'Вопросы к интервью
Д. БОРИСОВ: 23:12 в российской столице, вы слушаете радио Эхо Москвы, начинается программа Эходром. Добрый вечер. Меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев со всеми своими гаджетами по-прежнему здесь

А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер, да, и здесь же наш третий соведущий Бейлис Хот Дог.

Д. БОРИСОВ: Да. Его кличку можно называть после 23-х часов в виде исключения. Мы в течение этого часа, как обычно, будем говорить с вами, чем жила радиостанция Эхо Москвы на минувшей неделе, чему будет жить неделю следующую. Как всегда, у нас будет небольшой стук в вечность, наша викторина, которая раз от раза пользуется все большей популярностью, что приятно. Поговорим мы о рейтингах Эха Москвы чуть попозже. Будет у нас сегодня в гостях Михаил Куницын, ведущий программы Винил тоже чуть попозже. А еще будет, как обычно, Леся Рябцева с рубрикой «Краем уха». Послушаем Алексея Венедиктова о главном событии, одном из главных событий недели. Ну, собственно вот такая у нас насыщенная программа.

Но сперва по традиции Александр Плющев расскажет нам, что вы могли услышать, могли послушать, могли пропустить, если пропустили, то теперь можете почитать на сайте Эха Москвы.

А. ПЛЮЩЕВ: Смотрите, я бы хотел, как обычно, заострить внимание на программе Разбор полета Воробьевой и Фельгенгауэр, но, честно говоря, вот впервые за последние много раз я эту программу переключил, когда слушал, потому что я боялся куда-нибудь вмазаться, уснуть и вмазаться. Потому что Алексей Шапошников, председатель Московской городской Думы, при всем к нему уважении, оказался, как бы это так дипломатично выразиться? Чрезвычайно формальным собеседником. И было полное впечатление, что я постановления Мосгордумы читаю, причем, такие какие-то по ЖКХ, что-нибудь в этом духе. Устранить, исправить, наладить, отправлено, углублено и так далее. Это не претензия абсолютно, все люди как люди, и каждый может отвечать так, как ему хочется. Но просто вот так. Но там была какая-то забавная история, которую мне Таня рассказала. Я сам ее не услышал, потому что я вот уже переключился или выключился даже. Была забавная история, ради нее, может быть, стоит почитать. Про то, как они пытались защищать Белый дом в свое время, он служил, Алексей Шапошников…

Д. БОРИСОВ: В общем, заходите на сайт, открываете программу, по ключевому слову, по поиску.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, не все же хвалить-то. Знаешь, вот надо иногда и критиковать. Вообще, эта неделя была, надо сказать, интернет-неделя, и я подумываю о том, не закрыть ли вообще программу Точка к чертовой матери, потому что в дневном Развороте ежедневно пасутся интернет-эксперты, и мне в конце недели уже решительно нечего делать, кроме как в этот раз посреди недели записать программу про интернет-торговлю и расслабляться. Ну, потому что, смотри, вот сам посуди: во вторник был Антон Меркуров, интернет-эксперт, речь шла о том, как общаться, если отключат интернет. В среду 1 октября был интернет-эксперт Александр Плющев в студии дневного Разворота, речь шла про Путина и интернет. Это я помню, было такое дело. Ну, и наконец, в пятницу 3 октября прямо как зарядили с утра, так и не выключались: утром был Матвей Алексеев, интернет-эксперт про крупнейшую в истории хакерскую атаку на JPMorgan Chase, и потом Эльдар Муртазин про предложение министра Никифорова поднять тарифы на услуги сотовой связи.

Д. БОРИСОВ: Которое потом оказалось не предложением…

А. ПЛЮЩЕВ: Как обычно, неправильно поняли нашего министра. Ну, да ладно. В общем, интернет неделя была такая, я вот это хотел отметить. А вообще отмечу как всегда большой успех наших коллег Тимура Олевского и Владимира Роменского в программе Они. Они рассказывали про Моторолу. Если кто-то подумал, что это компания изготовитель мобильных телефонов – вовсе нет, это крикуха Арсения Павлова, командира одного из подразделений армии ДНР. И вот что интересно, там вот в чем выдающаяся эта программа: он был по телефону в прямом эфире, этот самый Арсений Павлов, он же Моторола. Так вот, а в это время в украинских СМИ вовсю, вот там буквально в течение ночи, утром была информация о том, что его убили. Поэтому, то ли его не убили, то ли его убили до, то ли его убили после, то ли у них был не Моторола, в общем, я считаю, огромный успех Владимира Роменского и Тимура Олевского в программе Они. Ну, потому что очень вовремя попали, как обычно. В общем, такая у нас была неделя на Эхе Москвы.

Д. БОРИСОВ: Да, заходите на сайте Эха Москвы, ищите, найдете – читайте. Главное событие в жизни Эха Москвы на неделе – это был наш традиционный прием, он состоялся 2-го числа. И было как всегда много людей, и каждый, наверное, третий, по крайней мере, из тех, кто мне встречался, говорили между собой или как-то обсуждали, задавали вопросы, и я задавал вопрос Алексею Алексеевичу по этой же теме, потому что как раз утром того же дня стало известно, что Эхо Москвы не переезжает с Нового Арбата в здание редакции газеты «Московский комсомолец».

А. ПЛЮЩЕВ: Может, оно куда-нибудь и переезжает когда-нибудь, но не туда.

Д. БОРИСОВ: И вот об этом сегодня в Эходроме колонка главного редактора.



БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо пояснить, что на этой неделе происходило с возможным переездом радиостанции Эхо Москвы или вернее редакции, в другое помещение. Напомню предысторию. В московском правительстве было принято решение, что дом на Новом Арбате, в котором мы обитаем с 1994 года будет выставлен на торги и скорее всего будет расселен, и наши друзья из московского правительства порекомендовали нам искать помещение заранее, чтобы не оказаться на улице. В результате изысканий, прошедших в июне, мы подписали арендный договор с редакцией газеты «Московский комсомолец», которая любезно пошла нам навстречу, я очень благодарен Павлу Гусеву, который предоставил нам вполне комфортное помещение. Мы даже нарисовали план и приступили к созданию проекта для переезда. Но на этой неделе буквально три дня тому назад мне, как члену совета директоров Эха Москвы, пришла повестка дня заседания совета директоров, где вопрос о расторжении контракта был поставлен в повестку дня без объяснения причин. Естественно, в таких условиях я проголосовал против, но я один представляю редакцию в совете директоров Эха Москвы. Четыре других представителя, представляющих Газпром-Медиа, проголосовали за, не дав никаких объяснений, почему надо разрывать этот контракт, проголосованный ими же два месяца тому назад, и теперь он будет разорван в декабре. Никаких объяснений никто никому не давал. Насколько я знаю, после моих консультаций в московском правительстве стало понятно, что этот дом по-прежнему выставлен на торги, и поэтому отмена в данном случае подписанного контракта не связана с тем, что мы остаемся в этом здании. Есть предположение о том, что наши акционеры в лице Газпром-Медиа хотят нас переселить подальше от центра. Ну, понятно, с какими целями, и тогда это расторжение приобретает абсолютно политический характер. Конечно, мы будем выяснять, почему, что, да как, но на сегодняшний день ситуация такая: контракт с «Московским комсомольцем» разорван, совет директоров проголосовал за это, и это, конечно, очень печально.



Д. БОРИСОВ: Алексей Венедиктов. Ну, вот, то, чему мы посвятили не один Эходром, этому сбыться не суждено, будем следить за тем, что будет дальше. Может быть, есть такая вероятность, как я понимаю, что Эхо Москвы вообще останется на Новом Арбате.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, может быть, если передумают расселять, да. Я-то все думаю, может, ну, вот нас подальше выселят и сделать с эти ничего нельзя, может, куда-нибудь туда в сторону Алтуфьево, вот, хорошо бы где-нибудь. У нас есть большие помещения там недалеко.

Д. БОРИСОВ: Ашан на МКАДе.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, кстати. У нас торговый центр большой сделали Весна такой здоровый, там можно, там в прошлый раз много артистов выступало, вот сейчас недавно совсем. День города, все дела.

Д. БОРИСОВ: Я думаю: для кого они выступают там? Кто ходит на такие концерты-выступления?

А. ПЛЮЩЕВ: Вот.

Д. БОРИСОВ: Для Александра Плющева. Так, у нас «Стук в вечность», 20-я минута, 21-я уже, а мы до сих пор никого не загадали. Все сегодня идет не совсем у нас по плану. Но вот сейчас напоминаю кратко условия нашей супервикторины: скажите, кто это? Это один из гостей эфира Эха Москвы на минувшей неделе. Вот маленький фрагментик, если вы угадаете, кто, его имя, фамилию и свои контактные…

А. ПЛЮЩЕВ: Я потом даже подсказку скажу, если не угадаете.

Д. БОРИСОВ: На +7-985-970-45-45. Ты знаешь, что мне написали в Твиттере тут на днях? Что люди, готовясь к «Стуку в вечность», они вообще открывают список всех гостей Эха Москвы…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, правильно делают.

Д. БОРИСОВ: И тыкают, значит… Но даже так некоторых не узнают.

А. ПЛЮЩЕВ: А мы для чего, собственно, это делаем? Во-первых, не все расшифровки есть на сайте. Мы тут когда про дорогу загадывали, ну, был кусок программы Дорога, вот, она не была расшифрована на сайте, и ты не догадаешься никогда в жизни. Ну, то есть, не найдешь. Догадаться можешь, а найти…

Д. БОРИСОВ: Слова найти – это вообще совсем…

А. ПЛЮЩЕВ: Вот так.

Д. БОРИСОВ: … высший пилотаж.

А. ПЛЮЩЕВ: А мы для чего делаем? Чтобы вы искали, конечно.

Д. БОРИСОВ: Кто это? +7-985-970-45-45.



СТУК В ВЕЧНОСТЬ

Причем международный опыт, который обсуждают абсолютно все, говорит о том, что ни в одной стране нет такого, чтобы иностранный капитал был вровень или был больше, чем капитал местный.



А. ПЛЮЩЕВ: Вот, кто это был? +7-985-970-45-45.

Д. БОРИСОВ: Не забывайте подписываться и оставлять свои контактные данные, чтобы мы могли вам вручить наше традиционное…

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо.

Д. БОРИСОВ: Ничего. Да. А тут предлагают переехать в Питер. Кстати, хорошая идея. А я вот, например…

А. ПЛЮЩЕВ: Выгнать оттуда питерскую редакцию.

Д. БОРИСОВ: Надо в Сочи на самом деле. Знаешь, там хорошая погода дольше, и вообще, море близко.

А. ПЛЮЩЕВ: До Крыма сейчас договоришься.

Д. БОРИСОВ: Идем дальше. Следующая рубрика у нас как раз те самые цифры, которых так все много недель ждали, давно у нас их не было, сейчас снова будут.

Ну, во-первых, хочется внести некоторые коррективы в прошлый Эходром, когда мы так между собой обсуждали наши доли рейтинга в течение дня, летние рейтинги Москвы, говорили там, что Эхо Москвы большую часть дня, там, за исключением двух или трех часов на первом месте среди всех московских радиостанций. Вот мы там называли вам числа, в среднем сколько слушают каждый час слушатели. Так вот, на самом деле эти цифры не все понимают, как выясняется из комментариев. То, что мы озвучиваем, вот например, как мы это говорили, там, Особое мнение в 19 часов летом по будням, мы говорили, доля программ была 9,7, что в переводе на людей 163 с половиной тысячи слушателей в среднем есть в этом часе у этой программы. Что это значит? Что 163 с половиной слушателей набирает средняя 15-минутка, средний 15-минутный отрезок.

А. ПЛЮЩЕВ: Так. А час набирает в четыре раза больше?

Д. БОРИСОВ: Ну, вот, логично так предположить. Так практически и есть. Другое дело, что не все выключают и новое включают. Есть люди, которые слушают дольше 15-ти минут, есть люди, которые меньше.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы знаем это число, мы знаем этот коэффициент.

Д. БОРИСОВ: Ну, 2,3 примерно. То есть, вот коэффициент такой. То есть, ясно, когда мы говорим, 163 с половиной тысячи слушателей в этот час в среднем, это значит, в реальности их там далеко за 300 тысяч. Просто условные цифры, которые мы так для себя определяем.

А. ПЛЮЩЕВ: В общем, прослушайте прошлую программу и умножьте все цифры Борисова на 2,3.

Д. БОРИСОВ: Да, на 2,3 умножайте и тогда узнаете все. Мы, кстати, к этим цифрам будем возвращаться, вот будем смотреть все программы, все будет подробнее, сколько у каждой программы слушателей. И вот еще пришли интересные рейтинги за сентябрь, уже есть сентябрьские рейтинги по TNS, население Москвы от 12 лет и старше. Почему я решил их сейчас вспомнить, хотя обычно мы теперь рейтинги считаем трехмесячными отрезками за сезон, да? Но теперь решил вернуться все-таки к одномесячному нашему формату. Почему? Потому что в прошлый раз летом мы говорили, что летом по TNS Эхо Москвы оказывалось там чуть ниже, чем обычно. Вышли там вперед некоторые станции, в основном музыкальные. Так вот, в сентябре ситуация вернулась на круги своя, снова опередили практически всех. Сентябрьские рейтинги выглядят следующим образом. Ну, это соответственно доли, не абсолютные цифры, а доли. Ну, вот посмотрим, что там было. Тут мешает мне наш соведущий заглядывать в мою суперподсказку. В сентябре первое место по Москве у Русского радио – 10, 4; у Авторадио второе место – 10, 1; Эхо Москвы занимает здесь уже свое законное третье место – 8,8. Соответственно, все лидеры, которые летом оказывались впереди, и Ретро ФМ, и Европа плюс, и радио Шансон, все оказались теперь ниже. Ниже и Вести ФМ, первый из таких прямых конкурентов Эха Москвы, 8,0 показатель, на 8 десятых меньше. Бейлис недоволен тем, что Эхо Москвы пока на третьем месте, ждет, что будет и по TNS повышение вверх, не хватает ему рейтингов Comcon. Ну, цифрами пока на сегодня больше мучить вас не буду. На следующей неделе вернемся, есть там кое-что интересное, я для себя отметил. Потом будем говорить, не на следующей неделе, а через одну. Ты на следующей неделе будешь без меня.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты мне инструкции выдашь, я же в рейтингах вообще ни черта не понимаю.

Д. БОРИСОВ: С рейтингами все.

Куда тут только не предлагают переехать редакции Эха Москвы.

А. ПЛЮЩЕВ: От Киева до Вашингтона, собственно. Екатеринбург, вот, зовут к себе. Нет бы к себе позвать. Вот Екатеринбург только сподобился, а так обычно… Валите отсюда.

Д. БОРИСОВ: Кстати, правильный ответ на «Стук в вечность» принимается не только с фамилией, но и с именем нашего героя, тогда будет совсем правильный ответ, и будет всем хорошо. Уже есть парочка правильных, но не все с именами.

23:28, Эходром продолжается, и наконец-то – зрители Сетевизора и так уже все увидели, это не сюрприз, то, что Михаил Куницын у нас.

А. ПЛЮЩЕВ: Читатели моего Instagram тоже.

Д. БОРИСОВ: Но так, по формальному признаку.



ЛИЧНОЕ ДЕЛО.

Д. БОРИСОВ: Всего 2 минуты остается у нас до нашего краткого совсем перерыва на специальный выпуск новостей в повторе от Александра Климова. Михаил Куницын к нам присоединяется.

А. ПЛЮЩЕВ: Успеем представить Михаила. Да, добрый вечер.

М. КУНИЦЫН: Доброй ночи, добрый вечер. Очень приятно оказаться здесь в гостях. Я сегодня не ведущий, я сегодня ведомый. Поэтому ведите меня.

А. ПЛЮЩЕВ: Так все наши тоже коллеги себя чувствуют на этом месте непривычно.

Д. БОРИСОВ: Мне приятно вдвойне увидеть Мишу, потому что, во-первых, мы давно не виделись, а во-вторых, еще вместе работали не только на Эхе, но еще на другом месте работы Михаила.

М. КУНИЦЫН: На другом немножко.

Д. БОРИСОВ: Но все же знают.

М. КУНИЦЫН: Ну, наверное, все знают. Это не секрет.

Д. БОРИСОВ: Много лет Михаил Куницын был режиссером программы «Время» на Первом канале.

М. КУНИЦЫН: 20 лет.

Д. БОРИСОВ: 20 лет!

А. ПЛЮЩЕВ: Я себе не представляю, как Михаил Куницын, этот, надо сказать, трогательный и очень добрый человек, ну, во всяком случае, чисто внешне…

(смех)

Д. БОРИСОВ: И внутренне, и внутренне!

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Д. БОРИСОВ: Очень добрый.

А. ПЛЮЩЕВ: Мягкий и, надо сказать, крайне договороспособный.

Д. БОРИСОВ: Ты знаешь, как телевизионная аппаратная открывает людей по-другому?

А. ПЛЮЩЕВ: Что он делал в этом аду? Вы не знаете, что это такое. Я это, слава богу, успел, если не на Первом канале, то на НТВ на это посмотреть. На Первом канале, я думаю, еще хлеще, потому что главная информационная программа страны.

Д. БОРИСОВ: Александр работал шеф-редактором программы «Сегодня».

А. ПЛЮЩЕВ: Но очень давно.

Д. БОРИСОВ: У всех свои…

А. ПЛЮЩЕВ: Грехи.

Д. БОРИСОВ: Скелеты в шкафу.

А. ПЛЮЩЕВ: И, соответственно, главный режиссер там – это самый строгий и самый бескомпромиссный человек, надо сказать, вот, самый требовательный, ну, я не знаю, это Венедиктов в худшие секунды его. Даже не минуты, а секунды.

М. КУНИЦЫН: Конечно, в аппаратной приходилось лютовать, но никогда ничего личного. Я потом всегда извинялся перед своими коллегами, если на кого-то кричал страшным образом. Бывало так, что человек опаздывает принести видеокассету, когда я работал, были еще видеокассеты, бетакамы, и я кричал: раз ты кассету не принес, вставь ее себе… и смотри.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас прервемся на этом моменте, потому что как раз именно об этом фактически пойдет речь у нас в специальном выпуске новостей от Александра Климова. На минувшей неделе это произошло.

НОВОСТИ

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, ну, герой Климов, да? Вообще.

Д. БОРИСОВ: В последнюю секунду только и то, дал только намек, намекнул.

А. ПЛЮЩЕВ: Я бы на первом предложении уже лег бы напрочь.

А мы продолжаем с Михаилом Куницыным.

Д. БОРИСОВ: Кассеты, к счастью, не прорастают, поэтому все остались живы.

М. КУНИЦЫН: Ну, а попробуйте просмотрите эту кассету. Ну, опоздал человек с кассетой на эфир – все, понимаешь, это страшнее смерти.

А. ПЛЮЩЕВ: Я все равно себе не представляю. Там должны быть жесткие какие-то вообще, которых все должны бояться. Тебя боялись вообще-то люди?

М. КУНИЦЫН: Ты знаешь, мне трудно сказать…

Д. БОРИСОВ: Уважали точно.

М. КУНИЦЫН: Я слышал часто, что некоторые говорили: о, боже мой, с Куницыным, он так страшно кричит, ругается, топает ногами… Поверьте, вот, я действительно в аппаратной становился абсолютно другим человеком.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, вот здесь ты какую-то нашел отдушину, видимо. Поскольку программы у тебя яркие, очень такие, с одной стороны, яркие, с другой стороны, такие мягкие плюшевые, теплые, ламповые…

(мех)

А. ПЛЮЩЕВ: … абсолютно. Совершенно бесконфликтные стопроцентно.

М. КУНИЦЫН: Ты знаешь, я больше всего в жизни любил слушать пластинки. И когда я еще учился в школе, я помню, не знаю, были у вас или не были такие анкеты, где ты пишешь…

А. ПЛЮЩЕВ: А то!

М. КУНИЦЫН: … любимое занятие…

А. ПЛЮЩЕВ: У Борисова уже не были, а у меня были.

М. КУНИЦЫН: Дима, не было?

Д. БОРИСОВ: Ну, было много похожего. Знаешь, мы сами заполняли всякие такие блокнотики, обменивались, там тоже все это было.

М. КУНИЦЫН: И там было написано: любимое занятие. И все писали, допустим, спорт, дзюдо…

Д. БОРИСОВ: И все обманывали.

М. КУНИЦЫН: Да, я каждый раз сидел и думал: написать правду? Я ведь больше ничего не любил кроме того, как… И я всегда писал в этой анкете, думал: ну, надо же написать правду. Я любил слушать пластинки, лепить из пластилина и есть сгущенку. Это были три моих самых любимых занятия. Ну, правда, знаешь, про пластилин и сгущенку программу сделать, я думаю, наверное, мне не удастся, а вот про пластинки благодаря Алексею Алексеевичу появилась вот 2 года назад вот эта программа. Она по своей сути…

А. ПЛЮЩЕВ: 2 года уже?

М. КУНИЦЫН: 2 года.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне казалось, меньше года. 2 года уже! Время летит.

М. КУНИЦЫН: Да. 2 года выходит программа. И по своей сути это интервью, гости приходят к нам в программу и приносят свои любимые пластинки, потому что если бы я один это делал…

А. ПЛЮЩЕВ: Это был бы рассказ о пластинках.

М. КУНИЦЫН: … да, рассказы об исполнителях и навязывание моего конкретного вкуса все равно, можно привязываться к дате, можно привязываться к какому-то событию, смотреть по календарю. Но мне всегда интересно поговорить с собеседником, узнать, что он слушал, и через его музыку раскрыть его личность. Ведь бывают очень, совершенно неожиданные какие-то гости.

Д. БОРИСОВ: А теперь, тем более, выпускают все современное…

М. КУНИЦЫН: Конечно. Поэтому новые исполнители приносят свои новые пластинки, да, действительно, Бейлис подтвердил, что это все абсолютная правда. На виниле сейчас выпущена Анна Нетребко, Хибла Герзмава выпустила свою новую пластинку к 70-летию Владимира Спивакова, это был такой подарок от фирмы грамзаписи.

А. ПЛЮЩЕВ: Я тебя умоляю, всякие вообще подростковые группы выпускают на виниле, все есть абсолютно.

М. КУНИЦЫН: Конечно. И сейчас вот я принимал участие в Vinyl Garage Market, это очень интересное мероприятие, где я выставлял свои какие-то экземпляры, приносил часть своей коллекции, то, что принадлежало Любови Орловой и Григорию Александрову, хранилось у них дома, а теперь это находится у меня. Я одну из программ посвящал этим пластинкам, это можно все найти в записи, как я понимаю, на сайте Эха Москвы.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

М. КУНИЦЫН: Но новинки я видел таких людей, я даже не представлял, что они знают о существовании грампластинок. Знают, слушают, я обнаруживаю совершенно каких-то удивительных исполнителей, которые сейчас печатают и выпускают свои релизы.

А. ПЛЮЩЕВ: Расскажи мне вот такую штуку. В условиях, когда на общественно-политической радиостанции, ну, если смотреть со стороны, да я и изнутри даже могу сказать, число непрофильных активов, если можно так выразиться, программ непрофильных, скорее сокращается, нежели растет. То есть, растет число общественно-политических программ, а вот музыкальные или просто разговорные, не политические, так или иначе, уходят в сторону. Как ты смог, каким образом, 2 года назад, ну, это не так давно, уломать Венедиктова на музыкальную ночную программу, да еще и по каким-то виниловым пластинкам?

М. КУНИЦЫН: Главное – гость. Ведь главное у меня в программе – это гость, тот человек, который приходит. Это может быть политик, музыкант, это может быть актер, и уламывать, ну…

А. ПЛЮЩЕВ: А у тебя много политиков было за это время?

М. КУНИЦЫН: У меня был Рыжков. Он приносил свои пластинки, причем, эфир пролетел, словно одна минута. Он ставил такие замечательные роковые композиции, которые многие для меня были даже открытием, честно признаюсь, потому что моя эпоха – это граммофонные пластинки 20-30-х годов и классическая музыка, поэтому, когда гости приносят рок-музыку, я только тихо восторгаюсь и объявляю то, что я услышал сейчас в эфире и их рассказы поддерживаю. Это, собственно, мне кажется, что во всем этом тоже присутствует определенная политика.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне знаешь, что нравится? Что Миша, он профессиональный не только ведущий, но и гость. Смотри, он мало того, что принес сегодня проигрыватель, этого не делал ни один из наших гостей.

М. КУНИЦЫН: Ну, а как же?

А. ПЛЮЩЕВ: Но это ладно, это полбеды. Он, конечно же, четко знает, что у нас, ну, хорошо, если минуту-другую позвучит музыка, но я только вижу 8 пластинок вот у меня в кадре. Я не знаю, сколько там лежит всего. Я вижу 8 пластинок, то есть, из этого можно выбрать и так далее.

М. КУНИЦЫН: Конечно! А я могу озвучить. Я могу предложить выбор, а можно даже что-то заказать. У меня есть Петр Лещенко замечательная пластинка «Спи, мое бедное сердце». Знакома вам эта мелодия, Дмитрий? Не знакома, понятно.

Д. БОРИСОВ: Не знакома.

А. ПЛЮЩЕВ: Меня уже не спрашивает.

(смех)

Д. БОРИСОВ: Прямо стыдно отвечать.

М. КУНИЦЫН: Давай попробуем поставить.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

М. КУНИЦЫН: Небольшой фрагмент послушаем. Это пластинка на 78 оборотов. Итак, в прямом эфире грампластинки. Нигде, только на радио Эхо Москвы работает проигрыватель, и мы можем с вами услышать уникальные записи. Итак, Петр Лещенко, «Спи, мое бедное сердце». Небольшой фрагмент.

(звучит песня)

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, я, знаешь, тебе завидую. Не в том смысле, что ты вот эти звуки чарующие там ставишь для радиослушателей и все такое. Что ты сам запускаешь музыку в эфире. Мне это делает звукорежиссер. При всей любви к ним и обожании, вот, то, что ты касаешься этого руками – это фантастика совершенно.

М. КУНИЦЫН: Кстати, как хорошо ты сказал: чарующие звуки.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

М. КУНИЦЫН: Потому что именно так всегда писали до революции на конвертах и рекламах грампластинок: чарующие.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, они такие и есть, это абсолютная правда.

М. КУНИЦЫН: Но, правда, если говорить о тех записях, которые были в начале века, многие из них называть чарующими достаточно сложно, потому что я занимаюсь историей грамзаписи от самого начала, это фактически конец 19-го века, ну, и где-то годов до 50-х, когда появилась уже магнитофонная запись. Дело в том, что та пластинка, которая прозвучала, винил – это общее название. Если сказать конкретно – это шеллак, это тот материал, на котором выпускались граммофонные пластинки для слушателей в 10-е, 20-е, 30-е, в 50-е годы. И тот пласт музыки, который принадлежал вот этим пластинкам, он… ведь записывались самые разные герои. На мой взгляд, наиболее интересные дореволюционные исполнители, это были шансонетки. К сожалению, качество чудовищное, я не имею возможности пока поставить в своем эфире в программе Винил, но давайте попробуем, я поставлю сейчас в вашем эфире.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай. Это же Эходром, как бы полигон, понимаешь?

М. КУНИЦЫН: И такая у нас есть уникальная возможность. Эта пластинка выпущена в 1911 году, записана она еще без микрофона, это акустическая запись.

А. ПЛЮЩЕВ: Ого!

М. КУНИЦЫН: Вы можете прочитать название.

М. КУНИЦЫН: Сирена-Гранд-Рекорд. Исполнительница Мина Мерси. Хотя бы маленький фрагмент. Там через шип, через хрип, но, может быть, оставить микрофон, я буду немножечко переводить.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

М. КУНИЦЫН: Дело в том, что жанр шансонетки – все, можно выводить, я поставил на проигрыватель. Слышно что-то?

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

(звучит песня)

А. ПЛЮЩЕВ: Что, все понятно: помечтать люблю порою, тра-та-та.

М. КУНИЦЫН: Дело в том, что немножко заедает эту пластинку, это был целый потрясающий жанр. Это прабабушки группы «ВИА Гра». Помните, они пели: чем выше любовь, тем ниже поцелуи? Никакой новинки нет, существовала матрица. Эта матрица существует и по сей день. Жанр шансонеток, запрещенный, естественно, в Советском Союзе, и пластинки сохранились буквально в единичных экземплярах, а какие были имена! Вот эту певицу зовут Мина Мерси. Другую звали Дора Декаданс, Тамара Грузинская, Верочка Колибри, и они пели все пикантные игривые песенки с названиями «Помечтать», с другой стороны, «Милый мой Иван Тимошка». А хит у Мины Мерси был «В штанах и без штанов». Это была совершенно потрясающая мелодия, которая была пародией на популярную тогда песню «Светит месяц», и выпускалась она даже до 20-х годов. Потом, когда уже была введена цензура жесткая, и все грампластинки были практически по номерам, то вы можете себе представить, конечно, это все исчезло.

А. ПЛЮЩЕВ: Я понял, как использует нашу программу Михаил Куницын. Ему-то на самом деле гости не дают его винилы поставить, они свои приносят.

М. КУНИЦЫН: Я воспользовался случаем.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно! Замечательно, отлично.

Так, смотри, тебе тут пишет Алла из Тульской области, что придуман и сделан Винил, конечно, гениально. Неважно, люблю я эту музыку или нет, нравится ли мне гость, но любой гость в сочетании с его любимой музыкой захватывает.

М. КУНИЦЫН: Спасибо большое!

А. ПЛЮЩЕВ: То есть выстрелил – попал. У тебя спрашивают: ты проигрыватель с собой носишь?

М. КУНИЦЫН: У меня проигрыватель редакционный, спасибо Алексею Алексеевичу.

А. ПЛЮЩЕВ: Местный.

М. КУНИЦЫН: Два, между прочим, проигрывателя. Это я сейчас один поставил. Есть и на 33 оборота, и на 78, и на 45. У нас все возможно прослушать в нашей программе.

Д. БОРИСОВ: Существуют еще радиостанции сейчас в Москве?..

М. КУНИЦЫН: Нет, нет, Дима, только у нас. Только у нас проигрыватель в прямом эфире.

А. ПЛЮЩЕВ: Я ужасно тебе завидую, потому что вот не хватает мне этого в программе. Я вот думаю, как бы приспособить, только современную музыку ставить. Нет-нет, — мотает головой Василий Антипов, — нет-нет-нет. Он хочет все контролировать.

Д. БОРИСОВ: Заставки для Эходрома можно с винила запускать.

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, да.

М. КУНИЦЫН: Давайте еще послушаем. Я поставил пластиночку. Угадаете?

А. ПЛЮЩЕВ: Это же «у самовара я и моя Маша», нет?

М. КУНИЦЫН: Оно.

(звучит песня)

А. ПЛЮЩЕВ: Так, значит, ну, мы так и не обсудили главный вопрос: как ты попал на Эхо, собственно, что ты как-то хитро уламывал Венедиктова, рассказывая ему, как у тебя политики разные будут, это мы уже поняли. А как созрела мысль прийти именно на Эхо Москвы, почему, и так далее.

М. КУНИЦЫН: Потому что Эхо Москвы – это единственная радиостанция во всем радиопространстве, которая полностью согласилась на тот музыкальный формат, который я предложил в своей программе. Дело в том, что я (не буду называть) я обращался на одно радио, говорю: пластинки в прямом эфире, нигде кроме, это будет только у вас, приходит гость, мы слушаем его любимую музыку. Мне говорят: ой, вы понимаете, в чем дело, у нас может звучать музыка диско только 80-х и 90-х годов, ничего другого у нас быть больше не может. Хорошо, прекрасно! На другой станции я начинаю обсуждать: давайте, пожалуйста, вот у меня такая идея. Да, конечно, мы охотно, но у нас может звучать только классическая музыка. И вот Венедиктов, видимо, почувствовал вот эту мою гениальную идею, и в программе Винил может звучать любая музыка, записанная на грампластинках, причем, не только музыка: поэзия, проза, у нас звучат пластинки с голосами поэтов. Ну, слушайте, я пока еще не ставил пластинки Ленина, а это вообще уникальная удивительная тема, о том, как фирма «Мелодия» восстанавливала, студия грамзаписи работала над реставрацией. И вот эта реставрация пластинок Ленина, она потом, вот эта технология отрабатывалась на реставрации уже других записей. Ведь на Ленина, естественно, выделялись огромные деньги.

Д. БОРИСОВ: А уже когда есть технология, можно ее легко…

М. КУНИЦЫН: Конечно. А потом уже, когда есть технология, легко использовать уже на остальных носителях. Поэтому когда Алексей Алексеевич послушал эту идею, вот спасибо ему огромное.

Д. БОРИСОВ: Как после переезда программы на час раньше, внутреннее ощущение твое, бывает, что некоторые программы, они созданы как раз для такого спокойного ночного в принципе времени. С нуля до часу, когда она шла, это было такое вот совсем расслабленное, а тут 23 – это в среду.

М. КУНИЦЫН: В среду, естественно, обязывает, мы стали ставить больше хитов в программе. Потому что слушатель, когда идет за разговором, за беседой с гостем, но, тем не менее, он должен слышать какую-то музыку, которая его удержит. В тот момент, когда идет разговор, я надеюсь, всегда это интересно, а когда звучит какая-то малознакомая, здесь бывает опасность не удержать. Ночь, понятно. Но у нас сейчас гораздо больше хитовых пластинок, популярных и узнаваемых мелодий, хотя я всегда стараюсь, чтобы гость, готовясь к эфиру, выбрал что-то такое особенное, я всегда прошу, послушайте, что было раньше, для того чтобы нам не повторяться. Хотя есть такой момент, что, когда приходят люди одного поколения, они понимают буквально, что надо принести не просто свои какие-то любимые пластинки, они выбирают самые лучшие, но в одном поколении часто люди слушают одну и ту же самую музыку. И когда 2 недели назад я в эфире слушал программу Саши Плющева, посвященную поколениям, это мне было очень интересно, мне хотелось позвонить в эфир, я, правда, не смог из автомобиля набрать номер, но у меня тоже посвященная поколениям была программа, и эфир, который посвящен родившимся в 70-е, по-моему, годы, был первый.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, первый эфир вообще, он обо всех поколениях, о разных, чем ваше поколение отличается от других.

М. КУНИЦЫН: Так вот, мне кажется, что определить поколение достаточно легко по той музыке, по тому музыкальному набору, который это поколение слушает. И эта музыка объединяет. Вот одни слушали Beatles, для них это просто, вот, и пластинки Beatles для них являются таким совершенно четким каким-то знаком опознавательным. Другие слушали, там, Modern Talking, к примеру, это поколение тех, кто родился, видимо, в 70-е годы, в 80-е.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты сидишь с таким одним, да.

Д. БОРИСОВ: Тут нам пишут о том, что еще программа «Золотая полка» Петра Мамонова.

М. КУНИЦЫН: Прекрасная программа!

Д. БОРИСОВ: Она, во-первых, да, она, кстати, выходит как раз после Винила, правильно?

М. КУНИЦЫН: Она выходит на том месте, где выходил раньше я, а я сместился на 23 часа.

Д. БОРИСОВ: Ты появился раньше, но теперь вы дополняете друг друга.

А. ПЛЮЩЕВ: Логично продолжает, да.

М. КУНИЦЫН: Не просто логично, да, я добавлю, Дима. Дело в том, что Петр Мамонов рассказывает об этой музыке через свои взгляды на жизнь.

А. ПЛЮЩЕВ: То, чего опасался ты в своей программе, получается.

М. КУНИЦЫН: Ну, понимаешь, Петр Мамонов – это величина, это фигура. А тут – здрасьте, Миша Куницын. Приехали, я буду учить жить и говорить о том, что я слушал, и какая музыка мне ближе. Нет, ну, это немножко неправильно. Поэтому когда приходит гость, и я сам…

А. ПЛЮЩЕВ: У вас получается два жанра разных, отлично получается.

М. КУНИЦЫН: Конечно, это совершенно разные вещи.

Д. БОРИСОВ: Пролетел, пролетел наш час. Не хочется тебя отпускать.

М. КУНИЦЫН: Да, ладно!

Д. БОРИСОВ: Но у нас все.

М. КУНИЦЫН: Да я бы остался. Спасибо!

Д. БОРИСОВ: Михаил Куницын был сегодня.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, нас тоже логично дополняет программа Все так Сергея Бунтмана.

Д. БОРИСОВ: Вот так.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, Вот так, ну, что ж такое! Ну, у нас много названий похожих. Вот так, да. И там у него и Ленин, знаешь, звучит временами, и Сталин, и кого только не звучит. И, естественно, тоже записи.

Д. БОРИСОВ: Сегодня, кстати, будет повтор. Это с прошлого года, и там будет про 1993 год программа, с Александром Черкасовым она была, с председателем совета центра Мемориал. Сегодня после полуночи останьтесь, обязательно послушайте. Вот, а Михаила Куницына каждую среду после 23 часов на Эхе Москвы.

М. КУНИЦЫН: Услышимся.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое, Миша, удачи!

М. КУНИЦЫН: Спасибо вам! Спасибо, что пригласили.

Д. БОРИСОВ: Совсем скоро мы вернемся с ответом на «Стук в вечность». Но сначала дадим слово Лесе Рябцевой.



КРАЕМ УХА

Л. РЯБЦЕВА: Знаете, есть такие недели — непредсказуемые, несущиеся мимо нас. День раз, день два. Проснулся, заснул, снова видишь сны, снова бежишь на работу. Ты ждешь четверга, потому что будет очень уж важное мероприятие, Прием Эха Москвы, а потом бац — уже воскресенье.

Я почти не помню понедельник. Не помню, что было во вторник, среду. Связать мысли и воспоминания воедино помогает только график, распечатанный и лежащий сейчас рядом со мной. Я очень надеюсь, что не только на меня одну так действует серость московской осени.

Неделя запомнилась только резким похолоданием и знакомством с новым послом США — Теффтом. И вот уже выходные, неделя заканчивается, и меня подгоняют коллеги, оказывается, во вторник запускается проект, над которым я работала последние 4 месяца.

Проект называется Политический тест. Вместе со своей командой я заставила уйму людей пройти очень уж странную анкету, которую мы создали вместе с социологами из карагановского СВОПа.

Это 17 вопросов и 70 экспертов. Фишка в том, что вы можете посмотреть, кто из настоящих и исторических политических и общественных деятелей левый, правый, кто кого демократичнее, а кто авторитарнее.

И не похвастаться списком экспертов я тоже не могу. Уже 7 октября, пройдя тест на нашем сайте, у вас будет возможность сравнить себя с Сергеем Нарышкиным, Ириной Прохоровой, Владимиром Познером, Андреем Макаревичем, Владимиром Жириновским, Борисом Немцовым и многими другими. Вполне может оказаться, что вы Маргарет Тэтчер нашего времени.

Помимо такой вот игрушечки, на этой неделе я занималась еще одним очень серьезным вопросом. Рассказывала про оппозицию и настроения в стране Джону Теффту. Новый посол США, выслушав наши россказни про современную Россию, пошутил, что «подгоняя страну к стабильности, мы добиваемся еще большей нестабильности».

Очень надеюсь, что в скором времени господин посол окажется в нашем эфире. Уверена, он принесет немало удивления — Джон Теффт совершенно не похож на своего предшественника — Майкла Макфола.

Но об этом вы сможете судить сами. Совсем скоро.



Д. БОРИСОВ: Леся Рябцева.

Новые проекты.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, но, мало того, что новые проекты, на следующей неделе, я так понимаю… Давай я об этом уже скажу в анонсах.

Д. БОРИСОВ: Да, попозже. Давай сначала подведем итоги. Во-первых, это был Вадим Деньгин, зампред Комитета Госдумы по СМИ. Был он в программе «Полный Альбац».

А. ПЛЮЩЕВ: Да, и я его анонсировал. Тут целый сериал у нас получается, потому что в прошлый раз я говорил об очередном успехе Владимира Роменского и Тимура Олевского в программе Они, там был депутат Деньгин, и анонсировал я программу «Полный Альбац», и все переживал за Евгению Марковну, как она с Вадимом Деньгиным. Потому что, ну, я имею опыт общения с этим депутатом, и там весьма своеобразная картина все время выясняется: ты спрашиваешь об одном, а тебе отвечают о чем угодно, только не об этом. В общем, неважно. Все нормально, все живы, я Евгению Марковну видел у нас на приеме, и Деньгин, судя по всему, тоже жив. Вот. И он был загадан. Вот что, например, он ответил на один из вопросов Евгении Альбац.

В. ДЕНЬГИН: Причем международный опыт, который обсуждают абсолютно все, говорит о том, что ни в одной стране нет такого, чтобы иностранный капитал был вровень или был больше, чем капитал местный.

Д. БОРИСОВ: Дмитрий был первым, кто правильно ответил. Он, правда, опечатался в имени, но будем считать, что это неправильно форма интернет наша передала, на 57 заканчивается номер телефона. Был также Владимир с номером на 77, он без имени прислал. Были прекрасные варианты, кто-то услышал в этом голосе Максима Шевченко, были такие. Виталий услышал правильно из Петербурга Деньгина. Борис с номером на 100 заканчивающимся тоже был молодец. Ну, и совсем молодец была Мария с номером на 71, она и имя написала, и фамилию. Дальше был вал правильных ответов. Но отметим еще, пожалуй, Антона из Кировской области на 305 заканчивается его номер телефона.

«Кто из вас Тоня?» — спрашивает Дмитрий из Екатеринбурга.

А. ПЛЮЩЕВ: Бейлис, это Бейлис.

Д. БОРИСОВ: Это наш ходячий Хот Дог приходит к нам иногда. Вот, собственно, так, подвели итоги, всем большое спасибо, кто правильно и неправильно тоже отвечает. И у нас осталось самое вкусное.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, я бы здесь поспорил с Борисовым, все-таки самое вкусное сегодня, по-моему, был Винил. Это так уже, знаешь, такой, как это называется, дижестив, да, что в конце пьют. Чтобы уж окончательно залакировать.

Уткин с Орехом ведут на следующей неделе Разворот, все фанаты этих двух господ приглашаются, с понедельника по четверг в 9 утра. Дневной Разворот наш, вообще, самый информационно насыщенный, пожалуй, теперь эфир, но он еще и к тому же долго идет, с 14 до 17 часов. Ведут, опять же, с понедельника по четверг на следующей неделе Алексей Осин и Ирина Меркулова. Ну, и, наконец, Михаил Маргелов, спецпредставитель президента Российской Федерации по сотрудничеству со странами Африки, экс-глава Комитета Совета Федерации по международным делам, вице-президент Транснефти будет у Ирины Воробьевой и Татьяны Фельгенгауэр в программе Разбор полета в понедельник же в 21:08. Ну, и вот насчет Политтеста я уже узнал, вот тоже из программы на следующую неделю, что в программе «Своими глазами», которую ведем мы с Софико Шеварднадзе в среду 8 октября будет, я так понимаю, он то ли апробирован, то ли уже как-то разогнан, ждем мы там гостей всяческих разных политических, и как-то этот Политтест мы будем разгонять. Я еще не очень знаю, как, сам, но еще 3 дня целых впереди. Вот сегодня я уже получил фактически через эфир первую инструкцию от Леси Рябцевой, ну, просто о том, что это такое, она рассказала. И я думаю, что какие-то первые результаты этого Потиттеста в 21:08 в программе Своими глазами ждут вас в среду и, вроде бы, если мне не изменяет память, как здесь написано, опять же, в программе в среду в 20 часов вместо программы Обложка будет интервью Алексея Венедиктова с Алексеем Улюкаевым, председателем Центробанка.

Д. БОРИСОВ: Ну что же, Эходром на этой неделе подходит к концу. В следующее воскресенье…

А. ПЛЮЩЕВ: А что, я сказал, Центробанка? Нет, он же бывший руководитель. Сейчас – Министерства экономического развития. Извините, пожалуйста.

Д. БОРИСОВ: Ну, у тебя засело, слишком много раз его так представлял в новостях. Так бывает. Тут пишут некоторые, что «Стук в вечность» им не понравился. Ну, вот так, не все загадывать известных вам персонажей.

Будьте с нами и на следующей неделе. Вот вам Александр Плющев кого-нибудь загадает попроще, я думаю. Правда?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, еще сложнее загадаем, не вопрос.

Д. БОРИСОВ: Спокойной ночи. В программе Вот так, я уже сказал, Сергея Бунтмана повтор от октября прошлого года, 1993 год, там была целая серия программ. Ну, вот она у нас такая, в обобщающем виде с Александром Черкасовым.

Дмитрий Борисов, Александр Плющев, Василий Антипов тоже был с нами. Михаил Куницын. Пока всем.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире