К. ЛАРИНА – Мы начинаем нашу программу «Дифирамб». У нас начинаются торжества по случаю юбилея целого театра. Театр «Современник» отмечает в этом году свое 50-летие. Сам день рождения точно в истории зафиксирован – 15 апреля 1956 года. Вот начались торжества. Надеюсь, что за ними не последует арестов, знаете, как барон Мюнхгаузен: у нас сначала были намечены торжества, потом аресты. Решили совместить. Галина Борисовна Волчек в студии «Эхо Москвы». Здравствуйте. Я понимаю, что у вас сейчас тяжелая пора, самая тяжелая на свете это отмечание праздников, да еще таких юбилейных торжеств. Да еще и когда касается не одного единственного человека, а целого коллектива. Тем более я так понимаю, что огромное количество «современниковцев» разбросаны чуть ли по всему миру. Поэтому касается очень многих этот праздник. Я пока не буду вас поздравлять с наступающими праздниками, все только начинается. Давайте мы с чего начнем. Все-таки с парада премьер в «Современнике». Я бы хотела, чтобы мы обговорили всю фактуру, это важно для наших зрителей, которые будут ориентироваться и пытаться попасть на ваши новые работы. А потом во второй части я надеюсь, что мы ответим на вопросы наших слушателей и успеем пофилософствовать, что тоже является, как мне кажется, одной из важнейших частей нашего эфира. Итак, премьера на другой сцене, когда она уже состоялась?

Г. ВОЛЧЕК — Она 2 и 3…

К. ЛАРИНА – То есть сегодня…

Г. ВОЛЧЕК — Сегодня, завтра и послезавтра. Там дальше уже другие числа будут. И в параллель буквально выходит вторая премьера на большой сцене. «Пять вечеров» Александра Володина и я очень рада тому, что эти два спектакля абсолютно разные, абсолютно выходят в параллель. Один на другой сцене, что полностью отвечает понятию другая сцена, экспериментального пространства, рисков всевозможных и так далее. И на большой сцене пьеса нашего друга, нашего любимейшего драматурга Александра Володина и это в память и о нем, и о нашем учителе Олеге Ефремове. И просто это совершенно замечательная пьеса, которая совершенно не потеряла свои прелести за столько лет, когда-то у нас на заре нашей юности быль спектакль, поставленный Олегом Ефремовым, в котором и он играл, и Олег Табаков и главную роль играла Лилия Толмачева. И Нина Дорошина. Замечательный спектакль. Но этот спектакль через столько лет я надеюсь, не буду стучать по дереву.

К. ЛАРИНА – Давайте я постучу.

Г. ВОЛЧЕК — Я надеюсь, что…

К. ЛАРИНА – Кстати, Галина Борисовна умалчивает скромно о своей кровной связи с этой пьесой. Это была ваша первая режиссерская проба именно с пьесы «Пять вечеров».

Г. ВОЛЧЕК — Да, было дело. Но это сейчас не главное. Главное выпустить эти спектакли, потому что мы замахнулись на невероятно трудное дело выпустить 4 премьеры. И у нас сбился график не по нашей вине естественно. По сложностям, в которых мы живем в первую очередь из-за того, что артистов трудно собрать, от их съемок, от их потусторонних, я бы сказала дел, которые оправданы и их в этом не обвиняю.

К. ЛАРИНА – Галина Борисовна уже даже публично ругается на своих артистов, мы даже знаем их имена, на которых ругается больше всего. Но, тем не менее, я понимаю, что вы их ужасно любите.

Г. ВОЛЧЕК — Ну что ругаться. Я их понимаю. Люблю, конечно. Как я понимаю и ничего не могу предложить взамен, потому что прожить на театральную зарплату сегодня невозможно. Даже если человек не обременен семьей, если рядом предлагают, есть возможность заработать, то, как я могу сказать, как вы смеете и так далее. Но конечно злюсь. Но что же делать, когда графики смещаются, когда трудно собрать. В общем, все понятно. Тем не менее, собрали и, тем не менее, постараемся выпустить, по крайней мере, точно три премьеры. Четвертая может быть будет переходной.

К. ЛАРИНА – Давайте еще раз тогда соберемся, скажем. «Америка», часть вторая. Нина Чусова выходит на другой сцене «Пять вечеров» этот спектакль, в котором заняты в главных ролях Елена Яковлева и Сергей Гармаш.

Г. ВОЛЧЕК — Да, и очень хорошая наша молодежь замечательная. Это и два состава даже. Для того чтобы молодые могли попробовать в таких интересных ролях. И Полина Рашкина и Даша Белоусова девочки. И Шамиль Хаматов и Илья Древнов это юноши.

К. ЛАРИНА – Кстати, привыкайте к этому сочетанию имени и фамилии. Поскольку у нас только Шамиль Тарпищев обычно фигурирует. Мне кажется, что Шамиль Хаматов это самая восходящая звезда театра.

Г. ВОЛЧЕК — Будем надеяться.

К. ЛАРИНА – Очень интересный парень. Не муж, не брат Чулпан Хаматовой. Это ваш спектакль, Галина Борисовна – «Пять вечеров»?

Г. ВОЛЧЕК — Нет. Это спектакль Александра Огарева режиссера. Но вообще все спектакли мои.

К. ЛАРИНА – Понятно. И дальше у нас идет спектакль это, по-моему, в мае Кирилл Серебренников выпускает.

Г. ВОЛЧЕК – «Антонио и Клеопатра» версию.

К. ЛАРИНА – А «Три девушки в голубом». «Три старушки…»

Г. ВОЛЧЕК — Сейчас я сначала про Серебренникова расскажу. Потому что это очень интересный замысел, во-первых, во-вторых, это делается в рамках фестиваля «Черешневый лес». И перед закрытием «Черешневого леса» как раз будет премьера, в которой заняты Чулпан Хаматова, Сергей Шакуров и Шамиль Хаматов.

К. ЛАРИНА – Большой татарский спектакль.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, он очень многонационален, я бы сказала.

К. ЛАРИНА – А про «Трех старушек» скажите.

Г. ВОЛЧЕК — А «Три старушки вечерком…» называется, в котором заняты Лия Ахеджакова, Алла Покровская и Елена Козелькова, это постановка Бориса Мильграма, те, кто помнят его спектакль «Овечка» с Инной Чуриковой. У него были и другие спектакли. Просто наиболее приметный вот он. Но в силу тоже разных обстоятельств мы доведем его до такой временной точки, чтобы премьеру сыграть уже в октябре.

К. ЛАРИНА – Но ведь про 15 апреля тоже надо отдельно сказать, поскольку мне кажется, это впервые вообще в истории юбилея вы придумали такое удивительное совершенно действо, которое исключительно для зрителей театра «Современник» 15 апреля.

Г. ВОЛЧЕК — Это абсолютно для меня, например, естественное мое состояние. И я счастлива, что ко мне присоединились мои товарищи, коллеги, все артисты и прочие, потому что мы выжили в этой очень непростой борьбе 50-летней. Она была сначала одна, потом другая, она видоизменялась как бы от нападающих на нас, но, тем не менее, помогли нам в основном зрители. Они не дали нам повесить, но в какой-то момент, они не дали нам возможность умереть. Хотя для этого было много приложено стараний. Они заставили нас прожить с ними вместе все наши поражения и победы. И они нас никогда не предали. И поэтому лично для меня такой вопрос не стоял. Какой там юбилей. Это, прежде всего экзамен. Это, прежде всего чувство ответственности перед теми, кто дал нам жизнь. Они нам в 1956 году 15 апреля сказали: вы не имеете права разойтись.

К. ЛАРИНА – Вы — театр.

Г. ВОЛЧЕК — Вы уже театр. Вы не имеете права. А мы были никто. В комнате, которую нам Вениамин Захарович Радомыслинский, царство ему небесное, разрешил сыграть ночью, потому что днем студия была занята. Сыграть этот спектакль, и пришли по сарафанному радио наши друзья. Тогда же нельзя бы…

К. ЛАРИНА – «Эхо Москвы» не было.

Г. ВОЛЧЕК — И «Эхо Москвы» не было. И невозможно было ничего. И мы даже друзей стеснялись позвать, потому что мы не знали, что мы там нарепетировали. И когда набрался полный зал, это, наверное, больше было ста человек в эту комнату, маленький был зал естественно Школы-студии МХАТ. С тряпочным занавесом таким почти самодельным. И мы сыграли «Вечно живые» первый раз ночью. И они не разошлись, хотя было, если в 12 началось, то во сколько кончилось. Через 3 часа они не разошлись. И кто-то наши конечно, острили, ну потому что метро было закрыто. Вот не поэтому. Это было видно по этому обсуждению. Они потребовали его. Мы не собирались с ними это обсуждать. Мы хотели понять, это имеет какой-то отзвук или нет. И вот они дали нам наказ свой, его хватило на 50 лет. Так или иначе. Но мы востребованы, мы живы и это низкий им поклон. И поэтому для меня абсолютно естественно, ясно и понятно, что происходит смена поколений. Она во многом уже произошла. Наряду дай бог здоровья всем уже немолодым людям в нашем театре дожить, не знаю до скольких лет, сколько им бог даст, как можно больше и лучше. Когда я вижу, что они здорово, хорошо выглядят, меня счастье меня заполняет невероятное, но я понимаю, что без обновления крови, без поступления новой крови не может существовать театр. И новое поколение оно должно сохранить этот театр в той или иной форме. Но, тем не менее, ни продать, ни предать. И все. И вот я надеюсь на то, что тот наказ, который они получат 15 апреля от тех зрителей, которых мы отобрали исключительно по тем письмам, запискам, которые бросали в эти емкости с первого дня этого сезона. Мы об этом говорили и писали, и выступали на эту тему, и это потрясающие записки. Не потому что они просто дифирамбы или хвалебные. Ни в коем случае. Они сущностные. Они настолько из души идущие. И нам было трудно из огромного количества выбрать, но мы из тех, которые не вошли в эти 500 человек, потому что там не будет никакого, никаких VIP-персон, никаких наших друзей, они все с нами отметят день в другой день. Эту ночь, этот вечер мы дарим спектакль «Крутой маршрут», это наша визитная карточка во многом. Это спектакль для нас не просто как бы проходящий, и после этого вся труппа вступит в диалог с нашим любимым зрителем.

К. ЛАРИНА – Я хочу обратить внимание, что эти 500 человек, там же, как я понимаю, зрители разных поколений. То есть не значит, что это люди, которые все 50 лет прошли.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, нет.

К. ЛАРИНА – А то подумают, что вот, самых преданных ветеранов.

Г. ВОЛЧЕК — Ни в коем случае.

К. ЛАРИНА – Там очень разные люди

Г. ВОЛЧЕК — Там есть люди по 16 лет, по 15. География невероятно широкая. Мы, к сожалению, всех иногородних не можем, просто у нас небогатый театр.

К. ЛАРИНА – То есть вы кому-то даже дорогу оплачиваете?

Г. ВОЛЧЕК — Безусловно. Но очень мало кому. Но мы договорились и есть же, мир не без добрых людей. И гостиница «Волга» предоставила нам тоже наш друг, Михаил Хутаби он предоставил нам возможность бесплатно поселить 6 человек иногородних. Поселить в этой гостинице. А мы им естественно дарим все остальное. И оплатим дорогу. Но большинство иногородних приезжают сами, говорят, что мы сами приедем, не волнуйтесь. Только мы хотим попасть. И очень широкая география. Иркутск, Волгоград, Хабаровск, Уфа, каких там только, я уже не говорю Питер. Много очень было записок. И эти записки ценность их в том, мы отбирали, конечно, те записки, которые принадлежат людям не случайно пришедшим, правда таких было очень мало, которые случайно, приехав в командировку, им достался билет и они пришли в этот театр, нет, это все люди, которые по много лет приходят, приезжают в командировку, если они приезжают именно в этот театр. И, конечно же, как…

К. ЛАРИНА – Слушайте, эти записки надо бы опубликовать где-нибудь.

Г. ВОЛЧЕК — А мы потом опубликуем обязательно.

К. ЛАРИНА – Документ эпохи.

Г. ВОЛЧЕК — Они у нас все целы.

К. ЛАРИНА – Это же не просто: я люблю, обожаю, там что-то еще.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, нет. И ни одной записки не было: скажите, пожалуйста, а как личная жизнь сложилась у такой-то артистки или такого-то артиста. Хоть много очень записок от совсем юных молодых. И студенток, и студентов. И у меня была недавно «горячая линия» в «МК» и очень много было звонков. Я ушла с таким прекрасным настроением, потому что были не только, хотя были и пожилые люди, которые вспоминали, где они первый раз пролезали на наш спектакль в Питере или в Темиртау, где мы когда-то на целину ездили, играли. Нашелся замечательный этот зритель, который позвонил мне. И наряду с этим молодые девушки. Одна девушка, мы ее пригласили из Гатчины, рассказала историю, я не буду вперед забегать, которая меня до мурашек просто довела. Это 18-летняя девушка. Другая, которая сказала, что меня в 12 лет привели родители первый раз, москвичка она, студентка Медицинской академии, привели в «Современник» и с тех пор мне сейчас 18, я по 6-7 раз видела каждый ваш спектакль. Ну, как нам не быть им благодарными. Как нам не отдать им этот вечер. Конечно же.

К. ЛАРИНА – Вопрос, который пришел по Интернету. По поводу Олега Ефремова. Ирина из Твери спрашивает: «Как поддерживается память об Олеге Ефремове в «Современнике»?

Г. ВОЛЧЕК — Мне кажется, что даже странный вопрос. Если бы Ирина, наверное, читала мои интервью и других, то она бы знала, было ли, может быть и какие-то проходящие, но какие-то такие мои серьезные выступления, где бы я ни вспомнила или не говорила об Олеге Ефремове, и не только я. Мы все помним, чтим и никогда не забудем Олега Ефремова. И в рамках нашего юбилея у нас был уже однажды вечер, мы справляли день рождения Олега, когда ему исполнилось 75 лет, его уже не было, к сожалению, с нами в живых. Но это был абсолютно замечательный вечер. Просто замечательный. Куда пришли все друзья и люди, которые любили Олега. И чтят его, и будут до конца дней, я надеюсь. И будет открытие выставки Олега Ефремова в рамках этого нашего месяца юбилейного на другой сцене. Эту выставку мы очень серьезно готовим вместе с Домом фотографии, поэтому я надеюсь, что она будет очень хорошая.

К. ЛАРИНА – Может быть когда-нибудь придет время и можно будет сделать спектакль про Ефремова.

Г. ВОЛЧЕК — О…

К. ЛАРИНА – Это было бы здорово. Представляете, спектакль про Ефремова. И чтобы его сыграл бы кто-нибудь. Подумайте, Галина Борисовна. Я думаю, что его жизнь она помимо всех его заслуг творческих, она удивительно сюжетно-емкая. Мне кажется, что про него можно сделать интересный спектакль. Его же можно будет сыграть.

Г. ВОЛЧЕК — Да.

К. ЛАРИНА – Хорошо. Теперь дальше я бы хотела сказать, с вашей помощью объявить, что там будут очень интересные творческие вечера. Очень редко вы себе это позволяете. Я, например, на своей памяти только вспоминаю «Дилетанты», которые были.

Г. ВОЛЧЕК – «Дилетанты» это все-таки была такая общая творческая ситуация, так скажем. Скорее не творческий вечер, в котором многие артисты принимали участие. А тут будут такие творческие встречи с названием «Крупный план». Начинает этот цикл Игорь Кваша.

К. ЛАРИНА – Которому кстати сегодня уже орден дали.

Г. ВОЛЧЕК – Кстати, вы мне сегодня такой подарок сделали.

К. ЛАРИНА – Надо поздравить Игоря Владимировича.

Г. ВОЛЧЕК — Да, я пришла уставшая и Ксения мне говорит: я вас поздравляю. Кваше орден дали за заслуги перед Отечеством третьей степени. И я такая счастливая вообще…

К. ЛАРИНА – И позвонили сразу Игорю Кваше. Он от нас узнал об этом. Ну вот, там будет Игорь Кваша. А Марина Неелова?

Г. ВОЛЧЕК — Там будет Игорь Кваша, Марина Неелова, Лена Яковлева, Сергей Гармаш, конечно же, Валентин Гафт, Лия Ахеджакова, Нина Дорошина, и ваш покорный слуга.

К. ЛАРИНА – Ваш творческий вечер тоже будет?

Г. ВОЛЧЕК — Да.

К. ЛАРИНА – Отлично. Хоть там посмотреть на артистку Волчек. В кои-то веки.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Мы сегодня говорим об юбилейных торжествах в честь 50-летия театра «Современник» и помимо творческих настоящих отчетов и премьерных и с творческими вечерами, наверное, стоит отдельно отметить день 14 мая, когда тот самый «Черешневый лес» будет посвящен целиком театру «Современник». В том числе я так понимаю, там будут гулянья на всех Чистопрудных бульварах.

Г. ВОЛЧЕК — Это тоже. Ведь мы не запираемся в зал, где будут нам капустник играть или поздравлять, а мы будем в креслах сидеть.

К. ЛАРИНА – А вам будут ноты еще читать.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, я думаю, что Михаил Куснирович человек настолько творчески, я имею в виду руководителя «Bosco di Ciliegi», наших партнеров, наших друзей ближайших. Они этот праздник сделают тоже таким не банальным.

К. ЛАРИНА – А вы сажать будете деревья?

Г. ВОЛЧЕК — Обязательно. Посадим деревья, вишневый сад около бульвара и надеемся, что наши московские руководители нам все разрешат. Санкционируют.

К. ЛАРИНА – А памятник вам не отроют на Чистых прудах?

Г. ВОЛЧЕК — Я надеюсь, что я до этого не доживу, по крайней мере.

К. ЛАРИНА – Если говорить о самой дате, насколько она взглядом одним воспринимается, вот ваши 50 лет. Что туда вмешается?

Г. ВОЛЧЕК – Знаешь, Ксюш, наверное, что я все время бегу, бегу, сколько я пробегу, не знаю. И сколько мне Бог даст. У меня нет такого времени внутри меня, так сесть в кресло, закрыть голову руками подумать, я скорее не вспоминаю, а что-то соотношу. Что-то с чем-то соединяю или наоборот понимаю, что что-то не так или так. Очень у меня такая динамичная внутри меня жизнь. Не только внутри. Очень много дел, забот. Что мы сделали. Мне задали тут вопрос, какое самое большое достижение свое вы считаете за эти 50 лет. Я сказала: терпение, наверное.

К. ЛАРИНА – А быстро проходят 50 лет?

Г. ВОЛЧЕК — Это тоже зависит, мне кажется от человека. С одной стороны, конечно, это вмещает в себя так много. А с другой стороны пролетело очень все быстротечно. Слишком событий было много.

К. ЛАРИНА – А много актеров из первого призыва?

Г. ВОЛЧЕК — Нет.

К. ЛАРИНА – Кваша…

Г. ВОЛЧЕК – Я, пользуясь случаем, я все время им за это не просто благодарность, им объясняюсь в любви, потому что они никогда не предали эту идею. Их тоже переманивали, как и других артистов. Их тоже зазывали в разные театры и зазывают, наверное, до сих пор. И разные у нас бывают отношения, у нас с Квашой, с которым я прожила жизнь, потому что мы с ним еще учились на одном курсе. Иногда с ним рассоримся, я не знаю как. Но сейчас другое дело, уже времени ссориться у нас мало. Нам не надо на это уже время тратить. Но понимаете, потом все равно моя благодарность за то, что они там верны театру и Игорь, и Лиля Толмачева, которая с первого дня в театре. Дальше уже к ним прибавляются люди, которых я тоже ценю, обожаю, люблю. И никогда их не предам. Это и Нина Дорошина и Людмила Ивановна Иванова и Валя Гафт, который не с первого дня, а чуть позже.

К. ЛАРИНА – А Марина Неелова, которая просто неотъемлемая часть «Современника».

Г. ВОЛЧЕК — И Марина Неелова, но она уже лицо. Другое дело, что за эти 50 лет поменялось, казалось бы, не одно поколение артистов. Потому что Марина это уже следующее за нами было поколение. А потом еще следующее, потом уже появились и сейчас совсем молодые люди и они наряду с этими замечательными и уже так завоевавшими себя артистами, они определяют сегодня тоже лицо нашего театра.

К. ЛАРИНА – 50 лет они не могут быть естественно безоблачными по разным причинам, по объективным так не бывает. А вот хотя, давайте все-таки спрошу. Для вас все-таки, какой самый тяжелый период был?

Г. ВОЛЧЕК — Когда Ефремов ушел, и мы остались что называется это все равно, что остаться без дома, без крова, без всего. Мы остались без друзей, потому что нашими друзьями были наши авторы, мы сами друг с другом. Авторы все ушли за ним. Артисты, правда, в основном только те, которые год-два последние перед уходом Олега. И я их никак не обвиняю. Они еще корнями не вросли в этот театр. Понимаете. А так вот этот период самый дикой растерянности, этого ужаса, когда вас покидает ваш отец, ваш учитель, ваш вождь, без которого вы не представляли вообще, что это может быть. И для меня самый может быть счастливый, один из самых счастливых моментов в жизни было, когда на каком-то из моих юбилеев Олег сказал несколько слов, в которых он через много-много лет признал, что мы сделали правильно, что мы не пошли за ним во МХАТ всем гуртом, погубили бы идею «Современника», которую он родил сам. И эти слова, им сказанные, я их помню, как будто он мне на ухо вчера только прошептал. Вот так.

К. ЛАРИНА – Скажите, поскольку вы не просто главный режиссер, вы еще такая сестра-хозяйка.

Г. ВОЛЧЕК — Я недавно лучше даже себя охарактеризовала. Я группа быстрого реагирования.

К. ЛАРИНА – И жилетка, в которую плачутся.

Г. ВОЛЧЕК — Да, да.

К. ЛАРИНА – А вам в то время было, кому плакаться?

Г. ВОЛЧЕК — Мы плакались друг другу в основном. И держали маску на лице того, что все у нас будет нормально. Это была даже не только маска. Это была необычайная воля к победе и ощущение правильности нашего пути. И, конечно же, наши зрители, которые дали нам вот эту веру в то, что мы не имеем право сдаваться.

К. ЛАРИНА – Вы знаете, я прочитала у Ольги Яковлевой в ее воспоминаниях, как Эфрос на одной из репетиций в театре на Малой Бронной признался своим артистам, что он сейчас пребывает в творческом кризисе. Он не знает, что делать. И она там считает, что это во многом определило его дальнейшую судьбу и погубило театр и всю эту историю, которая могла бы стать счастливой историей театра на Малой Бронной, она на этом закончилась. На ваш взгляд может действительно режиссер или лидер до такой степени быть откровенен со своими артистами или этого не стоит делать?

Г. ВОЛЧЕК — Я думаю, что с собой не надо быть…, не надо допускать до этого состояния себя самого. Вот эта воля к победе она очень важная составная мне кажется любого лидера.

К. ЛАРИНА – У вас не было таких приступов? Хотя были, конечно.

Г. ВОЛЧЕК — Мало ли каких приступов у меня не было.

К. ЛАРИНА – Да. Не обо всем надо говорить вслух.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, дело не в этом. Надо как-то уметь побеждать и ситуацию и самого себя в чем-то. Конечно, наверное, много было таких, есть одна фотография, я на нее когда смотрю, был такой замечательный еще в советские времена фотокорреспондент Гаранин. И он просто делал репортаж обо мне, и его даже не замечала, могла при нем, извините, подтянуть колготки. Он все время где-то рядом был, и я не обращала внимание. Один раз он снял меня в какой-то подобный момент, когда я одна сидела в зачехленном зале и такая очень выразительная фотография получилась, как я на собственные руки упала. Наверное, я уж не помню точно, в какой момент это было, но таких моментов в жизни было немало.

К. ЛАРИНА – Про любого из ваших актеров можно и, безусловно, нужно делать отдельную программу. И надеюсь, когда-нибудь это состоится.

Г. ВОЛЧЕК — Дай бог.

К. ЛАРИНА – Но вот мы должны все-таки еще вспомнить одного человека, хотя чего его вспоминать, он жив, здоров и удачлив, и дай бог ему длинной творческой жизни. Это Олег Павлович Табаков. Это что такое для «Современника», тоже непростая очень фигура.

Г. ВОЛЧЕК – Я вспоминаю о нем очень часто все время, я надеюсь и верю и знаю, что он Олег Павлович и Лелик для нас будет с нами 15-го апреля, потому что он один из основателей театра «Современник». Мало того, он был нашим директором сначала общественным.

К. ЛАРИНА – То есть когда ушел Ефремов.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, сначала при Ефремове, когда все были распределены такие общественные нагрузки. Ему дали портфель с бумажками. Но на самом деле было так. Но это были, конечно, такие детские наши… А потом он в тяжелое время взял на себя вот это директорство. И на это его директорство упало много и неприятных вещей. Очень тяжелых, ответственных. В это время мы по 15 раз сдавали спектакли, никогда не забуду, как спектакль «Эшелон», который нам не дали репетировать в зале, потому что не разрешали истратить деньги даже одну копейку на декорации. И вот многолюдный труднейший спектакль мы сделали, я весь его сделала на 5-м этаже в репетиционном зале небольшом достаточно. И когда, по-моему, 5-й, 8-й, 10-й раз пришла комиссия и также молча ушли, то Олег, я боялась, у него сердечный приступ будет, потому что он весь красный стал и заорал буквально во всю глотку: если у вас нет мнения, то впечатление у вас есть? Уже просто прошибить было трудно.

К. ЛАРИНА – Галина Борисовна, еще вопрос. Потом включу телефон. Видите, я каждый раз, когда с вами встречаюсь, то обещаю, что всем дам слово, а никому не даю. А вот про завлитов все-таки не совсем публичная фигура, кого бы вы назвали из завлитов «Современника»?

Г. ВОЛЧЕК — Я очень хочу назвать, потому что это на самом деле очень важная фигура, это первый и главный помощник, правда, понятие завлит сегодня изменилось. Это уже не завлит, это уже все функции, которые можно взять на себя с точки зрения… Сейчас не просто принести пьесу в театр, ее нельзя принести, ее можно принести только в пакете с режиссером. Ее предлагает режиссер. Мы иногда, конечно же, безусловно, ему, смотря какому, иногда попробуй, вот Кириллу Серебренникову предложи пьесу, да он сам тебе предложит и принесет этот пакет, грубо говоря. Но, короче говоря, фигура человека, который раньше назывался завлитом, у нас был замечательный завлит на первых порах, потрясающая Ляля Котова, которую так все и называли. И авторы, и все. Ляля Котова. Она проработала много лет. Она сначала работала в театре Станиславского. Потом у нас. И ей принадлежала идея и «Балалайкина и компании» и многое другое. Она просто, дай ей бог здоровья, она уже не молодой человек, но она и сейчас в ситуации юбилея помогает, чем может, сидя дома. Неважно, но помогает. И, конечно же, не могу не назвать Женю Кузнецову, Евгению Борисовну. Вообще она мой главный помощник на сегодняшний день. Потому что она сосредотачивает в себе и талант, если надо что-то дописать, написать и достаточную творческую коммуникабельность, для того чтобы общаться с журналистами, режиссерами из другой страны, с артистами, что самое трудное. И понимает очень хорошо природу театра. Так что, завлит, у нас была еще одна завлит Галя Богалева. Тоже хорошая и тоже я ее люблю. Но раз я говорю не только про артистов, я хочу сказать, Ксюша, что у нас уникальная монтировочная бригада. Наши «монты». Они просто уникальные. Сейчас в спектакле «Пять вечеров», где они играют роль просто, я на поклон их заставила выходить. Потому что они так помогают, не только сделать свою работу за сценой, я опираюсь и на их помощь и мнение. Когда выпуск спектакля, они мне и творческие вещи с точки зрения перемены декораций, каких-то вещей. Так что хочу и их поблагодарить в этот день. И вообще многие. Ну что говорить, наш Эрман, который…

К. ЛАРИНА – Директор театра.

Г. ВОЛЧЕК — Наша Постникова, которая неправдоподобно, это феномен в ее возрасте ее энергию иметь, это вообще я не знаю. У нас замечательный есть работник в театре. Всех не перескажешь. Но хочется им всем сказать большое спасибо.

К. ЛАРИНА – Давайте несколько звонков успеем послушать.

Г. ВОЛЧЕК — Я только хочу еще, можно слово.

К. ЛАРИНА – Давайте.

Г. ВОЛЧЕК — Я хочу, потому что без этого спасибо мы бы сегодня не жили. Мы московский театр и мы благодарим…

К. ЛАРИНА – Московское правительство.

Г. ВОЛЧЕК — Москву за то, что она нас поддерживает. И Юрий Михайлович и наше Главное управление культуры и Швецова Людмила Ивановна, которой всегда можно объяснить какую-то проблему и она всегда в нее не войдет, а прям вбежит буквально. Но мы бы не могли сегодня прожить без тех, кто нам помогает. Это наш генеральный спонсор в течение многих лет, «Росбанк» и это не просто бизнес-люди, успешные, не успешные, они наши зрители исконные. Они, их родители, которые ходили, они помогают «Современнику» неслучайно. Неслучайно нам Потанин подарил звукоаппаратуру, Прохоров помогает вообще чем-то, и «Росбанк», который просто с нами идет так, я даже не знаю. Или тот же Куснирович, про которого сказала, это не какие-то такие одноразовые акции. Это постоянная помощь друзьям.

К. ЛАРИНА – Он вообще такой творческий человек.

Г. ВОЛЧЕК — Он не просто творческий. Он замечательный режиссер мог бы быть. Это не только я. Мы с Захаровым один раз смотрели его действо, сказали: вот пропал режиссер-то какой. И конечно, сегодня я в преддверии премьеры на другой сцене у Нины Чусовой сейчас все молодые режиссеры хотят новые технологии, что все было наворочено. Когда она мне сказала: мне нужно 32 телевизора плазменных, я чуть со стула не упала. Я же понимаю, что мы не можем купить 32 телевизора, да еще скоммутировать их, да еще это же не единственное, что нужно. Есть ее костюмы, декорации и так далее. И если бы не наш партнер по этому спектаклю, просто партнер, это не помощь, это партнеры «Ситроникс» АО система, то этого спектакля бы не было. Нравиться он будет, не нравиться, вызовет колоссальные споры или не вызовет их, кто-то будет упрекать за этот спектакль, кто-то будет хлопать и кричать «ура», потому что это экспериментальное дело и такое радикальное достаточно, как все спектакли Нины Чусовой. Но я уже начала с этого, это другая сцена и она предполагает и риск, и эксперимент, и иногда даже очень резкий эксперимент.

К. ЛАРИНА – Ну да, там одна голая пионерка, сколько дискуссий вызвала.

Г. ВОЛЧЕК — Да. Это уж особенности. И я хочу сказать, что если бы не «Ситроникс», никаких бы плазменных телевизоров и этого очень важного элемента этого спектакля бы не было.

К. ЛАРИНА – Список благодеяний закончили, буквально два звонка мы успеваем принять. Но я хочу сказать, что мы продолжим торжества в честь «Современника». И в следующую субботу я надеюсь в этой студии увидеть Игоря Владимировича Квашу.

Г. ВОЛЧЕК — Обязательно.

К. ЛАРИНА – И все, что вы не успеете спросить у Галины Борисовны Волчек, спросите у Кваши. И он может быть, даже лучше знает всю историю «Современника»…

Г. ВОЛЧЕК — По крайней мере, помнит точно лучше.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Галина Борисовна, примите самые искренние поздравления с вашим юбилеем.

Г. ВОЛЧЕК — Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ – Я один из тех, кто входит в состав так называемого зрительского жюри, совета.

Г. ВОЛЧЕК — Был у нас такой.

СЛУШАТЕЛЬ — Помню назначения, не уходил до тех пор, пока откуда-то не пришли сказать: да принят спектакль. Это было на Маяковке.

Г. ВОЛЧЕК — Спасибо вам огромное.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне 82, но я не теряю с вами связи. Я посещаю ваш театр и очень его люблю. Хотелось бы конечно побывать на ваших торжествах.

Г. ВОЛЧЕК — Спасибо вам большое. Но мы не нарушаем нашего правила. Мы обещали всем тем, кто оставит свои адреса и телефоны. И напишет нам эти письма, записки. Вы видимо, этого не сделали, к сожалению. Но я вас благодарю невероятно. Спасибо вам большое.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я, во-первых, хочу поблагодарить «Эхо Москвы» за то, что они включают без предварительного прослушивания редактора.

К. ЛАРИНА – Давайте, времени мало.

СЛУШАТЕЛЬ – Это большое преимущество. Недавно я видела спектакль «Современника по телевизору «Три сестры» и я просто была потрясена бездарностью этой постановки.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам большое. До свидания. Стоило ради этого благодарить за то, что мы без цензуры, не отслушиваем звонки. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Галина Борисовна, я хочу пропеть вам гимн. Я обожаю «Современник». Это мой спутник всю мою жизнь. Я не настолько рано родилась, чтобы присутствовать на самых первых спектаклях, но сколько живу на свете, я хожу в этот театр и обожаю его. И обожаю вас как актрису. Если позволите, я хочу вспомнить старый спектакль, который давно не идет. Он называется «Два цвета». И вы играли девушку Тамару. Ваш возлюбленный хотел бежать куда-то на Дальний Восток, и я до сих пор интонацию помню, паузы. Как вы говорили: я тебе зубную щетку положила, будешь там зубы чистить. Боже, как это было прекрасно.

К. ЛАРИНА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Простите, меня зовут Наталья Алексеевна.

К. ЛАРИНА – Большое спасибо вам за звонок. Я, просто пользуясь вашими воспоминаниями, хочу вместе с вами пожелать все-таки нам всем увидеть артистку Волчек на сцене родного театра. Поскольку нас все время интригуют. Вот сейчас точно буквально с минуты на минуту выйдет Волчек на сцену. Буквально ждите, ждите. Нет, никак не заставим. Я со своей стороны могу вспомнить роли, которые я обожаю ваши работы. Это конечно «Кто боится Вирджинии Вульф», просто выдающая актерская работа. Об этом написано уже немало. Это просто золотой фонд истории театра. Но естественно Городничиха в спектакле «Ревизор». Когда вы уже выйдете? В творческом вечере — сейчас скажет Галина Борисовна.

Г. ВОЛЧЕК — Нет, нет, я там тоже играть не буду. Нет, дело не в этом. У меня на это пока нет времени. Пока надо растить молодое поколение. Смену надо.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Вадим. Москва. «Пигмалион» я был просто потрясен. Близко видел Яковлеву и Маковецкого. Вообще приходишь в настоящий театр. Вот ощущение театра «Современник», помню «Три товарища», действительно очень хороший московский театр.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Галина Борисовна, у меня наверное к вам последний вопрос. Поскольку неслучайно сегодня «Крутой маршрут» в качестве главного спектакля, во всяком случае, сейчас в эти юбилейные дни, вот когда происходит вот это смыкание, когда спектакль превращается не просто в спектакль, а в некую акцию человеческую и гражданскую. Есть какие-то законы такого возникновения таких вещей…

Г. ВОЛЧЕК — Законов нет, я думаю, что есть такие проблемы, которые к счастью не оставляют равнодушными большинство людей. И тоже одни из самых больших комплиментов в жизни я услышала недавно, наверное, это было год назад, когда один зритель мужчина во время финала, когда там нет ни музыки, ни паузы, стоят женщины на решеткой и опускают руки, уже опустили, пойдут сейчас туда, для того чтобы потом выйти на поклон уже артистками, раздался мужской сдавленный голос: простите нас, простите.

К. ЛАРИНА – Галина Борисовна, мы расстаемся. Ненадолго. Я хочу вам от нас от всех и от себя лично подарить этот букет.

Г. ВОЛЧЕК — Спасибо огромное.

К. ЛАРИНА – В преддверии праздника. Букетов будет много. Так что готовьте зал.

Г. ВОЛЧЕК — Это же первый.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам большое и до встречи.

Г. ВОЛЧЕК — Спасибо.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире