'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА – 14 часов и 15 минут и я рада представить вам, уважаемые друзья, нашу сегодняшнюю гостью в передаче «Дифирамб» — это Татьяна Васильевна Доронина, художественный руководитель Московского художественного академического театра имени Горького, ну конечно же, актриса, народная актриса СССР.

Т.В.ДОРОНИНА – Конечно.

К.ЛАРИНА – Добрый день, Татьяна Васильевна, здравствуйте.

Т.В.ДОРОНИНА – Добрый день.

К.ЛАРИНА – Ну и писатель, надо добавить, поскольку сейчас проходит книжная ярмарка, мы уже говорили, что именно сегодня презентация вашей книги на книжной ярмарке «Дневник актрисы», которая на сей раз вышла в издательстве «Молодая гвардия», напомню, что первая редакция этой книги выходила в серии «Мой двадцатый век».

Т.В.ДОРОНИНА – Ну, эта с большими дополнениями.

К.ЛАРИНА – Ну вот, об этом, я тоже надеюсь, мы поговорим. Напомню нашим слушателям, что передача у нас открытая, обязательно мы включим телефон прямого эфира 203-19-22 во второй части, тогда же будем принимать ваши вопросы на наш эфирный пейджер 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы», ну и вот, у меня здесь целый улов из вопросов, которые пришли на наш Интернет-сайт до начала программы, здесь не столько вопросы, сколько в буквальном смысле этого слова дифирамбы, оправдывая название нашей программы.

Т.В.ДОРОНИНА – Мне очень приятно.

К.ЛАРИНА – Ну вот смотрите: «Любимая актриса, счастья и здоровья вам». Пишет вам москвич Иван; «Дорогая Татьяна Васильевна, мы очень счастливые люди, потому что можем видеть и слышать вас, вы неповторимая и бесподобная, вы человек-планета, очень жаль, что редко видим вас на экране, будут ли проходить ваши творческие вечера, где и когда?» Пишет вам Алина из Москвы.

Т.В.ДОРОНИНА – Насчет творческих вечеров, это в основном в форме тех спектаклей, в которых я занята, милости просим, приходите, и это не худшая форма вечеров, потому что каждый спектакль, это все равно в большой мере исповедь, и истинно театральный зритель, насколько я поняла, Алина является театральным зрителем, поймет намного больше, чем в вопросах – ответах, которые, как правило, существуют на творческих встречах.

К.ЛАРИНА – Ну, на самом деле, я хочу вспомнить, что был у вас, по-моему, замечательный творческий вечер в доме актера, сравнительно недавно, вот здесь вот, на Арбате.

Т.В.ДОРОНИНА – Нет, это очень сравнительно, это было 3 года тому назад, а может и 4.

К.ЛАРИНА – А на самом деле кажется совсем недавно. Вот, на самом деле вам пора опять встретиться напрямую с аудиторией. Вот, кстати, Татьяна Васильевна, а у вас вообще-то бывают такие встречи со зрителем, с вашим зрителем?

Т.В.ДОРОНИНА – Ксюша, у меня просто нет на это времени, потому что здесь и так очень большая нагрузка, сейчас еще идут репетиции «Дядюшкиного сна», замечательный Борис Ефимович Щедрин после «Вассы Железновой» ставит сейчас Достоевского, с ним очень интересно и приятно работать, а Достоевский автор трудный, и хочется что-то сегодняшнее выразить через Достоевского.

К.ЛАРИНА – Хочу вас буквально прервать на секунду, поскольку жалко, люди старались, писали письма. Письмо пришло из Одессы от Михаила: «Татьяна Васильевна, поделитесь, как идет работа над вашим спектаклем «Дядюшкин сон», почему вы решили поставить этот спектакль, когда его можно будет увидеть? Я специально собираюсь из Одессы приехать и посмотреть. Планируется ли съемка каких-то спектаклей для телевидения текущего репертуара с вашим участием?»

Т.В.ДОРОНИНА – Ну, если ответить сразу на второй вопрос, как-то нас не планируют, нас игнорируют, я долго думала, почему? Потом поняла и остановилась, и в данном случае уже не надеюсь, что будут снимать наши спектакли, мы не укладываемся в сегодняшнюю тенденцию телевидения.

К.ЛАРИНА – Вы не в формате.

Т.В.ДОРОНИНА – Да и слава богу, потому что быть в сегодняшнем формате — это постыдно и несерьезно. Все, что касается работы над Достоевским, тема: красивое существо, молодое, прекрасное и умное, стараниями мамы, Марии Александровны … Мать хочет соединить со  старым князем, потому что он богат, потому что он князь, и потому что можно вырваться из этого мерзкого городишки, где речонка с неприличным названием. Скажите, разве это не современно? Это очень современно. То, что я полагаю сыграть, и режиссер со мной согласен, и в данном случае эту сторону Марии Александровны судя по рецензиям, по воспоминаниям, потому что, когда работаешь, то знакомишься и с работой Книппер-Чеховой во МХАТе и с дивной Бабановой в театре Маяковского – здесь талантливый человек в городе, где речушка со смешным названием. Очень актуальная тема, и дай бог, чтобы получилось.

К.ЛАРИНА – Вот я слежу за вашим репертуаром и понимаю, что вы все ответы на сегодняшние вопросы находите все равно там, у классиков русской литературы, хотя, с другой стороны, есть и современные авторы, с которыми вы работаете.

Т.В.ДОРОНИНА – Да, очень хорошие авторы, в частности, Юрий Поляков. И у нас идут две его пьесы, идут с неизменным успехом, и премьера, которая сравнительно недавно прошла под названием «Заложники любви», идет к большому удовольствию актеров с большим успехом, потому что она остроумна, она отражает сегодняшние, правда, драматические стороны, но поданные через иронию, через юмор, и это узнаваемо, зритель очень хорошо понимает все, естественно, прекрасно реагирует, а так как автор действительно одарен как литератор чрезвычайно. Я очень люблю его книги, просто с большим удовольствием читаю, потому что они написаны прекрасным языком, они блистательны по ходам, по характерам, то, что всегда было свойственно настоящей нашей русской литературе, то ждем третью пьесу Юрия Полякова и надеемся, что мы ее получим.

К.ЛАРИНА – Ну, а я, пользуясь случаем, хочу сказать нашим слушателям, что завтра, в программе «Книжное казино» в 13 часов у нас в гостях будет как раз Юра Поляков, который тоже представляет сейчас свою новую книжку на книжной ярмарке, это книга «Грибной царь». Я думаю, что ему приятно будет узнать, что и сегодня речь о нем шла в нашей программе.

Т.В.ДОРОНИНА – Безусловно, конечно!

К.ЛАРИНА – Ну, а все-таки возвращаясь к классике, как вы относитесь, уважаемая Татьяна Васильевна, к, скажем так, современному прочтению классических произведений, к такой адаптации к сегодняшнему дню, к осовремениванию? Насколько вы это принимаете? И, вообще, когда вы приступаете к работе над классическим произведением, есть ли у вас какие-то запреты? Вы для себя ставите какие-то флажки, через которые вы не имеете права переступать как руководитель постановки?

Т.В.ДОРОНИНА – Ксюшенька, я поняла. Существует закон: нужно относится к вещам достойным, талантливым и иногда гениальным с уважением, и ни в коем случае не позволять себе уничтожать суть, менять оценки, иначе интерпретировать характеры, потому что кроме надругательства результатом может быть только хихиканье бедной, сегодняшней, обделенной во многом молодежи, которую нужно растить, чтобы они понимали, взращивали свой разум, свое сердце, понимали красоту мира, а им все время показывают какие-то капустнические варианты, где усугубляют какие-то частности и ни в коем случае не открывают характеры. Так как это стало повсеместным почти, за исключением, допустим, БДТ или Малого театра, который великолепно, достойно, в течение многих лет держит марку и имеет очень большой успех. Поэтому здесь я преклоняюсь перед теми, которые в очень трудные дни, когда попирается классическое искусство, не только в театре, но и в живописи, и в литературе и даже в музыке, что особенно страшно, потому что исчезло очарование мелодий, остался нагнетающий, страшный ритм, и этих детей начинающих, их нервы уже в этом страшном ритме привыкли существовать. Их просто-напросто обрекают на очень страшную жизнь, они уже готовы к каким-то страшным вещам, вместо того, чтобы быть готовыми к радости, к подлинной любви, потому что сейчас они понимают только слово секс и не знают, что такое потеря любимого, а потому что это ничего не стоит: сегодня один, а завтра другой – какая разница? А жизнь-то учит мудрости не только через добро, но еще и через трагедию: показать все, что касается человеческой жизни, научить – это призвание театра, и мы стараемся существовать в традициях Художественного театра. Одна из основных традиций – это уважение к автору. Если ты уже взял этого автора, то изволь соответствовать его воззрениям, его вкусу, его пристрастиям.

К.ЛАРИНА – Но это же ваш авторский взгляд на героиню, которую вы играете, будь то Раневская в «Вишневом саде» или кто-то еще. Вот мера авторства какова?

Т.В.ДОРОНИНА – Это моя актерская работа, то что я беру за основу точный текст и точные ситуации, которые написаны гениальным и единственным по пронзительности пока драматургом, мне кажется, Антоном Павловичем Чеховым, в чем состоит мой вклад, с чем я выхожу? Этот текст можно сказать по-разному и сыграть по-разному. Можно вульгарно кричать, можно быть пьяной. Я говорю: «можно» в кавычках, это все бытует, но это не должно быть, потому что Чеховым написана женщина, способная любить, отдавать, которая переживает страшно потерю сына как частью потерю родины, для которой продажа вишневого сада является трагедией, чтобы ни говорили: «А что она сделала, для того, чтобы сохранить вишневый сад?». На что можно ответить: «А что она может сделать в данном случае, если существует наступательство на вишневые сады России?». Что она может? Она может любить, страдать и… Я-то играю ее отъезд в Париж как прощанье с жизнью, не только с родиной. Потому что для нее жизнь кончилась вместе с тем благоухающим прекрасным детством, с любовью, с сыном – все кончилось. Если этого нет, значит, ничего и не надо. И она прощается с жизнью в Париже. То есть, то, что ей не удалось и о чем она говорит в середине спектакля, что она пробовала покончить жизнь самоубийством…

К.ЛАРИНА – «Так глупо, так пошло», помните, да?

Т.В.ДОРОНИНА – «Пошло» она не говорит, она говорит: «Господи, прости меня, не наказывай меня больше», а продажа сада для нее это божье наказание, поэтому все логично. Кстати, спектакль, который поставил замечательный совершенно Сергей Данченко, дивный режиссер, к сожалению, его сейчас нет, главный режиссер киевского театра Ивана Франко, изумительно поставил, это было достаточно давно -1989 год, и с той поры спектакль идет на аншлагах, и если бы вы видели какие лица зрителей в конце замечательные, просветленные, плачущие, но они понимают, что тема потери наших вишневых садов, это актуальная тема сегодня необыкновенно, почему я взяла именно этот ход, как возможное предостережение, насколько это можно в наших силах не терять то, что поэтически названо Антоном Павловичем Чеховым «Вишневый сад».

К.ЛАРИНА – Татьяна Васильевна Доронина у нас в гостях, сейчас у нас пауза на выпуск новостей, потом продолжим нашу встречу и обязательно примем ваши вопросы, дорогие друзья.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА – Я хочу вспомнить еще раз книгу, о которой мы начали говорить в начале нашей сегодняшней программы, «Дневник актрисы» Татьяны Дорониной. Я всем рекомендую, хотя мне самой будет интересно почитать уже другую редакцию этой книги, как говорит Татьяна Васильевна, дополненную, но если говорить о названии, то это во всех смыслах дневник актрисы, поскольку книга родилась из дневника, сначала начала Татьяна Васильевна вести дневник, когда работала в БДТ. Почему дневник актрисы? Потому что здесь не только рассказывается, как человек работал над ролями, действительно, как происходит постижение всей этой творческой кухни, как это происходит всегда всем интересно знать, это мучительно происходит, это мучительный процесс, он круглосуточный, не отпускающий человека, ни днем, ни ночью, и во сне и в подсознании репетиционный процесс, он идет все время, но при этом еще одно подтверждение, вот, что такое актерская душа, если говорить, про нашу сегодняшнюю гостью, душа, которая не может находиться в состоянии равнодушия к чему бы то ни было, будь то телевизор, будь то прочитанная книга, будь то встреченный на улице человек, будь то случайный разговор с каким-то поклонником или поклонницей, или репетиция, или разговор с подругой, или с друзьями, это все какая-то невероятная отдача круглосуточная, но при этом, Татьяна Васильевна, меня не покидало ощущение, когда я читала вашу книжку, еще изданную в «Вагриусе», что у вас такое, трагическое мироощущение, которое вам было присуще с самого начала, или я ошибаюсь.

Т.В.ДОРОНИНА – Нет. Я не исключение в данном случае, по поводу мемуаристики я имею в виду, я начала после смерти отца, это была самая большая потеря в жизни, это был такой эмоциональный толчок, нет, я считаю себя по законам существующим, то что А.С. Пушкин написал о поэтах об отзвуке на все, да? Отзвук – это природа, и поэта, и актера тоже, И отзвук у меня, он плох тем, что он очень доверчив и добр, а сегодня с этим достаточно сложно жить, именно поэтому любой обман какой-то (пакостную статью, например) воспринимаешь больше, чем она того заслуживает, но это от обиды, потому что ну, ставишь вопрос: за что же так-то, без всякого уважения?

К.ЛАРИНА – Ну, потому что вас уже воспринимают не как актрису, в какой-то момент, когда вы на себя взвалили этот груз ответственности за этот театральный корабль, вас стали воспринимать не только как актрису только, а как носителя определенной идеологии, извините, как идеологического противника, в конце концов, будем называть все своими именами.

Т.В.ДОРОНИНА – Ксюшенька, я не могу быть идеологическим противником, проповедуя и проводя в жизнь идеи художественного театра, понимаете. Кто же против законов, которые были установлены, и этические и нравственные, и художественные, величайшим отечественным гением, и то, что мы пытаемся этому соответствовать в такое время, как сегодняшнее, это достаточно сложно, и разумно было бы со стороны некоторых средств массовой информации, которые грубы, чрезвычайно бестактны, неграмотны порой, иногда читаешь и понимаешь, что человек ничего и не видел.

К.ЛАРИНА – Вы имеете в виду рецензии?

Т.В.ДОРОНИНА – Я имею в виду рецензии или какие-то обозрения. Но если обращать на это внимание, то не хватит сил дальше работать, и здесь приходит на помощь замечательный зритель, который приходит, очень долго аплодирует, устраивает овации, и замечательные оценки, которые дают нам оппоненты тех, злых, нехороших, которые грубо и неграмотно бранятся.

К.ЛАРИНА – Татьяна Васильевна, ну, понятно, что вы свои идеи и свое какое-то мировоззрение пытаетесь донести до аудитории с помощью того искусства, каким вы владеете, но вы прекрасно понимаете, сколь ничтожно сегодня, к огромному сожалению можно сказать, всего того, что относиться к видам искусства на аудиторию, если мы говорим о настоящем, о том, что заложено в этом послании. Я к чему это все веду, наверняка, поскольку человек такой яркий, сильный, умеющий четко сформулировать, чего хочет от жизни и от людей, наверняка вас звали в политику, наверняка у вас была возможность отправиться баллотироваться в Государственную думу, и я уверяю, вы бы прошли бы, честно совершенно, за вас бы проголосовали, у вас была бы возможность каким-то образом влиять на культурную политику, во всяком случае, страны. Если это предлагали, то почему вы отказались?

Т.В.ДОРОНИНА – Да, предложения были, причем, как правило, от противоположных по воззрениям партий, но мне кажется, что, делая то, что ты умеешь, то, что ты можешь, и мобилизуя на это тот круг, который так или иначе являет собой коллектив МХАТа имени Горького, во первых, ответственность за тех, которые меня выбрали, и я должна понимать эту ответственность, дальше понимать, то что я ученица Бориса Ильича Вершилова, который был сорежиссером Станиславского, допустим, в «Женитьбе Фигаро», я должна понимать, что это нужно ценить, чрезвычайно, нести в себе и не держать в себе, а по возможности то, что ты можешь, лучшее, отдавать людям.

К.ЛАРИНА – То есть актриса и политика две вещи не совместные?

Т.В.ДОРОНИНА – Если заняться политикой, то очень большой существует грех общих рассуждений и мало дела, а предавать дело я не могу, потому что считаю, что то, что мы делаем, находясь в достаточно такой осаде тех, которые мыслят иначе, думают иначе, сверхзадача которых сегодняшняя внедрение капитализма в театральные дела.

К.ЛАРИНА – Он уже внедрился.

Т.В.ДОРОНИНА – И как только идет это внедрение, сразу идет понижение качественное, потеря художественности, сразу очень плохая литература, на плохой литературе не вырастишь актера, потому что там нет никакой глубины и никакого смысла, что он может все время повторяя какие-то пошлейшие ситуации треугольников, а теперь уже и треугольников мало, значит такие массовые шалости неприличные и действа, и хватает же бесстыдства представлять это на сцене, это невозможно, это нельзя делать, и кто-то должен говорить, что нельзя, а так получается, что Малый театр говорит и мы, а все остальные говорят: ну а как же, жить-то надо, зарабатывать-то надо. Действительно, очень мала зарплата артистов, чрезвычайно, но я думаю, что плохая политика, потому что артист, который получает так мало и способен соглашаться на вот эти, пошлейшие варианты, очень пошлых литературных материалов.

К.ЛАРИНА – Вы знаете, какой-то момент, я думаю, что вы со мной согласитесь, политики как персонажи прежде всего телевизионные, медийные, они заменили собой представителей творческой интеллигенции, если раньше мы могли внимать словам писателей, художников, актеров, композиторов, то сегодня их функции на нашем информационном пространстве и сценическом, кстати, тоже выполняют люди, которые в политике. Они, по-моему, уже очень хорошо усвоили все элементы системы Станиславского.

Т.В.ДОРОНИНА – Не очень.

К.ЛАРИНА – То есть, видны эти белые нитки, вы их чувствуете?

Т.В.ДОРОНИНА – Нет, вы знаете, чувствуешь: ну, дружок, ты взял себе в учителя плохого актера. Если уже превращаться из обычного человека в политика… то, что сегодня определено, слово существует «имидж», так пускай тебя этому научит актер со вкусом, талантливый, а не просто, так сказать, с голым пузом и серьгой в носу мальчик. Здесь все началось с того, когда на экраны стали выходить критики и вещать более чем актер, о котором они говорят, они стали превращаться из критиков в актеров, это мало кому удается, чрезвычайно, либо, когда существуют отдельные передачи и ведет человек одаренный, и понимающий, и знающий, как, допустим, Виталий Вульф, это интересно.

К.ЛАРИНА – Тоже у нас завтра в гостях, вот те люди, которых вы называете, они завтрашние наши гости, Виталий Яковлевич завтра будет у меня в студии.

Т.В.ДОРОНИНА – Как приятно, большой ему привет. Это бывает редко и сказать, что на таком же уровне работает, я не могу.

К.ЛАРИНА – А Эдвард Станиславович Радзинский, извините меня?

Т.В.ДОРОНИНА – Это другое, я говорю о театре. Все исторические коллизии, которые достаточно вольно интерпретирует Эдвард Станиславович, это вне моей компетенции.

К.ЛАРИНА – Но согласитесь, в актерском даре ему не откажешь, умение держать аудиторию.

Т.В.ДОРОНИНА – Он хочет быть актером, безусловно.

К.ЛАРИНА – Так интересно про политиков, а вот про женщин я вас не спросила. Вот у нас сейчас популярная героиня украинских баррикад Юлия Тимошенко, вот для вас это политик? Женщина? Артистка? Как вы ее оцениваете? Вы слушаете, как говорит или что говорит?

Т.В.ДОРОНИНА – В большой мере актерствование, безусловно, и изменение имиджа с этой косой, извините, как на плакате советских времен, это несколько смешно, и с моей точки зрения не надо было ей этого делать, она прелестно выглядела с длинными волосиками, была очаровательна, сейчас это по-другому. Все, что касается Украины, мне больно ужасно, потому что там живут мои друзья, которых очень люблю, и которые не могут приехать сюда, и я уже не могу ездить. И потом существует то, что…ну, было естественно, что одна страна, одни пристрастия, один бог, это очень важно, и то, что сейчас это стало иначе, для меня это трагедия, в частности. А вот, все, что касается Тимошенко, не в обиду ей будет сказано, она очаровательная активная женщина, но в какой мере ей стоит заниматься политикой, я не убеждена, если это не так, то пусть она меня простит.

К.ЛАРИНА – Сила убеждения, наверное, должна быть.

Т.В.ДОРОНИНА – Да, здесь окружение, очевидно, она ставленница какого-то определенного круга и, очевидно, не совсем понимает, что ею играют, что она немножечко превращена в марионетку.

К.ЛАРИНА – Вот, это, наверное, одна из таких, самых опасных вещей в политике, возвращаясь к моему вопросу к вам о возможном вашем участии в политике, судя потому, что вы человек такой открытый и имеете наглость, простите за выражение, говорить всегда то, что думаете.

Т.В.ДОРОНИНА – Если это потеряешь, то ничего не сыграешь на сцене. Для меня все-таки самое главное это моя профессия и если потерять эту открытость и доверчивость, несмотря на набитые шишки, то очень трудно выходить на сцену и играть в полную силу, здесь необходима открытость и желание этой распахнутости и открытости, тогда мощная эмоция, а воздействует на зрителя именно эмоция, заражать нужно идеей через эмоцию, и я пытаюсь сохранить это качество в себе, несмотря на годы идущие очень-очень быстро и несмотря на трудную ситуацию.

К.ЛАРИНА – Не знаю, согласитесь ли вы со мной, мне кажется, одна из самых страшных потерь, вот за последние там, может, 10-15 лет, если мы говорим о состоянии психофизическом сегодняшних людей, сегодняшнего молодого поколения, это абсолютная утрата сопереживания, как функции организма. Я всегда ищу вопрос: почему? Ведь бесконечное количество бед, и в мире, и в стране, и в городе, в котором мы живем, мы сегодня имеем возможность наблюдать все эти беды практически в прямом эфире, но чем больше бед реальных, тем меньше человек на них начинает реагировать по-настоящему, его нужно убедить, мокнуть несколько раз и сказать, что это по-настоящему, это не кино, для того чтобы он что-то почувствовал, почему такая обратная реакция, Татьяна Васильевна?

Т.В.ДОРОНИНА – Реакция естественная, потому что стало привычным то, что всегда было страшно, противоестественно и преступно, и когда преступность через телевидение подается как быт, они и воспринимают это как быт, они уже не удивляются и не ужасаются того, что следуют ужасаться, что необходимо болеть, жалеть, за людей надо сопереживать, а не просто холодно со стороны смотреть: как интересно убивает, вот такой способ нашел. Они уже любопытство испытывают к технике убийства, не понимая, что само убийство человека это страшный грех, и отнимать душу, отнимать жизнь это чудовищный грех, который никогда не простится и обрекает этих людей, которые совершают эти убийства на вечную муку, даже те, которые беспрерывно показывают это на телевидении, посмотрите, тема криминала с утра до вечера, это, и в последних известиях, и дальше во всех передачах, как будто в этом мире нет нормальной жизни, она трудна сегодня жизнь, но большинство-то людей живет нормально: работают во имя семьи…

К.ЛАРИНА – Да, не нормально.

Т.В.ДОРОНИНА – Нет, ненормальная какая-то часть всегда существовала, но большинство-то работают для семьи, радуются рождению детей, страдают, когда умирают близкие. Это нормальные люди. О нормальных людях вы давно видели что-нибудь по телевизору? Я исключаю старые фильмы, которые продолжают христианскую традицию.

К.ЛАРИНА – Как-то странно.

Т.В.ДОРОНИНА – Нет, не странно, это радует, думаешь, господи, боже мой, все-таки, что-то вот в этом.

К.ЛАРИНА – Ну давайте тогда уж, справедливости ради, назовем героев сегодняшнего телевизионного в том числе кинематографа. Это и Владимир Бортко, который снял замечательный фильм «Идиот», это классика, с интересом ждем Булгакова.

Т.В.ДОРОНИНА – Очень мало вы назовете, Бортко такой единственный и талантливый, я преклоняюсь перед его даром, потому что, когда вышло Булгаковское «Собачье сердце», я была счастлива и смотрела бесконечно, это уже считалось откровением на фоне той хаотичной, бессмысленной, бессовестной чепухи, которой занимается большинство.

К.ЛАРИНА – Ну, я бы еще назвала, если видели, конечно, если говорить о прошедшем сезоне, мне необыкновенно понравился фильм, просто вот потряс «Гибель империи» на первом канале, Владимир Хотиненко сделал, вы не смотрели? Это вот Первая мировая война.

Т.В.ДОРОНИНА – Хотиненко является исключением, он безусловно одарен, и он живет и работает, мыслит, существует по христиански.

К.ЛАРИНА – Зовут и вы отказываетесь куда-нибудь в кино, в сериалы.

Т.В.ДОРОНИНА – Вы знаете, иногда зовут, но так как я отказываюсь уже в течение долгих лет…

К.ЛАРИНА – Боятся подходить, просто?

Т.В.ДОРОНИНА – Нет, никто сегодня не боится, но предлагать, очевидно какие-то элементарные вещи понимают, что предлагать мне эту современную чудовищную мясорубку, которую крутят, здесь можно в ответ получить очень нехорошие слова.

К.ЛАРИНА – Татьяна Васильевна, поскольку я обещала телефон включить, совершенно я во власти вашего обаяния сижу и ничего не соображаю, что нас еще и слушают, оказывается, и телефон звонит, и люди пытаются прозвониться и сказать вам что-то, давайте послушаем. Я включу сейчас несколько звонков. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, я бы хотела задать Татьяне Васильевне такой вопрос: Вы удивительно красивая женщина, сколько я помню…конечно, я смотрела все ваши фильмы и спектакли с вашим участием, скажите пожалуйста, вот, ваше женское обаяние, красота, она скорее помогала вам в жизни или осложняла ее?

Т.В.ДОРОНИНА – Спасибо за вопрос и за такой изящный комплимент, сценически, внешние данные помогали безусловно и помогали существовать в этом большом диапазоне, который мне удается так или иначе сохранить, а все, что касается по жизни то, знаете, не очень.

К.ЛАРИНА – Удивительно, это удивительно. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло, здравствуйте. Я хотела у вас узнать, Татьяна Васильевна, будет ли у вас в новом сезоне какой-нибудь еще детский спектакль, мы с сыном посмотрели «Синюю птицу», в восторге, конечно же, были, но хотелось бы узнать, нет ли у вас в планах еще детских спектаклей?

Т.В.ДОРОНИНА – Замечательный вопрос, очень уместный, потому что в ближайшее время замечательная детская сказка Гауфа с условным названием «Холодное сердце», чудесно, и играет с актерами замечательно, и я надеюсь, что ближе к ноябрю, уже состоится премьера на сцене и мы милости просим, приходите пожалуйста.

К.ЛАРИНА – Еще один звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло, «Эхо»? Ольга Алексеевна, Москва. Я в некотором роде теща была Татьяны Васильевны, и влюбленная в нее с первого взгляда, но меня сейчас какая беда, я не могу, плохо вижу, поэтому меня интересует, есть ли у нее записи, и где их можно приобрести, записи спектаклей с ее участием.

Т.В.ДОРОНИНА – Я очень бы хотела сказать: да, есть, но так как мы действительно не вписываемся в формат, то нас никто не записывает, извините. Наши спектакли, которые идут с успехом у зрителей, они не интересны для пропаганды, они не вписываются в сегодняшний мировоззренческий круг.

К.ЛАРИНА – Что же вы там такое контрреволюционное говорите?

Т.В.ДОРОНИНА – Почему? Нет.

К.ЛАРИНА – Они опасны чем-то?

Т.В.ДОРОНИНА – Они не вписываются, я говорю, потому что, как правило, то о чем мы с вами и говорили, идет тенденция говорить о ненормальной жизни, а мы говорим о нормальной, поэтому, что же мы там будет очевидно как-то воздействовать на зрителя, как им кажется.

К.ЛАРИНА – Скажите, если бы была такая возможность и вам сказали: «Татьяна Васильевна, мы хотим записать два спектакля для телевидения, чтобы его увидела вся страна», какие бы спектакли из вашего репертуара вы на телевидении показали?

Т.В.ДОРОНИНА – У нас замечательная палитра, у нас три пьесы Булгакова идут с большим успехом, И «Белая гвардия», и «Зойкина квартира», и «Полоумный Журден», у нас великолепно идет Островский, начиная с «Леса», зрители устраивают овации, у нас идет Чехов, у нас идет Поляков, у нас совершенно великолепно идет Распутин, потрясающий спектакль «Прощание с Матерой», спектакль поставил замечательный актер якутянин, главный режиссер якутского театра Андрей Борисов, и этот спектакль давно надо записать, потому что он божественно решен, он прекрасно играется артистами, в этом спектакле заняты народные артисты, и Светлана Коркошко, и замечательная Любовь Стриженова, дивный спектакль, Николай Пеньков занят, у нас замечательно идет «Василий Теркин» с шумными овациями, у нас очень большой репертуар.

К.ЛАРИНА – Вот видите, Татьяна Васильевна практически весь репертуар перечислила своего театра, но вот мы договоримся так, уже договорились до начала программы, что обязательно в наших программах, в частности, которые я веду, отвечаю за себя, программа, которая посвящена культурным событиям в Москве, мы обязательно будем приглашать вас в театр МХАТ им. Горького, будем говорить о репертуаре, и если Татьяна Васильевна нам поможет, то мы и билеты разыграем для наших слушателей.

Т.В.ДОРОНИНА – Обязательно помогу, лучшие места.

К.ЛАРИНА – Спасибо большое, мы на этом завершаем нашу встречу. Татьяна Васильевна Доронина, наша сегодняшняя гостья, спасибо большое и до встречи и в театре и на «Эхе».

Т.В.ДОРОНИНА – Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире