'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Большой дозор», в студии телекомпании, радиостанции Ольга Бычкова и моя коллега Татьяна Лысова, главный редактор газеты «Ведомости». Добрый вечер.

Т.ЛЫСОВА: Добрый вечер.



О.БЫЧКОВА: Сразу повторю, что можно нас видеть просто всеми возможными способами – не только услышать в эфире и увидеть в RTVi, можно также пойти на сайт «Эха Москвы» — там есть Сетевизор, найдете на главной странице отдельную кнопку и сможете просто смотреть на нас, вот, с 4-х камер, установленных в этой студии, смотреть на ваших как Андроидах, так и Маках. Есть у нас также вебтрансляция – сейчас я ее включаю тоже. И вот сейчас можно тоже с помощью вебкамеры увидеть нашего гостя – это Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства. Добрый вечер.

М.ХУСНУЛЛИН: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: И мы, конечно, понятно, о чем будем говорить. Мы будем говорить о новом именно в градостроительной политике Москвы. Я понимаю, что вопросов очень много у наших слушателей и зрителей, они уже идут и на сайт, и с помощью SMS +7 985 970-45-45. Напомню, также есть в твиттере аккаунт под названием @vyzvon. Все это можно писать туда. На все вопросы ответить, сразу каемся, не успеем, но будем очень стараться.

Мы читали вашу биографическую справку, конечно же. И знаем, что всю вашу предыдущую трудовую жизнь вы провели в Татарстане, в Казани. И ваш последний пост там очень неслабый – это пост министра строительства, архитектуры и ЖКХ Татарстана. Расскажите нам, жителям столицы, как получилось, что Собянин пригласил вас уже в Москву?

М.ХУСНУЛЛИН: Как он пригласил, я не могу рассказать, потому что для меня было совершенно неожиданно, когда поступил звонок и меня пригласили к нему на собеседование. Когда я к нему пришел, он мне предложил эту работу. Я согласился, потому что мне интересно было с масштабными проектами, с теми, в которых есть спортивный интерес, желание реализовать крупные проекты. Москва – это крупнейший мегаполис мира и работать на этой площадке, я считаю, очень почетно, очень интересно.

О.БЫЧКОВА: А вы пришли в ужас, когда вы увидели, с чем вам придется иметь дело, уже не глазами гостя столицы, например, а ответственного человека, которому придется все это разгребать?

М.ХУСНУЛЛИН: Знаете, в ужас я не приходил, потому что я практически в месяц 3-4 раза бывал в Москве. И так как у меня все время был профессиональный интерес ко многим объектам, я могу сказать, что на всех крупных стройках Москвы я бывал и имел полное представление о том, что делается, как делается. Поэтому для меня это было абсолютно не новостью.

О.БЫЧКОВА: А вы бывали почему на крупнейших стройках?

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, вот, вы знаете, кто-то ходит в театр, кто-то ходит в кино. А я хожу на стройки.

Т.ЛЫСОВА: Вот я как раз хотела сказать. Вместо ресторанов и магазинов, да, на стройку.

М.ХУСНУЛЛИН: То есть когда я нахожу возможность, я заезжаю на стройки. И даже, как ни парадоксально, буквально перед самым моим приездом в Москву у меня было время и я прошел все Сити. И думаю, надо же как, вот, совпало такое.

О.БЫЧКОВА: Пешком прямо прошли?

М.ХУСНУЛЛИН: Да, зашел на Сити, причем мне никто не задал вопросов, ни охрана, никто. Я просто пришел и прошел, посмотрел все Сити – мне было интересно, как оно реализовывается. И буквально, как ни странно, через буквально 2 недели меня пригласили сюда работать.

Т.ЛЫСОВА: А у вас первое впечатление какое было, когда вы просто пришли на экскурсию, вы еще не знали, что вам предстоит за эту часть отвечать?

М.ХУСНУЛЛИН: У меня это не экскурсия, это чисто профессиональный интерес.

Т.ЛЫСОВА: Ну да-да, личная экскурсия.

М.ХУСНУЛЛИН: То есть какие технологии управления, как работают люди. Потом, понимаете, когда приглашают официально, есть официальный маршрут, есть официально, как бы, представленная информация. Когда ты приходишь сам, ты все видишь другими глазами.

Т.ЛЫСОВА: Вот я поэтому и спрашиваю: что вы увидели?

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, вообще…

О.БЫЧКОВА: Потому что Собянин говорил где-то, что Сити – это был не самый разумный проект.

М.ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, с точки зрения градостроительства, конечно, его месторасположение очень сложное. Потому что сегодня, чтобы нам транспортную проблему Сити решить, нужно порядка 100 миллиардов. То есть чтобы Сити ехало (я уж так, говорю языком сленговым), нужно порядка 100 миллиардов. Но сегодня этот факт есть, в любом мегаполисе мира должен быть, на мой взгляд, такой деловой центр. А уж где его расположили, это ну чего сейчас обсуждать? Сейчас надо проблему решать. В целом, я считаю, что здания, которые построены в Сити, они достаточно интересны. Вот именно как современные здания, они интересны и с точки зрения инженерной мысли. Вот открывшийся на днях буквально торговый центр там, он имеет самую большую практически площадь стеклянного купола в Европе.

О.БЫЧКОВА: Ужас какой.

М.ХУСНУЛЛИН: То есть это очень серьезный такой, вот, ну, вызов, я сказал бы, строительный.

Т.ЛЫСОВА: Ну да, в том числе и посетителям.

О.БЫЧКОВА: Лучше не думать об этом, если туда идти. А Сити – это, действительно, вы сказали (правильно, да?), что это проблема, которую уже надо думать как решать, вот, в том виде, в котором она сейчас есть. Предположим, есть список проблем, которые нужно решать в первую очередь. У вас есть такой список?

М.ХУСНУЛЛИН: Конечно.

О.БЫЧКОВА: Сколько там пунктов?

М.ХУСНУЛЛИН: На самом деле, я считаю, список этот достаточно большой, но есть основных 3-5 проблем, которые надо решать в первую очередь.

О.БЫЧКОВА: А назовите.

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, в первую очередь, конечно, это транспортная.

О.БЫЧКОВА: Не, ну это общее.

М.ХУСНУЛЛИН: Нет, ну, транспортная – я в транспортной подразумеваю вполне конкретные вещи. Сегодня в Москве обеспеченность дорогами минимум в 2 раза ниже, чем любого мегаполиса мира. Поэтому хотим мы, не хотим – мы дороги должны строить. Должны строить новые, должны приводить в порядок существующие. Это не просто лозунг, это конкретная программа. Если вы слышали, Сергей Семенович официально ее представил. Там очень внушительные цифры и очень, я бы сказал, такие, смелые планы. Очень непростые для реализации. Поэтому, вот, первое – это увеличение дорог. Метро. 75 километров в 5 лет. Понимаете, можно говорить «75 километров», можно говорить там «100 километров». Просто в лучшие годы 8 километров в год строилось, когда была единая централизованная система управления, когда решением партии мобилизовывались со всей страны силы, тогда было метростроение не только в России, но в союзных республиках. Тогда принимали решение ЦК партии на мобилизацию сил и собирали со всей страны, и строили 8 километров.

Т.ЛЫСОВА: Ну, тогда технологии были другие. Щитов таких не было, как сейчас.

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, вы знаете, вопрос кроме… Ну, тогда не было права частной собственности на землю, не было огромной стоимости перекладок, не было огромных обременений, не было массового протеста жителей. Так что если все сравнить, что было тогда и что сейчас, я считаю, что на сегодняшний день задачи намного сложнее выполнять. Следующий вопрос – это парковочное пространство. Непопулярная мера – много мы говорим о «Народном гараже». Я могу сказать, что, действительно, есть ошибки в управлении «Народным гаражом» в системе, в подходе. Но самое главное, этот процесс начался. То есть правильно или не правильно, правительство начало строить гаражи. Бесплатно выделять землю, брать минимальный объем за подключение. В процессе становления – да, ошибки были допущены. Но сама по себе программа по своей сути – она нужная, она необходимая и мы ее должны решать. Это обязательно. Потому что, опять-таки, если сравнить с любым городом мира, у нас официальных парковочных мест в разы меньше, чем в любом городе мира.

Т.ЛЫСОВА: Ну, москвичи все это чувствуют на себе.

М.ХУСНУЛЛИН: Это, вот, 3-й вопрос. 4-й вопрос, все-таки, из наиболее важных, мы считаем, что нам нужно определиться серьезно с дальнейшими нашими объемами строительства жилья, что беспокоит сегодня москвичей. Сказать, что мы не будем строить совсем, я этого не могу сказать – мы будем строить, будем, в основном, заниматься реновацией. В центре – да. Там, где центр переуплотненный, мы, действительно, больше в пределах 3-го кольца, мы. действительно, только уже начатые объекты будем завершать. Но у нас есть огромный объем сегодня жилья, которое требует реновации. У нас качество жилищного фонда еще в Москве достаточно далеко до идеального.

О.БЫЧКОВА: Да ужасное оно и все. Просто ужасное.

М.ХУСНУЛЛИН: Поэтому я считаю, что надо к этому вопросу подходить системно, подбирать пути реализации. Нету рецепта единого, сказать «Вот мы будем по такой формуле все решать», потому что каждый дом – это судьба людей, это технологии, это место его расположения. Но это столько факторов таких, вот, разнообразных, влияющих. Поэтому мы должны какие-то основные стандарты выработать, и в ближайшее время мы планируем их выработать, утвердить на правительстве, и по этой программе двигаться дальше.

О.БЫЧКОВА: Стандарты – можно, вот, об этом? Стандарты чего? Какие?

М.ХУСНУЛЛИН: Стандартов, на самом деле, несколько будет. Во-первых, сколько и в каком объеме мы будем строить за счет бюджета. То есть надо понимать, мы должны определить, какой объем за счет бюджета. Сегодня у нас есть определенные очередники. Да, мы понимаем, что мы должны эти вопросы по очереди решить. Вот, первое – стандарт и решить вопрос с очередниками.

Сегодняшний стандарт. Сколько должно стоить это жилье? Когда мы проанализировали стоимость строящегося жилья, то получилось, что себестоимость жилья у нас составляла от 80 тысяч до 200 тысяч за квадратный метр. То есть понятно, нужно было переселять пятиэтажки, люди хотели жить именно там, где сносили их дома. И, конечно же, решая эту задачу, бюджет, в общем-то, практически не рассматривал затраты. То есть, ну, вот, надо строить здесь – не важно, сколько он стоит (дом), там его и строили. Сегодня же мы, все-таки, считаем, что надо за эти деньги, которые есть в бюджете, и понимая, что у нас огромные деньги пойдут на приоритет решения транспортных проблем, надо понимать, как при имеющихся в бюджете деньгах уложиться, чтобы при этом не сократить объем социальных программ. Это тоже непростая задача.

О.БЫЧКОВА: Так объемы строительства будут увеличиваться или не будут увеличиваться?

М.ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, я считаю, что транспортное строительство вырастит очень серьезно, и я это уже, вот, могу заявить совершенно точно. Это уже не просто слова, это слова, подкрепленные цифрами, проектами. У нас в предпроектной подготовке сейчас находятся тысячи объектов. Тысячи.

О.БЫЧКОВА: Транспортных?

М.ХУСНУЛЛИН: Да. От маленьких заездных карманов до крупных магистралей, до крупных инженерно-технических сооружений.

О.БЫЧКОВА: А сроки?

М.ХУСНУЛЛИН: Сроки. Мы составили график, у нас есть ежедневные штабы тематические. Например, вот, я к вам приехал сейчас только со штаба по парковкам, где мы каждую неделю все префектуры, все заинтересованные лица, ГАИ, транспортники, земельщики, вот, все, кто заинтересованы, мы каждую неделю разбираем, сколько мы за неделю сделали: сколько мы сделали предпроектных подготовок, сколько мы сделали проектов, где мы вошли в стройку, где мы прошли экспертизу. Мы разбираем полностью до каждого объекта. Также мы занимаемся по транспорту, также мы занимаемся по объектам соцкультбыта. Поэтому я могу сказать, что объемы строительства будут расти.

О.БЫЧКОВА: Вы сказали, транспортного строительства будут расти.

М.ХУСНУЛЛИН: Транспортного.

О.БЫЧКОВА: А жилищного?

М.ХУСНУЛЛИН: Жилищного строительства – мы считаем, что на уровне ввода последних лет мы будем удерживать. Конечно, у нас не будет того объема, который был до кризиса, мы и не ставим себе такую задачу. Москва, на самом деле, не может больше уплотняться. Мы полностью отказались от точечной застройки. Только те проекты, которые имеют разрешения на строительство, там, где реально инвестор может подтвердить свои затраты и где у него юридически все правильно оформлено, только по тем проектам мы даем разрешение на строительство. Если можно пересмотреть объекты и не строить, если стоит вопрос «строить или не строить?», мы принимаем решение не строить. На земельной градостроительной комиссии мы все вопросы подробнейшим образом рассматриваем.

Т.ЛЫСОВА: Но, ведь, это тоже затраты для бюджета, потому что инвестор будет требовать компенсации уже произведенных работ. Вот, например, прекращение стройки на площади Белорусского вокзала довольно дорого обошлось – пришлось выплатить компенсацию. Как вы оцениваете вот эти затраты на прекращение проектов?

О.БЫЧКОВА: Ну, фактически на исправление ошибок.

Т.ЛЫСОВА: Ну да.

М.ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, я, во-первых, вот о чем прошу вас и, как бы, прошу всех людей, кто занимается тем, что дает какую-то информацию о нашей деятельности. Говорите о нас, все-таки, информацию объективно: вот, мы AFI Development ничего не выплачиваем. Мы с ними договорились. У них есть ряд других проектов. Мы договорились, что мы оказываем им помощь в других проектах. Где-то пересматриваем долю города. То есть мы деньги не платим.

Т.ЛЫСОВА: А, то есть это будет зачетом?

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, конечно.

Т.ЛЫСОВА: Не деньгами, а зачетом?

М.ХУСНУЛЛИН: Конечно.

Т.ЛЫСОВА: Ну, вот это существенная деталь, да.

М.ХУСНУЛЛИН: Понимаете? Почему-то во всех СМИ, везде говорят, что мы AFI Development платим. Они – крупные девелоперы, у них много крупных объектов, у них очень много вопросов. Поэтому мы с ними вполне нормально, цивилизованно за столом переговоров договорились.

О.БЫЧКОВА: А можно я спрошу, что там отменили на площади Белорусского вокзала?

М.ХУСНУЛЛИН: На площади Белорусского вокзала у них был, в основном, объем торговли и меньше объем парковок. Так как сейчас мы видим развитие железнодорожного транспорта, мы просто обязаны сделать условия, чтобы люди могли приехать, оставить машину и поехать на железнодорожном транспорте. понимаете? Это экономически не выгодно – бюджет тратит колоссальные деньги. Но это необходимо для решения транспортных проблем.

Потом, на сегодняшний день, ведь, какая ситуация в Москве? Ведь, надо понимать, что в Москве все пространство имеет определенную стоимость. Не просто метры, не просто земля, а все, что находится вокруг, это имеет прямую капитализацию. И когда мы сегодня продолжаем какой-то инвест-контракт, в котором, условно, доля города была какое-то энное количество процентов, казалось бы, да, очень выгодно: город получает какие-то проценты. Но когда мы считаем, сколько стоит денег, чтобы потратить на транспорт, чтобы расширить улицы, построить дополнительные путепроводы, сделать какие-то еще мероприятия, у нас оказывается, что многие контракты для нас не выгодны. Нам проще не строить, чем потом исправлять ошибки или дополнительную нагрузку, которая появится от дополнительной перегруженности транспорта. Поэтому, вроде, кажется, да, мы там выплачиваем деньги или у нас упущенная выгода, вроде, у города, как бы, мы недополучаем свои условия по инвест-контрактам. Нет, мы, на самом деле, теряем просто меньше, идя на такие непопулярные меры.

О.БЫЧКОВА: А сколько таких контрактов, таких проектов закрыто и закрывается?

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, вообще, конечно, не очень, может быть, популярная цифра (я скажу ее) для инвесторов особенно. На 2 миллиона 300 квадратных метров объектов недвижимости прекращено действие инвест-контрактов. И в общей сложности это уже порядка 100 контрактов. Но надо понимать, что сегодня механизм рабочих групп инвест-контрактов набирает, как бы, обороты. То есть, действительно, первое время были организационные вопросы, были определенные шероховатости в работе. Но сегодня надо сказать, что у нас есть четкие 2 рабочие группы. Одна рабочая группа, которую возглавляет Шаронов, она занимается ранее заключенными инвест-контрактами.

О.БЫЧКОВА: И все пересматриваются?

М.ХУСНУЛЛИН: Да, все пересматриваются.

О.БЫЧКОВА: Все до одного?

М.ХУСНУЛЛИН: Вот, все до одного, все ревизируются и по всем принимаются решения. Вторая рабочая группа – это те, которые не вошли в список официальных инвест-контрактов, но все новое строительство, проекты планировок, ГПЗУ, все, что планируется перестраивать, все, что хочется, это рассматривается на рабочей группе у нас. Она так и называется: Рабочая группа по градостроительной деятельности. Я возглавляю эту рабочую группу, и сегодня инвесторы массово обращаются с различными вопросами. У кого-то застарелые вопросы, кто-то заново что-то планирует. Но я могу сказать, что на сегодняшний день у нас в работе уже 800 вопросов. Поэтому вот этот ком, как бы, вопросов, который копился, он сейчас растет и мы пытаемся его, целые уже группы работают в ежедневном режиме, чтобы быстрее эти вопросы решать, чтобы мы четко инвесторам свою позицию объяснили, что можно, а чего нельзя и почему нельзя. И как мы будем из этой ситуации выходить.

О.БЫЧКОВА: А правильно я понимаю, что вот это такая пропорция. Если грубо говорить, 800 проектов рассматривается, 100 закрылось?

М.ХУСНУЛЛИН: Нет, пропорция абсолютно неправильная.

О.БЫЧКОВА: А какая?

М.ХУСНУЛЛИН: Потому что проекты разные по масштабам, по величине. Мы, ведь, рассматриваем и проект, условно, на 1000 метров магазин (я условно говорю). Есть проекты, где миллион квадратных метров. Поэтому говорить о каких-то пропорциях вообще нельзя.

О.БЫЧКОВА: Ну, сколько закрывают? Один из десяти, один из трех?

М.ХУСНУЛЛИН: Абсолютно разное. Одну неделю, может быть, половину закрывают, другую неделю, может быть… Нет никакой тенденции, нет никакой пропорции, как бы, сосчитать нельзя. У нас есть принципы, по которым мы, как бы, отбираем, принимаем решение. Принцип: если ухудшает транспортную ситуацию, то мы, конечно, отказываемся. Если проект не начат, если проект только на бумаге, отказываемся. Если, конечно, проект в стройке… Ну, мы понимаем, что инвестор вложил деньги, что люди работают, что это зарплата рабочих – ну, конечно, такие проекты мы вынуждены продолжать. Но мы еще одну очень серьезную работу ведем. Мы даже по строящимся объектам предлагаем уменьшить технико-экономические показатели проекта. Непопулярная тоже мера.

Т.ЛЫСОВА: То есть? Площадь, важность?

М.ХУСНУЛЛИН: Вот, мы предлагаем уменьшить плотность, уменьшить этажность, количество квадратных метров. Но посмотрите, город отказался от ряда проектов в Сити. Ведь, город отказался от проектов, которые стоят сотни миллионов долларов. То есть это миллиардные проекты. Город отказался. То есть мы свою потенциально возможную прибыль… Мы могли спокойно продать. Город мог спокойно продать. Желающие есть. Сегодня чего в Сити не строить? Транспортная инфраструктура практически решена, проект раскручивается. Поэтому желающих очень много. Но мы приняли такое непопулярное решение, от ряда отказались. На месте, где планировалась мэрия, паркинг будем строить. Паркинг – ведь, это тоже затраты, вложения, которые имеют длительный срок окупаемости. Они с точки зрения инвестиционной привлекательности не очень интересны, но мы вынуждены на это идти.

Т.ЛЫСОВА: Слушайте, вы приняли столько непопулярных решений уже…

О.БЫЧКОВА: Вы не боитесь вообще?

Т.ЛЫСОВА: ...для девелоперов. Там не зреет еще революция среди них? Как вы с ними вообще отношения строите, чтобы сохранить рабочий процесс?

О.БЫЧКОВА: Не, они должны уже такой зуб на вас иметь.

М.ХУСНУЛЛИН: Значит, давайте, во-первых, разберемся, все-таки, в приоритетах. Надо понимать, что мы работаем на народ и на население.

Т.ЛЫСОВА: Это мы понимаем.

М.ХУСНУЛЛИН: Вот это первое.

Т.ЛЫСОВА: Но у девелоперов-то свой интерес…

М.ХУСНУЛЛИН: Нет, вот это первое, да?

Т.ЛЫСОВА: ...А тут такой приходит из Казани министр и говорит: «Так, все было неправильно. Это вредно для города. Теперь здесь этого не будет».

М.ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, вот после этого выступления вы, на самом деле, всех девелоперов настроите против меня. (все смеются)

Т.ЛЫСОВА: Я не настраиваю. Я ставлю себя на ваше место.

О.БЫЧКОВА: И тебе становится страшно. мне тоже.

М.ХУСНУЛЛИН: Я объясню, я вам объясню позицию. Во-первых, я не принимаю никаких решений единолично. Комиссия и рабочая группа, и ГЗК – туда входят все люди, которые имеют прямое или косвенное отношение. Любой член рабочей группы или ГЗК имеет право высказать свою позицию и мы подписываем протокол. У нас много протоколов с разными мнениями. Поэтому сказать, что я, там, являюсь человеком, который контракты инвестиционные закрывает, нет. Я объективно смотрю. Потом вы еще, ведь, поймите: у меня достаточно…

Т.ЛЫСОВА: Вы являетесь человеком, который поменял правила игры, и для них это большое потрясение.

М.ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, во-первых, я правила игры не менял единолично – это наше, как бы, системное такое решение правительства. Это раз. Второе. Я хочу пояснить, что на сегодняшний день все девелоперы, которые есть в Москве, они будут иметь ближайшие годы большой объем работы. Может быть, менее доходный, но они будут иметь большой объем работы. Они имеют большую перспективу. Посмотрите, программа парковочных мест. Если все парковки, сколько нам нужно, построить, то это будет триллион в деньгах. Пожалуйста, пусть строят стратегию на ближайшие 5 лет.

Расселение промышленных зон. Тысячи гектаров нерасселенных. Да, тяжелый хлеб, он не легкий, не высокомаржинальный, он – хлеб для профессионалов. Пожалуйста. Реконструкция, реновация кварталов старых – пожалуйста. Строительство, полицентрическое развитие города. Сегодня у нас, в основном, все проходит в центре. На окраинах сбалансированное строительство жилья и производства, и рабочих мест – пожалуйста, только приветствовать будем. Будем помогать, будем помогать инфраструктурой, будем помогать дорогами, школами, лишь бы строилось то, что нужно городу. У нас задача наоборот, максимальное количество наших девелоперов втянуть в работу, заставить отказаться от сверхприбыльных проектов: а чего, сегодня в центральной части города построил одно крупное здание – и ты мультимиллионер. Давайте мы как-то нормальную норму прибыли как все будем зарабатывать, как во всем мире зарабатывают. Девелоперский хлеб – он не легкий, на самом деле.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы сейчас сделаем перерыв на краткие новости и небольшую рекламу. Я напомню, что в программе «Большой дозор» у нас сегодня Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства. Попробуем ответить на несколько вопросов от наших слушателей и зрителей, ладно? Будем продолжать.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Большой дозор». У микрофона Ольга Бычкова и моя коллега, главный редактор газеты «Ведомости» Татьяна Лысова. Наш гость – Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства. Ответьте на несколько вопросов, ладно? потому что они идут, мы какие-то, может быть, такие, те, которые не были охвачены раньше и самые типичные. Вот, например, спрашивает Барух, финансы, из Москвы: «Каким образом вы намерены сделать более прозрачной систему городского заказа в сфере строительства?

М.ХУСНУЛЛИН: Аукционы, конкурсы. Мы очень серьезно сейчас анализируем цены. Более того, я могу сказать, что когда у нас был один из конкурсов на строительство жилья и когда 5 строительных компаний дали снижение от 0,5% до 1%, мы отменили этот конкурс. Мы пошли на потерю времени, мы заново объявили, потому что мы понимаем, что не может быть снижения на 0,5%. Для меня, вот, как для руководителя градостроительного комплекса задача, ведь, чтобы в отрасли работали профессиональные, действительно работающие строители. Ведь, сегодня есть очень такая, тенденция, как бы, я их называю «портфельные строители», у которых кроме административного ресурса и документов в портфеле ничего больше нету. Вот, они приходят, ломают рынок. А профессиональные компании, которые умеют работать, у которых есть люди, у которых, действительно, сегодня работа стоит несколько выше, чем у других. Потому что у них люди, у них база, у них производство. Они не могут выиграть конкурс. Вот, моя задача сделать все, чтобы между собой работали профессионалы, и между собой конкурировали профессионалы. Поэтому я буду делать все, чтобы рынок был прозрачный. Потому что любой непрофессиональный игрок, который выигрывает сегодня конкурс государственный, потом из-за него строим… Вот, каждую неделю мы каждый вечер проводим тематический штаб. И что вы думаете? Мы решаем многие проблемы вот именно таких неудачных строителей, которые кто-то не оценил своей силы, кто-то откровенно какие-то авантюристы или аферисты. А сроки же стоят. Если детский садик выиграла компания, которая на сегодня не состоятельна, мамам же не объяснишь, которые в очереди стоят, что там 94-ФЗ не предусматривает такую норму. Мамам же нужно места в детском садике. И мы вынуждены в ручном режиме достраивать эти объекты. Поэтому для меня вопрос аукционов, конкурсов, их прозрачности – это вопрос вообще успеха нашей деятельности.

О.БЫЧКОВА: А много таких, вот, сапожников?

М.ХУСНУЛЛИН: На самом деле, много. На самом деле, у нас уже несколько десятков объектов, где… Даже, вот, по новым конкурсам мы видим, что компания не состоявшаяся. Ну, если компания снижается на 30-35%, понятно, что это люди несостоятельные. Потому что 35% не может быть реальное снижение. Может быть 5-10%, ну, 15%, если заказчик ошибся. Но если 35% подрядчик снизил цену, он не построит этот объект. Потому что стоимость материалов 60-70% может составлять. Как? За счет чего он построит? Поэтому когда уже такое снижение, сразу вызывает риски и мы сразу же начинаем думать, что нам делать с этим подрядчиком. Потому что оконцовка такого конкурса – она уже понятна.

О.БЫЧКОВА: Вот еще один вопрос оттуда же: «Часто ли город предъявляет претензии подрядчикам в связи с низким качеством строительных работ? В чем здесь наиболее существенная проблема?»

М.ХУСНУЛЛИН: Вы знаете, вопрос качества очень болезнен. Вот сейчас задают вопрос, почему в первом квартале мало сдано объектов недвижимости? Я говорю почему: качества нету.

О.БЫЧКОВА: То есть не принимаете просто?

М.ХУСНУЛЛИН: Я поставил самую жесткую задачу Мосстройнадзору контролировать качество. Потому что мы сегодня, принимая некачественные объекты, мы вообще делаем очень огромный урон. Если это бюджетно, то бюджету, если это граждане покупают квартиры или какую-то недвижимость, для граждан. Потом эти некачественные объекты начинают годами ремонтировать, создавать неудобства. Ну, это идет целая масса проблем. Поэтому мы приняли решение, все-таки, жестко требовать. Пусть даже в ущерб цифрам, отчетам, но требовать именно качество. Москва за те деньги, которые сегодня стоит недвижимость, имеет полное моральное право требовать высокое качество. Это не копейки, которые там где-то в регионах люди получают за свою работу. Это серьезные объекты, они стоят серьезных денег и они должны быть построены качественно.

О.БЫЧКОВА: «А правда ли, – спрашивает Владимир из Москвы, – не сдается в эксплуатацию ни один уже построенный «народный» гараж? Кому это выгодно? Может быть, пора применять штрафные санкции, предусмотренные договорами о долевом строительстве, наказывать соответствующие лица?» Действительно так?

М.ХУСНУЛЛИН: На самом деле, по народному гаражу, мне кажется, уже идет какая-то, ну, такая, преднамеренная информационная пропаганда, антипропаганда народного гаража. Я в начале своего выступления сказал, что, действительно, по «народному» гаражу проблемы есть. Да? Но сегодня почему-то на «народный» гараж никто не жалуется, кто купил в центре или ближе к Центральному округу по 350 тысяч за машиноместо. Никто почему-то «спасибо» не сказал. Хотя, таких людей, которые приобрели по 350 тысяч места, где «народные» гаражи стоят намного дороже, таких людей на сегодняшний день уже тысячи.

Потом, в 1-м квартале достаточно большой объем сдался «народного» гаража. Одна из проблем «народного» гаража в чем заключалась? Себестоимость строительства в ряде случаев вышла за 350 тысяч, а была жестко установлена цена 350 тысяч. И поэтому у самой компании образовался определенный финансовый разрыв. Чтобы этот разрыв финансовый погасить между затратами реальными и полученными деньгами, правительство Москвы приняло решение 3 миллиарда внести в уставной капитал. Вот как раз это 3 миллиарда, фактически полученные гражданами, вот тот дополнительный доход, то, что они купили гараж, который имеет реально выше рыночную стоимость. Вот эту разницу возместило правительство. И вот этот период, пока это возмещалось, да, были проблемы, были с подрядчиками, вовремя не сдавалось, потому что денег физически не было. А сейчас мы с этим со всем наведем порядок, сейчас мы системно этим занимаемся, мы сейчас финансовую модель выстраиваем по привлечению средств, по строительству. И считаем, что вообще гараж должен стоить, сколько он стоит реально, столько его и нужно оценивать.

Т.ЛЫСОВА: Марат, но вот из того, что вы сейчас сказали… Я, ведь, готовила вопрос про «народный» гараж. Из того, что вы сейчас сказали, можно понять, что на снижение цены вряд ли стоит надеяться. Потому что вы говорите, что наоборот, приходится фактически правительству Москвы компенсировать, субсидировать отчасти этот проект. Но, ведь, вы тоже должны понимать: одно дело гараж на Тверской, да? Там, соответственно, живут люди, для которых 10 тысяч долларов за гараж – нормальная цена. А в спальных районах, на окраинах Москвы очень-очень мало кто захочет покупать гараж за 10 тысяч долларов. А цену установили одинаковую.

М.ХУСНУЛЛИН: Да вы же сами практически на свой вопрос-то и ответили. Вот, вы мне задали вопрос – вы сами на него ответили. Цена не может быть единой. Поэтому у нас политика будет такая: если гараж в центре, он сколько стоит, за столько мы его и будем предлагать. Я, вот, недавно в выступлении сказал, что у нас гаражи будут от 250 тысяч и выше. Конечно, в СМИ все написали, что гараж будет стоить 250. «От 250 тысяч». Потому что где-то на окраинах мы построим бесплатные гаражи и людям дадим возможность пользоваться. Перехватывающие парковки на подъезде к Москве – они будут бесплатными. Дальше они будут… Если мы построим большой паркинг массового серийного производства и кто-то захочет… У него же себестоимость и будет где-то 250 тысяч. И кто-то захочет там купить – пожалуйста, будем продавать. Кто-то захочет там просто ставить и пользоваться, в аренду брать – пожалуйста, будем давать в аренду. То есть поэтому здесь нету единой формулы. Вот, она уравниловка в 350 тысяч – это и было ошибкой.

Т.ЛЫСОВА: Ну да.

М.ХУСНУЛЛИН: Все получилось так: за 350 где-то построил, в Зеленограде построили – пожалуйста, стоят, никто не покупает эти гаражи. А деньги потрачены, плюс кредитные.

Т.ЛЫСОВА: Да.

М.ХУСНУЛЛИН: А в то же время в ЦАО все, что построилось, или, там, в западной префектуре, или ближе к ЦАО – все продалось, ничего нету, все очень довольны. Могут продать, еще денег заработать. Поэтому и хотим изменить подход. Подход должен быть рыночный. И для разного типа парковок будут разные условия.

О.БЫЧКОВА: Вот еще один вопрос, который тоже всегда задают и всегда всех волнует: «Возможно ли дальнейшее развитие Москвы без объединения с Московской областью?» — это один вопрос. И на ту же тему… Сейчас не могу даже сразу его найти. В общем, смысл в том, как совмещаются градостроительные планы Москвы и Московской области, поскольку уже сейчас на границах Москвы, на МКАДе построены огромные жилые районы и мы видим, какие скапливаются огромные пробки и какое количество автомобилей двигается оттуда сюда.

М.ХУСНУЛЛИН: Вот вы знаете, вопрос объединения Москвы и Московской области – журналисты очень любят этот вопрос, он очень политизированный.

О.БЫЧКОВА: А это вас люди спрашивают.

Т.ЛЫСОВА: Это люди – не журналисты.

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, и журналисты все время на эту тему пишут. Вот я хочу вам сказать. Есть административное деление двух субъектов. Объединяться нужно экономически. Ну, что толку, что там границы изменятся? Ну, что-то может измениться.

О.БЫЧКОВА: Вас спрашивают про координацию усилий даже.

М.ХУСНУЛЛИН: Вот я вам хочу сказать, что координация усилий идет самым серьезнейшим образом. В ежедневном режиме 2 рабочие группы Московской области и правительства Москвы каждую позицию по сопряжению наших интересов (транспортных, сетевых, социальных, земельных) в каждодневном режиме работают. Раз в неделю мы проводим объединенное совещание: один раз на территории Москвы, один раз на территории Московской области, на котором все градостроительные вопросы обсуждаем. У нас созданы комиссии, 2 сопредседателя, мой коллега Жидкин Владимир из Московской области и я. Вот мы в еженедельном режиме собираемся, принимаем все решения. У нас концепция – совместное развитие двух регионов, где мы полностью совмещаем генеральные планы двух наших субъектов. Поэтому зачем нам административно объединяться? Если экономическая есть целесообразность, мы какие-то земли можем в черту Москвы, например, Люберецкие поля. Нормальный проект, территория Москвы. Мы заинтересованы, как бы, в едином, целостном развитии не просто жилья, но и создания рабочих мест вокруг. Да, экономически целесообразно – мы объединяем. Если экономически не целесообразно, зачем нам объединять? Зачем нам границы менять? Подход чисто такой.

Т.ЛЫСОВА: Скажите, а вот проект реконструкции МКАД, который теперь обсуждается, он, наверняка, тоже должен быть совместным с Московской областью. А, вот, с точки зрения финансирования Московская область тоже будет в этом принимать участие? И сразу хочу спросить практический вопрос: реконструкция приведет к расширению МКАД или к уменьшению съездов и к перестройке развязок? В чем будет заключаться реконструкция?

М.ХУСНУЛЛИН: Реконструкция будет заключаться в первую очередь в реконструкции съездов и выездов. Вот это первое. Практически все съезды и выезды, где мы можем и будем расширять. Это первое. Второе, где в полосе отвода МКАДа можно построить параллельные дороги, мы будем строить параллельные. Расширять дополнительно, еще там 2 полосы к существующей МКАД экономически не выгодно – есть формула расчета до каких полос пропускная способность дороги как работает. То есть если… Ну, если вы даже обращали внимание, даже в мире, допустим, там по 20 полос дорог не бывает. То есть, есть определенное вообще соотношение, до какого числа это считается. Вообще там 5-6 полос считается наиболее оптимальным решением. То есть если уже 10, то перестраиваясь из ряда в ряд, машина все равно замедляет движение. Поэтому не строят такие широкие дороги. Поэтому мы смотрим, где можно в полосе отвода. Почему в полосе отвода? Потому что в Москве одна из главных проблем – это земля. Так как у нас, к счастью, те люди, которые строили МКАД, они, все-таки, заложили красные линии и есть возможность еще дополнительно строить. Вот, мы за счет этих полос отвода где возможно будем строить дороги-дублеры. где возможно. По территории Москвы это практически возможно почти на всех участках МКАД. Надо отметить, что Москва – вот, она, все-таки, вела градостроительную политику, не все застроилось, как бы, торговыми комплексами с внутренней стороны.

Т.ЛЫСОВА: Да-да. Вот я как раз хотела сказать, что внешняя…

М.ХУСНУЛЛИН: Внутренняя сторона Москвы, если вы обратили внимание, она не застроена. А, вот, с внешней стороны, конечно, у нас огромные проблемы. Огромные проблемы, потому что возможности для расширения минимальны, поэтому мы смотрим так, внутреннюю сторону максимально где можем делать, как бы, дороги-дублеры, съезды-выезды. По внешней стороне где-то договариваемся с Московской областью. У них, конечно, не очень большой объем финансирования. Я бы сказал, что даже очень маленький для решения этих вопросов. Но мы сейчас ведем переговоры и есть определенная договоренность и с Министерством транспорта. Мы, все-таки, надеемся получить часть средств на развитие развязок, у нас сейчас есть пока предварительная договоренность о финансировании трех развязок со стороны федерального бюджета – это Бусиновская, Молодогвардейская и путепровод на 24-м километре Ленинградского шоссе. Мы считаем, что, все-таки, вот здесь бюджет федеральный тоже нам поможет и мы как-то совместно эту проблему будем решать. А так вообще это очень серьезный и масштабный проект. Мы им несколько месяцев занимались. Мы вообще занимались последние 3 месяца, вот каждую субботу мы делали объезды по всем вылетным магистралям, по МКАДу, по 3-му транспортному кольцу, по Садовому в режиме передвижного штаба. Все люди, которые имеют право принимать решения и которые профессионально подготовлены к принятию решений, это и архитекторы, и транспортники, и ГАИ, и проектировщики. Мы все в режиме штаба в автобусы и поехали, всю субботу, полдня в физическом объеме проезжаем по дороге, тут же прямо на карте отмечаем, где что нужно делать. Вот, мы все 18 магистралей проработали, Садовое кольцо, МКАД. И, вот, то, что объявили на последнем заседании правительства, это практически плод нашей работы последних трех месяцев, где мы определили, где что мы будем делать. Сейчас мы все это взяли в предпроектную подготовку, многие уже, допустим, Варшавское, Каширское шоссе у нас уже заказан полный проект и мы уже выходим в стройку, то есть мы уже начали готовить территории.

Но когда мы, допустим, говорим, что расширение Варшавского шоссе, 46 километров дополнительных параллельных дорог. То есть с учетом однополосного исполнения. 6 пешеходных переходов, 3 развязки, 2 эстакады. То есть это сама по себе реконструкция, так как огромный такой объект строительства на всей протяженности. И так вот мы разобрали каждую магистраль.

О.БЫЧКОВА: Когда результаты мы увидим?

М.ХУСНУЛЛИН: Я хочу сказать, что в стройке вообще результата быстро не бывает. То есть взять и сказать, что завтра появится результат – нет, не будет. Завтра не будет. Мы считаем, что за счет административных мер, за счет выделенных полос, то, что мы для себя сейчас поставили приоритетом, то, что требует небольших денег, сделать разметку и наладить так, чтобы общественный транспорт ездил. Это не большие зарплаты, это больше организационно-технические, не капиталоемкие. Вот это мы максимально сделаем в этом году. То есть наша задача, чтобы максимально, 80% населения, которое ездит на общественном транспорте, чтобы оно могло передвигаться. Вот эту задачу мы решим.

Строительство крупных инфраструктурных объектов… Ну, мы сейчас себе написали программу на 5 лет. Вот, мы на 5 лет составили программу наших действий, в каком году…

О.БЫЧКОВА: То есть это 2015-й?

М.ХУСНУЛЛИН: Да. Но это не значит, что мы в 2015 году все закончим. Во-первых, в 2015-м году жизнь и работа не закончится – наступит 2016-й год и последующие. Поэтому мы сейчас себе основные задачи, то есть крупные расписали на 5 лет.

Т.ЛЫСОВА: Марат, а где эту программу можно почитать? Она, наверняка, всем страшно интересна.

М.ХУСНУЛЛИН: Она не является каким-то секретом. Ее в ближайшее время, я думаю, что доложат на правительстве, уже на правительстве нашей страны и после этого она будет опубликована. Пока она как рабочий документ находится на согласовании в различных ведомствах.

О.БЫЧКОВА: А докладывать когда будут?

М.ХУСНУЛЛИН: По-моему, даже на следующей неделе уже предварительный доклад намечался. Сначала на комиссии, по-моему, у Иванова и потом…

О.БЫЧКОВА: То есть уже ускоряется эта история?

М.ХУСНУЛЛИН: Да. Ну, мы прошли согласование, Москва и Московская область. Свою часть мы согласовали, свою часть мы, ни зависимо ни от чего, будет принята, не будет принята и в каких объемах будет принята программа, свою часть мы наметили. Мэр твердо поставил задачу, сказал, что мы будем обеспечены деньгами и под эти поставленные задачи, под те объемы финансирования мы составляем сейчас график – каждый день что-то туда добавляется. И, допустим, по локальным мероприятиям мы сейчас то, что делаем – в улично-дорожной сети у нас уже работы полным ходом пошли. То есть мы не просто уже там на бумаге, у нас уже все, началась подготовка территории. Вот, снег сейчас сходит и все – активно выйдем в работу.

О.БЫЧКОВА: Альберт спрашивает: «Потребует ли активная градостроительная политика внесения изменений в градостроительное законодательство и Генплан?»

М.ХУСНУЛЛИН: Надо понимать, что Генплан – это такой, очень большой и фундаментальный такой документ. Его невозможно поменять росчерком пера. Кто-то там принял решение завтра принять – это невозможно, это целая процедура. Поэтому мы считаем, что Генплан как основа – он должен быть. Но сейчас мы очень ведем серьезную работу по корректировке проектов, касающихся ПЗЗ, Правил землепользования и застройки. То есть мы всю пользу, которая была повышенной, мы сейчас ее сводим к существующим нормативам. То есть там, где было заложено увеличение плотности застройки, кварталов, там, отдельных участков, мы сейчас принимаем решение: не будем уплотнять. Не будем в рамках нашей политики неуплотнения дальше Москвы. Большая кропотливая работа, фактически по кварталам фактически разбираются все крупные проекты, потом, в целом, разбирается каждый квартал. И эту работу мы ведем с префектурами. И тоже раз в 2 недели примерно я сам заслушиваю, вместе с Москомархитектурой смотрю, что за 2 недели наработано.

О.БЫЧКОВА: Можно, вот, один вопрос задать, такой, конкретно топографический? Дмитрий из Москвы спрашивает: «Когда сдадут развязку на Соколе?» Это волнует не только тех, кто там живет, безусловно, это касается всех, кто ездит, например, в аэропорт.

Т.ЛЫСОВА: Из Химок кто ездит, Аэропорта.

О.БЫЧКОВА: Нескончаемая такая история московская.

М.ХУСНУЛЛИН: Мы рассмотрели этот вопрос. Я могу сказать, что до конца года мы поставили задачу, чтобы у нас полностью Ленинградка и Балтийско-Алабянский тоннель был достроен полностью.

О.БЫЧКОВА: До конца 2011 года?

М.ХУСНУЛЛИН: До конца 2011 года чтобы этот объект был достроен. Чтобы у нас мост через канал имени Ленина был достроен. Причем, он даже не до конца года, он уже к лету будет запущен. И мы начинаем делать дополнительную развязку Ленинградского шоссе с МКАД. То есть так как сегодня эта развязка не справляется с потоком, поэтому мы запроектировали и надеемся в этом году начать строить уже и дополнительные съезды, выезды на МКАД. И плюс мы взяли в работу полностью расширение с точки зрения движения общественного транспорта, по выделению дополнительных полос по общественному транспорту полностью по Ленинградскому шоссе. То есть мы вот этот узел, как бы, планируем полностью закончить. Я в субботу проводил там совещание, планерку, посмотрел ход строительства. Удовлетворен ходом строительства. Неплохие темпы у строителей. Ну, видно, что люди работают, что это не показная работа. Надеюсь, что они в срок справятся.

Т.ЛЫСОВА: Марат, а, вот, вы, судя по вашему рассказу, уже объездили если не всю Москву, то пол-Москвы точно. Вы можете сказать, что вам какое-то место понравилось, вот, как строителю, как там спроектировано, спланировано, качество жилья, окружение. Ведь, в Москве есть разные совершенно места. Вот, можете вы что-то такое вспомнить, где вам понравилось?

М.ХУСНУЛЛИН: Вас интересует, что мне понравилось из нового строительства или из раннего?

Т.ЛЫСОВА: Какое угодно.

М.ХУСНУЛЛИН: Ну, во-первых, я считаю, что, все-таки, в исторической части Москвы очень много очень достойных, интересных зданий. Я обычно в субботу (вот у меня объезд), воскресенье, когда я езжу по объектам, смотрю. В принципе, смотрю по состоянию строящихся объектов. Могу сказать, что в исторической части Москвы много красивых зданий, причем, построенных, ну, на мой взгляд, великими людьми. Из современных зданий я езжу, смотрю современные здания. Вот у нас на прошлой неделе была панихида по людям, которые погибли на стройках – это традиция, которая в строительном комплексе заведена, хорошая традиция, на мой взгляд. Она уже 14 лет проходит в таком, организованном порядке. И с момента, когда построили Храм Христа Спасителя, она проходит там. Вот я могу сказать, что с инженерной точки зрения, с архитектурной этот объект очень достоин большого уважения. Действительно, солидный объект.

Большой театр. Это, безусловно, шедевр и инженерной мысли, и строительной мысли.

О.БЫЧКОВА: Нынешний реконструированный?

М.ХУСНУЛЛИН: Конечно. Его же фактически на домкратах полностью подняли, внизу сделали огромный объем работ, сделали дополнительный зал. Это достойный вот такой объект, который в историю градостроительства, в историю архитектуры можно вписать.

Из современных объектов много разных объектов. Есть неплохие, есть жилые дома. Мне, например, очень понравилась территория около университета. Я специально, когда мэр посещал университет, я остался. Во-первых, поднялся на смотровую площадку, посмотрел всю территорию вокруг. Считаю, что те новые корпуса, которые новые здания, которые университет построил, они очень достойны. И дальше идет развитие. И вообще та территория… Надо сказать, что архитекторы, которые планировали эту территорию, это великие люди были. Они очень спланировали грамотно, красиво, продуманно.

О.БЫЧКОВА: Старая школа.

М.ХУСНУЛЛИН: На самом деле, принято ругать как-то Москву, ругать за градостроительные ошибки. Вообще, Москва – это великий город, в Москве много великих объектов, за которые не стыдно на мировом уровне. Надо гордиться всегда своей Родиной, там, где ты живешь.

О.БЫЧКОВА: Будем стараться. Спасибо большое. Марат Хуснуллин, заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства был сегодня гостем программы «Большой дозор».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире