'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 апреля 2005, 13:10

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вы слушаете радио «Эхо Москвы», у микрофона Матвей Ганапольский. Я на час заменил Ксению Ларину, дальше снова она будет в эфире. Сегодня в нашем подчеркиваю, информационном эфире Филипп Киркоров. Здравствуйте, Филипп.

Ф. КИРКОРОВ — Доброе утро. Постднерожденческое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Почему? Что было?

Ф. КИРКОРОВ — Потому что мы вчера так гуляли, так праздновали потрясающе день рождения моей супруги Аллы Борисовны, что вся земля содрогалась в Центральном Доме литераторов от цыганских плясок, от хора Пятницкого, от каких-то иллюзионных цирковых номеров. То есть мы старались ей устроить сюрпризный вечер, вечер сюрпризов, собрались только близкие друзья. И, конечно, погуляли, и когда после концерта подъехал еще Макс Галкин, когда подъехал Коля Басков, мы устроили вечер трех теноров, пели, веселили гостей, и просто превратился уже в импровизированный концерт. Было потрясающе весело, смешно. Женя Миронов приехал после спектакля, после «Чайки», было очень хорошо, были самые близкие друзья, немного, человек 20. Но атмосфера была потрясающая. Я думаю, что этот день рождения мы будем все помнить, Аллочка, в том числе, как один из самых ярких дней рождения.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Оценила или…

Ф. КИРКОРОВ – Конечно, оценила. Оценила и радовалась, и так загрустила, когда все уже практически закончилось под утро, что даже уже официанты собирали блюда со столов, а мы сидели с ней и вспоминали, так было грустно, не хотелось уходить. Потому что день рождения был потрясающий. Но потом сели в лимузин и укатили домой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Укатили домой. Прощаю несколько помятый вид, кстати, от всех радиослушателей наилучшие поздравления Алле Борисовне.

Ф. КИРКОРОВ — Спасибо. Заодно я думаю, что мы сразу ответили на встревоженное сознание населения, которое встревожили эти, я считаю просто преступники в газетах, которые взбудоражили всю страну якобы нашим разводом. И ввели в заблуждение миллионы читателей, зрителей. Просто очень обидно, что в нашем цивилизованном обществе до сих пор могут какие-то дельцы в желтых газетенках, которые работают главными редакторами, так манипулировать доверчивым сознанием людей, которые платят деньги, покупаясь на броские заголовки и на изыски вот этих журналистов, которые вчера еще были в горах где-то, спустились с гор и якобы себя выдают за журналистов. Я бы таких просто брал, стрелял, вешал, расстреливал и не давал права не то, что писать, даже жить. Потому что эти люди преступники. Те, кто их клонирует, кто ими руководит, и те, кто эти газетенки мерзкие издает.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Но ты понимаешь, в чем дело, ты все-таки публичная фигура и…

Ф. КИРКОРОВ — Я уже один раз выступил в прошлом году в Ростове, поэтому я буду в следующий раз умнее, и столь открыто свою позицию и несогласие с непрофессионализмом в журналистике буду проявлять по-другому.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, давай тогда коротко разберемся. Я тебе задам несколько вопросов опять же информационных. Ты ответишь.

Ф. КИРКОРОВ — Давайте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Давай либо мы на «ты», либо на «вы». Определись.

Ф. КИРКОРОВ — Я слишком вас уважаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, Филипп, я также вас уважаю…

Ф. КИРКОРОВ — Но я артист, меня лучше на «ты» назови.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, давай взаимно. Мы все-таки знаем друг друга давно. Давай разберемся. Первое. Конфликт с Ароян. Вся эта история. Меня сейчас интересует только формальная сторона. Он исчерпан по форме?

Ф. КИРКОРОВ — Я считаю, что исчерпан, если бы до меня не доносились какие-то отголоски постоянные этой истории. Когда мне предлагают какое-то интервью на эту тему или смешной номер на эту тему. Я просто считаю, что настолько как артист я обязан смеяться над собой в первую очередь и иронизировать, что я не могу воспринимать столь серьезно произошедшее со мной. Хотя я извлек уроки для себя. Уроки того, что я все-таки публичный человек и эмоции свои, которые я скрывал на протяжении, например, 20 лет, испытывая к журналистам, которые пишут неправду или меня провоцировали столько раз, я скрывал. Но всякому терпению бывает конец. Но я все равно не имел право столько ярко выразить свою позицию, и просто так попало, что это была женщина. На ее месте мог быть любой другой журналист. Но для меня журналист существо бесполое, извините. Это человек, который пишет. Он журналист, это вообще слово мужского рода. Я не видел перед собой женщину, я видел перед собой агрессивного журналиста, который пытается меня вывести из себя. Человека, который находится в большом тяжелом туре, который устал, который не желает общаться с прессой, потому что он уже не доверяет и не верит ей. Я жалею, что я поддался на эту пресс-конференцию, согласился на нее. Уже я не давал давно…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — И сейчас, когда ты говоришь, что ты извлек уроки, главный урок какой?

Ф. КИРКОРОВ — Что я никогда больше давать никаких пресс-конференций, во-первых, не собираюсь. Если мне надо сделать какое-то заявление, я приду на уважаемую радиостанцию, как «Эхо Москвы», например, пусть она меня критиковала в тот период, я все равно доверяю этому рупору между собой и народом. Я сделаю заявление ИТАР-ТАСС, но я никогда не буду впредь давать возможность встать с собой на один уровень каким-то дешевкам, журналистам, которые себя просто не имеют права называть журналистами, потому что сегодня даже слово папарацци и звание папарацци надо заслужить. Папарацци он может две недели высиживать в засаде, выслеживать и добывать этот факт. У нас себя папарацци называют душевно больные люди…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — А тебя бы это устроило, чтобы кто-то бы сидел, например, на дереве за твоей дачей и фотографировал, как ты ходишь в плавках.

Ф. КИРКОРОВ — Меня бы это не устроило, я бы взял как Марадона и стрельнул по ним из ружья. Другое дело, как бы я отреагировал на это, если я хочу от них избавиться. Но это был бы мой прокол. Я допустил это. А сегодня себя папарацци называют душевнобольные люди, которые приходят домой, включают свой сознательно больной мозг и начинают придумывать несуществующие версии и факты. Вот им хочется развести Киркорова с Пугачевой, им хочется обогатить свой кошелек, вот они приходят к редактору и вешают ему лапшу на уши. А редактор такой же, как и они, далеко от них не ушедший, не сошедший с гор. И начинает думать: о, я на этой теме заработаю кучу денег. И начинается: броский заголовок, какая-то странная фотография, не имея под этим ни фактов, ни оснований, ни права вмешиваться в личную жизнь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Филипп, я хочу тебя спросить, прости, я не хотел бы много уделять внимания этой теме.

Ф. КИРКОРОВ — А вот так получается…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ты понимаешь, что это было и это существует во всех странах. Может быть, тут в каком-то смысле ты неадекватен, потому что тот процесс взаимоотношения желтой прессы со звездами, который везде есть, ты его воспринимаешь как-то очень обостренно и болезненно.

Ф. КИРКОРОВ — Нет, я его воспринимаю так, как его воспринимают некоторые представители шоу-бизнеса. Я его не воспринимаю, я с ним борюсь. Шон Пен бьет морду и все нормально. Пусть он получил срок или заплатил штраф. Он бьет морду. Я в следующий раз тоже набью морду, я это заявляю серьезно. Еще раз что-нибудь подобное из какой-то дешевой газетенки какой-то хачик, журналист…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Подожди, перестань, пожалуйста.

Ф. КИРКОРОВ — Ко мне придет и начнет меня доставить, я дам в морду. И пусть я за это получу срок, может быть, эти люди добиваются судьбы «розовой кофточки». Я извлеку из этого уроки, я извлек из этого уроки, я сделал выводы из этого. И если я буду сводить счеты, я сведу так, что даже…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, то есть больше, я просто ловлю тебя на слове, потому что после этой истории ты сказал, что ты уходишь с эстрады.

Ф. КИРКОРОВ — Мне не хотелось петь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, подожди, меня формальная сторона интересует. Могу ли я записать, только подумай, прежде чем сказать, могу ли я записать вот здесь вот, и это будет в наших информационных агентствах, что больше ты не будешь проводить пресс-конференции.

Ф. КИРКОРОВ — Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это точно?

Ф. КИРКОРОВ — Да, точно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — А когда ты приедешь в город Н. и проведешь там пресс-конференцию, все напишут: он солгал.

Ф. КИРКОРОВ — В жизни бывает всякое. Я могу не дать пресс-конференцию, я могу просто выйти к людям, к журналистам…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — А люди захотят тебе задать вопросы.

Ф. КИРКОРОВ — Это уже мое право ответить на эти вопросы или нет. Но если я захочу сделать заявление, и чтобы его услышали все, я это сделаю. И никаких себе постулатов и законов выписывать не буду. Но я говорю открыто: я больше не дам возможности встать с собой на один уровень всем тем, кто только этого и ждет, ждет желания, так скажем, прославить свое собственное «я», удовлетворить свое собственное самолюбие и честолюбие тем, что они пообщались или как-то спровоцировали или задали некорректный вопрос Филиппу Киркорову.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я понял. Теперь послушай меня. Еще один важный вопрос, опять же чисто информационный. Мы знаем историю, что молодежные организации Армении заявили, что они будут протестовать против твоего приезда туда из-за того, что ты поешь песни турецкие, которые написали турки. Я хочу понять твою оценку этого.

Ф. КИРКОРОВ — Я скажу только одно, пользуясь этой возможностью, и случаем на «Эхо Москвы», я скажу только одно, что никогда не считал, что искусство может делиться по национальным признакам. Это нелепо, смешно, это доисторически, это неправильно. Как мы тогда должны относиться к Леониду Броневому, который играл фашиста в «Семнадцати мгновениях весны» или к Чарли Чаплину, великий Чарли Чаплин играл Гитлера. Смешно, что мы тогда должны его возненавидеть, потому что Гитлер действительно унес жизни миллионов людей. Тогда давайте обвиним наш кинематограф, который снимает фильмы про Сталина, про Берию. Что это такое? Как это можно вообще, это нецивилизованно, это неправильно. Я даже не хочу на эту тему говорить. Я просто хочу сказать, что меня волнует во всей этой истории и беспокоит. Меня только одно беспокоит в Армении сейчас, — чтобы там не было землетрясения от злости. Вот и все. Вот и все. Потеряли, не знаю, кто больше, я ли, люди, которые лишились этого шоу. Я действительно ехал с открытым сердцем туда выступать, никогда там не выступал сольно. Я готовился, я действительно хотел людям подарить праздник. Не навязывался никому, не навязываюсь, и навязываться не собираюсь. Не хотите – не на-до. Не на-до.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, по твоим сведениям это такие маргинальные выступления я бы так сказал. На наш эфирный пейджер пришло очень много сообщений из Армении. Люди высказывают свое сожаление, говорят, что кто-то не хочет, чтобы ты приехал, а кто-то хочет.

Ф. КИРКОРОВ — Мне жалко.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Что необходимо, чтобы ты туда все-таки съездил?

Ф. КИРКОРОВ — Время, наверное. И я, наверное, как-то пересмотрю, остыну, может быть. Даже с чего остывать, я даже не успел загореться. Пусть все подумают, и может быть будет такое время через 5-10 лет, получу приглашение от президента страны или от министерства культуры с просьбой приехать. Хотя в этот раз я получил действительно очень много красивых солидных бумаг с приглашением на дни советско-русской культуры. Только что там был Владимир Владимирович Путин и решил открыть эту неделю моим шоу. Мне было очень приятно получить эти ответственные официальные бумаги. И вот так вот найти повод лишь бы повод найти, чтобы на себя обратить внимание, я уже привык к этому, очень много людей в моей жизни встречалось, которые к своему нулю прибавляли единичку в виде меня, и становились десяткой. Будь то какие-то барды, певцы, журналисты, или вот такие организации, которым хотелось просто о себе заявить, что они выступили против Киркорова. Хорошо. Не хотите – не надо.

М. ГАНАПОЛЬСКИ Й – Краткие новости, после этого опять в студии, где у нас в гостях Филипп Киркоров.

НОВОСТИ

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы только что услышали новость, как выдающегося человека, чемпиона мира по шахматам… Если это нацболы, я бы хотел бы, чтобы очень хороший мой знакомый человек, к которому я отношусь к огромным уважением, ценю его, стараюсь, чтобы он был в эфире, Эдуард Лимонов, писатель, он руководитель нацболов, чтобы он что-то по этому поводу сказал. И вот ударили Гарри Каспарова, заметь, шахматной доской. То есть понимают, чем бить. Даже в новостях сейчас читают…

Ф. КИРКОРОВ — Звенья одной цепи. Не пустить Киркорова в Армению, ударить человека… Обсуждают мое поведение на пресс-конференции, это просто смешно. Обсуждать меня и сделать из меня просто главного преступника года, когда в ГД женщину может за волосы оттаскать и лицом об стол мужчина… Когда с подмостков театров или эстрады несется просто трехэтажный мат, и никто ни на кого в суд не подает и это нормально.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это художественное произведение, Филипп.

Ф. КИРКОРОВ — У меня пресс-конференция тоже художественное произведение.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ну ты крут. Хорошо, перейдем к вопросам, которые пришли по Интернету. Давай в режиме блица очень коротко. Света, студентка. «Какое место по вашим прогнозам займут на Евровидении Россия и Белоруссия? Удачи вам и Анжелике».

Я так понимаю, что Анжелика это проект…

Ф. КИРКОРОВ — Анжелика Агурбаш, это представительница Белоруссии на Евровидении. Моя давняя подруга, меня просто Анжелика пригласила, зная мой опыт на Евровидении, зная, что там неоднократно был, помочь продюсировать ее выступление, поставить номер, подготовить, найти песню. Я с удовольствием на это согласился, потому что Евровидение я действительно знаю вдоль и поперек. Немножко различная ситуация между Подольской и Анжеликой, потому что Белоруссия, так как оказалась в прошлом году за пределом 15 мест, она вынуждена в этом году пройти через полуфинал. И если пройдет, из 24 стран выберут 10 и туда попадет Белоруссия, тогда можно будет говорить и расценивать шансы Подольской и между Подольской и Агурбаш. Но сегодня Анжелика находится в большом туре по Европе. Я был с ней до вчерашнего дня, потому что вчера вернулся к Аллочке на день рождения, завтра улетаю обратно в Андорру, где она будет продолжать свой тур. Андорра, Барселона, Балканы, Скандинавия, Болгария. И надеюсь, объехав 20 стран и познакомив эти страны со своим творчеством, и всех поклонников, у Анжелики будет достаточно высокий шанс пройти не только из полуфинала в финал, но и занять достойное место в пятерке сильнейших.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — В пятерке?

Ф. КИРКОРОВ — Да, я уверен, что это будет пятерка.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Хорошо, вторая часть вопроса: какой шанс у России?

Ф. КИРКОРОВ — Мне сложно обсуждать шансы России, потому что я знаю Наташу как ученицу Аллы Борисовны, она была действительно очень талантливая на этой «Фабрике», очень голосистая. Я знаю маэстро Дробыша, это профессиональный композитор. Я не знаю, насколько у них что происходит в штабе подготовки, но знаю, что и канал наш профессиональный Первый и люди, которые там работают профессионалы. Поэтому я уверен, что Наташу подготовят достойно, она сможет тоже достойно выступить на Евровидении и достойно представить страну, потому что она действительно профессиональная, хоть и молодая.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Девушка по фамилии Цур пишет: «Дорогой Филипп, хочу воспользоваться случаем и поздравить тебя с наступающим днем рождения, желаю тебе крепкого здоровья». У тебя, когда день рождения?

Ф. КИРКОРОВ — Через 15 дней — 30 апреля. Я Телец.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Где ты будешь в этот момент?

Ф. КИРКОРОВ — А вообще по расписанию промо-тура с Анжеликой мы в Голландии. Но я думаю, что я, конечно же, опять вернусь в Москву и мы с Аллой уже на сей раз вдвоем исключительно отметим этот праздник мой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Прими поздравления.

Ф. КИРКОРОВ — Я день рождения года три последних шумно не отмечаю. Нет желания особенно. А вот хочу 30 апреля быть с ней, и пусть это будет дома или в ресторанчике. Мы, может, где-то в Европе встретимся, я подлечу из Финляндии. Потому что 29-го я в Финляндии, а 30-го планировал…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понимаешь, такая непривычная манера вашей жизни, когда у нее свои планы, свои туры, у тебя свои…

Ф. КИРКОРОВ — Поэтому очень легко спровоцировать людей…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Не спровоцировать. Пойми, это столь непривычно, когда ты говоришь: я подлечу, и мы отметим день рождения. Семейная жизнь есть семейная жизнь. У вас манера семейной жизни совершенно невероятная.

Ф. КИРКОРОВ — 11 лет так живем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — По этому поводу вопрос. Андрей менеджер спрашивает: «Ради сцены вы отказались от нормальной жизни, от семьи. Никогда не жалели об этом?» Вопрос справедливый. Что это за жизнь.

Ф. КИРКОРОВ — Если бы я был один, я тоже бы от многого отказывался, потому что я все время на виду и видите, какие последствия бывают, если что-то позволяешь себе, когда нервы как у любого человека не выдерживают. Но я не один. У меня есть семья, дом, поэтому я ни о чем не жалею. И наоборот счастлив и  благодарен богу за то, что в моей жизни есть сцена, зрители и есть женщина, которая сделала меня счастливым, а я стараюсь уже много лет, старался, стараюсь, и буду стараться делать ее счастливой. Поэтому я ни о чем не жалею, и благодарю, каждое утро просыпаюсь и говорю: Господи, спасибо, что ты мне дал все что есть, что у меня есть, спасибо, что у меня есть голос, деньги, возможности такие, что я себя не чувствую униженным в этой жизни.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — И добавляешь: надо бы сесть в самолет и встретиться с ней где-то в Европе.

Ф. КИРКОРОВ — Да, но именно этими встречами я живу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Непривычная манера жизни. Немногие так могут. Теперь вопросы по гастролям. Информационный эфир, как ни крути. Ваша поклонница Наташа: когда ты будешь выступать в Москве? А Алекса студентка спрашивает: когда ты будешь выступать в Санкт-Петербурге?

Ф. КИРКОРОВ — Я думаю, что и Москва и Санкт-Петербург я включу их… Это мои города, которые я обожаю. Вот мне будет 40 лет через 2 года. В 2007 году мне исполнится 40. Говорят, что праздновать нельзя. А я такой день рождения закатаю, или в Петербурге или в Москве, решу, еще до сих пор не понял, но это будет концертов 10 в Москве, концертов 10 в Петербурге.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Как ты делал раньше.

Ф. КИРКОРОВ — Раньше делал 33 в Петербурге, что в Гиннес вошло аж даже. Но сейчас думаю вот так. Не раньше. Потому что сейчас хочу поездить по миру, и в следующем году запланировано почти шестимесячное турне по Европе. Куда войдет Голландия, Франция, бывшие соцстраны, где меня знают.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — А языки, ты как там будешь петь?

Ф. КИРКОРОВ — На русском. Потому что очень много русских. Так что полгода, 15 января уеду, отпразднуем 12 лет нашей совместной жизни с Аллочкой 13 января, и 15-го на 6 месяцев до конца июня.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Андрей менеджер. «Филипп! Какие у вас есть увлечения? Успеваете читать, смотреть новое кино, ходить в театр?»

Ф. КИРКОРОВ — Люблю в кино ходить. Люблю очень это делать с Аллой, конечно, но, к сожалению, не часто это удается. Поэтому звоню своему другу Андрею Малахову, и мы идем в кино с ним. Обычно ночные сеансы. Либо с Игорем Николаевым. Два человека, с которыми…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Что из последнего понравилось тебе?

Ф. КИРКОРОВ — Мне понравилась очень комедия стриженовская «От 180 и выше» такая забавная. Такой дивный, такой фильм замечательный, такие актеры прекрасные, добрый, смешной незатейливый фильм. Потом смотрел фильм «Побег» с Женей Мироновым наш блокбастер. Хочу пойти посмотреть «Статского советника», говорят, Михалков там великолепен. Очень люблю этого актера.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот как я сейчас над тобой поиздеваюсь.

Ф. КИРКОРОВ — Давайте, Матвей, давайте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это легко мне сделать. Из Болгарии из Софии прислала тебе сообщение Албена Вунчева. Написано русскими буквами, но по-болгарски. Поэтому прочитай по-болгарски и ответь коротко на все вопросы.

Ф. КИРКОРОВ – «Здравствуй, дорогой Филипп, привет из Болгарии». Я могу сразу переводить.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, читай по-болгарски.

Ф. КИРКОРОВ – (читает по-болгарски). Сразу переводить?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понятно, что любит.

Ф. КИРКОРОВ — Ей нравятся мои песни и клипы. «Я хочу тебе задать несколько вопросов, но так как я в Болгарии, я оставлю свой e-mail, и мы мне ответишь» (читает по-болгарски).

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Спрашивает, когда будет концерт в Софии.

Ф. КИРКОРОВ — Да. «Вы очень редко бываете в Болгарии. На концерте 24 июня 2004 года в зале номер один в НДК «София» ты пел песни, которые посвящал дуэту «Ритон», Лили Ивановой «Хризантеми». Для своих болгарских поклонников ты бы дал концерт в Софии вместе с болгарскими звездами Лили Ивановой, Драго Драгановым и другими». С удовольствием, в Болгарии у меня традиционный концерт бывает раз в  два года. Болгария, София, Варна. Поэтому думаю, что следующий мой концерт будет в следующем году либо под 40-летие сделаю потрясающе сумасшедший тур и Болгарию включу. Тоже частить не хочется. Хочется, чтобы твой каждый приезд был праздником. Поэтому я так всегда выверяю свои гастрольные графики. Единственное куда я часто заезжаю, это бывает летом и неоднократно, это Сочи, Анапа, Геленджик, Ялта, Феодосия, Евпатория, там летний гастрольный тур для меня самый желанный, самый любимый тур вообще из всех моих туров.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ты там отдыхаешь.

Ф. КИРКОРОВ — Я жду, не дождусь июля, когда начнется сезон летний, когда я приеду в зал «Фестивальный» на 4 тысячи мест и дам пару концертов. Это замечательное время, встреча с друзьями, потому что очень много коллег в это время работают в Сочи. Мы встречаемся, живя в одной гостинице, мы тусуемся, ужинаем, встречаемся, веселимся, смеемся. Обычно особенно если наши графики совпадают с Максимом Галкиным и с Колей Басковым, то есть самое замечательное время. Утром на катере, на парашютах, на лодках, а вечером встреча со зрителями. И после этого есть одно место замечательное в Сочи, где можно поесть вареники…Боже, как я это люблю…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я понимаю. Вот я сейчас тебя слушаю, я понимаю, что ты все-таки ненормальный. Зачем ты это говоришь? Понимаешь, как это безумно раздражает людей. Утро…

Ф. КИРКОРОВ — Кого-то раздражает, а кому-то, может быть, интересно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Кому интересно, все прекрасно понимают, вот утром встал, пробежался с Басковым на парашюте. Ты неадекватный человек.

Ф. КИРКОРОВ — Ну и что, я говорю всегда правду. Правду легче говорить, чем придумывать и говорить какие-то вещи пафосные.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Народ от тебя просит одного — чтобы ты скромнее был.

Ф. КИРКОРОВ — Ну тогда мне надо завязывать с пением. У меня искусство само по себе уже нескромное. Я выбрал этот стиль — жанр праздника.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это другое дело.

Ф. КИРКОРОВ — А праздник уже, по сути, не может быть скромным. Тогда это не праздник, это поминки.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Проблема в том, Филипп, что народ от тебя праздника хочет, но тебе его подарить не хочет.

Ф. КИРКОРОВ — Неправда. Когда я на концерте выступаю, и в конце мне зрители устраивают стоячую овацию, вот он праздник.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Они выходят из зала, понимаешь, была Великая Октябрьская социалистическая революция в отношении тебя. Я хочу тебе сказать, что тебе надо серьезно об этом подумать и может быть не в контексте того, что я не буду давать пресс-конференции. Суть не в этом, суть в том, что пока они в зале, они все у твоих ног, потому что у тебя горят глаза, ты им даришь радость, но как только  они выходят, так все-таки они тебя любят или они тебя ненавидят? Те, кто в зале смотрят на тебя с обожанием…

Ф. КИРКОРОВ — Не разочаровывайте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, я задаю тебе вопрос. Мне интересно твое ощущение. Вот эти взгляды на тебя, цветы это искренне или нет?

Ф. КИРКОРОВ — Это искренне. Я в это верю и не надо меня разочаровывать и разубеждать, потому что тогда вообще не  захочется ничего мне. Мне сегодня хочется петь. Я сегодня вернулся на сцену, я хочу этого праздника. Людям дарить праздник, себе получать этот праздник. Наверное, это в какой-то степени эгоизм, потому что мне нравится дарить подарки больше, чем их получать. А если мне что-то нравится больше, значит, я это делаю для себя. Значит, если я дарю подарок, это эгоизм. Я вывел такую философскую теорию свою. Но я уверен, что люди меня любят после концерта и те, кто был на моих концертах, они знают меня, немножко меня поняли, они меня прочитали. Я для них стал доступнее. Те, кто не был на концертах, те, кто меня не любят, я никогда не заставлю их себя полюбить, или заставить придти на концерт. Если они меня не любят, они могут придти из интереса.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Они тебя любят, как любят Чубайса. Вот была приватизация…

Ф. КИРКОРОВ — Неправда.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Послушай меня. Чубайс и те перестроечники первые, они сделали так, что люди получили хотя бы в собственность квартиры. Ты знаешь. Так я сообщаю тебе, что когда спрашиваешь слушателей о том, кто главный враг в России, они говорят: Чубайс. Вот именно тот человек, который участвовал в приватизации, и подарил людям хоть какую-то собственность, вот это именно самый большой враг.

Ф. КИРКОРОВ — Все равно верю в добро, в любовь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Лена студентка. «Филипп, А можете ли вы сейчас вспомнить, какой самый необычный подарок преподносили вам ваши поклонники?»

Ф. КИРКОРОВ — Вообще поклонники очень эстеты у меня. Почему-то они все думают, что я обожаю сладкое, и они просто постоянно дарят конфеты, шоколадки, йогурты какие-то.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Йогурты?

Ф. КИРКОРОВ — Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Кстати, только что мне принесли сообщение, вы знаете, эта прискорбная история с нападением на Гарри Каспарова, так назову, с демонстративным ударом чемпиона мира, блистательного интеллектуала, политика Гарри Каспарова шахматной доской по голове. Лимонова записали, и это будет в информационной программе «Эхо Москвы», я так понимаю, через 10 минут. Я сам с радостью послушаю какое-то объяснение этого дела. Но если это нацбол, то я не пойму. Идем дальше.

Ф. КИРКОРОВ — Давайте не будем делать выводы… преждевременно сделать выводы, а потом…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Так, Марина спрашивает: «Спасибо вам за ваше творчество. У меня только один вопрос: когда выйдет ваш новой альбом» Или ты только ремейки поешь? Когда новый альбом выйдет?

Ф. КИРКОРОВ — У меня есть, кстати, замечательный альбом из ремейков, турецкий альбом, который продался просто миллионными тиражами. И принес колоссальный мне успех. И потом ремейки надо же уметь петь и делать. Это тоже большое искусство, да так, чтобы они были не хуже, а порой лучше оригиналов. Тем более, когда ты спел в своей жизни очень много своих песен, которые создались в этой стране в России, то ты имеешь право на то, чтобы позволить себе обратиться к творчеству авторов, композиторов, которые живут в других странах. Надо расширять постоянно границы своего творчества. Ничего плохого в ремейках я не вижу. Просто когда к ним относятся неуважительно, меня это бесит и раздражает. Альбом только что вышел с Сакисом Рувасом наш дуэт «Как сумасшедший Я», он войдет одним из главных треков в новый альбом, который я думаю, издам к Рождеству.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Теперь пишет тебе Слава Филатов, ученик 9-го класса из г. Кривой Рог из Украины. «Здравствуйте, Филипп! Мне 15 лет. Я очень хорошо пою. Мои песни слушали украинская певица Таисия Повалий и Николай Басков. Сам Н. Басков сказал, что пою отлично голосом, похожим на Валерия Леонтьева. Но, к сожалению, этим всё закончилось. Вопрос: могу ли я рассчитывать на вашу поддержку? Могу ли я выслать вам записи. Свои координаты я оставлю…», — и так далее.

Ф. КИРКОРОВ — Молодец парень. Если он уже добрался до Баскова с Повалий, то у парня хорошее будущее. И в 15 лет добраться до одних из главных звезд двух больших стран это хороший знак. Думаю, что у парня сложится без моей помощи все. Надо обращаться сегодня в такие организации как «Фабрика звезд», «Народный артист», сегодня это хороший шанс молодому артисту о себе заявить, не вкладывая и не подкладываясь ни под кого.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ты ревниво относишься к этим институтам типа «Фабрик звезд», потому что посмотри, какое количество прекрасно поющих людей.

Ф. КИРКОРОВ — Матвей, я даже больше скажу, что в основном мои друзья в шоу-бизнесе ребята с этих «фабрик». И группа «Фабрика» девочки и группа «Корни», и «Фабрика» Аллы Пугачевой эти ребята Майк Мироненко. Ирсен Кудикова, замечательные девочки, Никита Малинин.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — А как ты относишься к тому, что распальцовка и гонор там такой, что ты просто отдыхаешь. Там пока не подадут специфическую машину, он в свои 16 лет петь под фанеру не пойдет.

Ф. КИРКОРОВ — В нашем большом шоу-бизнесе с большими звездами порой такое творится, так крыша съезжает, что эти ребята со своими пафосными заявлениями просто ангелы по сравнению с тем, что творят некоторые наши коллеги. Поэтому звездную болезнь надо пройти, и переболеть ею обязательно надо. И я болел тоже. И всякое бывает в жизни. Но поверьте, я с подобными проявлениями «фабрикантов» не встречался, во всяком случае, те, кто со мной общается, я знаю, что этим не страдают.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Интересный вопрос от Лины из Москвы. «Филипп Бедросович, вы знаете российскую эстраду изнутри. Как можно оценить ее сегодняшнее состояние? В чем ее специфика? Нужны ли российской эстраде какие-то вспомогательные организации, комитеты, которые помогли бы урегулировать наболевшие вопросы (например, использование фонограмм на концертах)? Со стороны складывается ощущение, что эстрада в тупике и нет таких норм, которые регулировали бы деятельность артиста».

Ф. КИРКОРОВ — Фонограмма это, конечно, плохо. Меня самого Алла приучила, и Кристина и все кто ученики Аллы знают одно, и все наши поклонники, что мы поем на сцене живьем. Кто бы, что ни говорил, как бы ни провоцировал на сплетни, приходите на концерт, увидите — все живьем. Возится с собой огромный состав музыкантов, свет, звук, шоу. Колоссальное шоу не для того делается, чтобы включить магнитофон и обмануть зрителя. Никогда у меня этого не было. Телевизионные съемки, да, все поют под фонограмму на этих «Песнях года», «Лучших песнях», «Новые песни о главном», «О старом», все там под фонограмму, потому что телевидение сегодня не может…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Она спрашивает твое общее ощущение.

Ф. КИРКОРОВ — Не это меня волнует, не это беспокоит и не это причина некоторого застоя нашей эстрады. Пока в нашу эстраду не будут вливаться инвестиции с Запада, и она не будет становиться на мировой уровень, а это не происходит только лишь потому, что ни одна компания звукозаписывающая не заинтересована в нашем шоу-бизнесе, так как у нас существует главная проблема – пиратство. И ни одна компания, уважающая себя, не вложит сюда даже цента в исполнителя и в звукозаписывающую компанию, в стране, где на один официальный диск выходит 100 тысяч пиратских. Поэтому абсурд, утопия разговаривать о цивилизованной российской эстраде, пока мы не нормализуем цивилизованное авторское соглашение, отношение между артистом и рынком.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Галина спрашивает: «Неужели вам приятно смотреть по телевидению сериал про вашу семью и про близких друзей, все кругом превозносят Пугачеву, а нам показывают эту жуть. Неужели нельзя все это прекратить?»

Ф. КИРКОРОВ — Вы знаете, опять-таки начнешь это все прекращать и расхитуешь как «розовую кофточку». И тот же сериал, который сейчас смотрят только те, кто его делают на этом канале, а стоит войти в отъявленную конфронтацию, как они станут действительно хитом.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — То есть ты спокойно к этому относишься?

Ф. КИРКОРОВ — После ростовской пресс-конференции…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Я ко всему спокоен.

Ф. КИРКОРОВ — Я уже ко всему спокоен.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Наша передача подходит к концу. Я хотел бы, чтобы ты, тебя слушает огромная аудитория, мы давали рекламу этой передачи, и действительно интересуют все подробности твоей жизни, обратись к радиослушателям, скажи, как ты себя чувствуешь. Какие-то общие слова.

Ф. КИРКОРОВ — Я себя чувствую замечательно. Я рад, что сейчас весна, что, наконец, скоро лето, я имею сегодня желание и самое главное возможность петь, что окружающие меня друзья, семья сегодня делают все возможное, для того чтобы внутреннее состояние духа и моего и моей семьи, было на высоте, чтобы дарить людям радость. Потому что все, что я делал в своей жизни, я делал всегда ради зрителей, ради тех, кто приходил ко мне на концерт. Я тратил деньги, огромные средства на клипы, на концерты, отдавая себя всего на сто процентов. Поэтому верьте нам, простите, если что не так. Я живой человек, я не робот, я не из космоса, и у меня нервы тоже не железные. И за 20 лет помойки, которая неслась и тех ярлыков, которые навешивали на меня и мою семью, иногда может сдать и даже не только терминатор, но даже и сверхтерминатор, что может быть, иногда у меня и происходило, и этим пользовались те, кто на этом зарабатывал большие деньги. Если что не так, извините, простите. Рад, что вы  с нами, рад благодарный вам и от Аллы и от себя за те письма поддержки, тех людей, которые не поддались на провокацию желтой прессы, и всяких газетенок, которые так бы мечтали видеть нас не семьей, а абсолютно чужими людьми. Нет, успокойтесь, дорогие, мы вместе, мы любим друг друга и будем любить, наверное, всю жизнь, потому что мы венчаны на святой земле в Иерусалиме и никакая гнусная инсинуация и никакая провокация в СМИ не разрушит нашу семью, а только наоборот укрепит и укрепит ваша любовь и поддержка таких людей как Матвей, как тех, кто тут работает. Поэтому меня и пригласили сюда на столь уважаемую радиостанцию, для того чтобы, может быть, я вас успокоил от себя, от своего имени, от имени Аллы Борисовны о том, что как бы ни писали в этих статейках: бывший супруг, экс-супруг, сегодня тоже написали: бывший супруг куда-то не пришел. Не бывший, а настоящий и будущий, коим являюсь и наша семья вам благодарна за вашу любовь и за вашу поддержку. Спасибо, ваш Филипп Киркоров.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Закончим несколько на иной ноте. Несмотря на то, что тебе это нравится или не нравится, две вещи в отношении тебя, меня просто сразили. Первое, я всегда это привожу в эфире в пример, когда в Интернете знаешь, баннеры висят, там что-то сенсационное написано, а за ними обычно какой-то материал, один баннер был посвящен тебе. Знаешь, что на нем было написано? Гениально — Киркоров съел ребенка. Я не знаю, что там было написано. А второе, мы с тобой спорили по этому поводу. Но я считаю, что этот розыгрыш первоапрельский, как бы ты к этому ни относился. Это гениально.

Ф. КИРКОРОВ — Артур Гаспарян.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Было написано, что Ароян выпускает сольный альбом ремейков Киркорова, и Киркоров продюсер этого дела.

Ф. КИРКОРОВ — Артур молодец.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот как бы ты ни относился к этой ситуации, я считаю, что это грандиозный розыгрыш. Когда вначале трагедия, а потом фарс.

Ф. КИРКОРОВ — Вот чем отличается профессиональный журналист, профессиональная газета — даже изысканным розыгрышем. Чем какая-то газета, которая написала: Филипп Киркоров побрился наголо. Да не побрился, это проще всего придумать. А у вас вся спина белая. Или так изысканно как «комсомольцы», Артур вывернул этот розыгрыш и так остроумно придумал и написал, что вся страна поверила. И продался тираж замечательно, гораздо больше, чем эта детсадовская глупость, что Киркорова побрили наголо за миллион долларов. Вот мои волосы, Матвей, настоящие.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сказал он, поправляя парик.

Ф. КИРКОРОВ — Скажи, что ты пошутил.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ — Пошутил, пошутил. Неправда это, шутка неудачная, а то опять будут суды. Филипп Киркоров был у нас в гостях. Успеха тебе и с наступающим днем рождения.

Ф. КИРКОРОВ — Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире