'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 ноября 2006, 14:08

К. ЛАРИНА – Добрый день. Приветствую наших слушателей и с большой радостью сама нервничаю, приветствую в нашей студии Татьяну Анатольевну Тарасову. Здравствуйте, Татьяна Анатольевна.

Т. ТАРАСОВА — Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Великий человек, великая женщина. Я предупреждала, программа «Дифирамб». Здесь можно говорить правду и только правду.

Т. ТАРАСОВА — Меня обычно не очень-то хвалят. Я не привыкшая.

К. ЛАРИНА – Вы знаете, я в принципе вас всегда любила как человека, как личность интересно было за вами наблюдать, когда вы стоите у бортика, и я понимаю, что для человека эти 4 минуты. Что такое, сколько сейчас происходит в душе, в голове у этого человека, который стоит и смотрит, как катается ученик, как катается уже чемпион. И он уже в 25-й раз чемпион или в третий раз, это не имеет значения. Конечно, одержимый человек. Тот самый случай, мы обычно говорим о таких качествах характера как одержимость, некоем фанатизме. Они у нас больше идут с отрицательным полюсом. Может быть оттого, что это связано больше с какой-то идеологией, прежде всего. А вы одержимый человек своей работой, своей профессией. Я думаю, что не раскрываю никаких тайн, это правда. Вы этим живете.

Т. ТАРАСОВА — Мне кажется, что это большое счастье, когда люди живут своей профессией, работой. Это счастье для тех, с кем они соприкасаются и для самой себя. Потому что я не заметила, как жизнь прошла.

К. ЛАРИНА – Она не прошла, во-первых.

Т. ТАРАСОВА — Она идет, но в этом году на следующий год будет 60 и это все-таки какая-то черта. Я, конечно, очень была счастливым человеком, я не видела, как проходят 24 часа, и никогда не хватало времени. Теперь не хватает, потому что у меня уже другая скорость передвижения, хотя я сама за рулем на машине. Но я из тех счастливых людей, которые правильно выбрали свою профессию, которую мне помогли родители выбрать. И я абсолютно счастлива в ней.

К. ЛАРИНА – Но это же огромной невероятной высоты требования вы предъявляете ко всем, кто в эту профессию приходит. То есть вы по себе судите.

Т. ТАРАСОВА — Прежде всего, я требовательно отношусь, относилась к себе. Вот так бы я сказала. Но и отношусь. Поэтому может быть я и могу требовать с других. Потому что все-таки мои ученики и люди, которые общаются со мной, они видели, наверное, как я надрываюсь. Как бы ничего не давалось так легко. Потому что какие-то пробелы в собственном образовании для той планки, которая стояла всегда, она стояла всегда только на победу. Это очень тяжелая вещь. Она может быть и неправильная, потому что ни от чего другого уже не получаешь удовольствие. Второе место это погибель, проигрыш, это горе. Понимаете. Это несчастье. Ты не сумела сделать то, что ты обязана была сделать с этими талантливыми людьми. И, конечно, я всегда была влюблена в талант и старалась просто раскрыть этот талант. И для себя и для них. Нельзя говорить, что только для них. Потому что это было и для себя. И это было такое стремление на разрыв аорты, что-то новое придумать, сделать, подобрать какую-то музыку.

К. ЛАРИНА – Угадать индивидуальность.

Т. ТАРАСОВА — Да, выявить индивидуальность. И, слава богу, что я в этом не ошибалась. Я людей не подводила. И они меня не подводили. И они мне дали возможность подняться до таких высот, что вы меня например, на передачу зовете или что мне доверяет Первый канал вести передачу с листа. И никто мне не пишет текстов, и это, наверное, чувствуется. И что говорить. Просто счастье, что выбрана правильно профессия.

К. ЛАРИНА – У вас сейчас счастливый период в жизни? Хороший?

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, я еще не знаю, какой у меня сейчас период. У меня переходный период. Я не могу больше, ведь когда ты берешь спортсмена, ты берешь для того, чтобы сделать чемпиона. Но ты видишь способности человека, ты знаешь, что в нем нужно сделать. Сначала я воспитывала с детства, потом ко мне приходили люди с просьбой что-то в них улучшить и так далее, я в этом, слава богу, не ошибалась. И преуспевала. Но это жизнь была абсолютно с посвящением. То есть это жизнь, как я говорю всегда – в коридоре, в которой есть одна дверь – это воскресенье, там ты выходишь на свежий воздух. А так это жизнь 24 часа ты или думаешь, или делаешь, или работаешь, но ты всегда с этим человеком в голове. Ты отвечаешь за все. Нужно сделать все, что можно. А потом уже будь что будет. И вот это все, что можно, оно накапливается каждый день. И ты по крупицам собираешь, из чего состоит этот успех. И ты должен хорошо это продумать и у тебя должны получаться тренировки и не должно быть провисания какого-то, потому что от монотонных тренировок тоже человек устает. Ты все время сама совершенствуешься, сама делаешь. Думаешь, кого тебе пригласить, неважно, чем ты занимаешься, но ты живешь для этого человека. Для того чтобы его реализовать. Потихонечку вытаскивая из него и раскрывая его, и каждый день ты видишь его нового, если ты ему это дала или то. Таких сил у меня больше не осталось. Это печально. Но это факт. Может быть, это было связано с тем, что я очень много себя эксплуатировала, это 40 лет непрерывной работы. Много за это время сделано. Но еще и маме 88 лет, понимаете. И надо немножко пожить дома. И совсем не видела мужа. И сестра, мы все стареем, и хочется чего-то другого. То есть не то, что хочется, хочется всегда, когда приходишь на каток и стучишь по борту, ты понимаешь, что тут твое место. Там всегда есть что делать. Я помогаю Лене Водорезовой, сейчас очень плохо помогаю, практически не хожу, потому что очень много дел. То смотрела сборную команду, молодежную, юниорскую, детскую. Всех знаю в лицо, по фамилии, по имени, отчеству. Знаю всех, кто родился на коньках. Это тоже селекция заняла определенное время. Это новая работа. И поэтому найти в ней себя тоже требуется время. И требуется время для того, чтобы успокоиться немножко. Но еще не было такого времени, чтобы я неделю, например, пожила на даче, которую я очень люблю, потому что сейчас идет этот проект, и к этому проекту готовишься. Потому что люди, получилось, что вся страна смотрит, смотрит семьями, с друзьями, и абсолютно все в курсе дела. Поэтому каждую неделю ты должен быть к этому готов. Ты должен быть справедлив. У меня нет в этом проблемы быть справедливой, но все равно это особенно накладывает на тебя какую-то ответственность. И я как бы в этом проекте сейчас и для меня странно, что начался сезон, и я никуда не еду. Это первый раз в моей жизни. Я смотрю все ночью, по телевизору, вот сегодня из Канады. То есть, всю ночь по 6-8 часов, начиная с 12 часов ночи, до самого утра смотришь соревнования по телевидению. По НТВ-плюс. И это немножко другая жизнь и надо себя в ней найти. И найти так, чтобы был интерес. Не просто исполнять то или иное задание, потому что могу исполнять задания честно, грамотно, но найти для себя какой-то поворот в новой своей жизни, я не могу сказать, что я уже его нашла. Я на пути.

К. ЛАРИНА – А вы знаете, отношусь как раз к этому несметному числу поклонников проекта «Звезды на льду», не пропускаю ни одной программы. И от субботы до субботы практически живу. И все время думаю: Господи, что же будет со мной, когда это все кончится. Это как наркотик, просто подсела.

Т. ТАРАСОВА — Вся страна подсела. Слава богу, что на этот наркотик.

К. ЛАРИНА – Поздравляю. Это такая удача. Причем во всем.

Т. ТАРАСОВА — Мне очень приятно, что меня пригласил Первый канал и я очень благодарна руководителям за то, что я там сижу. Мне кажется, что я не просто провожу там время, я стараюсь.

К. ЛАРИНА – Это ваша мечта была. Я помню, как вы много об этом говорили, когда были горькие периоды в жизни нашего государства, когда казалось, что фигурное катание отброшено на обочину. Когда Тарасова я помню, стояла перед камерами новостного канала и говорила: дайте лед. Там следовали дальше слова, которые может быть повторять невозможно.

Т. ТАРАСОВА — Да, выгоняли с разных катков.

К. ЛАРИНА – Я помню, как вы говорили, как же так можно, это золотой фонд, этот вид спорта, золотой фонд истории. Не только истории спорта, а истории страны. И когда я впервые увидела первую передачу…

Т. ТАРАСОВА — Слава богу, что это сейчас, это не услышано, конечно.

К. ЛАРИНА – Но лед тронулся, это называется.

Т. ТАРАСОВА — Лед тронулся. И не прошло 10 лет или 20 лет, потому что я предлагала и руководителям города создать здесь и театр, такой же, как Бродвейский театр и шоу, в Москве. Может быть, когда-то и будет сделано, но уже, наверное, не мной. Очень это жалко.

К. ЛАРИНА – Но вы двинули это.

Т. ТАРАСОВА — Но вы знаете, я конечно, просто счастлива, что наш труд тренерский и творческий всего нашего поколения, туда вхожу не только я одна, понимаете. И вот этих спортсменов не только последних олимпийских игр, а вообще у нас же был чемпионат мира в прошлом году. Вся трибуна сидела чемпионов олимпийских и чемпионов мира многократных. Федерация позвала всех чемпионов. Так это понимаете, такой букет, который нельзя внести ни в какую комнату. Даже мне кажется в Кремль. Потому что не хватит места. И конечно очень приятно, что сейчас есть какой-то, как сказать, жизнь прожита не зря. Потому что есть на Первом канале это шоу.

К. ЛАРИНА – Я думаю, что столько детей пойдет после этого в фигурное катание.

Т. ТАРАСОВА — Да вы знаете, я заехала в магазин сама. Ни одной пары коньков. Все продано, что касается фигурного катания.

К. ЛАРИНА – Волшебная сила искусства.

Т. ТАРАСОВА — Все костюмчики, все варежечки, конечки, ботиночки. И ничего плохого в этом нет. Это же лучше, чем по улицам мотаться, курить, пить и говорить. Понимаете. Это лучше все-таки пойти, это здоровее. И музыку слушать и заниматься и чему-то учиться. Пусть не все станут, но кто-то ведь поймет через это, как жить. И что ничего не дается просто так и что нужно очень сильно трудиться. И что спортсмен это профессия и очень тяжелая профессия. И каждый день он должен надрываться. Что тренер это тоже очень тяжелая профессия, очень интересная и учитель, тренер и родители в какой-то момент стоят на одной высоте. Потому что кто дает профессию, трудно сказать. Понимаете. Кто влюбляет ребенка в себя, и в свое дело. Вот и все. Я была влюблена в свое дело, и я счастлива этому. Поэтому я считаю, что конечно проект делает очень большое дело для вообще всей страны, для детей. У нас конечно не так много катков, как в Канаде или в Америке. Куда ни плюнь, везде каток. Но все-таки у нас сейчас есть, лед как-то тронулся, есть катки. В основном они, конечно, отданы под хоккей, который у нас стоит, опираясь на костыли и ни ноги, ни руки не работают, голова тоже, в общем, немножко качается. Но все-таки фигурное катание чуть-чуть вырывает себе время на каждом катке. Я думаю, что это будет расширяться. Потому что когда-то мой отец Анатолий Владимирович Тарасов уживался на одном катке в ЦСКА вместе с великим Станиславом Алексеевичем Жуком. И растили целое поколение выдающихся спортсменов и как-то делили этот лед. И как-то школа работала. И одна школа хоккейная работала, и школа фигурного катания работала. И все было нормально. И все было очень грамотно. И один брал опыт другого. Сейчас много катков, мне кажется, что молодое поколение, которое пришло, конечно, сейчас другое время, и по-другому дело делается. Но все-таки надеяться, конечно, хочется.

К. ЛАРИНА – Кстати, я хотела сказать про этот проект, что это ответ на вопрос вечный, который всегда обсуждается, фигурное катание это спорт или искусство. Когда в одной паре стоит с одной стороны профессиональный спортсмен, а с другой стороны человек творческий, актер, певец, то идет такое взаимообогащение, может быть, я ошибаюсь, может, я наивно об этом сужу, но мне кажется, что даже профессиональные спортсмены для себя очень много открытий сделали.

Т. ТАРАСОВА — Конечно. Вот, например, Таня Навка. Она совсем другая. Они с Башаровым, у них такой номер предпоследний, да много номеров, он мог украсить этот номер любое мировое шоу. И очень много таких. Вся ведущая пятерка это очень сильные люди. Вообще все…

К. ЛАРИНА – А Ингеборга Дапкунайте.

Т. ТАРАСОВА — Я  ее совершенно обожаю.

К. ЛАРИНА – А ваш любимый Ягудин.

Т. ТАРАСОВА — Мой любимый Ягудин вообще столько научился на проекте, он никогда в жизни ничего не поднимал. А тут он поднимает и как-то она не боится.

К. ЛАРИНА – Весьма своенравную женщину.

Т. ТАРАСОВА — Да. Но она не боится. Потому что он ответственный. Он не уронит. Но откуда у него это. Он одиночник, никогда ничего не поднимающий. Это серьезная вещь. Можно споткнуться, упасть, можно не удержать, но в связи с тем, что он человек очень талантливый, очень. А Женя Плющенко, который со словом сейчас просто на «ты». Просто молодец. Как он ведет эту передачу. И Ира, какая она была в первой передаче и какая она сейчас. Это совершенно разные люди.

К. ЛАРИНА – Потому что все по любви.

Т. ТАРАСОВА — Потому что все по любви. Понимаете. Все по любви. И им не скучно учиться. Пока человек живет, как говорит моя свекровь Юлия Моисеевна, он учится. Вот у них сейчас такой интересный период времени. Я им очень завидую. Потому что у них все только начинается. И, например, я смотрю на Сашу Жулина, которого я знаю с самого детства, как он только еще в Горьком катался. И я смотрю на него сейчас, каким же мастером он вырос. Он воспитал уже много пар. Но сам не потерял этой потрясающей возможности двигаться, кататься, учить.

К. ЛАРИНА – Такие все артистичные.

Т. ТАРАСОВА — Да, он всегда был. Но за много лет тренерского труда можно было это растерять. Какой интерес у них в глазах. Я не могу смотреть просто без слез на Большову. Маша с Бутманом просто другой человек.

К. ЛАРИНА – Маша Петрова.

Т. ТАРАСОВА — Да. Другой человек. Много, очень много. И те, кто выбыли из проекта до каких-то определенных шоу, до последних шоу, где все встретятся, конечно, это будет, концерт мирового класса. Поверьте мне. И понимаете, очень важно, что, например, Илюша Авербух…

К. ЛАРИНА – Все говорят: он гений.

Т. ТАРАСОВА – Ну, гений Пушкин.

К. ЛАРИНА – По части фантазии.

Т. ТАРАСОВА — Понимаете, у меня есть тоже планка, мы все способные люди, работаем. И он свои способности катательные и актерские, потому что он всегда был прекрасным, великолепным актером, он всегда очень чувствовал музыку, он трансформировал их в другую профессию балетмейстера. И я очень рада, что появляются люди, нас никто не учил, мы сами самоучки, мы сами все ставили. Я, во всяком случае, все это ставила сама, всегда сама подбирала музыку. И вот появляются люди, которые и в фигурном катании достигли и понимают и знают и владеют коньком и ставят с таким же удовольствием. И у них работает фантазия, и голова и ему нравится этим заниматься. И я вижу, как горят его глаза. Я никогда не была у него на тренировке, потому что это не положено по проекту. Я вижу впервые то, что я оцениваю, я вижу это впервые. И я конечно, очень довольна. То есть, довольна его работой. Я могу так сказать. Потому что я старшее поколение, и я видела его с детства, как он катается. С самого раннего возраста. Я вижу, в кого он вырос. Я просто, мне кажется, что и Ира и его родители могут им гордиться.

К. ЛАРИНА – Татьяна Анатольевна, а вам что это дает? Мы  сейчас про всех поговорили и поняли, что дети пойдут заниматься фигурным катанием, спортсмены и актеры открыли для себя какие-то новые миры.

Т. ТАРАСОВА — А мне это дает удовлетворение. И может быть, потом не знаю, может быть, кто-то мне предложит какую-то другую работу, которая будет, может быть, какую-то передачу, программу, которая займет в моей душе самое главное место. Может быть. Я не знаю. Но то, что мне дает это удовлетворение, и что я к этому готовлюсь, что я выхожу оттуда уставшая, как после соревнований, понимаете. И могу не спать целую ночь, если вдруг что-то мне показалось, что я сделала несправедливо. Понимаете. Я этому очень благодарна. И потом меня всегда в стране очень знали и любили, нас часто тоже показывали, последние годы мало показывают. Последние годы как раз показывали. Но предыдущий год был период, когда очень мало показывали по Первому каналу и Второму никогда, и вся Россия не видела фигурного катания, очень часто и много писали про это. Сейчас, слава богу, поменялась какая-то ситуация. Но мне хотелось что-то сделать. Но не знаю я, как это получится. Вот может быть после этого проекта, потому что тогда меня все знали. А сейчас просто, все люди так рады, что им есть что смотреть. Просто вот эта любовь народная. Я ее чувствую. Потому что я вокруг дома своего пройдусь на Соколе, я возвращаюсь с цветами. Я и раньше после олимпийских игр, всегда кто-нибудь подарит на улице. Но сейчас просто я не знаю, это как звездный час. Это так смешно. Моя основная работа закончилась, там, где я делала настоящее дело. Прославляла вместе со спортсменами родину, и поднимался флаг. Было это все. Работа на 8-ми олимпиадах. И тут прямо опять эта волна любви. Я так благодарна зрителям. Я всегда им была благодарна. Они очень ко мне всегда были как-то подвинуты душой. И я всегда это чувствовала. И когда были маленькие Моисеева с Миненковым, я их возила в Санкт-Петербург, тогда Ленинград. И я показывала свои первые программы. И у меня сохранились письма чудесные. И вот до сих пор сейчас такая волна поднялась, как мне может быть это безразличным. Не только по отношению к себе, но и по отношению тех людей, которые катаются. Мне кажется, что для них этот период в жизни для этих великих он останется на всю жизнь. Это правда. Потому что это необычное дело. И с этого может быть, что-то придумается.

К. ЛАРИНА – Мне очень горько, я боюсь вас останавливать…

Т. ТАРАСОВА — Да, я как заведенная.

К. ЛАРИНА – Давайте новости послушаем, потом вернемся в передачу.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Вторая часть передачи будет проходить при активном участии наших слушателей и ваших зрителей, Татьяна Анатольевна. Нет никакой критики в адрес проект и слава богу, здесь люди только, которые постоянно смотрят и делают выбор именно из двух шоу выбирают шоу на Первом канале. Но очень много переживаний. Это понятно. Переживают из-за Ягудина, что многим кажется, что не ту партнершу ему дали, не ту которую он заслуживает. Переживают из-за Сихарулидзе, которого засудили на взгляд многих слушателей. Все эти переживания в любом случае они здоровые. Очень хорошие, позитивные переживания. Но, тем не менее, ваш взгляд…

Т. ТАРАСОВА — Нельзя критиковать, потому что пары подбирала не я.

К. ЛАРИНА – Но вы тоже переживали и переживаете за Лешу особенно.

Т. ТАРАСОВА — Нет, вы знаете…

К. ЛАРИНА – Это видно, вы не объективны.

Т. ТАРАСОВА — Не объективна?

К. ЛАРИНА – Сердце ваше бьется сильнее, когда он выходит на лед.

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, я не могу этого сказать. Я стараюсь быть объективна. Мне ничего не стоит это сделать, потому что я знаю, что я объективна вообще. И когда плохое, я ставлю ниже всех. Я с собой ничего не могу сделать. Но в какой-то момент этого шоу они просто были, очень быстро учились и они опережали многих. Конечно, это я не думаю, что они могут бороться за призовое место. Я так не думаю. Чем черт не шутит, но я так не думаю. Потому что там есть настоящие лидеры, но, во всяком случае, они держатся все время в пятерке. И насчет Сихарулидзе и Лены Бережной. Конечно, Лена звезда, и он тоже. Но мне кажется, что тоже очень симпатичный человек Носик и многому выучился. Но это все-таки заняло…, и были люди сильнее.

К. ЛАРИНА – Ему тяжело.

Т. ТАРАСОВА — Их очень полюбили, конечно, зрители. И Ленка бесстрашная лезла на все поддержки. Делала все. И мне кажется, что их лирические номера имели для меня большую ценность, чем шуточные. Потому что для того чтобы делать шуточные, нужно очень хорошо владеть клоунадой и коньком, а если этого нет, или как-то это использовать. То, что этого нет. Мне кажется, что это как раз не было подобрано. А Сихарулидзе он просто молодец, потому что он с разными партнершами, то была Наташа, он ее учил и делал с ней максимум того, у них были очень забавные вещи, очень хорошие. Как «золотая рыбка» и так далее.

К. ЛАРИНА – Здесь обстоятельства вмешались просто.

Т. ТАРАСОВА — Обстоятельства вмешались. И у него прекрасная вторая партнерша, с которой он просто на середине проекта вступил, и он не успел с ней накататься. Ведь люди, они немножко катались еще летом, уже начали немножко тренироваться. Илюша ждал их всех на катке и работал с ними. А здесь было очень мало времени. Она конечно удивительная девочка из художественной гимнастики, растянутая. И можно было больше придумать, если бы еще ей несколько недель, но ему и так пошли навстречу, то Наташа ножку подвернула, их оставили в проекте, то Наташа ушла, его оставили в проекте и он с третьей девочкой, конечно, мне его жалко, потому что он способный очень человек.

К. ЛАРИНА – Но я смотрю, чем дальше, тем сложнее выбор. Потому что такой высочайший уровень уже все демонстрируют оставшиеся пары.

Т. ТАРАСОВА — Хороший настоящий демонстрируют уровень. Я сказала, что несколько номеров их шоу могли бы украсить самое лучшее шоу в фигурном катании.

К. ЛАРИНА – Давайте немножко подробнее поговорим о самом виде спорта. Вопрос от нашего слушателя Сергея. «Как вы оцениваете развитие фигурного катания на современном этапе? В каком направлении ему лучше развиваться? Не хотели бы создать еще одно свое шоу?» Шоу считайте у нас уже готовое.

Т. ТАРАСОВА — Это не свое шоу. Это другое шоу. Конечно, хотела бы. Но сама одна не умею это создать. Не знаю, куда ходить, просить. Я уже просила. Это все бесполезно. Все мои просьбы не заканчиваются ничем. Поэтому я решила, что хватит просить. На одного человека и так очень много выпало счастья. Поэтому что делать. А что касается фигурного катания, то оно, конечно, претерпевает очень серьезные изменения. Потому что если раньше все тренеры фанатики, которые работали и работают, плеяда Игоря Борисовича Москвина, Тамара Николаевны. Алексей Николаевич, Елена Анатольевна Чайковская, Виктор Николаевич Кудрявцев, Жанна Громова, которая кстати приехала с олимпийских игр после Ирининых всяких побед, правда. И у нее сразу лед отобрали, она рядом живет, мы же должны рядом жить со льдом, потому что мы работаем два раза в день. А то и три. Чтобы коэффициент полезного действия был большой, мы должны жить недалеко. Потому что тем более сейчас пробки. У нее там двухкомнатная квартира, рядом со стадионом Пионеров. Но быстренько каток закрыли, ее сразу выгнали. И она теперь ездит бог знает куда, через всю Москву. И  нигде у нее нет места. Так что, все хорошо, только не знаю тоже где. И сейчас другое немножко волнует. Раньше отбирали только очень способных детей. У нас была настоящая селекция. И были такие центры как Свердловский. Где царство небесное, Игорь Ксенофонтов работал. И оттуда очень много Жук брал своих спортсменов. Это и Леонович и Пестова и много оттуда людей было действительно катающихся по-настоящему. Теперь этих центров нет. И людей нет, которые это дело хотели бы взвалить на свои плечи и по-настоящему работать. Жизнь же изменилась. Нельзя зарабатывать 120 рублей, правильно. Нужно как-то обеспечивать свою жизнь. Поэтому берем всех. Селекция другая. Всех тренируют, кто записывается в школу. По тем или другим данным. Поэтому нужно молодым людям, которые приходят в нашу профессию, зарабатывать себе на жизнь. Как заработать сейчас на квартиру? Мне не представляется возможным в нашей профессии это сделать молодым людям, которые приходят после институтов работать и так далее. Никакая ипотека на них не сработает. Потому что у них нет такой зарплаты. Понимаете.

К. ЛАРИНА – Деньги вкладывает государство? Допустим, в Америке вкладывает государственный бюджет в развитие фигурного катания?

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, что там федерация фигурного катания очень помогает своим спортсменам, которых они только, например, заметили. Вот я сейчас могу сказать, что сейчас даже я обращалась с письмом к Фетисову, потому что молодого мальчика, например, или девочку какую-то, их надо поддержать материально, которых мы берем кататься. Они должны получать какую-то зарплату. Материальную помощь. Для того чтобы хотя бы мы их обеспечили едой. Правильно? У нас были центры, у нас в них даже у меня на стадионе Пионеров у меня была гостиница, пусть она была с крысами, которых я выводила, но у меня так жило 10-12 человек. Так у Жука жили в ЦСКА, у Наташи Дубовой жили в другом месте. Так у Чайковской жили. Там их кормили. Мы знали, что это работает все. Сейчас этого ничего нет. Это опять только начинается. Это очень тяжело взяли ребенка, родители переезжают, снимают здесь комнаты, по 300 долларов платят и по 400 за комнаты. Живут в ужасных условиях для того, чтобы ребенка катать. Но надо же чем-то помочь. Нужно знать, кто в стране на сегодняшний день, где человек родился в коньках и этому человеку, этому тренеру помочь. Правильно? Их не так много. Они все в одно сито увяжутся. И поэтому есть опасения, что если это не будет сделано, если мы молодым ребятам не будем помогать, то их родители выбьются из сил, и именно мы ребенка тренируем, замечают его в 9-10 лет, вот ему нужно питаться. Сколько у нас стоит нормальное питание для ребенка. Проезд туда-сюда. Костюм тренировочный. Это все очень сложно.

К. ЛАРИНА – То же самое происходит и в музыкальном образовании.

Т. ТАРАСОВА – Значит, будем тренировать богатых, а бедных не будем. А у меня в основном все спортсмены были, у которых вместо шкафа был один, два крючка, на одном висело зимнее. На другом — летнее.

К. ЛАРИНА – Я смотрю в музыкальном, допустим, родители бедные, чуть ли ни сами должны оплачивать дорогу на конкурс, где их ребенок знают, что займет призовое место. Талантливый одаренный ребенок. А денег никто естественно не дает. А как я вижу, как приезжают родители из других городов, глубинки российской. И тоже здесь живут просто Христа ради, что называется.

Т. ТАРАСОВА — Ютятся.

К. ЛАРИНА – Но это везде.

Т. ТАРАСОВА — Да еще с них документы каждый день спрашивают на улицах любимого города.

К. ЛАРИНА – Государственная должна быть политика.

Т. ТАРАСОВА — Вот была у Лены Водорезовой грузинка, девочка, которая только прорезалась…

К. ЛАРИНА – Она выступала блестяще, кстати. Семь лет она с ней работала, семь лет живет в Москве. Арестовали вместе с мамой. Вот этот в первый день. А как же. В милицию отволокли. Разговаривали безобразно. Двое суток продержали. Лену отпустили, мать не отпустили. Люди потеряли здоровье, силы. Мы их вытаскивали, ничего это не помогало. Короче говоря, их забрали. Их правительство забрало отсюда девочку.

К. ЛАРИНА – То есть типа депортировали.

Т. ТАРАСОВА — Все, да. У Лены семь лет работы, труда пропало. Девочку отправили в Америку.

К. ЛАРИНА – И что с этим делать?

Т. ТАРАСОВА — Караул.

К. ЛАРИНА – Это вообще конечно жуть.

Т. ТАРАСОВА — Да.

К. ЛАРИНА – Таких случаев сейчас тоже немало было, когда депортировали и все до свидания. Ну что делать. Это наша родина называется, песня такая, Татьяна Анатольевна.

Т. ТАРАСОВА — Я знаю.

К. ЛАРИНА – Вы это знаете лучше, чем многие. Что такое наша родина. Где на самых казалось бы элементарных участках…

Т. ТАРАСОВА — А девочка, на ее примере уже молодые девочки тянулись. Понимаете. Она была лидером. Пусть она грузинская девочка, какая разница, талант. Талант не имеет страны.

К. ЛАРИНА – А у вас лично есть обиды на государство?

Т. ТАРАСОВА — Я не хочу об этом говорить.

К. ЛАРИНА – Но вы же здесь сейчас. Значит здесь.

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, мой папа говорил, что я могу предъявлять претензии только всегда сама к себе. Поэтому я тяжело живу и всегда в себе копаюсь. Но нет, я только знаю одно, что если что-то случается, и ты попадаешь в эту систему правосудия, я просто столкнулась с этим, то это нарушает законы всех людей. А детей особенно. И не хочу об этом говорить, но в этом смысле, конечно, хочется, чтобы в стране работали законы, по которым люди обязаны были бы жить.

К. ЛАРИНА – Все без исключения.

Т. ТАРАСОВА — Все без исключения.

К. ЛАРИНА – Давайте мы послушаем несколько звонков. Поскольку времени мало остается. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день, Ксения, добрый день, Татьяна Анатольевна. Много не буду говорить, вы молодец. И вы знаете, вот эти все трудности, с которыми вам пришлось столкнуться, вы не обращайте внимания, как доказать, что вы сильная. Вот только так. Так одними словами не скажешь. Идите и делайте свое дело смело вперед. Вы знаете, Татьяна Анатольевна, я сейчас заметил в начале передачи в вашем голосе такие какие-то добрые, добрые какие-то звонки чистые нотки. У вас немножко был вчера такой жестковатый стиль, но жизнь такая. Я не знаю, может быть, что-то произошло в вашей жизни.

Т. ТАРАСОВА — Стареем. Может быть даже мудреем.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, есть такое выражение: молодая женщина в стареющем теле. Тело наше имеет биологические какие-то, а я вам желаю всегда оставаться такой же молодой внутри. И доброту, которую я услышал в вашем голосе, чистоту, звонкость какую-то, если вы что-то нашли в своей жизни, если в вас какая-то мудрость открылась, сохраните и смело вперед с этим идите.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо большое.

К. ЛАРИНА – Вот такой замечательный мужской совет.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо большое. Если вы это почувствовали, мне это очень приятно.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я сейчас слушаю вашу передачу. Меня зовут Таисия Филипповна. У меня вопрос такой к вам. Вы знаете, у нас очень много ставят шоу. И по «Дому-2», и «Голые стены». Вот если бы эти люди, которые устраивают шоу, вносили бы деньги в этих детей, я уверена, они бы им были всю жизнь благодарны.

Т. ТАРАСОВА — Я тоже в этом уверена. Я скажу вам честно, я тоже уверена в этом.

К. ЛАРИНА – Может быть, и вложат теперь после того, что вы устроили на Первом канале.

Т. ТАРАСОВА — Будем ждать. Мы готовы. Себе не возьмем, отдадим все детям. Это правда.

К. ЛАРИНА – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Татьяна Анатольевна, я преклоняюсь перед вами. Я взрослый человек, я помню еще вас на коньках, когда вы в призерах были на Союзе.

Т. ТАРАСОВА — Конечно, была.

СЛУШАТЕЛЬ – Все, что вы делали на моих глазах. И знаете мне, сейчас пришла такая дикая мысль, вы насчет пробок говорили. Мне кажется, что если десять человек, таких как вы умных, главное неравнодушных поставить на московских площадях, ни одной пробки не будет у нас в городе.

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, это неплохое предложение по поводу моей профессии. Потому что я готова в принципе приносить пользу людям и где я нужна буду, я туда и встану.

К. ЛАРИНА – Хоть пробки разгонять.

Т. ТАРАСОВА — Хоть что-то делать, но живое дело.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я Александр. Татьяна Анатольевна, я давнишний фанат ЦСКА, вы меня понимаете.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ — И тоже хотел выразить свое восхищение вами. Настоящий сильный человек и замечательная женщина. Это очень большая редкость в последнее время.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо большое. Вы мне все говорите, что я сильная, даже начинаю нервничать. Я должна делать то, что у нас дома принято: каждый делает то, что может. Вот я делаю то, что могу.

К. ЛАРИНА – Вы можете много.

Т. ТАРАСОВА — Сколько могу.

К. ЛАРИНА – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Елена. Я рада, что я дозвонилась именно, когда Татьяна Анатольевна вещает прекрасным сильным голосом. Я видела вас по телевидению, слушала неоднократно. Знаете, женщина немножко должна быть слабая. Чуть-чуть. И если у вас есть, кому поддержать вот эту слабость, положить голову на свое плечо, может быть мужское, может быть женское, может быть детское, используйте это.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо, я воспользуюсь. У меня есть муж. Он будет счастлив, он завтра как раз приезжает, если я положу ему голову на плечо. Он уже меня долго не видел в связи с этим проектом, потому что он там, я здесь. То я думаю, что…

СЛУШАТЕЛЬ – Еще один нюанс. Извините, что перебиваю. Я очень давно хочу сказать, что лицо нашей страны это наши дети и наши старики. И сегодня, к сожалению…

Т. ТАРАСОВА — Я с вами согласна.

СЛУШАТЕЛЬ – Сегодня, к сожалению, это лицо безобразно. Я рада, что есть такие люди как вы, давайте вместе преображать, воспитывать поколение, беречь стариков.

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, я думаю, что каждый это должен делать по собственной воле и по собственным возможностям. Во всяком случае, беречь стариков. Понимаете. Потому что не надо рассчитывать на помощь страны, если можешь помогать – помогай. Вот я помогаю, я знаю, кому я помогаю, я помогаю не для того чтобы об этом говорить. Понимаете. Но я знаю, что я помогаю пожилым людям. Вот и все. И моя сестра, которая проработала 38 лет в школе, она тоже помогает. Она помогает им жить и выжить. И все. И на этом все. Потому что я ни от кого не жду никакой помощи. Если нужно, я еду и помогаю. Вот и все.

К. ЛАРИНА – И последний звонок.

Т. ТАРАСОВА — А детям само собой надо помогать приобретать хотя бы профессию. И там где я нахожусь, я конечно помогаю.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Это Татьяна Петровна. Москва. Я, конечно, восхищаюсь, но я очень восхищаюсь папой вашим.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ – Как мы болели за этот хоккей, человек уже достаточно не молодой. И как мы болели, это гордость страны.

Т. ТАРАСОВА — Гордость нации. Мой отец это гордость нации, понимаете.

К. ЛАРИНА – Хочется надеяться, что и хоккей возродится у нас.

Т. ТАРАСОВА — Мир должен быть благодарен России за то, что у него родился такой сын — так написано в Музее хоккейной славы в Торонто. Около его портрета.

К. ЛАРИНА – А как вы думаете, почему у нас хоккей так рухнул?

Т. ТАРАСОВА — Вы знаете, я думаю, что у них есть головы в хоккее, пусть они думают, почему он у них рухнул.

К. ЛАРИНА – Но вы это связываете с идеологией? У нас все время одни и те же разговоры, вот раньше они родину защищали, поэтому хорошо катались. А сейчас они…

Т. ТАРАСОВА — Да ладно.

К. ЛАРИНА – Мне кажется, что одно с другим не так связано. Должна быть еще какая-то важная вещь. То, что называется профессия.

Т. ТАРАСОВА — Учить надо правильно. С самого детства. И не только учить за деньги, но и за совесть.

К. ЛАРИНА – Вот на этом, наверное, закончим. Все-таки я разбудила зверя…

Т. ТАРАСОВА — Я хотела бы дожить до того, чтобы меня выгоняли со всех катков, потому что везде катался хоккей. Я со своими спортсменами мешала. Я хотела бы дожить до того момента, когда бы я, стоя аплодировала нашим хоккеистам, которые хотя бы что-то где-то выиграли.

К. ЛАРИНА – На этом мы заканчиваем нашу программу.

Т. ТАРАСОВА — Потому что страна-то ждет.

К. ЛАРИНА – Страна ждет, и страна готова болеть, мы все готовы отдать, Татьяна Анатольевна. Дали бы возможность.

Т. ТАРАСОВА — Да куда уж отдавать, они и так получают, бог знает сколько.

К. ЛАРИНА – Чтобы они нас уважали тоже. Тоже важно. Я имею в виду тех, кто выходит в данном случае на лед в хоккее или в футболе на поле.

Т. ТАРАСОВА — Все делают педагоги.

К. ЛАРИНА – Таких как вас, я не знаю. Есть у вас ученики педагоги?

Т. ТАРАСОВА — Мои все ученики все педагоги прекрасные. И та же Наташа Бестемьянова, и Андрюша, и Ира, много очень людей. Все из театра моего бывшего. Все работают очень хорошо и Саша Свинин, и Ира Жук. Все работают во славу фигурного катания.

К. ЛАРИНА – Во славу фигурного катания и сегодняшнее шоу очередное из цикла «Звезды на льду». Пожалуйста, смотрите, болейте.

Т. ТАРАСОВА — Обожаю это шоу.

К. ЛАРИНА – Мы тоже. Спасибо вам огромное. Отпускаем вас, Татьяна Анатольевна. Спасибо.

Т. ТАРАСОВА — Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире