'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 июля 2012, 13:19

Л.ГУЛЬКО: 13 часов 16 минут, Лев Гулько у микрофона. И у нас в гостях… Я сейчас начинаю перечисление всех ваших, да? Российский музыкант, композитор и продюсер, художник и фотограф, режиссер-постановщик и продюсер театра и кино, создатель многих новаторских проектов, один из основателей отечественной поп-музыки, создатель и лидер группы «Цветы», организатор первого независимого продюсерского центра SNC, организатор первых в стране музыкальных фестивалей, основатель первых в стране частных антреприз, основатель первых радиостанций практически, студии дизайна, фирмы грамзаписи, создатель первого негосударственного симфонического оркестра, первого в стране театра мюзиклов, авиатор и путешественник.

С.НАМИН: Нет, не авиатор. Все остальное еще можно как-то…

Л.ГУЛЬКО: А как же «Желтая подводная лодка»?

С.НАМИН: Так это ж воздушные шары.

Л.ГУЛЬКО: Ну а как? Это не авиатор? А как же?

С.НАМИН: Я думал, просто хулиганство. (смеется)

Л.ГУЛЬКО: Нет, это-то как хотите считайте. Стас Намин у нас в гостях. Здрасьте, Стас.

С.НАМИН: Здрасьте.

Л.ГУЛЬКО: Значит, мы решили, Стас, вернее, предложил этот вариант. У нас есть масса музыкального материала (это так сейчас красиво мы назвали). Обычно эти песни, эти композиции в эфир не ставят, да?

С.НАМИН: Ну, как бы, когда обо мне пытается кто-то что-то делать, обычно выходят все шлягеры, все хиты, которые знает вся страна.

Л.ГУЛЬКО: Да. «Звездочка моя ясная».

С.НАМИН: Ну и все остальное там, да. А мне показалось, что, может быть, интересно было…

Л.ГУЛЬКО: Вот. Поэтому мы так. Значит, композиция – история, композиция – история, композиция – история.

С.НАМИН: Плюс история об этой композиции.

Л.ГУЛЬКО: Ну и о нашей жизни тоже мы в промежутке, в общем, поговорим, потому что есть, естественно, ваши вопросы Стасу Намину. И начинаем мы такой замечательный диск, который называется «Кама Сутра». Это инструментальная музыка?

С.НАМИН: Это такое, провокационное название, которое, по большому счету, к музыке очень мало отношения имеет, к той, которая там есть.

Л.ГУЛЬКО: Как сказать.

С.НАМИН: Потому что там слов-то нету и картинок, вроде, нету.

Л.ГУЛЬКО: Вообще в Камасутре вообще слов нету.

С.НАМИН: (смеется) Да-да-да.

Л.ГУЛЬКО: Давайте послушаем, потом вы расскажете.

С.НАМИН: Да. Это там просто я играю на гитаре. Вот. Весь смысл в этом альбоме, что это такая импровизационная музыка, которую прямо на ходу придумываю и она, как бы, рождается в эту секунду, я повторить уже не смогу.

(звучит музыка)

С.НАМИН: Давайте уводить.

Л.ГУЛЬКО: Давайте. Легко. Света Ростовцева – наш замечательный звукорежиссер. Мы бы со Светой так и слушали, честно вам скажу.

С.НАМИН: Потому что это… Ну, по радио нельзя это делать. Это, как бы, медитация, этот кайф, там, в машине едешь.

Л.ГУЛЬКО: Почему по радио-то? Как раз по радио и медитируют все.

С.НАМИН: Ну, я вообще музыку в машине только слушаю, честно говоря. Уже мне так вот сидеть как дурак и слушать дома музыку, уже не получается почему-то.

Л.ГУЛЬКО: Почему?

С.НАМИН: Да лучше книжки почитать.

Л.ГУЛЬКО: А книжка и музыка, вот, если все это вместе?

С.НАМИН: И то, и другое – нет, у меня не получается.

Л.ГУЛЬКО: Невозможно?

С.НАМИН: Это отдельно. Я волнуюсь от одного и волнуюсь от другого.

Л.ГУЛЬКО: Да. Большое волнение не всегда продуктивно.

С.НАМИН: Ну, смотря какие книжки читать и какую музыку слушать.

Л.ГУЛЬКО: Да. Ну, это естественно. Между прочим, в вопросах (я, правда, не взял их с собой, поскольку они немножко такие, знаете, все-таки, вот эти были, ну, такие, какие-то очень агрессивные), я помню этот вопрос нашего радиослушателя, который говорит «Да у нас в стране-то, в общем, и ничего в рок-музыке-то за многие годы…» Он называет там «Песняров», называет еще кого-то.

С.НАМИН: И кто это? Причем тут? Я чего-то не понял. А чего Кобзона не назвали?

Л.ГУЛЬКО: Нет, он говорит «Разве можно сравнить? Вот, у них есть Лед Зеппелин, у них есть это, у них есть то».

С.НАМИН: Ну, у нас разные культуры. Я могу назвать, что у нас тоже есть, с моей точки зрения.

Л.ГУЛЬКО: Пожалуйста.

С.НАМИН: Дело в том, что у нас другая культура.

Л.ГУЛЬКО: Открыть глаза.

С.НАМИН: Нет, я не хочу открывать глаза. Я просто скажу свою точку зрения. Дело в том, что рок-музыка – это вообще очень странный какой-то такой штамп, который очень трудно сформулировать, а что, собственно, называется рок-музыкой, а что уже нет. Поэтому, вот, у нас в стране рок-музыка, с моей точки зрения, очень, как бы, своеобразно устроена. И вот я лично воспринимаю всерьез, скажем так, я могу посчитать на пальцах одной руки имена, которые пишут стихи, а не тексты к песням. Вот, для меня факт стихов, а не текстов, является очень важным. Ну, это от Бори Гребенщикова и, там… Давайте это попробуем сосчитать.

Л.ГУЛЬКО: Давайте.

С.НАМИН: Ну, естественно, Боря. Калинов мост, Дима Ревякин. Сегодня это Сплин. Ну, после Сплина пока я стихов не видел в рок-музыке. Кто? Давайте еще подумаем.

Л.ГУЛЬКО: Машина времени.

С.НАМИН: Машина времени – тоже, да, есть где-то стихи. Но в основном, тексты, конечно. В основном. Но у Андрея есть стихи. Что еще-то? Кто? Сейчас, подождите. Ну как же так плохо-то?

Л.ГУЛЬКО: Нет, так просто сразу…

С.НАМИН: Ну, Башлачева сейчас мы не считаем, потому что он, в принципе, как бы, вспорхнул…

Л.ГУЛЬКО: Ну да. И это отличие российских рок-музыкантов от?..

С.НАМИН: Да, у нас авторская музыка.

Л.ГУЛЬКО: Да, у нас авторская.

С.НАМИН: Вот, если убрать этот критерий, оставить чистую рок-музыку, то, конечно, у нас нет рок-музыки. Это правда. А если, все-таки, взять то, что у нас есть какой-то такой духовный прорыв через поэзию… И там есть и музыка – это не просто так поэзия, это неправильное понимание, что у Гребенщикова, например, нет музыки. Это неправда. Она есть у него.

Л.ГУЛЬКО: Конечно.

С.НАМИН: И так далее. Ну, сейчас я кого-то пропустил. Мне очень обидно, что я забыл кого-то.

Л.ГУЛЬКО: Ну, извините нас.

С.НАМИН: Да. За это я прошу прощения, потому что там, конечно, есть еще ребята, которые именно стихи пишут.

Л.ГУЛЬКО: Безусловно.

С.НАМИН: Но для меня это главный критерий нашей, как бы, национальной рок-музыки. Потому что та, которая по обычным критериям, у нас, конечно, она не тянет.

Л.ГУЛЬКО: Скажите, пожалуйста, а вот мы такие духовные, у нас вот рок-музыка…

С.НАМИН: Нет, я одну только поправку можно скажу?

Л.ГУЛЬКО: Да, пожалуйста.

С.НАМИН: Однажды, действительно, я сделал группу. Это у меня были такие амбиции продюсерские, когда меня выпустили за границу первый раз в жизни в 1986 году и я там поездил по Америкам, увидел, что происходит, думаю «Что ж я молодец среди овец? Вроде, в России все могу там, а приехал туда, откуда я учился музыке этой». И тогда у меня амбиции они, я тогда начал придумывать группу. Я сделал такую, экспортную группу тогда, назвал ее по месту своего жительства «Парк Горького» и собрал музыкантов. Эта группа, действительно, с точки зрения чистой такой рок-музыки без особых мозгов (я имею в виду по критериям рок-музыки международной), она, действительно, на правильном уровне была. Но больше ничего нет.

Л.ГУЛЬКО: А вот жизнь наша – она какая с точки зрения рок-музыки, наша жизнь, российская?

С.НАМИН: Ой.

Л.ГУЛЬКО: Вы знаете, как обычно народ говорит? «Почему если у них так плохо, а у нас так хорошо, то у нас так плохо?» Вот, как-то вот эти все сочетания…

С.НАМИН: Да трудно вообще сказать. Вообще, вранье везде. Что там, что здесь. То есть, по большому счету, оно по-другому немножко сложено, в другой форме существует.

Л.ГУЛЬКО: Там красивее просто.

С.НАМИН: Красивее, да. Вранье в другую обертку.

Л.ГУЛЬКО: Ну, давно это делают. Умеют.

С.НАМИН: Да, они уже профессионалы. Но по большому счету, всем понятно, что, конечно, ложь, вранье и обман – это, как бы, главная тема всего человечества. И по-другому государства не существует.

Вопрос только в том, до какой степени мешают тебе жить лично. Вот, до какой степени эта государственная машина мешает простой обычной жизни с утра до вечера, бытовой? Вот, ты реагируешь на то, что придурок пришел к власти, или, в общем, тебе, по большому счету, может быть, все равно? Ты можешь сказать, как ты думаешь на этот счет, но на твою жизнь это реально не влияет, на твоих детей, на твое образование, я не знаю, на возможность, там я не знаю, делать то, что тебе нравится. Вот, в этом разница, наверное. А вообще по большому счету, где лучше, где хуже – вот, только с этой точки зрения, мне кажется, надо рассматривать.

Л.ГУЛЬКО: Ну да. С другой стороны, все же к этому «Как же! Вот, гражданская позиция. Надо то, надо это».

С.НАМИН: Ну, гражданская позиция, наверное… Я не знаю по правде, но, наверное, она заключается в том, чтобы от каждого человека… Вот, его гражданская позиция заключается в том, что от него должно идти добро, какой-то позитив, какая-то искренность, честность. Вот она и есть гражданская позиция, наверное. Я, может быть, ошибаюсь? Ну, вот, если от каждого человека будет идти эта любовь и какое-то благородство, я не знаю, ну, тогда и чего-то получится. Мне кажется, что агрессия рождает агрессию.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это правда. Давайте мы еще немножко (сам не люблю, но надо) о политике поговорим, поскольку есть вопросы.

С.НАМИН: Давайте, да. Давайте. Я, правда, к ней мало имею отношения.

Л.ГУЛЬКО: Да. Ну, вот, об этом и вопрос задают. Извините за немузыкальный вопрос. Спрашивают вас: «У нас принято власть либо ругать, либо лизать ей, сами знаете что. А возможен, на ваш взгляд, третий вариант, — пишет человек, — отговорки в стиле «Музыкант не политик», где вы, как вы думаете о сегодняшнем дне?», ну и так далее.

С.НАМИН: Да я понял вопрос. Вы знаете что? Реально мне кажется, что слышно и видно именно тех, кто первый или второй. Огромное количество интеллигентных людей, которые живут у нас в стране, огромное количество – они как раз тот самый третий вариант, который все видит. Знаете как? Я даже могу вам рассказать один анекдот, который, в общем, очень актуален, мне кажется. В свое время, в старые времена поймали одного еврея, который расклеивал листовки и говорят «Авраам Исаакович, а что на листовках-то ничего не написано?» — «Ну так а чего писать, когда все и так всё знают?»

Л.ГУЛЬКО: (смеется) Ну, в общем, да.

С.НАМИН: И поэтому особо дергаться? Да ну. Как-то, вот… Надо делать…

Л.ГУЛЬКО: Свое дело.

С.НАМИН: Мне кажется, Пушкин не пошел на площадь с декабристами не случайно.

Л.ГУЛЬКО: А именно поэтому?

С.НАМИН: Он солидарен был, но не пошел.

Л.ГУЛЬКО: Ну да, ну да. И еще один вопрос вдогонку. Понятно, что его не могли не задать. «Что вы думаете о поддержке группы, вообще о Pussy Riot? Вы за освобождение Pussy Riot?» Это первый вопрос. А второй вопрос: «Что вы думаете о поддержке группы Pussy Riot, оказанной, озвученной не так давно гастролировавшими в России известными зарубежными музыкантами, ну, например, Стингом?»

С.НАМИН: Ну, не только Стингом. Я только что был на RHCP (это Red Hot Chili Peppers), там тоже в майках они выступали. Хорошие ребята. Я на эту тему что могу сказать? Ну, это, вот, как бы… Вот эти Pussy Riot – я вообще предлагаю всем посмотреть в сленге, что обозначает Pussy Riot и перевести это на русский язык кому-нибудь. И называть их своими именами. Почему нам надо, как бы?..

Л.ГУЛЬКО: Прямо на судебном заседании?

С.НАМИН: А почему нет? Они – хулиганские девчонки. Хулиганство я всегда, как бы, поддерживал. Почему, собственно, не хулиганить? Тот, кто не умеет хулиганить, тот практически… У него проблемы в жизни.

Л.ГУЛЬКО: Другое дело, что, конечно, некие границы есть хулиганские, правда же?

С.НАМИН: Это верно. Поэтому вот здесь они, может быть, и переборщили с хулиганством. Но тем не менее, я вообще не вижу их. Я их никогда не слышал в жизни до того, как они нахулиганили, и, наверное, никогда бы и не услышал, потому что они не имеют отношения ни к музыке, ни к чему-то еще. Просто хулиганки, ну, на тему музыки. А могли бы на тему чего-то еще. Как их наказать было? Ну, можно было пошлепать по попке. В тюрьму сажать? Ну, конечно, это… Нормальный паноптикум наш. Мы так живем. Поэтому что ж так? Хорошо еще, не расстреляли.

Л.ГУЛЬКО: Скажите спасибо. Давайте мы сделаем перерыв на новости и затем вернемся, и, естественно, продолжим разговор.

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: 13 часов 35 минут. Перед тем, как мы продолжим разговор со Стасом Наминым, победители в нашем сериале, я бы сказал, «Дворцовая площадь, дом 2» в передаче Ксении Басилашвили. Вопрос был «Что означала фраза «Встретимся у Шарлеманя»?» А ответ такой. Значит, у южного входа в Летний сад, противоположного входу на Неве. Людвиг Шарлемань, как пишут тут умные люди, архитектор павильона Чайный домик в летнем саду. Поэтому «Встретимся у Шарлеманя». Главный приз получает Серафима, 7-911-735 – цифры ее телефона. А книжку «Повседневная жизнь. Стамбул в эпоху Сулеймана Великого» получают Вита, Владимир, Денис, Ксения, Елена, соответственно, 7-916-652, 7-985-160, 7-985-965, 7-903-527 и 7-915-083. Вот, собственно, всех и поздравляем.

Стас Намин у нас в гостях. И после такого разговора, в общем, о нашей с вами жизни, о политике, нужна, естественно, ну, музыкальная композиция, да?

С.НАМИН: Не знаю.

Л.ГУЛЬКО: Не знаете?

С.НАМИН: Ну, вот, знаете что? Может быть, я тут, наверное, из «Цветов» что-то такое. Но вообще я хотел бы тогда рассказать интересную вещь. Сейчас я подумал о том, что вообще судьба группы «Цветы», которую я там сделал 100 лет назад, довольно странная и уникальная, потому что, вот, мы, как бы, первые 10 лет практически были запрещены во всех СМИ и ни разу не были ни по радио, ни по телевизору, ни в центральной прессе, 10 лет. Потом вдруг во время Олимпиады в 1980-м потепление было и нам там какие-то песенки такие, наименее опасные и такие…

Л.ГУЛЬКО: Ну, «Как прекрасен этот мир», да?

С.НАМИН: Да. Ну, не такие (у нас таких не было), хотя, к сожалению, «Прекрасен мир» не пел, просто потому, что не считал, что он прекрасен в тот момент. Я пел про звездочку мою ясную, мы пели там какие-то смешные песенки «Мы вам честно сказать хотим», Колыбельные, если вы помните.

Ну, во всяком случае, в 1980-м нас начали показывать несколько раз. А потом я начал писать другую совсем музыку и другие стихи, и нас запретили полностью. Вот, я бы лучше показал бы вот такую песню, из-за которой нас. Одна из них, чтобы было понятно.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо.

С.НАМИН: И получилось так, что мы сейчас вот… Почему я говорил про странную судьбу? Потому что после этого до перестройки мы были запрещены, так, 15 лет, а потом нас выпустили. И когда выпустили, мы уже здесь особо не выступали, мало очень. В основном, у нас было мировое турне. А потом в 1990-м я остановил группу, потом я там «Парк Горького», еще там симфоническим оркестром занимался. А 10 лет не существовало группы. Потом уже в театре я ее восстановил, но она не выступала нигде. И, вот, вдруг в 40-летие, когда 40 лет группе, вдруг мы начали там чего-то писать, придумывать.

И, вот, мы что сделали? Мы поехали на Abbey Road и записали там песни 70-х, все те известные песни, которые тогда не удавалось писать на хороших студиях, не было времени. Мы прямо ноту в ноту записали все известные и какие-то, которые не известные, которые, как бы, не удалось тогда записать. Называется диск «Назад в СССР».

А на следующий год поехали опять на Abbey Road и записали все песни 80-х годов, которые вообще никто не знает, потому что мы были полностью запрещены, даже на «Мелодии». Потому что «Мелодия» еще нас разрешала в 70-х, такие, невинные песенки исполнять (ну, потому что зарабатывали на нас деньги, мы продали больше 60 миллионов альбомов и нам ничего не платили, естественно), поэтому там с «Мелодией» было все в порядке. А в 80-х такая уже идеология, видно, их напугала наша, и они начали… Даже нас запретили, хотя, многих открыли в этот момент. Впервые «Машина времени», «Аквариум».

Л.ГУЛЬКО: Ну, инерция такая некая.

С.НАМИН: Да. Ну, чтобы было понятно, почему нас запретили, давайте.

(звучит песня)

Л.ГУЛЬКО: И это группа «Цветы»?

С.НАМИН: В 80-х годах.

Л.ГУЛЬКО: Никто бы никогда бы и не подумал бы.

С.НАМИН: Ну, у нас и тогда были тоже лирические вещи, но были и такие, конечно.

Л.ГУЛЬКО: Лена родом из Коктебеля: «С 70-х храню маленькую пластинку группы «Цветы» с автографом», — пишет Елена. Спасибо.

С.НАМИН: Ну, во всяком случае, если кто-то хочет узнать, что делали «Цветы» в 80-х годах и, в общем, какие они были… Просто группа-то развивалась. Нас, вот, крутят наши первые песни – это примерно то же самое, что у Битлз крутить только первый альбом. Но они развивались.

Л.ГУЛЬКО: Ну, конечно, да.

С.НАМИН: Были более удачные, менее удачные, но разные. И у нас с 80-х вот этот альбом «Распахни свое окно», который сейчас тоже вышел, это там 15 песен, которые мы не смогли выпустить в 80-х, и 2 только новые. Вот, сама песня «Распахни свое окно» и «Гимн героям нашего времени» тоже новая. Кстати, если кто-то хочет как-то знать сегодняшнюю точку зрения насчет того, о чем прошлые вопросы были, то могут открыть где-нибудь «Гимн героям нашего времени» и там, как бы, наше мнение по поводу того, что не пишут в листовках.

Л.ГУЛЬКО: Ну да. Кстати, могу сказать, что на диске «Распахни свое окно» есть песни, посвященные Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву.

С.НАМИН: Это русская народная песня.

Л.ГУЛЬКО: Да. Называется «Солнце всходит и заходит». Это русская народная песня в исполнении группы «Цветы».

С.НАМИН: Но сейчас не будем ее ставить.

Л.ГУЛЬКО: Нет. Ну, конечно.

С.НАМИН: Давайте, знаете что? Поменяем немножечко тему. Вот, я недавно записал… Я недавно научился играть на Ситаре – это такой индийский древний инструмент, один из самых древних в мире. И мы такой сделали дуэт, наверное, уникальный, действительно. Это Дживан Гаспарян на армянском дудуке.

Л.ГУЛЬКО: Очень известный музыкант.

С.НАМИН: И я на ситаре. Мы сели напротив друг друга и начали играть.

Л.ГУЛЬКО: Это импровизация?

С.НАМИН: Да. В общем-то, импровизация. И получилось, как бы, впервые в истории. Вообще дудук и ситара, самые два древних инструмента играют вместе. И больше ничего там нет кроме двух инструментов.

Л.ГУЛЬКО: Давайте слушать.

(звучит музыка)

Л.ГУЛЬКО: Вот сидят два умудренных жизнью человека, разговаривая на разных языках, они понимают друг друга. Это разговор двух людей, абсолютно понимающих друг друга. Иногда становится понятно, что все мы одинаковые.

С.НАМИН: Да. Вот у меня такая тема единого проекта, такой проект «Единый мир». Я там чего-то начал его где-то много назад, фестивали такие делал. Но смысл его именно в этом, то, что ни национальности, ни религии, по большому счету, не реальная разница между людьми. Все под одним богом.

И вы знаете что? Один очень мудрый православный старец в одно время сказал потрясающую вещь. Сейчас я попробую вспомнить. «Перегородки, которые мы на земле строим, до небес не доходят».

Л.ГУЛЬКО: Это правда.

С.НАМИН: Ну вот ощущение всех людей на земле – оно присутствует и никуда не исчезнет. Как бы ни играли в игры разные… Давайте о хорошем?

Л.ГУЛЬКО: Давайте. Вы будете продолжать, кстати говоря, вот такие эксперименты?

С.НАМИН: Да я все время что-то делаю. Сейчас симфонический сделал, сюиту написал. Для меня эксперименты. Вообще вся жизнь – эксперимент.

Л.ГУЛЬКО: Это, в общем, да, один большой.

С.НАМИН: Ну, конечно. Да это же кайф все. Вот, для меня, слава богу… Мне удалось сделать так, чтобы все, что касается так называемого искусства и моих экспериментов, и кайфа – у меня это с деньгами не связано, я на этом деньги не зарабатываю. Поэтому и не пропагандирую, ну, как бы, вообще не завишу от внешней среды. Известно же, что 99% населения, в принципе, подобную музыку не слушает и никогда… И не услышит. (смеется)

Л.ГУЛЬКО: Может быть, и не надо? Я не знаю. Никто не знает.

С.НАМИН: Ну, конечно, это из другого санатория.

Л.ГУЛЬКО: Да. Конечно. Знаете что, если уж о хорошем? Вот, наши барышни, у которых дети малые, их дети очень любят ваши детские постановки.

С.НАМИН: В смысле в театре?

Л.ГУЛЬКО: В театре.

С.НАМИН: Ну, театр – это отдельная жизнь, да. Это отдельная моя, как бы, уже теперь жизнь, потому что увлечением назвать невозможно. Театр – это очень серьезная вещь. Ему уже теперь 12 лет, и за 12 лет удалось сделать, конечно, с моей точки зрения, очень многое. То есть, во-первых, создать настоящую труппу, которая настолько талантлива. То есть там просто даже… Там все – звезды. Вот как не смешно. Никто никого не знает, потому что у нас есть определенный штамп в СМИ и считается, что театры существуют только те, которые, как бы, все знают, имена или по телевизору показывают.

Л.ГУЛЬКО: Если показывают по телевизору, то знают. Не показывают – не знают.

С.НАМИН: Да. Совершенно точно, да. Но реально, конечно же, удалось сделать сумасшедший театр. Ничего подобного в стране, конечно, даже близко нет. Не только с точки зрения музыкальной. С точки зрения мюзиклов это отдельная тема. У нас около 20 мюзиклов в репертуаре, начиная от классических (там рок-опера «Иисус Христос, суперзвезда» и на русском, и на английском).

Л.ГУЛЬКО: Ну, «Волосы» еще.

С.НАМИН: На русском будет премьера вот сейчас официальная осенью, еще одна. Ну да, естественно, «Волосы», то есть это американцы, это то, с чего начался мюзикл вообще в мире. Мы с ними гастролировали по США, были в Нью-Йорке, в Лос-Анджелесе. У нас труппу признали в пятерке лучших трупп мира по «Волосам».

Кроме того, мы сделали практически всего Геннадия Гладкова. То есть сейчас сделали новую премьеру потрясающую, «Пенелопа» — это по Сомерсету Моэму. Потрясающий совершенно спектакль, ну, просто одновременно мюзикл, но забываешь, что это мюзикл, потому что он – достаточно драматический спектакль. Собственно, как бы, отличительная черта нашего театра в мюзиклах даже – то, что мы делаем драматический мюзикл. То есть в чем суть? Слова красивые, но реально это… У нас не водевиль, у нас не развлекательные просто мюзиклы, у нас мурашки по телу идут. То есть зритель переживает даже на детских мюзиклах. То есть там все равно есть «серьезка», там есть какие-то настоящие драматические отношения внутри, которые музыкой только подкрепляются. Она не развлекательна в примитивном смысле слова. Это, кстати, на Бродвее этого нету. Бродвей – это, прежде всего, шоу, конечно, потрясающе сделанные, с костюмами каждый за 5-10 тысяч долларов, сумасшедшие декорации, двигающиеся самолеты, садящиеся и так далее. Но реальной драматургии, чтобы тебя тронуло, чтобы дошло до души, как бы, до сердца, там это, собственно, и не практикуется.

Л.ГУЛЬКО: Это как со стихами к песням.

С.НАМИН: Да. Это разница между текстами и стихами, совершенно точно.

Л.ГУЛЬКО: Это вот наша такая особенность, да?

С.НАМИН: Совершенно точно.

Л.ГУЛЬКО: Смотрите, вопрос. Может быть, он в тему. «Считаете ли вы, что время детей, — спрашивает на сайте Андрей Климов, — время детей-цветов ушло безвозвратно? Какая, по-вашему, из молодежных субкультур сохранила подобную способность к эмоциональному восприятию? И в чем отличие публики сорокалетней давности от нынешней?»

С.НАМИН: Я-то думаю, что дети цветов так называемые (то есть, наверное, про хиппи идет речь?), я думаю, что это… Наверное, вообще это, как бы, мировоззрение, которое всегда существовало у человека. Я бы назвал и Велимира Хлебникова.

Л.ГУЛЬКО: Да, абсолютно.

С.НАМИН: И еще много есть ребят серьезных, которые, как бы, абсолютно были не зацеплены за внешнюю среду, которая, конечно, давит. И они и сейчас есть. Это зависит от человека. Хиппизм – он внутри человека, это просто внутренняя свобода. Это совершенно не обязательно, что надо ходить как идиоту в татуировках.

Кстати, я хочу сказать очень смешную вещь. Вот, кто-то меня как-то спросил, почему у меня нет татуировок.

Л.ГУЛЬКО: Действительно. Как же? Рок-музыка.

С.НАМИН: Да. А у меня, правда, их нет. И я вдруг подумал, что, оказывается, их нет и у Джона Леннона, и у Мика Джаггера, и у Лед Зеппелин, и у Джимми Хендрикса.

Л.ГУЛЬКО: Ну, видимо, у Маккартни тоже нет.

С.НАМИН: Не знаю. Ну, у Маккартни, наверное, тоже нет.

Л.ГУЛЬКО: Наверное. Мне так кажется, да.

С.НАМИН: Ну, как бы, Маккартни не столько рок-музыка, сколько Джон Леннон, мне кажется.

Л.ГУЛЬКО: Ну да. Ну, наверное.

С.НАМИН: Да. Но как бы там ни было, вот, почему-то… Я, конечно, не сравниваю себя с теми, у кого я сам учился, но, тем не менее, интересный феномен, да. То есть, все-таки… Это не значит, что это плохо или хорошо, просто вот как-то вот сложилось так.

Л.ГУЛЬКО: Ну вот так сложилось, да. Наше время, я скажу вам честно, неумолимо подходит к концу. Мы бы еще часок бы посидели, но нас поджимают другие передачи.

С.НАМИН: Ну, одну песенку сможем?

Л.ГУЛЬКО: Одну песенку легко мы сможем. Чем нам заканчивать?

С.НАМИН: Нет, вот я хочу предложить, знаете, какую? «Все то, что есть, то, что будет». Да, вот с этого альбомчика. Это такая, как бы, такая песня про жизнь, не знаю, про творчество, про нашу жизнь. Про мою жизнь точнее. Это написал Женя Евтушенко. Вообще мы с ним очень много писали. И с Андреем Вознесенским, и с Евтушенко. Вообще альбом «Распахни свое окно», вот, 80-е годы – он, в принципе, построен во многом на стихах Давида Самойлова, Евтушенко, Вознесенского. Андрей Битов – даже мы с ним сделали. Он вообще, как бы, неизвестен как поэт на столько, насколько писатель. Но потрясающая «Снежная баллада» у нас с ним получилось, мне кажется.

Вот у нас сейчас 14 ноября будет концерт в Крокус-Сити. У нас 2 года назад было там сорокалетие и сейчас мы делаем такой, тоже серьезный концерт, где, конечно, и старые вещи сделаем очень симпатично, мне кажется, и будут совсем новые, даже совсем-совсем новые, которые еще никто никогда не слышал. Мы решили, как бы, поломать традицию. Обычно все записывают, а потом в концертах показывают. А мы решили сначала в концерте сыграть, а потом записать.

Л.ГУЛЬКО: Это какой номер, Стас?

С.НАМИН: «Все то, что есть, то, что будет»? Сейчас посмотрим, секундочку.

Л.ГУЛЬКО: Сейчас вооружимся очками.

С.НАМИН: Да, вот она, в конце где-то совсем.

Л.ГУЛЬКО: Вот она.

С.НАМИН: 16-й номер.

Л.ГУЛЬКО: 16-й номер, Свет, CD1.

С.НАМИН: Да. В черном альбоме.

Л.ГУЛЬКО: Вот это называется «прямой эфир», дорогие друзья. Честно, не записано все.

С.НАМИН: Да. Там, кстати, тоже Дживан Гаспарян участвует. Но, в общем, такая вот получилась странная композиция, которая, конечно же, не развлекательная.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо вам большое. Мы желаем вам удачи, здоровья, естественно, потому что без него ничего не сделаешь.

С.НАМИН: Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Да. Главное – это удача и здоровье. И чтобы близкие и родные приносили вам только радость.

С.НАМИН: Спасибо. Так оно и есть уже.

(звучит песня)

Комментарии

17

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

irene 29 июля 2012 | 13:36

_ Понравилось определение , которое дал Стас Намин понятию " Гражданская позиция " :
- " От человека должно идти ДОБРО ".( ! )


gmore 29 июля 2012 | 13:38

УГ


(комментарий скрыт)

29 июля 2012 | 13:51

Природа явно не отдыхала на внуке Микояна! Нечастый случай!


irene 29 июля 2012 | 13:57

_ Дудука - потрясающий ( по воздействию на слушателя ) - " философский " музыкальный инструмент.
Отличная композиция прозвучала сегодня в эфире . Спасибо !


31 июля 2012 | 06:38

И я именно этот момент передачи отметила. Ситара и дудука.
"Вот сидят два умудренных жизнью человека, разговаривая на разных языках, они понимают друг друга. Это разговор двух людей, абсолютно понимающих друг друга".


29 июля 2012 | 15:42

Низкий древнерусский поясной поклон Анастасу Алексеевичу за то, что он исчерпывающе ответил на все мои вопросы!

Вопросы звучали так:

Вы что-то прямо зачастили в качестве гостя программы "Панегирик".

Что нынче будем пиарить? Какой-то концерт? Новый диск? Очередной проект?
Или просто пришли поласкать свое истосковавшееся эго?


29 июля 2012 | 20:03

действительно исчерпывающие ответы


(комментарий скрыт)

nitsahon 29 июля 2012 | 22:57

Гулько молодец! отлично провел программу... если он будет ее вести постоянно - будет только лучше...


gad123 29 июля 2012 | 23:10

99% текстов англоязычной рок музыки ПОЭЗИЕЙ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ!! Гениальной музыкой-ДА! Высоко профессиональное исполнение-ДА! Над песнями РАБОТАЮТ много и кропотливо! За счёт сленга тексты порой двух или даже трёх смысленны.
К сожалению и в текстах у Намина -поэзии не густо.. (кстати и те названные группы от поэзии лежат далеко), тексты разве что ...Даже самые известнейшие мюзиклы и на хорошей литературной основе в этом плане страдают..


vanich 30 июля 2012 | 10:04

Спасибо, Анастастас Алексеевич, за замечательный музыкальный ответ на мой вопрос к эфиру! Удачи во всём и здоровья!


31 июля 2012 | 07:12

"… Ну, это, вот, как бы... Вот эти Pussy Riot – я вообще предлагаю всем посмотреть в сленге, что обозначает Pussy Riot и перевести это на русский язык кому-нибудь. И называть их своими именами. Почему нам надо, как бы?.."
==============================


Перевод в словарях ABBYY Lingvo с английского

pussy: гнойный, гноевидный, киска

riot: бунт, восстание, мятеж
================================

ну чаво, как бы гр. микоян имел, как бы, в виду????


31 июля 2012 | 07:28

Перевод, на самом деле, здесь: http://zerno-ros.ru/post211691417


31 июля 2012 | 07:56

Каждый выбирает для себя. Каждый выбирает по себе...


31 июля 2012 | 08:21

Намин: "Я вообще предлагаю всем посмотреть В СЛЕНГЕ, что обозначает..."
\\Каждый выбирает для себя\\
Ну да, эти девицы, когда участвуют в прилюдных оргиях группового совокупления, выбрали, по-вашему, для себя что-то типа "мы девочки-ромашки". А потом, как расссказала сама Толоконникова (видео есть), её отец, игнорируя даже рождение внучки, обидевшись, что его не пригласили в это действо, несколько месяцев не разговаривал с дочерью. Она же, загадочно закатывая глаза, говорит о том, что она такая - благодаря отцу, по её словам: "Он лучший!!!"
А о вас могу сказать, что некоторые выбирают услышать то, то говорят (о сленге), а некоторые - придумать что-то своё, а потом, почёсывая затылок, озадачиваться: "ну чаво, как бы он имел в виду????"
Ваша ошибка, всего лишь, в том, что вы мало вопросительных знаков поставили. Поставили бы больше, до вас, возможно, и самого дошло бы скорее.


31 июля 2012 | 08:29

Опечатка: рассказала.
Вдогонку, к слову, даже если взять другие источники, то и гнойный, гноевидный, киска (тоже сленговое слово, кстати) – тоже сильный перевод.


31 июля 2012 | 08:48

Не заметила ещё одну опечатку, прошу прощения: выбирают услышать то, что говорят...


(комментарий скрыт)

31 июля 2012 | 07:38

Вот такая передача получается - без агрессии, когда и гость, и ведущий, оба - умные и мудрые, по-видимому, и с возрастом, и по характеру. Им даже многого говорить не нужно, и так понимают друг друга, как те, кто сыграл на ситаре и дудуке. Как верно заметил Лев: "Вот сидят два умудренных жизнью человека, разговаривая на разных языках, они понимают друг друга. Это разговор двух людей, абсолютно понимающих друг друга". А имеющие уши слушатели - да услышат и они.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире