'Вопросы к интервью
19 февраля 2014
Z Большой Дозор Все выпуски

Куда летит рубль


Время выхода в эфир: 19 февраля 2014, 21:06

О. БЫЧКОВА: 21:06 в Москве, у микрофона Ольга Бычкова, добрый вечер. Я приветствую Андрея Нечаева, бывшего министра экономики, доктора экономических наук. Добрый вечер.

А. НЕЧАЕВ: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: И мы сегодня будем говорить о том, куда летит рубль. Рубль, куда несешься ты? Он нам ответа не дает, а Нечаев, я надеюсь, даст нам ответа. И скажу только…

А. НЕЧАЕВ: А Набиуллина же уже дала ответ, что это не рубль падает, а доллар растет.

О. БЫЧКОВА: Там столько было ответов, и они все такие разные… Я вот спрошу вас потом об этом чуть более подробно, потому что у меня тут есть несколько вариантов разных ответов на разные вопросы, или на один и тот же вопрос. И в том-то и дело, что как раз ничего не понятно и нужно, чтобы кто-то все это нам объяснил. Вот сейчас и объясните.

А. НЕЧАЕВ: Вот как раз если про девальвацию, то мне кажется, что понятно совершенно все, в том числе и нашим финансовым властям. Про нее, да?

О. БЫЧКОВА: Ну, хорошо, да. Сейчас, только одну секунду, я еще вот что хочу… даже не секунду, а несколько минут. Я хочу сказать еще нашим слушателям, что у нас через час будет интервью Алексея Венедиктова с министром иностранных дел Эстонии Урмасом Паэтом, и там в том числе об Украине пойдет речь. А ровно вот через час, в начале следующего часа, в 22 с чем-то, мы будем связываться с нашими корреспондентами в Киеве, с Алексеем Голубевым и с Сакеном Аймурзаевым, ну, и спросим у них, что там вот сейчас именно происходит, в это самое время, в Киеве, и как развивается эта ситуация, за которой мы все следим очень пристально последние недели, а особенно, конечно, последние сутки. И сейчас тоже во время этого эфира я буду смотреть одним глазом в ленту новостей, и если что-то будет происходить, то тоже буду, конечно, вам об этом сообщать. И в связи с этим…

А. НЕЧАЕВ: Там, кстати, трагическая ситуация, уже есть погибшие. Я думаю, что мы просто должны их помянуть…

О. БЫЧКОВА: Несомненно.

А. НЕЧАЕВ: … и выразить сочувствие, сопереживание их друзьям и родственникам. Ситуация пошла по самому драматическому сценарию, и это, конечно, трагедия просто.

О. БЫЧКОВА: Да, и совершенно непонятно, что произойдет сегодня ночью, и каких ждать событий дальше. Действительно, это одна из, может быть, самых сложных ситуаций вот на постсоветском пространстве за последние уже много лет.

А. НЕЧАЕВ: Вот я сейчас, перед нашей встречей я был на известном канале LifeNews, у них есть твердая версия, что это все деньги олигархов и западных спецслужб.

О. БЫЧКОВА: Неужели. Почему я этим не удивлена?

А. НЕЧАЕВ: … простая, есть такая простая и примитивная версия украинских событий, думаю, что она очень далека от реалий…

О. БЫЧКОВА: Ну, вот я хотела спросить про не западные деньги и не американские печеньки, а про российские деньги на Украине, потому что сегодня стало известно, что до конца недели Министерство финансов России все-таки обещает выплатить Украине 2 миллиарда долларов, вторую часть этого российского кредита. И, как сказала помощник министра финансов Светлана Никитина РБК: «Могу подтвердить, что на этой неделе мы приобретем следующий транш еврооблигаций Украины на 2 миллиарда. Мы не готовы раскрывать, в какой именно день это будет сделано и каковы другие технические детали сделки». Но, может быть, есть смысл еще раз объяснить и вернуться к этой теме по поводу российского кредита Украине, потому что это же не просто мешок денег, который мы передаем, а это действительно еврооблигации, то есть, такая, в общем, такая более сложная форма. Это что?

А. НЕЧАЕВ: Ну, форма не имеет абсолютно никакого значения. Я был противником этого решения. Там речь идет в целом, напомню, о 15-ти миллиардах долларов. Причем берутся они не откуда-нибудь, а из Фонда национального благосостояния, то есть, из тех денег, которые, по замыслу создателей этого фонда, были предназначены для финансирования российских пенсий, если ситуация в российской экономике будет ухудшаться. Ну, вот сейчас ситуация далеко, далеко не благостная, мы вползли в самый худший вариант, который экономисты называют стагфляцией, то есть, сочетание практически нулевых темпов роста, стагнации экономической и достаточно высокой инфляции, которая будет еще выше вот в результате той девальвации, которая сейчас происходит. И причем нет никаких оснований думать, что мы быстро из этой ситуации выйдем. В этом смысле я подвергаю большому сомнению жизнеспособность нашего бюджета в том варианте, который был утвержден на 14-й год, я уже вот предлагал всем побиться об заклад, что летом мы с вами будем обсуждать пересмотр российского бюджета, потому что он абсолютно нереалистичен. То есть, ситуация в экономике, ну, она не кризисная…

О. БЫЧКОВА: А обычно когда пересматривают, вернее, обсуждают новый бюджет? Ближе к концу года?

А. НЕЧАЕВ: Утверждают бюджет в конце года, естественно, и он утвержден. Но он утвержден под темпы экономического роста, которые не имеют никакого отношения к реалиям. Вот даже Счетная палата, которая всегда очень толерантна, очень так вежливо и щадящее относится ко всем планам правительства, даже она в своем официальном заключении написала, что те темпы роста, которые там заложены, под которые рассчитан бюджет, они не реализуемы. Поэтому у нас у самих огромные экономические и социальные проблемы, и в этом смысле проявлять вот такое роскошество и раздавать деньги российских пенсионеров, ну, потенциальные деньги российских пенсионеров, скажем так, точнее, ну, на мой взгляд, достаточно опрометчиво, потому что…

О. БЫЧКОВА: 15 миллиардов обещано Украине. А сколько всего в этом фонде денег, откуда это берется? Ну, то есть, это много или мало вот относительно того кошелька, из которого вынимаются эти миллиарды?

А. НЕЧАЕВ: Ну, это примерно его половина. Это примерно его половина, с учетом того, что 4 миллиарда уже обещано, так сказать, нашим собственным любителями всяких мега-проектов на строительство, там, кольцевой трассы вокруг Москвы, на развитие БАМа, который мы, там, со времен приснопамятного Леонида Ильича еще…

О. БЫЧКОВА: Ой, да раньше еще даже.

А. НЕЧАЕВ: … развиваем. БАМ где-то с этого времени. Вот. Ну, еще ряд вот таких крупных инфраструктурных проектов, которые известно чем у нас заканчиваются, там, Москва-Петербург – окончательный список не определен – Москва-Казань вроде бы уже вычеркнули, правда, из этого списка. Ну, то есть, фонд сильно похудеет в результате вот тех решений, которые сейчас принимаются. И, на мой взгляд, этот оптимизм, который, ну, абсолютно не базируется на экономических реалиях, которые наши власти проявляют. И все эти разговоры о том, что это деньги не безвозвратные, что они заемные, вот что это не просто так, а вот это вот облигации…

О. БЫЧКОВА: А можно, объяснить, да, вот это что такое, это что за облигации и почему они не безвозвратны?

А. НЕЧАЕВ: Ну, украинское правительство выпускает облигации. Ну, это нормально.

О. БЫЧКОВА: Мы их покупаем.

А. НЕЧАЕВ: Только их никто не покупает. Вот мы решили купить. Вот сейчас специально под нас выпустят очередной транш, который будет размещен формально на, по-моему, ирландской бирже, и мы там, значит, на 2 миллиарда долларов эти бумажки купим. С учетом того, что на Украине в принципе ситуация экономическая далеко не благостная, мы, по сравнению с Украиной, ну, просто в шоколаде, но с учетом того, что сейчас происходит на Украине, когда непонятно, собственно…

О. БЫЧКОВА: Непонятно, что происходит, собственно.

А. НЕЧАЕВ: … сменится ли там власть, и если она сменится, то кто ее сменит, и насколько радикальные будут силы, которые придут к власти, и насколько они готовы будут выполнять какие-то обязательства, тем более перед Россией, потому что значительная часть оппозиции, она, будем называть вещи своими именами, антироссийская. Поэтому вероятность того, что эти деньги вернутся, ну, мне представляется, мягко говоря, такой, ну, если не близкой к нулю, то, по крайней мере, очень маленькой.

О. БЫЧКОВА: А почему они должны вернуться? Ну, предположим…

А. НЕЧАЕВ: Потому что это облигации, которые когда-то правительство должно погасить.

О. БЫЧКОВА: Оно должно их погасить.

А. НЕЧАЕВ: Оно должно их погасить и даже, более того, выплатить, там, так называемый купонный процент. То есть, если бы это были не облигации… мы в принципе размещаем свои суверенные фонды, там, в американские облигации, в европейские облигации, в английские ценные бумаги – это нормальная практика. Но только эти-то бумаги, они, извините, ни черта не стоят, не в обиду Украине будет сказано.

О. БЫЧКОВА: Ну, понятно, да. Россия может сейчас, например, отказаться от этого обещания?

А. НЕЧАЕВ: Ну, вы знаете, вот эта договоренность, она была достигнута, как мы знаем, на самом высочайшем уровне, между Путиным и Януковичем лично, и это жест со стороны российского руководства по поддержке конкретно президента Януковича и существующей на Украине власти. Это, кстати, не единственная мера. Может быть, для Украины даже более важное – это то, что мы радикально снизили цены на газ, что крайне редко бывает, мы пожертвовали интересами Газпрома, это священная корова была затронута, мы пожертвовали интересами Газпрома, для того чтобы помочь президенту Януковичу удержаться от власти…

О. БЫЧКОВА: «Удержаться от власти» — это хорошая оговорка.

Удержаться от власти.

А. НЕЧАЕВ: Я просто уже следующую мысль стал проводить. А самое главное, конечно, удержать его от вступления в Евросоюз. Почему-то наши власти очень болезненно относятся к стремлению Украины стать членом Евросоюза. Ну, пока там это было только соглашение об ассоциации, которое они хотели подписать, но отказались. То есть, до членства, до полноценного членства там, как в случае с Турцией, дистанция может быть 40 лет, но тем не менее. Тем не менее, первый и очень серьезный шаг они хотели сделать, но вот мы явно были категорически против и предложили свой кнут и свой пряник, и он оказался более весомым, чем кнут и пряник, ну, в основном пряник, со стороны Евросоюза. Поэтому уже в последний момент, конечно, вызвала у всех чрезвычайное удивление вот такая последовательность политики украинских властей. Вот уже просто за несколько дней до подписания вот они заявили о том, что они подписывать соглашение об ассоциации не будут, что, собственно, и привело к Майдану и вот к тому взрыву возмущения. Потому что, конечно, значительная часть украинского общества, большая часть элиты настроена на европейский путь Украины, а не на вступление в Таможенный союз, то есть дальнейшее как бы укрепление, формальное укрепление отношений с Россией. Я, кстати, объективно глядя, не уверен, не уверен, что, с точки зрения вот чистой экономики, что для Украины вступление в Евросоюз выгоднее, чем вступление в Таможенный союз, это не так. Но с точки зрения как бы самоощущения граждан Украины – конечно, им хочется быть полноценными членами европейского сообщества, а не откатываться обратно к, там, второму изданию, такому сильно укороченному второму изданию СССР, которое мы сейчас пытаемся построить под названием Евразийское экономическое сообщество.

О. БЫЧКОВА: Если возвращаться к России и ее финансам, вот эти 15 миллиардов, вынутые из Фонда национального благосостояния, вот, допустим, их вынули, их вынимают последовательно, и они действительно, в силу, там, всех перечисленных обстоятельств, они не возвращаются в Россию уже никогда, и мы их списываем, как мы списывали африканские и прочие долги, там, со счетов и забываем об этом. Что из этого может последовать?

А. НЕЧАЕВ: Ну, вот если все будет так, как сейчас, никакой катастрофы не произойдет, надо быть честным. Потому что вот сейчас этот фонд, он напрямую никак для финансирования текущих пенсий задействован не был. Но давайте на секунду себе представим такую неприятную для нас, но, в общем, абсолютно реалистичную ситуацию, что завтра цены на нефть падают, там, не до 37 или 34 долларов за баррель, как они падали в ходе кризиса 2008-го года, а они падают, там, до 80 долларов за баррель, но остаются на этом уровне несколько месяцев. Ну, это…

О. БЫЧКОВА: То есть, не ужасно, но падает.

А. НЕЧАЕВ: Это для российского бюджета катастрофа. Это для российского бюджета катастрофа, потому что аппетиты настолько возросли, что вот мы буквально за несколько лет прошли в этом смысле гигантский путь. У нас еще недавно бюджет балансировался, там, где-то при цене на нефть 30 долларов за баррель. Вот в прошлом году, для того чтобы быть сбалансированным, бездефицитным, мы должны были иметь цену на нефть 115 долларов за баррель. Ну, хорошо, что вот она пока, там, ну, не 115, но на уровне 105-110 держится. Но эти 80, они абсолютно реальны. И тогда у нас действительно могут возникнуть большие проблемы с финансированием социальных расходов, в том числе пенсий, под которые был заточен вот этот вот ФНБ.

О. БЫЧКОВА: То есть, Фонд национального достояния – это такая заначка вот на такой черный день, когда рухнет нефть.

А. НЕЧАЕВ: Ну, он просто так и создавался. Ну, и что, мы тогда разведем руками…

О. БЫЧКОВА: И что мы тогда разведем?..

А. НЕЧАЕВ: … скажем пенсионерам: ну, ребята, извините, вот так получилось…

О. БЫЧКОВА: А что тогда мы будем делать?

А. НЕЧАЕВ: ... мы поддержали украинских братьев. Вы привыкли, вас же много лет учили пролетарской солидарности. Вот теперь вы должны ее проявить. Ну, ну что? Ну, прекратится индексация пенсий как минимум. Ну, я не думаю, что дело дойдет до их прямо снижения в рублях, но если ситуация будет совсем драматической, то и такое возможно.

О. БЫЧКОВА: Ну, сегодня произошло важное событие в мире валют: евро впервые превысил отметку в 49 рублей. Мы еще помним, что еще совсем недавно на этом уровне 49 рублей был британский фунт, буквально, там, не очень большое количество месяцев назад, а теперь уже там евро. 35,58 доллар. И, как посчитали эксперты, стоимость рубля, выраженная в евро, по сравнению только с предыдущим днем снизилась на 1,36% сразу, за одни сутки, а по сравнению с долларом, соответственно, там, без каких-то долей на 1%, что тоже много. Это рекорд символический или такой, смысловой, содержательный?

А. НЕЧАЕВ: Символический, в смысле, что он через несколько дней будет побит или?..

О. БЫЧКОВА: Он будет побит, или он, наоборот, опустится обратно, и вообще эти цифры не имеют реального значения для реальных людей, предположим.

А. НЕЧАЕВ: Нет, эти цифры имеют самое реальное значение, и не только для наших финансовых властей, но и для обывателя. Ну, причины здесь достаточно просты, и они абсолютно понятны и нашим финансовым властям, и мне как экономисту, много лет следящему за этой проблематикой. Главные причины фундаментальные две. Это то, что состояние российской экономики далеко не благостное, о чем мы говорили. В прошлом году у нас был темп роста 1,4% по ВВП, инвестиции вообще упали, ушли в минус, промышленность была на нуле. По мнению даже оптимистически настроенных экспертов, в текущем году у нас будет, дай бог, рост 1% по валовому внутреннему продукту. Просто для сравнения: США – 2,5%, при других масштабах экономики, Англия – 2,4%. Ну, Китай даже не говорим, там 7-7,5%. То есть, наши основные партнеры или конкуренты, как угодно, они демонстрируют гораздо более успешное восстановление экономики после кризиса, чем мы. Соответственно, капитал идет туда. Из России гигантский отток капитала уже на протяжении нескольких лет, а вот этот январь вообще был одним из рекордных просто по бегству капитала, чистому бегству капитала из России. И второй момент: у нас многие годы уже, ну, вернее, последние годы довольно устойчиво рост импорта опережает рост экспорта. Соответственно, и валюты, из страны на внешнюю торговлю уходит больше, чем приходит. С учетом того, что еще и при этом бегство капитала…

О. БЫЧКОВА: То есть, тратим больше, чем зарабатываем. Валюты.

А. НЕЧАЕВ: … сальдо платежного баланса сжимается, сжимается, сжалось почти до нуля. Ну, это, соответственно, объективный фактор девальвации любой валюты. Есть, правда, еще два рукотворных момента. Вот прошлый, где-то две-три недели назад, зримый такой скачок курса, он… Кстати, вот что касается объективных факторов, я удивительным образом почти попал в точку. Я в начале марта еще написал, что нас в конце года ждет девальвация 8-10%...

О. БЫЧКОВА: Марта – в смысле, год назад?

А. НЕЧАЕВ: 13-го года, да. Так что, если вас вообще интересует, что будет с рублем…

О. БЫЧКОВА: Нас интересует.

А. НЕЧАЕВ: … читайте мои, там, посты в социальных сетях…

О. БЫЧКОВА: А вы нам сейчас своими словами расскажете.

А. НЕЧАЕВ: … или мои статьи. То есть, я хочу сказать, что это было уже ясно и тогда. И, к сожалению, вот ничего в нашей политике не поменялось, и этот прогноз реализовался.

Но есть два момента рукотворных. Вот несколько недель назад Центральный банк заявил о том, что он отказывается от валютных интервенций на рынке, и вот тогда произошел первый зримый скачок. Сейчас Центробанк решил, что рановато переходить к свободно плавающему курсу, и он вернулся на рынок и опять будет сглаживать вот эти вот скачки курса. Уже потратил несколько миллиардов долларов, пытаясь остановить падение рубля. Но тут подоспел Минфин, который вчера, значит, нам радостно сообщил о том, что он в ближайшее время начнет закупать валюту, конвертируя деньги резервного фонда, поскольку, как известно, они хранятся подавляющей частью в валюте и размещаются в зарубежные ценные бумаги, о чем мы говорили. Ну, понятно, что когда на рынок выходит такой игрок…

О. БЫЧКОВА: Вот эти 3,5 миллиарда ежедневно.

А. НЕЧАЕВ: Да, 3,5 миллиарда рублей, немаленькая сумма. Значит, соответственно, валютные спекулянты оживились, на рубль пошла атака, ну, и мы получили сегодня то, что получили, вот рекордные цифры курса по евро. Поскольку вот эти объективные факторы, они никуда не делись, то я думаю, что рубль, конечно, будет продолжать слабеть. Но с учетом того, что вот Центральный банк вернулся к практике валютных интервенций, я думаю, что он не будет допускать вот таких в дальнейшем резких скачков курса…

О. БЫЧКОВА: А он хочет эти интервенции проводить ради того, чтобы какой уровень поддерживать?

А. НЕЧАЕВ: Ну, он валютный коридор нам постоянно сообщает. Вот сегодня как раз произошло ЧП: так называемая бивалютная корзина, то есть, средневзвешенный курс рубля по отношению к доллару и к евро, он достиг верхней границы валютного коридора. Ну, кстати, ЦБ его все время расширяет. Соответственно, вот ЦБ объявил о том, что он будет активно проводить валютные интервенции, поэтому я думаю, что в ближайшие несколько дней курс рубля немножко откатится, то есть, рубль немножко укрепится. Но, в целом, поскольку вот эти фундаментальные факторы… вот рукотворные поправят, а фундаментальные никуда не исчезли, хотя они тоже, конечно, рукотворные в значительной степени, это следствие политики, которую наши власти сейчас проводят…

О. БЫЧКОВА: А вот, например, эксперты…

А. НЕЧАЕВ: Рубль будет слабеть, но я при этом не жду какого-то его обвала, если не произойдет обвальное падение цен на нефть.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот я начала как раз говорить про, например – ну, это только один из экспертов, который, предположим, приводит NEWSru.com, из Credit Suisse, который говорит, что доллар дойдет до 36 рублей в текущем месяце и до 37 в следующем. А бивалютная корзина еще до конца сегодняшнего дня может достичь… ну, это уже, да, это уже мы проехали. Но вот 36-37 в самое ближайшее время.

А. НЕЧАЕВ: Ну, я в этом смысле доверяю самому лучшему критерию, где люди вот рискуют конкретно деньгами – это так называемый фьючерсный рынок. То есть, это контракты, там, на некоторое время вперед, вот каким будет курс рубля и курс доллара. Значит, они активно торгуются на Московской бирже, гигантские обороты, поэтому вполне можно этому показателю доверять. Я вот специально, когда ехал на эту нашу встречу, посмотрел последние фьючерсы – ну, соответственно, сейчас где-то это часовой давности уже последние фьючерсы по доллару и евро. Вот рынок ждет, что в середине марта евро будет где-то 49 с полтиной. Вот это объективный индикатор. Вот, то есть, люди готовы вкладывать деньги…

О. БЫЧКОВА: В такую цифру.

А. НЕЧАЕВ: … имея в виду, что курс будет вот таким.

О. БЫЧКОВА: Да.

А. НЕЧАЕВ: То есть, это не абстрактные рассуждения неких, там, абстрактных экспертов Credit Suisse, при всем уважении Андрея Алексеевича Нечаева, хотя я сам иногда играю на этом рынке, поэтому тут у меня есть основания говорить более ответственно. Это просто вот ожидания рынка.

О. БЫЧКОВА: И это не предел.

А. НЕЧАЕВ: Ну, это…

(смех)

А. НЕЧАЕВ: … Это ожидания рынка по состоянию на сегодня. Вообще мой покойный друг Егор Тимурович Гайдар говорил, я часто эту фразу цитирую, что прогнозировать курс рубля – это занятие, которое содержит серьезные риски для профессиональной репутации экономиста.

О. БЫЧКОВА: Причем в любом случае, при любом прогнозе, что характерно.

Андрей Нечаев у нас в студии программы «Большой дозор». Мы сейчас прервемся на краткие новости, затем продолжим говорить о том, куда летит рубль.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Большой дозор», у микрофона Ольга Бычкова. Андрей Нечаев, бывший министр экономики России, доктор экономических наук, в студии нашей программы.

А. НЕЧАЕВ: Главное, прости пожалуйста, мое позиционирование ныне, что я председатель партии «Гражданская инициатива».

О. БЫЧКОВА: Это важно, кстати говоря, да. На самом деле…

А. НЕЧАЕВ: Важно для моих сподвижников.

О. БЫЧКОВА: Это важно, да, особенно, там, в свете предстоящих выборов и различных надвигающихся событий. Кстати говоря, первый кандидат зарегистрирован в первом российском городе, как я понимаю.

А. НЕЧАЕВ: Да, у нас сегодня своего рода партийный праздник, потому что мы получили право на участие в выборах в июле 13-го года, когда было зарегистрировано 42-е региональное отделение. И, соответственно, на выборы в единый день голосования в 13-м году не успели, ну, потому что вот говорят, что, там, партию зарегистрировать теперь, после закона имени Дмитрия Анатольевича Медведева – это просто раз-два-три. Ну, поверьте мне, если вы всерьез пытаетесь сделать партию, а не как политтехнологи, типа, там, Андрея Богданова, по согласованию с Минюстом просто их пекут, как пирожки, то это не такое простое занятие. Вот. И с тех пор серьезных выборов не было, и вот сейчас первые действительно знаковые выборы – это выборы мэра Новосибирска. Это третий, напомню, по величине мегаполис в стране. И вот как раз сегодня у нас был зарегистрирован кандидат от нашей партии Иван Валентинович Стариков, поэтому я действительно очень рад и просто искренне желаю ему успеха.

О. БЫЧКОВА: Там серьезные люди выдвинуты, да, в Новосибирске? Илья Пономарев, например.

А. НЕЧАЕВ: Ну, Илья Пономарев…

О. БЫЧКОВА: Известный, по крайней мере.

А. НЕЧАЕВ: … пока не зарегистрирован.

О. БЫЧКОВА: Но он везде объявляет, что он собирается туда идти тоже.

А. НЕЧАЕВ: Пока, ну, я просто констатирую, что пока он не зарегистрирован. Значит, он хотел идти как самовыдвиженец, у него не получилось, сейчас он пойдет от какой-то партии, вероятно, от «Альянса зеленых», хотя мне пока не очень понятно, потому что они теперь же, там, скрестились, и теперь это зеленые социал-демократы, вот, их уже в новом качестве перерегистрировали. Нет, ну, я хорошо и с уважением к Илье отношусь, поэтому, дай бог, чтобы он был зарегистрирован и тоже поборолся за пост мэра. Там идет кандидат от КПРФ, естественно, как всегда, кандидат от ЛДПР, вот. Михаил Дмитриевич Прохоров не нашел для себя достойного кандидата. Ну, вот сейчас реально там…

О. БЫЧКОВА: И «Единая Россия», понятное дело.

А. НЕЧАЕВ: Да, ну, естественно, «Единая Россия», партия власти. Ну, вот сейчас, по предварительным раскладам, по тем социологическим исследованиям, которые уже были проведены, три главных претендента – это, естественно, кандидат от партии власти, бывший вице-мэр, еще совсем недавно, кандидат от компартии Локоть и наш вот Иван Стариков.

О. БЫЧКОВА: Ну, да, это, конечно, Новосибирск – это такой город российский, где, конечно, важные происходят события, и есть смысл следить за тем, что там делается.

А. НЕЧАЕВ: Безусловно, важно. Выборы 6 апреля. Ну, мало того, что это третий просто по размеру мегаполис в стране, но это всегда была такая еще интеллектуальная и культурная столица Сибири, потому что там все-таки сибирское отделение Академии наук достаточно мощное всегда было, и там были очень сильные лидеры научные и хорошие научные школы. Сейчас, при всех бедах Академии наук, там, конечно, ситуация тоже не простая, но как раз, вот поскольку это не город, который сидит, там, на нефтяной и газовой трубе, он всю жизнь зарабатывал, даже в советское время он зарабатывал мозгами, то…

О. БЫЧКОВА: Люди там непростые, да, избиратели, наверное.

А. НЕЧАЕВ: Там высокий уровень образования, и очень интеллектуальный избиратель. Вот. И очень важно, чтобы этот город обрел какую-то перспективу: и Академгородок, и Сибирское отделение Академии наук, и другие институты, которые там есть. И мне кажется, что вполне реально Новосибирск превратить в такой, действительно не номинальный, а реальный центр инноваций и инновационного развития. И как раз вот программа Ивана Старикова, она на это и ориентирована. И надеюсь, что получится.

О. БЫЧКОВА: Вернемся к рублю и к тому, что происходит в российских финансах и в российской экономике. Вот как раз те самые противоположные мнения уважаемых экспертов по поводу важного вопроса, вот точно важного вопроса для всех, для самого, там, я не знаю, не интересующегося экономикой обывателя. Алексей Кудрин, например, сказал, что ослабление…

А. НЕЧАЕВ: Совсем не интересующийся экономикой обыватель (смеется).

О. БЫЧКОВА: Да, вот такой обыватель, да, хотя и бывший министр финансов, странно. Он сказал, что ослабление рубля способно привести к увеличению инфляции, но не решился сказать, какой будет инфляция в течение этого года, — пишет нам «Российская газета». В то же самое время первый зам председателя Банка России Ксения Юдаева сказала, что, наоборот, ситуация на валютном рынке не окажет существенного влияния на инфляцию. Она считает, что целевой ориентир на этот год, 5% по итогам года, что так оно и будет. Кому верить?

А. НЕЧАЕВ: Мне бы очень хотелось разделить оптимизм Ксении Юдаевой, к которой я отношусь с большим уважением. Но, кстати, ее заявление в рамках Гайдаровского форума послужило таким спусковым крючком для первой волны девальвации, когда она заявила во всеуслышание, что Центральный банк отказывается от валютных интервенций.

О. БЫЧКОВА: Да-да-да-да-да.

А. НЕЧАЕВ: Но это так, для справки. Ну, не только потому, что я член его Комитета гражданских инициатив, я имею в виду, Алексея Леонидовича Кудрина… вот у нас, кстати, общее в этом смысле название: партия «Гражданская инициатива» и его Комитет гражданских инициатив. Но я в данном случае, конечно, солидарен с его точкой зрения. Ну, потому что, там, мне кажется, Юдаева имела в виду, ну, что-то немножко другое, да? Ну, потому что совершенно понятно, что ровно настолько, насколько дороже становится доллар, там, или евро, настолько должны стать как минимум дороже импортные товары. Ну, это Аз и Ять экономики. В чем беда? Не только в том, что у нас импортные товары составляют значительную часть потребительского рынка, не говоря о рынке машин и оборудования. Ну, например, по одежде и обуви 75% российского потребительского рынка – это импортные товары. По многим видам продовольствия это от 50 до 100%, ну, если брать какие-то экзотические виды фруктов, типа киви и бананов, но к которым наши потребители, тем не менее, уже привыкли за последние 20 лет. Так вот, беда состоит в том, что у нас крайне низкий уровень конкуренции в экономике. Это главная наша беда. И в конкурентной экономике просто отечественные товаропроизводители воспользовались бы вот этим конкурентным преимуществом и заняли какую-то часть ниши импортных товаров, которые становятся дороже. К сожалению, из-за отсутствия конкурентной среды у нас происходит, как правило, совсем другое: у нас просто отечественные товаропроизводители начинают цены на свои конкурирующие с импортом товары просто подтягивать к уровню импортных цен. Поэтому итоговая инфляция оказывается гораздо больше той, которую, собственно, провоцирует сама девальвация, то есть инфляции по импортным товарам. Поэтому я думаю, что этот фактор никоим образом нельзя сбрасывать со счетов, и определенное ускорение инфляции нас, безусловно, ждет.

О. БЫЧКОВА: Я прошу прощения, нам нужно вернуться к украинской теме, потому что вот пока мы все это обсуждали, тут пришло вот буквально в течение… в этом часе пришло сообщение, во-первых, что Ирландская фондовая биржа отменила решение о включении в листинг дополнительных эмиссий двухлетних еврооблигаций Украины с погашением в 15-м году в объеме 1,984 миллиарда долларов. И объясняется это тем, что поскольку указанные ценные бумаги еще эмитированы, и решение от 17 февраля о включении их в листинг и допуск к обращению было ошибочным – сообщает нам, в частности, веб-сайт биржи, на который ссылается «Украинская правда» и сообщает Интерфакс. И одновременно вот есть еще сообщение о том, что Украина, источник Рейтера в Киеве сообщает о том, что выделение 2-миллиардного кредита Украине из России вот со вторым траншем от 15-ти миллиардов сегодня было перенесено до пятницы – сказал источник в украинском правительстве.

А. НЕЧАЕВ: Оля, ну, это все не носит какого-то…

О. БЫЧКОВА: Это не принципиально?

А. НЕЧАЕВ: … серьезного и концептуального характера. Ну, понятно, что бумаги мусорные, как говорят финансисты, поэтому биржа тоже, она не хочет репутационно подставиться. Тысячекратно важнее, как там сейчас развиваются события в Киеве. Вот если есть какая-то информация от ваших корреспондентов, если там, не дай бог, новые жертвы, пытается ли власть стабилизировать ситуацию по силовому варианту, или все-таки начнутся какие-то переговоры с оппозицией. Хотя у меня такое ощущение, что лидеры оппозиции уже тоже не контролируют ситуацию реально, что ее в значительной степени контролируют экстремистские элементы. И это, конечно, своего рода трагедия, потому что…

О. БЫЧКОВА: И не факт даже, что президент Янукович, похоже.

А. НЕЧАЕВ: События начались с того, что, да, вот люди, разочарованные решением не подписывать соглашение об ассоциации с ЕЭС, сотни тысяч людей, вышли на улицы в знак протеста, но вышли абсолютно мирно. Это были мирные демонстрации, мирные митинги, абсолютно мирные резолюции, может быть, там, и достаточно жесткие по форме, это действительно был классический народный протест. И вот все эти глупые разговоры о том, что это западные спецслужбы, что это на деньги олигархов. Ни на какие деньги олигархов сотни тысяч людей на улицы вывести нельзя. Это бред и болтовня. Но потом, к сожалению, вот этот мирный массовый протест, он дополнился действительно экстремистскими действиями, достаточно таких радикально настроенных групп, там, футбольных фанатов, еще каких-то групп, что и привело к абсолютной вот дезорганизации жизни в Киеве и, самое страшное, к человеческим жертвам, как с той, так и с другой стороны. И в этом смысле, конечно, политически ответственные или ответственные политические силы Украины, они сейчас должны проявить разум, проявить волю и просто срочно найти какое-то компромиссное решение, для того чтобы не поставить страну на грань гражданской войны.

О. БЫЧКОВА: И надо сказать, что сегодня целый день поступают…

А. НЕЧАЕВ: Что касается этого решения биржи по сравнению с этой проблемой, это настолько малозначимо, но если захочет Россия дать Украине 2 миллиарда долларов…

О. БЫЧКОВА: То она найдет другой способ?

А. НЕЧАЕВ: Поверьте мне, вот я прямо сейчас тут в студии найду 28 интеллигентных способов это проделать. Вот 28. А если чуть-чуть еще дольше подумать, то 38.

О. БЫЧКОВА: А зачем такой был выбран способ с этими бумагами?

А. НЕЧАЕВ: Ну, это действительно такой очень интеллигентный способ, через ценные бумаги…

О. БЫЧКОВА: Культурненько так.

А. НЕЧАЕВ: Культурненько, да, это возвратные деньги формально. Вот. Ну, хорошо, ну давайте, мы Белоруссии даем совершенно по другим схемам деньги, там, как межгосударственный займ, или как займ в рамках программы стабилизации Европейского экономического сообщества. Но Украина не является его членом, но миллион, действительно, миллион вариантов просто.

О. БЫЧКОВА: А почему происходит…

А. НЕЧАЕВ: … в чемодане привезти в большом.

О. БЫЧКОВА: А почему так происходит с российским рублем, мы наблюдаем то, что наблюдаем, он падает и прямо, можно сказать, стремительно, или очень быстро, а при этом украинская валюта совершенно…

А. НЕЧАЕВ: Тоже падает.

О. БЫЧКОВА: Но не с такой скоростью.

А. НЕЧАЕВ: Сегодня произошло обвальное падение.

О. БЫЧКОВА: Ну, сегодня, это понятно.

А. НЕЧАЕВ: Сегодня произошло обвальное падение гривны.

О. БЫЧКОВА: Но вообще-то – нет.

А. НЕЧАЕВ: Ну, понимаете, ведь то, что произошло в последние месяцы или в последние недели, для украинской экономики, вот то, как она сейчас развивается и функционирует, это скорее позитив. И главный позитив состоит в том, что Россия кардинально снизила цены на газ. Вот что действительно критично для экономики Украины и что больше всего беспокоит украинских олигархов, одна единственная проблема: цена на газ, потому что основа украинского экспорта – это металлургия, это химикалии, это преимущественно энергоемкие производства. И соответственно там либо прямо используется газ, либо там через электроэнергию – неважно. Поэтому для них цена на газ, она абсолютно критична. Цена на газ резко снизилась. В этом смысле, это такой хороший мы дали позитивный толчок развитию украинской экономики. Да, конечно, она стала абсолютно непривлекательной или гораздо менее привлекательной для потенциальных иностранных инвесторов. Страна, которая стоит на пороге гражданской войны, ну, туда только сумасшедший будет инвестировать. В этом смысле, конечно, эти события крайне негативно влияют на будущее украинской экономики. Но, с точки зрения текущей ситуации, наоборот, все стало лучше, благодаря вмешательству России. А что касается вот этих миллиардов, которые мы даем, но они собственно даются на латание дыр украинского бюджета. Так вот прямо сказать, что напрямую они влияют на экономическое развитие Украины, было бы сильным преувеличением.

О. БЫЧКОВА: Хочу успеть спросить еще про другие валюты, не только про рубль. Потому что вот все теперь пишут, что происходит также что-то с долларом относительно евро, и с долларом относительно других валют типа фунта и йены, то есть, доллар тоже слабеет, а Федеральная резервная система американская ужесточает условия для иностранных банков, которые работают на территории Соединенных Штатов. Вот разъясните вот эту вот ситуацию. С долларом-то что не так теперь?

А. НЕЧАЕВ: Я абсолютный, там, фанатик всякого рода макроэкономических проблем и очень люблю разбираться в макроэкономических ситуациях. Я думаю, что 99% российских граждан и даже 90% слушателей «Эха Москвы» эта тема совершенно не интересна.

О. БЫЧКОВА: Нет.

А. НЕЧАЕВ: И они в этом смысле правы, потому что смотрят фигурное катание.

О. БЫЧКОВА: Это правда. Но многим российским гражданам будет приятно послушать, что не только у рубля проблемы, но и у доллара у хваленого у вашего тоже все не слава богу.

А. НЕЧАЕВ: Нет, у доллара, к сожалению или к счастью, все хорошо. Значит, Федеральная резервная система объявила о сокращении так называемой программы количественного смягчения или в переводе на русский язык, она будет просто меньше печатать доллары, и это безусловный факт и очень мощный фактор дальнейшего укрепления доллара, что мы собственно с вами и наблюдаем. Значит, ну, естественно…

О. БЫЧКОВА: То есть мы наблюдаем на самом деле не только ослабление рубля по его личным причинам, но и укрепление доллара по его личным причинам.

А. НЕЧАЕВ: Нет, мы как раз в значительной степени, укрепление доллара – это его личные причины, но точнее, говоря, действия Федеральной резервной системы, потому что доллар укрепился не только по отношению к рублю, но и к индийской рупии, и к казахстанскому тенге, и еще к массе других валют развивающихся стран, поэтому все у доллара хорошо. Это другое дело, вот не надо рассматривать девальвацию как трагедию и как просто какой-то национальный позор. Девальвация – это очень такой тонкий экономический инструмент, в котором есть минусы, о которых мы говорили, главный из которых – это инфляция, и ухудшение, скажем, ситуации для модернизации за счет импортных технологий, импортного оборудования, с другой стороны, это уникальное средство защиты отечественного рынка, отечественных товаропроизводителей во всем мире. И главное, что во многом – на самом деле мы об это не говорили – двигает российскую девальвацию, девальвацию рубля, это объективная заинтересованность наших финансовых властей в ослаблении рубля. Они могут говорить все что угодно, но они объективно в этом заинтересованы, потому что в сырьевой стране, ориентированной на экспорт именно сырья, когда у вас за те же долларовые доходы рублей становится больше у экспортеров, и соответственно доходы бюджета через налоги становятся больше, ну, для любого министра финансов это праздник. А с учетом того, что мы с вами начали с того, что российский бюджет в этом году абсолютно не реалистичен, любая подпорка для него, в том числе и в качестве девальвации, это мечта, это праздник. И поэтому, конечно, финансовые власти заинтересованы в некотором ослаблении рубля. Это тоже очень существенный момент, его надо просто иметь в виду.

О. БЫЧКОВА: Но евро себя чувствует прекрасно во всем этом.

А. НЕЧАЕВ: А тут вот, что такое «прекрасно»? Все страны мира используют девальвацию в качестве средства конкурентной борьбы, потому что девальвация – это стимулирование экспорта. И это вот такая невидимая преграда: не административные барьеры, не запретительные импортные пошлины, не квоты, а вот просто такой, но непробиваемый железный занавес на пути импортных товаров, которые автоматически становятся дороже, поэтому любая валютная война – это что такое? Это как раз девальвация.

О. БЫЧКОВА: Ну, да.

А. НЕЧАЕВ: Сколько американцы уговаривают, там, нажимают на…

О. БЫЧКОВА: На китайцев.

А. НЕЧАЕВ: … чтобы они ревальвировали юань.

О. БЫЧКОВА: А те говорят: нет.

А. НЕЧАЕВ: А те упираются изо всех сил, потому что чем крепче валюта, тем эта страна привлекательней для инвестиций, но тем хуже для ее производителей. Поэтому сказать, что девальвация, это однозначно, там, трагедия – да нет, это наоборот иногда праздник. Для жителей, для рядовых граждан это инфляционные последствия. Для них это, конечно, плохо. Для них, как для людей, работающих на каких-то там заводах, в том числе российских, если у этих заводов появляется шанс занять какую-то рыночную нишу, нарастив свое производство, вытесняя импорт, это, конечно, хорошо снижает безработицу. Поэтому все не так однозначно в экономике.

О. БЫЧКОВА: К счастью, да. Несколько вопросов, которые вот пришли к нам во время эфира. Например, спрашивает, очень характерно, мне кажется, спрашивает слушатель из Москвы: «Нас призывают получать «белую» зарплату, аргумент – начисление пенсии к старости. Зачем эти крохи? У меня «серая» зарплата, я на Пенсионный фонд совершенно не надеюсь, а вкладываю каждый «серый» центик в свое темное будущее. Неужели я не права?» — пишет слушательница. Вот это вот вопрос, мне кажется, очень типичный для последнего времени.

А. НЕЧАЕВ: Нет, ну, безусловно, каждый ответственный гражданин должен думать о своем будущем и о будущем своей семьи. И, кстати, вот как раз в программе нашей партии прямо с этого и начинается, что мы ориентируемся вот на таких граждан. Но это совершенно не отменяет того факта, что в стране должна быть нормальная пенсионная система. К сожалению, та пенсионная реформа, которая у нас сейчас проводится, она не во благо…

О. БЫЧКОВА: Слушательница справедливо полагает, что она не доживет до нормальной пенсионной системы.

А. НЕЧАЕВ: … мину замедленного действия под будущие поколения пенсионеров, поверьте мне пока на слово этой горькой истине. И то, что, ведь человек хочет обеспечить свое будущее сам – замечательно. Ну, так значит, государство, дайте ему для этого условия, создать такие условия работы, скажем, для негосударственных пенсионных фондов, чтобы человек мог не бояться нести туда деньги и, более того, знать, что он отнес сегодня рубль, завтра за счет эффективных инвестиций этот рубль превратился, там, в рубль 10 копеек, и так далее. То есть, что его деньги работают, и к пенсии его рубль превратиться в 2 рубля. И это, безусловно, задача государства. А пока наша пенсионная реформа направлена на прямо обратное, фактически на ликвидацию накопительной системы. Ну, что дальше заставляет граждан действовать как слушательница…

О. БЫЧКОВА: Значит, гражданка права по-своему.

А. НЕЧАЕВ: … и решать эту проблему самой. Но это же нехорошо?

О. БЫЧКОВА: Нехорошо, да.

А. НЕЧАЕВ: Неэффективно.

О. БЫЧКОВА: Что делать простому обывателю, когда падает рубль? В чем хранить свои сбережения? Задает абсолютно традиционный вопрос ровно в стомиллионный раз Дмитрий из Екатеринбурга и ровно в стомиллионный раз надо ответить, и еще сто миллионов раз придется потом это делать…

А. НЕЧАЕВ: Постольку, поскольку мы с вами не в первый раз встречаемся в эфире, уже вы знаете ответ, мне он даже уже немножко надоел: значит, надо…

О. БЫЧКОВА: Это вечный вопрос. Ничего не поделаешь. Это скрепа.

А. НЕЧАЕВ: … надо раскладывать по разным корзинам – а. И б – поскольку времени у нас мало, надо хранить свои сбережения в той валюте, в которой вы их собираетесь тратить. Если вы живете в мире рублей – ну, и храните свои доходы и сбережения в рублях. При небольших сбережениях пытаться…

О. БЫЧКОВА: Суетиться.

А. НЕЧАЕВ: … устраивать валютные спекуляции и играть на курсе – занятие совершенно бесполезное. Тем более, что, должен вас расстроить, вот те, кто не читает мои статьи и мои прогнозы, вы уже в значительной степени опоздали. Девальвация уже случилась.

О. БЫЧКОВА: Самые последние секунды.

А. НЕЧАЕВ: Эффект от девальвации в значительной степени уже себя исчерпал.

О. БЫЧКОВА: Секунда на вопрос тогда от Анны, на ответ, у которой 300 тысяч рублей вклада, надо ли переводить в доллары или не суетиться? Да или нет?

А. НЕЧАЕВ: Не суетиться.

О. БЫЧКОВА: Не суетиться. Анна, все уже, паровоз этот ушел, да? правильно?

А. НЕЧАЕВ: Нет, он еще не ушел, но вы на комиссиях и на этих рисках…

О. БЫЧКОВА: … потеряете половину.

А. НЕЧАЕВ: Потеряете почти столько же, плюс потеряете еще нервы, которые, как известно, не лечатся толком.

О. БЫЧКОВА: Не надо. Да.

А. НЕЧАЕВ: А ставки между депозитами в рублях и в валюте, они в значительной степени и как раз компенсируют тот выигрыш, который вы можете получить на курсе.

О. БЫЧКОВА: Все, понятно. Спасибо большое, Андрей Нечаев в программе «Большой дозор», дальше новости.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире