'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА – 14:09, еще раз добрый день, у микрофона Ксения Ларина, и мы начинаем программу «Не так!», и я представляю вам нашу сегодняшнюю гостью – актрису Наталью Белохвостикову. Добрый день, Наташ, здравствуйте!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Добрый день, здравствуйте!

К.ЛАРИНА – Мы уже успели о многом поговорить до начала программы. Я думаю, что какие-то темы у нас будут все равно повторяться в эфире, потому что говорим мы и о том, что волнует, и том, что болит. Спасибо нашим слушателям за то, что прислали очень много вопросов до начала программы, я сейчас кое-что прочту – я думаю, что Наталье будет приятно. Ну вот, несколько приятных слов, которые прислали Ваши зрители и наши слушатели. Людмила, Украина, Одесса: «я выражаю Вам искреннее восхищение и благодарность за Ваш нелегкий труд . Фильмы с Вашим участием смотрю постоянно. Тегеран-43 мой любимый фильм . Будь же благословенен Ваш жизненный путь».

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо!

К.ЛАРИНА – Лариса, врач, Москва: «Браво Наталья, Вам за всё, что Вы сделали в отечественном кинемотографе! Как мало у нас киноактёров, которые вот так, как Вы, довольно скромно, но значительно, оставили свой творческий и человеческий след в зрительской памяти. Здоровья, всяческих благ и самых разнообразных успехов Вам и Вашей семье».

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо!

К.ЛАРИНА – Владимир, Казань, преподаватель. Ну, тут стихи.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – О!

К.ЛАРИНА – «Я слишком слаб, чтоб латы боевые Иль медный шлем надеть! Но я пройду По всей стране свободным менестрелем. Я у дверей харчевни запою О Фландрии и о Брабанте милом. Я мышью остроглазою пролезу В испанский лагерь, ветерком провею Там, где и мыши хитрой не пролезть. Веселые я выдумаю песни В насмешку над испанцами, и каждый Фламандец будет знать их наизусть. Свинью я на заборе нарисую И пса ободранного, а внизу Я напишу: «Вот наш король и Альба»». «Без Вас, Наталья, теперь Тиля и представить нельзя. Спасибо за гениальный фильм!»

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ой, спасибо Вам огромное! Любимая картина. Спасибо большое за стихи за удивительные!

К.ЛАРИНА – Ну и последнее. Так много всего! Гульнара, Тюмень: «Добрый день Наталья Николаевна! Я обожаю Вас за роль Леночки Барминой в фильме " У ОЗЕРА «. Очень жаль, что его редко показывают по телевидению. Вы не играли, а проживали жизнь своей героини. Это было так трогательно, так по-настоящему, без какой бы-то ни было фальши! Так могут работать только мастера ! Вы МАСТЕР в самом деле!!!» Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо! Спасибо!

К.ЛАРИНА – Ну, это я только малую толику прочитала – посмотрите. Из самых разных городов.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Мне ужасно приятно, спасибо всем! Спасибо всем огромное…

К.ЛАРИНА – У меня прям у самой дыхание перехватило от чувств.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Очень приятно, спасибо.

К.ЛАРИНА – Очень здорово. Спасибо! Это, конечно, такие вещи, они…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Дорогого стоят.

К.ЛАРИНА – Дорогого стоят, согласитесь.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да.

К.ЛАРИНА – Тем более, что Вы все-таки не шоу-звезда…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну конечно.

К.ЛАРИНА – Каждый день же Вас по телевизору не показывают, да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, конечно.

К.ЛАРИНА – На стадионах не работаете (смеется).

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – На стадионах не работаю, нет. Да, значит, какое-то все-таки… не зря, не зря были эти фильмы – и есть, и будут.

К.ЛАРИНА – А не мало, Наташ? У Вас нет ощущения, что мало Вы сыграли?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, я всегда играла то, что хотела. Я всегда получала и получаю много приглашений. А почему-то, вот, я… может быть, я разборчивая невеста такая – играла только то, что душа просит. Вы знаете, у меня была возможность это делать, потому что у меня, как бы, не было такой острой необходимости зарабатывания денег, да, содержания семьи – у меня всегда был мой замечательный тыл мой – мой Володя. И я всегда…

К.ЛАРИНА – Володя – это Владимир Наумов, кинорежиссер и супруг Натальи Белохвостиковой.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да. Я всегда чувствовала очень сильный тыл, всегда чувствовала его поддержку. И поэтому, наверное, вот, начиная с таких картин, как «У озера», играя в «Тилле», играя в «Тегеране», играя в замечательных картинах, я не хотела, чтобы планка понижалась. Это достаточно сложно, потому что тебя хотят или… видеть твоих двойников… а видеть твое какое-то движение в разные стороны – это не каждый режиссер хочет. Поэтому я делала только то, что, как мне казалось, как мне казалось, для меня будет шагом вперед, новым каким-то дыханием. Вот, поэтому…

К.ЛАРИНА – Каждая роль – она, вот, действительно какая-то…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Поэтому… да.

К.ЛАРИНА – …ценна. А вот просветите, пожалуйста, молодных людей, которые не знают, что такое, вообще советская власть, как говорил Владимир Ильич Ленин.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – Ведь когда артист советский был приписан, вообще, к «Мосфильму», у него были некие обязательно, насколько я помню. Или это я уже придумываю?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну обязательств не было.

К.ЛАРИНА – Нет, не было?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Конечно.

К.ЛАРИНА – Что обязан какое-то количество фильмов обязательно сняться, не имеешь права отказываться?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет.

К.ЛАРИНА – Почему столько много… в таком количестве всякой дряни снимались наши артисты, попадая, вот, в тиски этой обязательности. Нет?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, а я думаю, что не в этом было дело, дело было просто в желании – играть или не играть. Всегда можно было найти слова отказа.

К.ЛАРИНА – Отказаться, да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да. Отказаться. Потому что я, вот, пришла в кино в 20 лет, и никогда я не чувствовала, как бы, вот, насилия над собой. Потому что любой режиссер и любой актер, он понимает, что только в связке, только в команде, только думая одинаково, чувствуя, воспринимая мир искусства, мы можем создать что-то, имя чего кино будет. И слово искусство. Это искусство. А если тебя насильно заставлять что-то делать, особенно актер – такое существо все-таки очень и ранимое, и, мне кажется, хрупкое.

К.ЛАРИНА – Да уж.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – И создание любой роли – это такая тайна, это такой какой-то процесс все-таки немножечко мистический. Поэтому если это не продукция, а жажда создать действительно что-то удивительное…

К.ЛАРИНА – Чтобы творческое что-то было, да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, творческое. … то все-таки нет. Создается команда – это всегда было, во все времена. Мне кажется, раньше даже было больше, чем сейчас.

К.ЛАРИНА – Да, сейчас такая, конечно, суета, и…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да.

К.ЛАРИНА – …такой конвеер…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да.

К.ЛАРИНА – И сколько раз мы даже обсуждаем здесь, в эфире, вот, с нашими слушателями, когда, вот, хороший актер попадает в такую…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – …загнанный в такую схему, в такую трафаретную историю…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, это очень тяжело.

К.ЛАРИНА – Это ужасно жалко.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Это очень тяжело, да.

К.ЛАРИНА – Но что делать?.. Да, да…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Потому что планка понижается, и увы, да.

К.ЛАРИНА – А почему Ваш муж, кстати…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – Раз уж мы сразу про него вспомнили, так мало снимался как артист? Потому что я помню, для меня просто было откровение, когда я его увидела в фильме «Гори, гори, моя звезда»…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, я тоже увидела.

К.ЛАРИНА – Такой красавец, просто глаз не оторвать! Если помните, дорогие друзья, он там играл гвардейского офицера. Высокий красавец, белозубая улыбка такая, голливудская…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я только с ним познакомилась… да, да, да. Я тоже была потрясена. Я была потрясена. Я шла мимо кинотеатра повторного фильма, и там висели фотографии человека, с которым я только недавно познакомилась. И я пошла смотреть этот фильм. Я думаю, что он бесконечно любит свою профессию, и он, конечно, режиссер в первую очередь. Режиссер, художник. Я имею в виду, даже живописец. Больше, чем артист. Потому что, мне кажется, ему бы было жалко тратить время на это. Потому что его до сих пор приглашают сниматься.

К.ЛАРИНА – Серьезно?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да. Он совсем недавно получил предложение.

К.ЛАРИНА – И он не хочет, да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я думаю, что столько дел, столько обязанностей, которые надо успеть сделать, и столько проектов, которые надо…

К.ЛАРИНА – Ну вот, давайте тогда про проекты поговорим тогда.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – Тем более, что лето наступает, и Вы теперь вместе с Владимиром Наумовым еще и фестиваль затеяли. Называется «Я и семья».

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, Вы знаете, это… пятый год я провожу этот фестиваль, пятый год я президент фестиваля «Я и семья».

К.ЛАРИНА – Он в Москве проводится?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Он проводился в Москве, в прошлом году в Тамани…

К.ЛАРИНА – Потому что я, вот, честно говоря, впервые услышала об этом

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Он очень проводился камерно. Камерно. И так случилось, что в этом году мы с Володей стали членами оргкомитета по проведению года семьи в России в этом году, который возглавляет Медведев. И вот в рамках этой программы, вот, мой фестиваль вошел в федеральную программу по проведению этого года. И поэтому в этом году мы как-то немножечко подокрепли. И вот сейчас уже фестиваль идет в Доме кино – в данный миг, в эти дни – а 10 июня, всех приглашаем, он открывается в «Художественном» и во многих кинотеатрах. И будет… мы ждем иностранных гостей – я надеюсь, они приедут. И у нас фестиваль, я должна сказать – и это, честно, не потому, что я к нему имею непосредственное отношение – он не похож ни на один другой. Потому что это не детский фестиваль, это фестиваль, с одной стороны, традиций и династий – мы вспоминаем династии кинематографические. И в этом году… вот, например, сейчас в Доме кино – это Герасимов, в июне это будут совершенно другие люди. В принципе, мы надеемся, что будут приезжать династии, и ждем иностранные кинематографические династии.

К.ЛАРИНА – А из бывших республик Советского Союза? Там же масса…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Тоже будет. Обязательно.

К.ЛАРИНА – …людей, которых мы любим, помним, знаем…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, конечно, конечно. Потом, это обязательно кино, которое могут смотреть семьи. Это обязательно документальное кино, образовательное кино. Это обязательно кино для всех и бабушек, и дедушек, и пап, и мам. Это и детское кино, и анимационное кино.

К.ЛАРИНА – А детского кино-то вообще сейчас нету. В нашей стране.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Появляется, появляется.

К.ЛАРИНА – Есть что-то?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Потихонечку начинает, появляется. Вот, будем показывать и другие картины. И я надеюсь, что все-таки это очень благое дело, которым мы занимаемся, потому что очень хочется, чтобы наши дети, вот, ну, от каких-то жестоких даже картин, которые они могут увидеть по телевидению, от этих даже жестоких мультиков, все-таки, пока они еще маленькие, впитали русскую культуру. И пусть они смотрят сказки Пушкина, пусть они учатся вот на этих удивительных наших сказках добру и узнают слово «честь», «достоинство». Вот мы в этой суете, как будто, вот… вот как стекло замылилось, помутнело. Мы забыли, что есть такие слова.

К.ЛАРИНА – Наташ, а если это…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – …все это не уходит в… совершенно в песок. Это где-то в XIX веке осталось, а сейчас забыто.

К.ЛАРИНА – Вы думаете, что кино может в этом смысле что-то изменить в обществе?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, я очень верю в то, что если, как бы, всем об подумать – и СМИ, и нашему правительству – всем-всем-всем подумать о том, что растут люди, и когда они, там, в 20 лет не знают, что была война. Или вместо Леонардо да Винчи говорят Леонардо ди Каприо… Это ужасно, это катастрофа. Это катастрофа. И это не просто, я, вот, красивые такие слова и страшные говорю. Мы всегда были очень духовной нацией. Мы всегда были очень образованной нацией, мы всегда умели читать. Мы любили читать, мы глотали книги. А сейчас мы совершенно разучились. А вот то, что мы наберем, то, что мы узнаем, вот чем мы напитаемся – именно в детстве, именно в юности – все это и будет нашим фундаментом.

К.ЛАРИНА – Вы знаете, это, конечно, вопрос такой, вечный, вот как у Высоцкого в песне «если нужные книжки ты в детстве читал», да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Конечно.

К.ЛАРИНА – Но с другой стороны, сколько мы знаем примеров из жизни, когда человек с высоким уровнем образования, читавший нужные книжки, слушавший хорошую музыку, вполне возможно, вырастал подлецом, негодяем, преступников.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Бывает…

К.ЛАРИНА – Вон сколько у нас примеров – извините – те же самые представители гитлеровского Германии – фашисты, о которых мы сейчас говорили, про войну. Боже мой, мы же знаем, сколько там было образованных людей, как они любили классическую музыку, как они ценили хорошую литературу.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Конечно.

К.ЛАРИНА – Т.е. они были культурно… многие из них были культурно образованными людьми, что не мешало быть им людьми, которые проповедуют человеконенавистническую психологию.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну, это биологические, может быть, биологические уроды, и есть и больные люди, и люди, психически не очень…

К.ЛАРИНА – Больных не берем.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да. Есть всякие. Есть всякие. Есть люди, которые совершенно в здравом уме и рассудке убивают – есть и такие. Но. Наша задача, чтобы все-таки в массе своей, я надеюсь, это все-таки не колоссальный процент. Все-таки я надеюсь, что в массе своей мы должны думать, чтобы росла здоровая нация.

К.ЛАРИНА – Очень хочется. Но мы же сейчас с Вами до программы говорили, что жизнь предлагает нашим детям. Какое уж там кино?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, предлагает разное. Вот надо сделать то, все возможное, чтобы… все возможное, чтобы они все-таки что-то хорошее из того, что было, например, когда училась я, брали. Потому что тогда модно было быть умным. Все хотели поступить в институт, это было модно. Этого хотелось, к этому стремились. А сейчас это кануло. Сейчас все равно. И я, разговаривая с молодыми людьми, очень часто вижу, что… да какая разница! Можно где-то там, вот, покурить травку, в палатке поработать. И ничего, большинство это устраивает.

К.ЛАРИНА – Т.е. большинство вообще не задумывается о будущем.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Совершенно… вообще ни о чем не думает. Ну как-то где-то, что-то как-то… Сложатся, но… почему? Это очень обидно, обидно. Так не должно быть. Поэтому я верю в то, что… вот сейчас смотрите, сейчас все-таки возвращаются какие-то хорошие картины, их начинают показываться, картины, которые были забыты. Которые в общем-то, если подумать, учили хорошим вещам. Они доброте учили, они заставляли людей подумать о том, как жить, чем жить, с кем жить. Что делать. Не стрелялки-страшилки, которые выбивают последние мозги из головы, а после которых хочется еще сесть и подумать. Вот хочется заставить людей научиться опять думать. Думать.

К.ЛАРИНА – И сопереживать.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – И сопереживать, как мы одновременно сказали. Сострадать, сопереживать. Чтобы чувство какой-то боли возникло.

К.ЛАРИНА – А вот Вы последний раз сами, вот, как зритель давно это чувство испытывали? Вот то, что, вот, действительно пробивает. Как зритель или как читатель – вот что Вас в последнее время так вот, прямо, поразило? Или давно как-то не посещало?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, я не могу сказать, что, вот, из того, что я в последнее время смотрю, вот так вот, вот, заходится душа. Наверное, это все-таки относится к тому, что уже известно всем. Вот то пробивало. Пробивало. И очень хочется, чтобы… вот я очень часто говорю, что вы знаете, когда мы учились… и в своей первой картине я поняла, что такое планка. Я поняла, что есть Шукшин, я знала, что есть Жаков. Я знала потом, что есть Высоцкий и Даль. Есть Леонов и Дворжецкий. Есть Иннокентий Михайлович Смоктуновский. Вот я называю эти имена, и мне страшно, что если кто-то слышит из молодых – они не знают, кто это. Не знают! А планка очень высокая. И все эти люди, они не назывались звездами. Они назывались хорошими артистами. И гордились высоким именем артист.

К.ЛАРИНА – Ну, личность еще при этом. Еще… я просто добавлю, да.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – А личности…

К.ЛАРИНА – Это очень важно.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Личности, уникальные личности были, уникальные. Надо к этому стремится – не к вот такой серой массе, отстраненной, а к тому, чтобы была эта планка. К тому, чтобы душа трудилась.

К.ЛАРИНА – А вот Вы свою дочь воспитывали как в этом смысле? Ведь работа была круглосуточная, и у мужа, и у Вас.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – Кто занимался ребенком?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, получилось так…

К.ЛАРИНА – Кто? Почему она такая выросла?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Она такая выросла, потому что она видела, что мы делаем – с пеленок. Когда ей было годик, мы ее привезли на студию «Мосфильм», и она увидела, как снимается кино. И она поняла, как все это непросто. Мы просто жили рядом, мы ее с собой таскали всюду. Мы позволяли ей читать все, что она хотела. Я даже думаю, что слово… я, может быть, плохой воспитатель, но у меня не было слова «нет». Просто она… я считаю, что вообще с ребенком надо разговаривать еще до того, как он родился. А когда он родился, с ним сразу надо разговаривать. А когда он научился говорить, то вообще можно разговаривать круглые сутки. И вот, от общения с тобой он будет просто понимать, что хорошо, что плохо на этом свете. И куда надо двигаться. И что надо смотреть, что надо читать. А потом сам выберет, что надо любить, а что нет.

К.ЛАРИНА – Ну а были, вот, в жизни с Наташей-младшей…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – …такие вот ситуации, когда Вам нужно было жестко что-либо объяснить – что вот этого и вот этого нельзя делать.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет.

К.ЛАРИНА – Или «чтобы вот это было в последний раз».

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет. С ней не было.

К.ЛАРИНА – Нет? Т.е. она никогда, вот…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – С ней никогда не было, нет. Такого не было.

К.ЛАРИНА – Не врала… нет?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет, нет, нет. Нет, она никогда не врала. Никогда.

К.ЛАРИНА – Вы счастливая мать.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Наверное, да. Я тоже себе это очень часто говорю, и сейчас держусь…

К.ЛАРИНА – Тьфу-тьфу-тьфу…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – …не знаю, кулачки, да. Потому что я была же очень молодой мамой и конечно же, плохим воспитателем. Я это понимаю. Просто дышала рядом. И вот то, что вот она стала такой, а не другой, конечно…

К.ЛАРИНА – Но ей, наверное, сложнее.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ей тяжело, конечно, конечно.

К.ЛАРИНА – Таким людям… Особенно сейчас.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Тяжело, конечно. Но ничего. Зато я ей горжусь.

К.ЛАРИНА – У нас будет еще время поговорить о новом опыте родительском Наташи Белохвостиковой, поскольку не секрет – все это знают, и Наташа об этом говорит сама – что в ее семье появился маленький сын, которого зовут Кирилл.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да.

К.ЛАРИНА – И вот здесь… Вы вот сейчас сказали, что тогда были неопытная мама, молодая. Вот сегодня восполняете каким-то образом вот эти вот свои, вот… наверняка ошибки, которые, Вы вспоминаете, тогда допускались – сегодня как? Или также все позволяете, как и с Наташей?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет, ну тут…

К.ЛАРИНА – Все можно.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну нет. Тут пока нет, пока нет. Пока, я думаю. Пока нет, потому что очень хочется напитать его информацией, знаниями. Я радуюсь каждому стихотворению, я радуюсь тому, что он совсем маленький – ему 5 лет нет – но что он за очень короткий срок научился читать. Я радуюсь, вот, каждому какому-то новому проявлению. И очень рада, что, по сути, очень добрая душа у Кирюши, поэтому… доброта, красота спасет мир – не знаю, вот это меня бесконечно в нем радует, и я это всячески в нем поддерживаю.

К.ЛАРИНА – Учитывая, что практически, вот, Вы начали с чистого листа, вот, с Кириллом.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да.

К.ЛАРИНА – На нем сейчас можно написать все, что угодно.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да.

К.ЛАРИНА – Это же так… Я просто вспоминаю тоже свой материнский опыт, когда ты понимаешь, что вот этот человечек перед тобой – ты можешь… вот что ты напишешь, то там и будет. Да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да. Да, да, да. Поэтому пытаешься вот то, что тебе кажется правильным, то, что тебе кажется интересным, показать, прочесть, рассказать. Вот, он очень любит смотреть канал о животных. Т.е. он открывает мир пока вот так.

К.ЛАРИНА – Через телевизор?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Удивляется… удивляется. Ну да, это первые месяцы рядом, вместе в этой жизни, и еще очень маленький, он должен напитаться, набраться силенок, поэтому вот это… вплоть до того, что он первый раз сел в лифт – это первый опыт. Первый раз заехали на машине и заправили ее – первый опыт с бензоколонкой. И первые, вот, открытия, которые идут каждый день первый раз. Все в первый раз.

К.ЛАРИНА – Наталья Белохвостикова у нас в гостях, мы сейчас слушаем новости, потом продолжим наш разговор и обязательно будем отвечать на ваши вопросы, уважаемые слушатели.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА – Ну что ж, возвращаемся в передачу «Дифирамб». Сегодня у нас в гостях Наталья Белохвостикова, через несколько секунд, минут будем мы слушать вас по телефону прямого эфира. А пока мне бы еще хотелось вспомнить, вот, и учителей Натальи Белохвостиковой, и ее замечательный курс. Вот мы тут уже вспоминали и фильм «У озера»… там просто, вот, куда ни глянешь, в каждом кадре какой-то потрясающий человек. Потому что курс, конечно, был какой-то необыкновенно талантлив. Я уж не знаю, чья это была заслуга – мастеров ли, или так звезды сошлись, что вдруг, вот, раз – и такой…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, да, спасибо, что Вы заговорили. Я как-то немножечко выпустила, потому что вот на фестивале «Я и семья», который открывался, он открывался именно Сергеем Аппинаревичем Герасимовым. И наша благодарность ему, потому что… я говорила о традициях, о династиях – это 950 детей. 950. И это с «Молодой гвардией», с «Семеро смелых»…

К.ЛАРИНА – Т.е. все выпуски его, да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Все выпуски. Вы представляете, это уже 70…

К.ЛАРИНА – Золотая тысяча.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Тысяча. Это уже лет 70 наше кино, и в общем, такие, очень крупные фигуры российского и советского кино, и уже отчасти история нашего кино и цвет нашего кино – это его ученики. Это ученики духовные. Это удивительный педагог. Просто гениальный педагог, который, вот, просто из миллионов мог выбрать мальчика, девочку, и сказать «ты сможешь». И дать шанс.

К.ЛАРИНА – Так я понимаю, что он еще, простите, следил, еще дальше помогал. Да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Обязательно. Он помогал всегда. Мало того, что все актеры снимались у Сергея Апполинаревича в картинах, а режиссеры проходили практику, он еще чуть ли не до пенсии, вообще, всех пристраивал, помогал, имея такую возможность тогда. Пробить сценарий, фильм, где-то устроить актера или артиста, который вдруг как-то, вот, канул, куда-то пропал. Т.е. мы были любимы всегда. Не было своих детей у Сергея Апполинаревича и Тамары Федоровны, и вот всю любовь… Они нам прощали все. Т.е. я даже не знаю… вот как родители, когда… ну все равно простишь все. Мы это чувствовали, мы это знали, но мы этим не пользовались. Мы гордились тем, что мы герасимовцы. Мы считали себя каким-то особым, вот, кланом. Вот все другие, а мы его ученики. Вот нас выбрал он. Удивительный человек, которому, конечно, кланяются все всегда. И сколько мы ни встречаемся – на площадках съемочных, в жизни – ощущение родства человеческого, потому что мы все родные люди, мы это всегда знали. Потому что мы всегда чувствовали, что, вот, наш курс особенный – это был… у каждой… вот, там был курс «молодогвардейцев», а мы, вот, были курс «четырех Наташ». И он так и вошел…

К.ЛАРИНА – Наталья Бондарчук…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Бондарчук, Аринбасарова, Гвоздикова и я. Вот, из 8 девочек было 4 Наташи. Курс 4 Наташ. И мы всегда знали, что мы друг у друга есть. Вот, мы приходили… я приходила на премьеры Коли Еременко, Вадима Спиридонова – царство им небесное всем, такие молодые…

К.ЛАРИНА – Кошмар, молодые мужики ушли…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Талгат Нигматулин. Это удивительный был курс, удивительный. И вот, три человека таких ярких, и может быть, самых мощных – вот, их так рано не стало. Мы всегда друг за другом как-то поглядывали – что мы делаем, где мы. И встречаясь, мы обсуждали это, как будто, вот, расстались вчера во ВГИКе, и надо обсудить что-то, вот, то, что происходило вчера. Т.е. помимо того, что он сделал актерами, режиссерами тысячу человек, Сергей Апполинаревич, — он дал нам родственников на этой Земле еще много-много-много. Даже если это не мой курс…

К.ЛАРИНА – Почему так… почему так сгорают люди в этой профессии? Вот сколько мы с Вами даже за этот короткий разговор, сколько мы имен вспомнили людей, которые ушли в совершенно молодом возрасте – просто неприлично. Особенно мужчины.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Сердце рвут. На части.

К.ЛАРИНА – Это так тратится…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – На части рвут. Потому что, я знаю точно, если относиться к этому всерьез, то конечно, рвется сердце, рвется душа, и эти бессонные ночи, которые обязательны. Потому что когда я пришла и увидела Василия Макаровича Шукшина, простите, как у него дрожали руки на первой репетиции. У человека, который был тогда просто на пике славы и известности. Такой же был и Иннокентий Михайлович Смоктуновский, который за много дней приходил и волновался, как, вот, играть тот эпизод, и как это будет, и что это будет, и как надо подправить интонацию или фразу. Вы понимаете – они другие. Вот те, кто остается в памяти и должен остаться – они другие. Они биологически другие. Они не такие, как все. И поэтому, наверное, сердце не выдерживает, уходят очень рано.

К.ЛАРИНА – А сегодня, на Ваш взгляд, вот, есть такого масштаба актеры? Из нового поколения? Страшный, конечно, вопрос. Сразу и не ткнешь пальцем.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну, наверное, время покажет.

К.ЛАРИНА – А это невозможно определить? Вот мы сейчас говорим «Шукшин, Смоктуновский» — Вы ведь тогда тоже понимали, что это гениальные артисты? Или, там, Даль.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну, какая-то судьба за ними уже была. Когда я снималась с Олегом Далем, он был бесконечно молод, но это была уже судьба, огромная судьба. Т.е. молодые люди, которые оставляли большой след. О них говорили, спорили, ругались, на кухне ночами обсуждали – вот, что было. Да, есть победы, конечно, есть хорошие роли. Это естественно. Но сказать, что я могу назвать человека, которого поставлю в продолжение фамилий, которые называю, я бы сейчас побоялась.

К.ЛАРИНА – Не рискнула бы.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Не рискнула бы.

К.ЛАРИНА – Ну, Вы же кино выбираете себе на фестиваль? Значит, там тоже же есть, из чего выбирать.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, конечно. Мы выбираем по другим традициям. Ой, не традициям – что я говорю? Заговорилась.

К.ЛАРИНА – Критериям.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Критериям, конечно же. Другие критерии, не уровень актерских работ, хотя он тоже. Но уровень самой картины. Подходит ли она… плохое слово «формат». Очень плохое.

К.ЛАРИНА – Я понимаю, что Вы…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – В рамках нашей…

К.ЛАРИНА – Понятно, вот, что объявлено, что это «Я и семья», да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да. Да, да.

К.ЛАРИНА – Т.е. никаких извращений. Никаких насилий.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Даже не в этом дело. Вот если мы смотрим династии, мы ищем то, что может быть интересно сейчас. Если мы смотрим анимационное кино, мы смотрим кино, которое… мы очень хотим показывать новое кино. Новое. То, что создается сейчас. Значит, из огромного количества того, что происходит, мы выбираем именно то, что… все же мы субъективны очень.

К.ЛАРИНА – Ну да.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Значит, мы выбираем то, что на наш взгляд кажется правильным.

К.ЛАРИНА – Ну вот, не знаю…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Мы не актерский фестиваль…

К.ЛАРИНА – Картина «У озера», вот, к вам точно бы не подошла бы. В программу.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – «У озера»?

К.ЛАРИНА – Потому что там героиня влюбляется в женатого человека.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет, не поэтому. Она бы подошла. Она бы подошла. Потому что, я говорю, у нас фестиваль очень редкий. У нас для разных зрителей, для разных… все разное. У нас много программ. И мы хотим… у нас будут программы… вот сейчас будет фестиваль в июне, мы будем привозить деток, вот, из детских домов – будут большие программы. Может быть, будем ездить туда. Т.е. будет много всего разного. Почему? Любовь – это вещь, наверное, самая главная на этом свете. И любовь бывает разной.

К.ЛАРИНА – Вот, не знаю, мне кажется, что несправедливо так сценаристы написали. Потому что я понимаю, что невозможно было в советском фильме вот так взять и разрушить семью, что у него жена, ребенок, и поэтому Лена Бармина…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Сейчас я Вам расскажу одну историю – можно?

К.ЛАРИНА – Ну, пожалуйста, да, конечно. Может быть, наконец-то я получу ответ на этот вопрос, который мучит столько лет?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вся группа на протяжении года не давала жить Сергею Апполинаревичу. Все. И я тоже. Но я тихо, спокойно душой мучила его. Просто никогда с ним на эту тему не разговаривая. А операторы, там, вторые режиссеры, актеры говорили: «ну это невозможно, ну они же должны объединить – Лена и Черных. Ну их нельзя разлучать. Должен быть хэппи-энд. Невозможно эту картину снять такой трагической». Сергей Апполинаревич хмуро молчал. И когда наступил момент съемки, мы сняли два варианты. И его сочинял Герасимов. Лена также уезжала с Байкала, он скрывался. И на самом крутом повороте стоял «газик» и сидел Шукшин. Она останавливала автобус, хватала чемодан, бежала бегом. Он выскакивал из «газика», бежал к ней. Чемодан падал, они обнимались. И был титр – «конец фильма».

К.ЛАРИНА – Прямо мурашки!.. Так.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – И мы посмотрели два фильма подряд. Два фильма подряд, при том, что фильм шел 3 часа, 2 минуты. Один день был выделен. Сидела вся группа, все артисты. Он нам показал эти два фильма, все вышли, понурив голову. Никто ничего не сказал. Невозможно. Ну вот невозможно. После того фильма, который был снят, этот финал был… даже не надо было ничего обсуждать, это было нереально.

К.ЛАРИНА – Ужасно.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Это были совершенно другие люди.

К.ЛАРИНА – Несправедливо.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Несправедливо. Но они… ну, они не могли так поступить. Ни тот, ни другой.

К.ЛАРИНА – (вздыхает) Давайте, берите наушники.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – (смеется)

К.ЛАРИНА – Будем слушать зрителей. Итак, здесь, в студии «Эхо Москвы», Наталья Белохвостикова, которая такую тайну нам рассказала. Я, вот, никогда этого не знала, но…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, никогда не рассказывала.

К.ЛАРИНА – Эх, много бы я отдала, чтобы посмотреть тот фильм! Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло!

К.ЛАРИНА – Да. Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Здравствуйте, уважаемая Ксения и Наталья… не знаю, как по отчеству…

К.ЛАРИНА – Здравствуйте!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Здравствуйте! Наталья.

Вот, у меня, во-первых, огромное уважение к Наталье Белохвостиковой, и есть две просьбы: рассказать немного о Тамаре Макаровой, потому что я очень люблю ее, как актрису, и мне кажется, она немножечко чем-то похожа, вот, по игре на Вас. Вот, она не кричит, так вот…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вот, и потом еще рассказать немного о фильме – я забыла его название – где артист Михайлов, Люба Полищук…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – А, «Змеелов», «Змеелов».

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – А еще, если можно – Ксении Лариной…

К.ЛАРИНА – Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вот я просто не могу никогда дозвониться – «Человек из телевизора», которую я очень люблю. Передать просто – без обид, как бы – Ирине Петровской, что слово «жюри»… она говорит «жюри», а надо «жюри».

К.ЛАРИНА – Хорошо, про жюри мы все поняли. Ну так что, про Тамару Федоровну Макарову и про «Змеелова».

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ой… про Тамару Федоровну Макарову… Ну что Вам сказать? Сергей Апполинаревич и Тамара Федоровна – это как, вот, вторые родители. Люди, благодаря которым, вот, мы сейчас разговариваем. Потому что если бы я не встретила Тамару Федоровну и Сергея Апполинаревича, и, вот, его Величество Случай в один прекрасный день просто не свел нас, конечно, бы я не получила вот ту удивительную школу, я бы не напиталась вот той удивительной аурой Тамары Федоровны, которая была. Потому что, знаете, бывают такие магические персонажи – вот она такой была. В нее влюблялись все. У нее были удивительные глаза, искрящиеся, лучистые-лучистые, бездонные. Она была бесконечно мудрой женщиной. Талантливой, мудрой и такой, всепрощающей. Вот в ней что-то было удивительное. И самое главное, конечно, она была невероятно сильным человеком, чем подавала, конечно, пример. Потому что мы знали, что чтобы выжить на этом свете, надо очень ровно и сильно, и крепко держать спину. Потому что, вот, я когда встречала Тамару Федоровну, уже не было Сергея Апполинаревича… это был человек… ну, такой памяти. Она помнила все, она помнила до мелочей всю свою жизнь, все книжки, которые были прочитаны. И вот последнее, что я помню, она мне сказала: «Наташа…» Ей было очень-очень много лет. Она говорит: «Ну вот вопрос, загадка – что я сегодня сделала утром?» Я говорю: «Утром? Ну, может быть, ну, кто-то Вам позвонил из любимых Вами людей, что-то хорошее… ну, письмо, ну, не знаю». Она говорит: «Я сегодня утром, как всегда, вылила на себя ведро ледяной воды. Это был человечек, которому было 90 лет.

К.ЛАРИНА – Молодец.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Поэтому бесконечные, вот, все время воспоминания, и восхищения, и восторги, и благодарность судьбе за то, что, вот, в 16 лет именно эти люди были рядом. Не кто-то другой, а именно, вот, Тамара Федоровна и Сергей Апполинаревич. Вот.

К.ЛАРИНА – Давайте следующий звонок. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Здравствуйте!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Здравствуйте!

К.ЛАРИНА – Здравствуйте, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Это некто Владимир Владимирович из Омска звонит Вам.

К.ЛАРИНА – Да, да.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Здравствуйте.

(пауза)

К.ЛАРИНА – Ну?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Я хочу признаться в любви некоторой Наталье Белохвостиковой, потому что когда я увидел фильм «Берег», потом и так далее, еще другие фильмы, я влюбился навсегда в эту актрису. «Тегеран-43» и т.д. Ну, в общем…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Как мне дороги Ваши слова!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Я признаюсь в любви навсегда, на всю жизнь.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ой, ну что Вы!..

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Спасибо за внимание.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо Вам огромное за память, спасибо огромное! Спасибо!

К.ЛАРИНА – Часто бывает в Вашей жизни такое?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет.

К.ЛАРИНА – Наверняка же признавались в любви незнакомые… Незнакомцы.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

К.ЛАРИНА – И что Вы делали?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, это опрокидывает просто. Потому что я знаю, что это обращено к моим персонажам экранным. И в тот миг ты понимаешь, что ты не зря проживаешь жизнь. Значит, что-то с экрана опрокидывается в зал, вот эта энергия. Потому что каждой роли отдаешь кусочек своего сердца и души. Иначе не бывает. Значит, это кого-то задевает, значит, это не зря.

К.ЛАРИНА – А Вы сами влюблялись когда-нибудь в артистов? Когда были девочкой совсем. Когда еще и не помышляли об этой профессии. Наверняка же смотрели, вот, кино?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я смотрела кино. У меня была… Вы знаете, когда я жила за границей с родителями, и первый фильм, который меня задел за живое, был фильм, который был показан потом в России – «Звуки музыки». Я была девочкой совсем. Вот эта удивительная музыка, эта удивительная Джулия Эндрюс, которую мы потом видели в картине даже у Кончаловского – помните? И это почему-то первый звоночек, когда мне захотелось быть на экране. Это любовь к кино родилась.

К.ЛАРИНА – Ну, кумиры же тоже наверняка были свои? В ту пору.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я в 16 лет получила «Учителя». А до этого, до этого я, наверное, смотрела, вот, в Москве все, что можно посмотреть, я читала все, что можно прочесть. И вот сказать, что был кумир… нет, не было. Было действительно очень большое знание. Знание, куда я иду, я знала, ну, наверное, вот… до мелочей всю историю нашего кино – настолько мне было это интересно. Настолько я знала то, что происходит сейчас. Это такая болезнь. Я думаю, что только человек, который, вот так вот болен, он должен этой профессией заниматься.

К.ЛАРИНА – А Вы Наташу отговаривали?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я хотела, чтобы она была режиссером.

К.ЛАРИНА – А, ну так, это считайте, что эта мечта исполнилась. Она все-таки режиссер уже.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Она стала режиссером, но потом, спустя годы, она окончила режиссерский факультет. А первая профессия была актерская, и она снимается. Но я понимала, что профессия актерская очень зависимая. Это все-таки очень… может быть, не твой век, не твой час, не твой год, мода на другие лица. И не случится судьба, и жизнь – это очень опасно.

К.ЛАРИНА – Неизвестно, вот, даже на Вашу судьбу, когда смотришь, понимаешь, и я думаю, что Вы тоже это прекрасно понимаете – что если бы не случилось вот такой встречи с Владимиром Наумовым…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Никто не знает, какой…

К.ЛАРИНА – Неизвестно, что бы там случилось дальше.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я не знаю.

К.ЛАРИНА – Никто не знает.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Может быть, она шла бы… Никто не понимает, вообще…

К.ЛАРИНА – Это, конечно, счастье. Это счастье. Вот я тоже думаю, что с Инной Чуриковой и Глеб Панфилов – это же такое попадание друг в друга.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Это удивительная пара, да.

К.ЛАРИНА – Раз, и вдруг две звезды сразу родилось вот от этого соприкосновения, да…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да. Да, да, да.

К.ЛАРИНА – …режиссера и актрисы.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Это судьба, это судьба, это судьба.

К.ЛАРИНА – Ну, собственно говоря, как Тамара Федоровна и Сергей Герасимов.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Совершенно верно, совершенно верно.

К.ЛАРИНА – Давайте еще звонок. Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло!

К.ЛАРИНА – Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Добрый день!

К.ЛАРИНА – Добрый!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Я рада Вас приветствовать. Предыдущий звонящий мужчина, который позвонил, он просто у меня, как Вам сказать, с языка взял то, что я хотела позвонить и сказать Наталье Белохвостиковой. Мне уже 57 лет, но я когда-то, будучи еще не очень старой…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну это разве старость? Ну что Вы такое говорите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – …посмотрела «Берег»…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – …никогда в жизни таких слов.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – …я точно также навсегда, на всю жизнь влюбилась в нее, и всегда читая Бондарева, смотря этот фильм, я всегда реву, как белуга.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Господи!..

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Я просто… мой восторг. Я просто преклоняюсь перед Натальей Белохвостиковой. Мои благодарности, что я живу в одну эпоху с такими людьми, с такими актрисами. Большое ей спасибо!

К.ЛАРИНА – Спасибо!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ой, Господи… Вы знаете, до слез слова, спасибо Вам огромное! И спасибо и за слова, и за такое восприятие, и такую память. Спасибо, спасибо огромное! Просто…

К.ЛАРИНА – Алло! Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

К.ЛАРИНА – Да, слушаем Вас, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

К.ЛАРИНА – Да, говоите, погромче только.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу один вопрос задать.

К.ЛАРИНА – Только погромче.

СЛУШАТЕЛЬ – Наталье Белохвостиковой.

К.ЛАРИНА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Можно, да?

К.ЛАРИНА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Скажите, она… я не вижу ее по радио, к сожалению.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – (смеется)

К.ЛАРИНА – Так. Как интересно было бы, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ – Она опять такая красивая, как и была?

К.ЛАРИНА – Она красивая, какая и была.

СЛУШАТЕЛЬ – Да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – (смеется)

К.ЛАРИНА – Да. Я Вам отвечаю, поскольку я ее вижу по радио, в отличие от Вас (смеется).

СЛУШАТЕЛЬ – Прекрасно. В отличие от меня.

К.ЛАРИНА – Спасибо!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Приходите в кино.

К.ЛАРИНА – Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло?

К.ЛАРИНА – Да, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день!

К.ЛАРИНА – Добрый.

СЛУШАТЕЛЬ – Я, как… алло? Меня слышите?

К.ЛАРИНА – Да, да, мы Вас слышим.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хотел как раз-таки по фильму «Берег» спросить у Натальи.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – В свое время – как, он в начале 80-х он прошел, или в середине – ну, не важно.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – 1985-й, да, где-то год.

СЛУШАТЕЛЬ – Это очень был… очень был такой, по тем временам пронзительный, пронзительный по своим интонациям, и по теме войны, и вот, по всему такому фильм.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – И я хотел бы Вас спросить: кажется, с ним какие-то были трудности?

К.ЛАРИНА – С выходом, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, в том смысле, что его очень редко показывали. Вот один раз я его посмотрел – как раз в 1985 году. И потом буквально на 5-10 лет пауза. А ведь такой удивительный фильм просто.

К.ЛАРИНА – Да, поняли, спасибо Вам за вопрос. Да, я бы тоже про это спросила. Там еще один есть фильм, который тоже почему-то показывают, как мне кажется, незаслуженно редко – это «Десять лет без права переписки».

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, я очень люблю эту картину. Вы знаете, это уже позиция и политика каналов. И я не знаю даже, как я могу ответить на этот вопрос. «Берег» очень широко шел на экранах и очень широко шел в мире. «Десять лет» вышла картина как раз, вот, в начале периода, вот, Перестройки, когда кино смотрели мало, в кинотеатрах продавали мебель и сантехнику, и картина шла не очень широко. А по телевидению да, они бывают, картины. Я вижу их иногда. Но может быть, действительно, хотелось бы, чтобы показывали картины… Потому что, мне кажется, они достойны того, чтобы быть увиденными.

К.ЛАРИНА – Конечно. Конечно. Очень жаль, что выросло целое поколение, которое, может быть, даже и не видело этих фильмов.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Может быть, да, да, да. Но это, вот, политика каналов – это, наверное, так можно ответить на этот вопрос.

К.ЛАРИНА – Наташ, а что сейчас происходит, вот, в творческой жизни? Вы же работаете сейчас?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – В творческой жизни… да, да, да, у нас начинается как раз творческий… съемочный, в смысле, период. Наташа запустила картину «В России идет снег».

К.ЛАРИНА – Что-то со снегом уже не первый раз у Вас со снегом что-то?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет, первый раз.

К.ЛАРИНА – Мне кажется, что-то было со снегом, название, нет?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Нет, нет, нет. Название да, но картина пока… да 

К.ЛАРИНА – Да.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Ну, вот этот миг движения. Не все сразу, пока сценарий напишут, пока выделяются деньги, пока проходит весь этот процесс. И вот, значит, вот сейчас она как раз в начале, в самом начале пути. И мы все заняты, вот, этой картиной. Так что…

К.ЛАРИНА – Т.е. она режиссер…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Она режиссер.

К.ЛАРИНА – Вы там актриса…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Я играю, да, чуть-чуть…

К.ЛАРИНА – А Владимир Наумов что делает?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Он продюсер. Он продюсер. В его студии снимается картина.

К.ЛАРИНА – Ну, прекрасно. Т.е. слава Богу, значит, это…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Сценарий… мне очень нравится сценарий, который написал, вот, Наумов вместе с Табаковым. Мне очень нравится этот сценарий. Просто действительно, мне кажется, это очень интересная история, и очень философская, и мне кажется, это будет очень интересно.

К.ЛАРИНА – Про что?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Боюсь говорить. Вот сейчас первые дни, боюсь говорить.

К.ЛАРИНА – Не надо, да?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Боюсь называть кого-то. Суеверная жутко!

К.ЛАРИНА – Ну а когда планируете завершить?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Если будет все хорошо, то съемочный период на месяца три. А потом уже монтажно-тонировочный, все – это уже, уже движение.

К.ЛАРИНА – Ну хорошо. Нам остается только ждать. Я Вам желаю успехов, и…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо большое!

К.ЛАРИНА – Я так понимаю, что сейчас, конечно, Ваше сердце живет, в основном, в доме и вокруг Вашего замечательного ребенка все сконцентрировано (смеется).

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Вы знаете, нет, я должна сказать, что я так, очень так, существую всюду. Всюду, всюду. Потому что я думаю, что он тоже в скором времени отправится на киностудию «Мосфильм».

К.ЛАРИНА – А он понимает, что, вообще, у него родители – известные люди? Мама актриса, папа режиссер…

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – (смеется)

К.ЛАРИНА – Сестра – тоже режиссер и актриса. Или пока еще нет?

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Он понимает. Он очень смешно на эти вопросы отвечает, но я думаю, понимает как-то по своему и по детски. Но с любопытством смотрит на маму, на папу и на сестру по телевизору, когда он видит их на экране, очень радуется.

К.ЛАРИНА – Для него это, видимо, уже в порядке вещей.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, он уже привык.

К.ЛАРИНА – Да. Люди там работают.

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Да, да, да. Ничего страшного. (смеется)

К.ЛАРИНА – Ну что ж, огромный привет всей Вашей семье!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо большое, спасибо!

К.ЛАРИНА – Удачи, здоровья и побольше работ!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо огромное!

К.ЛАРИНА – Спасибо Вам!

Н.БЕЛОХВОСТИКОВА – Спасибо, спасибо!

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

18 мая 2008 | 17:46

Актрисы 70х
Наталья Белохвостикова еще раз подтвердила, ну не интересная она как человек, и актриса не выразительная. Да, ей в начале повезло. А так, она , еще Ольга Кабо, эти девочки 70х из спецшкол -да, правильные, да, умненькие, да образованные, но по сути никакие.Таких тысячи было в стране. Единственно надо отдать должное артистичному голосу Белохвостиковой. Высокомерный, с благородной хрипотцой. А Кабо всю жизнь работает как лошадь в смысле тренировок. Но слушать и смотреть их не интересно. Из того поколения городских девочек- отличниц-актрис выделяются Неелова, почти рядом Симонова, даже Глаголева (речь о кино). А больше не вспомнить. На ТВ Столица есть предача "ночной разговор" С Мягченковым.. Он брал интервью у Екатерины Карпушиной актрисы Р.Виктюка из поколения 80х. Я не знаю ее как актрису, но молодая женщина проявила себя как потрясающе глубокий и интересный человек.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире