'Вопросы к интервью


К.ЛАРИНА: Сегодня в нашей студии Сергей Жигунов, артист, продюсер, режиссер. Здравствуйте, Сереж, приветствую вас.

С.ЖИГУНОВ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Напомню нашим слушателям средства связи наши. SMS +7 985 970-45-45, телефон прямого эфира +7 495 363-36-59. У нас очень много вопросов пришло до начала программы. Меня здесь совершенно потрясло одно послание от Марты: «Здравствуйте. Первое, вы собирались создать фильм о Федоре Толстом, американце. Замечательная идея. Как продвигается этот проект? Второе. Если бы рай существовал, что сказал бы Господь, когда увидел вас на пороге? Третье. Какое качество, на ваш взгляд, самое важное в мужском характере? Четвертое. Вы сняли замечательный сериал «Однажды в Ростове», великолепно сыграли в нем одну из главных ролей. Каковы перспективы сериала на российском телевидении? Пятое, чем из достигнутого в жизни вы гордитесь? Шестое, если бы вы не были актером и продюсером, кем бы вы хотели стать? Седьмое, чем бы вы никогда не стали заниматься? Восьмое, диск или диски с какой музыкой у вас сейчас стоят в машине? Спасибо».

С.ЖИГУНОВ: У нас какой хронометраж у передачи?

К.ЛАРИНА: (смеется) Я могу пойти покурить.

С.ЖИГУНОВ: Да, вы пока покурите, я поговорю. Сколько у нас минут? Надо добавить минут 15.

К.ЛАРИНА: Вот видите, как народ? Молодец, Марта. Я вообще потрясена знанием жизни творческой Сергея. Ну, я не знаю, будем ли мы отвечать на эти вопросы, но я бы, все-таки, начала с «Трех мушкетеров».

С.ЖИГУНОВ: Пожалуйста. Как вам хочется. Давайте. Это ваша передача – будем, как вам хочется.

К.ЛАРИНА: Не прошло и поколения… Или поколение прошло с тех пор, Юнгвальда нашего Хилькевича?

С.ЖИГУНОВ: Что считать поколением? Кто-то говорит, что это 7 лет.

К.ЛАРИНА: Уже пора менять.

С.ЖИГУНОВ: А тут 35 прошло.

К.ЛАРИНА: Да вы что?

С.ЖИГУНОВ: Конечно. 35 прошло.

К.ЛАРИНА: Да, все, мой вопрос снимается. Действительно, надо. Надо. Но тут замечательный актерский состав. Напомню, что это телевизионный многосерийный фильм художественный «Три мушкетера» по роману Дюма, Сергей здесь выступает в качестве продюсера и режиссера, и сценариста.

С.ЖИГУНОВ: Да ужас вообще.

К.ЛАРИНА: Не играете сами там?

С.ЖИГУНОВ: Нет.

К.ЛАРИНА: А почему решили?

С.ЖИГУНОВ: Чтобы вот еще это не добавлять в этот список какой-то, который вызывает тяжелейшее подозрение у окружающих: «Чего-чего? А, и сценарий? А… Ну, хорошо, — говорят, – да-да. Сейчас посмотрим, что из этого получится».

К.ЛАРИНА: Ну, скажите, главная побудительная причина, как я понимаю, что пора уже и снять чего-нибудь новенькое.

С.ЖИГУНОВ: Не, мне всегда хотелось снять «Трех мушкетеров», всегда. В качестве продюсера. Я всегда это хотел, давно. Давно я тянул руки к этому произведению. Меня останавливало обещание, которое, действительно, дал когда-то Мише Боярскому, он сказал «Дай мне доиграть до конца это все».

К.ЛАРИНА: А, когда они снимали продолжение?

С.ЖИГУНОВ: Когда мы делали «Королёву Марго», я сказал «Я «Трех мушкетеров» запущу». Он сказал «Серега, не надо. Ну, дай мне доиграть. Я хочу с жезлом маршала Франции в руке умереть в костюме д’Артаньяна на экране». Я понял, что для него это очень серьезно. А я его очень люблю (Мишу). И я притормозил. Недавно я его встретил в Киеве почему-то в аэропорту, мы пересеклись. Я говорю «Миш, ты доиграл?» Он говорит «Да». Я говорю «Я запустил». Он говорит «Ну, хорошая книжка. Чего же ее не снимать?» Так что, в общем…

К.ЛАРИНА: А вы не предлагали ему поучаствовать?

С.ЖИГУНОВ: Ну а кого?

К.ЛАРИНА: Не знаю.

С.ЖИГУНОВ: Ну, кого?

К.ЛАРИНА: Кого-нибудь. Камео какого-нибудь. Просто для красоты.

С.ЖИГУНОВ: Ну, папу. Я сказал Мише «Хочешь папу сыграть д’Артаньяна?» Он говорит «Ну, роль же маленькая». Я говорю «Ну, маленькая». Он говорит «Ну, нет, наверное. Пусть так будет все, как есть». Ну, он прав, он – человек мудрый, в общем, на мой взгляд.

К.ЛАРИНА: Но тяжело, наверное, все-таки, от этого образа абстрагироваться, не от образа даже Боярского, а от образа того фильма, безусловно.

С.ЖИГУНОВ: Вы знаете, меня как-то неожиданно… Очень большая была работа, огромное количество сил моих и времени отобрала она, но я ни разу не столкнулся с этой… Был единственный момент, когда королева передавала перстень д’Артаньяну за привезенные подвески. И вдруг я понял, у Дюма написано, что из-за занавески высунулась… Мы во дворце Лихтенштейнов снимаем на границе с Австрией, в Аутице (называется место). И вдруг я понимаю: какие занавески? о чем он говорит? Помещение анфиладного типа, ну, как у нас в Петродворце, так, как это и было. Какая занавеска? Откуда она? И вот начали мостить эту занавеску, и я понимаю, что д’Артаньян должен бродить по комнате. И вдруг я вспоминаю блестящие пальцы Фрейндлих, которая щелкала ему. И понимаю, что, в общем, это единственно верное решение, и я не могу его использовать, потому что это уже было. И тут я так разозлился, знаете? В первый раз я налетел на тень Хилькевича, потому что это было очень хорошо решено. Он реагировал. И вдруг я понял, что вот эту сцену я проигрываю, потому что я не могу себе позволить повторяться.

К.ЛАРИНА: Там, конечно, у вас замечательный звездный состав, хорошие актеры. И я когда смотрела на список действующих лиц и актеров, понимала, что, конечно же, артисты у нас хорошие выросли за это время, ничем не хуже. Вот, не умаляю достоинств больших артистов, которые принимали участие в той постановке. Хорошие. Сейчас Алексей Макаров, прекрасный Юра Чурсин, Атос… Ну, давайте вы расскажите. Что я рассказываю? Потому что про главного героя я меньше знаю, который сыграл д’Артаньяна.

С.ЖИГУНОВ: Ну, я же вам показал кусочек.

К.ЛАРИНА: Да-да-да. Что это за парень? Откуда?

С.ЖИГУНОВ: Это Риналь Мухаметов, это ученик Кирилла Серебренникова, закончил МХАТ в этом году, школу-студию.

К.ЛАРИНА: Это дебют у него?

С.ЖИГУНОВ: Он играл у Прошкина в картине. Я не видел фильма, поэтому ничего не могу сказать по этому поводу. Но в любом случае Прошкин-старший – замечательный режиссер и это чудесная школа. Удивительно талантливый человек. Удивительно талантливый. Разносторонний. Он танцует, поет, он спортивный просто как… Чуть позже стало выясняться, что он просто титулованный спортсмен, легкоатлет. Я даже этого не знал. Он цирковой какой-то в прошлом. То есть что-то там такое… Невероятного обаяния и очень хороший человек. Он заикается, сильно довольно. Я не понимаю, как… То есть я говорю «Как тебя взяли в институт?» Он сказал «Кирилл Семенович 15 минут ждал, пока я начну читать басню. И когда я прочел, он сказал «Мне, наверное, за это оторвут голову». (смеется) Но надо поблагодарить Кирилла, потому что мальчишка просто поразительный. Просто поразительный. Вот, если бы его не было, наверное, не стоило бы снимать этот фильм, я так думаю. Ну, ничего бы не получилось.

К.ЛАРИНА: Ну а трудности были какие-нибудь, связанные с такой природной особенностью, скажем так?

С.ЖИГУНОВ: Нет-нет, он не заикается в кадре практически. Если начинаешь кричать на осветителей на каких-нибудь, он заикается тогда первый дубль. Потом – нет. Этого не будет заметно. Будет немножко совсем, знаете, такой, заикающийся наглец – это даже здорово, по-моему, это совершенно очаровательно. И он очень органично заикается. Он вообще такой, органичный актер, невероятно органичный.

К.ЛАРИНА: Ну, а остальных? Насколько тяжело проходил вообще кастинг? Или вы сразу понимали, кого хотите?

С.ЖИГУНОВ: Кастинг был очень легкий.

К.ЛАРИНА: Знали, кого хотите?

С.ЖИГУНОВ: Я не то, что знал. Ну, как-то, знаете, я – артист сам, поэтому я пытался не устраивать больших проб каких-то, не приглашать по 16 человек на одну роль. Мне это удалось. Д’Артаньян вообще один был. Ну, вот, пришел первый, как бы, я его оставил. Он пробовался все время так. Я ему дал возможность подрасти, как бы, для того, чтобы освоиться с ролью.

По девочкам чуть-чуть там были какие-то сомнения. Но занятость, еще что-то там, у кого-то беременность.

К.ЛАРИНА: Ну, девочки. Давайте скажем, девочки. Значит, Миледи – это Екатерина Вилкова. А, вот, Констанция – я вообще не знаю, кто это.

С.ЖИГУНОВ: Аня Старшенбаум это. Нет, она много играет в кино. Это прокатные картины. «Мой парень – ангел» из последнего.

К.ЛАРИНА: Нет, не видела.

С.ЖИГУНОВ: Нет-нет-нет, она много снимается, она очень красивая девочка с необычной органикой, очень такая, тонкая, подвижная, я бы сказал, внутри такая, прям, трепетно такая. Не просто с этим работать, но это иногда очень интересно получается.

К.ЛАРИНА: Ну, Лановой – Кардинал Ришелье. Эта как возникла идея?

С.ЖИГУНОВ: Ну, а что, собственно? Василий Семенович снимался у меня когда-то в картине «Черный квадрат». Почему нет? Я пришел к жене в театр, посмотрел «Пристань». Был юбилей театра, я – выпускник Щукинского училища.

К.ЛАРИНА: Тут заметим в скобках, что Вера Новикова, жена Сергея, она – актриса театра имени Вахтангова.

С.ЖИГУНОВ: Да. Пошел на юбилей театра, и увидел Этуша, растерялся просто от того, как он играет. Я его позвал – он сыграл. Под него прямо специально эпизод писали. Посмотрел на Василия Семеновича, потом пошел на банкет, увидел, что все живы-здоровы, более чем нормально функционируют. Потрясающе выглядит человек, сухой, подтянутый, с носом французским с этим, с глазами такими. Мне хотелось возрастного кардинала, потому что я хотел убрать подозрения на взаимоотношения с королевой. А у меня так много любовных дополнительных линий возникло в сценарии, что еще одну он просто не выдерживал. Я каждому мушкетеру, в общем, выдал по женщине, потому что это неправильно было: герой без дамы – он не герой. У Бекингема увеличилась линия, и много стало этих…

К.ЛАРИНА: Бекингем – Константин Лавроненко.

С.ЖИГУНОВ: Костя Лавроненко сыграл Бекингема. Удивительно играет любовь человек, знаете? Он такой сдержанный артист, он так играет любовь, конечно… Это просто поразительно.

К.ЛАРИНА: Ну, тогда про королеву мы не сказали, что это Маша Миронова.

С.ЖИГУНОВ: Маша Миронова – замечательная артистка.

К.ЛАРИНА: Ну, вообще замечательная труппа у вас такая получилась. Обалденная.

С.ЖИГУНОВ: Вы знаете. я собирал… Вот, знаете, слово «медийная» не всегда хорошее. Не могу сказать, что это прямо вот то, что медийностью считается, но они все – замечательные артисты. Я собирал хороших артистов. И Кутепова, которая прокуроршу Кокнар играет блестяще совершенно просто. Это и Маша Миронова. Это такие есть радости просто на экране, когда начинаются актерские (НЕРАЗБОРЧИВО). Филипп Янковский, который так сыграл короля, что вы себе этого представить даже не можете.

К.ЛАРИНА: А, да-да-да, короля. Очень странный тоже выбор.

С.ЖИГУНОВ: Как он это играет! Вы себе не представляете. Как Филипп играет Людовика! Боже мой просто! Боже мой! Что это такое! Они удивительно хороши все.

К.ЛАРИНА: Все равно будут сравнивать, конечно же, будут говорить «Ой, а вот там вот Табаков, а там Фрейндлих».

С.ЖИГУНОВ: Вы знаете, какая штука? Сравнивать это бессмысленно.

К.ЛАРИНА: Бессмысленно. Но будут.

С.ЖИГУНОВ: Пожалуйста. Это очень хорошо. Пусть сравнивают. Я недавно посмотрел первую серию Хилькевича, растерялся. Посмотрел, вдруг понял, что ничего, это совсем в этом есть атмосфера какая-то, музыка, конечно, скрепляет это все. Это другое, в таком… Я уже видел первую, видел вторую серию своей картины, видел много подряд идущих сцен из других серий. Это настолько другое кино, настолько другое, что я сейчас сравнивать не в смысле того, что хуже-лучше сделано. Это вообще другое, это совсем про другое и в другом жанре настолько это все, что это нельзя сравнивать, это невозможно.

К.ЛАРИНА: Ну и потом, все-таки, это совсем другое время было у нас. Это вообще понимая контекст, когда рождалась эта история. Практически еще в то время было абсолютно закрытое… Мир был закрыт от нас. Это было как Шерлок Холмс и Доктор Ватсон, такого же уровня проникновение в чужую культуру, в чужую историю, в чужой мир.

С.ЖИГУНОВ: Ну, конечно, как любые исторические иностранные фильмы, обреченные на успех сразу в Советском Союзе.

К.ЛАРИНА: Новости.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Возвращаемся в программу. Напомню, что сегодня у нас в гостях Сергей Жигунов. И вот мы первую часть посвятили фильму, который, надеемся, скоро появится на ваших экранах в ваших домах, поскольку это телевизионный фильм, фильм «Три мушкетера». Вот, пытаем тут со Светой «Когда-когда?», не говорит, когда.

С.ЖИГУНОВ: Нет, ну, весной, наверное, будет готов. Много очень монтажа. Мы снимали на 3 камеры картину, очень много материала, фехтование по 6 часов в результате.

К.ЛАРИНА: Прямо все сами делают?

С.ЖИГУНОВ: Монтажеры завыли.

К.ЛАРИНА: Сами все фехтовали? Сами?

С.ЖИГУНОВ: Артисты?

К.ЛАРИНА: Да?

С.ЖИГУНОВ: В результате да. Ну как? Дублеры были и конные, и фехтовальные. Но мастер-план… Постановщик трюков не давал нам мастер-план, и практически они рыдали, хватали меня за руки. Но француз, который у нас ставил фехтование, когда мы поднимались на кране, чтобы общую увидеть картину, он пускал дублера всегда. Очень большая нагрузка – он боялся, что они… Ну, мало ли – травму же можно получить. Здесь есть такие вещи. То есть блестяще абсолютно к финалу начал фехтовать Риналь, абсолютно блестяще начал фехтовать Юра Чурсин.

К.ЛАРИНА: Ну а самый лучший фехтовальщик из артистов.

С.ЖИГУНОВ: Кто?

К.ЛАРИНА: Я спрашиваю: кто?

С.ЖИГУНОВ: Ну, мальчишка, наверное. Ну, он столько занимался, что… Французы приехали за месяц до начала съемок, и вот…

К.ЛАРИНА: А Зайцев?

С.ЖИГУНОВ: Зайцев ходил, занимался тоже.

К.ЛАРИНА: Да? Потому что мне казалось, что он фехтует всю жизнь.

С.ЖИГУНОВ: Он фехтует.

К.ЛАРИНА: Зайцев играет Рошфора.

С.ЖИГУНОВ: Рошфора, да. Такой, славный Рошфор получился. Но он ходил, фехтовал. Все бои Мишель поставил заранее. У нас был же невероятный постановщик, мы пригласили бессоновского фехтовальщика, который Фанфана делал.

К.ЛАРИНА: Француз, да?

С.ЖИГУНОВ: Француза, Мишеля Карлье, да. Потрясающе.

К.ЛАРИНА: Это же очень дорогое удовольствие.

С.ЖИГУНОВ: Ну, это очень дорогая картина. Это очень дорогая картина. То есть ее бюджет позволял вполне сделать блокбастер для кинопроката из этого телефильма.

К.ЛАРИНА: А чего не сделали?

С.ЖИГУНОВ: А потому что я хотел сделать телевизионный сериал.

К.ЛАРИНА: А нельзя из него слепить потом кино?

С.ЖИГУНОВ: И еще семечками торгуем. Нельзя, потому что я хочу сделать хорошее телевизионное кино определенного уровня. Я должен сказать, что картина получается такого качества, которого, в общем, у нас нет. То есть раз в несколько лет появляются эти фильмы с крупным бюджетом…

К.ЛАРИНА: Вот именно телевизионные, да?

С.ЖИГУНОВ: Телевизионные. Но очень редко. Просто это картина, которая по качеству пол-Европы работало на картину. У нас и литовцы работали, и чехи, и французы. И в Питере компания работала, и в Москве. В общем, очень много, огромное количество людей.

К.ЛАРИНА: А это, «Пора-пора-порадуемся»?

С.ЖИГУНОВ: «Пора-порадуемся» пишет Леша Шелыгин. Очень смешно в этом смысле Чурсина заставили. Он, когда снимали флешбеки, воспоминания о взаимоотношениях с Миледи, когда он д’Артаньяну рассказывает о том, что там произошло, такие флешбеки.

К.ЛАРИНА: Ч/б такие сделаны, да?

С.ЖИГУНОВ: Ну, не знаю, как ч/б, но пока непонятно. Игорь Кожевников еще определяется с вопросами цвета. Но Чурсин честно после команды «Стоп» пел «Есть в графском парке черный пруд». Довольно противно, но всем было весело.

К.ЛАРИНА: Ну, то есть там есть, действительно, (НЕРАЗБОРЧИВО) какие-то? Или вы отказались от этого? Это не музыкальное кино, да?

С.ЖИГУНОВ: Нет, это абсолютно другое кино. Нет, музыки будет много, но это абсолютно другое кино. Абсолютно другое. Это такая динамичная, очень эмоциональная история о людях, о любви, о дружбе. Взаимоотношения к финалу доходят до такой точки эмоциональной, что, я думаю, что в последних сериях публика будет плакать просто безостановочно, ведь, у Дюма погибают почти все основные герои. И всегда это пробрасывалось. А когда это играют, ну, по-настоящему или почти по-настоящему, не удается пройти мимо, знаете, и у д’Артаньяна – трагедия, у Атоса – трагедия. Я сделал, что Атос любит Миледи до сих пор, поэтому там сцена казни Миледи превращается в такую сцену, что просто это вы себе не представляете. Как Катя с Юрой играли, вообще как они дуэт этот сыграли, это невероятно. Невероятно.

Вообще там такие актерские работы есть в картине, что просто…

К.ЛАРИНА: Ну, понятное дело, что, конечно же, хвалит свое кино Сергей. Но я почему-то ему верю.

С.ЖИГУНОВ: Да вот не люблю я это все хвалить, не люблю.

К.ЛАРИНА: Но очень хочется увидеть. То есть весной… А на каком? На Первом, на втором?

С.ЖИГУНОВ: Ну, ведем переговоры, интерес высокий. Ну, где-то покажут, я думаю.

К.ЛАРИНА: Надо посмотреть. Потому что я посмотрела, там в интернете написано, что в январе будет показан на украинском телевидении. Это вранье, да?

С.ЖИГУНОВ: Ну, это заявление, которое делает украинское телевидение все время. И я их очень люблю за это. Им говоришь «Контракт подпишите сначала», а они уже заявляют, что они это показывают.

К.ЛАРИНА: Я там сразу же связала: наверное, все-таки, посвятил своему 50-летию Жигунов премьеру на украинском телевидении.

С.ЖИГУНОВ: Да-да-да. Уехал на Украину и там, значит, устроил премьеру.

К.ЛАРИНА: А вообще вот это вот какая-то неизбывная любовь к плащу и к шпаге, именно к этой стилистике – она откуда взялась?

С.ЖИГУНОВ: Да с детства.

К.ЛАРИНА: С детства? Действительно?

С.ЖИГУНОВ: Да. Так любил я это все. И в институте любил. Я искренне люблю это все. Я думаю, что это будет заметно в результате в картине, потому что я очень неравнодушно подошел к постановке этого фильма. Очень неравнодушно. Ну, то есть даже когда они ехали уже как… А, знаете, как они на лошади научились ездить в результате? М-м-м! Даже когда они ехали уже как почти чемпионы, я все равно кричал, что «собери повод, у тебя руки болтаются, на кого ты похож?» И они такие все…

К.ЛАРИНА: Кстати, это тот самый случай редкий, когда режиссер может показать, как надо.

С.ЖИГУНОВ: Ну да. И они так, с опаской очень. «Как ты шпагу держишь? Сядь нормально! А где у тебя носок? Пятку, пятку вниз!» И вот они так все с этим вот… Немножко виноватые. Но зато им было куда расти.

К.ЛАРИНА: Неужели, самому не хотелось в кадр войти?

С.ЖИГУНОВ: Очень сложно быть режиссером. Колоссальная нагрузка. Огромная массовка, сложная линия сюжетная. У меня 17 или 18 драк в картине, погони. Когда мне там повернуться, уйти из-за камеры? Ну и зачем? Что это даст картине?

К.ЛАРИНА: За что будут ругать, как вы думаете?

С.ЖИГУНОВ: Я не знаю.

К.ЛАРИНА: То, что переписал Дюма?

С.ЖИГУНОВ: Переписал очень ловко, мне кажется. Спасибо, что Андрюша Жидков рядом стоял, потому что без него не получилось. Ну, такую концепцию… Я все мотивы дал, знаете. Там начинается с Дюма и заканчивается Дюма. Я так немножечко в середине… Нет, ну, если честно, у Дюма на какой-то странице, на 300-й, что ли, на 120 страниц пропадает д’Артаньян, вообще ни одного упоминания нет. Не то, что он не движется там по кадру – его просто нет. Там настолько разваливающийся периодически роман… Он огромный же, он писал за деньги и построчно, я так понимаю, потому что Гремо, который говорит «Да, нет» — это же не просто так, это чтобы деньги снять с издателя. Но при этом грандиозно придуманные персонажи, заявка какая-то такая. Такие, удивительно яркие, разные привлекательные… Они же с комплексом, они же мерзавцы все, они же пьяницы, убийцы, в общем. И это большая проблема. Они – государственные изменники, они – Альфонсы. Господи, чего там только нет. Там есть все.

И когда ты начинаешь понимать, что с этим делать… Надо же это играть. Это же читать хорошо. А когда хватает за бок госпожу Кокнар Портос и параллельно в ухо просит дать ему 2 тысячи пистолей на обмундирование, и артисты это начинают играть, вы же понимаете, это не бумага и отношение к Портосу возникает очень определенное. И как пройти вот это все, чтобы он остался положительным? Это очень сложно. И дружба, которая в результате…

К.ЛАРИНА: Сереж, все равно, вопрос, конечно же, возникает, а будет ли дальше? Есть ли искушение приступить к написанию сценария следующего романа?

С.ЖИГУНОВ: Да нет. Куча работы у меня как у артиста, как у продюсера.

К.ЛАРИНА: Ну, это понятно.

С.ЖИГУНОВ: Нету никаких искушений.

К.ЛАРИНА: Нет, ну просто как-то жалко. Вы с такой любовью об этом говорите. А, вот, как бы, уже все и кончилось, осталось только смонтировать и показать.

С.ЖИГУНОВ: Ну, мне надо еще музыку.

К.ЛАРИНА: Да.

С.ЖИГУНОВ: Там Леша Шелыгин уже сидит там, что-то пишет.

К.ЛАРИНА: Ну хорошо. Давайте вернемся к вопросам Марты, которая нам помогает сегодня, по поводу сериала, допустим, «Однажды в Ростове». Какие перспективы сериала на российском телевидении? Его же не показывали – его все смотрят, скачивают с торрентов.

С.ЖИГУНОВ: Вы его видели?

К.ЛАРИНА: Муж смотрел.

С.ЖИГУНОВ: Чего говорит?

К.ЛАРИНА: Муж сказал «Надо смотреть».

С.ЖИГУНОВ: Правильно сказал.

К.ЛАРИНА: Да. Я не видела. Но он сказал, что надо смотреть.

С.ЖИГУНОВ: Я не знаю. То подразделение российского телевидения, с которым я общаюсь, не владеет стратегической информацией по сетке вещания. Поэтому ответить на вопрос, когда это будут показывать, они не могут. 2 дня назад Эрнст встретил меня в коридоре Останкино, вместо «Здрасьте» сказал «Когда Ростов будут показывать?» Я понял, что этот вопрос, в общем, волнует разных людей, так скажем, не только Марту.

Я не знаю. Картина уже второй раз прошла по украинскому телевидению. Она готова. Но у российского телевидения много, я так понимаю, в запасе произведенных картин, у них какая-то политика собственная существует показа.

К.ЛАРИНА: Там нет никаких цензурных соображений?

С.ЖИГУНОВ: Я очень опасался, что они появятся. Но надо отдать должное каналу, мне по политике поправок никаких не дали. И я очень благодарен им за это, потому что я очень боялся, что сейчас мне начнут выкручивать руки. Права принадлежат российскому телевидению на показ, картина была сильно не дешевой. И я надеюсь, что они как нормальные хозяйственники должны начать превращать свои деньги в рекламу и возвращать назад в государственный бюджет. Поэтому думаю, что мы ее увидим, все-таки. Я на это рассчитываю. Картина, да, сильная очень, конечно, получилась.

К.ЛАРИНА: А вот по поводу фильма «Американец»?

С.ЖИГУНОВ: Александр Михайлович Червинский пишет сценарий. Он приболел у нас, ему делали сложную операцию, он в Америке. Да, я собираюсь снимать этот фильм. Там очень здорово найден сценарный ход. Червинский когда-то написал «Корону Российской империи», и вдруг какая-то эта интонация вот этих вот претендентов на престол и часов дома Романовых, Брегет дома Романовых, который там чего-то играет, перемешавшись, это невероятная история. Очень ловко найден жанр. Я думаю, что из этого можно снять замечательную картину.

К.ЛАРИНА: Это полный метр будет?

С.ЖИГУНОВ: Нет-нет, это телевизионное кино. Это 16 серий будет телевизионный фильм.

К.ЛАРИНА: Ну, вот, вы больше тяготеете к телевизионному формату.

С.ЖИГУНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Почему?

С.ЖИГУНОВ: Ну, я скажу вам, почему. Потому что аудитория, которая ходит в кинотеатры сегодня, меня не устраивает категорически. Вот, я ее обслуживать не собираюсь ни в каком виде ни за какие деньги. А когда делаю телевизионное кино, у меня играют серьезные артисты, я говорю на те темы, которые мне лично интересны, как бы. И, в общем, судя по последним запускам и уже законченным картинам, это получаются хорошие, серьезные картины, которые, наверняка, будут смотреть. Это интересно играть, интересно ставить, это хорошие режиссеры, это хорошая музыка, это внятно, разумно. А то, что там происходит… Вернее, то, что собирает деньги, да? И главное, что здесь вот то, о чем я говорю, совпадает с рейтингом, как правило, с успехом, с интересом и со всем. В кинотеатрах все наоборот: если ты сделаешь такую картину про Новочеркасский расстрел и понесешь ее в кинотеатр, не придет вообще никто, потому что молодежь про это не хочет смотреть, они хотят развлекаться (я их понимаю), а люди моего возраста перестали ходить в кинотеатры.

К.ЛАРИНА: Это правда.

С.ЖИГУНОВ: И все. И мы убили… Мы убили серьезное кино тем, что в свое время перестали приходить и платить за билеты.

К.ЛАРИНА: Ну так подождите, тогда выхода из этой ситуации нету, потому что…

С.ЖИГУНОВ: Это международная ситуация. В Америке происходит то же самое. «Человек-паук» идет в кинотеатрах, а телесериалы потрясающего качества снимают, умные, со сложными сценариями, с удивительными актерскими работами и классной режиссурой.

К.ЛАРИНА: То есть поэтому и замечательные артисты уровня там Де Ниро и Барбары Стрейзанд снимаются в такой ерунде типа, вот, «Знакомство с Факерами» или как они там называются, да?

С.ЖИГУНОВ: Ну, это мило…

К.ЛАРИНА: Но это бесконечно.

С.ЖИГУНОВ: Но это мило. Ну да, молодежная комедия.

К.ЛАРИНА: Или опять им, несчастным делают пластику или дают в руки пистолет как Гаррисону Форду или прочим.

С.ЖИГУНОВ: Ну, мне сложно сказать, как живет Де Ниро.

К.ЛАРИНА: Нет, ну я понимаю, что людям хочется работать – я про это говорю. Они живут прекрасно, я думаю, что деньги им не нужны.

С.ЖИГУНОВ: Прекрасные американские сериалы. Прекрасные. С удивительным сценарием всегда, невероятно плотным, ярким, неожиданно развивающимся.

К.ЛАРИНА: А кино – нет.

С.ЖИГУНОВ: А кино – «Человек-паук», вторжение какое-нибудь марсиан очередное. Ну, вот это все, компьютерная графика.

К.ЛАРИНА: Блок-бастеры.

С.ЖИГУНОВ: Блок-бастеры, да, где все отсутствует.

К.ЛАРИНА: А в Европе?

С.ЖИГУНОВ: Ну, Европа всегда же находится в таком состоянии…

К.ЛАРИНА: Они, все-таки, кино-то делают.

С.ЖИГУНОВ: Они блок-бастеры снимать не могут как и мы, в общем, и не пытаются. Кино так же, как у нас, скучное, на мой взгляд, в основном, ну, то, которое серьезное, которое они себе снимают.

Не знаю. Вот, я у чехов сейчас спрашивал, мы долго сидели в Чехии. Чехи не потеряли зрителей, поэтому у них спросом пользуются комедии возрастные как раз, где играют 50-летние артисты, которых любят давно. И вот на них ходит вся страна смотреть. То есть они какие-то фильмы на таком, национальном уровне снимают, сохранили себе аудиторию, возможность что-то делать такое. Мы потеряли совсем. Поэтому я с удовольствием делаю телевизионное кино.

К.ЛАРИНА: Но когда-то, когда вы начинали как продюсер, вот, «Черный квадрат» вы вспомнили, это один из моих любимых фильмов, из тех, которые были сделаны вами как продюсером. Вообще кино очень сильное. Многие вообще его не помнят и не знают.

С.ЖИГУНОВ: Ну, его каждый год по телевизору показывают.

К.ЛАРИНА: Это просто я напомню нашим слушателям, что это первая экранизация романа про следователя Турецкого.

С.ЖИГУНОВ: Да, «Марш Турецкого» потом сделали, да.

К.ЛАРИНА: Да. А потом появился сериал и появился Александр Домогаров в образе Турецкого, и, как бы, монополизировал этот образ. У него прекрасно это получилось, замечательно. Но это совсем другое. Потому что мне кажется, что если бы Незнанского дальше экранизировали так, как делали в «Черном квадрате», это было бы интересней.

С.ЖИГУНОВ: Это другое. Но это заслуга Юры Мороза, конечно, который сделал эту картину. Юра – человек известный.

К.ЛАРИНА: Но она абсолютно же депрессивная, Сереж.

С.ЖИГУНОВ: Ну, как и произведение. Ну, тогда-то это все было такое… Это же 1992-й год. Тогда это было новое слово, неожиданность.

К.ЛАРИНА: 1992-й год, схватка человека с системой.

С.ЖИГУНОВ: Она в кинопрокате большие деньги собрала.

К.ЛАРИНА: И Высоцкий там звучал, по-моему, впервые так.

С.ЖИГУНОВ: Ну, Высоцкого я люблю очень, да. Там и Юра Патиенко, по-моему, дебютировал как композитор.

К.ЛАРИНА: Хороший был фильм.

С.ЖИГУНОВ: А он и есть, он никуда не делся. Его смотрят по телевизору, у него хорошие рейтинги. И будут смотреть. Ну, потому что он точно в свое время попал, и все, что попало во время, оно остается навсегда. Ты понимаешь, что это фильм другого поколения, но все равно его смотреть интересно, он соответствует какой-то части жизни. Другой немножко, но все равно, он честный.

К.ЛАРИНА: Почему вы никогда в театре не работали? Вы же театральный артист.

С.ЖИГУНОВ: Да, я Щукинское заканчивал, да. Ну, я снимался в кино, мне это было интереснее. Я работал в Ростовском ТЮЗе немножко, сезон, когда меня выгоняли.

К.ЛАРИНА: Это еще до Щукинского училища.

С.ЖИГУНОВ: Во время. Нет. Я не знаю. Мне некогда. Театр требует, не знаю, много времени, другая жизнь. У меня нет этого времени – я очень занят.

К.ЛАРИНА: А ростовское братство существует?

С.ЖИГУНОВ: Ну, вот, судя по тому, что Кирилл отпустил ко мне сниматься Риналя, видимо, да.

К.ЛАРИНА: Лавроненко у вас там.

С.ЖИГУНОВ: Лавроненко, да.

К.ЛАРИНА: Вообще много хорошего народу оттуда вышло.

С.ЖИГУНОВ: Ну, кое-кто есть. Дибров.

К.ЛАРИНА: Ну, Дибров, да. Николай Добрынин… А, это Таганрог.

С.ЖИГУНОВ: Это Таганрог, это другой город. Про него рассказывают в «Нашей Раше».

К.ЛАРИНА: Да, Светлаков играет телезрителя.

С.ЖИГУНОВ: Там то, что перед этим говорят про Таганрог… Я даже полез в интернет, попытался понять, кто из авторов родился в Таганроге. Никто. Думаю, кто-то родственники по линии жены у кого-то, наверное. С кем-то же сводят счеты. Что им сделал Таганрог?

К.ЛАРИНА: Ну, почему я спросила про Ростов? Потому что, действительно, увидела и Константина Лавроненко среди исполнителей, и, вот, «Однажды в Ростове» тоже навеяло. Я так понимаю, что это город, который остается.

С.ЖИГУНОВ: Я отдал долг городу, конечно.

К.ЛАРИНА: А вы там часто бываете?

С.ЖИГУНОВ: Теперь не очень, потому что мама здесь, а там тетка только осталась. Ну, раз в год иногда. Ну, вот, на съемках последний раз я был.

К.ЛАРИНА: От говора избавлялись?

С.ЖИГУНОВ: У меня не было.

К.ЛАРИНА: Не было?! Такого быть не может.

С.ЖИГУНОВ: Не было. Мама актриса была, поэтому…

К.ЛАРИНА: Ну, подождите. Мама – актриса, но город-то говорит по-другому, не так, как мама.

С.ЖИГУНОВ: Ну, как-то семья перевесила. Семья перевесила. Папа занимался художественным словом в самодеятельности. Как-то так в результате они говорили очень чисто. От этого говора нельзя избавиться.

К.ЛАРИНА: Конечно! Я поэтому и спрашиваю. Хотя, нет, вот смотрите, Костя Лавроненко тоже очень чисто говорит. Иногда поет, правда, но ничего.

С.ЖИГУНОВ: А Костя занимался у мамы…

К.ЛАРИНА: У вашей?

С.ЖИГУНОВ: Класса с 4-го, поэтому из него все выбили.

К.ЛАРИНА: Правда, да?

С.ЖИГУНОВ: Да, конечно.

К.ЛАРИНА: Ну, Кирилл тоже Серебренников говорит очень чисто – у него вообще ничего нету.

С.ЖИГУНОВ: У Кирилла мама – искусствовед, и родители говорят у него без акцента (я их хорошо знаю), без говора. Поэтому… Чуть-чуть Кирилла я слышу все равно – у него сквозит. Не актер, ему не нужно, поэтому некая сладость в речи присутствует.

К.ЛАРИНА: Конечно же, про творческие планы здесь полно вопросов, что будет дальше. Ну, товарищи, вы же понимаете, что человек еще не закончил фильм, о котором мы так много говорим. Или уже есть?

С.ЖИГУНОВ: Это все есть. Я заканчиваю 32-серийную картину про подводников, «Горюнов» называется с Авериным в главной роли как продюсер. У меня 20 числа начинают «Белую голубку Кордовы» снимать Криштофович.

К.ЛАРИНА: Это по Дине Рубиной?

С.ЖИГУНОВ: Да, да. Конечно.

К.ЛАРИНА: Это тоже для телевидения?

С.ЖИГУНОВ: 8 серий, да. Мы заканчиваем кастинг сейчас. Вячеслав Сигизмундович приезжает в понедельник в следующий, будет уже там окончательно утверждать артистов. Ну, «Мартина Идена» пишем мы.

К.ЛАРИНА: А для кого?

С.ЖИГУНОВ: Федора Толстого, «Американца».

К.ЛАРИНА: Не-не-не, а «Мартина Идена» для кого?

С.ЖИГУНОВ: Для телевидения.

К.ЛАРИНА: Не, для какого артиста?

С.ЖИГУНОВ: А. Напишу – буду искать артиста.

К.ЛАРИНА: Слушайте, человек занимается совершенно бесполезным делом.

С.ЖИГУНОВ: Почему?

К.ЛАРИНА: Все время называет такие произведения. Кому это нужно сегодня?

С.ЖИГУНОВ: Я буду делать современную версию «Мартина Идена». Она очень легко адаптируется, очень похоже вот это буржуазное. Она будет злая очень вещь, я думаю. Будет злая вещь про человека, который победил и не выдержал. Это такая может быть яркая работа вообще. Замечательная может быть картина.

Еще там кое-что пишется. И много работы очень. Много. Интересно.

К.ЛАРИНА: Вот тот, кто защищает отечественную культуру, на самом деле, это Сергей Жигунов. И зрителя защищает бедного, который перекормленный всякой дрянью. Скажите, пожалуйста, а вот то, что касается… Про Ростовское братство я спросила. А профессиональное сообщество продюсерское – оно сегодня вообще как-то существует?

С.ЖИГУНОВ: Ну, оно всегда такое, очень жидкое было. Поэтому когда в коридоре встретишься, надо что-то спросить, тебе расскажут, как правило, то есть вряд ли будут что-нибудь скрывать. Но каких-то способов интенсивного обмена информацией даже не существует. Поэтому, к сожалению, иногда попадаешь на авторов, на артистов, которых не надо было бы, еще на режиссеров. То есть такого клуба нет. Но, с другой стороны, представить, что в пятницу вечером все пришли и поговорили, тоже невозможно, потому что продюсеры очень много работают.

К.ЛАРИНА: Но вот смотрите, вы же стали продюсером, когда еще этой профессии не было, да?

С.ЖИГУНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Сегодня она существует?

С.ЖИГУНОВ: Да, конечно. Причем, продюсеры делятся на категории, есть телевизионные продюсеры, есть продюсеры телевизионных сериалов, есть продюсеры кинотеатральные – это совершенно другая профессия. Есть продюсеры, которые делают телевизионные передачи. Есть продюсеры, которые делают бесконечные сериалы такие, 250+ которые.

К.ЛАРИНА: Но есть продюсеры, которые снимают это страшное жуткое «Самое лучшее кино», которое идет в кинотеатрах.

С.ЖИГУНОВ: Не-не-не, это вообще другая профессия. Вот, делать 500-серийный сериал – это вообще другая профессия, это просто принципиально другая профессия. Поэтому очень много разных… Есть продюсеры телевизионных каналов. Это совершенно разное все, абсолютно разное.

К.ЛАРИНА: А задачи? Все равно какие задачи-то главные? Одна? Это все равно прибыль или нет?

С.ЖИГУНОВ: Нет, ну, на самом деле, это уже… Все прибыль, понимаете? Вы же тоже не бесплатно работаете. Любой труд должен быть оплачен. Это не важно уже. Ведь, ваша компания тоже приносит прибыль. Это координация…

К.ЛАРИНА: Не, ну, все-таки, я не бизнесом занимаюсь, согласитесь.

С.ЖИГУНОВ: Я понимаю. Но вы же участвуете…

К.ЛАРИНА: А для вас это бизнес или, все-таки, это работа творческая?

С.ЖИГУНОВ: Ну, бизнес, конечно, в конечном итоге. Но первоначально это координация с целью максимального достижения результата. Координация. Это координация творческих административных подразделений с одной целью – получить результат лучшего качества. А лучшее качество – это творчество. Творчество потом превращается в деньги. Или не превращается. Но всегда сначала надо сделать талантливый хороший продукт. Плохой продать невозможно. Поэтому в конечном итоге нацелено на творческий результат, как ни странно это все. Поэтому в этом хорошо существовать. Ты должен сделать хорошо.

К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Мы на этом должны завершать сегодняшнюю передачу. Это Сергей Жигунов, и я ни одного вопроса не задала про Анастасию Заворотнюк. Вообще! А? (все смеются) Так что бывают удачные эфиры и у меня тоже в жизни. Спасибо, Сереж.

С.ЖИГУНОВ: Пожалуйста.

Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

25 ноября 2012 | 14:02

Как-то скучно....,извините. Посмотрела на "Дожде" Меньшикова и то интереснее.


26 ноября 2012 | 00:36

Еще скучнее то, что делают эти бедолаги. Говно (уж извините, так и есть) со всех каналов льют. Самое печальное, что сосут еще деньги на эту низкосортицу у государства, Правда взамен лижут, особо не стесняясь, Единой России и прочим сатрапам. И этот преуспел.


26 ноября 2012 | 18:32

согласна на все 100! кино для ТВ- это бабкииииии, оприходовал, лизанул.


25 ноября 2012 | 14:10

Таскаются мужики со всякими прекрасными нянями, а в итоге возвращаются к своим старым жёнам! Старые жёны, по крайней мере, тогда за них по любви выходили замуж, а не за бабло! Ныне это даже олигархи смекнули и потянулись к своим бывшим, с которыми, как они сами отмечают, хоть есть поговорить о чём, в отличии от девах с ногами растущими от шеи!


detka 25 ноября 2012 | 15:16

Махровое бабство Лариной (ну, любит она опускать смазливых медийных девушек, - это уже к старине Фрейду, пжлста), уступающее только её же махровому хамству, никуда-таки не делось, и имя Анастасии Заворотнюк, таки, прозвучало - неуместно, неуклюже, в общем, ни к чему. И сама эту неловкость почувствовала, и не нашла ничего умнее, как себя же за неё похвалить. Крылышками бяк-бяк... Ну, дура дурой.


irene 25 ноября 2012 | 15:26

_ Сегодня С. Жигунов - сам себе пропел дифирамб.
Конечно , он - личность талантливая и привлекательная . Но...
Пожелаем ему удачи !


25 ноября 2012 | 16:31

по-моему он пел дифирамбы восновном другим людям, с которыми работал над "Мушкетёрами". и уж опосредованно, себя


irene 25 ноября 2012 | 16:54

_ Конечно , нельзя не отметить любовь и уважение С. Жигунова к актёрам , с которыми он работает.
Это - похвально.


lana_ginger 25 ноября 2012 | 16:40

Неинтересная фигура Сергей Жигунов и фильмы его смотреть не тянет.


marta 25 ноября 2012 | 18:12

Нравится практически все, что делает Жигунов, спасибо за "пан или пропал" и за экранизацию Стаута. Может быть, у нкс просто совпадает чувство юмора, но я поклонница Сергея.


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире