06 декабря 2020
Z Дифирамб Все выпуски

Дифирамб в честь «Звезды Театрала»


Время выхода в эфир: 06 декабря 2020, 14:10

Ксения Ларина Добрый день! Начинаем программу «Дифирамб». У микрофона Ксения Ларина. И сегодня наш «Дифирамб» в честь премии «Звезда театрала». И в гостях у нас в нашей виртуальной студии президент и основатель премии, главный редактор журнала «Театрал» Валерий Яков. Валер, приветствую тебя! Здравствуй!

Валерий Яков Добрый день!

К. Ларина И Алексей Франдетти, режиссер театральный, главный по мюзиклам в Российской Федерации. Алёш, приветствую Вас! Здравствуйте!

Алексей Франдетти Здравствуйте!

К. Ларина Здравствуйте! Значит, сразу скажем, что Алексей и его работы представлены, по-моему, в 4-х номинациях – да? – в этом году на «Звезду театрала». Поэтому я почти уверена, что хоть одну, но точно получит. Поэтому можем уже заранее поздравить, потому что так не бывает. Если у человека 4 номинации, он должен хоть одну получить. Правда же, да?

А. Франдетти Погодите! Всякое бывает. Всякое бывает.

К. Ларина Всякое бывает.

А. Франдетти Так что это не будем говорить «гоп», пока не перепрыгнем.

К. Ларина Значит, давайте сразу скажем, что сама церемония вручения премии «Звезда театрала» пройдет 7 декабря, в понедельник. И у всех людей доброй воли будет возможность практически поучаствовать в качестве зрителей на этой церемонии, поскольку она будет транслироваться. И давайте мы с этого главного и начнем, чтобы люди это все видели. Валера, расскажи, как возможно в зал попасть, виртуальный зал, я имею в виду.

В. Яков Туда попасть можно только виртуально, потому что билеты мы не продаем уже давно, как только объявили про 25%. И мы сразу же закрыли продажу билетов. Но виртуально из любой точки мира можно зайти и смотреть, что уже делают не один год. Мы еще до локдаунов как-то освоили интернет. Все премии…

К. Ларина Да, я в прошлом году…

В. Яков … по сути.

К. Ларина А нет. В прошлом году я была, кстати, в живом зале. В зале была. Да.

В. Яков Да. Да. Вот. А так всё происходит в интернете. И голосуют, и номинируют? и смотрят уже много лет, когда мы еще не знали про локдауны и не говорили о трансляциях спектаклей и всего прочего. Поэтому достаточно будет зайти просто на сайт журнала «Театрал», на сайт «Культура.ру», на сайты «ТАСС», информационный партнер, ОТР, телеканал, телеканал «Мир». То есть выбор довольно большой, куда можно зайти…

К. Ларина То есть работает… Работают все телевизора Советского Союза. Да?

В. Яков Ну, да.

К. Ларина Да?

В. Яков Да. На сайт «Ростелекома», который будет вести эту трансляцию. И совершенно бесплатно можно будет смотреть в живом эфире всю церемонию. Но если кто-то в это время будет занят чем-то более важным, то потом можно будет в любое время удобное для наших зрителей войти опять же на сайт и спокойно посмотреть всю эту церемонию.

К. Ларина А из всех номинантов вот кроме которого… У нас сегодня в гостях, напомню, Алексей Франдетти как один из номинантов. И скажу тогда сразу, какие спектакли представлены Алексея. Это «Ромео и Джульетта» я так понимаю, да?

А. Франдетти «Ромео против Джульетты».

К. Ларина Да. Да. «Ромео против Джульетты». Да? Это… Ну, может быть, про это скажет Алексей сам чуть-чуть попозже. И еще одна номинация, вернее четвёртая, потому что «Ромео и Джульетта» в разных номинациях представлены как лучший спектакль и как спектакль для детей и юношества, и как спектакль… и как режиссер музыкальный. Да?

А. Франдетти Спектакль для детей и юношества, по-моему, «Питер Пэн».

К. Ларина А! Еще один! Боже! Да. А «Питер Пэн» где идёт?

А. Франдетти «Питер Пэн» идёт в областном…

В. Яков В областном юношеском, где…

А. Франдетти … у Нонны Гришаевой.

К. Ларина Так. «Питер Пэн». И ещё совсем новая номинация. Каждый год у нас что-нибудь новенькое. Правда, на сей раз не от хорошей жизни, что называется. Не было бы счастья, да несчастье помогло, поскольку новая номинация – это наш ответ пандемии, я так понимаю. Да, Валер? И здесь вот появились как раз спектакли, которые были созданы вот в таких странных условиях. То есть спектакли в «Zoom», Zoom-театр и Instagram-театр. Вот такие вот вещи. Да, Валер?

В. Яков Ну, да, мы это сделали, но мы в первые за 13 лет существования премии, причем замечу, что 13 мы отыгрываем по полной программе в этом году просто со всеми прибамбасами. Так мы впервые учредили эту номинацию в конце апреля, чего никогда не делали, потому что конец сезона. До этого у нас уже была одна новая номинация в этом году. Это лучший любительский театр или лучший студенческий, лучший любительский театр, потому что в прошлом году в ноябре был фестиваль в Москве студенческих любительских театров, я там был в жюри, а председателем был Роман Григорьевич Виктюк, который чувствовал себя неважно, но приходил на некоторые спектакли и тоже был потрясён вообще игрой этих… этих ребят. То есть ни одного профессионального актера, но такие спектакли были замечательные! Вот. Что после этого я тоже потрясенный не смог, не удержался и решил, что нужно обязательно сделать такое номинацию по любительским, по студенческим театрам, которые существуют по всей стране. Вот. И из них вырастают потом театры. Вот театр на Никитской вырос, в общем-то, из этого. Да? Если вспомнить, многие наши… Да театр Вахтангова-то тоже, в общем, начинался с энтузиастов, если мы вспомним. Поэтому мы сделали эту номинацию. А коронавирус нам… нас просто поставил перед фактом, что люди, люди театра, загнанные под домашний самоарест вот, то есть не предались там русской народной традиции – пьянству и, так сказать, выяснению отношений, а начали творить. И мы просто стали видеть одного за другим на наших экранах. Это было просто так… Всё вокруг было страшно, страшно, везде негатив, негатив, негатив. А театральные люди согревали души. И просто нельзя было это не поддержать. Мы это стали показывать. И после этого учредили номинацию, чтоб поддержать.

К. Ларина Ну, на самом деле всё это… Да. Всё это начиналось не от хорошей жизни действительно. И просто помню как-то, появились когда первые видео от артистов, ну, это было видно, что артист, он такое животное, который должен что-то делать. Он не может просто так сидеть. Вот ты прав. Да. И либо пьянство, либо вы… либо выяснение отношений. Но в принципе всё это можно… можно совмещать. Вот. И люди просто сходили с ума. Немножечко такие с поехавшими крышами они сначала показывали какие-то сценки, скетчи, которые тут же на ходу придумывали. Потом уже появились режиссеры. Потом появились целые новые жанры. Я сама принимала участие в одной читке в Zoom-театре. Это было просто настоящее театральное действо. Ну, вот теперь пришло время еще сказать про одну номинацию, про один спектакль Алексея Франдетти. Это спектакль с очень странным названием «Мой длинноногий деда», который родился и состоялся уже в Instagram-театре. Да, Лёш? Это так?

А. Франдетти Да, да. Так получилось, что мы были первыми, кто пошел именно не в YouTube, не в Zoom, не в Skype, а в Instagram. И вот сейчас очень многие правообладающие компании выдают права на мюзикл, пожалуйста, вот такой, такой платформе. А когда я сначала написал правообладателям, вот мне хотелось бы… Прости, где ты хочешь спектакль делать? Что-то мы не поняли. В Инстаграме? А это как? Но я, в общем, на это дело плюнул. Думаю, напишу авторам напрямую. Вот. Написал авторам напрямую, они говорят, а у нас нет Инстаграма. Я говорю, ну, смотрите… Хотя на самом деле это была, конечно, абсолютная авантюра, потому что в голове-то у меня всё вырисовывалось, но никто еще не видел никакого продукта. Более того у нас был один из авторов изначально именно русского текста, который… потому что часто русский текст Маша Кузнецова написала прекрасно, сидя в Берлине. Вот. А на тот момент был другой человек, который, посмотрев на всю эту затею, сказал, послушайте я позориться не буду, я вообще в этом не буду участвовать. И ушёл. Я говорю, ну, окей, хорошо. Вот. И когда я, значит, авторам объяснял, что, чего я хочу, то они, правда, не поняли, но сказали, послушай, ладно, всё равно ты сидишь в Москве, мы сидим в Нью-Йорке и Лондоне. Вот. Ну, давай попробуем. Почему нет? Вот тебе, значит, разрешение. Ваяй. И вот так вот мы все начали ваять, причём это же не просто там артисты, драматические артисты. Это там целая партитура, оркестр, который надо было как-то сводить каким-то образом.

К. Ларина А оркестр как вы записывали? Оркестр как записывали?

А. Франдетти Оркестр мы записывали… Там была целая система, которую мы выработали, честно говоря, до этого, когда вот стали популярными – да? – вот всё это пение в окошках…

К. Ларина Да, да, да.

А. Франдетти … вот в «Ютюбе». И у нас была уже система. Когда есть изначально партия клавиш, на которую накладываются остальные инструменты. И оркестранты сидят у себя дома и с партитуры понимают, где им, значит, надо, что сыграть. Потом наш волшебный звукорежиссер Михаил Соколик всё это дело сводил. И, конечно, в какой-то момент, когда он сказал: «Всё, я с ума сойду. Сколько там ещё номеров осталось?» Я говорю: «Миш, не хочу тебя расстраивать, но мы только доделали 1-й акт. Впереди 2-й». Вот. Миша сказал: «Погодите, мне надо выпить». Выпил, вернулся, сказал: «Ну, проехали. По 2-й!» Ну, вот.

К. Ларина Там 28 эпизодов, я так посмотрела, да? Получается.

А. Франдетти Там 28 эпизодов. Причем на самом деле мы немножечко, опять же пожалев Мишу и зрителей, и вообще всех, мы чуть-чуть это дело сократили, потому что в оригинале этих композиций больше. Но где-то они существуют как репризы и повторяются. И соответственно и музыка повторяется. А так, как в кадре изначально у нас только два персонажа, два героя, тем более они ещё разбросаны по городам, потому что героиня находится в Москве, герой находится в Санкт-Петербурге. И это была отдельная радость, как я ему снимал какие-то, значит, там подсказки или шпаргалки. То есть я снимал себя, отправлял ему. Он отправлял мне. Дальше вдруг выяснялось, если… Я говорю: «Послушай, у тебя на заднем плане стоит там твой портрет или там какая-то премия театральная. Убери её. Этого не может быть». Ну, в общем, это было целое веселье. Вот. А потом мы еще придумали в какой-то момент, что хочется это дело разнообразить и начали хулиганить и придумывать разных персонажей. И так к этой истории подтянулись наши друзья. Там и Нонна Гришаева, и Лариса Александровна Долина, там и Саша Нестеров, и Лиза Арзамасова. И в результате я понимаю, что вживую такой актерский ансамбль невозможно было бы собрать. Мы бы годами бы сверяли их сроки, съемки, графики. А тут все, пожалуйста. Да не вопрос. Да вот сейчас мы всё сделаем. Вот. И так получился такой глобальный прям проект.

К. Ларина Его можно сейчас увидеть в «Инстаграме» всем…

А. Франдетти Да.

К. Ларина … кто хочет посмотреть, можете туда отправиться. Я лишь… нашла сама легко, просто вот по поисковику. Да?

А. Франдетти Instamusical.ru.

К. Ларина Да, да, да.

А. Франдетти Это наш аккаунт.

К. Ларина Там можно посмотреть и номера все. Очень симпатичная получилась история. И визуально очень симпатичные ребята, прекрасные. Так что поздравляю в любом случае.

А. Франдетти Спасибо огромное.

К. Ларина К Валере обращаюсь вновь для того, чтобы мы все-таки могли назвать каких-то победителей. И мы можем назвать победителей, поскольку традиционно в рамках «Звезды театрала» вручается премия «Легенда сцены». И эти легенды всегда заранее известны. Да, Валер?

В. Яков Да, да. В этом году это… Ну, это определяет редколлегия журнала. Но в этом году мы тоже сделали… решили всё-таки отойти просто от нашего решения, хотя за 12 лет ни разу никто не упрекнул нас в выборе. Просто ни разу. Потому, что все легенды были действительно достойными легендами. Вот. Но в этом году мы решили все-таки и в этом привлечь зрителей. Просто предложили прислать в редакцию своих… своих кандидатов, свои предложения. И на основании этих многочисленных предложений мы выбрали три кандидатуры, которые, в общем, могли выбрать и сами. Это Валентина Талызина. Это Александр Збруев. Это Роман Виктюк. И Роман Григорьевич… Ну, мы успели ему сообщить, потому что, ну, никто не ожидал, конечно, что произойдет эта беда, эта трагедия. И он знал, и мы его ждали, хотя он там говорил, что… что даже… Когда ему сказали, он сказал: «Дожить бы, что ли?» Ну, пошутил. Он всегда же без шутки просто не мог. Да? Вот дожить бы. Ну, мы говорим, конечно, всё будет нормально. Мы вас ждём. Но, к сожалению, вот так случилось. И второй раз у нас за историю опять же премии у нас в 15-м году буквально за сутки до церемоний ушел Юрий Яковлев. Вот. И мы тогда церемонию посетили его памяти. Сейчас мы, конечно, тоже будем вручать награду Романа Григорьевича, будем вручать его актёрам. Они придут на церемонию. Мы покажем ролик о нем короткий, как это мы всегда делали и делаем о легендах сцены. Вот. И… Ну, потому, что он стал… он стал уже вечной легендой… Он был при жизни легендой, не нуждаясь в этом признании. Вот. И теперь, конечно, он ушёл туда, как он говорил, что он будет оттуда за нами смотреть. Я думаю, что он с иронией НРЗБ, со свойственной ему иронией будет смотреть за этой… за этой церемонией.

К. Ларина Повторим тогда ещё раз. Валентина Талызина и Александр Збруев будут награждены на сцене театра Вахтангова. И как я поняла, Валера рассказывал до начала записи нашей передачи, что и Валентина Илларионовна, и Александр Викторович, они сказали, что приедут сами, что не захотели они по видеотрансляции получать свою премию. Так ли это? Валер, они приедут оба?

В. Яков Да. Я с Валентиной Талызиной на постоянной связи, потому что она очень беспокоится. Сказала, что у неё платье новое специальное для церемонии. Вот. И она звонит чуть ли не каждый день, выясняя, как она на сцену будет выходить, сколько ей можно говорить, можно ли ей там что-нибудь прочесть и исполнить, и так далее. Я всех… И мы специально, конечно, их обзвонили и Збруева, и Талызину, и всё время я их предупреждал, потому что я сам всё время звонил, что, ну, может быть, мы Вас просто запишем дома, потому что Вы за 65+, чуть-чуть за 65+. Вот. И Вам-то, в общем, может не имеет смысл появляться. Ну, что Вы?! Как можно? Вот. Ну, они говорят, мы работаем, мы идём к зрителю, наш зритель. Как мы можем сидеть дома, если нам зритель хочет поаплодировать и сказать какие-то слова? Поэтому нет, даже… Ну, и как бы даже не обсуждается. Что за глупости? Вот. И надо сказать, что я вообще думал, что, наверное, вряд ли вам удастся кого-то собрать на сцену, потому что, ну, ситуация такова, и в Москве она достаточно как бы тревожна, и народ опасается идти в театр, в общем, многие. Ну, у нас какой-то аншлаг получается, потому что в эти 25% мы с трудом вбиваемся. Вот. Но просто делаем всё, чтобы было ровно 25 и не человеком больше. Иду… И не только лауреаты возможны там или номинанты, все готовы прийти, но они просят, чтоб мы дали возможность там друзей, там родных там в зал привести и так далее. Поэтому просто меня это удивляет и радует, потому что понятно, что люди просто соскучились по театру. И актёры соскучились по публике, а не просто там в шахматном порядке сидящей в зале, а по такой живой нормальной встрече. Поэтому это здорово. Вот ради этого мы и проби… Хотя меня многие уговаривали, не надо проводить живём. Давайте делаем ее в онлайне, как уже многие сейчас это делают. Но если есть возможность провести живьём, надо проводить живьём, чтобы все-таки был праздник, потому что праздника нам сейчас всем точно не хватает. И зрителю, и театру, и людям искусства. Всем.

К. Ларина То есть там будет полноценная церемония и на сцене, и я знаю, что режиссер церемонии Рузанна Мовсесян, замечательный режиссер, она, по-моему, уже не в первый раз ставит этот вечер «Звезды… Звезды театрала». А ведущие по-прежнему тоже пара, которую я очень люблю, Аня Чиповская и Андрей Заводюк.

В. Яков Да.

К. Ларина Да?

В. Яков В прошлом году… Да, в прошлом году они так понравились публике, что мы получили столько отзывов и просьб встретиться с ними еще раз. Ну, и мы решили не менять, хотя до этого мы, в общем, довольно часто меняли все-таки ведущих. И решили не менять. И я очень рад, что они согласились вести при их плотном графике. У Заводюка там сейчас какие-то плотные съёмки. Аня тоже нарасхват. Вот. Но тем не менее нам удалось вот это, их зазвать, и они будут вести церемонию. И на сцене будет всё то же самое. Всё как всегда.

К. Ларина Нет, не то же самое. Что ты так пугаешь? Всё будет то же самое.

В. Яков

А. Франдетти Нет, я имею в виду живьём, всё будет живьём, радостно, празднично. Вот. С совершенно с новыми там придумками, идеями, номерами. Вот поэтому те, кто будет иметь возможность посмотреть, посмотрите. Вы не пожалеете. Надеюсь.

К. Ларина А хочу сказать, что премия вручается… будет вручаться уже какой год-то, получается?

В. Яков: 13й.

К. Ларина: 13й. 13-й. Да, кстати, очень смешно, на афише «Звезды театрала» написано «12+». Я думаю, о, какие молодцы. Совершенно точно это 12+, поскольку это можно понять и как возрастной ценз, но и как номер, – да? – который прошёл уже. 12+ — 13-я церемония. Но пусть она будет счастливой.

В. Яков Я ещё предлагал… Я еще предлагал, может, на пятницу перенесём, чтоб по полной программе…

К. Ларина Да.

В. Яков … было в пятницу 13-го 13-я церемония.

К. Ларина А если говорить ещё о каких-то новых номинациях, там что-то ещё есть, то, чего… то, чего раньше не было, по-моему. Или нет? Социальный… социальная… Театр как социальное событие. Да?

В. Яков Социальный проект. Да.

К. Ларина Да, социальный проект, он уже был.

В. Яков Да.

К. Ларина Но давай немножко расскажем про… Да, про претендентов, про номинантов. Ведь надо же напомнить из кого выбирают в итоге.

В. Яков Ну, для меня очень важна номинация, конечно, я ещё к зарубежному театру хотел бы вернуться, лучший зарубежный театр, потому что это тоже такая, ну, наша зона внимания…

К. Ларина Зарубежный театр на русском, на русском языке, чтобы понимали.

В. Яков Лучший зарубежный…

К. Ларина Да, да.

В. Яков Лучший русский зарубежный театр.

К. Ларина Да, да.

В. Яков Вот. И у нас очень так борьба идет, ну, шла практически до последнего дня и очень острая, потому что там 3 очень интересных коллектива. Это детский театр из Парижа «Апрелик», которому, по-моему, 20 лет. Ну, в общем, то ли 20, то ли 30 лет. Извини, забыл. Но не один год. Уже дети выросли многие в этом театре. Коллектив, ну, очень живой такой. Мы его приглашали на фестиваль в Берлин и, в общем, там получали удовольствие, те, кто любит детский театр, детскую самодеятельность. Вот. Театр из Нью-Йорка, театр «Диалог» литературный.

К. Ларина Да, я его знаю.

В. Яков Да. Волкович его сделала, создала. И очень интересная работа, абсолютно необычная, построенная на документах литературных о Бродском, о Бунине, о Цветаевой, о Пастернаке. И нам даже удалось привезти в Москву такой спектакль. И тут были аншлаги. И замечательный совершенно коллектив из Лондона. Влада…

К. Ларина «Хамелеон».

В. Яков Влада Лемешевская… Да, «Хамелеон». Да. Замечательный совершенно коллектив. Они второй раз номинированы. И вот эти 3… 3 коллектива состязались за премию. И у меня просто сердце разрывается, потому что я бы дал три статуэтки всем 3-м. Вот. Но, к сожалению, мы этого сделать не можем, потому что всё равно решает все это дело зритель. И завтра мы… мы вручим эту награду.

К. Ларина А из социальных проектов какие бы ты назвал вот то, что было важно?

В. Яков Социальные проекты там очень хорошие. Ну, там 3. Ну, опять они разные. И я не могу за них голосовать, понимаете, потому что когда я начинаю с ними знакомиться, погружаться в то, что они делают, мне хочется награждать всех.

К. Ларина Понятно.

В. Яков И благо, что я снял с себя эту ответственность и могу говорить, вот пусть… пусть решают зрители. Это театр для особенных детей «Параллельный мир» из Омска, инклюзивный театр. Это проект «Помоги врачам», который БДТ проводил при поддержке журнала «Театр». И был замечательный проект вот…

К. Ларина Да.

В. Яков … в разгар всей этой пандемии, всей этой борьбы в первый этап. И они там…

К. Ларина Они там читали…

В. Яков … собрали немало денег…

К. Ларина … монологи врачей. Реально. Это, кстати, очень интересный проект. Он поразительный по своей документальности. То есть там актеры…

В. Яков … такое прям…

К. Ларина … очень сильные. Скажите, Лёш, да? Очень эмоционально очень сильный. Актёры, ведущие актеры БДТ. Потом, по-моему, кстати, это такое движение, многие подключились к этому.

А. Франдетти Там и «Гоголь-центр»…

К. Ларина Да, да.

А. Франдетти … к этому подключился.

К. Ларина Да, да, да.

В. Яков Надо сказать, что мы… Ксюш, надо сказать, что мы его начинали по сути, потому что в конце марта мы уже запустили рубрику у нас на сайте. «Поддержим врачей» называлась эта рубрика. И у нас актеры, режиссеры записывали ролики это… всякие, много очень добрых слов, там приглашали к театру и так далее. То есть а потом она начала раскручиваться, поднялась и выросла и в эту акцию. И там ведь они не только читали БДТ актеры, они ещё и деньги собирали.

К. Ларина Да.

В. Яков И собрали довольно приличное количество денег, которые… на которые закупались СИЗы и передавались в реальные больницы. Поэтому очень важная акция. И 3-й номинант «Театр в каждый дом» из Таганрога, где театральные постановки играются во дворах для детей бесплатно актёрами тоже…

К. Ларина Это бродячие труппы такие, да?

В. Яков Ну, образно говоря, да, бродячие труппы. Ролики об этих проектах, они висят на сайте «Театрала», и можно просто зайти и посмотреть, потому что каждый из них сделал эту маленькую презентацию своего проекта. И мы это всё вывесили для того, чтобы просто те, кто не видит и не знает, 99% не видят и не знают, наших голосующим из разных точек мира по крайней мере могут зайти и посмотреть. Вот поэтому 3 этих социальных проектах очень, повторяю, важные для нас. И мы… И я, повторяю, награждал бы всех, потому что люди находят время для того, чтобы думать о других.

К. Ларина Мы сейчас сделаем небольшой перерыв, вернемся в программу через некоторое время. Напомню, что наш «Дифирамб» сегодня о премии «Звезда театрала».

**********

К. Ларина Возвращаемся в программу «Дифирамб». Напомню, сегодня мы поём дифирамбы премии «Звезда театрала», которую так хочется назвать старейшей, но пока ещё нет. Надеемся, что когда-нибудь будем так объявлять: старейшая, легендарная премия. А здесь…

В. Яков Подросток. Подросток.

К. Ларина Да, подростки. Да. Здесь в студии, нашей виртуальной студии ведущая Ксения Ларина и мои гости прекрасные Валерий Яков, главный редактор журнала «Театрал», основатель и президент «Звезды театрала», и режиссер Алексей Франдетти, которого вот хочется уже тоже подключить к нашему разговору, чтобы узнать, про что поговорить успеть, вообще как вот этот год изменил театральную картину российскую. Хотя не только российскую и мировую тоже. Мы уже начали с того, что какие новые жанры появились в социальных… сетях социальных, в «Инстаграмах» и в «Зумах» и в прочих других мессенджерах. Ну, вот то, что совсем ушло, вот сейчас буквально перед перерывом Валера мне как раз подсказал, когда говорил про театр из Таганрога, уличный театр вообще, получается, в этом году просто умер. Так ли это. Лёша, к Вам вопрос.

А. Франдетти Ну, с одной стороны да. А с другой стороны вот смотрите…

К. Ларина Да.

А. Франдетти … как раз основные представления, большие представления были возможны только на улице в этом году. И как раз, как мне кажется…

К. Ларина Да. Да.

А. Франдетти … уличные представления очень многих спасли, потому что даже там большие оперные спектакли, большие какие-то танцевальные спектакли – да? – как, например, там, ну, вот то, что я сейчас вспоминаю, – да? – то, что я видел там фестиваль в Клину или фестиваль «Лето. Музыка. Музей». Да? Это было бы невозможно провести всё внутри. Поэтому как раз мне кажется, что… И я видел небольшой как раз спектакль трупы из Санкт-Петербурга уличного театра. Как раз вот улица нас в этом смысле спасла. Вот. И то же самое как первая опера, насколько я знаю, которая была в живую в Риме. Дамиано Микелетто ставил «Риголетто». Как раз в огромной арене из машины в машину переходили артисты. То есть как раз вот именно эти open эйры пришли на замену стандартным, скажем так, классическим – да? – закрытым театрам.

К. Ларина А Ваше отношение и, Алексей, и, Валера, к онлайн-трансляциям. Насколько это вообще адекватный настоящему театру вот то, что мы наблюдаем. С одной стороны вот скажу, в чём плюс безусловно, что многие люди, лишенные возможности увидеть лучшие мировые спектакли, они наконец эту возможность получили совершенно безвозмездно, поскольку в основном все эти абсолютно бесплатные трансляции… Кстати, вот журнал «Театрал» регулярно и сейчас до сих пор на сайте можно найти все вот эти вот афиши, онлайн-афиши всех важных главных спектаклей чуть ли не в ежедневном, ежедневном режиме, – да? – по-моему, Валер, вы печатаете.

В. Яков Сейчас в еженедельном, а…

К. Ларина Да, да.

В. Яков А во время первого локдауна ежедневно.

К. Ларина Ну, вот давайте, скажите свои… свое отношение и свои ощущения от этого онлайн-театра. Насколько он интересен и важен? Не теряет ли он при этом свое основное предназначение живого театра здесь и сейчас?

В. Яков Ну, я скажу, что я естественно обожаю живой театр, который просто незаменим. И это показали, ну, века существования этого театра. И появление телевидения и кино, которое, как когда говорили, что они убьют театр, доказали, что театр не убиваем, потому что он жив. И он нас так заряжает и энергией, и настроением, и всем. В общем, об этом говорилось тысячу раз. Вот. И тем не менее я очень рад, что благодаря этой беде просто возник новый театральный формат, театральный язык, театральные эксперименты, и театр возник совершенно другой. Это другой театр. Ну, Алексей, наверное, меня поправит как профессионал. Я-то говорю как любитель, как зритель. Да? Это совершенно другой театр, который я могу смотреть, где угодно. На даче, в машине, если я стою в пробке, там в отпуске находясь там на другом конце земли, я могу зайти и смотреть, что происходит сегодня, посмотреть спектакль любимого мною театра. Сам выбираю. Но дело даже не в этом. Важно то, что это шанс привести в театр молодёжь. Молодёжь сейчас вся в интернете. Она не сидит у телевизора, не очень охотно, может быть, идёт театр, потому что, ну, как бы некогда – да? – или слишком много соблазнов здесь вот в гаджете. И теперь у них появилась возможность это увидеть. Дома им деваться было некуда, сидели с родителями. И это появился шанс им посмотреть и прийти в театр, и я уверен, что… что много молодых зрителей появится ровно благодаря тому, что они увидели, столкнулись первый раз с театром у себя в телефоне или у себя дома в компьютер. Поэтому я думаю, что это очень здорово. И потом это дает возможность молодым талантливым, интересным, не только молодым, просто талантливым и горящими идеями режиссерам использовать эти новые форматы для того, чтобы… ну, для того, чтобы радовать нас своими абсолютно неожиданными спектаклями. Вот то, что сделал Алексей с совершенно потрясающим своими Instagram-мюзиклом, то, что делали многие другие. Вот. И я думаю, что Алексей, может быть, меня поддержит. А, может, возразит.

К. Ларина Да, Лёш, пожалуйста.

А. Франдетти Я полностью Вас поддерживаю. Единственное, мне всё-таки кажется, что вот вся это действительно какая-то беда, которая с нами произошла, она открыла новый, вообще в принципе новый вид. Я не могу сказать окончательно, что это прям театр. Да? Это что-то другое. Но это что-то другое безусловно, во-первых, дает возможность молодым деятелям… Уже не нужен… не нужно помещение. Уже не нужна большая трупа. Уже ты можешь даже с какими-то мировыми звездами, условно говоря, если заразить их своим замыслом, поработать, сидя у себя дома. Это очень здорово. И как мне кажется, очень здорово то, что вот если посмотреть те записи спектаклей, которые были сделаны архивные, – да? – ну, даже вот до последнего времени, и посмотреть те спектакли, которые демонстрируются сейчас… Например, вот цюрихская опера недавно выкладывала запись «Бориса Годунова» Барри Коски. И то, с каким вниманием театры сегодня подходят именно к процессу съёмочному. Да? Для меня, как для человека, который еще имеет отношение там и к кино, и к телевидению, действительно это очень-очень важно, как артисты существуют перед камерой, как… с какой частотой монтируются кадры. И вот эта вот динамика практически полнометражного фильма уже начинает переходить в оперное искусство и к музыкальному театру. И тут я полностью, Валерий, согласен с Вами с точки зрения того, что, конечно же, это приводит за собой молодого зрителя. Да? Естественно если я сижу и слушаю большого четырёх с половиной часового «Бориса Годунова», мне непросто. Ну, правда, не просто. А тут мне помогает и монтаж, и спецэффекты, и то, что мне в данном случае может предоставить вот такое вот интернет-вещание.

К. Ларина А драматический театр как выглядит в онлайн-трансляциях?

А. Франдетти Драматический театр. Ну, какие-то спектакли выглядят лучше, какие-то спектакли выглядят…

К. Ларина Ах, какой ответ дипломатичный.

А. Франдетти Ну, нет. Тут смотрите, тут вопрос даже не в моей дипломатии. Да? А в том, что я всё-таки больше про музыкальный театр. Да? Если говорить про театр. Да и в кино, в общем, тоже. И тут условность того, что люди вдруг запели, она очень многое прощает. Да? Как мне кажется. А как только в драматическом театре с одной стороны я вижу на трансляцию спектакля, который в реале играется на огромный зал…

К. Ларина Да.

А. Франдетти … и люди на балконе тоже меня должны услышать. И у меня просто посыл другой, жест другой. И если в оперном театре это иногда вполне себе органично, то когда там, я не знаю, выкрикивается какой-то тихий монолог, а он выкрикивается, потому что люди должны это услышать физически, то у меня немножко возникает дисбаланс – да? – между картинкой, смыслом. И понятно, что в большом оперном… в большом драматическом театре меня бы ничего не смущало. Я бы смотрел на сцену, наоборот бы радовался, какая же чёткая речь у артиста. Да? Тот… То на крупном плане, конечно, у меня возникает вопрос.

К. Ларина Я соглашусь, потому что, конечно же, то, что возможно в музыкальном театре, и здесь нет такого диссонанса вот с тем, что ты видишь вживую и потом ты видишь на экране. Поют и поют себе. А…

А. Франдетти Ну, тут тоже есть моментики.

К. Ларина Да. А вот там в драме, да, это большое искусство. Неслучайно, дорогие друзья, дети, вот вы не помните, обращаюсь я к маленьким нашим слушателям, знайте, что был целый отдельный жанр в советское время – телетеатр.

А. Франдетти Телетеатр. Да.

К. Ларина Это совсем другое. Совсем. Да. И, кстати, и спектакли, телеверсии спектаклей в театрах, их тоже снимали отдельно, потому что да, вот Алексей совершенно прав, что крупный план и монолог на крупном плане, и чувства на крупном плане, это совсем другое.

А. Франдетти И посыл был другим.

К. Ларина Посыл другой. Да. И вообще это мне очень жаль, что этот целый культурный пласт, он ушёл из нашей жизни. Никто этим не занимается сегодня. Большая редкость телеспектакль сегодня увидеть хороший, настоящий.

А. Франдетти Ну, вот у меня возникла такая идея тоже благодаря…

В. Яков Нет, уже снимают…

К. Ларина Да?

А. Франдетти Да, вот всему произошедшему. Тоже мне хочется, чтоб был, прям появилась целая студия, – да? – производящая телеспектакли, потому что это не просто прийти в театр и снять тот спектакль, который идёт в зале. Да? Опять же в своё время там знаменитые спектакли такие, какие как «Женитьба Фигаро», как «Ханума», – да? – они снимались в отдельной студии.

К. Ларина Да.

А. Франдетти Они не снимались в том театре, в котором шел спектакль. Другой свет это. Ну, всё другое. Да? И, конечно же, мне кажется, это была бы отличная идея и возможность всем в мире показать нашу… ту сокровищницу театральную, которая у нас есть. Да? И плюс ко всему это ещё же такое у нас… Искусство, которым мы занимаемся, оно очень эфимерное. А это возможность, ну, хоть что-то оставить, чтобы оно было физически, чтобы это можно было потрогать.

К. Ларина Валер, а ты говоришь, снимаются – да? – сейчас тоже какие-то вещи?

В. Яков Ну, снимаются. Да. Ну, я твою мысль-то подхвачу, потому что онлайн-трансляции, я считаю, что они были-то, в общем, и при советской, скажем так, власти, – да? – потому что снимали. Да, это были отдельные съемки, но они были.

К. Ларина Да.

В. Яков Благодаря этому драматические спектакли сейчас можно включить, посмотреть «Поминальную молитву», там потрясающего Леонова театра «Ленком». И вообще почти лучшие спектакли театра «Ленком», они сняты. Вот. И можно их сейчас посмотреть. И, слава богу, что это делалось, потому что мы сохранили это. Вот. И важно, что теперь… что теперь такой Ренессанс видео… видеоспектаклей возникает. Я знаю, что у московского правительства была программа целая. Её придумал еще бывший руководитель департамента… департамента печати. Вылетела фамилия из головы. Называлась «Золотая коллекция». И выделялись гранты на съёмки лучших спектаклей московских театров. И тоже есть целая коллекция снятых сейчас современных спектаклей. И мало того у нас даже одно время, когда… когда московское правительство нас ещё поддерживало, то… то это была как одна из наград лучшему спектаклю – съемка за счёт этого проекта, съемка для этой «Золотой коллекции». Поэтому это было…

К. Ларина А! То есть это как награда – съемка спектакля – да? – качественная?

В. Яков Да, съемка…

А. Франдетти Хорошая опция.

К. Ларина Отлично. Отличная опция. Да. Да.

В. Яков Ну, к сожалению, сейчас её… сейчас её у нас нет. Вот. Поэтому идея-то, она существует. И, конечно, было бы здорово, особенно в нынешних условиях, когда театрам уже не до телевизионных версий и съемок, потому что, ну, они находятся в тяжелейшем финансовом положении. Все театры.

К. Ларина Да.

В. Яков От крупнейших до… Частные – вообще просто беда. Вот. То, конечно, было бы хорошо, если бы Министерство культуры, если бы Правительство Москвы, потому что в Москве огромное количество замечательных совершенно коллективов, если бы они находили средства для этих съемок, потому что это действительно… действительно «Золотая коллекция» нашей культуры, нашего театра. И это та возможность, когда если нет денег, отправить театр на гастроли, то можно по крайней мере показать.

К. Ларина Вот тогда вопрос, который я хотела задать тоже вам: и Валерию, и Алексею, вот по поводу вот этих вот пресловутых 25%. Если кто не понял, дорогие слушатели, 25% – это не кличка. Это… Это 25% зрителей, заполняемости зала, которая вот сегодня по нынешним карантинным нормам позволена, дозволена… пускать в зрительный зал театральный. Большая дискуссия проходит по этому поводу. Я вижу, как страдают и театры, и артисты, и зрители, но… Но тут как бы пополам разделились мнения, судя по всему. Вот сейчас, может, Алексей как практикующий режиссёр нам скажет, где правда. Одни говорят, что лучше б нас закрыли. Я регулярно это читаю от всяких артистов и от режиссеров. А другие говорят нет, ну, что вы, мы всё-таки вот мы… Наши зрители – это… Они как настоящие герои, которые вот в такой тяжёлый момент с нами. Нам всё равно, сколько зрителей в зале, мы будем играть с той же отдачей. Алексей, вот как… Ваше отношение к этому?

А. Франдетти Ну, вот я совсем недавно видел, как наш спектакль «Стиляги» в Театре наций игрался при 25-процентный посадке, и безусловно с экономической точки зрения я честно скажу, что это, в общем, прям сильно не выгодно. Ну, и театр несет огромные потери, особенно когда это театр, опять же повторюсь, музыкальный, где очень много приглашенных людей. Да? Это часто приглашенные солисты. Это где-то ещё и приглашённый оркестр. Ну, то есть огромная…

К. Ларина Всем платить надо. Конечно.

А. Франдетти Конечно. Конечно. И людям нужно из чего-то платить. Да? И если у тебя, допустим, большой зал, то, ну, как-то, наверное, ещё можно вывернуться. А если у тебя маленький зал, как, допустим – да? – опять же те же самые спектакли там последние пять лет в театре на Таганке. Это камерный мюзикл. Или опять же Питер Пэн в маленьком… Мы не можем играть, потому что это очень дорого. И насколько я понимаю, просто спектакли сейчас не идут. Да? А с другой же стороны сейчас в театр ходят именно те люди, которым это реально надо. Не которых привезли на автобусах и заставили, значит, смотреть там, я не знаю, «Грозу» Островского, – да? – школьников. Или там, когда тебя потащили просто волоком в этот театр. Нет, это действительно те люди, которые искренне любят театр. Он им нужен этот театр. И артисты естественно чувствуют поддержку и чувствуют эту энергию. С другой же стороны вот такое интересное ещё наблюдение я сделал во время спектакля. Акустическое наблюдение. На сцене все технические моменты, которые при полном зале неслышны, когда мы там переставляем, не знаю, посуду во время мизансцены, смена НРЗБ, оно слышнее в 10 раз. И я вплоть до того, что где-то я сказал: ребята, давайте наклеим – что ли? – эту губочку на все тарелки, чашки, ну, потому что мы это слышим. Да? Раньше-то это всё зал съедал. Вот. А теперь то есть это тоже вносит какие-то свои коррективы.

К. Ларина Интересное наблюдение. Валер, а ты что скажешь по поводу 25%?

В. Яков Да, скажу. Я вспомнил просто… Я обязательно должен назвать эту фамилию бывшего главы департамента, просто он ушел из жизни, молодым ушёл из жизни. Владимир Черников возглавлял Департамент печати. Вот это была его идея с «Золотой коллекцией».

К. Ларина Да.

В. Яков Поэтому просто если есть повод вспомнить добрым словом, просто обязательно надо сделать. Что касается 25%, тут есть, ну, три момента, на мой взгляд. 1-й момент. Ну, таким образом власть технично сваливает ответственность на театры, потому что если бы она закрывала все театры, как это было по весне, значит, нужно было бы финансово их поддерживать. Вот. А так, пожалуйста, вы же работаете. Ну, и выживайте. Вот. И, дай бог, если дойдёт… дойдут руки до того, чтобы какие-то всё-таки денежки, такой какой-то бюджет, может быть, выделили. Но делается всё для того, чтобы переложить ответственность, на мой взгляд. С другой стороны, слава богу, что разрешили. Это всё равно лучше, чем закрыть. Это всё равно лучше, потому что Алексей прав, для тех, кто любит театр, и есть такая… и имеет возможность получить эту отдушину и прийти, ну, это здорово. Мало того зрители просто счастливы в зале, в котором никто не маячит у тебя перед… в ряду напротив, перед тобой. Всё отлично видно. Никого нет. Сидишь один. Ну, прекрасно. Вообще зачем зрителю-то нужны переполненные, так сказать, эти залы и невозможность достать билет? А сейчас на любую… на любой потрясающий спектакль, на любой аншлаговый ты можешь все-таки попасть и посмотреть. Вот. Ну, и актеры… а актеры. Ну, и 3-е – это журналу. Мы просто счастливы, что театр работает, потому что… потому что мы только… Мы в театрах распространяемся. У нас только театральная реклама. И нам просто без театра ни жить. Вот поэтому… Поэтому… Ну, мы благодарны театру, что он работает, и что он с нами. Вот. Потому, что мы имеем возможность о них писать, не только об онлайн-проектах, не только о том, как они там выживают, но и о том, как они нас радуют. Поэтому здорово. Пусть 20-й…

К. Ларина А тут стоит… стоит напомнить, что «Звезда театрала» – это премия зрительская, что очень важно. Это не премия критиков. И всегда очень интересно потом сверять как… интересно очень совпадения получаются. Вдруг раз! Какой-то спектакль или какой-то актёр, или какое-то событие становится одинаково важным и для зрителей, и для критики. Это бывает. Не скажу, что часто. Но бывает. Но насколько здесь вообще вот эти совпадения бывают? Я уже спрашиваю у Валеры. И что для тебя вот важно в этом случае? Вот когда не совпадают абсолютно мнение критики и мнение зрителя, ты на чьей стороне?

В. Яков Я должен сказать, что практически каждый год не совпадают мнения зрителей с своим мнением. Вот. Вот каждый год есть деноминации, в которых я голосовал как бы за других кандидатов. Вот. А зритель просто таким количеством голосов голосует за… не за тех, кого предпочел бы я. И всё время для меня это мучительно. Вот. Потому, что, ну… А потом звонят, говорят: «Ну, как же так? Ну, почему вы нам не дали эту премию? Ну, там кто-то накрутил голоса». Кстати, тема накрутки, она там становится…

К. Ларина Да.

В. Яков … всё острее и острее. Да. И мы всё время всем говорим… Мне уже присылают письма о том, как вот нам предлагают там стоимость голоса столько-то, поэтому заплатите и мы вам обеспечим вашу победу. Я и в интервью говорил и писал в журнале, ну, не поддавайтесь на эти предложения этих мошенников, потому что премия абсолютно некоммерческая. Вот не надо покупать голоса, потому что всё равно потом технические службы премии очищают все эти накрутки, и потом вы зря потратите деньги. Вот работайте со своим зрителем там, общаетесь с ними, и они… они сами будут… будут обеспечить вам победу. Поэтому несовпадения бывают. Много. То бишь это самая субъективная премия. Здесь…

К. Ларина Да, это правда.

В. Яков … голосуют как-то эмоциями. И поэтому…

К. Ларина Я тебе скажу. Я сама голосую, я же половину не видела. Но вот я голосую, как… как душа моя лежит. Вот я проголосовала, кстати, там в одной номинации за одного из наших сегодняшних гостей, потому что он… потому что не сомневаюсь, что это должно быть интересно. И мне это больше… Из всего предложенного, я думаю, вот, наверное, вот это мне понравится больше всего, говорю я и нажимаю на эту кнопку.

В. Яков Дело в том, что, Ксень, ты не одинока, должен тебе сказать. Вот. Потому, что голосуют-то все в интернете, 99, я думаю, ну, 90, может быть, 5%, наверное, вообще не видели спектакли, за которые они голосуют ровно потому, что у нас, по-моему, в прошлом году было, сейчас я ещё не смотрел цифры, но в прошлом году было, по-моему, 63% всего лишь из России голосующих. А дальше там на втором месте Украина, как ни странно. Потом США, Канада, Израиль, Эстония, по-моему, входили в пятёрку. Тысячи людей голосуют со всех континентов. Вот поэтому премия такая, что все голосуют отовсюду, потому что любят русский театр.

К. Ларина Итак, результаты этого голосования всемирного, вселенского масштаба вы увидите в понедельник, 7 декабря. И, дорогие друзья, чтобы вас не мучить всякими ссылками, просто заходите на сайт журнал «Театрал», и там сразу же вы поймете, где смотреть трансляцию. Всё очень просто. Я благодарю Валерия Якова, благодарю Алексей Франдетти за то, что мы сегодня так успели о многом поговорить. Желаю победы всем, кто этого заслуживает, и кто даже не заслуживает. Ну, и в финале, конечно, мы должны показать фрагмент из мюзикла «Мой длинноногий деда». Не могу это слово…

А. Франдетти Да.

К. Ларина … произнести. Вот. Да. Спасибо большое Алексею и Валерию.

А. Франдетти Спасибо Вам.

К. Ларина Всего доброго! И до встречи в театре!

В. Яков Спасибо. Смотрите «Звезду театрала».

Звучит песня из мюзикла «Мой длинноногий деда»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире