'Вопросы к интервью
Д. БОРИСОВ: 23:05 в российской столице, вы слушаете радио Эхо Москвы, всем добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

Д. БОРИСОВ: Летающий Александр Плющев вновь прилетел в свое гнездо, коим является студия Эха Москвы в последние лет 20. Меня зовут Дмитрий Борисов. Я к нему присоединяюсь для программы Эходром, которая продлится ближайший час до полуночи. Будем говорить о том, чем жила радиостанция Эхо Москвы на минувшей неделе (ой, чем жила!), чем будет жить на следующей. Сегодня встречаем гостей, у нас сегодня будут Юлий Гусман и Юрий Кобаладзе.

А. ПЛЮЩЕВ: Они уже взорвали там все, весь коридор и все такое, у нас сегодня, конечно, продолжаем мы, надо сказать, филиал программы Кейс. На прошлой неделе была Ирина Воробьева, сейчас, значит, будут…

Д. БОРИСОВ: Но у нас есть, как это сказать, не сертификат, не лицензия, а карт-бланш от слушателей, потому что в прошлый раз мы проголосовали, мешает ли вам хи-хи в эфире слушать программы. Поскольку абсолютное большинство, 70 с чем-то процентов, я не помню, говорили, что нет, не мешает, мы решили, что будем продолжать хихикать дальше. И программа Кейс сегодня будет с нами, ее мужская часть.

У нас сегодня будет расширенная колонка главного редактора. Ну, вы знаете, что к программе Эходром выходит иногда нерегулярное приложение, которое называется Без посредников, вот, вчера было одно из них.

А. ПЛЮЩЕВ: Нелицензионное.

Д. БОРИСОВ: Да. Но вот сегодня будет, как бы сказать, филиал программы Без посредников в программе Эходром. Будем говорить много чего, но сначала Александр Плющев расскажет вам, что вы могли пропустить на Эхе Москвы на минувшей неделе, и зачем вам стоит заехать на сайт Эха Москвы.

А. ПЛЮЩЕВ: Во-первых, по поводу сайта Эха Москвы в интернете, поскольку сегодня не будет у нас Виталия Рувинского, я хочу обрадовать, ну, я не знаю, может быть, малую часть пользователей очень, но для меня это просто праздник сегодня наступил. Наконец-то новый сайт Эха Москвы позволяет встраивать свои ролики на ваши ресурсы. Теперь там есть код, который можно скопировать…

Д. БОРИСОВ: Кот – это вообще в интернете хорошо.

А. ПЛЮЩЕВ: Код. Если у вас есть, например, Живой журнал, там, или еще что-нибудь, или какой-нибудь блог, то вы можете теперь любую передачу, записанную на Сетевизор, в Сетевизоре вот этот ролик, у себя поделиться им. Слава тебе, господи, свершилось. И еще, прежде чем, опять же, к этому сайту обратиться, я хочу ответить на вопрос Владимира, даже не вопрос, а замечание, который пишет, что я каждый час меняю майки.

Д. БОРИСОВ: Вот модник – пишут нам.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы просто оделись в форму программы Эходром.

Д. БОРИСОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Если присмотреться на Сетевизоре, с Дмитрием Борисовым у нас теперь есть форменные майки. Ни у одной программы здесь нет форменной одежды. И только у Эходрома. Благодаря нашему суперпродюсеру Екатерине Конаковой…

Д. БОРИСОВ: Известной также как Катя Огонек.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Да, потому что она тоже изображена на этой футболке, как огонек, в виде огонька. Она сама тоже в такой футболке здесь присутствует.

Д. БОРИСОВ: Покажи в Сетевизор, иди сюда.

А. ПЛЮЩЕВ: У нее даже не футболка, а майка у нее. Постой вот здесь. Ты не пой, ты ходи.

(смех)

Д. БОРИСОВ: Повернись другой стороной. Вот, смотрите, там написано: Катя и Огонек.

А. ПЛЮЩЕВ: А у нас у каждого Дима и Саша написано. Все, мы теперь в форме. Спасибо большое. Единственная программа, которая готовится и визуально тоже.

Д. БОРИСОВ: Те, кто не видели в Сетевизоре, мы потом в Instagram повесим.

А. ПЛЮЩЕВ: Что на минувшей неделе было, на что бы я обратил внимание. Вещей не так много, на которые я хотел бы обратить внимание, но они классные. Конечно, в программе Полный Альбац был Михаил Борисович Ходорковский, по телефону правда. Ну, там еще были гости, но эфир с Ходорковским – это круто, даже после него Евгении Альбац уже через день в программе Особое мнение задавали вопрос, там, изменил ли ваши взгляды эфир на радиостанции Эхо Москвы, очень мощно как-то, что поменял этот эфир. Действительно, интересный эфир, Михаил Ходорковский в программе Полный Альбац, поглядите. И у Воробьевой с Фельгенгауэр был в следующем часе, это Разбор полета, все это понедельник, Григорий Кунадзе, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, бывший замминистра иностранных дел России, вот, на это тоже обратил бы ваше внимание. Ну, и, собственно, наверное, все на прошлой неделе. У меня на следующую неделю довольно много анонсов, поэтому я себе времени сэкономлю.

Д. БОРИСОВ: Идем дальше. Сразу загадаем наш вопрос в рубрике «Стук в вечность». Коротко о правилах: +7-985-970-45-45, наш телефон для ваших смс. Вы туда скидываете имя, фамилию человека, которого мы вам загадали, это один из гостей Эха Москвы на минувшей неделе. В конце скажем, кто это и расскажем, кто что получит из тех, кто правильно ответит. Вот.

СТУК В ВЕЧНОСТЬ.

И сегодня люди, которые в Москве передвигаются, машиной ли, пешком ли, они реку, как правило, могут увидеть либо с самолета, подлетая к Москве в основном во многих частях, либо на карте только. Ее физически в городе, ее присутствие много где не ощущаешь, хотя она может совсем рядом находиться.

Д. БОРИСОВ: Кто это? +7-985-970-45-45.

А. ПЛЮЩЕВ: Важный человек, между прочим.

Д. БОРИСОВ: Важный человек. Пришлите его имя и фамилию, свое имя и фамилию, домашний адрес и телефон.

А. ПЛЮЩЕВ: Если вы еще укажете, в какой программе он был – вообще цены вам не будет абсолютно никакой.

Д. БОРИСОВ: Да. Но призов у нас, как обычно, нету, но вы понимаете, мы за идею, а самое главное, что у нас количество участников от программы к программе растет, что приятно. Идейных людей, слушающих Эхо Москвы, все больше.

А. ПЛЮЩЕВ: +7-985-970-45-45. Твиттер, к сожалению, не работает наш по-прежнему, но можно через интернет с веб-формы написать.

Д. БОРИСОВ: Но, кроме того, можете прямо напрямую Плющеву @plushev в Твиттере писать, мне — @ddb1. Мы прочитаем, потому что все правила эфирной дисциплины нарушаются здесь у нас, и периодически те помехи, которые вы слышите, это вот мобильные телефоны.

А. ПЛЮЩЕВ: Екатерины Конаковой. Значит, продолжаем дальше нашу программу. О, у нас в кои-то веки есть рейтинги.

Д. БОРИСОВ: Да, кстати, о них-то мы чуть не забыли. Они не просто есть, они у нас какие сегодня! Они у нас особенные.

Ну, по сложившейся традиции они никакие не недели рейтинги, а рейтинги, скажем прямо, всего лета, но они зато очень детализированные. Мы в прошлой программе ссылались на них немножко, рассказывали в общих чертах, что да как. Вот теперь у нас они есть с цифрами более конкретными. Можем вам рассказать, как строится рейтинговый день, будний день на радиостанции Эхо Москвы. Как он строился по данным TNS летом 2014 года. Ну, можно начать, сегодня расскажем вам про хиты. Ну, вот утренний Разворот. Мы следили за ними когда-то зимой, весной, и вот, наконец, есть лето. Час с 9 до 10 по будням в Москве собирает на Эхе Москвы 164 тысячи человек в среднем. Это первое место среди всех столичных радиостанций.

А. ПЛЮЩЕВ: Утренний Разворот в этот час – самая слушаемая программа в Москве.

Д. БОРИСОВ: Да. И Вести ФМ на втором месте, и Русское радио, и радио России, радио Шансон – они сильно отстают. Чтобы понимать, доля в процентах у Эха Москвы – 7,7, у второго места – 5,6.

А. ПЛЮЩЕВ: Вести ФМ в это время программу Соловьев ведет, да?

Д. БОРИСОВ: Да. Это больше, чем двухпунктовый отрыв, и это очень много, из семи, да? Час с 10 до 11, это следующий час Разворота. Там уже просыпается… нет, никто не просыпается.

А. ПЛЮЩЕВ: Венедиктов.

(смех)

Д. БОРИСОВ: 163 примерно с половиной тысячи человек слушают Эхо Москвы в этот час, с 10 до 11 по будням. И это опять-таки первое место по Москве. Но здесь надо сказать, что летом отмечено некоторое снижение относительно весны по слушаемости, но это у всех.

А. ПЛЮЩЕВ: Это нормально.

Д. БОРИСОВ: Это обычная летняя история. А вот по доле и вообще по количеству людей это первое место опять-таки среди всех московских радиостанций. Утренний Разворот закончили. Дальше, дневной Разворот, самое интересное, то, ради чего мы здесь с вами встречались.

А. ПЛЮЩЕВ: На секунду тебя прерву. Я смотрю – перечисляют кого угодно, только не нашего героя. По-моему, это чуть ли не впервые в нашей программе…

Д. БОРИСОВ: Но это очень близко, перечисляют коллег этого человека. Да, вы близки, но нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Так что, друзья, мы, может быть, если у нас не отгадают, пока Дима рейтинги читает, до гостей мы еще разочек повторим блок, может быть, да.

Д. БОРИСОВ: Так, дневной Разворот. Столько было копий сломано по поводу реформы эфира, мы все помним. Ты, кстати, говорил, что стартуют ребята с первого места – не с первого, а со второго. Я был прав. Так и было второе место.

А. ПЛЮЩЕВ: Так Венедиктов говорил, я цитировал его.

Д. БОРИСОВ: Но нет, вот три следующих часа да – первое, но мы говорили конкретно об этом часе, потому что здесь изменения, потому что была большая программа Эхо длинная, а потом она превратилась в не очень большую. Да, здесь те же самые 114 с половиной тысяч человек, примерно, что и были весной, то есть, та же аудитория осталась. Это вторая аудитория среди всех московских радиостанций. Там выигрывает Русское радио, выигрывает немного, выигрывает полпункта, если считать в процентном отношении, по доле смотреть. Второй час дневного Разворота, с 3 до 4, это тоже второе место по Москве, там 112 примерно тысяч, опять там лидер Русское радио, отрыв опять-таки меньше пункта. Дальше, с 16 до 17 – это тоже дневной Разворот, и там как раз второе место – вот видимо об этом мы говорили, и тогда вот шла речь – там было как раз первое место весной, здесь небольшое снижение. Но, кстати, 103 тысячи человек слушают этот час, слушали летом. Там тоже Русское радио вырвалось вперед, но опять-таки, примерно полпункта.

А. ПЛЮЩЕВ: Это же речь о лете, там еще не запускался дневной Разворот.

Д. БОРИСОВ: Ну, подожди, как не запускался? Мы запускали его в августе. Это все лето мы берем целиком, сравниваем с весной. Ну, дальше хиты, здесь даже бесполезно говорить, так, открывая все карты, скажу, что дальше, вот начиная с 17 и до самой полуночи все программы Эха Москвы, по будням которые выходят, в среднем занимают первое место среди всех московских радиостанций. Это касается и Особого мнения в 17 – 124 тысячи слушателей примерно в Москве. И Большой информационной программы Эха в 18 – 132 тысячи человек. И Особое мнение в 19 – там вообще 163 с половиной тысячи. И дальше все вечерние программы, там тоже большие показатели, все это первое место по будням у Эха Москвы. С рейтингами закончили.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, у нас есть правильный ответ на вопрос, фамилию правильно назвали, а программу неправильно. Ну, мы подождем еще вариантов.

Д. БОРИСОВ: Мы будем ждать до самого конца программы.

А. ПЛЮЩЕВ: В конце повторим. Вы слышите наших гостей, которые…

Д. БОРИСОВ: А надо раздеваться.

Ю. ГУСМАН: А нельзя включить кондишн?

Д. БОРИСОВ: А можно снять пальто, например.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Как вы поняли, сегодня будет у нас некий филиал программы Кейс здесь, безусловно.

Д. БОРИСОВ: А мы будем коллективной Ириной Воробьевой.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, но прежде у нас есть еще одна рубрика, и ничто и никто не помешает нам ее дать, потому что это кусок Алексея Венедиктова.

Д. БОРИСОВ: Это не простой кусок Алексея Венедиктова, а кусок его волшебной сущности, именно что волшебной, потому что в эфире Эха Москвы Алексей Алексеевич делал не что иное, а проходил тест на сайте diletant.ru. Получилось отлично. Можно пока в процессе, вот мы сейчас запустим, а тут для зрителей Сетевизора вы можете делать свои предположения. Вы наверняка не слушали же вчера программу Без посредников и не знаете, какой правильный ответ, что получилось у Венедиктова в тесте «какое он мифическое существо».

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он гном, я думаю.

(смех)

Ю. ГУСМАН: Или моль.

А. ПЛЮЩЕВ: А моль – не мифическое.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Моль – это реальное, которое сожрало все мои костюмы.

А. ПЛЮЩЕВ: Началось. Все, Кейс начался. Пойдем, Борисов…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, пусть он выступит.

Д. БОРИСОВ: Давайте дадим ему шанс.

Ю. ГУСМАН: … воскресной ночью, зачем этот пожилой Паганель, зачем мы пришли через весь город…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я, во-первых, пришел возмущенный: слушай, нас зарядили на час, как бешеных псов продержали 20 минут в коридоре…

Ю. ГУСМАН: Они упивались своей властью.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: … чтобы не платить гонорар. А теперь, мы пришли, чтобы слушать Венедиктова.

Ю. ГУСМАН: Давай послушаем.

Д. БОРИСОВ: Много интимных тайн он открывает, отвечая на вопросы.

(запись)

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Кто ты из мифических существ?» Наташа, кто я из мифических существ? Радио – это вообще очень мифическая история. Никто же не видит. Сетевизор – мы же с тобой понимаем, что это подстава, да? Я совсем другой, да? Я другой. А это все мифология. Вот я мифологический Венедиктов. И вот давайте мы сейчас… сейчас открою diletant.ru. Так, открываю. Немножко подвисает. Вас много. А, вот я вижу, что уже этот тест прошло 13 тысяч человек. Вернее, 10 622 человека. И вот 13 тысяч у нас тут чего-то, видимо, не дошли до конца. То есть, три тысячи не дошли до конца. Нажимаем, включаем, заходим. Итак, пройди тест и узнай, кто ты из… Открываем, 9 вопросов, давайте пройдем. Первый вопрос я вам прочитаю, чтобы вы понимали, как сделаны тесты. В результате должно быть: что в твоей внешности тебе больше всего нравится? — первый вопрос. Волосы, нос, телосложение, бицепсы, ноги, глаза, ничего. Не, ну, наверное, моя благородная седина. Нажмем на кнопочку. Ответил. Это мы проходим про мифологические существа. В какой цвет ты бы покрасил спальню? Господи, боже мой! В огненно-рыжий, в синий, в салатовый, в темно-зеленый, черный, золотистый, все равно. Я бы в синий. Нажали, ответили. Идем дальше. Как ты обычно спишь? Это меня надо спрашивать? Нормальный вопрос. Дурново, а? Свернувшись калачиком, поперек кровати, на спине, на боку, на животе, понятия не имею, изящно. Вот это точно «понятия не имею», и со мной мало кто делился. Нажали. Под какую музыку стоит танцевать свадебный танец? Под хард-рок, под попсовую слезливую песню, под классический вальс, под барабаны, под тихую таинственную мелодию, под народные напевы, не стоит жениться. Ну, я все-таки вальс оставлю, мы все-таки люди уже консервативные – нажали. Какое блюдо ты бы приготовил для своих друзей? Мясную запеканку, салат с моцареллой, печенье, рагу овощное, стейки мясные, суши, какое-нибудь острое пряное блюдо. Ну, поскольку среди моих друзей есть вегетарианцы, выбор у меня небольшой, между рагу овощным и суши. Давайте суши, я бы приготовил суши, его проще делать – рис да рыба, все дела. Нажали. Это я скоро выясню, какой я из мифических существ. Как бы ты хотел проводить свободное время? Просто бездельничать, охотиться или рыбачить, лежать лицом вниз, ухаживать за собой, делать что-то полезное для других, висеть на турничках, свободное время для слабаков. Ну, вот в нынешней ситуации хотел бы просто бездельничать. Нажали. Так, двигаемся к концу, уже седьмой вопрос из девяти. Чему ты больше всего обрадуешься? Премии, новому знакомству, платью, когда меня, наконец, оставят в покое, ящику инструментов, вкусному обеду, дорогому гребню для волос. у, наверное, когда меня оставят в покое. И нажали. Какое же это мифологическое существо у меня сейчас сложится? Твоя любимая погода? Дождь и серое небо, жара +40 в тени, прохлада, главное, чтобы светило солнышко, люблю, когда темно и холодно, мне нравится любая погода, +20, легкий ветер. Не, я дождь люблю на самом деле. Нажали. И последний вопрос, видимо, да, 9-й. Твое отношение к людям? Нормально. Я люблю людей, они почти все хорошие, ненавижу этих существ, они мне постоянно досаждают, забавные существа, их надо сторониться, люди в основном жадные и неприятные, они вкусные. Ну, наверное, слово, что мы забавные все – это было бы правильно. Люди забавные. Нажали. И получилось, что я русалка. И нечего тут смеяться. Я русалка. Охренеть.

Вот, вы тоже можете пройти этот тест. Может быть, кто-нибудь будет не русалкой. Во всяком случае, мне бы хотелось. Это тест на сайте diletant.ru, можно зайти и с сайта «Эхо Москвы» на него, даже, может быть, и лучше. Но, тем не менее, вот такая история. И таких тестов очень много, можно проходить архивы. Это такие исторические. Вот мифологические существа. Ну, я, в общем, да, я как-то слегка обалдел, что я русалка. Ну, русалка и русалка. Ну, что тут сделаешь? Русалка и русалка.



Д. БОРИСОВ: Вот теперь мы знаем, наконец, главный секрет Алексея Венедиктова. Тайна его раскрыта. На diletant.ru…

Ю. ГУСМАН: … Это не смешно, это чистая правда. И даже не мифическое. Дело в том, что он миноритарный акционер «Русала», и поэтому получается русалка. Это официально известно, у него 0,6% всего пакета.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И не только в «Русале».

Ю. ГУСМАН: Ну, в «Русале» будет Русалка, газпромка, а также какая-нибудь роснефка, агрохимбанка.

Д. БОРИСОВ: Ему вчера уже говорили, что он русалко на самом деле.

Ю. ГУСМАН: Не знаю, какой он рус, но алко он точно совершенно.

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий Гусман.

Ю. ГУСМАН: Красавец! А еще кто тут сидит? Как его зовут?

А. ПЛЮЩЕВ: И Юрий Кобаладзе.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, спасибо, что напомнили.

А. ПЛЮЩЕВ: А кто же их не помнит? Вот кто у нас сегодня в гостях. Значит, уже огромное количество вопросов. Это герои нашей программы Кейс. Но и не только, потому что Юрий Кобаладзе участвует еще и в программе «В круге света». А Юлий Гусман больше нигде не участвует, присылает своего брата.

Ю. ГУСМАН: Я участвую в заседаниях профсоюзного бюро…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не, я его еле протащил в эту передачу, так что, пусть радуется.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно же, самый первый, самый главный вопрос, который интересует в том числе и наших слушателей: как вы все-таки докатились до Эха Москвы? Вы, казалось бы, солидные люди, лауреаты многих государственных премий…

Ю. ГУСМАН: … ленинских, сталинских…

А. ПЛЮЩЕВ: Победители конкурсов всевозможных…

Ю. ГУСМАН: «Алло, мы ищем таланты», «Мисс Баку-44»…

Д. БОРИСОВ: Ветераны спецслужб.

А. ПЛЮЩЕВ: Ветераны спецслужб, да. Обладатели шикарных голосов оперных, вот.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Абсолютно точно.

А. ПЛЮЩЕВ: Собственно, каким образом вы попали в юмористическую передачу?

Ю. ГУСМАН: Безденежье, дорогой друг, безденежье.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И попытка спасти репутацию Эха, которое катится под откос, русалка руководит…

Ю. ГУСМАН: Нет-нет-нет!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ужасная ситуация тут складывается. Мы пришли на помощь, нас любовно называют Chip and Dale спешат на помощь.

А. ПЛЮЩЕВ: Я вот помню, еще будучи молодым сотрудником, иногда берущим интервью, даже бывает так, вот звонящим из монтажки за комментариями, я помню Юрия Георгиевича, еще отвечавшего на мои вопросы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Были времена, я был серьезным человеком.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. И приходящего сюда в студию, там, иногда…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: 56-й год…

А. ПЛЮЩЕВ: Тщательно уходящего от любых вопросов вообще.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я на все отвечал честно, открыто, рассказывал все, что знал. Меня нельзя обвинить в том, что я скрывал от Эха…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, да. А Юлий Соломонович, всемирно известный режиссер, на фильме «Не бойся, я с тобой» которого мы все выросли и впитали с молоком матери…

Ю. ГУСМАН: … 27 ноября наконец выходит в прокат вторая серия, где одну из главных ролей играет Юрий Георгиевич.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да-да-да.

Ю. ГУСМАН: Он играет мифического тоже героя.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я играю грузина. Можно назвать, кого я играю?

Ю. ГУСМАН: … известного, который Чечевадзе, Чхеидзе второго, это замечательная роль, которая удалась. Я обещал тебя снять и сниму тебя, Саша, перестань на меня смотреть укоризненно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Саша, между прочим, тоже актер.

Ю. ГУСМАН: Он замечательный актер, я сказал, что сниму, когда мы закончим сегодняшний период – он стал обижаться. Я стал врать, что Кобаладзе с 63-го года ходит за мной: сними, сними.

Д. БОРИСОВ: Вообще ради Плющева можно было бы заново съемочный период начать.

Ю. ГУСМАН: … такие бабки…

А. ПЛЮЩЕВ: Третья серия… Давайте все-таки вернемся. Вас возвращать, конечно, только Воробьева может. И то…

Ю. ГУСМАН: … свободный разговор, отдыхаем…

А. ПЛЮЩЕВ: … в ограниченном. Вы вместе как-то попали в эфир? Или по отдельности?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы с Тамарой ходим парой.

Ю. ГУСМАН: Санитарки мы с Тамаркой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы с Гусманом не расстаемся ни днем, ни ночью. И Ира нас нашла, подобрала и привела в программу Кейс.

Ю. ГУСМАН: История очень простая. Мы с Юрой, когда он вышел на пенсию, потому что он потерял звездочку, его отправили в утиль, а я вышел на пенсию по возрасту, и мы стали думать, что делать. А мы оба были профессиональными тамадами. Ну, за бабки выступаем, ведем вечера. Я на азербайджанском, Юра на грузинском.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Похороны нам особо удаются.

Ю. ГУСМАН: Да. И мы решили с ним – мы ездили по стране, в Москве здесь не пробиться – и Ира Воробьева в Сыктывкаре попала на наш концерт в клубе «Станколит» имени Вано Стуруа. В огромном зале 12 человек, мы сидели, полупустой зал, 200 рублей на рыло, ну, потом еще покормят. Ира говорит…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Боже мой!

Ю. ГУСМАН: Ой-ей-ей! И позвонила там уже Алексею Алексеевичу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: … он еще не русалкой бы…

Ю. ГУСМАН: … черный, коротко стриженный такой бобрик во френчике ходил. И говорит: я нашла двух искрометных удивительных рудиментарных инфинитивных таланта.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я тебя прошу: рудиментарный инфинитивный – расшифруй, что это значит. Это прилично?

Ю. ГУСМАН: Рудиментарный – это замечательный, а инфинитивный – это когда он обалденный. По-русски. И вот нас сюда взяли. Положили 18 тысяч евро зарплату.

Д. БОРИСОВ: За раз?

Ю. ГУСМАН: За эфир. Потому что я часто уезжаю по делам службы.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: И?

Ю. ГУСМАН: И вот 21 год мы здесь.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В программе Кейс, самой популярной. А как рейтинги у программы? Вы выясняли?

А. ПЛЮЩЕВ: Посмотри, пожалуйста, Дима, у нас рейтинги где-то рядом. Программа Кейс ведь у нас выходит по четвергам в 10 часов.

Д. БОРИСОВ: У меня нет детализации за четверг, к сожалению. Я могу сказать в среднем. В среднем по будням с 10 до 11 Эхо Москвы слушают 89 тысяч человек в Москве.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это хорошо?

Д. БОРИСОВ: Это первое место среди всех московских радиостанций в этот час.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты понял?

Ю. ГУСМАН: Можем уходить…

Д. БОРИСОВ: Со значительным отрывом. Требуйте повышения зарплаты.

Ю. ГУСМАН: Выше не бывает, мы получаем после Бунтмана. Бунтман получает 18 тысяч евро в день…

А. ПЛЮЩЕВ: Насколько я помню, ведь эта программа – я просто как-то присутствовал немножко при ее становлении – это обсуждалось. Венедиктов горел этой идеей, я поневоле ваш стиль перехватываю, черт, влияете очень, Юлий Соломонович.

Ю. ГУСМАН: Расслабься, отпусти свой зажим, думай о будущем… Сколько тебе? 52, 53 года? Перед тобой огромная большая жизнь.

А. ПЛЮЩЕВ: Это вы говорите, сколько мне осталось?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет. Он тебя унизил.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, вот. И я помню, что программа…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Новостей не будет сейчас?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет. Ради вас. Как довольно серьезная программа, где изучаются вот эти дела все, да? Разбираются.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, и делаются выводы, там, я не знаю. Получилось в результате – это самая веселая программа на Эхе Москвы, цирк и балаган.

Ю. ГУСМАН: Саша, я скажу правду. Без всяких шуток, первый и последний раз на Эхо Москвы я говорю правду.

А. ПЛЮЩЕВ: Я видел, как участвует в ней Венедиктов. Полная серьезность, полная.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну, это когда было!

Ю. ГУСМАН: Задолго до Кобаладзе я вел эту программу с Ганапольским. Задолго до Кобаладзе. Кобаладзе еще работал в подполье, понимаешь? Взрывал мосты через Ковент-Гарден и на подходе к Бирмингему. И с каждым днем, когда я сказал, что, ну, невозможно, тогда, когда мы уехали в Сыктывкар…

А. ПЛЮЩЕВ: Невозможно что? С Ганапольским?..

Ю. ГУСМАН: Нет, Матвей – гений, Матвей – титан, Матвей – талантище, Матвей – красавец, Матвей – умница, Матвей – интеллигент, Матвей – интеллектуал.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Успокойся, хватит уже, достаточно эпитетов.

Ю. ГУСМАН: Но дело в том, что когда кругом так кипит и горит все, то должна быть программа, которая будет на самом деле серьезной и говорить о вечном. Поэтому мы решили говорить о вечном. Потому что, как относился к радио? Вот, например, простой пример из СССР. Сидит мужик у радио и слышит: в Москве 15 часов, в Ашхабаде – 17 часов, в Алма-Ате – 18 часов, в Петропавловске Камчатском… Говорит: ну и бардак в стране. Встал и ушел. Понимаешь? Это ужасная история. Для того чтобы этого не было, понимаешь, все здесь со звериной серьезностью говорят об одном и том же, о сиюминутном. Утром в газете – вечером в куплете. Утром ты прочитал в чужом издании – вечером бом-бом-бом по телевизору. Мы говорим о моральных проблемах, имеющих непреходящее социальное, я сказал бы, социопатическое культурно-просветительское значение.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Русалочное такое.

Ю. ГУСМАН: Да.

Д. БОРИСОВ: 21 год назад евро не было – поймал вас Владимир.

(смех)

Ю. ГУСМАН: Как не было? Я клянусь, я даю вам слово!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Дети, они еще не родились. Откуда вы знаете!

Ю. ГУСМАН: Владимир, вы хотите уличить Юрия Георгиевича во лжи?..

А. ПЛЮЩЕВ: Честно сказать, и слушаю вашу программу со стороны, и участвую в ней неоднократно, заменяя некоторых из вас, отсутствовавших, я заметил, что, честно сказать, собственно, делам-то и кейсам уделяется там примерно минуты 4-5 общего времени из…

Ю. ГУСМАН: … разворовали все, начали петь! Все приемы, выстраданные нашей работой в разведке, я тайно, а он явно, в форме генерала, все, выстраданное годами, разокрали. Сейчас телохранитель играет песенки, все поют. А эти самые, наши ребята спортсмены?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Какие?

Ю. ГУСМАН: Кондуков, Кандауров, Керзон, как они?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Где?

Ю. ГУСМАН: Осин… нет, не Осин, Орех, вот этот Орех, я все время забываю его фамилию. Он же беспрерывно что-то поет, он танцует. Он пародирует даже голосом меня, он пытается – ему еще рано подниматься на эту вершину.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что ты, он поет здорово.

Ю. ГУСМАН: Он должен петь в синагоге…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Соломин.

А. ПЛЮЩЕВ: Соломин, знаете, что написал в Твиттере перед этим? Я просто поглядел, даже не удержался от того, чтобы ретвитнуть это: в Эходроме сегодня генерал Кобаладзе, — написал он.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Раскрыл меня.

А. ПЛЮЩЕВ: И Юлий Гусман, с которым у меня счеты. Это что за счеты?

Д. БОРИСОВ: Или счета совместные?

Ю. ГУСМАН: Он не читал ничего из русской литературы. И я ему привез однотомник «Евгения Онегина», я хочу вручить, я его ловлю, он бегает где-то.

А. ПЛЮЩЕВ: Это комиксы?

Ю. ГУСМАН: Это прижизненное издание с автографом Пушкина, это я купил на аукционе города Сочи. Роскошное издание, я привез ему просто, а он не пришел. Он бегает от меня куда угодно: улетает в командировки…

А. ПЛЮЩЕВ: А что же, передайте через нас, оставьте.

Ю. ГУСМАН: Как можно передавать-то? Это могут украсть, это раритет. А ты вот говоришь, у тебя не очень хорошая дикция.

А. ПЛЮЩЕВ: У меня вообще каша во рту.

Ю. ГУСМАН: Поэтому я вспомнил историю, когда у одного парня спросили: как вас с такой дикцией взяли на радио? У вас что, блат? Какой блат? Сестла.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий Соломонович, можно обидный вопрос задать?

Ю. ГУСМАН: Нет, нельзя. Ответ будет жестоким.

А. ПЛЮЩЕВ: Можно я Юлию Соломоновичу задам обидный вопрос?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Задай ему жесткий вопрос.

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий Соломонович, вы человек фантастический, фонтанирующий, обалденный совершенно, потрясающий импровизатор, реально, кроме шуток.

Ю. ГУСМАН: О чем ты говоришь!

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Но!

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В программе Кейс как-то…

А. ПЛЮЩЕВ: Нет! Вовсе нет! В программе Кейс вы раскрываетесь полностью, как в танце буквально.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: К чему ты клонишь?

А. ПЛЮЩЕВ: Зачем вам эти старые анекдоты, которыми вы все время сыплете?

Ю. ГУСМАН: Объясняю. Дело в том, что нас слушают не только люди моего интеллектуального уровня, но нас слушают люди, так сказать, ну, без обид – соломинообразные, твои друзья…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Русалки…

Ю. ГУСМАН: К сожалению – я объясняю – пока еще до уровня фонтана импровизации, харизматичеких экзерсисов, грузинских песен – я прошу вас пропеть какую-то мелодию, пожалуйста.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: (поет по-грузински)

Ю. ГУСМАН: Без перевода, мэгэрли, все, обалдеть, поэтому я перевожу с мэгэрли на простой понятный вам обывателям – без обид – толстеньким симпатичным работничкам одной из наших радиостанций. Их сотни.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

(смех)

Ю. ГУСМАН: Представляешь, приезжает титан, там, Ленин на броневик залезает и начинает говорить мэгэрли – все разбегутся. А он говорит: хотите пива? Вот пиво. И все пьют пиво. И раздает пиво людям. И поэтому была революция. Я бы с удовольствием ушел бы в высшие слои атмосферы, но там пасутся…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Соломин.

Ю. ГУСМАН: Венедиктов, нет, Венедиктов там…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Бунтман и Ганапольский.

Ю. ГУСМАН: Ганапольский сейчас в командировке…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но все-таки пасется он там.

Ю. ГУСМАН: … в виртуальной реальности находится. В виртуальной Ганапольский еще лучше, чем в такой, потрогать можно. Вот поэтому…

А. ПЛЮЩЕВ: Оставим это. У вас радиослушатели, Юрий Георгиевич, спрашивают, как вам работается со Светланой Сорокиной.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Потрясающе.

А. ПЛЮЩЕВ: Потому что Светлана тоже журналист известный, наверное, как-то, может, несмотря на все свое внешнее обаяние и так далее…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мое или ее?

А. ПЛЮЩЕВ: Ее, вашего – нет, в этом случае. Тянуть одеяло на себя как-то?..

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я никогда не тяну одеяло.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет-нет.

Ю. ГУСМАН: Короче, все скромные. Я выяснил все очень просто. Дело в том, что он настоящий джентльмен. В течение всей передачи он делает так: угу, хо-хо, вай-вай-вай… Света рот не закрывает: буль-буль-буль.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Как только я открываю рот, она говорит: Юра, помолчи. Я молчу, я мычу, и мы прекрасно с ней ладим.

Ю. ГУСМАН: Давай споем и уйдем.

А. ПЛЮЩЕВ: Пока вот мы с вами разговаривали, Борисов тут молчащий…

Д. БОРИСОВ: Долго, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Придумал подлость. Откровенную подлость, прямо скажу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы это любим.

Д. БОРИСОВ: Да, мы сейчас запустим нашу машину для голосования и зададим слушателям самый главный вопрос, наверное, тысячелетия.

А. ПЛЮЩЕВ: Очень-очень конкретный.

Д. БОРИСОВ: Код Москвы 495. Итак, запоминайте, вопрос простой: Гусман или Кобаладзе? Если Гусман – то 660-06-64…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нас хотят столкнуть.

Д. БОРИСОВ: А если Кобаладзе – то 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Главное, что очень многие слушатели не стали принимать участие в этом голосовании, не желая, очевидно…

Ю. ГУСМАН: Ссорить таких людей.

(неразб.)

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я сейчас подглядываю – просто катастрофа. Я вас прошу: ликвидируйте, ликвидируйте!

Д. БОРИСОВ: Совсем скоро, минут через 10.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ой, кто это?

Д. БОРИСОВ: Это фея.

А. ПЛЮЩЕВ: Всего лишь два человека на радиостанции обращают внимание на вошедших в студию, больше никто не обращает внимания. Только Гусман и Кобаладзе обращают всегда на них внимание.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы пугаемся.

А. ПЛЮЩЕВ: Первые 8 лет из 21-го, которые вы работаете на программе Кейс, как известно, они еще и вставали, когда приходил человек, они вставали.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Воспитанные люди, когда женщина… целуем руки.

Д. БОРИСОВ: Евгений из Пензы зафиксировал, что в прошлом «В круге света» Кобаладзе разговорился, как никогда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да?

Д. БОРИСОВ: Да.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это мне что-то… и на старуху бывает проруха.

А. ПЛЮЩЕВ: Итак, кто же: Гусман или Кобаладзе? Если Гусман – 660-06-64, если Кобаладзе – 660-06-65.

Д. БОРИСОВ: Обязательно примите участие в голосовании.

А. ПЛЮЩЕВ: Все равно уже бесполезно воздерживаться, уже можно только повлиять.

Д. БОРИСОВ: Все время меняется перевес, надо сказать, что вот то туда, то сюда. Даже интересно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но дело в том, что у Гусмана есть шанс, потому что его аудитория как раз сейчас не спит. Это люди пожилого возраста. Они не могут заснуть.

Ю. ГУСМАН: Хромые, инвалиды, сумасшедшие дома, охранники…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Моя уже спит и готовится к завтрашнему дню.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут есть смски, которые похожи друг на друга, как две капли воды, от разных людей, они звучат примерно так: я не буду голосовать, это как кого больше любишь, папу или маму?

Ю. ГУСМАН: Спасибо.

Д. БОРИСОВ: А кто из вас папа, а кто мама?

Ю. ГУСМАН: Дело в том, что вот в жизни всегда есть место подвигу. Я хотел бы жить и умереть в Париже, если бы не было такой земли Москва.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну?

Ю. ГУСМАН: Скажи-ка, дядя, ведь недаром… Всего этого Соломин не знает. Ни одного стиха. Я проверял его месячишко, просто бедняга.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Слушай, не надо так его топтать, нет, я его люблю очень. Он чиповец, я забыл, как раз что-то связанное с охраной природы. Юннат, юный юннат.

Ю. ГУСМАН: Юннат – это юный натуралист.

Д. БОРИСОВ: Как Ирина Воробьева, — спрашивают, — относится к тому, что вы в ее отсутствие флиртуете и заигрываете с другими девушками?

(неразб.)

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Как на духу: я попытался соблазнить (ну, соблазнить – нехорошее слово) Фельгенгауэр. Она меня просто отшила, ты не представляешь. Это было унизительно. Да, и я пришел и сказал: Ира, теперь я твой.

Ю. ГУСМАН: Для этого ты приехал сюда посреди ночи, пожилой джентльмен, чтобы нести… Да скажи ты вечное, какие-то вечные ценности, Монтень…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А это тебе не вечное? Монтекки и Капулетти…

Ю. ГУСМАН: О, господи! Он ничего не знает. Монтень…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Монтень или Монтекки?

(неразб.)

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Который написал ‎«Опыты»? Мичурин…

А. ПЛЮЩЕВ: Простите, что прерываю вас. Олег просит рассказать, это если кто не слушает программу Кейс, он вообще не будет, ничего непонятно, но, и ладно, ничего страшного, программа исключительно для тех, кто понимает. Пожалуйста, о Терехове, скрытой рекламе и подарках. Играют ли лучше эксперты на музыкальных инструментах? – спрашивает Олег.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Играем. Терехов – это человек, которые реально за упоминание его имени про передачу покупает мне трусы или майку. Вот каждое упоминание – я получал…

А. ПЛЮЩЕВ: А сегодняшние считать?

Ю. ГУСМАН: Две пары трусов! А ты знаешь, что он надевает по 6 пар трусов, он ходит, как капуста. Он покупает 52, 54, 56 размер, и он надевает…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он меня так за этот год… то есть, я экипирован абсолютно. Он даже перешел теперь, кофточки мне… не кофточки, а джемперочки.

Ю. ГУСМАН: Лифчик шикарный…

(смех)

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Леггенсы, да.

Ю. ГУСМАН: Сизые такие.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да-да-да, мы любим особенно такое, розовое.

А. ПЛЮЩЕВ: Так, скрытая реклама и подарки?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Скрытой рекламы нет.

Ю. ГУСМАН: Когда он работал охранником «Пятерочки», сразу после, когда его выгнали из кадров, он все время говорил: у нас в «Пятерочке» колбаса, а потом приехал туда Владимир Владимирович, ему дали по ушам, выгнали оттуда тоже, даже из охранников, и он здесь ошивается.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, я никогда не занимался, в отличие от тебя…

Ю. ГУСМАН: … колбасу продавал…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это ты знаешь, больше никто не знает. Рекламой скрытой я никогда не занимался.

Ю. ГУСМАН: Кто продавал в продюсерском отделе колбасу развесную? Кто?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну, это какая реклама? Я продавал, да, но я же не рекламировал. А ты постоянно толкал вот этот твой…

Ю. ГУСМАН: … АКС, это я выпускаю, Абрам Ксенофонтович Епифанцев, наша фирма, АКС.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ира возмущается, когда он что-то рекламирует, это ужасно.

Д. БОРИСОВ: А что с музыкальными инструментами?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Он играет на азербайджанском, как это называется?

Ю. ГУСМАН: Каманча.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А я на чонгури, грузинский чонгури.

Ю. ГУСМАН: Но на самом деле мы арфисты.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Арфа есть у вас?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, возьмите бубен.

Ю. ГУСМАН: Кстати, если взять бубны…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Надо ходить с червей.

А. ПЛЮЩЕВ: Юрий Соломонович, как ваш брат относится к вашему участию в программе Кейс? – спрашивали наши радиослушатели. И, соответственно, обратный вопрос: как вы относитесь к его участию в программе 48 минут? Кстати, тут, судя по смскам, некоторые воспринимают вас за одно и то же лицо.

Ю. ГУСМАН: Я скажу, нас давно все принимают за одно лицо, но я такую вещь скажу: нас обоих очень мучил вопрос, что мы подрываем как бы кадровую политику, в том смысле, что мы выгребаем из бюджета Эха гигантскую сумму на две зарплаты. Но когда выяснилось, что 9 братьев Бунтманов и сын Женя работают здесь: Максимилиан Бунтман, Сигизмунд Бунтман, Изя и Борис Бунтман, Имамед Бунтман, Евгений Бунтман, Аркадий Израилевич Бунтман – все Бунтманы здесь работают, оказалось, что мы с Мишкой с нашей маленькой зарплатой никто. Юра здесь один. Вообще здесь грузин нету.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нету, да.

Ю. ГУСМАН: А Бунтманов толпа, роятся просто. Вот сейчас выйдем в коридор – человек 7 будет Бунтманов бродить. И узнав, что… кстати, удивительно, что вот ни генеральная дирекция, ни Газпромбанк, почему Бунтманов запускают сюда как пчел, на это мед Газпромбанка?

(смех)

Ю. ГУСМАН: Это инвективы просто, я считаю…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Что такое инвективы?

Ю. ГУСМАН: Это Сергей Александрович Бунтман, который отбирает у нас хлеб со своей семейкой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, это правда. Еще тащит свою эту Самсонову.

Ю. ГУСМАН: Только пускай это будет между нами, меня выгонят, я прошу, чтобы это осталось здесь в кругу нашей студии. Никому ни слова.

Д. БОРИСОВ: Новостей у нас нет, у нас есть одно обязательство, мы сейчас прервемся на пару минут, совсем коротко.

Ю. ГУСМАН: … Бунтман – это какое мифическое животное?..

Д. БОРИСОВ: Да, именно так.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, есть голосование.

Д. БОРИСОВ: Голосование продолжается. Гусман или Кобаладзе. Если Гусман – московский номер 660-06-64, если Кобаладзе – 660-06-65.

Небольшой перерыв на Лесю Рябцеву, в девичестве Бунтман.

Ю. ГУСМАН: А это, кстати, девушка Бунтмана…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Дочь, дочь его, это выяснилось сейчас.

Ю. ГУСМАН: Она же по мужу Рябцева?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да. Не по мужу, по матери. Отец – Бунтман.

Ю. ГУСМАН: Какой кошмар. Какой стыд.

Д. БОРИСОВ: Вернемся сюда через пару минут, никуда не уходите.



КРАЕМ УХА

Л. РЯБЦЕВА: Несомненно, героем недели, как и героем разговоров, был Макаревич. В новостях, с экрана, в каком-то несуществующем потустороннем мире его ругали, отменяли концерты, брызгали в лицо перцовым газом и обзывали врагом народа. По мою же сторону — его подбадривали, поддерживали, хвалили за умение готовить вкуснейшее мясо, говорили, что он гостеприимный и зовет на огромную тусовку за город.

Кто-то из медийной сферы уже начал собирать деньги на его отмененный концерт, за его спиной, то есть он об этом не знает. Просто хотели собрать сумму, выкупить зал и раздать билеты бесплатно.

Кто-то из коллег-журналистов напоминал старшему поколению, что именно его, Макаревича они же слушали в университетские годы.

Кто-то из дико ярых патриотов говорил, что те, кто так притесняет музыканта — сами враги народа.

И вот снова, получается, что вся эта мешанина — она из-за пропаганды. Просто одни выбирают пропаганду человеческих ценностей, а другие — пропаганду телевизора.

Один молодой венчурный инвестор обсуждал со мной перспективы такого курса. «Да все уже перенасыщены пропагандой, — говорил он, — сколько можно. Говорят одно и то же. Конечно, им уже меньше верят. Надо уметь как-то разбавлять. А у нас только Киселев один. И в гости — одних и тех же зовут. Вот хотя бы Стариков появился. Он — ничего».

Вот так послушала его и спросила, не было ли у него мысли уехать из страны.

А он считает, что у России огромные перспективы. Что еще 5 лет назад страна была на 15-м месте мирового рынка, а теперь — на 5-м. Что именно в таких, как мы с ним — будущее страны. Таких, как мы — это тех, кто развивает абсолютно различные области внутри одного государства.

И вот, как ни странно, я все чаще слышу об этом от бизнес-сферы. И мне как-то хочется им верить. Представляете, вот у Штатов все уже есть. А у нас поле непаханое. Бери, привози что угодно из-за бугра и у нас раскручивай.

А про Эхо на этой неделе новостей было мало. 2 октября, в четверг у нас прием. Если вдруг вас забыли пригласить — не обижайтесь, пожалуйста. В списках более 2000 человек. Всем не успеваем напомнить, что, как всегда, ждем вас на том же месте.



Д. БОРИСОВ: Всех ждут на том же месте, оказывается.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Куда это она нас пригласила? Я прослушал.

А. ПЛЮЩЕВ: Как обычно, собственно.

Д. БОРИСОВ: На прием. Туда же. Те же. Там же.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ты будешь?

Ю. ГУСМАН: А как же? Эхо?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы там погуляем…

Ю. ГУСМАН: Тогда напиваться нельзя, как обычно. Chivas Regal 18 с половиной лет. Мы не пьем ничего другого.

Д. БОРИСОВ: Я считаю, что вам нужно все-таки сделать это и прийти сюда.

А. ПЛЮЩЕВ: Евгений из Пензы сделал то, что сделал я. Он спрашивает у вас: «Как это ни одного грузина нет? А Софа Шеварднадзе?» Вы о чем? Это моя соведущая.

Ю. ГУСМАН: Софа Шеварднадзе – это, как тебе объяснить? Вот есть люди, принадлежащие человечеству. Вот есть просто грузин, еврей, азербайджанец, китаец. А есть Софа, понимаешь? Софико. Кстати, Басилашвили тоже была…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Куда пропала, кстати, Басилашвили?

Д. БОРИСОВ: В матери.

Ю. ГУСМАН: Скажите, вот сейчас мы поздравляем Олега Басилашвили, лауреата Ники и всех остальных премий, замечательного великого человека. Разве он принадлежит только народу с фамилией швили, Кобаладзе? Он же человек всего человечества.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не надо, сейчас размажет это масло по всему…

Ю. ГУСМАН: Юра, ты скажи, разве ты…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы, грузины – штучный товар.

Ю. ГУСМАН: А что ты прожил здесь всю свою жизнь, ты же не в грузинской разведке был, почему?

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, о разведке. Тут Виктор спрашивает: «Кобаладзе, правда ли, что бывших разведчиков не бывает?»

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Бывают.

(смех)

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Гусман, например. Ушел, порвал с прошлым – и все, сейчас честный человек, работает на Эхе. Хотя заслуги его велики.

Ю. ГУСМАН: На свободу – с чистой совестью.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

Ю. ГУСМАН: Ну, что, цурюк…

Д. БОРИСОВ: Спрашивали про бизнес еще, вы в бизнесе…

Ю. ГУСМАН: Какой там бизнес?

(неразб.)

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет такой специальности, которую бы я не освоил.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы же там начальник тоже большой.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я везде начальник. Я в бизнесе, я 5 лет руководил «Перекрестками» и «Пятерочками», знаете, да?

Ю. ГУСМАН: Нанес такой ущерб, что сейчас не могут оправиться.

(смех)

Ю. ГУСМАН: Половина закрылась…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Спокойно. Пока я работал, все было хорошо, как я ушел – начались проблемы. Санкции и прочее. В Инвестиционном банке, поднял его на необычайную высоту.

Ю. ГУСМАН: Сейчас закроют все: SWIFT, из-за него все закроют, ничего не будет.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: В ТАССе я работал год, но я ушел, потому что надо было Мишку пристроить, брата Гусмана, и я ему уступил свое место.

Ю. ГУСМАН: Это чистая правда, он сказал, что, я ухожу в ночь, Юлий Соломонович, чтобы он мог работать. Чистая правда.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Миша работает там. До этого – в журналистике. Где я только не работал, что я только не делал. В МГИМО…

А. ПЛЮЩЕВ: Какой вы как начальник?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я потрясающий.

А. ПЛЮЩЕВ: Строгий? Увольняете направо и налево?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я очень жестокий, но справедливый.

Ю. ГУСМАН: А вот по поводу той истории, только без обид. Я не хотел говорить вслух, но Саша меня опередил. В той истории с Жанной…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Стюардессой? Это не со мной.

Ю. ГУСМАН: Работала в отделе инвестиционной политики. Ты сказал: зайдите ко мне в кабинет, запер дверь и домогался. Это было?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Было. Я еле вырвался из этой ситуации.

Ю. ГУСМАН: Ты ушел?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Я ушел чистый, но подмоченный.

Ю. ГУСМАН: Репутацией?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.

Ю. ГУСМАН: Можно мы споем? Потому что время идет, осталось 7 минут…

А. ПЛЮЩЕВ: Пора. Самое оно.

Ю. ГУСМАН: Пора, да?

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Рано. 7 минут…

Д. БОРИСОВ: Меньше, меньше.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: До скольки у нас?

Д. БОРИСОВ: Ну, до без 5-ти бы…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, практически уже и заканчиваем.

Д. БОРИСОВ: Полторы минуты.

Ю. ГУСМАН: Давай что-то такое духоподъемное на ночь.

Д. БОРИСОВ: Короткий вопрос: а вот в Кейсе много домашних заготовок? — спрашивают.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Мы никогда не приходим вот так, экспромт – это иллюзия.

Д. БОРИСОВ: Даже сейчас перед вами тексты…

Ю. ГУСМАН: Вот у нас тексты, мы коротко прогоняем все. Правда, так, реперные точки. Не то, что мы наизусть все учим. Мы заучиваем основные положения. То есть, я говорю, что ты в банке «Пятерочка», ты говоришь – а вы «Семерочка», и вот так получается, выстраивается диалог. Это сложнейшая вещь – с листа учить часовую передачу.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: А у Юлия Соломоновича еще на каждый случай есть пример из жизни. Вот ты говоришь: что это за старые анекдоты? Это не анекдоты, это жизненные реальные ситуации.

Ю. ГУСМАН: Вот передавали по радио, при мне было, то, что говорит: поздравьте моего папу, поцелуйте его прямо в щечки до самого конца, дочь Лена. Что-что? говорит: дочь Лена. Вот, понимаешь. Вот это была история. И вот на этой оптимистической ноте…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Это шуточка твоя последняя, хорошо, что она прозвучала в 12 ночи.

Д. БОРИСОВ: У нас 18+, да. Песню?

(поют)

Будет людям счастье,

Счастье на века;

У Советской Власти

Сила велика!

Сегодня мы не на параде,

Мы к коммунизму на пути.

В коммунистической бригаде

С нами Ленин впереди!



Д. БОРИСОВ: Это был хор программы Кейс в программе Эходром. Вы слушаете Эхо Москвы – напоминаю я тем, кто…

А. ПЛЮЩЕВ: Голосование, интересно.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да, он продулся с треском, я знаю.

Д. БОРИСОВ: 42% против 58%, вот такой у нас…

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кто, кто выиграл?

Д. БОРИСОВ: 42 – 58, а кто выиграл – не скажем! Юлий Гусман, Юрий Кобаладзе были у нас. Спасибо вам большое. Обнимашки в Сетевизоре.

Ю. ГУСМАН: Пока, ни пуха, ребята.

А. ПЛЮЩЕВ: Счастливо, да, до свидания.

Д. БОРИСОВ: Нам остались сложные 4 минуты, вы нас покидаете в сложный момент.

Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вы что, остаетесь?

Д. БОРИСОВ: Да, мы остаемся еще. Теперь можно обсудить-то без купюр, наконец-то. Например, рассказать вам, что загадывали мы вам интервью, которое давал на этой неделе…

А. ПЛЮЩЕВ: Это было в среду, давал интервью Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы. Это было в дневном Развороте, в программе Дорога.

Д. БОРИСОВ: Вот.

А. ПЛЮЩЕВ: А не Дорожные истории. Дорога.

Д. БОРИСОВ: Давайте послушаем.

СТУК В ВЕЧНОСТЬ.

И сегодня люди, которые в Москве передвигаются, машиной ли, пешком ли, они реку, как правило, могут увидеть либо с самолета, подлетая к Москве в основном во многих частях, либо на карте только. Ее физически в городе, ее присутствие много где не ощущаешь, хотя она может совсем рядом находиться.

Д. БОРИСОВ: Так, кто был первым? Сейчас, сейчас, не подготовились мы.

А. ПЛЮЩЕВ: Наталья, почему, я видел. Наталья была первой. Наталья архитектор сама по себе. Сергей Кузнецов – главный архитектор Москвы в программе, как она написала, Город от ума. Нет, Дорога.

Д. БОРИСОВ: 02 – последние две цифры номера ее телефона. Было много разных вариантов.

А. ПЛЮЩЕВ: Очень мало, мне еще в Твиттер в личный написали, но сильно позже.

Д. БОРИСОВ: Кто?

А. ПЛЮЩЕВ: Наталья написала мне; Абдул Газимагомедов, вот так, написал: Кузнецов, дневной Разворот.

Д. БОРИСОВ: А я даже не вижу никого, кто правильно ответил.

А. ПЛЮЩЕВ: Представляешь? Два человека – все. Ну, все, давай объявлять.

Д. БОРИСОВ: Осталось главное.

А. ПЛЮЩЕВ: Всего через 9 часов с небольшим вы услышите: здравствуйте, дорогие! То есть, Алексей Осин и Алексей Нарышкин ведут утренний Разворот. Что еще? Дневной Разворот ведут на этой неделе Всеволод Бойко и Оксана Чиж. Вот, программа Полный Альбац, и здесь она отсылает нас немножко к предыдущей неделе, к пятнице, когда вечером выходит программа Они, герои которой Владимир Роменский и Тимур Олевский были у нас. У них была передача про Вадима Деньгина, первого зампреда Комитета по информационной политике. Кстати, рекомендую, послушайте эту программу или почитайте – замечательное эссе, я бы так сказал, наших коллег. Вот. А в Полном Альбац будет Вадим Деньгин собственно и Игорь Яковенко, директор Фонда Общественная экспертиза. Видимо, об информационной политике какой-то пойдет речь. И там же в понедельник в Разборе полета у Воробьевой и Фельгенгауэр Алексей Шапошников, председатель Московской городской Думы.

Ну, практически больше мне нечего сообщить вам о предстоящей неделе, разве что в четверг 2 числа в 21 час у Сергея Шаргунова и Виталия Дымарского про учебник истории или учебник патриотизма пойдет речь, и в гостях Александр Чубарьян, академик, и он же член редколлегии издания Большой российской энциклопедии.

Д. БОРИСОВ: Это на следующей неделе. После информационной программы Эхо повтор программы Вот так Сергея Бунтмана от 24 марта про 38-39 годы, две истории о воссоединении народов. Ну, а совсем заканчивая программу Эходром, я, Дмитрий Борисов, Александр Плющев, как всегда Алексей Венедиктов с нами, его словами мы и заканчиваем этот эфир и желаем вам спокойной ночи. Пока.

(запись)

А. ВЕНЕДИКТОВ: И нечего тут смеяться. Я – русалка. Охренеть!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире