'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 ноября 2010, 14:12

К. ЛАРИНА — Ну, что, начинаем программу «Дифирамб», и я сегодня с большой радостью представляю вам нашего гостя. Это Стас Намин. Здравствуйте, Стас Намин.

С. НАМИН — Здравствуйте. Очень приятно.

К. ЛАРИНА — Стас Намин. Великий человек, великий деятель.

С. НАМИН — Не преувеличивайте.

К. ЛАРИНА — Умеет всё. В этой жизни, по-моему, уже всё сделал. Или ещё что-то осталось? Что-то ещё не доделано?

С. НАМИН — Честно тебе скажу, не задумывался на эту тему, так что катит.

К. ЛАРИНА — Хорошая тема.

С. НАМИН — Само получается или не получается.

К. ЛАРИНА — Ну, давайте мы так представим: художественный руководитель Московского театра музыки и драмы, да?

С. НАМИН — Да.

К. ЛАРИНА — Театр Стаса Намина – так его все называют. И у нас, кстати, есть билеты на спектакли даже мне прислали, я тебе сейчас скажу, на что. Тебе будет интересно.

С. НАМИН — Угу.

К. ЛАРИНА — Значит, «Дом Бернарда Альбы».

С. НАМИН — Вот, один из моих любимых, кстати. Хотя у нас в стране мало, кто такой драматургией, вообще, увлекается, но это у нас очень серьёзный спектакль.

К. ЛАРИНА — Это Лорка?

С. НАМИН — Это Гарсия Лорка.

К. ЛАРИНА — И второй спектакль – «Три мушкетёра», это недавняя премьера.

С. НАМИН — Это, конечно, хит. Это там и знаменитая песня Дунаевского – «Пора, пора…», и всё, как надо. Очень симпатично получилось.

К. ЛАРИНА — У нас есть два названия, которые мы с вами разыграем, дорогие друзья. Что вам нужно для этого делать? Схема простая, как обычная. Мы сейчас начнём разговор со Стасом, а вы будете присылать свои вопросы на СМС +79859704545, и, естественно, телефон мы тоже включим 3633659, и по ходу дела разыграем пару билетов, отдадим, кому захотим, кто нам больше всех понравится. Поводов у нас много. Во-первых, был юбилей театра, хотя я прочитала на сайте театра, что он в 99 году… а почему 10 лет?

С. НАМИН — А как получается. Если у вас день рождения в декабре, у вас всего 1 месяц только этот год? Вот, вам 30 лет исполнилось, предположим…

К. ЛАРИНА — А… в течение всего года.

С. НАМИН — Вот, у нас весь этот год считается юбилейный, и мы в конце года сделали…

К. ЛАРИНА — Фестиваль такой.

С. НАМИН — Да, фестиваль, где подытожили 10-летний промежуток.

К. ЛАРИНА — Ну, я думаю, что мы с театральной темы начнём наш сегодняшний разговор, потому что репертуар, конечно, впечатляет. Тут тебе и Войнович, тут тебе Оскар Уайльд, тут тебе и «Алиса в стране чудес», и «Бременские музыканты», и, конечно же, классические «Волосы» и классический «Иисус Христос – суперзвезда», и, вот, «Дом Бернарда Альбы», про которые мы уже говорили, и, я смотрю, «Уроки Битлз» наконец-то появились, я всё думала – когда же они появятся, «Уроки Битлз».

С. НАМИН — Чтобы учиться было у кого. Так и есть.

К. ЛАРИНА — Вот, они появились. Да. Давай немножко про это поговорим. Как, вообще, формируется вся эта история? Это ты придумываешь как главный режиссёр?

С. НАМИН — Ну, да. Ну, куда деваться? Да, приходится.

К. ЛАРИНА — Это же куда ни плюнь, здесь как бы никаких нету… вернее, здесь всё – неожиданность, и всё – классика. Это очень ответственно.

С. НАМИН — Ну, собственно это и есть программная, такая репертуарная политика. Мы начали с мюзикла «Волосы» и решили, в общем, изначально, да, сделать такой театр мюзиклов первый, собственно, в стране. Репертуарно, я имею в виду. Потому что в основном мюзиклы у нас антрепризные в стране. И для этого мы сделали… сначала постепенно собирали такую труппу, в общем-то, из таких… из молодёжи, которая, вот, изначально имеет талант трёх профессий. Чтобы они уже пели хорошо, имели возможность, то есть могли бы научиться танцевать и, несомненно, актёрское мастерство. На западе это называется triple-track.

К. ЛАРИНА — А где учат у нас таких артистов?

С. НАМИН — Нигде не учат. Поэтому, собственно, мне было интересно сделать такой уникальный театр, которого у нас не было в стране. А на западе давно существует, то есть на этом и Бродвей построен, на этом построены, вообще, все мюзиклы. Triple-track – это такое название профессии, где актёр профессионально и полноценно владеет, вот, тремя этими направлениями. У нас ежедневная репетиция, там, больше 8 часов в день. Часто бывает – начинается с танцевального класса, потом три часа вокал, и после этого драматическое актёрское мастерство.

К. ЛАРИНА — Ну, подожди, они же все профессиональные, они же все приходят со специальным образованием, нет?

С. НАМИН — Кто-то профессиональный, действительно, но с профессионалами трудно, потому что они уже имеют штамп такой… какой-то актёр актёрства такого. Они очень многие уже испорчены. Поэтому, вот, я стараюсь выбрать именно тех ребят, которые, закончив, скажем, там, ГИТИС, тем не менее, остались с таким современным в мировом понимании актёрским ощущением сцены, такой естественностью. Но очень много ребят, которые просто талант имеют, и всё. И не то, что уступают, а где-то даже превосходят.

К. ЛАРИНА — А звезды свои есть?

С. НАМИН — Я бы даже сказал, что у нас больше половины звёзд просто потрясающих.

К. ЛАРИНА — Такого не бывает.

С. НАМИН — Как не бывает? Конечно, бывает.

К. ЛАРИНА — Звезда должна быть одна. Ну, максимум – две.

С. НАМИН — Нет. А что делать, если, действительно, талантов много? Вы знаете, как устроена общественная жизнь? Шоу-бизнес же примитивен. Кого показывают по телевизору, тот и звезда. А в действительности как получилось? И с театрами та же история. Как-то устоялось, что вот эти театры считаются популярные и хорошие. По правде уже давно там такая пошлятина, что дальше некуда, а всё равно так считается. Ну, как, вот, объяснить, например, что мой любимый театр, Мастерская Фоменко Петра, вот, где-то лет, там, 5 назад, как стал гением. А до этого его что, не было? Он в другой стране жил? Почему? Сейчас-то ему сколько лет, бедненькому? А он, вообще, с молодости был потрясающей талантливой личностью, и ничем не уступал своим талантом и раньше. Просто почему-то театральная мафиозность как бы о нём почему-то не особо говорили, и к концу жизни вдруг объявили, что он гений.

К. ЛАРИНА — Нет, ну, театральная-то всё-таки публика и театральные люди всегда знали, что Фоменко – это гений.

С. НАМИН — Ну, как бы, может, знали те, кто серьёзно этим интересуется, но почему-то средства информации молчали.

К. ЛАРИНА — Да, Бог с ними, с этими средствами информации.

С. НАМИН — А от этого многое, что зависит. Из-за этого ходят люди или не ходят. Всё-таки от этого же многое зависит.

К. ЛАРИНА — Ну, к вам ходят в театр?

С. НАМИН — Ну, к нам уже ходят, конечно, потому что нас уже узнали и без средств массовой информации, а в этом году мы, как бы, вот, решили в десятилетие своё показать, чем мы занимаемся и что мы сделали.

К. ЛАРИНА — Вот, пока ты говорил, я подумала, что такое театральная звезда. Есть же всё-таки некие критерии. Театральная звезда в труппе – это актёр, на которого специально ставится спектакль. Вот, такие люди есть.

С. НАМИН — Нет, у нас таких нет. У нас не потому, что нет таких звёзд. У нас сумасшедшие звёзды есть. Надо придти и посмотреть. Почему у нас аншлаги? Потому что те, кто один раз пришёл, уже потом ходит постоянно. Дело в том, что у нас просто в принципе репертуар другой. Мы не ставим на каких-то людей специальные спектакли. Я, наоборот, делаю репертуар из расчёта, вот, своего понимания программной политики, да, репертуарной, а уже потом мы думаем. У нас в результате получается, что на каждую роль, практически на каждую… «Портрет Дориана Грея»… у нас на Дориана Грея 4 человека, которые играют.

К. ЛАРИНА — Все красавцы?

С. НАМИН — Ну, не знаю… Я мальчиков не понимаю.

К. ЛАРИНА — А, вот, Оскар Уайльд понимал, между прочим.

С. НАМИН — Это правда. С зелёной гвоздикой… Но, во всяком случае, вот, когда мы сделали «Три мушкетёра», то Розовский Марк говорит – слушай, а где ж ты нашёл Д’Артаньяна? Да у меня 4 Д’Артаньяна. И потрясающие все четверо. Он пришёл посмотреть, рот открыл, говорит – ребят, вы просто вообще…

К. ЛАРИНА — Давай мы поставим «Три мушкетёра».

С. НАМИН — Кусочек, да? Причём, у нас все поют, понимаешь?

К. ЛАРИНА — Сегодня у нас будет цыганочка с выходом.

С. НАМИН — Вот, прежде, чем поставить, я вам скажу интересную вещь. Что, вот, эта профессия triple-track, когда все одинаково владеют тремя профессиями актёры, позволяет нам делать спектакли, где нет отдельно балетных, отдельно вокалистов и отдельно актёров, которые, там, драматических, а все это одни и те же люди. Вот, 40 человек. 20 мальчиков, 20 девочек, а все практически репертуар играют постоянно.

К. ЛАРИНА — Давайте послушаем фрагмент из «Трёх мушкетёров», потом продолжим.



Фрагмент из «Трех мушкетёров»



К. ЛАРИНА — Ну, роскошно. Я, пока шла эта фонограмма, спросила у Стаса, вживую ли поют люди на сцене.

С. НАМИН — Конечно. Только.

К. ЛАРИНА — Всегда вживую?

С. НАМИН — Других вариантов нет.

К. ЛАРИНА — А музыканты есть свои?

С. НАМИН — В каких-то спектаклях есть, конечно же, и они, естественно, играют… и «Jesus Christ Superstar», и «Волосы» всегда. Но, например, «Балаганчик» мы сделали, где Никиты Богословского музыка – она записана, то есть там оркестр, и так далее. Какие-то спектакли живьём, какие-то – так. Но вокал и драматическая часть, несомненно, только живьём.

К. ЛАРИНА — А из ближайших премьер, ну, вот, «Портрет Дориана Грея»… это чья музыка?

С. НАМИН — Это, вообще, весь мюзикл американский.

К. ЛАРИНА — Подожди, он существует уже?

С. НАМИН — Нет, мы получили мировые права. Сначала в Москве, а после этого будет уже в Америке идти. Вот, и приезжал сюда на премьеру автор, Рэнди Боузер, и, в общем, как бы в восторге уехал, сейчас мы, наверное, гастролировать будем по штатам с этим спектаклем. Там очень интересно получилось. С одной стороны, действительно, всё поётся и играется очень здорово. С другой стороны, мы взяли текст, практически не изменили Оскара Уайльда, взяли просто оригинальный текст, весь драматический текст слово в слово Оскара Уайльда, а музыкальный текст как бы написан Рэнди Боузером – и текст, и музыка. При этом мы использовали компьютерную графику, поэтому у нас портрет, вот, вся трансформация портрета мистическая проходит на глазах у публики.

К. ЛАРИНА — Страшно.

С. НАМИН — Появляются морщины, он стареет, страшнеет. Во всяком случае, мурашки по телу идут.

К. ЛАРИНА — Надо «Дориана Грея» сразу послушать.

С. НАМИН — Давай.

К. ЛАРИНА — Я ставлю.

С. НАМИН — Давай.



Фрагмент из «Портрета Дориана Грея»



К. ЛАРИНА — Вот, финал… говорит…

С. НАМИН — Финал, финал.

К. ЛАРИНА — А что он такой весёлый?

С. НАМИН — Там, в общем, прикольно. Там одновременно происходит и то, и то.

К. ЛАРИНА — Там же кончается… страшная же сказка.

С. НАМИН — А?

К. ЛАРИНА — Сказка-то страшная.

С. НАМИН — Ну, с одной стороны, действительно, там есть, что страшного, там есть очень много эпизодов страшных, но когда он уже умирает, тогда, вот, как бы… цинизм общества существующего, символом которого там сэр Генри является, да?

К. ЛАРИНА — Угу.

С. НАМИН — Заключается в том, что он… ну, он, вот, помер и стал похож на портрет, а обществу, вообще-то, как бы по боку, мягко говоря, да? И они говорят, что он как бы неважно выглядит сегодня, а то вы такой красавчик были, и в результате… поэтому там, с одной стороны, юмор и, конечно, стёб есть определённый, а с другой стороны очень всё жёстко, и, я говорю, мурашки по телу проходят.

К. ЛАРИНА — Стас, а, вот, «Алиса в стране чудес» — это же на Высоцкого вариант?

С. НАМИН — Да.

К. ЛАРИНА — Он нигде не ставился никогда.

С. НАМИН — Самый классический, да, он никогда не ставился.

К. ЛАРИНА — Есть только пластинка.

С. НАМИН — Да, была только пластинка, известная, многими любимая, и, вот, мы решили сделать наконец из этого мюзикл. Переанжировали песни Высоцкого, оставив его же мелодии, оставив его же, естественно, стихи, но сделали это в форме мюзикла, и получился просто очень смешной, очень весёлый динамичный, и, вообще, очень хороший спектакль, честно вам скажу.

К. ЛАРИНА — А что там с авторскими правами? Как, вообще…

С. НАМИН — Ну, мы взяли авторские права официально. Как ещё бывает? У нас только так может быть в официальных театрах.

К. ЛАРИНА — Потому что я когда увидела в афише «Алису в стране чудес», я как-то удивилась про себя, думаю – а почему же раньше не ставил, ведь всё готовое уже.

С. НАМИН — Да, вообще, странная ситуация. Оказывается, не ставили не только «Алису в стране чудес», не только Высоцкого. Вообще, в мире нет мюзикла «Алиса в стране чудес», только фильмы. Это, вообще, странная вещь. Мне в голову не приходило.

К. ЛАРИНА — Странно, потому что она просто так и просится в музыкальный спектакль, да?

С. НАМИН — Или, например, представляешь, «Три мушкетёра» тоже нет мюзикла, только фильм.

К. ЛАРИНА — Ну, как, у нас-то был спектакль.

С. НАМИН — Ну, был, но сейчас-то нету.

К. ЛАРИНА — В ТЮЗе, Качан играл.

С. НАМИН — Это правда, но сейчас-то нет. А странно. Как это может быть? Вообще, это классическая история, которая всегда должна быть в репертуаре всех театров. Ну, не всех, конечно.

К. ЛАРИНА — И во Франции нет?

С. НАМИН — Нет. Нету. Вот, а больше того, я вам скажу, мы сделали «Битлз», и оказалось, что «Битлз» тоже нет мюзикла.

К. ЛАРИНА — Так там же Йоко Оно везде порылась, всё запретила.

С. НАМИН — Ну, Йоко Оно – это вообще отдельное явление природы, не буду сейчас обсуждать, это как бы…

К. ЛАРИНА — Вот, слушайте, не будет проблем с Йоко Оно?

С. НАМИН — Ну, вот, может, конечно, быть, потому что она сумасшедшая, у неё могут быть… она же всю жизнь пытается…

К. ЛАРИНА — Она же там отслеживает каждое упоминание.

С. НАМИН — Ну, вроде она всю жизнь была моя подружка. И она ко мне сюда приезжала, и я к ней приезжал, и вроде мы как бы… но это ничего не значит, у неё с головкой бо-бо… ну, посмотрим, во всяком случае, получился великолепный мюзикл, и вчера была премьера, и народ просто… ну, очень хороший, весёлый и грустный одновременно.

К. ЛАРИНА — Ну, там же сюжет есть какой-то? Это же не просто…

С. НАМИН — Там тема есть. Тема — как «Битлз» попали в школу к детям. Ну, не к детям, а к ученикам. Причём, в какой стране, не играет роли. Потому что то же самое было и в Англии, и в Америке, и в России. И момент, когда старшее поколение с трудом воспринимало, но восприняло всё равно, а дети сразу восприняли как что-то новое, как окно в свободу, ну, это очень весело, смешно, с юмором, и очень хороший спектакль. Главное, что поётся великолепно.

К. ЛАРИНА — А поются на английском?

С. НАМИН — Песни?

К. ЛАРИНА — Да.

С. НАМИН — Ну, что вы, издеваетесь, что ли?

К. ЛАРИНА — На русском?

С. НАМИН — Как можно петь Битлз по-русски?

К. ЛАРИНА — По-русски? А пели.

С. НАМИН — Ну, нет. Вообще, придурков много, я понимаю, да.

К. ЛАРИНА — Ещё как пели.

С. НАМИН — Я знаю, знаю. Мне просто в голову не приходило, я забыл уже про сумасшедших.

К. ЛАРИНА — Хотел бы я иметь собачку, чтобы водить её на поводочке…

С. НАМИН — Ну, наверное, уже, кто пел, наверное, уже собачку купил, и кончилась музыка.

К. ЛАРИНА — Ну, подожди, ты так удивляешься. А всё остальное-то на русском у тебя поют? И «Иисус Христос – суперзвезда» на русском?

С. НАМИН — Ну, что вы, конечно, на английском.

К. ЛАРИНА — На английском, да?

С. НАМИН -Конечно, на английском. Сейчас мы делаем вариант, вот, с Тим Райсом вместе работает Светлана Дубовицкая, великолепная поэтесса, которая работает прямо с Тим Райсом по каждому слову, и, вот, мы в следующем году планируем сделать премьеру на русском языке, но это отдельная серьёзная вещь. Пока Тим Райс лично сам как автор текста не утвердит, то мы даже и вслух это говорить не будем. Сейчас мы работаем в оригинале на английском языке точно, как была выпущена первая пластинка с Ян Гилланом, вот, именно в этом стиле, не переаранжировывая, никаких римейков. Один в один.

К. ЛАРИНА — Стас Намин в нашей студии. Мы продолжим после выпуска новостей.



НОВОСТИ



К. ЛАРИНА — Напомню, что сегодня в нашей студии Стас Намин. Мы начали говорить о Театре музыки и драмы Стаса Намина, который находится в Парке Культуры, да? Как там точно до него добраться-то, Стас, скажи.

С. НАМИН — Ну, вот, он находится на набережной, там, где идёт, вот, новый мост построили пешеходный, да, Андреевский, так называемый. Это называется Пушкинская набережная, очень красиво.

К. ЛАРИНА — Красиво.

С. НАМИН — Поэтому да.

К. ЛАРИНА — Я даже не знала, что в Москве есть Пушкинская набережная.

С. НАМИН — Представляешь себе, я тоже не знал. Думал — как она называется? Оказывается, Пушкинская. Но она красивая, действительно, поэтому она не порочит великое имя, и у нас прямо на этой набережной вот этот Зелёный театр знаменитый, да, где наш центр уже 20 лет существует. И в этом центре мы часть одну, пилон, так скажем, крыло одно, вот, этого вот Зелёного театра превратили в нормальный зал, очень красивый, уютный, на 250 мест, который круглый год работает, у нас почти каждый день спектакли, и, вот, добираться, как от.. метро Октябрьская или Шаболовка, или Фрунзенская через мост.

К. ЛАРИНА — Ну, вообще, такое место не очень театральное?

С. НАМИН — Да, но, тем не менее, ходят люди с удовольствием. И на машине можно подъехать прямо к входу в театр. Там можно заехать с Ленинского проспекта в парк Горького, там есть заезд такой сверху, к набережной, и налево прямо к входу буквально стоянка великолепная, так что со всех сторон удобно.

К. ЛАРИНА — Я всё думаю, возвращаясь к началу нашего разговора по поводу Фоменко ты сказал, что там театральные критики, не замечали, но там другая история, я всё думала про твой театр. Я тоже не вижу никаких рецензий про театр.

С. НАМИН — Ну, надо делать, заниматься этим, а я не хочу заниматься.

К. ЛАРИНА — Может, они не могут определить, куда, вообще, поставить, в какую нишу. Что это – музыкальный театр или что это такое?

С. НАМИН — А я не хочу на эту тему заморачиваться. Потому что я, вот, мне интересно делать то, что мы делаем, да? Что, собственно, как я попробую сейчас сформулировать. Но с одной стороны – да, действительно, мюзикл. Но просто мюзикл такого водевильного типа – он меня никогда не интересовал, потому что это ближе к эстраде, а эстрада меня, честно говоря, не очень интересует. Поэтому такие примитивные мюзиклы, где там все пляшут и улыбаются нарочито типа оперетты, ну, как бы что этим заниматься? Неинтересно. Поэтому мне было интересно заниматься драматическим театром, а если уж мы говорим о мюзикле, то драматический мюзикл – это как раз то, что даже на Бродвее, в общем-то, редко встречается, честно говоря, потому что это значит когда мюзикл как бы не приносит в жертву драматическую часть, и, вот, как бы драма таковая театральная, где зритель вовлечён и зритель как бы, ну, мы это говорим, там, мурашки по телу бегают. Тем не менее, это когда действительно ты… это момент самовыражения, довольно серьёзный момент, поэтому мы можем ставить даже не обязательно, там, «Портрет Дориана Грея», но даже такие мюзиклы, как «Три мушкетёра», хотя это, в общем, простая такая история, но она не такая уж и простая, если говорить оригинал, правда? И там есть моменты, где тоже переживают люди. А уже 10 лет на сцене у нас идёт «Волосы», где просто плачут люди, и в «Иисус Христос – суперзвезда», интересно, мы ставим на английском языке, и приходят бабушки, не только молодёжь, которые вообще не знают английский язык и не представляют, что такое рок-опера, и плачут.

К. ЛАРИНА — Они знают, кто такой Иисус Христос.

С. НАМИН — Да, они лучше знают Новый Завет, да. Сюжет знакомый. Но главное, что, вот, мы упор делаем на актёрской игре, прежде всего на настоящем вокале, таком серьёзном, который сам по себе трогает, и на режиссёрской постановке. Правда, конечно, у нас и костюмы великолепные. Сейчас «Дориан Грей», викторианская эпоха такая, ярко выраженная. И в «Алисе в стране чудес» там такие смешные костюмы, там просто зайцы бегают вокруг, там толстопузики сталкиваются пузами. Там летает Алиса, ты знаешь, летит у нас прям.

К. ЛАРИНА — Вообще, молодец, конечно, я смотрю – каждый день спектакли идут. Люди, у которых театр появляется, а им не очень понятно, что там делать, они без конца свою площадку сдают. Есть же у нас такие театры, которые просто сами играют очень мало, а сдают в основном, вот… а ты сдаёшь свою сцену…

С. НАМИН — У нас времени нет. У нас есть какие-то наши близкие люди, которые иногда у нас что-то мы там делаем с ними вместе, но это только кто нам по духу подходит, это наши друзья. Чужим не сдаём никогда.

К. ЛАРИНА — А не много ли театров в Москве, на твой взгляд? Тут, вот, появился такой новый тренд появился в чиновничьей среде – а не много ли тут у вас в Москве театров?

С. НАМИН — Тут у вас в Москве.

К. ЛАРИНА — Да.

С. НАМИН — Честно говоря, я-то знаю немного. Я, там, знаю, вот, все, которые мы все знаем, да? И, в общем, особенно, там, не могу сказать, ну, сколько мы можем с вами перечислить. Ну, 20?

К. ЛАРИНА — Нет, ты что, больше.

С. НАМИН — 30? Нет, конечно, больше.

К. ЛАРИНА — Штук 100, наверное.

С. НАМИН — Да, но знаем-то 30 мы. Вот, так всерьёз, если перечислить. 30 театров, правда?

К. ЛАРИНА — Угу.

С. НАМИН — А остальные — не знаю, где, и про что там речь идёт.

К. ЛАРИНА — А есть театры, в которые вообще никто не ходит, а они существуют по инерции, что они были при советской власти.

С. НАМИН — Это же у нас распил бюджетных средств. Ну, пилят себе там аккуратно.

К. ЛАРИНА — С другой стороны, мы сейчас с тобой разговаривают на фоне истории, которая меня невероятно волнует. Это история с Димой Бертманом и с театром «Геликон-Опера».

С. НАМИН — Да, это настоящий театр.

К. ЛАРИНА — Который столько лет, вообще, добивался реконструкции сцены, потому что это потрясающий театр, театр, вообще, лицо музыкального театра.

С. НАМИН — Конечно.

К. ЛАРИНА — Вот, смею утверждать – не Большой театр, а «Геликон», да? И они всё время ютились, у них было очень маленькое помещение. Наконец-то началась реконструкция. Тут же возникла там у них спорная ситуация с охранниками памятников, с Архнадзором, и в итоге сейчас заморозили строительство…

С. НАМИН — Да. Ну, по большому счёту, никакой спорной ситуации нет.

К. ЛАРИНА — … в конференц-зале играют у нас здесь, понимаешь?

С. НАМИН — Вообще, спорная ситуация новостная, такая за уши притянутая. По большому счёту, никакого спора нет. Просто хотят у них отнять, просто даже поживиться, и больше ничего. Придумывают… У нас тоже самое было, ещё в предыдущей власти, не буду называть фамилии. Они тоже у нас придумывали какие-то памятники архитектуры. А как им ещё отнять? Как им, вообще, легально, чтоб к ним не придрались, отнять у кого-то помещение? Назвать это памятником архитектуры и запретить там всё делать, и выгнать всех, а потом забрать уже себе. Поэтому это обычный механизм, который ещё придуман предыдущей московской властью, срабатывал он великолепно, всё очень было хорошо. Ну, и, вот, тоже самое происходит сейчас с «Геликоном», пытаются у него… хотя идиотизм полный.

К. ЛАРИНА — Потому что место ж такое хлебное в самом центре.

С. НАМИН — Точно. Тут вопрос только денег. Хотят немножко наживиться.

К. ЛАРИНА — Вся эта история, я вспоминаю аналогичный случай, была с Анатолием Васильевым, когда у него отобрали целую сцену, мотивируя это тем, что, вот, негде играть, проект «Открытая сцена», он должен где-то находиться, отобрали здание у гения.

С. НАМИН — Но там был нюанс. Он, несомненно, потрясающий режиссёр, он у меня преподавал 2 года.

К. ЛАРИНА — Но там ничего не происходит. Она как стояла, так и стоит. Он и её сдают, антрепризно.

С. НАМИН — Это правда, абсолютно, да… В принципе, ну, они придрались к тому, что Толя делал один спектакль в три года, и поэтому было за что придраться, несмотря… но то, что сейчас всё равно используется невнятно, это, несомненно, факт.

К. ЛАРИНА — А ты не хочешь нового здания? Тебя устраивает?

С. НАМИН — Да хотеть не запрещается… Да, вообще, скромно сидим у себя в Зелёном театре, это наш центр, там не только театр, у нас там студия звукозаписи, у нас там студия изобразительного искусства, балетная… Там у нас дизайн-студии, там, я не знаю, фотографические… то есть у нас как был культурный центр так называемый, хоть это и банально звучит, но, тем не менее, этот центр и остался. И мы на каком-то новом витке, конечно, мечтает сделать реконструкцию. Я надеюсь, уже новая власть будет не столь бюрократична, как предыдущая.

К. ЛАРИНА — Московскую ты имеешь в виду?

С. НАМИН — Московскую, конечно. Я имею в виду, что у нас последние 6 лет была борьба тоже, как сейчас у Димы Бертмана, такая же борьба, я сейчас не буду называть фамилии разных, там, крутых ребят.

К. ЛАРИНА — А что, покушались, посягали?

С. НАМИН — Ещё как. Один мальчик, который себе памятник бронзовый поставил на Родине, настроен был так серьёзно, он же дружил с сильным мира сего с одним, который сейчас разводит в Австрии.

К. ЛАРИНА — Ни одной фамилии не назвал. Вот мастерство!

С. НАМИН — Про пчёл сказал же. Пчёлы и Австрия.

К. ЛАРИНА — Конечно же.

С. НАМИН — А что, есть вопросы, кто?

К. ЛАРИНА — Да нет, мне-то понятно. Слушайте, чтобы дать слово слушателям обязательно, чтобы они задали свои вопросы Стасу Намину. Я всё-таки пару вопросов задам общественно-значимых, поскольку невозможно их не задать. Первый вопрос – это знаменательная встреча музыкантов с президентом Российской Федерации на территории ритм-блюз-кафе, собственно, к которому ты имеешь также непосредственное отношение. Почему там не было Стаса Намина, на этой встрече?

С. НАМИН — Ну, во-первых, там меня особо никто туда и не зазывал сильно.

К. ЛАРИНА — А как хозяин?

С. НАМИН — Ну, вообще, честно скажу, что у меня близость к мужскому телу, даже если это президент страны, меньше возбуждает, чем к женскому.

К. ЛАРИНА — То есть лучше подальше держаться?

С. НАМИН — Да не то, что подальше. Я с удовольствием, если б мне позвонил, например, Дмитрий Анатольевич, сказал – я, вот, кроме Deep Purple, ещё хочу послушать… Кстати, между прочим, он на каком-то нашем концерте однажды вышел на сцену и попросил сфотографироваться с группой. Он поклонник наших песен, и слава Богу. Я очень хорошо отношусь в этом смысле, ничего плохого не вижу в этом, но так, вот, эти встречи, мне это сразу напоминает хрущёвские встречи с интеллигенцией советской. Ну, что встречаться с интеллигенцией-то? Мне кажется, пиаровский ход. Не моё немножечко. Но, по большому счёту, меня никто туда не зазывал, не выламывал мне руки.

К. ЛАРИНА — Подождите, ну, вот, Андрей Вадимович – он же твой партнёр по бизнесу.

С. НАМИН — И друг. И что?

К. ЛАРИНА — И друг, и партнёр. Мне просто интересен механизм принятия решения.

С. НАМИН — Он знает мои в жизни принципы, устои.

К. ЛАРИНА — Он типа как бы не трогал и не обращался.

С. НАМИН — Конечно, он знает, что я люблю. Если я не ем мяса, то что мне предлагать баранину? Простите, получился неудачный пример.

К. ЛАРИНА — Но с другой стороны, если тело президента в данном случае тебя не слишком возбуждает… не возбуждает…

С. НАМИН — Я и говорю, что мужское меня не возбуждает. Если бы женщина была президент, то, может, я и пришёл бы, если красивая.

К. ЛАРИНА — Стас, я к чему веду? А, вот, что тебя заставило придти на очередное заседание Хамовнического суда и выслушать речь Михаила Ходорковского?

С. НАМИН — Да, ну, я как-то даже… это темы какие-то такие.

К. ЛАРИНА — Ну, почему?

С. НАМИН — Я, вообще, дружил всю жизнь с ними…

К. ЛАРИНА — То есть ты за этим как-то следишь?

С. НАМИН — Платон Лебедев – мой близкий друг много лет. Вот, лет, наверное, 20, вот так. Такой, серьёзный друг, не просто я слышал, знаю, что-то такое, а мы дружили очень близко, ездили неизвестно куда вместе. Ну, и как? Естественно, я даже не стану обсуждать… это неправильно. Это не связано с политикой никак. Это связано с нормальными человеческими отношениями, которые не должны меняться от того, где человек – в тюрьме или не в тюрьме. Я знаю, что он настоящий мужик в самом лучше смысле слова. Я этому человеку могу доверить жизнь, зная, что он никогда в жизни не продаст и не подставит. Для меня это очень важно. Таких людей мало в жизни.

К. ЛАРИНА — А какое впечатление на тебя, вообще, произвела вся эта история с этим судом?

С. НАМИН — Вообще, всё сложно. Суд, конечно, фарс, это понятно. Про суд я даже не… а вся история, вообще, очень сложная. Для того чтобы квалифицировать как-то то, что происходит, вот, сейчас по-большому счёту, какие там разборки, между кем и на чём они основаны. Для того чтобы что-то говорить внятно, нужно знать по-настоящему то, что там было в момент, когда всё это началось. Я не могу вам сказать, откуда я знаю. Там же были личные встречи и какие-то личные разборки. Я не знаю, что там было. И не хочу догадываться. Я могу сказать, что, конечно, я с этими двумя ребятами дружу, а Платон Лебедев просто мой близкий друг. И никогда это не поменяется независимо ни от чего. Я знаю, что они очень достойные честные люди.

К. ЛАРИНА — Это Стас Намин, который сейчас возьмёт наушники и выслушает несколько приятных слов по телефону прямого эфира. 3633659 – наш телефон. У нас остаётся не так много времени до конца эфира, но, собственно, последняя часть этой программы – она как раз посвящена вашим вопросам, уважаемые друзья, на любые тему. Я думаю, что если на какие-то вопросы, может быть, Стас не захочет отвечать, он вам тут же об этом скажет. Он человек в этом смысле простой. Алло, здравствуйте, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ — Вопрос Стасу. Скажите, пожалуйста, при постановке мюзикла «Три мушкетёра» что было самым смешным, может быть, или очень запоминающимся?

К. ЛАРИНА — Расскажите забавную историю.

СЛУШАТЕЛЬ — Забавную историю.

К. ЛАРИНА — Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Станислав.

К. ЛАРИНА — Станислав, может, вас позвать на «Три мушкетёра»?

СЛУШАТЕЛЬ — А почему бы и нет?

К. ЛАРИНА — 22 ноября.

СЛУШАТЕЛЬ — 22?

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Идёт.

К. ЛАРИНА — Идёт, всё.

СЛУШАТЕЛЬ — 2 билета, да?

К. ЛАРИНА — Да, 2 билета, конечно, всё для вас.

СЛУШАТЕЛЬ — Спасибо.

К. ЛАРИНА — Так, телефон мы ваш записали. Сейчас Стас ответит вам что-нибудь интересное про репетиционный период.

С. НАМИН — Ну, во всяком случае, да, наверное, надо бы рассказать, что, помимо того, что там поют здорово, все танцуют и играют, там ещё есть каскадёрские драки.

К. ЛАРИНА — То есть там что, фехтуют?

С. НАМИН — По-настоящему.

К. ЛАРИНА — Сейчас уже никто не фехтует в театрах.

С. НАМИН — По-настоящему фехтуют, не просто фехтуют.

К. ЛАРИНА — Потрясающе.

С. НАМИН — То есть у нас Гриша Бродский, который один из… кто играет Д’Артаньяна у нас, он получил себе шпагой, вот, буквально перед премьерой и лежит в Первоградской сейчас. Вот, до такой степени, причём с шариком, там, знаете, как это завёрнуто, всё равно раздроблена кость.

К. ЛАРИНА — Да ты что?

С. НАМИН — Да. То есть там настоящие серьёзные фехтовальные бои, кроме всего прочего.

К. ЛАРИНА — Джигитовки…

С. НАМИН — Слушай, ну, во всяком случае, да, такой красивый смешной спектакль, где у нас был кусочек… у нас же капустник был 8 ноября такой, где, когда вышли 3 мушкетёра, 4-ым вышел Максим Дунаевский, Д’Артаньяна играл первый раз в своей жизни, и спел партию всю полностью, и было всё великолепно со шпагой в руках. Мог кого-нибудь и проткнуть, если, там, я не знаю…

К. ЛАРИНА — Чтобы кто-нибудь разговорился не на шутку. Давайте ещё телефонный звонок, пожалуйста, алло, здравствуйте, алло, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА — Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Антон, Москва.

К. ЛАРИНА — Пожалуйста, Антон.

СЛУШАТЕЛЬ — Вопрос такой. На пластинке Кейта Ричардса… там слова благодарности написаны, вот, Стасу и Сергею Ворону, в связи с чем это связано?

С. НАМИН — Трудно себе представить такие вещи, знаете.

К. ЛАРИНА — А откуда вы это знаете?

СЛУШАТЕЛЬ — Видел пластинку.

С. НАМИН — Ну, вы знаете, вообще…

К. ЛАРИНА — Спасибо.

С. НАМИН — За последний год это самый удивительный вопрос, который мне пришёл, потому что, во-первых, Кейт Ричардса мало кто знает, во-первых, Rolling Stones мало кто знает у нас в стране.

К. ЛАРИНА — Давай запишем Антона. Мы записали телефон. Я просто не хочу его на «Бернарда Альбу» его звать…

С. НАМИН — На рок-н-ролл какой-нибудь… на «Волосы».

К. ЛАРИНА — Давай мы запишем телефон и позовём его, потому что такой человек… такой вопрос задал, да?

С. НАМИН — Это удивительный вопрос, потому что, во-первых, мало кто знает, что Кейт Ричардс выпускает или выпускал свои собственные пластинки. Та, о которой вы говорите, называлась «Ток из чип» — ляля недорого стоит по-русски переводится.

К. ЛАРИНА — Хорошо.

С. НАМИН — Вот, и, там, действительно, он пригласил участвовать каких-то ребят, куда вы тоже попали. Это Том Уэйтс там был, ещё… а мы с Серёжей Вороном, действительно, так дружили с ним очень много, и тогда в Нью-Йорке вместе что-то гастролировали, и там немножко похулиганили на записи, действительно.

К. ЛАРИНА — И это зафиксировано в истории?

С. НАМИН — Мало кто об этом знает, мне трудно представить, откуда он вычитал.

К. ЛАРИНА — Ну, видишь, человек какой. Значит, следит.

С. НАМИН — Приходите на наши «Волосы» и получите кайф.

С. НАМИН — Да, Антон, мы вам после программы позвоним и скажем, как это сделать.

С. НАМИН — Или «Уроки Битлз», тоже потрясающе.

К. ЛАРИНА — Или «Битлз», да, выберете сами.

С. НАМИН — Как хотите.

К. ЛАРИНА — За такой вопрос, вообще, можно абонемент подарить. Давайте ещё звонок. Пожалуйста, алло, здравствуйте. Алло, алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Добрый день.

К. ЛАРИНА — Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ — Скажите, это я в эфире относительно Стаса Намина?

К. ЛАРИНА — Относительно Стаса Намина, да.

СЛУШАТЕЛЬ — Да, простите, это Ксения?

К. ЛАРИНА — Ну, говорите уже быстрее, время идёт…

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, как быстрее? Я же сосредотачиваюсь. Я говорю очень быстро. Моя фамилия – Грабарь. Зовут меня Марина. Я с 40-летним телевизионным стажем. Я хочу именно персонально Стасу Намину сказать слова такой теплой чистой и нежной благодарности и объясню, по каким причинам.

К. ЛАРИНА — Это очень долго.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, хорошо, я знаю весь репертуар, вы, между прочим, Ксения, с ним болтали 40 минут, отгораживая его от всех тех, которые… ему сказать.

К. ЛАРИНА — Ну, давайте быстрее что-нибудь скажите и всё.

СЛУШАТЕЛЬ — А что я должна сказать…

К. ЛАРИНА — Всё, спасибо, до свидания. Это такие поклонники, да? Это проявление любви такой к тебе, Стас Намин, сумасшедшей.

С. НАМИН — Спасибо большое.

К. ЛАРИНА — И вам спасибо. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

К. ЛАРИНА — Да, говорите, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Это с вами говорит поклонница Театра Стаса Намина, я недавно была на спектакле «Последнее искушение апостолов».

К. ЛАРИНА — Так.

СЛУШАТЕЛЬ — Спектакль прошёл 2 часа на одном дыхании. Никто не дышал, никто не шелохнулся, это просто было потрясающе, впечатление огромное.

К. ЛАРИНА — Вот, вы говорите – у меня прям мурашки. Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ — Меня зовут Лидия Сергеевна.

К. ЛАРИНА — Лидия Сергеевна, а вы много спектаклей смотрели в театре у Стаса?

СЛУШАТЕЛЬ — Я посмотрела там несколько спектаклей, причём в разные годы. Вот, например, я была на спектакле «Балаганчик» как-то несколько лет назад, это была весна, и настолько меня потряс этот спектакль, что я, не поклонница Блока, я вышла какая-то окрылённая совершенно. Мне показалось, что на улице весна, что ясно светит солнце, оно действительно светило, но я всё это почувствовало, это было замечательно, мне понравился спектакль, в котором читают стихи Блока, сложные стихи, необыкновенно здорово и с пониманием, и доходит до зрителя, до меня, великолепно совершенные были декорации, костюмы, вот, в духе 20-х годов. Ну, в общем, замечательно.

К. ЛАРИНА — Скажите, а вы смотрели «Дом Бернарда Альбы»?

СЛУШАТЕЛЬ — Да, смотрела этот спектакль. Мне понравилась там одна актриса особенно. Ну, если можно, я назвала имя…

К. ЛАРИНА — Ну, назовите.

СЛУШАТЕЛЬ — Задонская. Вы знаете, я обратила внимание, вот, сейчас как раз в «Последнем искушении апостолов» я вдруг увидела, что играет Задонский. Наверное, люди связаны между собой…

С. НАМИН — Да, это муж её.

СЛУШАТЕЛЬ — Потрясающе совершенно.

К. ЛАРИНА — Я не могу. Человека надо приглашать в театр. Это неприлично после таких слов.

С. НАМИН — Да, обязательно.

К. ЛАРИНА — Давайте запишем ваш телефон. Ещё раз ваше имя? Лидия Сергеевна.

СЛУШАТЕЛЬ — Лидия Сергеевна, да.

К. ЛАРИНА — Лидия Сергеевна, а на что бы вы хотели пойти? На какой спектакль? Что вы не видели?

СЛУШАТЕЛЬ — Я не видела, кстати, «Мушкетёров».

К. ЛАРИНА — Позовём?

С. НАМИН — Да.

К. ЛАРИНА — Всё. Сейчас мы вас записали и позовём вас на «Мушкетёров». Всё, спасибо вам огромное, спасибо.

С. НАМИН — Вы знаете, кстати, «Последнее искушение апостолов» — это очень серьёзный сложный спектакль. Это, вообще-то, драматическая поэма. Весь спектакль в стихах, представляете себе? То есть, вообще, трудно представить… я, вообще, сам, когда хожу в средние театры, я просто засыпаю, а тут ещё в стихах, то есть сразу заснуть можно. И то, что удалось нам поставить спектакль, где совершенно правильно говорит…

К. ЛАРИНА — Лидия Сергеевна.

С. НАМИН — Правильно Лидия Сергеевна, что два часа – люди через минуту забывают, что это стихи, и просто невозможно оторваться, а суть, смысл спектакля довольно неожиданный. Это жизнь апостолов в первые три дня после распятия Христа. Что, собственно, было? Верили они или не верили? Что происходило по-настоящему? Кто правда верил, а кто хотел вложить в перста, тогда только поверил бы? И, вообще, там очень всё по Новому Завету, никакой импровизации нет, И патриархия приняла этот спектакль, мы играли уже на таких серьёзных православных наших праздниках, и на пасхальном фестивале, кстати… там нет музыки… в смысле, музыка есть, но она фоновая. Такой… никакой не мюзикл, это просто настоящий драматический спектакль. Очень серьёзный, очень достойный, но он не развлекательный совсем.

К. ЛАРИНА — А если говорить о спектаклях с музыкой Стаса Намина, наверное, стоит назвать «Снежную королеву», там…

С. НАМИН — Ну, это детский… там такая хорошая романтическая детская история. Сейчас как раз Новый год, мы играть будем…

К. ЛАРИНА — У нас там есть «Снежная королева»? Давай мы дадим «Снежную королеву», да? Сейчас послушаем «Снежную королеву» давайте, потом у нас останется несколько минут уже на прощание.



Фрагмент из «Снежной королевы»



К. ЛАРИНА — Это «Снежная королева».

С. НАМИН — Финальная песня, когда лёд растаял и Каин вернулся.

К. ЛАРИНА — Да, классно, да, да. Мы, может быть, скажем ещё несколько слов о том, что сейчас готовится, раз уж мы сегодня так о театре в основном говорим, что ещё впереди будет.

С. НАМИН — Ну, впереди много чего. Знаете, когда 6 премьер…

К. ЛАРИНА — А ты быстро спектакли делаешь?

С. НАМИН — Да…

К. ЛАРИНА — А как ты так быстро? Люди, вообще, мучаются, годами ставят спектакли.

С. НАМИН — Ну, не знаю, у меня так, кстати, с музыкой получается, не заморачиваюсь.

К. ЛАРИНА — Это же не просто набор номеров, у тебя какая-то идея в голове возникает?

С. НАМИН — Ну, конечно, работать приходится. Да, конечно.

К. ЛАРИНА — Ну, и на что, на кого похож режиссёр Стас Намин?

С. НАМИН — На сумасшедшего.

К. ЛАРИНА — Нет, это как бы не обсуждается, это понятно.

С. НАМИН — У меня такая труппа потрясающая, такие ребята, которых я, во-первых, обожаю, и они, действительно, такие талантливые, такие настоящие. Вот, даже не актёры, они просто настоящие ребята.

К. ЛАРИНА — Они кто-нибудь слушают сейчас нашу встречу?

С. НАМИН — Не знаю. Нет, у них сегодня в этой… как называется… Luxury Village.

К. ЛАРИНА — А, в Барвихе. Они развлекают новых русских, да. А фестивали, гастроли, фестивали… как-то в фестивальном движении участвовать?

С. НАМИН — Во-первых, мы только что ездили в большой тур по Дальнему Востоку – Владивосток, Находка, там, Хабаровск… Кроме всего прочего, там через край на английском языке, битком абсолютно принимали как сумасшедшие… но интересно, что, вот, у нас какие-то совершенно неожиданные спектакли идут для народа. Нам не приходило в голову, что на английском языке захотят рок-оперу слушать во Владивостоке, Находке.

К. ЛАРИНА — Ну, а что, там люди тоже… быстрее, между прочим, чем до нас доходит.

С. НАМИН — Потом мы ездили в разные гастроли, там, мы возили в Лос-Анджелес и Нью-Йорк, это вообще уникальная вещь, потому что как будто американский театр с Чеховым приехал в Москву, да?

К. ЛАРИНА — И ничего?

С. НАМИН — Да, на ура, на ура, считается, что у нас как вышел фильм, там такой, в связи с сорокалетием Бродвейской постановки мюзикла, где нашу труппу назвали в пятёрке лучших в мире. Ну, в общем…

К. ЛАРИНА — Короче. Такая сегодня получилась программа, я сама для себя сделала передачу, после которой я понимаю, что я просто обязана пойти в Театр Стаса Намина, это просто вообще безобразие, я только слышу все рассказы… я просто потрясена сегодня нашими слушателями, какое количество людей ходит в театр и получает огромное удовольствие. Так что всё, до встречи в театре, да?

С. НАМИН — Спасибо.

К. ЛАРИНА — Минутку ещё отберу время у новостей, чтоб всё-таки закончить…

С. НАМИН — Давай, давай, что.

Комментарии

24

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

leolaz 14 ноября 2010 | 15:19

К.Ларина: «Не назвал ни одной фамилии…»
Ах Ксения, Ксения! Не кокетничайте!
А то Вы не знаете: «вопросы крови - самые сложные вопросы в мире!» ©.
(Коровьев Маргарите)


y2y 14 ноября 2010 | 17:15

гастролировать по Америке? ха-ха! были тут у нас уже БОрысы Грэбэншыковы, Алэгзандэры Грэдски и прочие иные, которые с огромной помпой трубили о покорении Америки, а выступали на офф-офф-офф-офф-бродвейских подмостках. вот подойду к какому-нибудь ценителю мюзиклов, спрошу :"сёр, ду ю ноу Стэс Нэймин?"-- и посмотрим, какая реакция будет



14 ноября 2010 | 23:56

отдалась..как черному!...
...америку покорил тока один бедросыч..когда она спала!:)))


01 января 2011 | 09:42

..хоть и хотелось..!
...но женщин там он не лупил-законы не позволяють!:)))


14 ноября 2010 | 18:02

Спасибо. Отличная передача. Интересный и талантливый гость. Мне ребята Стаса Намина понравились сразу, когда я их увидела в "Программе передач" на Пятом Питерском, хоть там было не место и не время.
Желаю творческих удач и в дальнейшем.
С уважением. Ольга.


k_cold 14 ноября 2010 | 20:13

Респект Намину!
Прекрасное интервью!


14 ноября 2010 | 21:26

С.Намину.
Желательно, что бы в Вашем театре на английском языке не только песни распевали, но и кассирши разговаривали только на нем, даже уборщицы мотая шваброй бурчали не по нашему.
А так, без претензий.


01 января 2011 | 09:44

вдруг в курсе обшибутся!..
...и сдачу ,чтоб тоже в фунтах давали!:))


01 января 2011 | 15:38

...и сдачу, чтоб тоже в фунтах давали!
Да Вы что с ума сошли, в этот тиятр, будут ломиться люди, боюсь далеко стоящими от искусства, отсосут все фунты в момент.


01 января 2011 | 20:14

..все -схвачены!
..ничё-ё-ё..стас из америк еще привезет..а тим райс добавит!:)))


russell 15 ноября 2010 | 09:02

сирена
Это восхитительно! Ларина так долго и с таким жаром убеждала аудиторию в гениальности своего слабо возражавшего гостя, что под конец поверила в это даже сама и решила осчастливить его театр своим посещением: чем черт не шутит, вдруг я и в самом деле современница гения, надо же хоть посмотреть, что за нетленку он там сотворил.


01 января 2011 | 09:46

..об этимологии!.
...так..у нас скоро ,,театром ,,будет называться все,что выше первого этажа с играющей громкой музЫкой!:))


15 ноября 2010 | 09:32

Авторитарная Ларина, как обычно, не давая сказать ничего слушателям, в этот раз превзошла сама себя. Ей об этом говорили много раз в разных передачах, но она даже как-то бравирует этим. Она настолько грубо оборвала слушательницу, позвонившую со словами благодарности и позитивным посылом гостю. Ведь не каждый так запросто может общаться в эфире. Ладно, если звонят не по теме или с ругательствами, а тут ...
СЛУШАТЕЛЬ - Алло.
К. ЛАРИНА - Да.
СЛУШАТЕЛЬ - Добрый день.
К. ЛАРИНА - Здрасьте.
СЛУШАТЕЛЬ - Скажите, это я в эфире относительно Стаса Намина?
К. ЛАРИНА - Относительно Стаса Намина, да.
СЛУШАТЕЛЬ - Да, простите, это Ксения?
К. ЛАРИНА - Ну, говорите уже быстрее, время идёт…
СЛУШАТЕЛЬ - Ну, как быстрее? Я же сосредотачиваюсь. Я говорю очень быстро. Моя фамилия – Грабарь. Зовут меня Марина. Я с 40-летним телевизионным стажем. Я хочу именно персонально Стасу Намину сказать слова такой теплой чистой и нежной благодарности и объясню, по каким причинам.
К. ЛАРИНА - Это очень долго.
СЛУШАТЕЛЬ - Ну, хорошо, я знаю весь репертуар, вы, между прочим, Ксения, с ним болтали 40 минут, отгораживая его от всех тех, которые… ему сказать.
К. ЛАРИНА - Ну, давайте быстрее что-нибудь скажите и всё.
СЛУШАТЕЛЬ - А что я должна сказать…
К. ЛАРИНА - Всё, спасибо, до свидания. Это такие поклонники, да? Это проявление любви такой к тебе, Стас Намин, сумасшедшей.

Вместо Лариной приношу извинения позвонившей женщине, если она прочтёт.


irene 15 ноября 2010 | 13:58

olga7 : " Авторитарная Ларина, как обычно, не давая сказать ничего слушателям, в этот раз превзошла сама себя".
_ Я не слушала эту передачу, так как не являюсь поклонницей Стаса Намина.

Но...прочитав Ваш комментарий, задаю себе вопрос : Может ли ведущий передачи , освещающей проблемы личности и достижений деятелей Культуры , ТАК возмутительно и грубо вести себя в Прямом эфире?

_ Мне кажется, что такая манера общения - своеобразная бравада, на грани " нервного срыва".:(((


15 ноября 2010 | 14:13

Может ли ведущий передачи , освещающей проблемы личности и достижений деятелей Культуры , ТАК возмутительно и грубо вести себя в Прямом эфире?
Так уже много раз об этом говорили и даже многие ей в эфир звонили, пытаясь использовать и этот способ донесения этой мысли, но она и их отключала. Здесь важно не только, что она в этот раз наговорила несчастной женщине, но и как. Подобные претензии к ведению передачи я сегодня ещё и в Родительском собрании прочла.


irene 15 ноября 2010 | 14:26

olga7
_ Помню - замечательный Булат Окуджава советовал ... " капли датского короля ".
Наверное, совет - мудрый.:)))


15 ноября 2010 | 14:55

Я ни в коем случае не хочу проводить никаких сравнений между Лариной и Афанасьевой, только лишь по ведению передачи, причём в чём-то похожей. В Телехранитель часто звонят люди попроще, например, смотрящие немудрёные сериалы и передачи, т.к. там берутся такие темы и приходят гости с разных каналов. И ведущая, и её гости, однако, никогда не срываются на звонящих и не демонстрируют собственный снобизм, который, к тому же, зачастую не имеет под собой никаких оснований.


15 ноября 2010 | 11:38

нарушаем себя же ш...
не понял..а где ,,коммент скрыт,,..аж два раза?:))


15 ноября 2010 | 20:44

...растет число неудачников эфира лариной!...
...оказывается, я просто был в очереди!:))


konstantinandr 15 ноября 2010 | 23:35

Полностью интервью я не слушал, включил радио случайно, где-то на середине, и сразу же услышал колкие замечания Намина в отношении запрета реконструкции "Геликон-оперы", а меня эта тема очень задевает, ибо обидно что из-за, этой кампании, "притянутой за уши " как выразился Намин, нашу страну покидают такие талантливые люди как Бертман, которые и так тут в России на голом энтузиазме работают. А все это лишь, из-за такого циничного пиара, как пиар Архнадзора, ведь уже многим понятно, что эта организация псевдо-общественная, а отстаивает она совсем не интересы простых москвичей. И вообще, как можно запрещать реконструкцию, которую театр годами добивался?!


01 января 2011 | 07:41

г-н Намин!
Всё дело в том, что Вы МИКОЯН - внук сталинского ПОДОНКА, МРАЗИ!
"Грехи отцов" - может Да, а может и Нет, но всё, связанное с Анастасом Микояном - МЕРЗОСТЬ! Могу доказать: сцыкливые воблоглазый и плюшевый.
Зная, что вы МИКОЯН, да не просто, а анастасовский - не получается Вас принять иначе, чем "племянник Гебельса"


01 января 2011 | 09:39

..не любить себе подобных..
..вам чего..в новый год..не налили?:))


01 января 2011 | 09:41

две тучки..в голубом!
...в мире осталось два великих человека от искусства..намин..и..журбин!...остальные- прячутся:)))


01 января 2011 | 10:47

один- за всех!...
...что-то стас как худ.рук - вообще не впечатляет!..единственное, что понравилось- это слова про ходора и лебедева... похожие на поступок!..
... а в передаче постоянно говорить об ,,гениях,, в своей труппе и не назвать ни одного артиста и режиссера..это личный дар намина!..с,, цветами,,- та же фигня получалась!:)))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире