'Вопросы к интервью
О. БЫЧКОВА: 21 час и 8 минут в Москве, у микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер. И это программа «Большой дозор», я приветствую Галину Хованскую, председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ. Правильно я все сказала, да, про вас?

Г. ХОВАНСКАЯ: Все правильно. Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер. И мы будем говорить, собственно, о новом, о том, что у нас сейчас происходит в этой самой жилищной политике и в этом самом ЖКХ. И я понимаю, что там есть несколько важных тем, да? Но прямо вот, да? Можно прямо с ходу, да, конкретно? Или вы хотите сказать что-нибудь общее?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, я человек очень конкретный.

О. БЫЧКОВА: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: И у нас действительно идет сейчас очень много законодательных инициатив. Идет проект, который прошел первое чтение, сейчас до конца года должен быть принят окончательно – это о некоммерческом найме жилья. Я хочу напомнить, что после принятия Жилищного кодекса у нас на социальное жилье могут встать только малоимущие граждане, а вот так называемый средний класс в российском варианте: бюджетники, молодые семьи, они оказались не у дел, им государство практически никак не могло помочь в этой ситуации, потому что у них… даже пойти на рынок, снять квартиру на рынке…

О. БЫЧКОВА: Это все равно бешеные деньги, да? Не говоря уже про купить. Ладно, мы к этой теме вернемся.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это тема номер один, это большой проект, действительно.

О. БЫЧКОВА: Это раз. Это тема номер два, вот честно…

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, хорошо.

О. БЫЧКОВА: У меня есть тема номер один, хорошо, да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Хорошо. Наверное, тема номер один – платежи, да?

О. БЫЧКОВА: Ну, да. И вот эти все нормы потребления – это тема номер один.

Г. ХОВАНСКАЯ: Обязательно. Социальные нормы – это тема номер уже четыре, да?..

О. БЫЧКОВА: Да, для наших слушателей это номер один, я как раз…

Г. ХОВАНСКАЯ: Социальные нормы потребления. И это документ правительства Российской Федерации. Тем не менее, я готова его также прокомментировать, потому что у меня свой взгляд на социальные нормы потребления именно вот в сфере электроэнергии, да? Коммунальных услуг по электроснабжению. Принят в первом чтении, и сейчас очень большая дискуссия вокруг проекта о предельных индексах, то есть об установлении предела наших платежей за жилищные коммунальные услуги. Этот документ сейчас обсуждается. Вот каким он будет – может быть, мы поговорим в следующий раз, но смысл в том, что государство пытается ограничить суммарный платеж граждан за коммунальные услуги.

О. БЫЧКОВА: Ну, да, государство, с одной стороны…

Г. ХОВАНСКАЯ: Только за коммунальные.

О. БЫЧКОВА:… пытается ограничить граждан, а с другой стороны, пытается ограничить тех, кто получает с них эти деньги.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. Но я хочу обратить внимание, что только за коммунальные услуги, потому что за жилищные услуги, в принципе, мы определяем, сколько платить, или теоретически мы имеем право определить это на общем собрании. Если не определим, то это сделает за нас власть. Дальше. Очень тревожащая меня тема – это ускоряющиеся дела по банкротству товариществ собственников жилья, что, я считаю, противоречит здравому смыслу, Конституции, Гражданскому кодексу. Тем не менее, этот процесс идет, и мы внесли соответствующую законодательную инициативу, вокруг нее тоже сейчас идет очень бурная дискуссия.

О. БЫЧКОВА: Да, и тоже нас спрашивают люди тут много про товарищество собственников жилья, про отношения с недобросовестными или вообще фальшивыми компаниями, про фальшивые счета…

Г. ХОВАНСКАЯ: Это мы обязательно обсудим.

О. БЫЧКОВА: Это вот все туда же.

Г. ХОВАНСКАЯ: И, наконец, тема, которая обсуждалась очень бурно буквально вот последние 5-6 месяцев – это обязательное членство в саморегулируемых организациях товариществ собственников жилья, в том числе, и жилищно-строительных кооперативов. Вот буквально сегодня у меня появилась, может быть, новая информация, которая немножко успокоит тех, кто был противником этого обязательного членства в саморегулируемых организациях, хотя добровольно никто не отменял, и оно имеет право на существование. Так что, вот пока вот хотя бы такой план.

О. БЫЧКОВА: Да, определились, с повесткой дня определились.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну что, начнем с правительства, с социальных норм?

О. БЫЧКОВА: Начнем с социальных норм, потому что вот я выскажу радикальную точку зрения, повторю ее на самом деле просто за другими. Потому что для многих людей социальные нормы – это уже такая откровенная декларация государства, которая заключается в том, что мы вам ничего не должны, вот просто забудьте обо всем, разбирайтесь сами…

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы мне напомнили тему номер пять – это о капитальном ремонте, о взносах на капитальный ремонт…

О. БЫЧКОВА: Вот, ровно об этом.

Г. ХОВАНСКАЯ: … и о старых обязательствах. Вы произнесли это слово, я тут же вспомнила огромный проект…

О. БЫЧКОВА: Давайте с этого тогда и начнем и плавно перейдем к социальным нормам. Ну, потому что вот тут вот люди мне писали в разные места, что ничего нового в жилищной политике не происходит, все старое, а заключается оно только в том, что, ну, вот извините, раньше мы еще там пытались что-то вам обещать и декларировать, а теперь вообще сами крутитесь, как хотите.

Г. ХОВАНСКАЯ: Буря мглою небо кроет. И сопротивляться бывает очень сложно этой буре, но, тем не менее, что-то все-таки удается. Но я не могу сказать, что это легко. Особенно учитывая, что большинство даже в нашем комитете – это не большинство оппозиционных партий. Понятно, да, о чем я говорю? О. БЫЧКОВА: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Так же, как и решения принимаются на пленарных заседаниях. Но здесь ситуация даже хуже. Зачастую мы не можем вынести законопроект, потому что должно быть решение комитета положительное на этот счет. Вот не всегда так случается.

О. БЫЧКОВА: А почему так?

Г. ХОВАНСКАЯ: А потому что большинство принимает решение не выносить.

О. БЫЧКОВА: То есть, вообще не трогать эту тему?

Г. ХОВАНСКАЯ: Не выносить. Они голосуют против вынесения на рассмотрение на пленарном заседании.

О. БЫЧКОВА: Ну, то есть, вообще, значит, просто не касаться этих вопросов, получается.

Г. ХОВАНСКАЯ: Причины разные: дождемся отзыва правительства, подумаем, обсудим, отложим…

О. БЫЧКОВА: Государственная Дума не хочет связываться с темой ЖКХ, там, по возможности. Ваши…

Г. ХОВАНСКАЯ: Деваться некуда уже…

О. БЫЧКОВА: Я правильно вас просто расшифровываю?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы меня правильно расшифровываете. Ну, я, понятно, что как председатель комитета не могу делать такие…

О. БЫЧКОВА: Ну, да, хорошо, я скажу за вас просто все слова, я готова.

Г. ХОВАНСКАЯ: На самом деле никуда от этой темы не деться, ни от жилищной политики, ни от темы обеспечения жильем хотя бы жителей аварийного… проживающих до сих пор в аварийном жилье, детей-сирот, понимаете? Ну, я уже не говорю про многодетные семьи. И никуда не деться от проблемы жилищно-коммунальных услуг и платежей за эти услуги. Капитальный ремонт – была очень тема неприятная, жесткая, обсуждалась. Но, тем не менее, принят закон, и с большим трудом удалось все-таки… ну, здесь я хочу доброе слово сказать в отношении Медведева Дмитрия Анатольевича. Если бы не его поддержка, то сейчас все мы с вами бы играли в игру «общий котел», куда мы сдавали бы деньги, взносы так называемые, обязательные взносы на капитальный ремонт. А потом этими деньгами распоряжался бы чиновник.

О. БЫЧКОВА: Общий котел на уровне города?

Г. ХОВАНСКАЯ: На уровне субъекта федерации.

О. БЫЧКОВА: Даже так.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, даже так. Поэтому проконтролировать, Оля, что бы случилось с вашими деньгами в другом районе Москвы, вы бы точно не смогли, понимаете? И так…

О. БЫЧКОВА: Я не хочу в общий котел.

Г. ХОВАНСКАЯ: Не хотите. Вот многие не хотят, понимаете? Не хотят в основном те собственники, которые хотят ремонтировать и отвечать за свой дом, за свое имущество, и, собственно, так и положено по Гражданскому законодательству, потому что собственник несет бремя содержания своего имущества, но не чужого. А в принципе, который заложен вот в эту идею общего котла, вы вносите деньги, и деньги идут на ремонт дома, который определит чиновник, в соответствии, там, с программой…

О. БЫЧКОВА: Или еще на что-нибудь.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, это вот уже, да…

О. БЫЧКОВА: Кхе-кхе.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. И причем я хочу сказать, что с большим трудом при поддержке премьера удалось все-таки формально сделать равноправной схему «я ремонтирую свой дом». То есть я открываю специальный счет на свой дом, собираю деньги на свой дом. И норма эта, к сожалению, весьма ограниченного действия, потому что может открыть этот счет только дом, где есть ТСЖ или же ЖСК. Вот управляющая организация уже не может открыть этот счет. Причем там столько подводных камней вам выставляют…

О. БЫЧКОВА: Может, это хорошо, что она не может открыть этот счет?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это плохо на самом деле, потому что далеко не во всяком доме уместно создавать товарищество собственников жилья. И далеко не все управляющие организации, которые только сейчас ленивый не ругает, вороваты и недобросовестны. Понимаете, все зависит…

О. БЫЧКОВА: Но не все и добросовестные, с другой стороны.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, так же, как ТЖС и ЖСК, те же самые истории повторяются. Все зависит от людей, как всегда.

О. БЫЧКОВА: Но это все-таки новая схема, да? Подхода к капитальному ремонту.

Г. ХОВАНСКАЯ: Как раз старая схема – это я ремонтирую свой дом. Потому что, обращаю внимание, что жилищно-строительные кооперативы всю жизнь с самого начала, со строительства дома, так и живут: они собирают деньги на свой…

О. БЫЧКОВА: … старая схема – это мы скидываемся и, там, меняем…

Г. ХОВАНСКАЯ: … у нас свой фонд…

О. БЫЧКОВА:… меняем трубу, например.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, да, да. Свой фонд, и мы, по мере необходимости, не комплексно ремонтируем, а набрали деньги – поменяли крышу, заменили трубу, там, поменяли лифт и так далее.

О. БЫЧКОВА: Ну, это жизненно понятно, житейски.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это, да, житейски понятно. Но кому-то очень выгодно все-таки собрать деньги в общий котел и истратить их на те дома, на которые сочтут нужным соответствующие операторы так называемые региональные. Ну вот. Формально схемы равноправные, формально там может оказываться помощь субъектам федерации, но если эти деньги заложены в бюджете. А дальше уже комментируйте. А если они не заложены, то помощи не дождетесь. Особенно это будет остро проблема стоять в регионах дотационных. Я сейчас не о Москве говорю, как вы понимаете.

О. БЫЧКОВА: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, десяток таких самодостаточных регионов у нас есть, а в остальных как это будет реализовываться – я не знаю. Потом, надо не забывать о том, что муниципальную долю должен финансировать муниципалитет, или в Москве, Санкт-Петербурге, соответственно, субъект федерации.

О. БЫЧКОВА: Город.

Г. ХОВАНСКАЯ: Город, да, город Москва, город Санкт-Петербург. Опять же, не говорю о Москве и Санкт-Петербурге, но во многих муниципальных образованиях, дотационных тоже, сугубо дотационных, этих денег может не оказаться. А теперь я задаю вам простой вопрос: кто будет выполнять обязательства в рамках общего котла по софинансированию, если его не будет? По выполнению старых обязательств государства по недоремонту? По финансированию муниципальной доли? И вот у меня возникает такое предположение, что в ряде случаев это будем делать мы. К сожалению, в большинстве случае это будем делать мы. То есть, мы будем выполнять старые невыполненные обязательства государства и текущие обязательства муниципальных образований дотационных. Вот такая вот невеселая картина.

О. БЫЧКОВА: Этим обязательствам сколько лет? То есть, какова как бы картина запущенности этого вопроса?

Г. ХОВАНСКАЯ: Это четко совершенно определено, и определено не только в законе о приватизации жилищного фонда, но и в решениях соответствующих Верховного суда. Потому что в свое время, когда я говорила, что старые обязательства, их надо все-таки выполнить, да, и норма такая была раньше в законе о приватизации, что нельзя передать вам в собственность жилье, пока дом не отремонтирован. Потом это обязательство как бы… о не передаче вот этот запрет ушел, обязательство осталось, обязательство осталось. И если на момент приватизации жилого помещения дом уже нуждался в капитальном ремонте, то это стопроцентное обязательство бывшего наймодателя. Вот с Верховным судом уже не поспоришь, и мне стало легче немножко, да, вот на эту тему говорить. И я не думаю, что тут слишком велики масштабы бедствия, но где-то 10-15% жилищного фонда именно вот в таком состоянии…

О. БЫЧКОВА: По стране?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, да, да. Я уже не говорю об аварийном жилищном фонде, где, в общем-то, тоже проблема уже… угроза жизни и здоровью каждодневная, вот как она стоит, эта проблема.

О. БЫЧКОВА: А аварийного сколько у нас? Вот такого, где угроза совсем?

Г. ХОВАНСКАЯ: Где-то около 5%. Понимаете…

О. БЫЧКОВА: Это очень много на самом деле.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это очень много.

О. БЫЧКОВА: Это ужасно много.

Г. ХОВАНСКАЯ: Дело в том, что…

О. БЫЧКОВА: То есть, если у нас там, сколько? 110 миллионов живет в стране…

Г. ХОВАНСКАЯ: Масштабы…

О. БЫЧКОВА: … значит, 5% живут вот в этом всем?

Г. ХОВАНСКАЯ: Масштабы бедствия скрывались, потому что как только местная власть принимала решение, что дом аварийный, они должны были немедленно людей куда-то переселять, а у них не было средств на то, чтобы людей переселять. И под угрозой уголовной ответственности они скрывали. Вот сейчас, как только деньги пошли из Фонда содействия реформированию ЖКХ, то есть федеральные деньги, уже стало немножко легче, но и скачкообразно увеличились вот эти проценты аварийного жилищного фонда. Вот какая история-то тяжелая.

О. БЫЧКОВА: Тяжелая история, да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да.

О. БЫЧКОВА: Ну, то есть, все-таки есть шанс, что она не то чтобы улучшится, эта ситуация, но, по крайней мере, сдвинется хотя бы вот с совсем этой минусовой точки.

Г. ХОВАНСКАЯ: Тот же Верховный суд сказал, что когда эти обязательства будут выполнены, конечно, ремонтировать будем мы за свой счет, это понятно. Но вот у схемы, когда я ремонтирую свой дом, масса подводных камней. Потому что решение вы должны принять за два месяца, причем все, в том числе и собрание провести, и счет открыть, и сообщить о том, что вы ремонтируете свой дом, а не играете в схему общего котла. Попасть вы туда можете очень быстро, если за два месяца не сориентируетесь, а вот выползти из общего котла – два года надо. Почувствуйте разницу: два месяца и два года, да? Если вы потом образумитесь…

О. БЫЧКОВА: Вход рубль, выход – два. Вот ровно та самая история.

Г. ХОВАНСКАЯ: Немножко больше, да (смеется), немножко больше. И масса других неприятных моментов, таких, как вот то, что счет не может открыть управляющая организация. Хотя здесь опасаться того, что эти деньги будут истрачены не по назначению, нельзя, потому что жесточайший контроль: это специальный счет, и даже банк контролирует расходование этих средств только на цели капитального ремонта.

О. БЫЧКОВА: То есть, правильно ли я понимаю, что здесь борются как бы два подхода…

Г. ХОВАНСКАЯ: Да.

О. БЫЧКОВА: Такой один очень, очень сильно патерналистский, а другой такой, наоборот, индивидуалистический?

Г. ХОВАНСКАЯ: Соответствующий Гражданскому…

О. БЫЧКОВА: … патерналистский на чем основан?

Г. ХОВАНСКАЯ: … законодательству, вообще-то нормы Гражданского кодекса. Я ее хочу повторить: собственник несет бремя содержания своего имущества, но не имущества соседа из соседнего дома Иван Петровича, понимаете? Вот, ну, не несет, он отвечает за свое.

О. БЫЧКОВА: Почему законодатель так настаивает? Или это кто настаивает? Ну, не правительство, да? Потому что вы сказали, что благодаря Медведеву как-то удалось смягчить эту норму.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, значит…

О. БЫЧКОВА: Почему законодатель настаивает на том, чтобы все держать под контролем и вот чтобы граждане, там, были, как эти, дети малые?

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, это скорее не законодатель, это должностные лица, в правительстве некоторые, которые вот настаивали именно на этой схеме первоначально. Если бы не вмешательство премьера, которому они подчиняются, все бы так и было.

О. БЫЧКОВА: А премьер почему передумал? Вернее, по-другому решил.

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, просто мне удалось ему задать вопрос. А он, в общем-то, хороший цивилист, и он говорит: ну, конечно, собственник несет бремя содержания своего имущества, надо проект доработать. Но столько вот рогаток, столько подводных камней, я вам уже некоторые из них перечислила, да?

О. БЫЧКОВА: Ну, уже да, уже немало.

Г. ХОВАНСКАЯ: Невесело.

О. БЫЧКОВА: А эти рогатки, эти подводные камни, они все-таки возникают потому что… потому что, что?

Г. ХОВАНСКАЯ: Потому что в законе уже это жестко записано, вот эти…

О. БЫЧКОВА: Я понимаю, да. Да, но законы написаны – это что? Это для коррупции? Это, там, потому что граждане не заслуживают доверия? Или почему вот это так?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вот те, кто настаивал на схеме общего котла, считают, что у нас все собственники безынициативные, не желающие ничего делать. Но я могу сказать, что по мере роста цифр в наших платежках у нас собственники начинают интересоваться…

О. БЫЧКОВА: Начинают немножечко звереть (смеется).

Г. ХОВАНСКАЯ: … что делается за эти деньги и так далее. И проявляют активность. И даже, представьте себе, на собрания начинают ходить и спрашивать: а когда следующее, да?

О. БЫЧКОВА: Ну, потому что костлявая рука, она же берет за горло, в конце концов.

Г. ХОВАНСКАЯ: Она, да, берет за горло, абсолютно точно. Так что, вот это как раз схема нормальная, цивилизованная. Когда я в свое время в Германии на конференции озвучила, что у нас вот такой вариант возможен общего котла, меня просто сначала не поняли, как это может быть.

О. БЫЧКОВА: Решили, что вы не в курсе ситуации.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, вот, тем не менее, к сожалению. И на самом деле нужно же учитывать, что когда вы попадает в общий котел, вы уже не определяете, какой будет перечень работ по вашему дому, все за вас определит дядя. Кто у вас будет застройщиком – все за вас определит дядя, название которого «региональный оператор». Понимаете? То есть, вот это крайне неприятно, неприятная ситуация. И, в общем, вы понимаете, вот все делается для того, чтобы затолкать как можно больше людей в общий котел, потому что денег же надо много. Понимаете? А если туда пойдут только такие ленивые и несознательные, так с них еще и деньги, может быть, и не возьмешь.

О. БЫЧКОВА: Ну да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вот. А что же делать тогда? А ведь региональному оператору тоже надо жить хорошо, его тоже надо содержать. Ему нужно и машину, и помещение, и технику, понимаете? И зарплату неплохую. Так что, вот некоторые губернаторы, они как-то не хотят заводить регионального оператора, чтобы его еще и содержать дополнительно, накладные расходы, за которые заплатит кто?

О. БЫЧКОВА: Мы.

Г. ХОВАНСКАЯ: Мы.

О. БЫЧКОВА: Да, люди.

Г. ХОВАНСКАЯ: Хотя говорится, что это же за счет бюджета – но бюджет-то тоже мы формируем своими налогами и так далее.

О. БЫЧКОВА: Ну, и вот мы плавно переходим к теме социальных норм. Вот вас спрашивает, например, слушатель Дыбенко: «Сейчас в некоторых районах проводят эксперименты по определению норм потребления воды, электроэнергии и т. д. К чему это может привести, насколько поднимутся цены?» Что вы знаете об этом?

Г. ХОВАНСКАЯ: Я твердо знаю, что есть постановление правительства Российской Федерации о так называемом эксперименте, в который должны были играть 17 субъектов федерации, потом их осталось 7, но сейчас, значит, в эту игру включились 6 субъектов федерации. Значит, в этих субъектах проводится эксперимент, и если он окажется удачным, то с лета следующего года нам придется всем участвовать вот в этом процессе.

О. БЫЧКОВА: Удачно – в смысле, что все останутся живы? (смеется)

Г. ХОВАНСКАЯ: … кто сочтет, как сочтет… ну, видимо, правительство.

О. БЫЧКОВА: А критерии какие?

Г. ХОВАНСКАЯ: Я не знаю, критерии пока не определены. Вот просто есть слово «удачный» или «неудачный». Удачный он в любом случае будет для ресурсоснабжающих организаций, это я могу точно сказать, что чем меньше установят эту социальную норму потребления, тем больше денег получат ресурсоснабжающие организации. И меня поражает тот факт, что два из шести субъектов федерации установили социальную норму потребления электроэнергии – если я вам сейчас назову цифру, вы сильно удивитесь – 50 киловатт. Значит, ну, вот меньше 100 даже при самом экономном расходовании электроэнергии…

О. БЫЧКОВА: Не получается.

Г. ХОВАНСКАЯ: … если вы лампочки выключаете, если вы стиральную машину включаете, там, только ночью и в особом режиме экономичном, да? Все равно 100 киловатт – это вот просто минимум, понимаете? Некоторые субъекты установили, входящие в этот эксперимент, 150, а какой-то из них 200 даже киловатт. Но это более приемлемо. Я категорически против вот этого эксперимента именно в сфере электроснабжения. Объясню почему. Хотя бы потому, что даже экономичные, очень экономичные немцы, потребляют в два раза больше. Наши соседи финны – в 4 раза больше потребляют электроэнергии, чем россияне.

О. БЫЧКОВА: То есть…

Г. ХОВАНСКАЯ: В Америке в 4 раза больше.

О. БЫЧКОВА: … сколько они потребляют?

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, считайте. Если где-то около 98, ну, 100 киловатт считайте, для ровного счета, в России…

О. БЫЧКОВА: То есть, они потребляют 200, там, 300 или 400?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, да. В Америке тоже в 4 раза больше. В Англии – в 2,5. Ну, то есть, вот немцы, англичане наиболее экономно расходуют. Но о чем это говорит? О том, что более комфортное жилище, более благоустроенное, понимаете? Не такое, как…

О. БЫЧКОВА: Нет, подождите, это говорит еще о том, что… ну, вот я знаю, например, как в Англии это устроено. Там же все на электричестве. Например, батарея, которая дом греет, она электрическая. Там какое-то хитрое масляное устройство, но оно электрическое. Или вот эта вот штука, которая в ванной греет горячую воду, она тоже электрическая. И получается, что вообще все, не на газе, там, не на чем-то, а все на электричестве.

Г. ХОВАНСКАЯ: Там экологически чище и приятнее, конечно, жить в таком доме, в такой квартире. Потом, есть такое понятие, как теплые полы…

О. БЫЧКОВА: Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: … есть такое понятие, как северная территория и зима в течение 6-ти месяцев, да? Когда хочется включить обогреватель…

О. БЫЧКОВА: Но главное, там, где у нас газ, солярка или что там еще у нас используется, да?..

Г. ХОВАНСКАЯ: Безумные деньги…

О. БЫЧКОВА:… они пользуются электричеством. Вот из этого все и получается.

Г. ХОВАНСКАЯ: Короче говоря, как раз не с этого надо было начинать.

О. БЫЧКОВА: Вот, давайте мы сейчас начнем с другого. Вернее, через несколько минут продолжим с другого. Сейчас у нас краткие новости.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Большой дозор». 21:35 в Москве, у микрофона Ольга Бычкова. Я еще раз приветствую Галину Хованскую, председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ. Мы говорим о новшествах в этой жилищной политике. И начали перед новостями обсуждать острую тему социальных норм на воду и электроэнергию. Мы сейчас продолжим про электричество. А почему вот нормы потребления воды вас меньше смущают, чем электричества, кстати? Вы сказали, что вас особенно с энергией как-то все беспокоит.

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы знаете, если в примере, который я приводила по другим странам, в том числе и соседней с нами Финляндии, потребление электроэнергии в 4 раза больше, чем у нас, то есть, мы в данном случае позади планеты всей, то по потреблению воды мы впереди планеты всей.

О. БЫЧКОВА: То есть, надо как-то…

Г. ХОВАНСКАЯ: Мы нерачительно расходуем, действительно, воду, это правда.

О. БЫЧКОВА: Это так.

Г. ХОВАНСКАЯ: И не всегда тут вина граждан, потому что текущие трубы и так далее вне вашей квартиры – это бедствие. Это как раз связано с темой, которую мы обсуждали первой – капитальный ремонт жилищного фонда.

О. БЫЧКОВА: С другой стороны, тоже есть всякие дурацкие привычки: там, оставлять включенный кран…

Г. ХОВАНСКАЯ: Вот если, например, говорить уже не о воде, а о тепле в наших домах, то самые несчастные люди после установки счетчиков – это те, кто живут в пятиэтажках, в домах, которые отапливают улицу. Поэтому про счетчики и про нормы по теплу никто не говорит. А почему занялись электричеством в первую очередь? Да потому что счетчики практически везде стоят. А по воде счетчики где-то 50, чуть больше 50% жилищного фонда. Поэтому, просто нельзя там ввести социальные нормы потребления, пока не установишь счетчик.

О. БЫЧКОВА: А с электричеством просто.

Г. ХОВАНСКАЯ: А с электричеством просто.

О. БЫЧКОВА: Но там предложение какое? Вот 100, предположим, киловатт ты используешь, или, там, 150, или сколько установят в результате удачного эксперимента – и что?

Г. ХОВАНСКАЯ: А вы знаете, по кому ударит еще? Вот я хотела бы сказать…

О. БЫЧКОВА: И сколько платишь в результате?

Г. ХОВАНСКАЯ: В результате, ты платишь больше, если ты вылезаешь за эти социальные нормы потребления. Так вот, я могу сказать, что не только пенсионеры вылезут за эти нормы, если они будут установлены на низком уровне. К этой категории относятся инвалиды-надомники, мамы с детьми. У нас с детскими садами, с ясельками совсем нездорово, да? Пока обстановка очень напряженная. Поэтому, постоянно машина стирает, постоянно утюг гладит, да? То есть, вот эти категории, они тоже пострадают. И согласитесь…

О. БЫЧКОВА: Если ты сидишь дома, то больше потребляешь.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, да, да. И как раз у этой категории граждан, которая не относится к категории сильно обеспеченных, старая техника бытовая, неэкономичная, да? Те же утюги, они не выключаются, те же стиральные машины потребляют гораздо больше мощности. Так что, если еще и телевизор старый и старый холодильник, вы понимаете, что это, в общем-то, ставит их в неравные условия с теми, кто может себе позволить купить более экономичную технику бытовую.

О. БЫЧКОВА: Но это ведь другая форма, просто поднять тарифы, поднять плату…

Г. ХОВАНСКАЯ: Безусловно, это выгодно ресурсоснабжающим организация…

О. БЫЧКОВА: То же самое, только под другим названием.

Г. ХОВАНСКАЯ: И вы знаете, я хотела бы сказать следующее: вместо того, чтобы усилить адресную защиту и сделать хотя бы такую же, как в Москве, да, чтобы каждая семья, как в Москве, не платила больше 10%. То есть, для кого это важно? Только для семей, у которых очень низкие доходы. Потому что у обеспеченного человека, у того же, как я всегда привожу в пример, Абрамовича, это будет 0,01 процента, но не 10, понимаете? И тем более не 22. А вот у Марьи Ивановны, пенсионерки, которая живет в дотационном субъекте федерации, это зашкаливает за четверть ее пенсии.

О. БЫЧКОВА: Это еще хорошо, если за четверть.

Г. ХОВАНСКАЯ: Поэтому лучше федеральным властям подумать о том, чтобы установить федеральный стандарт. Почему в Америке это сделали? Почему это ответственность федерального правительства, а не штата? А у нас это опустили на уровень даже муниципалитета и говорят при этом: вы знаете, а у муниципалитетов есть право снизить нагрузку на бедные семьи, а у субъекта федерации есть право снизить нагрузку. Но у них денег на это нет, понимаете? Поэтому, это очень лицемерный тезис. И надо это делать, безусловно, вот эту адресную защиту, делать на федеральном уровне. Пару лет при Кудрине это было, но потом он сказал, что это мера временная, и мы регионам помогать не будем в этой части.

О. БЫЧКОВА: Ну, так вы вносите законопроект?..

Г. ХОВАНСКАЯ: Я уже вносила, он уже был один раз отклонен. Буду снова вносить. Я же упорная. Да, я буду вносить, потому что я считаю, что это правильная политика.

О. БЫЧКОВА: А почему он был отклонен в прошлый раз?

Г. ХОВАНСКАЯ: А вот по той причине, что субъект федерации вправе сам снизить эту долю.

О. БЫЧКОВА: То есть, федеральный центр не хочет брать на себя вот эту вот ответственность…

Г. ХОВАНСКАЯ: Ответственность, да.

О. БЫЧКОВА: … а хочет ее…

Г. ХОВАНСКАЯ: За помощь бедным.

О. БЫЧКОВА: … спихнуть на субъект.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, абсолютно правильно.

О. БЫЧКОВА: А почему Государственная Дума не хочет выглядеть хорошо в глазах бедного населения, которого у нас, там, полстраны, если не 90%?

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, 25% точно за чертой бедности, и очень большой, меня больше всего беспокоит разрыв между самыми бедными и самыми богатыми, он уже зашкаливает за тот порог, когда начинаются уже социальные какие-то…

О. БЫЧКОВА: Ну, уже вот на днях буквально были цифры: мы чемпионы в мире по этому показателю.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, это крайне нестабильная такая обстановка. И я не знаю, о чем думают…

О. БЫЧКОВА: Так почему законодатели не хотят выглядеть хорошо? Все равно же это будет из федерального бюджета, платить за это будет правительство, там, я не знаю, субъекты федерации. Но все равно это же не депутаты будут. Вот если бы я была депутатом, я бы распушила хвост и приняла бы миллион таких законов, чтобы за меня в следующий раз проголосовали, и вообще все меня любили. Почему нет?

Г. ХОВАНСКАЯ: Вы понимаете, вот я не популистка, честно говоря, да? Но я считаю, что вот эти вот рыночные отношения, о которых мы так любим говорить, эта конкурентная среда, о котором мы так любим говорить, она в нестабильной среде не живет. Поэтому в интересах тех, кто беспокоится о развитии малого и среднего бизнеса, о развитии конкуренции, как раз сохранять вот эту социальную стабильность, понимаете? Защищать тех, кого нужно защитить. Ну, я думаю, что я страшную тайну не открою, если я скажу, что у нас думское большинство, как правило, если есть соответствующий отзыв правительства, даже не заключение, а отзыв, отрицательный, они проголосуют так, как надо. Догадайтесь, как.

О. БЫЧКОВА: Отзыв отрицательный – это просто какой-то профильный чиновник, условно говоря, по телефону или на консультации…

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, письменно.

О. БЫЧКОВА: Письменно?

Г. ХОВАНСКАЯ: Письменно присылает отзыв и считает нецелесообразным принятие данного законопроекта. И послушные седые мальчики и девочки нажимают правильно на кнопочки.

О. БЫЧКОВА: Ага, какие милые. Сразу хочу задать… о господи, пишет нам тут Покер из Москвы: «Если ты можешь позволить себе детей, значит, ты можешь платить». Ну, Покер, может, вы не все знаете про то, как получаются дети, у меня возникает такое подозрение. Как-то это не всегда связано с деньгами.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да.

О. БЫЧКОВА: Вот по поводу… сразу, чтобы закрыть эту тему. Вот есть у меня еще такой вопрос – по поводу счетчиков воды. Спрашивает наш слушатель, что постановлением правительства Москвы 831 от прошлого года отменили регулярную проверку счетчиков воды, и, тем не менее, ДЭЗ «Марьина роща» продолжает требовать от жителей Марьиной рощи проверку этих счетчиков. Если они отказываются, то, согласно постановлению такому-то, им прописывают огромные кубометры воды, выставляют огромные суммы.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, по нормативу, да, да.

О. БЫЧКОВА: Как с этим бороться? – спрашивает наш слушатель.

Г. ХОВАНСКАЯ: Дело в том, что вообще вот этот вот цикл поверки, так называемой, он устанавливается производителем этих счетчиков. Посмотрите в документы, которые у вас есть. Как правило, по горячей воде это 4 года цикл, по холодной – 6. Вот если у вас этот срок прошел, то, ну, честно говоря, в ваших же интересах сделать эту поверку, и чтобы у вас не было головной боли, и чтобы вас потом не наказывали нормативами, да? А нормативы по воде в городе Москве в три раза превышают реальное потребление, обращаю ваше внимание. То есть, как мы говорим, можно вымыть слона. То есть, мыть, ванну ему устраивать ежедневно.

О. БЫЧКОВА: А почему так?

Г. ХОВАНСКАЯ: А вы знаете, это тоже в интересах ресурсоснабжающей организации. Как раз вот я не хотела бы сильно пинать тех, кто нам предоставляют эти услуги по водоснабжению, водоотведению, потому что они вот из всей этой сферы в наихудшем сейчас положении, по сравнению с энергетиками, с тепловиками, они в худшем положении. Очистные сооружения, трубы, ну, и так далее. Знаете, что такое вторичное загрязнение? Вот у нас очень хорошее французское оборудование чистит нам водичку, а потом она течет в Москве по грязным трубам, там, где их не успели поменять – и вот это называется вторичное загрязнение воды.

О. БЫЧКОВА: Ну, это значит, что прекрасное французское оборудование, там, какому-нибудь животному под хвост.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, частично оно, да, в хороших районах, где, кому повезло жить в этих районах, там уже чистая вода идет из крана, очень чистая, нормальная, да? Даже пить можно. А в некоторых вот не повезло.

О. БЫЧКОВА: Ну, так, это деньги на ветер.

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, в общем, в какой-то степени да, частично, по крайней мере.

О. БЫЧКОВА: Ну, давайте вернемся теперь к отдельной теме…

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, по воде вы поняли? Что счетчик установить выгодно в Москве именно, да?

О. БЫЧКОВА: Да. Так речь идет о проверке, поверке.

Г. ХОВАНСКАЯ: Но я говорю, что все равно, несмотря на все эти неприятности с поверками, о которых я сказала, производитель устанавливает все эти сроки, выгодно устанавливать счетчик, и поэтому москвичи стали достаточно активно устанавливать счетчики. И, к сожалению, было приостановлено постановление правительства, которое помогало малоимущим, получающим субсидию, и социальным нанимателям за счет бюджета это дело сделать, понимаете? Установить эти счетчики. Ну, сейчас, может быть, это все возобновится, будем надеяться, что, по крайней мере, социальные наниматели не пострадают.

О. БЫЧКОВА: Ну, что, давайте мы вернемся сейчас, вернее, приступим к теме…

Г. ХОВАНСКАЯ: У нас там столько еще интересных тем.

О. БЫЧКОВА: Да. Да, только вот, знаете, еще что тут я хочу спросить с помощью Сергея Султанова, он прислал свой вопрос через Твиттер, он очень просит спросить вашего мнения по поводу законопроекта Навального об обязательном аудите тарифов ЖКХ.

Г. ХОВАНСКАЯ: На самом деле сейчас, если у вас, конечно, есть высшее образование или хотя бы 10 классов, да? ну, практически есть у многих. В соответствии с постановлением правительства 1140, которому уже, по-моему, 2 года, если я не ошибаюсь, если не 3, в декабре будет, вы можете посмотреть полностью, из чего состоит этот тариф, на что идут наши деньги с вами, да? Вот я в свое время была в шоке, когда посмотрела, когда-то, еще будучи еще депутатом Мосгордумы, из чего складывается тариф на услугу «теплоснабжение». Оказывается, все там, даже суды с бабушкой там были включены. Все было, да? Все за наш счет. И вся социальная инфраструктура: детские садики, там, профилактории, прочие всякие дела мы с вами оплачивали, вы понимаете? Вот этого не должно быть. Вот, так что аудит можно провести лично, вот вам самому…

О. БЫЧКОВА: И толку? Ну, я провела, ужаснулась, упала в обморок, и дальше что?

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, ну, а дальше уже будем бороться вместе уже, да? Потому что сейчас на самом деле действительно какой-то испуг есть в высших эшелонах власти на тему роста платежей, и вы знаете, что были уже высказывания, что не более, там, 12% за год. И сейчас вот я не просто так сказала, что у нас прошел первое чтение уже законопроект об установлении предельных индексов по коммунальным услугам, потому что жилищные устанавливаем мы, а вот коммунальные – власти. Здесь мы беззащитны, сколько власть нам установит тариф и сколько она определит вот этот норматив, то есть, объем потребляемый, все, так и будем платить, понимаете? И вот здесь, конечно, нужно ограничение на высоком уровне. Дело в том, что электроэнергия и газ – это компетенция федеральная, остальное – на уровне субъекта. Вот, то есть, вода, холодная, горячая, тепло – это вот уровень субъекта федерации. Вот имейте это в виду, кто за что отвечает, по крайней мере, знайте. У нас в Москве РЭК отвечает за горячую, холодную воду, за тепло, имейте это в виду.

О. БЫЧКОВА: Ну, товарищества собственников жилья…

Г. ХОВАНСКАЯ: О-о-о…

О. БЫЧКОВА: Отдельная большая тема, вы очень любите ее. Люди стали проявлять большую активность в том, чтобы управлять самостоятельно своим жильем? Или все осталось так, как мы с вами это обсуждали, по-моему, в прошлом году?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да, вы знаете, по-разному складывается ситуация, вот в домах, не принадлежавших ранее государству или муниципальным властям, там, где дом ЖСК, там, где куплены все квартиры, то есть в частной собственности все жилые помещения, ну, и нежилые, там этот процесс идет более-менее нормально, понимаете? А вот там, где дома-ежики, как я их называю, доля государственная в Москве или муниципальная в других городах, квартиры приватизированные, в том числе, и бедными собственниками, да? это может быть и комната в коммуналке, это может быть однокомнатная квартира, где там 6 человек проживает и стоит на очереди. И рядом сосед, который купил на рынке эту квартиру, сделал евроремонт. Вот скажите, у них конфликт интересов есть?

О. БЫЧКОВА: Некоторый. Да.

Г. ХОВАНСКАЯ: Он заложен изначально, понимаете? И таким домом очень сложно управлять. Вот мы сейчас не хотим эти ошибки повторять, вводя институт некоммерческого найма жилья, но об этом, действительно, отдельно, может быть, потом поговорим. Теперь, что, какой эксперимент пытались провести над ТСЖ и ЖСК? Значит, для того чтобы бороться с плохими управляющими организациями, придумали обязательное членство в саморегулируемых организациях. Ну, к большому счастью, мне этот процесс удалось не одной, много очень людей было союзниками моими, остановить, по крайней мере. И сейчас, значит, в свое время я сказала, что из двух зол лучше уж выбирать наименьшее, да? И я считаю, что саморегулирование в обязательном порядке, не в добровольном, — в добровольном – ради бога, объединяйтесь в кулачок, и сопротивляйтесь, и профессионально растите, — а вот в обязательном порядке, обязательное членство, оно сопровождается тем, что вы должны будете в итоге, вы, граждане, должны будете оплатить членство в СРО…

О. БЫЧКОВА: О, господи! Опять…

Г. ХОВАНСКАЯ: … компенсационный фонд, потом страхование, что единственное, на самом деле, тут интересно, и членство в национальном объединении. То есть, это такая сумма! Когда нам говорят, что это не за счет платежей граждан, это ложь, потому что кроме наших денег, ни у ТСЖ, ни у ЖСК, ни у управляющей организации, других денег нет.

О. БЫЧКОВА: Понятно.

Г. ХОВАНСКАЯ: А говоря про ТСЖ и ЖСК, — это вообще нонсенс, потому что это некоммерческие организации, это мы сами. Почему-то мы должны, нам должны указывать, как нам нашим домом управлять. Понимаете, если у нас в доме все в порядке, ну, мы не нуждаемся тогда в чужих каких-то рекомендациях, тем более, не хотим деньги отдавать свои. Вот удалось, вы знаете…

О. БЫЧКОВА: Отбили?

Г. ХОВАНСКАЯ: Был момент, когда мне уже говорили: ну, безнадежно, ну, вот сейчас продавят. Но все-таки, мне кажется, что где-то здравый смысл возобладал…

О. БЫЧКОВА: … зачем?

Г. ХОВАНСКАЯ: Спасибо Миронову, кстати, Сергею Михайловичу, который президенту отдал все аргументы против этого…

О. БЫЧКОВА: Президенту?

Г. ХОВАНСКАЯ: … что это приведет… да, приведет к увеличению платежей граждан.

О. БЫЧКОВА: Ну, конечно.

Г. ХОВАНСКАЯ: Сейчас новая идея: лицензирование.

О. БЫЧКОВА: Простите, пожалуйста, а это для чего вот тоже было все придумано? Это чтобы кому-то было хорошо, кто организует массу этих организаций?..

Г. ХОВАНСКАЯ: Я так не могу говорить…

О. БЫЧКОВА: Ну, хорошо, ладно.

Г. ХОВАНСКАЯ: Да.

О. БЫЧКОВА: Ну, видимо, так.

Г. ХОВАНСКАЯ: Догадываться можно, да. О том, у кого есть интерес к этой схеме.

О. БЫЧКОВА: И теперь новая идея, вы говорите?

Г. ХОВАНСКАЯ: А теперь новая идея: хорошо… новое – это хорошо забытое старое, как мы знаем. Помните такое слово «лицензирование»? Вот. Я обращаю внимание, что и в схеме саморегулирования присутствует обязательное страхование, и в схеме лицензирования нужно обязательно застраховаться, да? Значит, свои риски застраховать перед нами, гражданами. Так вот, сейчас новая идея: давайте введем тогда если не саморегулирование обязательное, давайте тогда лицензирование. Но мы это уже проходили. Мы это уже проходили, мы знаем, как покупались эти лицензии, мы знаем, что потом никто не контролировал этот процесс. Зачем это? Ну, вот нафталином пахнет эта идея, понимаете? Вот для меня лично. Поэтому что я предлагаю?

О. БЫЧКОВА: Она пахнет не нафталином, она пахнет деньгами…

Г. ХОВАНСКАЯ: Деньгами пахнет, да.

О. БЫЧКОВА: Очень хороший запах такой.

(смех)

Г. ХОВАНСКАЯ: Что я предлагаю? Вот как говорят классики, всегда можно найти третье решение. Вот и в первой схеме есть обязательное страхование, да? Для того, чтобы вступить в национальное объединение, саморегулируемую организацию, нужно иметь обязательную страховку. И в лицензировании, чтобы получить лицензию, нужно иметь обязательную страховку. Слушайте, давайте все эти шапочки сбросим и оставим только страхование, по крайней мере, это будут минимальные расходы. Это будет цивилизованная схема. И давайте сделаем существенным условием договора управления вот это обязательное страхование. Все. Кто за? Давайте, из трех вариантов. Кто за? Кто против?

О. БЫЧКОВА: Да, в страховании хоть есть какой-то практический смысл.

Г. ХОВАНСКАЯ: … есть смысл, потому что ответственность, уже страховая компания вам будет компенсировать все те, да, тот ущерб, то действие, или то бездействие, которое причинило вам вред.

О. БЫЧКОВА: И?

Г. ХОВАНСКАЯ: И вот я сейчас написала зампремьеру профильному соответствующую записку, что я предлагаю третье решение, оно будет с минимальной нагрузкой на граждан, оно ближе к цивилизованным нормальным формам общения граждан в Европе, в европейской части, вот. Ну, посмотрим, какая будет реакция.

О. БЫЧКОВА: Хочу вас спросить все-таки успеть про некоммерческий найм жилья, это же то же самое, что называлось доходные дома, да, другими словами?

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет.

О. БЫЧКОВА: Нет?

Г. ХОВАНСКАЯ: Нет, нет. Это именно некоммерческое жилье. Доходные дома – это коммерческий жилищный фонд, это практически рыночные отношения, это есть уже и сейчас. В свое время удалось при поддержке Набиуллиной, которая была тогда министром экономического развития, провести эту норму в жилищном кодексе и доходные дома появились. Но называть бездоходные дома в коммерческом фонде – ну, как-то нелепо, да? Вот предлагается белое назвать белым, черное – черным. Ввести некоммерческий наем жилья для тех, кто не может быть признан малоимущим, а порог устанавливает муниципальная власть, да? И чем беднее регион, — открою страшную тайну, — тем ниже эта планка. И у нас учителя, врачи, муниципальные служащие, молодые семьи оказались вне правового поля вообще после 1 марта 2005 года. Вот когда возникла эта проблема. Я еще тогда предлагала ввести этот институт, но для того, чтобы меня услышали, понадобилось 8 лет. 8 лет! Вдумайтесь. И только сейчас документ прошел первое чтение, и это очень интересный для нас институт, я думаю, что это позволит многим решить свою проблему, то есть, люди будут платить не символическую плату за наем, а так, чтобы это окупало содержание, ремонт вашего дома, да? Но это не безумные деньги, особенно это справедливо для Москвы и Санкт-Петербурга, и для вообще крупных региональных центров, где снять квартиру – это очень дорого, это практически весь доход семей.

О. БЫЧКОВА: То есть, это получается…

Г. ХОВАНСКАЯ: Но молодые люди хотят на что-то еще жить.

О. БЫЧКОВА: Ну, разумеется, это получается, некая цифра между платой за собственное жилье и платой за аренду, да? получается где-то вот…

Г. ХОВАНСКАЯ: Ну, это по крайней мере будет существенно дешевле, чем втягиваться в ипотеку, даже льготную. Понимаете? И далеко не все хотят быть привязаны собственностью или социальным наймом бессрочным к какому-то месту. Это, кстати, и для подвижности трудовых ресурсов, для перемещений по стране…

О. БЫЧКОВА: Подождите, а для этого же нужно все равно построить все эти дома.

Г. ХОВАНСКАЯ: Конечно.

О. БЫЧКОВА: Они же должны откуда-то взяться…

Г. ХОВАНСКАЯ: … тут ключевое слово: частно-государственное партнерство. Сейчас закон этот обсуждается, и здесь интерес в общем-то есть и застройщиков, а мы его подогреваем тем, что даем льготы: бесплатный земельный участок, или на льготных условиях (а сейчас только через аукцион), налоговые льготы, ну, и прочие всякие преференции. Ну, естественно, на условиях определенных это жилье будет предоставляться тем, кто в нем нуждается.

О. БЫЧКОВА: Ну, это когда может заработать примерно?

Г. ХОВАНСКАЯ: Президент сказал: должно работать уже в конце года. Но в конце года будет только закон принят.

О. БЫЧКОВА: Нет, ну, ладно, президент сказал. Президент же не построит сейчас все эти дома.

Г. ХОВАНСКАЯ: На самом деле интерес у застройщиков очень велик. К нам обращаются.

О. БЫЧКОВА: Да?

Г. ХОВАНСКАЯ: Да. Потому что и агентство ипотечного жилищного кредитования тут тоже думает о том, как помочь взять этот кредит на льготных условиях, там…

О. БЫЧКОВА: А застройщикам это зачем? Какой им интерес?

Г. ХОВАНСКАЯ: А вы знаете, интерес есть, потому что одно дело – построить и сегодня продать, а здесь схема возврата – она где-то на уровне 20-ти лет, но вы постоянно получаете, к вам возвращаются эти деньги. Это стабильный доход. Вот чем отличается аренда просто от продажи, да? То же самое и здесь. Так что это многим гражданам позволит решить свою проблему, причем, в нужном для семьи, в нужный момент, в нужном цикле жизненном решить эту проблему.

О. БЫЧКОВА: Спрашивают: «Что случилось с программой ремонта жилья ветеранам войны за счет государства?» — спрашивает Ольга. Очень коротко.

Г. ХОВАНСКАЯ: Это решает каждый субъект федерации, помогать или не помогать своим ветеранам. Кстати, у меня про участников войны есть, что сказать, вот я сейчас буду предлагать тем, кому отказали в постановке на учет из-за того, что нет 10-летнего срока проживания, в основном это касается Москвы и Санкт-Петербурга, а приехал старик из деревни, где нет никаких удобств, вот чтобы ему хотя бы по старому месту жительства выплатили эту компенсацию, и чтобы семья могла просто увеличить площадь свою, да? поменять на большую квартиру. По-моему, это правильно.

О. БЫЧКОВА: Да. Спасибо вам большое, вы к нам редко приходите, это правда.

Г. ХОВАНСКАЯ: Зовите.

О. БЫЧКОВА: Приходите, еще поговорим, да. Галина Хованская, председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ. Тут человек нам написал: «В общем, я понял: наше государство – рекетир». Нет, уважаемый слушатель, нет, вы страшный клеветник, просто вы возводите напраслину тут на всех. Мы вам не верим.

Это была программа «Большой дозор», до встречи через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире