Tatler. Публикация в журнале Tatler других красивых женщин и мужчин.

А. Плющев Да, Антон Красовский.

Д. Борисов Отпустили мы наших гостей в ночь.

А. Плющев Я, конечно, пошутил, что никто не угадал, конечно, пошутил. Много было, и первым был Виталий.

Д. Борисов Первым была Арина из Самары.

А. Плющев Да, да, Арина правильно.

Д. Борисов На 93 заканчивается. А потом – Виталий из Петербурга без телефона, поэтому не считается. Леша был с номером 13 из Москвы, Ольга с номером на 60, Мария с номером на 48. Очень много, кстати, угадавших. Все молодцы.

А. Плющев … «Особое мнение», и там вот не то, чтобы дебютировал, по-моему, не в первый раз Антон Красовский уже был, по-моему, блестяще выступил.

Д. Борисов Анонсы предстоящих эфиров следующей недели, сейчас, секунду, сейчас все будет, не волнуйся.

А. Плющев Зачем ты у меня его украл?

Д. Борисов Сам мне его отдал. Прямо сейчас от Александра Плющева.

А. Плющев На следующей неделе утренний «Разворот» ведут Алексеи Нарышкин и Соломин, блестящая наша пара. Ольга Журавлева, Илья Рождественский ведут дневной «Разворот», все это с понедельника по четверг. В «Разборе полета» в понедельник министр культуры России с 1997 по 1998 год, член Совета Федерации Наталья Дементьева будет, не пропустите в понедельник в 21:08. «В круге света» Леонид Печатников должен у нас быть в 20 часов 10 минут во вторник, это московское здравоохранение. И достаточно.

Д. Борисов Ну, и главное, что мы должны еще сказать, что после информационной программы Эха, которая выйдет в эфир в полночь, уже сегодня в программе Сергея Бунтмана «Вот так» Маргарет Тэтчер. Вау!

Ну, а Эходром подходит к концу, завершается эта неделя, эта неделя, за которую мы так же перешли на новое время, например, сейчас бы мы уже спали по старому.

А. Плющев У меня 4 часа из-за этого программа была, а не 3.

Д. Борисов Длинная программа Александра Плющева. С ним вы услышитесь еще, как минимум, в ночь на субботу, в ночь на воскресенье. Эходром в следующий раз выйдет в эфир в воскресенье в 23:05, как обычно. Я Дмитрий Борисов.

А. Плющев Я Александр Плющев. Да, забыл.

Д. Борисов А это вы. Мы желаем спокойной ночи и хорошей следующей недели. До встречи!

А. Плющев Счастливо, пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире