'Вопросы к интервью
12 сентября 2012
Z Дорога Все выпуски

Антитеррористическая защита на транспорте


Время выхода в эфир: 12 сентября 2012, 16:35

А. ГРЕБНЕВА: 16 часов и почти 37 минут в Москве, заключительная часть «Дневного разворота». Алексей Осин, Алина Гребнева, и в этой студии, в рамках совместной программы департамента транспорта Москвы «Дорожный просвет», Александр Старовойтов, заместитель председателя думского комитета по транспорту. Александр, добрый день.

А. ОСИН: Здравствуйте.

А. СТАРОВОЙТОВ: Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

А. ГРЕБНЕВА: Да, нас показывают по сетевизору, и свои СМС вы можете нам присылать с сайта «Эхо Москвы», через специальную форму, через твиттер на аккаунд @vyzvon, и через СМС номер +7-985-970-45-45. Говорим мы сегодня на очень важную, и такую проблемную тему, это антитеррористическая защита на транспорте. Александр, прежде всего, хотелось бы начать с защиты нашего наземного транспорта, да? Это автобусы, троллейбусы.

А. ОСИН: И даже не побоюсь этого слова, трамваи.

А. ГРЕБНЕВА: Трамваи, маршрутки. Вот до эфира вы как-то так сказали, что… Ну, поправьте меня, если это не так, что как я поняла, как раз таки с этим сегментом транспорта нет особых проблем.

А. СТАРОВОЙТОВ: Нет, ну действительно, проблем наверное с этим сегментом транспорта особых нет, потому, что как показывает практика, то наибольшую уязвимость вот незаконных вмешательств из всех видов транспорта, сегодня конечно представляет метрополитен. Что касается наземного транспорта, как вот правильно подметил ваш коллега, в том числе и электрического транспорта, здесь я могу подметить, что на автомобильном городском наземном электрическом транспорте, и в дорожном хозяйстве в целом, главное внимание было уделено пилотным проектам. Созданию пилотных проектов, по оснащению инженерно-техническими средствами, и системой обеспечения транспортной безопасности автовокзалов и автобусов, осуществляющих межрегиональные перевозки. То здесь конечно был основной акцент.

А. ОСИН: Извините, а как это, чуть-чуть более ближе к народу?

А. СТАРОВОЙТОВ: Межрегиональные перевозки – это допустим, если…

А. ГРЕБНЕВА: То есть, это рамки…

А. СТАРОВОЙТОВ: Условно передвигаетесь их Москвы, на автобусе допустим, в Нижний Новгород.

А. ГРЕБНЕВА: То это рамки на автовокзалах.

А. СТАРОВОЙТОВ: Да, безусловно, рамки на автовокзалах. То есть, сами автомобили, сами автотранспортные средства, то есть автобусы. Они оснащены, конечно, системами «Глонас», тахометрами, которые позволяют так же обеспечить должную безопасность. Ну здесь, конечно же, уже мы говорим не о террористической безопасности, о безопасности самих пассажиров. И конечно правильно вы подметили, что это касается рамок и других систем, которые установлены на местах массовых скоплений людей. Конечно, они представляют для террористов, как вы понимаете, всегда самую наибольшую ценность. Потому что, что такое террористический акт? Это не законные действия, которые должны в первую очередь нанести помимо экономических каких-то ущербов, очень…

А. ОСИН: Прежде всего, я бы сказал.

А. СТАРОВОЙТОВ: Да. Ну, не прежде. Вот если мы говорим о терроризме, конечно основной удар терроризма – это некий эмоциональный. Делается эмоциональная ставка. То есть на то, чтобы люди были в панике, чтобы принудить органы власти к свершению тех или иных действий, в пользу террористов, да? Если мы будем квалифицировать с точки зрения УК, террористический акт. Такое понятие, как террористический акт. Ну, здесь конечно очень большой акцент делается на… Когда мы говорим о межрегиональных пассажирских перевозках, это из столицы, Северокавказский регион. То есть, конечно это регион, учитывая высокий уровень террористической опасности…

А. ГРЕБНЕВА: И где автобусы действительно взрываются.

А. СТАРОВОЙТОВ: Да, действительно, к сожалению да. Порядка 120 искусственных сооружений, расположенных на федеральных автомагистралях, здесь полным ходом идет оснащение современными системами обеспечения безопасности, автомобильной дороги М4. Это Дон – от Москвы до Новороссийска. С учетом возможности создания централизованных распределительных систем. Ну, наверное, конечно опять же, много всяких непонятных слов звучит. Но вы поймите, что всё-таки радио слушают, в том числе и эксперты, и говорить совсем уж народным языком будет крайне тяжело.

А. ГРЕБНЕВА: Нет, ну то есть, а что это имеется в виду? Это что вот вдоль трассы?

А. СТАРОВОЙТОВ: Стоят какие-то системы, которые могут позволить определить, проинформировать о какой-либо высокой степени опасности, которая может проходить в тот или иной момент в автобусе.

А. ОСИН: А скажите, пожалуйста, ну вот если смотреть там скажем на опыт Израиля, который с терроризмом сталкивается очень плотно, там довольно значительное влияние оказывает человеческий фактор. То есть, есть может быть технически, определить потенциальную угрозу, можно человечески. Вот вы как считаете, в каком процентном соотношении может быть? Что важнее, что приоритетнее? Вот первое или второе? Потому, что человеческий фактор – это обучение, это милиция, это правоохранительные органы. Полиция вернее.

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, когда мы говорим о комплексной системе обеспечения безопасности, безусловно, комплексом под собой подразумевают и технические средства защиты, и естественно, человеческий фактор. Есть же подразделения транспортной безопасности, так же есть подразделения МВД, которые осуществляют свои правоохранительные функции на объектах транспортной инфраструктуры. Так же, соответствующие подразделения ФСБ.

А. ОСИН: То есть, перетрубациии какие-то происходили?

А. СТАРОВОЙТОВ: Ни в коем случае нельзя сделать акцент только на человеческий фактор, или только на технический фактор. Если брать Израиль, вы прекрасно понимаете, что с точки зрения опять же террористической угрозы, вероятность террористической угрозы, и уровень террористической угрозы Израиль конечно… Этот уровень очень высокий. Если мы будем в полной мере пытаться копировать опыт Израиля, это не исключает, конечно, того, что можно что-то взять из этого опыта. Но тогда мы просто поставим наших граждан за колючую проволоку. Учитывая всё-таки… Не сравнивать Израиль, протяженность территории Израиля, протяженность нашу территорию РФ. И действительно, везде будут собаки, везде будут стоять сотрудники милиции, всех будут осматривать, обыскивать.

А. ГРЕБНЕВА: Но зато это будет гарантировано, и не погибнут люди. Как вот… Вы можете сказать, что допустим, сейчас на наземном транспорте, у нас полная защищенность от террористов. Можно сказать?

А. СТАРОВОЙТОВ: Но вы же прекрасно понимаете, что не возможно те же самые автобусы, любой общественных транспорт, покрыть какой-то броней, да? И недавняя ситуация, когда мы столкнулись с тем, что маршрутки были обстреляны из пневматического оружия, но возможно пневматического оружия. То есть, как таковых, мер безопасности предпринять просто не возможно, априори. И здесь есть так же определенная система, то есть, каждый водитель, каждый перевозчик, который занимается перевозкой общественным транспортом. Он обязан, чтобы водитель был в должной степени проинформирован, у него должна быть памятка с телефонами, куда звонить, куда в первую очередь обращаться. Так же не забывается, если мы говорим все-таки о городском наземном транспорте. Если это города, сейчас такая система, как «Безопасный город», которая установлена во всех крупных городах, во всех городах областного подчинения, она достаточно успешно показывает свою работу.

А. ГРЕБНЕВА: А сколько… Вот вы уже сказали, что да, вот на этой трассе М4 какие-то системы вводятся. Сколько выделяется денег на вот эти вот антитеррористические программы, на транспорте?

А. ОСИН: Сколько нужно, чтобы их решить?

А. СТАРОВОЙТОВ: Я не готов сейчас сказать, что касается только наземного транспорта.

А. ГРЕБНЕВА: Но в целом, если у вас есть данные в целом?

А. СТАРОВОЙТОВ: Я могу привести вам пример, да? Если мы говорим с вами о метрополитене, как я уже сказал вначале нашего эфира, что с точки зрения антитеррористической угрозы, это самый опасный, самый уязвимый вид транспорта. В частности из федеральных средств было выделено порядка 12 миллиардов на комплексную систему обеспечения безопасности. Освоено метрополитеном в настоящий момент, порядка трех и восьми миллиардов. Если мы говорим о том, куда эти деньги тратятся, в частности я могу сказать, что на московском метрополитене приобрели более 600 единиц осмотрового оборудования. Это портативные обнаружители паров взрывчатых веществ. Переносные комплексы обнаружения взрывчатых веществ, на основе быстрых и меченых нитронов, и другие всякие…

А. ГРЕБНЕВА: А где эти устройства, которые обнаруживают?

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, вы сейчас попросите меня все государственные тайны.

А. ГРЕБНЕВА: А, то есть, ну они как? Они где-то встроены? И люди их не замечают.

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, кончено. То есть, вы можете, допустим, видеть какие-то рамки, да? Которые может быть на первый взгляд, стоят, никакой функциональной нагрузки не несут. Но, тем не менее, рамки тоже дают определенную безопасность. Достаточно серьезный фактор. Я вот могу сказать, что ещё есть системы… Помимо систем видеонаблюдения, обычных видеокамер, которые вывезены могут быть на посты МВД, существует ещё интеллектуальные системы наблюдения, которые позволяют выделить потенциального нарушителя, даже без проведения досмотра пассажиров. Потому, что если мы будем проводить досмотр пассажиров, когда идёт максимальный трафик, это передвижение пассажиров с утра, передвижение пассажиров вечером. Если выдергивать из толпы людей для досмотра, вы сами понимаете, что это помимо тех пробок уже, да? Пробок в метро, которые мы видим, мы получим вообще просто полнейший коллапс. Поэтому, система кончено очень сильно… Технические системы очень сильно помогают, конечно, без человеческого фактора, решить вопросы транспортной безопасности.

А. ОСИН: А скажите, эти системы кто производит? Ну, я имею в виду не конкретное название предприятия. У нас, не у нас? Закупаете?

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, во многие системы, и конечно предпочтительно мы отдаем предпочтение именно системам, которые делаются у нас, в России. Есть такие системы, я конечно не специалист с точки зрения… Я не технарь, и поэтому не могу вам рассказать обо всех параметрах. Здесь, наверное, правильнее было пригласить кого-то уже с техническим образованием. Но есть, конечно, такие системы, которые приходится закупать на западе. Потому, что в настоящий момент их производство просто не выгодно, либо оно слишком дорогостоящее, будь на территории РФ. Но, тем не менее, основная масса систем, конечно, производится здесь, в России.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, вот нам даже слушатель наш из Израиля пишет, что в Израиле теракты предотвращаются на стадии планирования. Это 80% работы. Вот как быть с этим?

А. СТАРОВОЙТОВ: Безусловно. Так если мы говорим о работе по пресечению, предупреждению этой деятельности террористической…

А. ОСИН: Тогда это не вопрос транспортников, Алин, понимаешь?

А. ГРЕБНЕВА: Нет, ну транспортники должны же как-то со спецслужбами…

А. СТАРОВОЙТОВ: Нет, я абсолютно…

А. ОСИН: В лесу…

А. ГРЕБНЕВА: Нет, они со спецслужбами должны ли как-то…

А. ОСИН: Если в лесу готовят смертника, то причем тут транспорт?

А. СТАРОВОЙТОВ: Поймите, Израиль, в общем-то, здесь абсолютно не сказал какого-то ноу-хау, потому, что спецслужбы любой страны мира, работают именно по пресечению предупреждений. Потому, что…

А. ГРЕБНЕВА: Просто как всегда у нас как получается, да? Мы приходим, там в эфире все эти цифры, миллиарды называем. Вот там устанавливаются вдоль трассы интеллектуальные и всё прекрасно, а потом не дай бог там где-то что-то опять взрывается, кто-то куда-то проносит, пропускает, и…

А. СТАРОВОЙТОВ: Вот смотрите, приведу вам статистический элементарный пример по 2011 году. Вот передо мной сейчас цифры находятся, и вот эти цифры были озвучены на коллегии «Ространснадзора». Благодаря досмотровым процедурам в 2011 году, на различных транспортных объектах было изъято 84,9 килограммов взрывчатых веществ. То есть, представьте, да? Какое это количество?

А. ГРЕБНЕВА: Это по всей России?

А. СТАРОВОЙТОВ: Это было изъято, да. На территории РФ. 240единиц огнестрельного оружия. Насколько мне известно, вот не помню, эта статистика уже этого года, или прошлого, задержано лиц, находящихся в розыске, что-то порядка около 700 с лишним человек, понимаете? Поэтому, мы в данной ситуации абсолютно справедливо говорим о пресечении, да? Когда террористический акт произошел, когда мы уже идем по следам террористов, все это гораздо сложнее, и к сожалению уже эти последствия наступили.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, я должна действительно сказать вот свои впечатления. Ну, если брать допустим, Щелковский автовокзал. Там действительно видно, как серьезно усилены меры безопасности. Причем, это в любое время, в любой день. Там и полиция дежурит, и рамки, и просто так ты не сможешь вообще даже к автобусам подойти, если у тебя нет билета.

А. СТАРОВОЙТОВ: Конечно.

А. ГРЕБНЕВА: Но при этом, существует и другая, оборотная сторона. Вот там, где я живу, это Мосренген. Там рынки различные, и вот там автобусы, которые уходят оттуда в Махачкалу. Вот я не знаю, кто-то следит вообще за этими перевозками?

А. СТАРОВОЙТОВ: К сожалению, не легальных перевозчиков на рынке перевозок, огромное количество. Насколько мне известно, власти как Москвы, так и других субъектов РФ, ведут с ними борьбу. Потому, что нелегальные перевозки – это десятки миллиардов денег, которые проходят мимо бюджета. Это не уплаченные налоги, это отсутствие безопасности пассажиров. Не понятно, какие водители, не понятно откуда у них документы, не понятно, что за перевозчики, какого качества у них автомобильный транспорт, и…

А. ГРЕБНЕВА: Ну и опять-таки, это террористическая возможная угроза.

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, вы поймите, что мы не можем обеспечить от антитеррористической угрозы каждую точку, да? Если собирается где-то там 5-10 человек, для этого существует категорирование объектов, да? То есть, мы прекрасно понимаем, что есть объекты, где высокий трафик, где собираются, по утрам проходит тысяча, десятки тысяч человек. И есть какие-то остановочные комплексы, где 10-15-20 человек, которые могут собраться ежеминутно. Соответственно как вы понимаете, что те остановочные комплексы, вот почему вы сейчас говорили о непосредственно Щелковском автовокзале в частности, где огромное количество людей. То естественно, они оснащаются в большей степени, более серьезно. Ну, борьба с нелегальными перевозчиками здесь уже ведется, и…

А. ОСИН: К этому ещё один вопрос. Сам транспорт, автобусы междугородние и не только, они каким-то образом при закупке или производстве учитываются антитеррористические требования? И если можно сказать…

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, конечно нет. Мы прекрасно понимаем, что в каждой стране, существуют различные законодательные базы для регулирования транспортной безопасности. Где-то вообще как в России, есть закон о транспортной безопасности. Где-то вообще как в России, есть закон о транспортной безопасности, который был принят в 2007 году. Где-то в каких-то странах, там СНГ, Европы, все упирается лишь только в реализацию этих законов о транспортной безопасности соответственно кодексом по отраслям, да? (Неразборчиво) кодекс, там что-то ещё. И здесь производитель никоим образом, к сожалению, не сможет производя тот или иной вид транспорта, учитывать, куда этот транспорт в дальнейшем, в какую страну поедет. Поэтому, оснащать его какой-то техникой, это просто абсурдно.

А. ОСИН: Но вы же можете при закупке… Ну вернее не конкретно вы, разумеется, но тот, кто закупает этот транспорт, может выбрать ту модель, которая больше приспособлена. В принципе, можно ли приспособить автобус под потенциальный теракт?

А. СТАРОВОЙТОВ: Вы знаете, наверное я думаю, что не возможно. Потому, что поставить в каждом автобусе какие-то приборы, которые будут позволять улавливать какие-то пары, это слишком дорогостоящая процедура. И опять же, будет возникать вопрос, за чей счет?

А. ОСИН: Ну, я даже не это имел в виду. Скажем, какие-нибудь стекла, которые легко выбиваются. Условно говоря, там, или укрепленные какие-то конструкции.

А. СТАРОВОЙТОВ: Но опять же, если мы с вами говорим об антитеррористической угрозе. Согласитесь, что поставьте вы туда бронированные стекла, не ставьте бронированные стекла, это никак не решит вопрос, если будет заложено какое-либо взрывное устройство.

А. ОСИН: Да, может быть хуже, да.

А. СТАРОВОЙТОВ: Никоим образом, абсолютно не решит этот вопрос. И здесь конечно, все рассчитано уже на то, как пассажир садится в этот автобус. То есть, на тачке, на точке транспортной инфраструктуры.

А. ГРЕБНЕВА: Я напомню, что у нас в эфире заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту Александр Старовойтов. Вот хотела немножко уточнить вопрос, который Алексей задавал, вот по поводу человеческого фактора. Вы сказали про силы МВД, и так далее. А мы имели в виду привлечение населения, да? Чтобы вот люди сами, если нет возможности следить за каждым автобусом, потому, что нелегальные перевозки. Чтобы люди сами обращали внимание, и подавали сигнал тревоги. Потому, что в Израиле-то как раз, раз уж мы туда снова возвращаемся, там построено, в том числе и на этом, что любая какая-то подозрительная сумка, где-то даже в маршрутке, чтобы люди, у них выработался этот механизм. Ведется какая-то работа?

А. СТАРОВОЙТОВ: Абсолютно с вами согласен. И не знаю, не помню, по каким телевизионным каналам, но уже можно встретить эту рекламу о том, что действительно… Рекламу, побуждающую людей, проявлять наибольшую активность в этой сфере. Даже выпускаются я знаю, брошюры для детей и для взрослых, где четко указано, как нужно действовать в той или иной ситуации. Что касается… Каков процент кстати граждан, которые готовы были бы сообщить о правонарушении, вот действительно в Израиле… Израиль, они по сути дела, всегда жили в состоянии войны. А наши граждане вот недавно, на прошлом кстати эфире по «Эхо Москвы» тоже, когда мы касались подобной тематики, были представители социологического центра, которые проводили подобного рода исследования. И очень не велик, к сожалению, процент этих людей, которые…

А. ГРЕБНЕВА: А давайте мы, кстати, вот прямо сейчас устроим наш социологический опрос.

А. СТАРОВОЙТОВ: Давайте.

А. ГРЕБНЕВА: Спросим наших слушателей, и вообще, сообщали ли они когда-нибудь? Вот если они видели подозрительный предмет в автобусе, или в метро или подозрительного человека. Вот вы когда-нибудь сами сообщали реально, или нет?

А. СТАРОВОЙТОВ: Кстати, тем более, что это будут самые свежие социологические исследование.

А. ГРЕБНЕВА: Да. Ну, у нас оно не презентативно, но тем не менее, будет показательно. Сейчас я попытаюсь запустить.

А. ОСИН: Со скидкой на аудиторию.

А. СТАРОВОЙТОВ: Да, смотрите, как надо поставить вопрос. То есть, готовы люди были бы сообщить, если они увидят какую-то подозрительную сумку, или предмет, в том или ином транспорте.

А. ГРЕБНЕВА: Да, итак, если вы готовы сообщить о подозрительном предмете или человеке на транспорте в компетентные органы.

А. ОСИН: Может лучше делали, или нет? Или готовы?

А. ГРЕБНЕВА: Нет, лучше готовы. Готовы или нет. Если да, готовы – 660-06-64. Нет, не готовы – 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ.

А. ГРЕБНЕВА: Итак, если вы готовы сообщить о подозрительном предмете или человеке на транспорте – 660-06-64. Нет, не готовы – 660-06-65. Голосование идет.

А. ОСИН: А вам кстати, вопрос. Часто ли действительно звонки такие поступают? Если у вас есть такая статистика?

А. СТАРОВОЙТОВ: Ну, к сожалению, такими статистическими данными я не располагаю, здесь конечно не был готов к такого рода статистике. Но я думаю, что если в ближайшее время вы проведете очередной эфир по данной тематике, мы пригласим специалиста из ОВД. Я уверен, что такая статистика у них имеется.

А. ГРЕБНЕВА: Просто то, что я помню, да? Вот после взрывов в метро московском, даже у нас в маршрутках появились вот эти антитеррористические памятки, и чуть ли там не… Что нужно сообщать.

А. СТАРОВОЙТОВ: Конечно. Это вот к разговору о том, что действительно пытаемся привить гражданам вот эту сознательность.

А. ГРЕБНЕВА: Но…

А. СТАРОВОЙТОВ: Потому, что без граждан порой действительно справиться в некоторых вопросах нельзя. Даже хотя бы вот то минимальное информирование органов правопорядка, о которых мы сейчас говорим.

А. ГРЕБНЕВА: Так, останавливаю я голосование. Итак, 84,5% слушателей «Эха Москвы»… Ну, считай, 85% готовы сообщить о подозрительном предмете, или человеке. 15% не готовы. Я думаю, что мы сейчас прямо перезапустим ещё одно голосование. Вот…

А. ОСИН: Сообщали ли вы, да?

А. ГРЕБНЕВА: Да, сообщали ли вы? Вот честно признайтесь, сообщали ли вы о подозрительных предметах и людях на транспорте? Да – 660-06-64, нет – 660-06-65.

ГОЛОСОВАНИЕ ПОШЛО.

А. СТАРОВОЙТОВ: Какая публика слушает «Эхо Москвы».

А. ГРЕБНЕВА: Да, очень быстро у нас такое буде экспресс-голосование. Потому, что мы уже вынуждены скоро заканчивать, буквально несколько секунд. Пока я напоминаю, что у нас был в эфире Александр Старовойтов, заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту. Ну, что же? Стоп нажимаю. Ну, будем верить, что честно. 72% слушателей «Эха Москвы» признались, что они сообщали о подозрительных…

А. ОСИН: Я Станиславский. Не верю!

А. СТАРОВОЙТОВ: Я ни разу не видел не одного подозрительного предмета. Слушайте, я понимаю, что радиослушатели «Эха Москвы» — это самые сознательные люди, которые смотрят по сторонам, и тем более, сообщают кому нужно.

А. ГРЕБНЕВА: Спасибо большое, «Дорожный просвет», и «Дневной разворот» прощаются с вами.

А. ОСИН: Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире