'Вопросы к интервью


А.ПЛЮЩЕВ – Московское время 23 часа, 4 минуты. Добрый вечер! Вас приветствует радиостанция «Эхо Москвы», с вами Александр Плющев. Это программа «Эходром». Дмитрия Борисова с нами нет, к сожалению большому, он где-то за океаном, но душой с нами, конечно, и помогал нам готовить эту программу. Но вот сегодня голос его вы не услышите. Ну, скоро приедет, и все будет снова на своем месте. Потом я уеду, и так далее, будем друг друга менять. Нормальная ситуация летом. Что у нас сегодня будет? Сегодня в программе, как обычно наша викторина «Стук в вечность», в которой вы сильно поднаторели, но сегодня постараюсь вас запутать.

Сегодняшний выпуск колонки главного редактора, который мы условно называем «Без посредников», выйдет в кои-то веки вживую. У нас здесь был Алексей Венедиктов вживую, но как гость, как главный редактор. Здесь он тоже, как главный редактор, но уже в рамках своей рубрики такой, расширенной. Вы сможете задавать ему вопросы. Сразу скажу, речь пойдет об одной теме, об изменениях в дневном «Развороте», они стартуют с завтрашнего дня – вот об этом будем говорить с Венедиктовым. Свои вопросы можете задавать по телефону для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, в Твиттере аккаунт vyzvon, есть и веб-формы на сайте «Эха Москвы», можно и оттуда отправлять вопросы. Лучше там представляться, правда, и не злоупотреблять сильно длинными текстами, поскольку их обрезает сервис.

Ну, так вот, что еще будет сегодня. Разумеется, рубрика Леси Рябцевой «Краем глаза», она у нас всегда есть. Не будет опять же из-за отпусков нашего главного редактора сайта Виталия Рувинского, обычного участника нашей программы, привычного – скажем так, не привычного – а обычного. Вот тоже отпуск, ну, ничего, его сайт подождет, ничего страшного не случиться. Дальше у нас в рубрике личное дело ожидаются Илья Рождественский, Сергей Шаргунов –новые ведущие утреннего «Разворота» по пятницам. Вот примерно далеко не  полный список того, что вас сегодня ожидает.

Координацию нашу я сказал, то есть, что вы пропустили на этой неделе, расскажу очень кратенько, и что можно посмотреть на том самом сайте главного редактора, которого мы сегодня не дождемся. Итак, был насыщен гостями понедельник, а следующий понедельник, завтрашний день будет еще более насыщен и гостями, и новыми программами. За прошлый понедельник вы можете почитать на сайте или послушать, если вы хотите. Там выложен и звук тоже.

Константина Грищенко, бывшего главы МИДа Украины, а ныне политика  — наш корреспондент Сакен Аймурзаев, наш корреспондент в Киеве брал у него интервью.

Также в понедельник две стандартные программы, которые мы всегда анонсируем, потому что практически всегда там есть интересные темы, интересные гости. Обратите внимание: программа «Полный Альбац», Будет ли война России с Украиной? И там были Евгений Киселев, Глеб Павловский, Алексей Арбатов и Георгий Александров из «Аргументов и фактов». А следом за ней в «Разборе полета» у Воробьевой и Фельгенгауэр был Адольф Шаевич, главный раввин России. Это как минимум три интересных текста вы найдете за понедельник на сайте «Эха Москвы» по этим фамилиям или названиям программ.

За вторник крайне рекомендую «Будущее переговоров между Израилем и Палестиной» — кто интересуется международной политикой – интервью Ольги Бычковой с НабилемШаатом, бывшим министром иностранных дел Палестины.

Еще из программ прошедшей недели. Если в понедельник задавался вопрос, будет ли война России с Украиной, то в среду уже в программе «Обложка-1» вопрос, тема звучала, как вопрос: Войны не будет? – вот так вот. Вадим Дубнов был из «Нового времени» и Павел Фельгенгауэр был также из «Новой газеты», Грегори Уайт — шеф московского бюро «TheWallStreetJournal». В «Своими глазами» был министр строительства и ЖКХ Михаил Мень. ЖКХ от Москвы до самых до окраин – так мы назвали. Там еще про строительство было тоже. Почитайте на нашем сайте. Вот такие темы и такие интервью были на этой неделе, довольно интересные – можно посмотреть на сайте www.echo.msk.ru.

Сейчас загадываем одного из гостей программы, одного из гостей недели, я его не анонсировал сейчас, но надеюсь, вы его без труда отгадаете, хотя я очень старался.

СТУК В ВЕЧНОСТЬ. КТО ТАМ? КТО ТАМ? КТО ТАМ?

«Они отовсюду появлялись и захватывали определенные объекты, создавая панику, и тем самым побуждали армию либо сдаваться – ну, это минимально – либо бежать. Кстати, и население – здесь очень много важных таких моментов, например: поддерживает ли их население?»

А.ПЛЮЩЕВ – Итак, кто же это был. Телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, и Твиттер аккаунт vyzvon. Единственная на нашей радиостанции викторина за победу в которой, вам ровным счетом ничего не будет.

И переходим к одной из главных рубрик сегодняшнего дня.

ЭХОДРОМ. ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ.

А.ПЛЮЩЕВ – Я был бы ужасно рад, если бы каждый раз свою рубрику вживую делал у нас Алексей Венедиктов. Добрый вечер, Алексей!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Добрый вечер!

А.ПЛЮЩЕВ – Алексей Алексеевич, значит, завтра будут изменения в дневном «Развороте». Я очень много об этом слышал. Вы у нас упоминали, когда были здесь. К чему пришли, что решили, что завтра услышат слушатели?

А.ВЕНЕДИКТОВ – После реформу утреннего «Разворота» мы пришли, естественно, к реформе дневного «Разворота». Вечер не планируем реформировать – скажу сразу. А суть заключается в том, что возросшая информационная конкуренция делает программу в 14 часов информационную 30-минутную совершенно бессмысленной. Мы замерили – люди где-то на 15 минуте уходят. Главные новости услышали и уходят с волны, и ждут следующих передач. Это такая история, это такая проблема.

Что вместо? Я поручил своему заместителю Тане Фельгенгауэр, я дал три часа эфира каждый день с 14 до 17. Она за это отвечает, она этим рулит, она за все отвечает и представляет на директорат все изменения. В экспериментальном порядке 5 недель – это первый этап эксперимента, начиная с завтрашнего дня и затем еще 3 месяца. Суть заключается в том, что мы раскассируем большую программу «Эхо» 30-минутну, доведя ее до 10 минут, после чего ведущие начинают эти новости обсуждать со слушателями и экспертами – и эти, и другие новости. И так все три часа. Разные новости, разные ведущие. На первый пяти неделях мы вытащили старую гвардию. У нас на первой неделе Сережа Бунтман вместе с Таней, естественно, которая придумала эксперимент. Человек, который придумал эксперимент, естественно, должен оказаться внутри ядерного реактора, иначе это бессмысленно. На вторую неделю у нас будет Марина Королева и Володя Ворфаламеев – как давно вы слышали эту пару, хотел бы я знать? На следующей неделе, это которая с 14 июля  — легко запомнить: день взятия Бастилии – Сергей Корзун и Ольга Бычкова будут прогонять. Затем снова Сергей Бунтман и Таня, и затем последняя неделя экспериментальная: Алексей Соломин и Нарышкин. Я считаю, что это вполне сложившаяся ветеранская пара, я бы сказал. Они очень хорошо взаимодействуют.

Потом, после этого другие люди, совсем другие люди будут становиться на ведение, тоже по неделе. Ну, с понедельника по четверг. Пятница будет особый день. Вот, собственно говоря, и все. Это интерактивный эфир, нет больших гостей, есть небольшие гости, я имею в виду 10-минутные, может быть, 5-минутные, может быть, по телефону, приезжая сюда. Конечно, если какой-нибудь федеральный министр – это другая история. Но, тем не менее, с помощью экспертов из нашего клуба мы будем обсуждать проблемы, голосовать проблемы. То есть такой информационный накат в середине дня.

А.ПЛЮЩЕВ – Не делает ли это «Эхо Москвы», во всяком случае, в этом отрезке похожей на некоторые другие радиостанции информационного плана? Ну, там тоже вроде бы немножко новостей, а потом – бам, и стали обсуждать, немножко новостей – стали обсуждать. Обычно на нас становятся похожими…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мы это уже проходили. Почему? Это называлось информационным каналом. С нас, действительно, в свое время это слепили. Теперь ситуация изменилась, и, я думаю, мы будем сильнее. Тем более, надо сказать, что в этих часах – 14,15,16 – по Gallup в течение трех месяцев 14 – второе место по Москве, 15, 16 – первое место по Москве. Иными словами ребята стартуют с первого места. Я хотел бы посмотреть, что они с этим сделают. У них задача – уйти в отрыв. Там небольшой отрыв, но все-таки в отрыв.

Нет, я не думаю, ведь это вопрос все-таки: как делать? Ведь у всех приблизительно одинаковые утренние развороты, но люди поему-то выбирают «Эхо Москвы», а не «Русскую службу новостей» и не «Вести FM» тем более. Вот так.

А.ПЛЮЩЕВ – Что будет насчет ведущих? Вот понятно, что сейчас идет старая гвардия, но обычно же это такой эксперимент, а потом пробуются новые ведущие.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это на Тане. Таня предложит нам. То есть она сделала первая предложение. Я сказал ей не торопиться. Я сказал ей, что каждую неделю ты должны с этим людьми, которых ты планируешь, обсуждать, потом они встанут на эфир, мы их послушаем в эфире. Ведь самое сложное на самом деле для главного редактора в этой конфигурации – создать пару. Вот создать пару, которая взаимодействует, у которой расписаны функции, если хотите, театральные функции, потому что мы на сцене. Вот мы сидим здесь – нас слушают тысячи людей, сотни тысяч. Поэтому надо, чтобы они взаимодействовали, чтобы они понимали, что они говорят. В основном это корреспонденты, но есть и ведущие новостей. Вы их слышали, никаких новых людей, привлеченных людей со стороны – вот я отвечу – пока не планируется. Будем тасовать, будем смотреть, и ребята не должны обижаться, потому что мы это делаем не для них, а мы это делаем для слушателей.

А.ПЛЮЩЕВ – Безусловно. Я-то имел в виду, сейчас уже есть сложившиеся пары дневных «Разворотов», и, я  так понимаю, что практически все они не вошли в стартовый состав.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, это не так. Ну, во-первых, стартовый состав – это ситуация достаточно сложная. Что такое стартовый состав? Вот сейчас в стартовый состав вошли люди, которые будут демонстрировать силу и слабость.

А.ПЛЮЩЕВ – Будут демонстративно вести.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Другим сказано – воровать приемы, или не воровать. Ведь каждому человеку, когда он ведет, удобнее… есть люди, которые, например, чрезвычайно любят голосовать. Есть люди – ведущие – которые любят принимать звонки. Есть люди, которые ненавидят принимать звонки. Есть люди, которые любят делать интервью. Вот мы эти пары, чтобы было некое разнообразие… Это очень трудно на самом деле. Я сейчас вспоминаю свой опыт главного редактора, сколько я ошибок насажал – они не очень были видны, честно говоря, я имею в виду не ошибок, с точки зрения какого-то конкретного случая – вот, сейчас говорят: Уткин – Орех невозможно. Возможно. Это не ошибка. А вот, когда я сам понимаю, что это ошибка. Ну, у людей не клеится, не валится. Вот все хорошо, а не склеивается, и люди уходят с волны. Поэтому у Тани главная задача – я повторяю: это ответственность Тани, но надо сказать, что это ее эксперимент, и она на эксперименте, и она жертва эксперимента – подобрать и предложить мне. Итоговое решение, естественно, мое, но все равно я ей дал такую возможность.

А.ПЛЮЩЕВ – Есть еще две вещи.во-первых, сейчас есть передачи с 14-30 до 15.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Они раскассированы. Часть из них растворено. Сейчас я тебе даже не могу сказать, что но часть из них растворено, окружено… Там такая история, например, есть же у нас кусочек каждый день, что делает Саша Пикуленко по «Дороге» — понятно, что вокруг этого должны приниматься звонки: где у нас пробки, где у нас аварии, где у нас что. То есть это не может идти просто блоком. Все, я запретил блоки, вот этот набор блоков. Все, я сказал, давайте не будем эту «информационку» делать. У нас есть это утром. Давайте днем это не делать. Там есть воздух, там есть возможность. Там есть новости экономики, например. Иногда у них бывают рекламные вставки. Ну, и что? Давайте подгребайте туда экономических гостей, экономических экспертов, и тогда блок из 3 минут вырастает в 7-минутный блок, где есть звонки, вызвоны, есть какие-то темы, то есть люди получают более важную вещь. Гораздо сложнее было с нашими постоянными гостями.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот это мой второй вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я понял, да, я понимаю. Это я выгляжу уставшим, а на самом деле я нет… Тем более завтра стартует эксперимент. Я нервничаю, я на самом деле очень нервничаю, несмотря на то, что там Сережа и Таня, Сергей Бунтман и Таня. Сергея Бунтмана, как всегда, я поставил в его день рождения – это особый вид садизма на «Эхе Москвы». На день рождения человек должен работать.

А.ПЛЮЩЕВ — Бунтман начнет в свой день рождения работать прямо с полуночи.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да-да-да. Серега – я просто понимаю его вес, и понимаю Таню. Я не понимаю, как они будут взаимодействовать, но мы понимаем, что он оба должны. Он — как ведущий, она – как информационная служба. Это такая сложная материя. Так вот, Евгений Григорьевич Ясин, который там вел, он переходит на вечер, и сейчас он ушел как бы в отпуск, на две недели он уехал, и он с 15-го становится у Марины Королевой вместо «Поехали». Ну, там будут изменения: вернется «Поехали» — он уходит туда. А, как вы знаете, Никита Белых в связи с выборами губернатора – я его сам снял, ну, по договоренности с ним -предложился, чтобы не иметь преимущества федерального эфира. Хазину Мише я все объяснил, мы его будем юзать в других отрезках.

А.ПЛЮЩЕВ – Тут вам, вообще, писали: «Дайте ему вместо 30 минут 45».

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я не исключаю ничего, но, конечно, 45 мне негде взять, но, в принципе, таким же образом мы договорились и с Госнаркоконтролем и с полицией. Мы на лето, на время эксперимента это приостанавливаем, тем более, что там нужно переосмыслить – там не всегда все хорошо, с моей точки зрения, я имею в виду организацию эфира. У нас остается только Департамент транспорта Москвы, где мы считаем, что это очень удачно, но как раз это та история – куда это нужно поместить? Все я расчистил для Тани, просто расчистил, просто каленым железом. Провел тяжелые переговоры, это не простая история. Надо же с людьми разговаривать. Они вели там 10 лет, приходили в гости. Есть ведущие, которые пока, действительно, как ты говоришь, не в стартовом составе, которые вели по 5-6 лет. Есть пары, которые Таня решила растащить: разговаривала и она и я. Это все очень обидно. Любой эксперимент обиден. Но, еще раз повторяю, что самое сложное, что люди стартуют с первой позиции, с первой позиции в рейтинге.

А.ПЛЮЩЕВ – У вас есть еще возможность задать вопросы Алексею Венедиктову. Телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45 и также Твиттер, аккаунт vyzvon. По дневному «Развороту» как ни странно…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Все понятно.

А.ПЛЮЩЕВ -…вопросов нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мы три месяца готовились. Это же не просто так. Как раз на лето.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. Тогда спрошу я. Что касается новостей, радиостанция «Эхо Москвы» – я 20 лет здесь работаю – она воспринимается, в том числе, и как новостная, а когда-то воспринималась в основном, как новостная. Не теряется ли… — вот была 30-минутная программа. Есть еще пока 45-минутная программа в 18 часов – не теряется ли вес новостей?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, понимаю. Нет, не теряется. Смотрите, две вещи. Первое: когда я стал главным редактором – я просто напомню – у нас была новостная радиостанция, это назвалось по западному формату newsandtalk – новости и разговоры, и у нас новости шли каждые 15 минут. Где-то уже не помню – где-нибудь в году 3-м, 5-м, когда интернет вошел в свои права и мы выяснили, что слушатели пользуются и новости в основном берут из интернета – бессмысленно сражаться с ним. Поэтому, может быть, важнее гораздо мнения, поэтому у нас стало усиливаться это направление, то есть новости остались каждые полчаса, но у нас возник не только talk, но и opinion так называемое, то есть мнение. И я очень чутко всегда слежу за атмосферой, это не просто так.

Я понимаю, что в  новостном потоке именно наша аудитория, наши слушатели, она набирает не у нас. Мы должны давать кратко и сжато, а затем давать комментарии, то есть opinion и talk, устраивать talk и opinion, усиливать эту часть. Собственно, поэтому мы на первом месте. Мы первые это поняли и на этом встали. Может быть, каким-то образом потом это изменится. И радио наше начинало как talk, потом перешло на новости, потом сейчас вернулось снова на opinion и talk, то есть на самом деле… извините, я говорю в международных форматах, потому что я изучаю этот опыт.

А.ПЛЮЩЕВ – Вы просто слушаете английский час с 2-х до 3-х.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да-да-да. Я много, Саша, про это читаю. Меня это беспокоит, потому что мы всегда находимся в конкурентной зоне и в отличие от наших коллег, у нас нет ни больших возможностей по передатчику, у нас нет ни вливаний – мы живем на то, что мы заработали. Кстати, хочу обрадовать наших слушателей – это news– подведены итоги финансового года, 13-го года, последнего года, где генеральным директором был Юрий Федутинов. Мы опять прибыльны, мы уплатили все налоги и у нас осталась прибыль. И так же, как в предыдущие годы мы ни копейки не взяли, и я надеюсь, и сейчас не возьмем, хотя это уже не моя прерогатива, а программа прерогатива нового генерального, но это важно, и мы за этим тоже следим, потому что это вопрос репутации. Это вопрос формата, потому что люди слушают, люди приходят.

Знаешь, мне один кремлевский чиновник сказал: «Вот ваша позиция по Украине оттолкнет от вас. Вот ты видел – там 92% за Путина реально. Она оттолкнет вашу аудиторию». Я говорю: «Знаешь, не  оттолкнет, потому что, во-первых, у нас нет никакой позиции политической, у нас позиция: давать всем слово, в отличие от наших коллег. Поэтому тем людям, которым нужно разнообразие – нужно разнообразие. И мы видим рост рейтинга. Да, у других информационных станций тоже рост. Интерес к новостям подрос, но у нас есть рост, мы сохранили первое место, удержали его. Ну, а по сайту – вообще, взрывная история.

А.ПЛЮЩЕВ –Раз вы сами затронули эту тему, не могу не спросить по поводу финансовых успехов. Тут была история про некий аудит радиостанции, и выяснилось, что там какие-то несоответствия с рекламой, с доходами, расходами.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я, когда приехал из Вены недавно, я, как член совета директоров – я еще член совета директоров – попросил отчет и получил его. Там этого нет, во-первых. Таких слов нет: неучтенная реклама – в отчете НЕРАЗБ нет. Вот нет. Ну, я не нашел – может быть, я плохо читаю. Нет. Это первое.

А.ПЛЮЩЕВ – Там на русском языке, я надеюсь.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. И это станет предметом разговора – откуда это взялось? Что имелось в виду? У нас было несколько случаев социальной рекламы. Мне новый директор об этом говорила, когда она пришла. Это было две социальные рекламы. Одна была – УВД. Есть протокол, где начальник главного управления внутренних дел обращается к главным редакторам с просьбой по помощи, и генеральный директора под запись, под протокол говорят: «Да, пожалуйста, только направьте нам бумаги». Все бумаги были направлены, мы пустили ролик по набору участковых – вот это раз. Аудит посчитал видимо, что за это мы должны были взять деньги. И второе – это детский садик. Тоже попросил нас дать рекламу о наборе. Социальная реклама. Какие деньги? Муниципальный, обычный, не частный детский садик. Вся история. Ну, вот и вся история. Может быть, аудит посчитал вот это, что они не могут просчитать, сколько это могло бы принести. Но, поскольку ролики шли в свободное время, то есть не занимали место коммерческой рекламы, упущенной выгоды нет. 30-го, то есть завтра говорили о том, что будет совет директоров про это. Нет, там нет в повестке дня этого вопроса. Так есть в повестке дня утверждение контракта с главным редактором, то есть со мной.

А.ПЛЮЩЕВ – Остается пожелать, чтобы эта история закончилась.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, хотелось бы. А то на общественных началах, неучтенная работа, я бы сказал. Вот это может дорого встать обществу.

А.ПЛЮЩЕВ – Сейчас, знаете, такие эсэмэски: «Ты кто такой? Давай, до свидания!»

А.ВЕНЕДИКТОВ – «Давай, до свидания!» — легко. У меня вообще-то сегодня единственный выходной за, блин, года три, наверное…, должен был быть.

А.ПЛЮЩЕВ – А у нас пора уже переходить к другой рубрике, между прочим, тоже связанной с главным редактором.

Ну, что, впереди у нас «Краем глаза», потом ждем здесь в студии Илью Рождественского и Сергея Шаргунова.

КРАЕМ ГЛАЗА

Как-то повелось, что Океан Ельзи всех объединяет. И так уже давно. Когда была «майже весна» и Болотная, когда сажали ребят, когда к моим друзьям приходили с обысками. Всегда играл ОЕ. Мы их перепевали, включали в наушниках, на площадях, поддерживали друг друга цитатами из песен и знали: «мы не здадимся без бою».

Именно ОЕ восполнял тот запас эмоций, который нуждался в отдаче. Именно ОЕ перекрывал те несбывшиеся надежды на изменения.

Мой друг (надо сказать, политэмигрант) назвал их «лучшим чувствоутоляющим». И не поспоришь.

Концерт в Киеве собрал, соединил и заставил думать (и меня, в том числе) в едином потоке людей с поистине разными мировоззрениями. Тут были и те, кто не скакал, потому что «москаль» и вырвался на выходные ради одного выступления Вакарчука и компании. Были и те, кто рыдал от разносившихся со сцены слов о героях Украины. Были и те, кто против аннексии Крыма. И те, кто сепаратистов и военных в ДНР называл «истинными патриотами» и «борцами за хохлов». Были и те, кто параллельно с выступлением Вакарчука голосил о том, что «Путин ла-ла-ла». Были те, кто не понимал ни слова по-украински, но наизусть знал слова песен. И были и те, кто говорил только по-украински.

Но все аплодировали каждому звуку. Каждый чувствовал, я чувствовала ту боль, те страдания, которые изначально в песнях ОЕ про любовь, любовь земную, бытовую, а теперь — про любовь вселенскую, народную и патриотичную. Песни перепевали, включали на телефонах перед стадионом, где был концерт, поддерживали друг друга цитатами из песен и знали: когда-нибудь «все буде добре».

И никто никого не бил, не унижал, не наезжал. В Киеве я почувствовала это необычайно сильно — Украина обижена. Она, как ощетинившийся еж. Не стоит бояться туда ехать. В Киев ехать стоит. Хотя бы для того, чтобы увидеть все это самому.

Совершенно не понимаю, когда на нас смотрят глазами по пять копеек и удивляются рассказам из Киева. Да, мы туда ездили, ездим, будем ездить. Мне не страшно, нет. Нет, там нет войны. Той войны, которую вам показывают по телевизору, там нет. Я увидела другую войну. Она внутри людей, внутри семей, внутри дворов — это гражданская война. Бесконтрольная и беспомощная. И мы можем помочь. Поэтому я езжу туда. Мы можем поддержать тех обиженных, потерянных и оттого бессильных людей, которые испуганы.

Через несколько дней после концертного «духоподъема» от Океана Ельзи случился другой «подъем». Путин прилетел в Вену. Прилетел обсуждать Южный поток и ситуацию на Украине.

И вот там, на пресс-конференции, в коридорах перед переговорными, в медиа-центре объединились совсем другие люди. Это люди, которые не верят тому, что мы приехали живыми из Киева. Это те, которые, как мне кажется, верят телевизору больше, чем своим глазам и окружающим людям. Это, те, кто на шутки про Крым говорит, «что у них толстая шкурка» и подобные колкости не пройдут.

Здесь были и те, кто аплодировал каждому звуку, доносившемуся с трибуны. С той, где сидел Путин и президент Австрии. Были и те, кто искренне был солидарен с тем мнением, «что в нашей стране гомосексуалов хотя бы не отстреливают». Были те, кто вместо журналистики занимался «самострелами» и созданием новых аватарок. И те, кто не видел ничего смешного в пароле «Putin111» от Wi-Fi в медиа-центре.

Никто ничего не слышал про концерт Океана Ельзи в Киеве. Когда же я рассказывала о нем, многие удивлялись, что эта группа может настолько сплотить народ. Именно народ — то есть не фанатов Вакарчука, а тех, кто стоит рядом друг с другом, как братья, плечо к плечу. Братья по границе страны и культуре.

Я была там, в Вене, как белая ворона. Никто не покорежился при словах Путина о «меньшинствах» в России, с которыми еще нужно работать, но вообще-то как бы, в общем, все нормально и нет никаких физических расправ с представителями сексуальных меньшинств. Оказывается. Мне-то все видится по-другому. Но, кстати, и в Вене популярна песня «Путин ла-ла-ла».

И возможно когда-нибудь эти две стихии пересекутся, случится «рандеву» между «чувствоутоляющим» и «уколом трезвости». «Закончится война». И когда-нибудь поговорка «ты что, забыл, в какой стране мы живем» перестанет быть столь актуальной и ответом на каждый здравомыслящий вопрос. Возможно, когда-нибудь не будет стыдно, что ты житель этой страны с таким президентом.

ЭХОДРОМ. ЛИЧНОЕ ДЕЛО. ОДНА НЕДЕЛЯ – ОДНА ПРОГРАММА.

А.ПЛЮЩЕВ – Но, прежде, чем об этой программе начать говорить, и с этими людьми, которые уже находятся в студии – зрители Сетевизора их могут видеть – хочу поблагодарить и высказать респект Лесе Рябцевой, которая мало того, что она каждый день в эфире с какими-то рубриками, в ночь на субботу была у меня в «английском часе» с 2-х до 3-х ночи и уже охрипшим голосом делала нам «Краем глаза» — приболела. Скорейшего выздоровления Лесе Рябцевой. А мы разговариваем с Ильей Рождественским и Сергеем Шаргуновым, ведущими утреннего разворота по пятницам. Добрый вечер! Доброе утро, я бы сказал.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Добрый вечер!

А.ПЛЮЩЕВ – У меня до сих пор привычка с утреннего «Разворота».

С.ШАРГУНОВ – Рефлекс.

А.ПЛЮЩЕВ – Я очень много провел этой передачи, всегда за нее переживаю, надо сказать, и с болью всегда, если что-то не так…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – И увидев нас в сетке эфира, переживания усиливаются, как полагаю.

А.ПЛЮЩЕВ – Прямо, ты знаешь, кровоточить душа стала…

С.ШАРГУНОВ – Сочится рана.

А.ПЛЮЩЕВ – Слушайте, скажите мне, пожалуйста, как вам… Мы, конечно у слушателей спросим, это самый главный вопрос, но где-нибудь ближе к концу – и как им вот эта пара…

С.ШАРГУНОВ – Они звонить будут или эсэмэсить?

А.ПЛЮЩЕВ – Не эсэмэсить, а голосовать. Голосовать: понравилось или нет. А эсэмэсить – это и без того можно.телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, Твиттер аккаунт vyzvon. Если наш гость Сергей Шаргунов – он сегодня не ведущий, а наш гость – настаивает на том, чтобы еще и звонили.

С.ШАРГУНОВ – Я хочу, хочу насладиться этими эсэмэсками, но можно и позвонить еще.

А.ПЛЮЩЕВ – Можно и позвонить. 495 363-36-59. Звоночек-другой примем только по утреннему «Развороту». Ни по каким другим программам, ни по каким Сережиным другим деятельностям – только по утреннему «Развороту».

С.ШАРГУНОВ – Нет, не про книжки – про «Разворот».

А.ПЛЮЩЕВ – Вот этих людей: Шаргунов – Рождественский. Скажите, как вам ощущения? Вы, сколько уже – два провели, три, четыре?

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Нет, мы с начала июня сидим, четыре-пять, я запутался.

А.ПЛЮЩЕВ – Мне казалось, недавно, а время-то как летит?

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Да, бежит, уже большие…

С.ШАРГУНОВ – Илья очень неожиданно для журналиста образованный и интеллектуальный человек. На самом деле это редкость. Я спросил: «Сколько тебе лет?» Оказалось, что он меня на 10 лет моложе, при этом человек сейчас аспирант исторического факультета МГУ и, когда я задаю вопросы разного рода по истории, по Первой мировой войне – сейчас это особенно актуально в связи со 100-летиям – поражаюсь познаниям: английский флот, немецкий флот, договоренности. Так что в любом случае пленен этими знаниями.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Вот оно как. Не ожидал, не ожидал, польщен, спасибо.

А.ПЛЮЩЕВ – Ответных комплиментов не дождетесь, я так понимаю.

С.ШАРГУНОВ – Дождусь от слушателей, в чем не сомневаюсь. Вот уже пошли…

А.ПЛЮЩЕВ – Тут как раз и спрашивает Дмитрий Мезенцев. У меня полное впечатление, что иногда он сидит где-то у меня в голове и читает мои мысли. Вот он как раз спрашивает: «Илья и Сергей, как вы уживаетесь вместе?»

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Да, в общем, наверное, продолжаем уживаться. Работаем, работаем. Но, учитывая, что работаем мы вместе не очень долго – этот процесс притирки, мне кажется, еще идет.

С.ШАРГУНОВ – Нормально. И, кстати, без всяких особых трений. Разумеется, присутствует некоторая легкая дискуссия, но в целом это такой несколько новый опыт для меня именно в эфире «Эха Москвы», потому что в жизни мне приходилось заниматься новостными эфирами. Мне всегда интересно.

А.ПЛЮЩЕВ – Тут именно то, что это новостной эфир.

С.ШАРГУНОВ – Да, и Таня предложила, говорит: «Ну, давайте попробуем». Я подумал, а чего нет? И раз в неделю вот такой опыт. Конечно, он связан с определенными дискуссионными моментами, но это же еще и темп: это пресса, это вызванивание экспертов, это постоянная смена тем.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, ты знаешь, я-то был поражен, извини, я сейчас скажу свое особое мнение, но на правах ведущего этой программы, мне кажется, здесь я имею права высказываться в отличие от одноименной передачи.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Так-так.

А.ПЛЮЩЕВ – Я был насколько поражен, поскольку я от тебя слышал либо в записи на одной другой радиостанции, либо в программе «Особое мнение», где ты отвечал на вопросы. Ну, «Особое мнение» – это другой жанр. Вообще, то, что я слышал типа реплик на радиостанции «Коммерсант FM» — слушай, но это отстой. Ты прости меня, ради бога, но это отстой.

С.ШАРГУНОВ – Ну, зря ты так говоришь. Я знаю, что ты порой неравнодушен к тому, что я делаю…

А.ПЛЮЩЕВ – Подожди, нет, серьезно, кроме шуток…

С.ШАРГУНОВ – И, между прочим — не будем делать никому рекламу – реплики сохраняются периодически.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо, может я обострил. Отстой, не отстой, но слушай, я думал: как же этот человек будет еще звучать вживую в плане ведущего, ну, как ведущий, если он даже, в общем, реплику свою произносит, прямо скажем, не зажигательно. …И вполне – я послушал – вполне… Я не знаю, может быть, тут Рождественский виноват, я не в курсе.

С.ШАРГУНОВ – Я свои реплики, кстати, на iPhone записываю. Может быть…

А.ПЛЮЩЕВ – А! В этом смысле…

С.ШАРГУНОВ – И ты знаешь, каждый раз стрёмно, что он может зазвонить в любую минуту.

А.ПЛЮЩЕВ – Это, потому что «Коммерсант FM» — вот, почему.

С.ШАРГУНОВ – Не будем сейчас говорить о прекрасной радиостанции, делать кому-то рекламу или антирекламу. Главное, что…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Не читай эсэмэски! Сколько раз я тебе просил: не читай эсэмэски!

А.ПЛЮЩЕВ – Я, вообще, требую просто закрыть это дело…

С.ШАРГУНОВ – Спасибо, Карина Вакарина. Советует мне заранее не ежиться: «Не настолько его здесь не любят», — пишет она. Да я и не сомневаюсь. Для меня это зачастую превращается, конечно, в сеанс мазохизма, потому что, как только называется моя фамилия с прекрасным Ильей Рождественским, сразу…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Сразу поток эсэмэсок.

С.ШАРГУНОВ – Не зависит от того, что бы я ни произнес. Но это связано с тем расколом, который внесли последние трагические события, то есть буквально, как красная тряпка. Это тоже есть в эсэмэсках, вне зависимости, повторяю, от того, что произносится. Как я к этому отношусь? Хорошо. Я в подлинном смысле сторонник либеральных ценностей, но, прежде всего, свободы слова и мнений. И где-то я даже пытаюсь потроллить слушателей, чтобы из спровоцировать на размышления, на дискуссию, на ответную реакцию. Уволить предлагают меня. Понятно – очень надоел. Прекрасно!

А.ПЛЮЩЕВ – Я поддерживаю, просто потому, что…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Уволить?

А.ПЛЮЩЕВ – Да, просто потому, что не блюдет человек эфирную дисциплину: ведущий третий раз…

С.ШАРГУНОВ – Все-все, больше цитировать не буду.

А.ПЛЮЩЕВ – Так, хорошо. Значит, Илья, ты же корреспондент у нас на радиостанции.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Ну, так сказать, да.

А.ПЛЮЩЕВ – Надо сказать, что твои репортажи, часто даже какие-то проходные пленки просишь сделать Рождественского о какой-то фигне. Ну, надо… вот прямо скажем, вот тихо я скажу сейчас…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Чтобы никто не слышал.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, бывает надо…, ну новости-то надо о чем-то рассказывать – а их нет.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – А их нет. Пишешь всякую фигню.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, и даешь задание корреспонденту…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Ждешь, когда корреспондент тебе принесет десять строчек какой-нибудь фигни.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, Илья в этом смысле, творческий человек и обычно у него много всяких звуковых вставок и так далее – всяких смешных вещей и всего прочего. Это твой первый опыт, как постоянного ведущего?

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – У меня были иногда замены в программе «Ганапольское», Матвея Юрьевича иногда пытался заменить…

А.ПЛЮЩЕВ – Киселева.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Киселева, безусловно. Но, по-моему, это все у меня закончилось, по-моему, в сентябре, августе и с тех пор не зовут. А так да, это первый опыт на «Развороте» тем более.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, и как тебе после того, что ты привык рассказывать о каких-то вещах, описывать их. А тут, ты ведь согласись в нашей работе… это вот они, люди творческие. Я не знаю, кстати, как он? Вот, расскажи об этом, именно в смысле эфирной дисциплины, потому что людей, приходящих сюда, на это место — их поражает, например, то, что надо следить за временем, что надо периодически что-то объявлять типа: «выступает…»

С.ШАРГУНОВ – Читать прогноз погоды, например.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот-вот, вся эта фигня, да.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Нет, такую техническую часть, что надо что-то объявлять, следить за временем, что, когда звукорежиссер начинает активно размахивать руками, надо, значит…

А.ПЛЮЩЕВ – Замечать звукорежиссера – это тоже очень важно.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ — … что надо сделать перерыв какой-то. По-моему, в основном я этим занимаюсь.

С.ШАРГУНОВ – Да, ты герой, спасибо!

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Да, О’кей, но, в общем, проблем у нас, по-моему, не возникает, чтобы соблюдать эфирную дисциплину.

С.ШАРГУНОВ – Да ни разу не было. Никаких сбоев не было. Мы люди пунктуальные, являемся заранее.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, кстати, рано вставать приходится.

С.ШАРГУНОВ – Это точно, да.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Но, учитывая, что корреспондентская смена, например, утренняя начинается в 7 утра, то для меня, например, проблем никаких. Я точно так же я в 7 утра приезжаю в редакцию.

С.ШАРГУНОВ – Я вспоминаю, как я в свое время вставал на лыжи.

А.ПЛЮЩЕВ – НЕРАЗБ богемный человек.

С.ШАРГУНОВ – Ну, какой я богемный, боже мой! Нет на самом деле. Уже давно старенький, аскетичный и дисциплинированный, поэтому являюсь без проблем. Другое дело, что являться можно уже и попозже в какой-то момент, то есть приноравливаешься. Первый раз явился чуть не засветло или затемно – как правильно сказать?

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Но я тебя все равно в тот раз обогнал, я был раньше, не надо. Я был раньше тебя.

С.ШАРГУНОВ – Молодец! Ты всегда раньше, кстати говоря, здесь надо отдать должное Илье. Я говорю, я вспоминаю лыжи на журфаке, когда приходилось ездить на Ленинские горы, Воробьевы в смысле, и там в сумерках рассекать по этому снежку, так что определенный опыт есть. Но не он только один. Вообще, честно говоря, с радио я связан практически с самого детства. Перебывал на разных радиостанциях, какой-то опыт имеется. А, что касается радиостанции «Эхо Москвы», я сейчас вспоминаю – подумал, что слушаю ее практически с момента возникновения, то есть, собственно, с 10 лет. Споря, соглашаясь, не соглашаясь, но, тем не менее, постоянно, вот с 90-го года.

А.ПЛЮЩЕВ – Ты, когда это сказал, я подумал: боже, а насколько же я тогда старше Рождественского?

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Я ровесник радиостанции.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, понятно.

С.ШАРГУНОВ – Он курлыкал над колыбелью, как в журнале «Крокодил».

А.ПЛЮЩЕВ – Пишет человек, который подписался, как «Незлобный, но грустный радийный дед» — довольно запутанная эсэмэска, но из нее я возьму только первую фразу: «С Шаргуновым плохо – его слишком много», — пишет он. Ну, действительно, на самом деле я не знаю, плохо или нет, я от оценок в данном случае воздержусь, но последнее время тебя стало много и на наших волнах. Ты это, что делаешь? Ты реализуешь что-то, тебе интересно? Ты денег у нас отжимаешь?

С.ШАРГУНОВ – Очень скромно.

А.ПЛЮЩЕВ — Что еще может быть, не знаю? Может быть, ты так промоуируешь так себя, через это свои книги, еще что-то – не знаю.

С.ШАРГУНОВ – Слушай, на самом деле, что касается «Эха», то здесь происходит постоянное чередование, потому что я был в каких-то предыдущих эфирах, пробовал себя в этих форматах. Потом возник интерес попробовать в другом. И автоматически эти эфиры аннулировались. То есть я был в программе «2014», сейчас я там не веду. Потом мы с Геворкян пробовали делать передачу, тоже достаточно успешно все это получалось. Потом вдруг возникла идея: а не поучаствовать ли в «Развороте». Новая история, новый опыт – мне кажется, это всегда как-то пополняет багаж впечатлений. Вот так я отвечу. Да, это любопытно всякий раз. Поэтому немного, а каждый раз по-новому, но, честно говоря, при этом еще умудряешься еще сочинительством каким-то заниматься и писать.

А.ПЛЮЩЕВ – Как раз предвосхитил мой вопрос. Я не знаю, может быть, что-то с линиями, может быть, вам звонить просто не хотят. 495 363-36-59…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Поздно уже.

А.ПЛЮЩЕВ – Не знаю, мне и в три ночи звонят.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Так то ж ты.

А.ПЛЮЩЕВ – Еще раз 495 363-36-59. Вот тебе пишут, что главная проблема – что друг друга перебивают все и одновременно говорят.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Так ведь в этом же смысл «Разворота». Нужно быть динамичным, нужен какой-то конфликт, должны люди перебивать. Не давать же Сергею Шаргунову говорить по 20 минут про один вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ – Ему, вообще, в принципе, нельзя давать говорить, не то, что про один вопрос.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Вот, я тоже так считаю.

А.ПЛЮЩЕВ – Голосование я запущу прямо сейчас, раз не хотите звонить, тогда звоните в «голосовалку». Стандартный вопрос нашей программы: нравится, не нравится? Если пара: Шаргунов – Рождественский или Рождественский – Шаргунов – я не знаю, кто у них там на первом месте…

С.ШАРГУНОВ – Рождественский – по алфавиту.

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. … Рождественский – Шаргунов по пятницам – вам нравится, то: +7 495 660 06 64, если нет, не нравится: +7 495 660 06 65.

Да, в голосование охотнее звонят. Есть звонок, алло, доброй ночи!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Александр, здравствуйте товарищ Шаргунов и его коллега. Пара прекрасная.

А.ПЛЮЩЕВ – Простите, алло! Как вас зовут и откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Сергей Владимирович из Москвы.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, Сергей Владимирович.

СЛУШАТЕЛЬ – Знаете, пара великолепная. Я многолетний слушатель «Эха», и как Шаргунов и спорил с вами и не согласен, но всегда интересно. Ввод Шаргунова в пятницу в «Разворот» — это очень интересно, я думаю, и постоянным слушателям. Это всегда индивидуальная точка зрения, это острота постоянная, которая в нем присутствует, и он на нас ее подает. И его оппонент тоже весьма хорошо слушается. Спасибо Венедиктову за эту пару.

А.ПЛЮЩЕВ – Гениальная находка Алексея Венедиктова. Оппонента зовут Илья Рождественский.

С.ШАРГУНОВ – Ну и, к счастью, не всегда оппонент.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Мне кажется, этот звонок проплачен Алексеем Венедиктовым.

С.ШАРГУНОВ – Это он просто звонил, изменив голос.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Наверное, да.

А.ПЛЮЩЕВ – Я иногда потрясаюсь наглости Ильи Рождественского просто фантастической какой-то! Алло, добрый вечер, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте! Федор. Петербург. Знаете, ничего хорошего я не могу сказать про этот утренний «Разворот», почему…

А.ПЛЮЩЕВ – Отлично! Скажите плохое.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, действительно, мне придется сказать какую-то критику, потому что я внимательно слежу за позицией господина Шаргунова, и она удивительным образом сочетается с нашей, так сказать, официозной линией, и все те эсэмэски, сообщения, которые расходятся с мнением официоза, в данном случае, по Украине, отвергаются либо замалчиваются. Идет совершенно плотная в духе Проханова и Шевченко линия железобетонная, которую человек, близкий власти – Шаргунов – озвучивает, а господин Рождественский никогда ничего против этого не скажет. Он, скорее, какие-то эсэмэски замылит. Это такая подача информации. Это будет даже покруче господина Осина, который уж, наверное, скоро получит закрытую премию от Путина.

А.ПЛЮЩЕВ – Подождите. Отлично! Спасибо вам за мнение, оно по любому ценное…

С.ШАРГУНОВ – Можно?

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, подожди. Я просто хочу задать дополнительный вопрос. Он вот какой. У меня сложилось впечатление, поскольку вы там через запятую начали: Шевченко, Осин и так далее,— что вас не устраивает позиция, а не ведение, именно позиция. Вот вам бы понравилось, если бы у всех была позиция, например, как Варфоламеева, условно говоря? Все бы были такие клоны Варфоламеева, и вы бы слушали такое радио — оно бы вам понравилось?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, что, господин Плющев, тут надо заметить, что эта позиция на «Эхо» становится все более доминирующей. А, что касается «Разворота» в пятницу с  Шаргуновым – ну, я вам еще раз хочу сказать: те другие мнения – я не говорю, что у всех должно быть мнение, допустим, как у Новодворской или у (Федора?) – но другие мнение, которые могли бы быть оппонирующими и встык – они блокируются, в «Разворотах», в том числе в утреннем «Развороте» с Шаргуновым. То есть абсолютно точно идет только линия Кремля, никакая больше, причем довольно такая, дерзкая – она взрывает аудиторию, она нагнетается: «вот фашисты, а вот бандеровцы, вот сейчас это обсудим». Понимаете, вот однобокость. А вы, конечно, хотите сказать, что у меня однобокая позиция…

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо. Спасибо большое!

С.ШАРГУНОВ – Ответ Рождественского.

А.ПЛЮЩЕВ – Нет, отвечает Сергей Шаргунов.

С.ШАРГУНОВ – Слушайте, много нового тоже узнал. Как-то так получилось, что в жизни не употреблял таких определений: фашисты, бандеровцы. А по Украине есть определенные соображения у меня, да. Но скажу вам честно, прямо и как на духу: бесконечно далек от всякой власти и никак с ней не связан.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – И уж точно никто не дает Сергею Шаргунову излагать его точку зрения в гордом одиночестве, и уж точно с ним спорят и эсэмэсками, и звонками, и моим же голосом.

С.ШАРГУНОВ – Есть миллион позиций, по которым я совершенно перпендикулярен всякому официозу. Это касается там и заключенных и коррупции, и бесконечного количество бед в нашей стране. Поэтому я излагаю исключительно собственное мнение в отношении тех новостей, которые поступают к нам к моменту утреннего «Разворота».

А.ПЛЮЩЕВ – Еще идет голосование, еще минут две оно пройдет. Что, еще один звонок, хотите, нет?

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Да давай!

С.ШАРГУНОВ – Давай, конечно.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Даешь народную критику!

А.ПЛЮЩЕВ – Вот Шаргунов просил – пожалуйста! Все для гостя.

С.ШАРГУНОВ – Мне нравится.

А.ПЛЮЩЕВ – Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер! Добрый день. Виталий с Ямала.

А.ПЛЮЩЕВ – Виталий с Ямала? Вы прямо сейчас на Ямале.

С.ШАРГУНОВ – Не много, ни мало – Виталий с Ямала.

СЛУШАТЕЛЬ – Да-да, мы сейчас на Ямале.

А.ПЛЮЩЕВ – Программа «Роль поэта в современной истории», где гостем был Сергей Шаргунов на минувшей неделе, не прошла для него бесследно. Так, прошу вас, Виталий.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хотел бы сказать, что мне близка позиция Шаргунова. Она достаточно адекватна, весома, в меру патриотично, и всегда заставляет думать, мыслить, и «Разворот» вместе с Рождественским они прекрасно проводят. Вообще, «Эхо Москвы», конечно, формирует новую реальность, так сказать, которая необходима, и такие звезды, как…

А.ПЛЮЩЕВ – Спасибо большое, Виталий! Я прошу прощения, но просто, когда с частного на целое переходят…

С.ШАРГУНОВ – Привет Ямалу!

А.ПЛЮЩЕВ – Да, Ямал. Вот, а говорили, не звонят.

С.ШАРГУНОВ – Я мал, я велик. Это к вопросу о пафосе и самоупоении.

А.ПЛЮЩЕВ – Скажите, какой вы делаете приоритет – это я, может быть, уже в качестве самообразования – когда выбираете темы к утреннему «Развороту»? Дай ему по рукам, пожалуйста, Илюша!

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Я пытаюсь это сделать уже месяц – толку-то. Он не поддается дрессировке. Приоритет? Ну, не знаю. Наверное, каким-то более важным темам. Когда у нас был – это недели две назад было – когда был обыск в 4 часа утра у Алексея Навального, мы, конечно, вызвонили адвоката Алексея Навального. Когда у нас случился на прошлой неделе, в последнюю пятницу саммит в Брюсселе, мы начали в 10 часов утра, что мы вызвонили двух экспертов и поговорили об этом саммите в Брюсселе. То есть то, что нам кажется наиболее интересным, важным, обсуждаемым, то, что в перспективе может развиться в что-то совершенно невообразимое, что может иметь невероятный резонанс.

С.ШАРГУНОВ – Мы просто встречаемся перед эфиром, сидим и обсуждаем, какие есть текущие новости, что ждать в течение дня, и понимаем, что для нас является ключевым.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – При этом Алексей Венедиктов, наш главный редактор поставил задачу, что все должно быть динамично, потому что мы стараемся, чтобы и гостей было достаточно много, чтобы это обсуждалось довольно живо, что бы и слушателей было побольше в нашем эфире, чтобы голосования постоянно проходили. Может быть, мы, мне кажется, немного не до конца продумали, как нам делать…

С.ШАРГУНОВ – Как нам обустроить Россию.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Как нам сделать облет прессы…

А.ПЛЮЩЕВ – Там же нет Льва Гулько.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Там нет Льва Гулько, мы все делаем сами. Мне кажется, что мы можем это делать лучше, по крайней мере, мы можем это модернизировать. Ну, есть еще много разных вещей, которые нам можно доделать, допридумать. У нас есть целый месяц, по крайней мере, который нам отведен руководством радиостанции. Будем стараться, будем что-то придумывать.

А.ПЛЮЩЕВ – Чьих тем больше, вы замечали: шаргуновских или рождественских.

С.ШАРГУНОВ – Одно в другое перетекает, мне кажется.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Приходим к консенсусу, в общем.

С.ШАРГУНОВ – И без особых проблем, кстати.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Да. Соглашусь.

А.ПЛЮЩЕВ – Все хвалят Шаргунова, ругают Шаргунова и хвалят опять.

С.ШАРГУНОВ – Одновременно, все те же.

А.ПЛЮЩЕВ – Слушай, ты знаешь, что не ответил, мне кажется. Ты про позицию свою, естественно, в рамках твоего самолюбования…

С.ШАРГУНОВ – Естественно.

А.ПЛЮЩЕВ – Но ты не ответил на претензию. Претензия была в том, что ты блокируешь другие эсэмэски и другие звонки с другим мнением.

С.ШАРГУНОВ – Наоборот – Рождественский здесь подтвердит  — что я наоборот, пытаюсь читать максимально не совпадающие с моим мнением эсэмэски, как-то вступаю с ними в пререкания.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Троллить начинает, но читает.

С.ШАРГУНОВ – Троллю и читаю троллей. Наоборот, полная свобода слова: звоните, пишите, можете приписывать: «Шаргунов, не прочитаешь» — обязательно прочитаю.

А.ПЛЮЩЕВ – Это надо сказать дешевый прием. Я никогда не читаю, когда мне пишут: «точно, не прочитаешь».

С.ШАРГУНОВ – Тем не менее, вот так – дешево и сердито. Приглашаю.

А.ПЛЮЩЕВ – Ты молодец в этом смысле, конечно. Гораздо более широкий взгляд. Спасибо большое. Сергей Шаргунов и Илья Рождественский – ведущие утреннего «Разворота» по пятницам. Слушайте их каждую пятницу, по меньше, мере еще месяц, а там глядишь и, вообще, долгий-долгий год. Все, счастливо! Спасибо!

А.ПЛЮЩЕВ – Ну что, теперь пришло время ответов на вопрос, кто же был у нас загадан. Давайте еще раз послушаем. У нас, по-моему, принято сначала называть, а потом слушать, насколько я помню, да? Давайте послушаем все-таки с начала – вот, что сделаем.

СТУК В ВЕЧНОСТЬ. КТО ТАМ? КТО ТАМ? КТО ТАМ?

«Они отовсюду появлялись и захватывали определенные объекты, создавая панику, и тем самым побуждали армию либо сдаваться – ну, это минимально – либо бежать. Кстати, и население – здесь очень много важных таких моментов, например: поддерживает ли их население?»

А.ПЛЮЩЕВ – Это был Александр Шумилин, доктор политологии, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады. Прозвучат он программе «В круге света» 24 июня. 100% правильный ответов, но ответов самих только два. Это Андрей из Кирова, он был первым и Дмитрий с телефоном на 7860 заканчивающимся. Может быть, попозже были, но, конечно, когда пришел Алексей Венедиктов, то весь интерес переключился на него и поэтому мало, кто отвечал на нашу викторину. Обычно ответов очень много, просто десятки, а тут их всего два, но, тем не менее, спасибо вам за то, что вы участвуете. Мы поздравляем Андрея из Кирова, который победитель сегодняшней викторины. Как всегда ему за это ничего не будет. Дмитрий – обладатель второго и в этот раз последнего места, спасибо большое.

Очень мне понравилась сейчас эсэмэска хорошая: «Александр, — пишет мне Дмитрий Мезенцев, — это был Аркадий Шумилин». Самое смешное, что не только Дмитрий перепутал имя Шумилина, но и Кабаладзе, который вел эту программу, он его назвал, правда, Владимиром в самом начале передачи – я слушал. Как-то Шумилину не везет. Все путают его имя. Но, тем не менее, отгадывают это. Спасибо вам за это огромное!

СЛУШАЙТЕ НА ЭХЕ. САМОЕ ГЛАВНОЕ.

А.ПЛЮЩЕВ – Теперь то, что ждет вас на предстоящей неделе. Во-первых, утренний «Разворот» ведут Осин – Нарышкин. В пятницу, как вы слышали, Илья Рождественский и Сергей Шаргунов. А Осиных зовут с Нарышкиными Алексеями. Теперь в понедельник же Сергей Корзун с «Особым мнением», в смысле, не он с особым мнением, а ШодМуладжанов как раз — главный редактор газеты «Московская правда». Это все в понедельник еще. В «ПолномАльбаце» «Холодное лето 2014. Итоги политического сезона». Там ожидается Олег Сысуев, Кирилл Рогов. У Татьяны Фельгенгауэр «Разбор полета». Смотрите, как интересно, она будет одна. Обычно их двое, ведущих, а она будет одна, а часов, в которых будет передача – два. Во как! Вчетверо больше работы фактически. Александр Ширвиндт будет, народный артист России, художественный руководитель московского театра с 21 до 23. Это насышеннейший понедельник.

А ТАКЖЕ:

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, в среду у нас ожидается в программе «Своими глазами» вроде бы – пока в режиме ожидания – Мария Наумова, трижды чемпионка мира в жиме штанги лежа. И речь пойдет о Северной Корее, между прочим. И специально просили вам передать, что в четверг 3 июля Шендерович  — есть.

И ЕЩЕ:

А.ПЛЮЩЕВ – И еще Сергей Бунтман, который через три минуты после новостей выходит с программой «Вот так».

С.БУНТМАН – Через десять.

А.ПЛЮЩЕВ – Он вживую у нас в студии, в кои-то веки может сделать анонс.

С.БУНТМАН – Во-первых, привет всем! Я решил сегодня сделать такую программу, сам себе подарок: я сделаю «Год 1956-й». Потому что через несколько часов я рожусь в этом 56-м году 30 июня. И решил сделать про 56-й год. Там будет все: 20-й съезд, Элвис Пресли первый раз выступил.

А.ПЛЮЩЕВ – Я даже себе выписал: 20-й съезд, Олимпиада в Мельбурне, Владимир Трошин, Элвис Пресли, Гелена Великанова и многие другие.

С.БУНТМАН – «Ландыши», Гелена Великанова! Хит всех времен и народов, ну, что ты!

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, что же, отличное дело, программа «Вот так», под которую мы всегда с Дмитрием Борисовым едем домой. Сегодня буду ехать и слушать уже меньше, чем через десять минут. И телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, твиттер аккаунт vyzvon, минуты через две уже можно отправлять эсэмэски и послания соответствующего содержания в адрес Сергея Бунтмана. Вы меня поняли, я надеюсь, правильно. Собственно, практически все. Может быть, у меня что-нибудь еще завалялось. Что-то я еще хотел вам сказать… Да, конечно же, не забудьте, что с завтрашнего дня Сергей Бунтман, здесь присутствующий вместе с Татьяной Фельгенгауэр начинают сдвигать эту огромную махину дневного «Разворота» с места, поворачивать ее, разворачивать… В 14-10, в 14-08 тут написано. Мне кажется, в 14-10, неважно, но, в общем, где-то в это время после программы «Эхо» в 14 часов, которая теперь сокращается. Слушайте, оценивайте и в следующую программу под названием «Эходром» ждем ваших отзывов. Сергей Бунтман, с наступающим днем рождения!

С.БУНТМАН – Спасибо!

А.ПЛЮЩЕВ – Всем счастливо, пока!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире