Время выхода в эфир: 30 августа 2010, 12:08

К.ЛАРИНА: Я сейчас читаю дневники Ролана Быкова. И он там пишет всякие наблюдения, в том числе и из Одессы вашей любимой. И рассказывает такую историю. К часовщику в Одессе приходит бабушка со старым-старым будильником и говорит: «Почините мне этот будильник». Часовщик ей говорит: «Мадам, это невозможно». Она говорит: «Как невозможно? Там все детали целые». Он ей отвечает: «У бабушки тоже целые детали, но она уже никуда не годится». (все смеются) Так что с вами еще все в порядке и детали еще работают.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. Детали есть, я просто… Стираются. (все смеются)

К.ЛАРИНА: Ну, вот, если я про Одессу вспомнила, мне бы очень хотелось, чтобы вы немножечко прошли по своей жизни. Ведь, наверняка, масса есть городов или мест, которые для вас необычайно важны. Не просто как географическое место, а как место, в котором прошла часть вашей жизни. Вот, Одесса какой след в вас оставила?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Я послезавтра лечу в Одессу – там день города. Меня мэр приглашает почти каждый год в день освобождения Одессы – это 10 апреля. Я туда с радостью еду, потому что, во-первых, это замечательный город, замечательные люди. До сих пор сохранилось чувство юмора. Это, все-таки, моя молодость, будем так говорить. Не юность, а молодость. А в молодости легко быть счастливым, легко переносить трудности и вспоминается только очень хорошее. Плохое не вспоминается. И я много раз…

Не знаю, в прошлый раз, когда мы с вами встречались, рассказывал про свою мечту снять фильм про голубей, которые живут в оперном театре. До сих пор, конечно, невозможно это казалось сделать, потому что и оперный театр перекрасили, и голубей разогнали, там трещетки поставили. Был колоссальный ремонт, потому что театр садился там. Я думаю, наверное, если типа Гия Данелия, которому сегодня исполняется 80 лет… То есть ему уже исполнилось. Который снимает «Кин-Дза-Дза», мультипликацию.

К.ЛАРИНА: Мультфильм, да.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да, мультфильм. Может быть, мне тоже постараться как-то перейти на этот жанр.

К.ЛАРИНА: На малое производство.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Хотя, Гия и учился в архитектурном, и умеет, наверное, рисовать. Это очень сложно. Но не в этом дело. Одесса – замечательная. Я вспоминаю первый день, когда я прилетел в Одессу ночью, а утром я сел в трамвай и поехал на студию. Я услыхал какой-то человек влез прямо к кондуктору и я слышу такой разговор: «Слышь, Понитовский, у вас тормоза хорошо работают?» Тот: «А как же без тормозов!» — «А ну, испытайте». Тот нажимает на тормоза, трамвай останавливается. А он говорит: «Ой, как удачно. Откройте дверь – вот же мой дом!» (все смеются)

Или в этот же день. Это просто в один день. Я стоял в очередь на газировку. Чистый стакан воды стоил копейку, а с сиропом 20 копеек. Я ей даю 20 копеек, говорю «Мне чистый стакан воды». Она мне наливает, я пью, она так, добрыми еврейскими глазами смотрит на меня как мама. Я выпил уже, говорю: «Что вы смотрите?» — «Вы знаете, я вам, кажется, не дам сдачи» — «Почему?» — «По-моему, это вы вчера у меня разбили стакан». (все смеются) Это было мое знакомство с Одессой. И много-много можно рассказывать бесконечно.

Но там сохранился, там клуб есть Всемирные одесситы. Они всегда устраивают вечера. Все, кто приезжают более-менее известные люди, приезжают в Одессу, они устраивают там. Там бывают очень смешные и очень веселые вечера. Я буду всего 3 дня, но мне достаточно погулять по любимым местам, где мы снимали. А я там, все-таки, снял даже «Военно-полевой роман» (так получилось). И все остальные фильмы. С удовольствием посидеть, послушать, подслушать разговоры.

К.ЛАРИНА: Речь?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. Потому что иду по улице, вижу меховое ателье огромное. Окно и на стекле фломастером написано «Меховое ателье не работает. Меховщик женится». (все смеются)

К.ЛАРИНА: А, вот, в каком городе вам бы хотелось побывать из тех, которые были в вашей жизни? Куда бы хотелось вернуться?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Побывать?

К.ЛАРИНА: Да?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Ну, Киев и Санкт-Петербург я очень хорошо знаю.

К.ЛАРИНА: А Саратов?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Саратов – я закончил Саратовское военно-пехотное училище.

К.ЛАРИНА: Вы там часто бывали после?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Нет, в Саратове я снял свой первый фильм «Верность», в Саратове я снял, в Саратовской области снял фильм «Созвездие быка» и они меня тоже считают саратовским. И когда Аяцкову предстояли перевыборы, то он собрал в Москве, кто был более-менее свободный. Ну и Табаков, естественно, саратовский, и Женя Миронов, и Валерия (певица). Прислал свой самолет и бесплатно мы прилетели в Саратов, целый день мы выступали в разных… А вечером был концерт. Даже Кобзон был с нами. (все смеются)

К.ЛАРИНА: А как же!

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. Был даже Кобзон. Так что у меня с Саратовом связаны… Ну, училище – это целая эпопея, потому что шла война. Мы, конечно, ну, не голодали, а, вот, у меня вышла такая повесть небольшая «Вспоминай – не вспоминай», по которой потом сделали сериал «Курсанты». Там очень много правды о нашей курсантской жизни и особенно когда шли бои под Сталинградом, мы ели одну капусту. Утром капусту, днем капусту, вечером капусту. И целый день на морозе. У меня отморожены пальцы, потому что ботиночки чуть-чуть меньшего размера, чем мне нужно было.

Но потом я вспоминал с радостью – это было, когда я попал на фронт – то, все-таки, там не свистели пули, не взрывались снаряды, не падали бомбы. Там была, все-таки, жизнь. И человек при такой организации, он привыкает ко всему. Ко всем трудностям. Потому что для него это становится нормой, нормальной жизнью. Если раньше через месяц я был вот такой после первого-второго месяца, то к концу училища такой мордатый лейтенантик оттуда вышел. На капусте, на картошке, все такое.

К.ЛАРИНА: А у вас сохранились с того времени друзья? Есть кто-то, с кем вы дружите все эти годы? С кем вы вместе учились в училище? Или, может быть, с кем вы вместе были на фронте? Или никого не осталось? У вас сохранились друзья фронтовые?

П.ТОДОРОВСКИЙ: У меня, к сожалению, они ушли. Нас было трое закадычных друзей. Сережа Иванов, Юра Никитин, о котором я снял свой первый фильм «Верность». О нем я снял. Сережа Иванов тоже недавно ушел из жизни. Так что практически с нашего полка осталось 2 человека. Это печально, но, вы знаете, жизнь идет, поколение меняется, новые поколения приходят, новые проблемы. Это все другая жизнь. Надо приспосабливаться. Надо приспосабливаться к настоящей жизни.

К.ЛАРИНА: Вам нравится, как отмечается 9 мая в нашей стране?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Как сказали в Одессе, и да, и нет. Да, потому что я, все-таки, воевал, и победителей не судят. Но сейчас вышло много литературы по поводу того, что, наконец, надо рассказать полную правду о той великой войне, о той великой жертве, о том, сколько нам союзники посылали всяких необходимых материалов и прочее-прочее-прочее. И вооружений.

Сейчас впервые в этом году показали маленькую хронику вот этих знаменитых караванов, которые шли из Англии. Был маленький сюжетик по этому поводу. А там же доходили от караванов 2-3-4 судна. Надо рассказать всю правду об этом. Кстати, ушедший из жизни Астафьев очень много последнее время писал об этом. Очень много.

Вместе с тем мы, все-таки, когда с боем вышли на Эльбу 8 мая 1945 года и светило солнце… А немцы переплыли на ту сторону, с той стороны, на том берегу уже американцы стояли – они раньше пришли на день. И когда все затихло, то я сочинил сценарий, который называется «Оглушенный тишиной». Тут бесконечная стрельба, бесконечный гул, бесконечный свист пуль, бесконечный артобстрел. Ночью и днем, ничего не менялось. И вдруг тишина. Это было так непривычно, что я… Это, действительно, были оглушенные тишиной.

Светило солнце, уже была высокая трава довольно. И мы сбросили свои вонючие сапоги с портянками, завалились в эту траву и начали храпеть так… (смеется) Я когда проснулся раньше Сережи Иванова, я об этом рассказывал всегда, я увидел, он спал, на большом пальце грязном таком с подтеками пота сидел мотылек. И я понял, что война закончилась.

К.ЛАРИНА: Просто кадр из фильма рассказываете.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да, да.

К.ЛАРИНА: Если так снять, скажут «Ну это так, красивость. Так не бывает, придумали». Да?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. Замечательно.

К.ЛАРИНА: Еще тема тоже грустная. Один из моих любимых фильмов, о котором вы уже упоминали, «Был месяц май». И этот замечательный эпизод, где вы на гитаре, свистите этот знаменитый вальс. Рядом с вами совершенно потрясающий актер, по-моему, Александр Аржиловский, да? По-моему, это он. Замечательный актер.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Замечательный актер. Он ушел из жизни, к сожалению.

К.ЛАРИНА: Это комшар! Я не знала ничего. Мне написали в интернете эту страшную судьбу. Что человек уехал во Францию, не мог себя найти никак, тосковал по Минску. Вернулся обратно, работал таксистом, а потом покончил с собой.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. У него не складывалась актерская карьера. И житейская. Жизнь, так сказать. С женой ничего не складывалось. Я об этом тоже позже узнал. Аржиловский.

К.ЛАРИНА: Аржиловский, да. Но таких судеб актерских очень много в нашей стране. И непонятно, как с этим справляться. Каким-то образом можно защитить в нашей стране творческого человека? Который не работает нигде, у него нет трудовой книжки, он просто художник, он артист, он режиссер, он писатель, в конце концов?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Ну, это, конечно… Все-таки, Союз кинематографистов – это та самая организация, которая должна была бы, ну, как-то обращать внимание на бытовые условия. Ну, я не в курсе дела, честно говоря, я не часто бываю.

К.ЛАРИНА: А вам помогает Союз кинематографистов? Как ветерану?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Нет, я сам себя обеспечиваю.

К.ЛАРИНА: Ничего нет? Никаких праздничных заказов не приносят вам?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Нет, приносят. Обязательно.

К.ЛАРИНА: Но это, наверное, не Союз кинематографистов.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Это не Союз.

К.ЛАРИНА: Это Собес.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Это ветеранские пайки, да.

К.ЛАРИНА: Ну хорошо. Петр Ефимович, тогда у меня к вам еще один вопрос и, наверное, будем уже заканчивать нашу с вами творческую встречу.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да.

К.ЛАРИНА: Хотя, не знаю, как сейчас пойдет. Может быть, еще продлим. Союз кинематографистов переживает время очень тяжелое, потому что он разделился, по сути, на 2 лагеря. И этот раскол продолжается. Какую позицию вы занимаете в этой ситуации и почему? И вообще, чем вы это объясните?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Ой. Это такой сложный вопрос. Я подписал было знаменитое письмо, когда в разгаре борьбы Марлена Мартыновича за место секретаря Союза, который был уже избран и который Никита Сергеевич созвал чрезвычайный съезд. То мне предложили подписать письмо, ну, довольно оскорбительное по отношению к Никите за то, что его просили стать секретарем. А сейчас Марлен Мартынович чего-то остался в Союзе. Он – президент Гильдии режиссеров, подавал в суд, но Никита остался там. А большая группа… Я после этого дал себе зарок не подписывать никакие письма. Это какое-то вот такое… Я не участвую в этом и до сих пор жалею, что подписал это письмо.

К.ЛАРИНА: Это какое письмо? Которое называется «Нам не нравится»?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Нет.

К.ЛАРИНА: А, наоборот.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Которые вышли из Союза.

К.ЛАРИНА: Да-да-да.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Тогда это было письмо. Сразу, когда Марлен Хуциев подал в суд на Никиту, когда суд и все такое. Марлен организовал такое письмо и я подписал его тоже. А потом они в хороших отношениях, а Никита Сергеевич со мной не здоровается.

К.ЛАРИНА: Да что вы?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. (смеется) Ну, хорошо, это можно пережить в конечном счете.

К.ЛАРИНА: Он же так уважает старших.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да. Я живу отдельной немножко жизнью. Живу на даче много лет, стараюсь не вникать, особенно в это письмо. Ну, подписал и подписал – ладно, чего об этом? Они неправильно сделали, во-первых, на тот съезд не пригласили Никиту. Секретаря не пригласили на работу съезда. Это была большая ошибка и неправильно. С этого все началось. И, знаете, есть такой перевод с русского на украинский, басня Крылова. «На світі вже давно ведеться, що нижчий перед вищим гнеться. Вищий нижчого що в хае б'є, за тем, що сила є». (все смеются) Вот, вся схема, которая случилась в этой борьбе за место первого секретаря Союза кинематографистов.

Было выступление Андрона Кончаловского. Я обе руки поднимаю. Он – умница, он замечательный, образованный, эрудированный и умный. И он предложил, как я понимаю, предложил сделать Союз профсоюзом, заниматься людьми, помогать, строить, находить деньги, там, пятое-десятое.

К.ЛАРИНА: Ну, это, наверное, главная функция творческого союза и есть, да?

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да-да, конечно.

К.ЛАРИНА: Не идеологией заниматься.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Да, не идеологией.

К.ЛАРИНА: И не деньги делить.

П.ТОДОРОВСКИЙ: И не дракой их за место в этом самом, а заниматься людьми, их судьбами, их проблемами, членами Союза кинематографистов.

К.ЛАРИНА: Ну что ж, мы на этом должны уже заканчивать наш с вами разговор. Я вас еще раз поздравляю с днем рождения и с юбилеем.

П.ТОДОРОВСКИЙ: Спасибо

К.ЛАРИНА: И, все-таки, со всеми вашими поклонниками, надеюсь, что найдутся и деньги, и силы, и вдохновение для того, чтобы еще снять обязательно кино. Спасибо вам огромное и до встречи.

П.ТОДОРОВСКИЙ: И вам спасибо. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире