'Вопросы к интервью
08 мая 2012
Z Большой Дозор Все выпуски

Что власть обещает людям и что исполнит?


Время выхода в эфир: 08 мая 2012, 21:07



О. БЫЧКОВА: Добрый вечер. Добрый день. Это программа «Большой дозор». У микрофона Ольга Бычкова. Мой гость сегодня – это Андрей Исаев, председатель комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов. Добрый вечер.

А. ИСАЕВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Говорить мы будем о том, что власть обещает людям и что она может и готова исполнить. Потому что свежая порция обещаний была сейчас озвучена президентом Путиным. В смысле на бумаге озвучена, официально. Он подписал указы, в том числе связанные с экономикой и социальной политикой. И вот об этом мы сегодня и будем говорить. В начале, поскольку у нас завтра 9 мая, ветераны. Ветераны – это теперь тоже ведомство вашего комитета.

А. ИСАЕВ: Да.

О. БЫЧКОВА: Что обещают и что будет сделано в этот День Победы для тех ветеранов, которых мы так чтим и уважаем?

А. ИСАЕВ: Я хотел бы, во-первых, поздравить всех наших слушателей. Я не знаю, как у нас сложится дальше разговор и будет ли он благостным, но сейчас, пока мы еще в благостном настроении, я хочу поздравить всех слушателей, зрителей с наступающим Днем Победы. Я глубоко убежден, что это самый великий праздник, который реально объединяет всех, в первую очередь поздравить ветеранов Великой Отечественной войны. Совсем недавно в ГД проходила встреча с ветеранами, которые работали в свое время в аппарате Верховного Совета Советского Союза, РСФСР, которые принимали участие у боевых действиях. Встреча прошла 5 или 6 мая. Мы встречались в Госдуме. Меня поразили эти люди. Они в очень солидном возрасте, но они при этом светятся. Они с утра побывали в школе, встретились со школьниками, они заряжены мощной энергией, мощным потенциалом. Дай им бог здоровья, счастья, счастья созерцать своих внуков, правнуков счастливыми. Это люди, которые подарили нам Победу долгоиграющую. Почему? Кстати, когда я ехал на эту встречу, я слушал «Эхо Москвы», такая у меня сложилась привычка в период нашей политической борьбы.

О. БЫЧКОВА: Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий…

А. ИСАЕВ: Я слушаю голос противника. Слушая «Эхо Москвы», я слушал одну уважаемую ведущую, которая сказала, что у нас даже по поводу 9 Мая есть некие сомнения. Вот я не разделяю эту точку зрения, считаю, что по поводу 9 Мая сомнений у нас никаких нет. И вот почему. Как-то я со своими друзьями обсуждал… Помните, 90-е годы, начало, абсолютное разрушение, всё рухнуло, мы безнадежная страна, мы не выживем, лучший способ для молодежи – это уехать за рубеж и так далее.

О. БЫЧКОВА: У меня другие воспоминании об этом времени.

А. ИСАЕВ: Я помню так. И вот точку, тот момент, когда мы оттолкнулись от дна и начали всплывать, я могу назвать очень четко. Это 9 Мая 1995 года, 50-летие Победы, когда вдруг все, коммунисты и демократы, люди разных национальностей, верующие и неверующие осознали, что для них для всех этот праздник является ценностью, что мы нация победителей. Сюда приехал Клинтон в Парк Победы принимать Парад Победы. И мы вдруг вспомнили, встряхнулись. Мне кажется, таким образом получилось, что наши ветераны подарили нам второй раз этот праздник, подарили как нации, подарили как такой спасительный круг, за который мы зацепились. И после этого мы начали всплывать из того разрушения, в котором мы оказались в конце 80-х – в начале 90-х годов, когда распадался Советский Союз, всё распадалось. Вот мое личное ощущение. Поэтому еще раз говорим слова благодарности. Дальше я хочу сказать: что бы мы ни делали для ветеранов Великой Отечественной войны, это всё равно будет мало. Потому что невозможно этот подвиг оценить ни в рублях, ни в квадратных метрах. Но, тем не менее, могу сказать, что сегодня было заявлено о том, что в течение этого года мы рассчитываем до конца довести программу обеспечения ветеранов ВОВ жильем. Почему только в конце этого года? Потому что, к сожалению – в этом тоже беда нашего государства, – у нас не существует достаточно эффективных расчетных механизмов.

О. БЫЧКОВА: Да ладно.

А. ИСАЕВ: Серьезно. Когда президент Дмитрий Анатольевич Медведев озвучил эту идею…

О. БЫЧКОВА: Первый раз?

А. ИСАЕВ: Первый раз, к 65-летию Победы принято такое решение. Ему дали одну цифру участников ВОВ. Я могу сказать, что эта цифра увеличилась с того времени, как она была дана, в 10 раз. А это означает средства, которые должны быть заложены.

О. БЫЧКОВА: А 65 лет у нас было в 10-м году, в позапрошлом.

А. ИСАЕВ: Отчасти это было связано с тем, что люди отчаялись и не вставали в очередь. Но, тем не менее, она увеличилась. 200 тысяч человек по этой программе получили улучшение жилья. Еще остаются несколько десятков тысяч человек. И я убежден в том, что эта программа должна быть последовательно доведена до конца. Говорят, что многим из них самим уже жилье не нужно, что это всё для их детей и внуков. Пусть это будет так, пусть это будет для их детей и внуков, путь это останется для их детей и внуков как память, как повод еще раз подумать с уважением о дедушке, прадедушке. Это должно быть доведено до конца.

О. БЫЧКОВА: В любом случае эти люди, ветераны, они имеют право распоряжаться своим правом, этой льготой, этой привилегией, этим жильем так, как они считают нужным.

А. ИСАЕВ: Это так.

О. БЫЧКОВА: Но сколько все-таки у нас сейчас ветеранов, относящихся к такой категории?

А. ИСАЕВ: У нас категории ветеранов делятся на несколько. У нас есть участники Великой Отечественной войны, это те, кто непосредственно принимал участие в боевых действиях, проливал кровь за родину. Это одна категория, их, к сожалению, очень немного.

О. БЫЧКОВА: Сколько?

А. ИСАЕВ: Их около 300 тысяч человек. У нас есть бОльшая категория людей – это те, кто непосредственно участия в боевых действиях не принимал, но принимал участие в Великой Отечественной войне. Это тральщики минных полей, это те, кто служил в ПВО, это те, кто служил во внутренних войсках, охраняя безопасность. Их иногда называют конвойными войсками. Но там не только конвойные войска были, уверяю вас. Это были в том числе и гарнизоны, которые боролись с диверсантами, обеспечивали правопорядок и так далее. Это отдельная категория.

О. БЫЧКОВА: Она побольше должна быть.

А. ИСАЕВ: Она, естественно, больше. У нас есть последний военный призыв. Это те, кто был призван на войну в конце 45 год, в боевых действиях участия не принимал. Но эта категория тоже непростую жизнь прошла, потому что старшие возраста демобилизовывались, а нужно было занимать оккупационную зону в Германии, нужно было занимать оккупационные зоны в тех странах, которые были освобождены, где существовали фашистские отряды довольно долгое время, с которыми приходилось бороться, националистические группировки. Эти люди находились на службе реально 7-9 лет. Это последний военный призыв. У нас есть узники фашизма, которые делятся у нас на две категории. Это несовершеннолетние узники фашизма, они уже по многим параметрам приравнены. Сейчас подписан указ о единовременной денежной выплате, которая будет к годовщине Победы.

О. БЫЧКОВА: А можно сразу в количестве?

А. ИСАЕВ: 5 тысяч рублей.

О. БЫЧКОВА: Скольким человек?

А. ИСАЕВ: Я не могу назвать точное количество людей, потому что там разные категории. Это участники боевых действий, это жители блокадного Ленинграда. Это участники строительства оборонительных сооружений.

О. БЫЧКОВА: Т.е. эти 5 тысяч даются всем?

А. ИСАЕВ: Нет. Есть категории, которые получают тысячу рублей. Это труженики тыла, это совершеннолетние узники фашизма, т.е. те, кто находился в концлагерях, будучи совершеннолетними узниками, их осталось совсем немного. Им будет отдельная выплата. Есть такая категория, как жители блокадного Ленинграда, они делятся на две категории. Это те, кто награжден медалью «Житель блокадного Ленинграда», это в основном те, кто провел в блокадном Ленинграде практически все эти годы, работая там на фронт или поддерживая тыл, и те, кто награжден знаком «Житель блокадного Ленинграда», знаком, который давал Ленсовет. Это те, кто застал блокаду в какие-то месяцы. Как правило, это дети, которых потом вывезли из блокадного Ленинграда, эвакуировали. Они прожили некоторое количество месяцев. Они тоже относятся к жителям блокадного Ленинграда, но это отдельная категория. На самом деле это большое количество разного рода людей, около 2 млн. человек. Могу сказать, что, безусловно, это заслуженные люди. Но мы с вами прекрасно понимаем, что, конечно, самыми заслуженными являются участники Великой Отечественной войны, те, кто, не щадя своей крови и жизни, боролся с фашизмом, защищая нашу родину.

О. БЫЧКОВА: И что происходит этого 9 Мая 2012 года? Что делается для этих людей, кроме того, что есть план очередной дать им когда-нибудь квартиру?

А. ИСАЕВ: Что значит когда-нибудь? Такими темпами, какими получают жилье участники Великой Отечественной войны в эти последние два года, они не получали никогда. Когда коммунисты задают нам вопрос, называют конкретные имена, мы говорим: «Ребята, извините, но до того, как мы пришли к власти, у власти очень долго находились вы. Почему вы этот вопрос не решили?» Мы сейчас решаем гораздо более быстрыми темпами, чем то, как решали тогда они.

О. БЫЧКОВА: 200 тысяч человек – это не очень много для страны, где сто с лишним миллионов.

А. ИСАЕВ: Это бесспорно не очень много для страны. Я понимаю, что здесь приоритет, и мы это все понимаем. Но существуют параллельно решаемые вопросы. Это, предположим, жилье для военнослужащих, отслуживших. Мы же не можем им сказать: ребята, подождите годик-два, мы пока решим с ветеранами Великой Отечественной войны, а вы будете ждать.

О. БЫЧКОВА: Поэтому можно сказать ветеранам – подождите годик-два.

А. ИСАЕВ: Ветеранам нельзя этого сказать. Но проблема заключается в том, что многие из них обозначают свои претензии, свои заявки на этот счет только сейчас. Условно говоря, план был один, а потом в дальнейшем в результате того, что пришли ветераны Великой Отечественной войны… Раньше они не стояли в очереди.

О. БЫЧКОВА: А теперь услышали, что можно.

А. ИСАЕВ: Да. Но бюджете это не предусмотрено. Значит, нужно дополнительно выделять средства, нужно принимать решения. Это требует какого-то количества времени.

О. БЫЧКОВА: Не безумные средства получаются.

А. ИСАЕВ: Это большие средства. Не безумные, но большие средства. Но самое главное, что эти средства надо где-то найти. Я понимаю, что это звучит по-канцелярски жутко, но существует сверстанный бюджет. Мы должны увеличить зарплату учителям, мы должны увеличить денежное довольствие военнослужащим, мы должны дать деньги на военную ипотеку, мы должны дать деньги на другие вопросы. И тут нам говорят: вот еще дополнительно на эту статью. С кого снять? Значит, надо принимать соответствующие решения, с кого снимать, откуда снимать, для того чтобы эти деньги направить. Безусловно, это приоритет. И сегодня это было подтверждено Дмитрием Анатольевичем Медведевым при его вступлении в должность председателя правительства, что до конца этого года вопрос будет решен.

О. БЫЧКОВА: До конца этого года все зарегистрированные ветераны получат свои квартиры.

А. ИСАЕВ: Да. Повторяю специально для «Эхо Москвы»: если вдруг на 31 декабря 2012 года придет еще какое-то количество ветеранов Великой Отечественной войны, которых до этого не обозначалось, мы, конечно, за сутки им этот вопрос не решим. Конечно, этот вопрос будет отнесен на 13-й год, но мы обязательно будем решать.

О. БЫЧКОВА: Хочу уйти в сторону ненадолго, чтобы вернуться снова к социальным темам. Я не первый раз слышу о том, что плохо поставлен учет в государстве, всё время не учитывают какие-то категории людей, их условия жизни, их доходы, зарплаты и многое другое. А можно объяснить почему?

А. ИСАЕВ: Почему? Потому что мы все вместе с вами сделали демократическую революцию в конце 80-х, в начале 90-х годов.

О. БЫЧКОВА: С тех пор прошло уже очень много лет.

А. ИСАЕВ: И существовавшая система государственного социализма, в которой худо-бедно, но существовал учет, он рухнул. После этого в течение громадного количества времени никто учетом не занимался, либо занимался, но не в полной мере, занимался приписками и так далее. Реально учет стали восстанавливать, начиная с 2000 года.

О. БЫЧКОВА: 12 лет.

А. ИСАЕВ: Сколько нужно времени, для того чтобы разрушить здание? Для того чтобы разрушить здание требуются сутки. Мы с вами прекрасно видим: взрывается в одном месте или бьет (неразборчиво) в нужное место – и всё рушится. А сколько нужно времени, для того чтобы построить здание? Для того чтобы построить здание, суток недостаточно. Вот если в течение 90-х годов была разрушена существовавшая система социальной защиты, то чтобы восстановить ее, требуется большее количество времени, большее, чем нам хотелось бы. Я просто напомню, что в момент, когда нынешняя власть, за многое критикуемая, и правильно критикуемая… Потому что любая власть не является предвестником рая. С моей точки зрения, власть существует, для того чтобы на земле ада не было. А рай она строить не обязана. Так вот могу сказать, что в этот момент мы имели ситуацию, когда в течение 5 лет не платили пособия на ребенка, когда существовали долги по пенсиям, когда существовали долги по заработной плате бюджетников, когда вообще никто не понимал, какое количество людей имеет право на какие льготы и в каком объеме. Когда мы в 2005 году, когда первый раз пытались свергнуть, занимались вопросом, связанным с наведением порядка в вопросах льгот, мы установили, что право на те или иные виды льгот в РФ имели 74% населения страны. Т.е. 74% населения страны самим себе должны были установить льготы. А что такое льготы? Это сначала мы должны были в виде налогов эти деньги отобрать, а потом в виде льгот этому же населению отдать.

О. БЫЧКОВА: Ясно. В эту сторону сейчас не будем уходить. Потому что льготы – это такая тема… Просто не сейчас, если можно. Я к чему это спрашиваю? Я понимаю, льготы, категории населения, масса разных сложных вещей, сложно учитываемых вещей. Но когда мы говорим о ветеранах и повторяем это каждый раз перед 9 Мая и 9 Мая, мы понимаем, что это очень особенная категория.

А. ИСАЕВ: Оля, ветераны Великой Отечественной войны находятся вне любых контекстов. Всё, что мы для них не доделали, это наша вина, которую мы будем искупать как только возможно.

О. БЫЧКОВА: Тысяча рублей одной из этих категорий – это что такое?

А. ИСАЕВ: Это труженики тыла. Труженики тыла – это гораздо большая категория, чем ветераны Великой Отечественной войны. К труженикам тыла отнесены все граждане, которые на момент Великой Отечественной войны имели возраст 14 лет. Они все являются тружениками тыла.

О. БЫЧКОВА: Тут уже масса людей пишут, что тысяча рублей – это даже нельзя называть подачкой, стыдно и так далее.

А. ИСАЕВ: Речь идет не о постоянном. Труженикам тыла установлены постоянные ежемесячные денежные выплаты. Речь идет о разовой выплате, которая делается к празднику 9 Мая. Наверное, для жителей столичного региона тысяча рублей – это очень маленькие деньги. Я первый раз избрался от Москвы в этом созыве, до этого я избирался от Владимирской области. И я общался во многих селах, поселках, там мне говорили: «Хоть тысячу рублей дайте нам к 9 Мая. Это было бы очень хорошо». Это мне говорили труженики тыла в этих поселках и в этих регионах. Для них это не является подачкой.

О. БЫЧКОВА: И поэтому очень удобно считать, что это большие деньги.

А. ИСАЕВ: Это не большие деньги, нет. Еще раз говорю, давайте сделаем эти деньги больше. С кого снять? Со стипендий студентам, с денежного довольствия военнослужащим, с военной ипотеки, с повышения зарплаты учителям? С кого надо снять, для того чтобы здесь дать больше?

О. БЫЧКОВА: Поняла. Давайте перейдем к следующей теме, о том, что было написано в указе президента Путина, например, о социальной политике. К 2018 году правительству велено обеспечить увеличение зарплаты в 1,4-1,5 раза, при этом зарплата врачей, учителей, преподавателей должна составить 200% от ее среднего уровня в регионе.

А. ИСАЕВ: Преподаватели вузов имеются в виду. Потому что у школьных учителей – свыше 100% от средней заработной платы в регионе. А 200% — это врачи и преподаватели вузов.

О. БЫЧКОВА: Я не поняла, насколько будет повышена зарплата. К 2018 году увеличить в полтора раза.

А. ИСАЕВ: Это среднюю зарплату по стране в целом.

О. БЫЧКОВА: В полтора раза – это на 50%.

А. ИСАЕВ: Да

О. БЫЧКОВА: Инфляция у нас в этом году 6%, обещают — может быть, будет 5%.

А. ИСАЕВ: В следующем поставлена задача 4%.

О. БЫЧКОВА: Мы не знаем, как там будет. Мы знаем, что сейчас она у нас такая. Дай бог, будет не больше. У нас 6 лет получается до 18-го года. 6 умножить на 6, это будет 36, или на 5% инфляции, это будет 30%. Значит, зарплата увеличивается на 50%, минус 30% инфляция.

А. ИСАЕВ: Государство должно проводить расчеты. Расчеты оно может проводить только реально существующих ценах, зарплатах. Мы надеемся, что у нас будет 4% инфляции, но это прогноз. А вдруг у нас так ударит экономический кризис, что будет 20%? А вдруг, наоборот, будет такая ситуация, что будет 2% инфляция?

О. БЫЧКОВА: Поэтому считаем, как сегодня.

А. ИСАЕВ: Поэтому считаем в сегодняшних деньгах. Я думаю, что смысл указа – во всяком случае, мы будем в комитете за это бороться – заключается в том, что к сегодняшним деньгам в полтора раза. Это означает, что, если вдруг, паче чаяния, инфляция будет гигантская или даже такая, 36%...

О. БЫЧКОВА: 36% за 6 лет.

А. ИСАЕВ: Это означает, что мы эту инфляцию уберем из этих полутора раз. Полтора раза к сегодняшним деньгам, в реальном выражении. Я думаю, что речь идет именно об этом – в полтора раза в реальном выражении. Что происходит с врачами и учителями? По учителям решение однозначное – до конца этого года средняя заработная плата должна превышать 100% от средней заработной платы по региону. Кстати, напомню, что Борис Николаевич Ельцин, первый наш демократический президент, первым указом в момент своего избрания обозначил, что средняя заработная плата учителей должна быть не ниже средней заработной платы по стране тогда, не по региону. Этот указ никогда не был выполнен. Никогда. И только сейчас…

О. БЫЧКОВА: И что, наши прекрасные президенты Медведев и Путин тоже не выполнили?

А. ИСАЕВ: Только сейчас, в этом году, благодаря нашим прекрасным лидерам Медведеву и Путину мы на то, что Борис Николаевич Ельцин тогда заявил, реально выходим.

О. БЫЧКОВА: А 10 лет мы что делали?

А. ИСАЕВ: А 10 лет до этого мы закрывали долги Бориса Николаевича Ельцина перед Международным валютным фондом, гигантские долги. 10 лет до этого мы создавали ситуацию, когда у нас не будет долгов по заработной плате. 10 лет до этого мы повышали пенсии, качественно повышали, мы повышали минимальный размер оплаты труда с 83 рублей 49 копеек (трех долларов США) до нынешних 150 долларов США в месяц. Это всё мы делали в эти предыдущие 10 лет.

О. БЫЧКОВА: И пили нефть.

А. ИСАЕВ: Есть такая поговорка в Индии, что нельзя слона съесть целиком, а по частям возможно.

О. БЫЧКОВА: Мы сейчас сделаем перерыв на несколько минут в программе «Большой дозор». Я напомню, что с нами Андрей Исаев — председатель комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов. Мы говорим о том, что власть обещает людям и что может исполнить. Через 5 минут продолжим.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: Продолжаем программу «Большой дозор». Мы начали говорить о зарплатах бюджетников. Эту тему продолжим обязательно. Я полтора часа назад написала в Twitter'е людям, вопрос задала, сколько получают на самом деле врачи и учителя в реальной жизни.

А. ИСАЕВ: И сколько же?

О. БЫЧКОВА: Не на бумаге, а именно в реальной жизни. Миллион сообщений уже пришло, меня ими завалили. «Врач больницы села Итомля-1 обслуживает 120 деревень, 2 тысячи человек, хирург, терапевт, скорая помощь, получает около 20 тысяч». Нет, это не он, извините. «Чтобы получить 15 тысяч в месяц, учитель должен работать, математик в старших классах гимназии, руководителем еще там где-то…»

А. ИСАЕВ: Это в каком городе? В Москве 15 тысяч – нет таких зарплат.

О. БЫЧКОВА: Не в Москве. «Заболел в деревне, Тверская область. В больнице с надбавками от губернатора у санитарки 4 тысячи, у медсестер по 10, у врача 40».

А. ИСАЕВ: Я, конечно, хорошо отношусь к фантазиям. Я к фантазиям отношусь хорошо, но 4 тысячи рублей в нашей стране не получает ни один человек. Потому что минимальный размер оплаты труда 4 тысячи 612 рублей. Таким образом, меньше этой суммы не получает никто. Конечно, можно напридумывать что угодно. Это первое. Второе. Есть такая любимая история: у меня зарплата 4 тысячи рублей. Я так беседовал. Я говорю: 4 тысячи рублей у вас не может быть зарплата, сейчас идем к главному врачу и разбираемся, почему он нарушает федеральный закон. – Нет, у меня на самом деле не 4 тысячи, у меня 4 тысячи ставка, а поскольку ставки у меня две с половиной, плюс надбавка за то, за пятое-десятое, я получаю 12 тысяч. Но зарплата-то у меня 4. Так вот я могу сказать – зарплаты 4 тысячи рублей нигде не существует. Это первое, с этого мы начинаем. Второе – зарплаты в бюджетной сфере крайне низкие. Я с этим согласен абсолютно. Именно поэтому я внес проект федерального закона о повышении минимального размера оплаты труда до конца этого года до 6,5 тысячи рублей. К сожалению, этот закон не был поддержан правительством. Я надеюсь, что новый состав правительства будет более сговорчив, тем более что Владимир Владимирович Путин, выступая с отчетом, сказал, что нужно за два года довести минимальный размер оплаты труда до реального прожиточного минимума. Очень правильная, очень хорошая постановка вопроса.

О. БЫЧКОВА: Он сейчас сколько?

А. ИСАЕВ: Сейчас прожиточный минимум составляет 6 с половиной тысяч рублей, это в целом по РФ. В целом – это температура по больнице.

О. БЫЧКОВА: Да. Слушатель мне написал тоже: «Кисловодск. Учитель начальных классов – 6 тысяч рублей».

А. ИСАЕВ: Это очень низкая зарплата, согласен с этим. Именно поэтому поставлена задача до конца года – не ниже средней по экономике по региону. Если где-то это не будет соблюдено, это будет прямое нарушение указаний, которые даны высшими руководящими лицами в нашем государстве. Я очень прошу обращаться в комитет. Комитет обязательно будет с этим бороться, будем выступать, бить в колокола. Учителям заработная плата до конца года должна быть доведена до уровня средней по региону. С врачами тоже заработная плата должна расти. Она сейчас уже, как правило, является выше средней по региону, хотя признаю, что есть сельские больницы, есть больницы в некоторых поселках городского типа, где врачи недобирают. Но общая канва, которая должна быть выполнена в течение 6 лет, 200% от средней заработной платы по региону.

О. БЫЧКОВА: Что это значит?

А. ИСАЕВ: Например, в Московской области средняя заработная плата 25 тысяч. Если в нынешних ценах, в нынешних деньгах врач должен будет получать 50 тысяч.

О. БЫЧКОВА: Мне написали: «Саратов, врач, от 9 до 30 тысяч, это потолок за высшую категорию».

А. ИСАЕВ: 9 тысяч – это крайне низко, 30 тысяч, если просто средняя заработная плата врача…

О. БЫЧКОВА: Высшая категория.

А. ИСАЕВ: 30 тысяч – наверное, это сносно. Хотелось бы больше. Дальше надо разбираться с ситуацией. Потому что я могу одновременно сказать, что есть врачи, которые получают существенно большие деньги.

О. БЫЧКОВА: Конечно, есть врачи, которые получают существенно большие деньги. Но масса людей получают то, что они получают.

А. ИСАЕВ: Еще один важный момент, о котором мы тоже должны сказать. Параллельно с ростом легальной заработной платы врачам будут закрываться каналы нелегального получения денег врачами. Мне тут пришлось столкнуться с тем, что родственники некоторых моих дальних родственников положили человека в больницу, в онкологическое отделение в Москве. Тяжелая операция, как это бывает по онкологии. Сидевший с человеком родственник говорит медсестре: «Я должен буду на несколько часов отлучиться, на ночь. У меня тоже работа есть. Я даю 3 тысячи рублей – посмотрите, пожалуйста». Она говорит: «3 тысячи рублей – это чтобы я на посту приглядела. Если вы хотите, чтобы я в палату заглядывала, это 5 тысяч рублей». Такая ситуация, к сожалению, бывает. Так вот я думаю, что наша общая задача состоит в том, чтобы легальная заработная зарплата врачей выросла, а вот это прекратилось.

О. БЫЧКОВА: Да. Но характерно, что такие разговоры про приглядела, не приглядела, они ведутся, как правило, в государственных клиниках и не ведутся в частных клиниках. Я не хочу сказать, что частные клиники – это идеал, но есть такая закономерность. Там, где как-то по-другому организована работа и оплата, там и отношения другие.

А. ИСАЕВ: Там отношения другие, согласен с этим. Но мы знаем и другие проблемы, которые существуют в частных клиниках – задача навертеть как можно больше исследований, для того чтобы заработать как можно большее количество денег.

О. БЫЧКОВА: Но санитарки и медсестры там не вымогают.

А. ИСАЕВ: Тот путь, по которому надо идти, – это реальная страховая медицина. Нынешняя страховая медицина, к сожалению – тут я должен признать вину всей власти, в том числе и свою, хотя я не занимаюсь вопросами здравоохранения в Госдуме, но тем не менее, – нынешняя страховая медицина состоит в том, что при поликлинике… Вот вы идете, такая обшарпанная, нормальная поликлиника. Вдруг начинается евроремонт. Тут сидит страховая компания, которая полисы выдает. Вот это совершенно никакого отношения к реальной страховой медицине не имеет. Реальная страховая медицина состоит в том, что вы застраховались обязательно, либо работодатель вас застраховал, и он имеет право тогда не платить взносы, но застраховать вас реально, нормально и хорошо по согласованию с профкомом, предположим. И тогда страховая компания оплачивает все ваши расходы, следит за качеством и следит за тем, чтобы лишнего на вас не наворачивали. Это сочетание бесплатной для пациента медицины и платной для врачей, когда врачи, медучреждения получают деньги за хорошую работу.

О. БЫЧКОВА: А Голикова останется министром?

А. ИСАЕВ: Это вопрос не ко мне. Татьяну Алексеевну сильно критикуют. Я бы не хотел присоединяться к числу ее критиков. Мне кажется, что в целом было неправильное решение объединить Министерство здравоохранения и Министерство труда. И там, и тут колоссальные проблемы. И с таблетками надо разобраться, и, извините, Пенсионный фонд сегодня работает по положению Верховного совета РСФСР 1990 года, и по принимаемым нами бюджетом Пенсионного фонда, что неправильно. Поэтому я надеюсь, что в следующей структуре правительства будет отдельное Министерство труда и отдельное Министерство здравоохранения.

О. БЫЧКОВА: А есть такие планы?

А. ИСАЕВ: Я не знаю, есть ли такие планы. Но эта позиция неоднократно заявлялась профсоюзами, и это позиция, которую абсолютно поддерживает наш комитет. Мы считаем, что это должно быть сделано. Татьяна Алексеевна – человек, несомненно, очень талантливый, очень работоспособный, много работающий, но само объединение этих министерств, предложенное в свое время Михаилом Юрьевичем Зурабовым, порочно. Этого не надо было делать.

О. БЫЧКОВА: Пенсионный возраст.

А. ИСАЕВ: Категорический противник повышения пенсионного возраста. Сегодня некоторые интерпретировали высказывания Дмитрия Анатольевича о том, что он чуть ли не заколебался по этому вопросу. Я могу сказать, что это не так 100%. Обращаю ваше внимание, что в статье Владимира Владимировича, которая была опубликована до его избрания президентом, твердо сказано, что он против повышения пенсионного возраста. Владимир Владимирович – это ответственный политик, и он понимает, что, если он написал это в предвыборной статье, значит, в выборный срок это решение не должно быть принято точно. Я могу сказать, что повышение пенсионного возраста не только социально несправедливо, оно не даст никакого эффекта. На самом деле расходы государства, расходы, связанные с этим, окажутся выше, чем экономия, которую получит Пенсионный фонд. Потому что придется увеличить расходы на занятость, потому что возрастет безработица, это естественно. Если мы увеличиваем пенсионный возраст, мы увеличиваем нагрузку на рынок труда. У нас сегодня 6% трудоспособного населения безработные. Если мы увеличиваем пенсионный возраст, как это предлагается, то у нас будет 9 или 10% безработных. Им надо платить пособия.

О. БЫЧКОВА: Т.е. ни по каким соображениям это решение в ближайшее время приниматься не будет.

А. ИСАЕВ: Оно ничего не даст.

О. БЫЧКОВА: Еще один вопрос, который хочется задать, – по путинским указам. На всех это произвело большое впечатление – ставка по ипотеке к 18-му году должна составить 2,2%, плюс инфляция.

А. ИСАЕВ: 2,2 процентных пункта. Это не 2% будет ставка по ипотеке, а просто прирост по отношению к инфляции не должен составлять больше 2%. Условно говоря, если у нас инфляция 6%, то ставка по ипотеке будет 8% годовых. Т.е. ипотечный фонд что-то заработать должен, иначе он работать не может, но при этом разрыв, который существует сегодня между инфляцией и ипотечным кредитом, должен быть резко сокращен.

О. БЫЧКОВА: И как это будет произведено?

А. ИСАЕВ: Это будет произведено несколькими вещами. Во-первых, активные интервенции государства на рынки ипотечного кредитования. Как это произойдет? У нас есть категории, которые не могут ни при каких обстоятельствах в ипотеку ничего купить. Это в первую очередь бюджетники и военные. Если государство начнет выдавать им в массовом порядке через доверительные банки, скажем, ВЭБ или ВТБ, ипотечные кредиты по нормальной цене, это будет общий фактор, давящий на все остальные банки в том числе. Есть рыночная цена. Если вдруг в массовом порядке…

О. БЫЧКОВА: Снизится температура по больнице.

А. ИСАЕВ: Да, снизится температура по больнице.

О. БЫЧКОВА: Очень хорошо. Но наш прекрасный бывший президент Дмитрий Анатольевич уже когда-то анонсировал нацпроект по доступному жилью, и там тоже разного рода такие красивые вещи были.

А. ИСАЕВ: Сдвижка произошла большая. Она не произошла сразу. Условно говоря, тут у меня доктор пытался вынуть сломавшийся штифт из зуба. Он долго этим занимался. В первый день ничего не получилось. А на второй вынул.

О. БЫЧКОВА: Пошел, подумал…

А. ИСАЕВ: Расшатывал, расшатывал… И на второй день этот штифт выпал. То же самое и здесь. Дмитрий Анатольевич замахнулся, начал бить, бить, бить в эту точку. Там уже зашаталось. Сейчас уже есть предпосылки к тому, что, если государство начнет активную интервенцию на этом рынке, ипотечные кредиты в цене начнут падать.

О. БЫЧКОВА: Сейчас у нас сколько процентов ипотечный кредит?

А. ИСАЕВ: Разные, 12-18%.

О. БЫЧКОВА: Больше 10% по меньшей мере. Грубо говоря, в два раза они должны снизиться.

А. ИСАЕВ: Да. Выглядит невероятно?

О. БЫЧКОВА: Абсолютно.

А. ИСАЕВ: А я могу сказать, что, когда Путин в 2004 году избирался президентом, он сказал, что он проведет валоризацию пенсий, т.е. пересчитает пенсии, права пенсионеров советского периода, что в результате пенсии вырастут на 42-45%. И вдруг экономический кризис. Все сказали – это невозможно. А это было сделано. Мы можем привести какой-нибудь крупный экономический проект путинский, который не реализовывался.

О. БЫЧКОВА: Дело не в этом. Дело в том, что пенсии – прекрасно, 42-45%. Но если вспомнить в абсолютных цифрах, какие это были пенсии и какие они стали даже при этих 45%, то не очень впечатляюще.

А. ИСАЕВ: Не очень впечатляюще. Потому что 3-4 – это всё равно мало. Но по сравнению с нулем это рост. То же самое и здесь могу сказать. Не очень впечатляюще, хотелось бы больше. Тем не менее, этот рост был осуществлен. То же самое и здесь. Даже если у нас ипотечный кредит будет составлять 8-10%, это будет гигантский прогресс по сравнению с нынешним положением дел. Но всё равно люди будут говорить, что многовато, хотелось бы меньше.

О. БЫЧКОВА: Это если так будет.

А. ИСАЕВ: У нас пока нет оснований сомневаться. Если бы мы могли приводить гигантское количество примеров, что Путин обещал – не сделал, обещал – не сделал… Что, кстати говоря, Борису Николаевичу было характерно: обещал лечь на рельсы, обещал, что цены вырастут не более чем в два раза…

О. БЫЧКОВА: У меня идут смс-ки, из них примерно 5899 на тему, почему Исаев всё время ссылается на проклятые 90-е. Уже проехали 20 лет назад.

А. ИСАЕВ: А почему же мы не должны ссылаться на проклятые 90-е? Мы можем сравнивать только в исторической ретроспективе. Давайте следующим образом: вот существует дистиллированная вода, рядом США. Нам, пожалуйста, сделайте как в США. Так не бывает, дорогие друзья. Мы сели в движущийся поезд, а не в поезд, который отошел от оконечной станции. Поезд уже ехал, он был объят огнем. Вы говорите: «Почему пахнет гарью?» Потому что мы тушили пожар, поэтому так.

О. БЫЧКОВА: Нефтью тушили пожар.

А. ИСАЕВ: Нефть сыграла свою роль. Но я бы хотел задать следующий вопрос. Конечно, нефть сыграла свою роль. Но тут есть взаимная зависимость. За счет того, что Россия стала проводить более независимую внешнюю политику, и цены на нефть подросли. Потому что когда к нам приходили и диктовали всё… Вы знаете, каждый раз, когда назначалось правительство РФ, поступал меморандум Международного валютного фонда: это вы делайте так, это вот так, здесь рыбу заворачивайте, цена на нефть должна быть такая. С того момента, как мы перестали это слушать, цена на нефть выросла. Это хорошо или плохо? По-моему, хорошо.

О. БЫЧКОВА: Это прекрасно. 20% снижения стоимости жилья к 2018 году должно обеспечить нам правительство тоже. Каким образом?

А. ИСАЕВ: Имеется в виду общая стоимость жилья. Если у нас будет более доступная ипотека, если у нас разовьются такие вещи, как арендное жилье… На самом деле у нас есть такая проблема. Помните фильм «Убить дракона»? «Окна все открыты? Все. Ни в чем меры не знаем». То же самое и здесь. Мы все приватизировали свои квартиры. На самом деле в развитых странах в частных квартирах живет меньшинство населения.

О. БЫЧКОВА: Это правда.

А. ИСАЕВ: Большинство живет в арендуемых квартирах. И у нас представление о жизни, что квартира должна быть в собственности, а арендное жилье воспринимается как нечто такое для совсем бедных.

О. БЫЧКОВА: Для того чтобы арендовать жилье, должен быть рынок арендного жилья.

А. ИСАЕВ: Совершенно верно. Об этом сегодня тоже говорил Медведев.

О. БЫЧКОВА: И не только сегодня он об этом говорил, он об этом уже много лет говорит.

А. ИСАЕВ: О том, что будут предприняты активные усилия по строительству арендного жилья. А я могу сказать, что, если мы начнем активное строительство арендного жилья, мы решим еще одну очень важную проблему, которая, казалось бы, не имеет к этому никакого отношения. Это проблема мигрантов. На сегодняшний день – и меня это всегда удивляло, – имея 6% безработных и громадное количество людей, которые живут, условно говоря, где-нибудь в поселке Песцово Ивановской области и хотели бы подработать в Москве, мы почему-то используем труд наших друзей из ближнего зарубежья.

О. БЫЧКОВА: Может, не в Москве, а может, в Челябинске.

А. ИСАЕВ: Совершенно верно. Если мы создадим нормальный рынок арендного жилья, мы разовьем внутреннюю трудовую миграцию.

О. БЫЧКОВА: Никто не против. Но это тоже обещание, которое мы уже слышали все.

А. ИСАЕВ: А когда эти обещания были сказаны Медведевым?

О. БЫЧКОВА: О рынке арендного жилья тоже очень много говорилось в этом самом нацпроекте.

А. ИСАЕВ: Нет. В нацпроекте говорили об ипотеке в первую очередь. Дальше. О решении жилищной проблемы для военнослужащих и для определенных категорий – два. О поддержке жилищного строительства – три. Был запущен Фонд ЖКХ. И тогда первоочередной проблемой нацпроекта был снов ветхого и аварийного жилья и замена его на муниципальное, социальное жилье, которое строилось вместо ветхого, аварийного. Сейчас мы решили проблему ветхого, аварийного. Следующий этап – это арендное жилье.

О. БЫЧКОВА: Кто будет строить этот арендное жилье и кто будет снижать стоимость жилья вообще? Вот эти строительные компании, эти акулы, которые нам рассказывают, что цена квадратного метра такая, а не другая, потому что у них бетон, цемент, железные конструкции очень дорогие, снизить невозможно?

А. ИСАЕВ: Оля, у нас есть инструмент, который называется Фонд развития жилищно-коммунального хозяйства. Этот фонд дает региону деньги на строительство жилья только при условии, что регион выполняет определенные вещи – он демонополизирует рынок ЖКХ и демонополизирует рынок строительства. Вот если он доказывает, что количество строительных компаний, их определенное количество, что проводятся реальные конкурсы, что на этих конкурсах выставляются реальные возможности, только в этом случае…

О. БЫЧКОВА: А в скольких регионах эта схема работает эффективно?

А. ИСАЕВ: Практически во всех регионах.

О. БЫЧКОВА: И везде решена проблема жилья, что ли?

А. ИСАЕВ: Нет, она нигде не решена до конца. Но во всех регионах работает Фонд развития ЖКХ. Поскольку я был членом этого совета до недавнего времени, Фонда ЖКХ, я могу сказать, что там реально речь идет о том, что было проведено капитальных ремонтов домов, которые не проводились с 85 года, 117 тысяч домов было отремонтировано. Если говорить о строительстве нового жилья, около 3 млн. человек улучшили свои жилищные условия за счет работы фонда.

О. БЫЧКОВА: А сколько надо?

А. ИСАЕВ: Нужно больше, конечно. Нужно раз в 10 больше. Фонд работает какое-то определенное время. Между прочим, могу сразу сказать, на больную мозоль наступлю любимой радиостанции «Эхо Москвы». Вы знаете, откуда взялись деньги на создание Фонда ЖКХ? Это деньги от продажи «ЮКОСа». Они целевым образом были направлены на эту задачу.

О. БЫЧКОВА: И все туда ушли?

А. ИСАЕВ: Все целиком. По-моему, было 250 млрд. рублей, которые поступили от продажи «ЮКОСа». И тогда Путин сказал, что, если мы просто зачислим в бюджет, они будут размазаны тонким сдоем по полированному столу, а если мы потратим на целевую программу развития ЖКХ, то тогда это будет иметь результат.

О. БЫЧКОВА: Какой же результат, если еще десятки миллионов людей нуждаются в улучшении жилищных условий?

А. ИСАЕВ: Результат есть. Такого улучшения жилищных условий по темпам не происходило в течение последних 30 лет.

О. БЫЧКОВА: А темпы какие?

А. ИСАЕВ: Я вам назвал. 3 млн. человек за последние 5 лет.

О. БЫЧКОВА: А надо в 10 раз больше, предположим. Т.е. на это уйдет 50 лет, наверное.

А. ИСАЕВ: Нет. Знаете, в 89 году сколько лет составляла средняя очередь на получение жилья? 238 лет.

О. БЫЧКОВА: А сейчас 237.

А. ИСАЕВ: Нет. Сейчас это будет составлять лет 10-15.

О. БЫЧКОВА: Будет или составляет?

А. ИСАЕВ: Составляет, наверное, больше.

О. БЫЧКОВА: Наверное. Составляет около 20.

А. ИСАЕВ: Но если то, что изложено президентом в его указе, будет реализовано – а я уверен в этом, – то она будет составлять около 10 лет.

О. БЫЧКОВА: Если будет реализовано, то да. Самый последний вопрос. Когда запретят мигалки на машинах чиновников? Он формулируется очень просто, потому что запрещают-запрещают, а мигалки всё равно есть.

А. ИСАЕВ: Я за то, чтобы их запретили как можно быстрее. Потому что по Москве ездить с мигалкой бесполезно, с моей точки зрения. Я хочу сказать, что я председатель комитета Государственной Думы, я не имею никакой мигалки. Существует такая иллюзия, что все депутаты ездят с мигалками. В Госдуме 9 или 11 мигалок, я точно вам не скажу.

О. БЫЧКОВА: А кто тогда шныряет по Москве толпами с мигалками?

А. ИСАЕВ: Большое количество именно чиновников. Я считаю, что у чиновников, кроме охраняемых лиц, как это и было сказано Владимиром Владимировичем во время избирательной кампании, нужно мигалки отобрать. Надеюсь, что это в ближайшее время будет сделано.

О. БЫЧКОВА: В какое ближайшее?

А. ИСАЕВ: Я думаю, что это не самая горящая тема. Если Владимир Владимирович такими темпами, как он издавал указы в течение первого дня своего президентства, продолжит работать, думаю, в течение месяца такой вопрос будет решен.

О. БЫЧКОВА: Запомнили.

А. ИСАЕВ: Надеемся на это.

О. БЫЧКОВА: Андрей Исаев, председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов, был гостем программы «Большой дозор». Спасибо.

А. ИСАЕВ: Всех с наступающим праздником. Спасибо.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире