'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 31 июля 2011, 14:08

Л.ГУЛЬКО: Ну вот, мы уже начали разговорчик. 14 часов 12 минут в Москве. Мы начинаем наш «Дифирамб». У нас в гостях народный артист Азербайджана, композитор, певец, артист, посол Азербайджана в РФ Полад Бюль-Бюль Оглы. Здравствуйте.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Здравствуйте, здравствуйте.



Л.ГУЛЬКО: Поскольку Паллад принёс музыку, мы тут, между прочим, я некоторые Ваши композиции скачал из эфира, из Интернета, в смысле из Интернета скачал предварительно, готовившись. Но, тем не менее, Вы принесли диски.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ну, я принёс диски, это будет по качеству, конечно, лучше. Тем более, я принёс новый диск, где записаны просто такие попурри на темы моих песен, но мы можем тихонечко, фоном их дать. И заодно слушатели будут слушать и наш разговор, и потихонечку и музыку тоже.

Л.ГУЛЬКО: Давайте, попробуем это сделать. Я, знаете, что скачал? На чём я, собственно, вырос. Я скачал «Далалай», я скачал «Шейк».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: А «Позвони»?

Л.ГУЛЬКО: И «Позвони», конечно. Все вот эти песни я это всё. Я не знаю, мне кажется, что это такие вечные вещи. Что-то я так, видите, как красиво? Ну, «Дифирамб» же! Понимаете? «Дифирамб», «Дифирамб». Вещи, которые вот они не то, что вещи, композиции, которые будут жить вечно, скажу я прямо, знаете, так очень, так вот.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ну, это очень приятно слышать. Любой композитор, когда садится к инструменту и начинает что-то сочинять, во всяком случае, не думаешь о том, что это будет вечное, нетленное, или что-то такое.

Ну, во всяком случае, я был очень молодым, когда писал эти песни, и, конечно, просто это вот те чувства, которые были тогда. В условиях того, что вот «Шейк». Почему «Шейк»? — Не разрешали же шейки ни играть, ни танцевать. Поэтому мы с Онегиным Гаджикасимовым придумали, что жил старый человек, которого звали Шейх, и который по утрам танцевал. Вот такая уловка, чтобы пройти в эфир.

Или тот же «Далалай», который Расул Гамзатов незабвенный, величайший поэт Кавказа подарил мне свою книжечку, и я открыл эту книгу, и там вот эти стихи «Далалай». Вы знаете, я вот сел к роялю и от начала до конца – так очень редко бывает, вот сыграл эту песню, как будто бы она во мне жила и только ждала этих слов.

И, когда я тогда приехал на Всесоюзное радио, и так с гордостью сказал, что вот, я написал песню на слова Расула Гамзатова, на стихи его «Далалай», в редакции сказали: «Как? Опять «Далалай»? Я говорю: «А что?». Оказывается, мой «Далалай» был четвёртым. Они настолько песенные, настолько они ложатся на музыку.

Ну, а мой «Далалай» оказался живучим, видите, до сих пор люди скачивают в Интернете. Я смотрю количество посещений большое.

Есть такая песня, она по-русски называется «Твоя дорога», а по-азербайджански аналог (называет песню

по-азербайджански).

И эта песня в 98 году по настоянию одного такого турецкого деятеля я её переписал с новой аранжировкой, и снял на неё клип, и она стала очень популярной. И в Турции её поют до сих пор, и в Азербайджане, и показывают на телеканалах.

Так что, удивительно. Иногда меня спрашивают, я сам затрудняюсь найти секрет или рецепты. Песен много, остались на поверхности какие-то там 6-7, да, положим. Ну, наверное, потому, что они были искренними, они были как бы не заказные, а вот от души, от души. И, видимо, поэтому до сих пор как-то живут.

Л.ГУЛЬКО: Давайте мы одну из песен послушаем. Начнём именно с этой песни.

Внимание, уважаемые наши, дорогие радиослушатели! У вас есть возможность просто это сделать. Давайте.

(Звучит песня «Позвони»)

Л.ГУЛЬКО: Полад Бюль-Бюль Оглы, скажите, пожалуйста, Полад уважаемый, вот в песнях есть какая-то доля Ваших переживаний жизненных? Вот то, что в жизни переживали любовь, там, дружба, разлука?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Конечно. Конечно, безусловно. Просто, когда человек молод, это всё немножко воспринимается по-другому, наверное, более остро. Когда человек становится старше, он на это всё смотрит спокойнее.

Л.ГУЛЬКО: Появляется жизненный опыт мудрость.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Да. Ну, конечно, эти песни навеяны теми чувствами, теми переживаниями, тем состоянием души, вот правильнее будет сказать, которое существовало на тот момент.

И очень многие песни рождались именно потому, что были какие-то чувства, были какие-то разлуки, были какие-то потери.

У меня есть песня, на диске, может быть, кусочек можно будет дать. Она называется «Всё прошло». Это вот просто сценка из жизни, которую приехал и рассказал Онегину Гаджикасимову, с которым мы тогда плотно работали. И он вот написал такие стихи, и потом я написал на них песню. Это вот случай из жизни. Вот, если можно, кусочек там на диске есть, — «Всё прошло».

Л.ГУЛЬКО: «Всё прошло»? Давайте, послушаем.

(Исполнение песни «Всё прошло»).

«Всё прошло». 14 часов 22 минуты, и у нас всё идёт дальше. Полад Бюль-Бюль Оглы в нашем эфире сегодня.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Время идёт неумолимо, да.

Л.ГУЛЬКО: Видите, как? «Почти 40 лет назад, — прислали нам СМС-ку, Соловушка решила: пока живёт он, буду жить и я. Сколько всего изменилось, но это неизменно. Можно не видеть и не слышать подолгу, лишь бы знать, что он есть на земле. Спасибо за мою жизнь».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Это кто-то написал?

Л.ГУЛЬКО: Соловушка, подпись: Соловушка.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Соловушка, спасибо большое за добрые слова. Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Вот видите, какая история!

Вопрос, который я хотел Вам задать, уважаемый Полад, прислал нам на наш Интернет— сайт наш уважаемый радиослушатель: «Мой прадед и Ваш отец, — пишет этот человек, — вместе работали в тридцатые над созданием азербайджанской оперы «Шахсенем». Дальше его слова: «Я считаю, что давно пора кричать «SOS!» — ведь «Шахсенем» фактически осталась только в истории.

«На сцене это давно никто не помнит»,— заявил в 2010-м директор дома-музея Узеира Гаджибекова композитор Сардар Фарадджиев. Согласны Вы с ним? Что мы вместе можем сделать для этого?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Вы знаете, очень правильный и интересный вопрос.

Дело в том, что замечательный композитор Глиэр написал такую восточную оперу «Шахсенем». И действительно отец был одним из инициаторов постановки в Азербайджанском Государственном оперном театре, и исполнителем одной из главных ролей, теноровой партии в этой опере.

Вы знаете, конечно, к сожалению, вот многие такие произведения, оперные произведения они сходят со сцены и почему-то их забывают.

В Азербайджане, конечно, помнят эту оперу. Есть отдельные записи отдельных арий из этой оперы. Но, конечно, было бы хорошо, наверное, восстановить, чтобы новое поколение. Эта музыка очень интересная, очень приятная. Причём, это был один из первых опытов такой восточной оперы.

В Азербайджане, кстати, музейное дело очень развито. У нас есть Музей музыкальной культуры, у нас есть вот Дом-музей Узеира Гаджибпекова, в котором тоже собраны очень интересные материалы, касающиеся того периода, вообще, не только самого Узеира Гадждибекова, но и той атмосферы, тех лет, которая была.

Наверняка есть и в архиве театра. Наверное, надо над этим подумать. И я постараюсь в Азербайджане инициировать обсуждение этого вопроса.

Л.ГУЛЬКО: А есть в Азербайджане артисты, которые могут это, так сказать, сделать? Есть, да? Молодые голоса?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Конечно, артисты есть. Есть школа. Я для тех наших слушателей, которые уже нового поколения, хотел бы сказать, что мой отец был оперным певцом. Но одновременно был учёным-фольклористом, который собирал народную музыку, прекрасно исполнял народные песни. И был одним из первых вообще советских певцов, который учился за рубежом. Он 4 года стажировался в «Ла Скала» в Милане, по решению советского правительства.

Л.ГУЛЬКО: Ну, поскольку «Бюль-Бюль» — это соловьиное горло?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Бюль-Бюль – это соловей. Переводится просто: соловей.

И Вы знаете, умение, именно знание настоящего бельканто, привело к тому, что Бюль-Бюль создал целую вокальную школу Азербайджана. Хотя у него были возможности, ему предлагали делать мировую карьеру, ездить на гастроли, но он пошёл по пути создания вокальной школы Азербайджана. И поэтому к тому вопросу, о котором Вы говорили: есть очень хорошие певцы – и тенора, и баритоны, и сопрано. То есть, есть школа, есть кому петь. Вот эта идея с новой постановкой оперы Глиэра она очень интересная.

Л.ГУЛЬКО: «Полад, спасибо за воспоминания о прошедшей молодости» — СМС-ка, — Валентина просит рассказать.

Алиса: «Уважаемый маэстро, расскажите о своём отношении к пародиям. Сейчас уже почти забыт этот жанр».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ну, сейчас пародию забыли. Раньше был замечательный Чистяков, на которого, честно говоря, я тогда обижался. Жутко обижался, что он меня пародировал.

Л.ГУЛЬКО: А у него были замечательные пародии.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: У него хорошие были. Вы знаете, сохранилась запись. И вот пару лет назад я как-то случайно нашёл в архиве эту запись. Он один к одному копировал зрительно Пьеху, меня. Но мне тогда казалось, что на меня не похоже. Но сейчас, когда смотрю, у меня больше склонности. И потом мы с ним договорились так, что в тех концертах, в которых мы вместе участвовали, он меня не копирует, а когда меня нет, — ну, ради Бога! Ну, что делать?

Вначале мы ссорились, а потом подружились. И я очень переживал его такую безвременную гибель. Такую нелепую гибель в самолёте. Он был очень талантливым человеком. Ну, и потом многие другие занимались. Сейчас почему-то этот жанр как-то утратил. Раньше это было очень популярно, люди любили.

Л.ГУЛЬКО: Я тоже над этим думал: почему?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Не знаю, вы знаете, видимо, каждое время выдвигает какие-то свои требования. Может быть, потому что сейчас любого певца можно, не копируя видеть и в Интернете, и в дисках. Может быть, поэтому.

Л.ГУЛЬКО: А я знаете, подумал: может быть, его невозможно пародировать, потому что нет у него яркой индивидуальности.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Совершенно правильно, Вы знаете. Может быть, потому что, ну, может быть, немножко такое старческое брюзжание уже, знаете, уже, когда в возрасте. Но действительно безликость сегодня на эстраде, она во многом присутствует.

Л.ГУЛЬКО: Знаете, Раймонд Паулс сказал, когда его спросили: как Вы относитесь к фабрике звёзд? Он говорит: «Ну, звёзд, конечно, много. Петь некому».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ (Смеётся): Вы знаете, действительно, очень много исполнителей. И они как-то проскакивают. И даже, если что-то нравится, вот, предположим, слушаешь в эфире. Но я, честно говоря, радио, в основном, в машине слушаю. Ну вот, какая-то девочка хорошо спела, или какой-то мальчик. Но не запоминаешь совершенно. И потом даже хочешь вспомнить, я вот несколько дней назад слушал и

что-то мне понравилось, ты даже не можешь вспомнить, что это такое.

Может быть, и этим объясняется.

Л.ГУЛЬКО: Я напомню, что у нас в эфире народный артист Азербайджана, композитор, певец, посол Азербайджана в РФ Полад Бюль-Бюль Оглы, и мы через некоторое время уйдём на свежие новости. Затем вернёмся в студию, продолжим разговор и продолжим слушать Ваши замечательные песни, поскольку здесь вот просят спеть, скажем, на азербайджанском.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: А вот на азербайджанском я был бы очень рад. Вы знаете, я сделал здесь, уже в Москве новую работу, и очень хотел бы, чтобы она прозвучала сегодня в нашем эфире. Потому что я, честно говоря, давно на таком поприще не встречаюсь ни с кем. Я благодарен «Эхо Москвы», что пригласили меня в эту передачу. И я хотел бы, чтобы мы сегодня услышали обработки азербайджанских народных песен для симфонического оркестра с голосом. И мы после перерыва их послушаем, да?

Л.ГУЛЬКО: Ага! Хорошо! Давайте, а мы пока уйдём на Новости.

(Новости)

Л.ГУЛЬКО: Это «Дифирамб». Давайте сразу послушаем композицию на азербайджанском языке.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: а. Я хотел бы ещё раз подчеркнуть, что это обработки азербайджанских песен для симфонического оркестра.

Л.ГУЛЬКО: Давайте.

(Исполнение)

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Я хотел бы подчеркнуть, что эти песни они очень известны в Азербайджане. На этом же диске есть песня «Гачах Наби». Этой песне уже несколько веков, потому что эта песня о герое такого восстания против там ханов, против беков. И эта работа интересна тем, что это как бы, может быть, и не шлягер. Это делается для сохранения, знаете, вот тех жемчужин народных песен.

Я ещё в этом году написал балет «Наухат», большой балет, там два часа музыки. Он был поставлен в Баку, мы его показывали здесь, в Большом театре. Мы показывали в Санкт-Петербурге, в Мариинском театре. Потом заинтересовался Екатеринбургский театр, поставили там, и с успехом идёт.

И вот как бы я стал мыслить категориями симфонического оркестра. Потому что, ну, два часа музыки для симфонического оркестра и потом репетиции и премьеры, и так далее. И вот пришла такая мысль, что я знаю хорошо и эти народные песни, и в то же время симфонический оркестр, что, в общем-то, не каждому композитору-песеннику дано.

Л.ГУЛЬКО: Ну, конечно.

И, может быть, вот самой судьбой предопределено сделать такую работу.

Вот я сделал в принципе 10 песен. 7 уже записаны, а три ещё в работе.

Я бы попросил включить сейчас песню «Гачах набеть». И мне кажется, что всем нашим слушателям, которые принадлежат к Азербайджану, или имеют интерес к азербайджанской музыке, будет интересно послушать немножко.

(Исполнение)

Ну вот, мы с Вами говорили о живучести песни. Я хотел бы рассказать об уникальном случае. В общем-то, песню я написал в 23 года, в 68 году. И песня была написана для фильма. Фильм по сценарию нашего очень видного писателя и драматурга Макса Бимбаргимбекова «Последняя ночь детства». И там в финале парень с девушкой идут по берегу моря. И режиссёр меня просил написать какую-нибудь красивую песню. Это совпало с тогдашним моим настроением. Я написал песню. Русский текст Саши Маховского, теперь уже покойного. Он назывался «Твоя дорога». И вот песня стала звучать, её стали петь. Я её пел много лет на сцене в своих концертах. Есть записи других исполнителей.

И уже в 98 году, через 30 лет, вот я говорил об этом, один турецкий продюсер предложил мне записать заново, сделать новую аранжировку, снять клип. Я долго чего-то отнекивался – некогда было. Я работ ал на высокой должности министра культуры и действительно было некогда.

Но потом я как-то, в какой-то момент понял, что это судьба, и это надо сделать.

Вы знаете, началось второе рождение песни. И вот сегодня, даже, если открыть турецкий Интернет, очень много исполнителей турецких её поют, очень много отзывов таких приятных в мой адрес, и так далее. Поэтому я хотел бы показать русский вариант этой песни. Она называется «Твоя дорога». Можно поставить её в эфир?

Л.ГУЛЬКО: Да. Пожалуйста. Давайте послушаем. Сейчас несколько манипуляций руками, и песня обязательно будет.

(Исполнение песни «Твоя дорога»)

То, что называется, вот здесь у нас присылают СМС-ки всякие.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Это хорошо, значит, помнят ещё.

Л.ГУЛЬКО: Ну, что Вы! Смотрите: «Салам, дорогой Паллад! Благодарю за минуты возвращения юности. Людмила из города Томска». Из города Томска Людмила.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Затем вспоминают здесь, сейчас я найду СМС-ку, вспоминают состав Вашего вокально-инструментального ансамбля. Вспоминают состав, и говорят: вот, настоящий интернационализм. Вот, люди работали всех национальностей. Как бы ни ругали, понимаете, я не знаю, как Ваша, но моя точно точка зрения – советский интернационализм …

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ну, как его можно ругать?

Л.ГУЛЬКО: Нет, но ругают, ругают. Мне кажется, всё-таки он был. Вот это взаимопроникновение культуры я имею в виду.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Он был, он был. У меня ансамбль, вот, совершенно правильно, вообще была сборная Советского Союза. И Вы знаете, что у меня работал Игорь Крутой, который начинал у меня пианистом. У меня в коллективе работала Лариса Долина, у меня в коллективе работала Ксения Георгиади. Ну, и многие потом получили, такая была Ирина Ширманова. У неё дуэт был, потом она одно время так очень хорошо пошла. Ну, и другие очень хорошие музыканты работали.

И действительно мы выбирали не с оглядкой на национальность, или там, где живёт. Мы выбирали просто хороших музыкантов.

Л.ГУЛЬКО: Сейчас мы эту тему закончим. Я просто процитирую. Я просматриваю Интернет, и естественно, есть блогеры. И: «Интересный композитор Полад Бюль-Бюль Оглы. И он создал целое направление в советской эстраде, соединив национальные ритмы с ярким национальным мелодизмом. И он – единственный представитель азербайджанской культуры, в честь которого была открыта Звезда на Площади Звёзд в Москве,».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Это правда, это правда.

Л.ГЮЛЬКО: И даже цитируются Ваши слова из интервью, которое Вы дали когда-то «России-24»: «Живо ещё наше поколение, которое воспитывалось в одной стране», (к нашему с Вами разговору).

Нас воспитывали на общих ценностях: на общем отношении к культуре, к жизни, к старшим, к правде, к кривде, — к тому, что составляет жизнь человека.

Мы по-другому всё-таки относились к жизни. Для нас деньги были не главное. Важнее были какие-то моральные принципы.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Совершенно правильно.

Л.ГУЛЬКО: Я всегда говорил, и ещё раз хочу подтвердить свои слова: то, что было хорошего, надо сохранять. Конечно, было много и плохого. Но от этого надо избавляться».

Вот на этом я закончу, пожалуй.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Да, я подтверждаю свои слова.

Л.ГУЛЬКО: «Недавно пересматривал фильм «Не бойся, я с тобой», — пишет Наиль из Москвы. Ну, пожалуйста, пожалуйста, передайте гостю огромное спасибо!».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Спасибо, спасибо. Я думаю, спасибо надо говорить не только мне, но и замечательным тогдашним сценаристам – Думскому и Фриду. И, конечно, замечательному режиссёру Юлию Гусману, который своей энергией, который своим, так сказать, ну, я не знаю, жизнелюбием, который своим профессионализмом, мастерством и талантом создал тот фильм.

Ну, и хочу поспешить обрадовать наших радиослушателей, что запущен новый проект «Не бойся, я с тобой», 30 лет спустя».

Л.ГУЛЬКО: Тут Лев Константинович Дуров…

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Лев Константинович Дуров, Мухтарбек Кантемиров, Полад Бюль-Бюль Оглы, Юлий Гусман – в общем, вся та же команда. Ну, и естественно, прибавятся новые люди. К сожалению, кто-то уже ушёл из жизни.

К сожалению, вот мы очень хотели снимать Сергея Юрского. Но у него по времени не получается.

Вначале обещал Геннадий Хазанов, у него тоже что-то там не получается. Кино сложное производство.

Но, во всяком случае, раз они не могут, будут какие-то другие люди.

Но я хочу в двух словах, может быть, немножко забегая вперёд, открывая тайну, за что меня Юлик будет, наверное, ругать.

Л.ГУЛЬКО: Ну, он не услышит.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ Нет, что касается «Эха Москвы», он знает. Но «Эхо Москвы» — очень такая откровенная радиостанция, и я хотел бы сказать, что в одной из главных ролей нашего фильма молодого мальчика будет играть победитель «Евровидения-2011» Эльдар.

Эльдар и Ника – дуэт, который принёс победу Азербайджану, и вот этот мальчик Эльдар, внук писателя нашего, очень известного актёра. У него и бабушка актриса, и прадед актёр. Очень театральный, очень современный, хороший мальчик. И вот есть договорённость, что он будет сниматься в одной из главных ролей. И не далее, как вчера я встречался с Юрием Ряшенцевым для того, чтобы написать ему новую песню, которую он будет исполнять в нашем фильме.

Ну, значит, коллизия такая: мы уже все взрослые. Естественно, мы играем самих себя в своём возрасте. Наивно было бы играть молодёжь, и основное действие фильма будет развиваться в наших детях.

Л.ГУЛЬКО: А Вы, Гусман, не слушайте!

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ну, конечно, нет, это нельзя не слушать.

Значит, там будет так: Кантемиров – красные, Дуров – белые, а я в Мусалате. Это девятнадцатый-двадцатый годы, когда дети попадают в беду. Я, естественно, нахожу старых друзей. Мы объединяемся и начинаем выручать наших детей.

А коллизия такая: Монтеки – Капрулетти. Там есть мой враг, его сын, вот которого будет играть Эльдар, влюбляется в мою дочку, которую ещё неизвестно, кто будет играть.

А младшую дочку будет играть моя дочь Лейла. Её тоже определили, которой 14 лет. Да, мою жену будет играть та же, теперь уже женщина Габида Умарова. Теперь она народная артистка. Ну, это как бы возобновляется то, что там я прихожу к полицмейстеру и говорю: «Господин полицмейстер! У меня украли дочь!». Он так на меня смотрит и говорит: «Господин Тайлубеков, но Вы тоже свою жену когда-то украли». (Все смеются).

Так что, конечно, конечно, наше поколение всё равно будет говорить, что тот фильм лучше. Мы не претендуем на то, чтобы, но есть интерес, понимаете.

Л.ГУЛЬКО: Это же не ремейк то, что делается.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Нет, нет, это продолжение. Это, знаете, это именно продолжение. ТО есть, уже взрослые люди, которые достигли какого-то положения, У них дети, семьи. Дети, значит, влюбляются. Воруют друг друга, Танцуют, — целая… Я не хочу сейчас рассказывать весь сценарий. Ну, и в результате, конечно, так же, как и в первом фильме, всё кончится хорошо. Это на фоне вот всех потрясений, революций. 19-20 годы. Сценарий интересный. Я думаю, всё будет зависеть от того, как пойдут съёмки, как сложится.

Л.ГУЛЬКО: А когда начнутся?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Вот буквально, Гусман уже в Баку, выбирает натуру, уже строятся декорации. И всё делается.

23 августа первый съёмочный день. И где-то до ноября съёмочный период, потом начинается пост-продэкшн. Ну, я думаю, где-то весной будущего года, как раз к Евровидению.

Л.ГУЛЬКО: А скажите, Полад, фильм выйдет одновременно в Москве и в Баку? Как это планируется?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Вы знаете, сейчас я не могу на эту тему говорить. А пока надо снять, а потом посмотрим.

Л.ГУЛЬКО: Ну, в принципе.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ну, наверное, конечно, обязательно он будет показан в Москве.

Л.ГУЛЬКО: У нас с Вами есть композиции какие-нибудь из фильма?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Да, конечно. Давайте из первого фильма. Там вот песня.

Л.ГУЛЬКО: Как она называется?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: «Песня на башне», по-моему, она так идёт на диске.

Л.ГУЛЬКО: «Песня на башне» : Давайте послушаем, раз уж мы заговорили.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Да, седьмая, по-моему, там, седьмой трек.

(Исполнение песни «На башне»)

Д.ГУЛЬКО: Вот так. «Не бойся, я с тобой». А во второй части будут песни? Во второй части, в продолжении?

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Вы знаете, пока мы с Юлием Соломоновичем говорили о двух песнях, одну из которых будет (новых) исполнять Эльдар, а другую буду исполнять я. Видимо, в основном будут какие-то ремейки и так далее на старые песни – вот эта песня «На башне» и так далее.

Л.ГУЛЬКО: Давайте, мы закончим чуть попозже композицией.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Там «Урок борьбы» — любимая песня молодёжи про каратэ.

Л.ГУЛЬКО: «Спасибо за готовность возродить легендарную «Шахсенем». Семья (неразборчиво).

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Да, вот это очень приятно получить.

Л.ГУЛЬКО: Теперь дальше: «Полад, я помню Ваш концерт в Челябинске в 1972 году, полный воспоминаний. Роза».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Да, да, да. Это действительно была очень хорошая серия концертов в Челябинске. И я помню гостеприимный город, гостеприимного зрителя. И через столько лет ещё раз хочу поблагодарить за те бурные аплодисменты, за те цветы, которые приносили на концерты. Спасибо!

Л.ГУЛЬКО: И в одно слово написано: «где купить прекрасные диски Полада?». Анатолий.

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Вы знаете, диски не продают. Даже вот этот азербайджанский диск я его издал так сам, в подарок друзьям. Он не продаётся.

Я всё хочу создать свой сайт. Никак руки не доходят. Такой, с которого бы люди могли просто скачивать бесплатно, так сказать, те песни, которые понравились. Я обязательно это сделаю.

Ну, а издавать диски – это сейчас такое неблагодарное дело, потому что не успеешь их издать, как пиратские диски продают там, где-то в переходах метро. Поэтому, честно говоря, уже и исполнители, и композиторы как-то остыли к тому, чтобы издавать диски.

Л.ГУЛЬКО: И закончим мы нашу с Вами замечательную беседу, ну просто вот Светлана прислала нам СМС-ку: «Спасибо, что Вы есть».

П.БЮЛЬ-БЮЛЬ ОГЛЫ: Ой, спасибо, спасибо! Так пролетело время.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо Вам огромное! Творческих успехов! Удачи!

Народный артист Азербайджанской СМСР, композитор, певец, артист, посол Азербайджана в России Полад

Бюль-Бюль Оглы был в нашем эфире.

Заканчиваем мы песней, опять же, из фильма «Не бойся, я с тобой». Спасибо!

(Исполнение песни).


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире