'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 июня 2017, 14:05

О. Пашина 14 часов и почти 7 минут в столице, это программа «Дифирамб». За звукорежиссерским пультом Светлана Ростовцева, меня зовут Оксана Пашина. Ксения Ларина вернется обязательно, и это произойдет уже совсем скоро. Ну, а в студии программы «Дифирамб» — музыкант Петр Налич. Здравствуйте.

П. Налич Добрый день.

О. Пашина Давайте мы начнем с главного. 16-го, да?

П. Налич Да, 16 июня в Малом зале Кремлевского дворца отчетный концерт, как я его назвал, за три последних года. Это два последних альбома, это музыка к театральным спектаклям — вот такой интересный бульон.

О. Пашина Самое любопытное здесь, конечно — музыка к театральным спектаклям, потому что все знают в основном вас как автора песен.

П. Налич Да.

О. Пашина Вот театральный спектакль — что там? Там «Северная Одиссея», это спектакль, который шел в РАМТе?

П. Налич И сейчас идет, да. Там мы играем вживую сегодня, там вообще композиции, которые вполне себе могут отдельно существовать, как концертные номера. Но также еще есть несколько спектаклей, где более фоновая музыка — в Вахтангова «Питер Пэн», в Пермском ТЮЗе «Обыкновенное чудо», еще в Академии Михалкова сейчас вышел спектакль «Тина», там несколько моих композиций. То есть это песнями нельзя назвать, но это такие темы.

О. Пашина А почему этим решили заняться? Как это вообще произошло?

П. Налич Интересно как-то складывается, всегда, видимо, как-то хотелось немножко за пределы просто песенного жанра выйти. Вообще много всякой чудесной музыки. И как-то, когда начинаешь работать с режиссером в рамках какой-то задачи, когда есть какая-то драматургия, это такие мощнейшие какие-то новые горизонты открываются, что-то совершенно неожиданное, там где-то уходишь на второй план, потом выходишь на первый план. Где-то это сфокусировано до какого-то концертного номера, вроде песни или хора какого-то, или темы запоминающейся, а где-то это уходит в фон, в поддержку драматургии сцены. И это очень интересно.

О. Пашина А как это все происходило? Кухня интересна, как вы над этим работали?

П. Налич Обычно режиссер говорит, что нужна такая тема активная; потом нужна лирическая какая-нибудь тема любви; а здесь нужна — эх, понимаешь, какая-то бесшабашная; а здесь нужна какая-то мрачная, непонятная, странная, чудовищная. И делаешь эскизы, наброски музыкальные, присылаешь режиссеру. Режиссер говорит: «Так, вот это годится, а вот это может пригодиться туда», — в какое-то другое место.

О. Пашина А легко было? Или режиссер говорил: «А я не так как-то это вижу». А вы ему говорили: «А я вижу так».

П. Налич Я вообще не спорю с режиссером, потому что это бессмысленно, мне кажется. У человека есть видение всей картины, у меня есть только свои музыкальные дела. Как раз очень здорово то, что по новым каким-то критериям и новыми рамками ограничивается твоя деятельность, в которой бы ты сам никогда не ограничивал себя. И это как раз, с одной стороны, можно сказать, ограничивает тебя; а на самом деле это тебе дает возможности, которые ты бы не открыл в себе, если бы тебя этими рамками не ограничивали. Поэтому в основном я соглашался, брал под козырек и говорил: «О’кей, ищем дальше, работаем». И какие-то темы легко находились, какие-то довольно тяжело.

О. Пашина Сразу скажем для слушателей, что будет фрагмент спектакля «Северная Одиссея» на концерте, да?

П. Налич Это композиции, которые в принципе оформляются в такие…

О. Пашина Как отдельный номер?

П. Налич Да, но сегодня прозвучит парочка из этого спектакля вещей. В принципе можно сказать, что это песня, но одна из них на песню в общем не похожа, это сначала инструментальная вещь, которая потом переходит в хоровую.

О. Пашина А давайте сейчас прямо послушаем. Это что?

П. Налич А сейчас мы тогда можем послушать композицию №3 «Казачок».

О. Пашина Давайте. Можешь, Света? Сейчас мы найдем и запустим.

КОМПОЗИЦИЯ «КАЗАЧОК»

О. Пашина И вот Александр из Москвы нам уже написал: «Спасибо, сразу вспомнил спектакль». Ну это такая ритмика, это какой-то такой арт-рок?

П. Налич Да, это такая стилизация под что-то этническое, но при этом с такими ритмическими делами. Там всякий ломаный размер есть, для музыкантов будет интересно. А так там две части, в этом спектакле. Первая — это такая русско-сибирская, и там много стилизаций под что-то такое этническо-русское, какое-то чукотское. А вторая — они перебираются, главные герои, случайно в Америку, таким чудесным образом. Это сценарий замечательный совершенно Луцика и Саморядова, киносценарий, переложенный на театр. Во второй они в Америке веселятся, тусуются, там приключения всякие, и соответственно, там идут стилизации какие-то более, не знаю, госпельно-фанковые.

О. Пашина Возвращаясь к концерту, который будет 16 июня, большой отчетный за три года, что там еще, в этом отчете, интересного?

П. Налич Конечно, будет с последнего альбома «Паровоз», это такая большая работа проведенная. Потому что там задействовано такое… Новые какие-то краски и горизонты я для себя открывал. До этого я делал альбом-трибьют Утесову, и очень много всяких интересных вещей по поводу биг-бэнда узнал, и по аранжировкам, и так далее. И «Паровоз» — это именно такая биг-бэндовая работа. Не совсем биг-бэнд, полу-биг-бэнд. Но все-таки там звучит много инструментов такого эстрадно-симфонического толка, и поэтому это именно музыкальное какое-то новое поле для меня, которое я осваивал, и в общем считаю, что отчасти освоил. И это такая важная веха.

О. Пашина Спрашивают: «Петр Налич и оркестр. А оркестр — это кто?»

П. Налич Расскажу подробно: флейта, кларнет, причем кларнетист играет еще и на бассетгорне. Бассетгорн — это такой редкий инструмент, средний между бас-кларнетом и бассет-кларнетом.

О. Пашина Я только собаку знаю такую. А инструмент не знаю.

П. Налич Потом альт-саксофон, тенор-саксофон, баритон-саксофон, труба, тромбон, две валторны, ритм-секция. Потом квартет скрипичный, небольшой хоровой ансамбль, восемь человек, и я.

О. Пашина Кто ваша аудитория, вы как-то это формулируете для себя? Потому что у вас жанры совершенно разные.

П.Налич: Я не спорю с режиссером, это бессмысленно: у человека есть видение всей картины

П. Налич Ой, вообще это страшный вопрос, потому что я иногда даже как-то теряюсь сам. Потому что очевидно, что кто-то ждет чего-то веселого, а кто-то ждет, наоборот, чего-то очень такого заунывно-этнического, и совершенно не готов. Но, в принципе, это не танцевальный концерт, конечно, потому что это сидячий зал, и в общем и целом, несмотря на то, что будут вещи вроде этой, в которой в принципе есть то, что называется groove, но это скорее послушать, чем потанцевать. И поэтому я не знаю совершенно, честно говоря, потому что все время все меняется, и за последние три года опять же очень много разной музыки я на концертах представлял, и я думаю, многие были уже обескуражены. Так что какая-то может быть старая аудитория, какая-то новая придет, какая-то вообще не знаю какая.

О. Пашина «Хочу билет», — уже нам пишут. Ну, билеты в городских кассах, дорогие друзья.

П. Налич Да. Так что я не знаю, честно говоря, совсем не знаю.

О. Пашина А вы как-то следите вообще, в Интернете есть какая-то, не знаю, страница своя, какой-то аккаунт в соцсети, какие-нибудь фанаты что-то пишут? Или в общем нет времени?

П. Налич Я сам, конечно, не отслеживаю. Мне пишут иногда письма, но обычно, скажем так, за последние пять-шесть лет свелось к тому, что просто есть несколько человек, которые мне присылают фотографии с концертов, которые постоянно на них бывают. Или где-нибудь моя мама, например, читает иногда отзывы о концерте, и иногда мне доносит, если какая-то есть критика, или наоборот, понравилось. Нет, я стараюсь как раз за этим не следить. Хотя я не говорю, что надо абсолютно дистанцироваться от отклика зрителей и слушателей, но специально этим заниматься для меня — это совершенно мучительно, как и смотреть видео с концертов. Ужасно.

О. Пашина Маме нравится то, что вы делаете?

П. Налич Что-то нравится, что-то нет.

О. Пашина В каком-то интервью вы говорили, что мама там: «Не дай бог, ты будешь в ресторанах».

П. Налич Да, конечно, это история, когда я еще учился в архитектурном институте, и как-то я начал петь романсы. То есть я их давно пел, но как-то начал громче их петь, и, видимо, аудитория чуть-чуть увеличилась. И я в такой момент такой окрыленный пришел, говорю: «Мама, знаешь, пожалуй, может, мне музыкантом стать?» Ну, в общем, получил, конечно, суровый ответ по этому поводу. Потому что как можно предположить, что человек бросит архитектурный институт и начнет петь песни в барах? Кому пожелаешь такой судьбы? Никому. И поэтому да, действительно такое было.

Ну, что сказать про рестораны? Наверное, лучше играется и поется, когда люди тебя слушают. Но есть формат клубный, когда в любом случае у тебя есть партер танцевальный, где люди стоят, слушают тебя, но они все равно общаются, кто-то пиво с краю пьет, но это формат такой просто, когда у тебя танцевальная забойная музыка.

О. Пашина Я тоже в одном из ваших интервью читала эту жуткую историю, помните, рассказывали в самом начале, про презентацию, где никто ничего не слушал, и вы в итоге сказали: «Нет, у нас ничего не получается, мы пойдем».

П. Налич И вообще надо сказать, что вначале, конечно, особенно было тяжело, потому что когда ты просто такой абстрактный мальчик, который выстрелил с какой-то штучкой в Интернете, люди в общем теперь, конечно, станут через губу с тобой разговаривать и воспринимают как какое-то случайное недоразумение. И поэтому, конечно, сейчас как-то попроще, потому что все-таки люди, которые приходят на тебя, они уже чего-то ждут такого, более объемного.

О. Пашина Ваши родители — архитекторы?

П. Налич Они по образованию архитекторы, да. Папа у меня скульптор, довольно давно, у него много скульптур в Москве.

О. Пашина Макаревич говорил, что ему тоже помогает архитектурное образование писать музыку. А вам помогает, мешает, никак не влияет?

П. Налич Это очень трудно сказать, что мне помогает и что мешает. Когда у меня что-то получается, мне кажется, что все, что у меня есть, мне помогает. Когда у меня что-то не получается, мне кажется, что что-то мне мешает. Конечно, в последнюю очередь мне придет идея, что это архитектурное образование, которое мне мешает.

Думаю, что, конечно, помогает. Потому что это какое-то чудесное широкое общее гуманитарно-художественное образование с элементами и точных наук, у нас был и сопромат, и термех, и так далее. И конечно, когда я поступил туда сразу после школы, мне было 18 лет, идей по поводу того, кем я хочу стать, не было никаких. И я совершенно счастлив, что я эту какую-то еще замечательную молодость, детство провел именно в этом институте, где у нас была и живопись, и проекты, и история искусств, и эстетика, и тот же самый термех, и все-все-все, пятое-десятое. И это было здорово.

О. Пашина То есть было интересно провести время, была возможность интересно провести время и определиться?

П. Налич Ну, я и поучился, это был путь, это же освоение каких-то вещей. Когда осваиваешь какую-то специальность, навык какой-то, ты проходишь какой-то путь. Сначала не получается, потом ты себя пытаешься как-то переломить, понять, что в себе надо переломать, что не надо в себе переламывать. Где-то слушать педагога, где-то не слушать педагога. Это такие сложные вещи, которые во всех специальностях приблизительно, мне кажется, такие похожие алгоритмы.

О. Пашина Таня спрашивает из Москвы: «А как вы формулируете, о чем ваша музыка?» Или вы не формулируете, просто приходит что-то?

П. Налич Не могу сказать совершенно. В общем и целом, конечно, я не могу сказать, это очень много какого-то разного получается. Поэтому мне, наверное, иногда проще работать с режиссером под его задачу какую-то конкретную, что по крайней мере здесь я освобождаюсь, у меня нет того извечного вопроса: «Зачем ты вообще это делаешь?» Потому что как зачем — тебе человек задал, давай работай. И уже в принципе ты понимаешь, что уже это точно не просто так, зачем-то какая-то блажь тебе пришла в голову, ты зачем-то каких-то странных звуков в этот мир привнес.

Сложно сказать, какие-то разные состояния есть, наверное, которым ты посвящаешь музыку, из которых эта музыка выходит. Есть какое-то танцевальное состояние, есть какое-то задумчивое, есть лирически-сентиментальное (с которым, иногда я думаю, даже, может, надо бороться, потому что иногда просто уже кажется – неприлично быть в таком возрасте таким сентиментальным).

О. Пашина Почему?

П. Налич Ну как-то кажется, что это немножко какие-то юношеские мотивы, какие-то гармонии такие вдруг возникают, и думаешь, что, может быть, все-таки… А я где-то прочитал у кого-то, то ли у Стравинского, то ли у Бродского в воспоминаниях, так пишут просто: «И в этом возрасте я наконец-то избавился от сентиментальности», — и дальше поехали. Я такой — ничего себе, круто: «Я избавился от сентиментальности».

О. Пашина Сентиментальность и старшему возрасту свойственна. Потом опять вернулась сентиментальность.

П. Налич Я не знаю, может быть, это с романтизмом путаю. Но это все равно очень сложная какая-то грань. Состояния каких-то полу-психоделических, каких-то этнически-народных непонятны. Они могут быть, кстати, не народными и не этническими, но тоже по состоянию какие-то, грубо говоря, в стратосфере немножко парящие. Это тоже интересные какие-то состояния, которые я пытаюсь выразить с помощью того языка, который у меня на данный момент есть, скажем так, музыкального.

О. Пашина Я напомню, что ваши вопросы и комментарии вы можете присылать с помощью SMS-сообщений. +7 985 970-45-45. Сергей из Свердловской области нам напоминает, что и Бутусов тоже архитектор, кстати. Что-то в этом есть.

П. Налич Да, Ирина Архипова закончила архитектурный институт тоже.

О. Пашина Вот. Не хотелось это начинать, но продолжить этим можно уже. Вы же знаете наверняка, что вас в Интернете и вообще в СМИ аттестуют как первого российского музыканта, ставшего знаменитым при помощи Интернета.

П. Налич Да.

О. Пашина Сейчас уже этим вовсю пользуются и политики, и даже некоторые миллиардеры, это сейчас уже норма. А в 2007 году как вообще пришла эта идея? Это какой-то был стёб, или просто хотелось попробовать?

П. Налич Понимаете, появляется телефон — люди начинают пользоваться телефоном. Появляется компьютер — люди начинают пользоваться компьютером. Так же и у нас, юных веселых музыкальных студентов, появились разные средства производства. Во-первых, кстати, появилась возможность в домашних условиях записывать многодорожечную музыку. Почему-то считается, что вообще никто об этом не говорит, а это была революция не меньше, чем Интернет. Потому что до этого, чтобы тебе записать композицию в пять-шесть голосов…

О. Пашина В студию надо было.

П.Налич: Юмор — это должна быть такая вещь самоцельная. Иногда это уместно, иногда нет

П. Налич Конечно, это же деньги, это нужен был какой-то уже продюсер, нужно было кому-то доказать, что это нужно. А так — пожалуйста, сиди дома, пиши, и нормально. Это раз. Во-вторых, потом появился Интернет, собственно как средство доставки того, что ты сделал. И еще важный момент — то, что в те времена это было настолько всем интересно и свежо, что все практически сами смотрели, что где появится. А сейчас, в общем, мало кто специально хоботит: «Что там новенького в Интернете?»

О. Пашина Уже такой объем невозможно перелопатить.

П. Налич Наоборот, стараются как-то это фильтровать, мне кажется, все. Поэтому вот такие были времена.

О. Пашина А система «Заплати сколько хочешь» себя оправдала?

П. Налич По-моему, это сами придумали, потому что у нас была эта кнопка, но…

О. Пашина Но никто ничего не платил?

П. Налич Во-первых, никто толком ничего не платил, во-вторых, много, по-моему, до нас тоже это делали. В России, по-моему, параллельно с нами тоже кто-то это делал. И почему-то вдруг решили еще такой ярлычок наклеить смешной. В общем, много мы на этом не заработали. Но, кстати, еще это на тот момент, помимо того, что мы не были Майклами Джексонами, было связано с тем, что очень трудно было это технически сделать многим. Я, например, пытался в тот момент 10 рублей положить себе, и просто не смог. А таких среднего уровня подготовки юзеров больше, чем продвинутых, мне кажется.

О. Пашина Это музыкант Петр Налич (я говорю нашим слушателям, которые присоединились к нам только что). И тут все ждут, конечно же, «Guitar, guitar» — а этого не будет. А будет у нас что?

П. Налич Композиция с последнего альбома, диско «Волшебник».

КОМПОЗИЦИЯ «ВОЛШЕБНИК»

О. Пашина «Спасибо, — пишут нам из Саратовской области, — а еще вы очень разный».

П. Налич Да.

О. Пашина А какой жанр или направление совершенно исключены для вас? Вот вы бы сказали: «Я никогда не буду писать этого, нет, никогда».

П. Налич Трудно сказать, потому что зарекаться тут, конечно, странно. Потому что часто бывает, что какие-то жанры ты так для себя, не знаю, в 15 лет отверг, а в 25, или в 35, или в 45 вдруг нашел в этом жанре что-то совершенно удивительное. Поэтому на данный момент я могу сказать, что я совершенно как-то не пленился классическими мюзиклами. Как-то американский этот traditional мюзикл меня совершенно, вообще не цепляет. Но опять же, с чем сравнивать? Если, например, «Иисус Христос — суперзвезда» Уэббера, если считать, что это мюзикл — я его знаю наизусть, я обожаю весь просто. То есть какие-то такие вещи.

Ну, я не знаю. Нет, есть какие-то просто — опять же, попса, такое странное слово, необъятное совершенно, столько всего в ней. Есть какие-то совершенно простые и примитивные вещи, которые вдруг кажутся очень милыми и свежими, такое бывает. А бывает, что совсем ужасно. Я не знаю, про жанры вообще так трудно говорить, они настолько все смешаны, и мне кажется, вообще раскладывание по полкам, по крайней мере для музыканта…

То есть если ты, конечно, в жанре находишься, должен как-то понимать, что происходит, играть со вкусом, но толкаться не от того, что ты разложил: «А, это регги, значит, мы играем здесь так, или это чарльстон», — а понимать, что если есть какая-то задача, иметь возможность сдвинуться куда-то вправо-влево по этим жанрам, не закрепляться на них. Но иметь представление, конечно, надо для музыкантов. Не знаю, правда, ничего по поводу жанров не могу сказать.

О. Пашина Таня пишет: «Мне кажется, что ваша музыка о чудесном мире, наполненном романтикой». А мне кажется, что она еще и наполнена такой иронией и таким очень своеобразным хорошим юмором, но мы об этом поговорим сразу после коротких новостей.

НОВОСТИ

О. Пашина Это программа «Дифирамб», и в нашей студии — музыкант Петр Налич. Где истоки этого вашего юмора, этого стёба на грани абсурда?

П. Налич Не знаю, честно говоря.

О. Пашина Это Хармс? Он напрашивается просто.

П. Налич Да, конечно, Хармс в большой степени, я думаю, такой какой-то абсурдизм, но не самый, не жесткая часть Хармса, а более детская. Я не знаю, как-то в моей семье такая интонация принята.

О. Пашина То есть вы так и общаетесь все?

П. Налич Нет, не то что мы все время перешучиваемся, как одесситы. В Одессе, кстати, действительно пару раз было смешно. Приезжаем туда первый раз, я думаю — что, неужели здесь все будут шутить? Подходим к таксисту в маршрутке, и говорим: «Скажите, — мы что-то нервничаем так, студенты были еще, — а мы доедем до Французского бульвара?» Он так показывает на то, что на машине написано «Французский бульвар», и говорит: «Вот здесь написано, давайте попробуем». Похоже, что здесь действительно все шутят. Так оно и оказалось позже.

О. Пашина То есть не доехали в итоге?

П. Налич Нет, я не знаю. «Откуда у вас такой юмор?» Из тумбочки, не знаю откуда. Вообще мне не кажется, что юмор — это должна быть такая вещь самоцельная. Иногда это уместно, иногда в какой-то ткани полулитературной, как песня, это уместно, и поддерживается как-то мелодией и ритмом, и что-то такое сообщает, какое-то дополнительное настроение, или наоборот, на контрапункте как-то с грустной мелодией или вместе. А иногда это совсем неуместно, и наоборот, какие-то совершенно отвлеченные вещи. Я не знаю, для меня просто это свойственно, я по-другому не умею, видимо.

У меня, если это текст идет в моем исполнении — я не считаю себя поэтом — то он с каким-то… Это может быть не ирония, а какой-то, не знаю, абсурд такой легкий, который мне, видимо, помогает перейти: тебя перещелкнули, и ты уже погрузился в какое-то другое поле. То есть не в бытовое, а в какое-то другое поле. Можно высокопарные слова произносить — поэтическое поле, музыкальное, поле великого искусства, бесконечного и космического.

О. Пашина Шутки тоже уже пошли такие, не из Одессы, правда, а из Москвы: «А смогли бы вы написать музыку к новому гимну России? Чтобы не советский и не «Боже, царя храни», а что-нибудь получше?»

П. Налич Ну, шутка уже состоялась в этом вопросе, я так понимаю.

О. Пашина Да.

П. Налич Мне кажется, не требует ответа этот вопрос.

О. Пашина А вы боитесь выглядеть смешным, или вам все равно?

П. Налич Не знаю.

О. Пашина Или можете осадить, если куда-то немножко за грань?

П. Налич Наверное, могу иногда осадить, а иногда не получается осадить. Иногда понимаешь, что это неважно совершенно, иногда расстраиваешься — по-разному бывает. Это зависит от ситуации, от того, по какому поводу шутится, в какой обстановке. И если это репетиция, и музыканты вдруг слишком расшутились, как дети, то можно их легонечко осадить.

О. Пашина Призвать.

П. Налич Да, призвать к порядку, постучать дирижерской палочкой по пульту (которой у меня нет). А если просто в какой-то ситуации где-то кто-то пошутил так, что тебя это задело, это всегда, конечно, интересная тема для собственных размышлений.

О. Пашина И хороший ответ приходит где-нибудь через полчаса.

П. Налич Да. Потом ты подумаешь, что надо вообще осаживать человека, пытаться вступить с ним в бой? И это вообще не факт, что это всегда надо, даже если ты понимаешь, что успешно можешь его сейчас осадить, и даже знаешь какие-нибудь точки, по которым можно стрельнуть. Иногда это делаешь, иногда этого не делаешь, и это тоже все время такая пища для размышлений — как ты вообще себя повел, как надо было себя повести. Но конечно, если ты обижаешься, значит, в тебе что-то не так.

О. Пашина То есть если ты обижаешься, то в тебе что-то не так?

П. Налич Да, конечно.

О. Пашина Самокритично. Ольга спрашивает: «Кто ваш любимый композитор-классик, зарубежный и русский?»

П. Налич Вопрос, конечно, тоже бесконечный. Потому что я не представляю себе, как может быть любимый композитор. Если в курсе истории музыки проходится их, скажем, 100 приблизительно, и каждый совершенно чудесный. Есть композиторы, которых я пока не понял, и не уверен, что пойму. Я в общем не очень серийные техники и какофонию — не сказать, что это прямо моя музыка. Так же как есть джаз такой более ритмичный, не знаю, более фьюженовский, типа Майлса Дейвиса, который мне понятен. А есть, например, типа Майкла Брекера, такой совершенно, прямо видно, у человека голова просто семи пядей во лбу — и меня не штырит. Я могу попытаться вместе с людьми, которые говорят: «Смотри, как это круто!»

О. Пашина Уважаю, но не чувствую.

П. Налич Уважаю, да, но не чувствую, и как бы к этому не стремлюсь. То есть иногда думаю, что, может быть, мне надо это освоить, чтобы понять, чтобы потом уже осознанно это полюбить или не полюбить. Но это опять же, всего все равно невозможно, настолько необъятна музыка.

О. Пашина Тогда по-другому сформулирую вопрос: что сейчас актуально, что вы сейчас слушаете?

П. Налич Я радио в основном слушаю. В музыкальных — на радио «Культура» хорошие музыкальные подборки, иногда рок слушаю вдруг по настроению, типа какого-нибудь Джимми Хендрикса, очень здорово, вдруг так это хорошо. А иногда что-то… Классику, конечно, слушаю. Так что по-разному бывает.

Из того, что прямо за последнее время? Из новоприобретенных такие есть коллективы, «Snarky Puppy» — такой современный, такой веселый фанк-фьюжн. И, наверное, из такого более легкого, клевого — из последнего мне очень понравился Фаррелл Уильямс. Ну, их такое количество, просто невозможно. Это из совершенно разных жанров я сейчас назвал исполнителей. Но при этом еще куча всяких совершенно направлений, даже не жанров, а каких-то областей музыкальных гигантских, где люди варятся, и вообще этого не знают.

И я столько всего не знаю, что чудесного происходит, иногда просто заткнешься в «тюбике», сидишь, смотришь-смотришь — сколько чудесных исполнителей там. Я вообще никогда этого не слышал. Какие-то, например, есть замечательные арпеджиато, ансамбль играет музыку то ли народную, то ли полународную, средневековую, Средиземноморье. Это так красиво! Они на всяких эстрадных инструментах играют. И столько вообще чудесного всего делается в мире, что за всем не уследишь.

О. Пашина «Ладно, раз уж ваш любимый композитор, ваша любимая музыка — что вы читаете, тогда спрашиваю. Кирилл».

П. Налич Ну, из последнего, что на меня произвело большое впечатление — это Фолкнер. Я прочел два его романа. «Шум и ярость» — самый известный, как я понял, — он меня меньше как-то зацепил. А больше меня зацепил «Свет в августе», роман, очень понравилось. Пушкина читал, еще что-то перечитывал. Всегда потрясающе здорово, конечно.

«История Пугачевского бунта» — очень. С одной стороны, удивительное сочетание, что это документальная вроде как литература, но с такими погружениями вдруг в эту его поэзию. Кстати, иногда думаешь, она ироничная такая, например, и он рассказывает про то, что в какой-то момент войска пришли в это место, потом наступила зима, а весной по реке, по Яику соответственно поплыли трупы. И часто можно было видеть картину (или как-то он подводит более элегантно к этому), выходит пожилая казачка с таким багром к этому ледоходу, подтягивает к себе труп и говорит: «Не ты ли это, мой Степушка? Не твои ли кудри русые студеная вода мочит?» — ужас такой. И потом опять: «А потом генерал такой-то, у него было столько-то сотен людей, пришел туда-то». Это совершенно замечательно.

О. Пашина То есть «История Пугачевского бунта» интересует, а современная политика каким-то образом — нет?

П. Налич Ну как, она не может меня не интересовать, так как я здесь живу, конечно.

О. Пашина Ну сейчас очень многие музыканты, тот же Макаревич говорит: «Я занимаюсь своим делом, я занимаюсь музыкой…»

П. Налич Нет, я считаю, что политика — такая вещь, как гигиена своего рода. Я не очень люблю чистить зубы, но два раза в день это делаю. Так же, мне кажется, должно быть, так как мы живем в этом городе, в этой стране — нельзя просто это пускать на самотек, это приводит к тому, что все зубы выпадут. И поэтому мне кажется, не знаю, один день, два дня в месяц надо посвящать себя политике в той или иной мере, борьбе с грязным подъездом, или борьбе с нерадивыми властями в каких-то областях, и так далее. Это надо делать обязательно, мне кажется. К этому не надо подходить, как, знаете — сейчас собрался с духом, сейчас я пойду бунтовать против царя. Как-то, мне кажется, надо более по-английски к этому подходить в современном, в моем понимании — пошли в Гайд-парк, или я не знаю, куда-то, и там высказали свое мнение. И для всех это норма, и для властей это должна быть норма.

О. Пашина Пошли куда-то, что-то сказали, все сказали: «Это городские сумасшедшие», — их никто не услышал.

П. Налич Там тоже боятся все сидят. И чтобы этого не было, как-то это должно быть более, что ли, по-товарищески, по-светски. То есть пошли, собрались: «Мы против, мы выдвигаем петицию».

О. Пашина Ну, у нас как-то не проходит такой вариант. Выходят по-товарищески, и сразу в автозак.

П. Налич Да, у нас в стране долго терпят, а потом режут животы, у нас вот такая традиция, к сожалению, и это ужасно.

О. Пашина Ну, если говорить о музыкантах, то сейчас такой конкретный выбор стоит, достаточно простой: или ты поддерживаешь власть, и ты зарабатываешь деньги таким образом, или ты поддерживаешь оппозицию и зарабатываешь популярность. Где-то между какая-то есть позиция?

П.Налич: Политика — как гигиена. Так как мы живем этой стране — нельзя просто это пускать на самотек

П. Налич Я как раз между, потому что я не считаю себя ни проправительственным… То есть меня несколько раз на какие-то звали слеты, я туда не поехал. Но и выступать, например, на митингах оппозиционных музыкально я считаю для себя тоже неправильным, по той причине, что я не знаю всех людей, которые там со мной вместе на сцене будут стоять. А если я уже вышел и, скажем, имею какой-то кредит доверия у определенного количества людей, находящихся, скажем, на проспекте Сахарова, тоже вроде как за это их агитируя, я беру на себя такую ответственность чудовищную, как Владимир Маяковский в свое время. И я не говорю, что все так должны делать, но для меня это совершенно неприемлемо. Я могу лично сам прийти куда-то, где-то постоять.

О. Пашина Частным образом?

П. Налич Да, частным образом. Но уже агитировать за левых или за правых я на данный момент, в общем… Я могу сказать, что мне нравится, например, конкретный человек, то, что он говорит. Я все время слушаю «Эхо Москвы», многих здесь — мне нравится то, что говорит Гудков, например, мне нравится, как он рассуждает. И я лично, если он будет баллотироваться, пойду за него голосовать, потому что мне нравится то, что он говорит. Но в принципе «мы все против, а эти все за» — вообще мне не нравится делить на два лагеря, это самое страшное, мне кажется. Потому что это вызывает какое-то ужасное озлобление между людьми, чудовищное озлобление. И уже люди не видят за этим, не пытаются разобраться: все, что исходит от Путина, все черное, а все, что исходит от Леши Навального (панибратски Лешей называют, это, конечно, удивляет) — это все очень здорово. Я не то, чтобы не здорово, но просто люди вообще, мне кажется, многие совершенно…

О. Пашина То есть надо думать?

П. Налич Мне кажется, надо пытаться разобраться, конечно; и нельзя, конечно, делить все на черное и белое, ни в коем случае.

О. Пашина Как человек, который прошел «Евровидение», о конкурсе в этом году. Я имею в виду этот скандал с запретом въезда Юлии Самойловой, с отказом России транслировать конкурс, всю эту историю.

П. Налич Чудовищно, что я могу сказать. Потому что вообще с самого начала конфликта с Украиной я это воспринимаю просто как гражданскую войну. То есть даже неважно, что я на четверть украинец, потому что, мне кажется, в принципе наши народы настолько переплетены, что фактически это гражданская, я это воспринимаю как гражданскую войну. Я ни в коем случае не хочу обидеть государственность украинскую, но действительно братский народ, как с Грузией было, то же самое. И поэтому единственное, что я могу сказать: что все шаги к мирному урегулированию — это правильно, а все ужесточение и всякое желание ответить «сам дурак», которое мы видим…

О. Пашина И с одной, и с другой стороны.

П. Налич …И со стороны украинских властей, и со стороны российских властей — это постоянное «сам дурак». И это ужасно, это преступно, с позиции обоих правительств, на мой взгляд.

О. Пашина Давайте к музыке вернемся.

П. Налич Да.

О. Пашина Очень много вопросов про песню «Сахарный пакет». Я грешна, не слышала, не знаю, но почему-то очень интересует аудиторию это. Спрашивают, опять же: «О чем ваша песня? Ну это понятно, это ваше alter ego».

П. Налич Сахарный пакет — это мое alter ego?

О. Пашина Да?

П. Налич Нет, вы знаете, это удивительный случай. Эта песня написана на заказ. Фирма IKEA заказала песню к какой-то своей большой рекламной кампании, называлась она «Вещные ценности». И там был сюжет, что девушка собирала пакетики сахарные, из всех поездок привозила, и это были ее воспоминания. И нужно было, конкретно была задана канва, и по ней сделана эта песня. Нет, это не мое alter ego — сахарный пакет, хотя я люблю сладкое, да.

О. Пашина Ну хорошо, этой песни у нас тоже нет. Давайте послушаем, что есть.

П. Налич Давайте послушаем композицию «Еду далеко».

ПЕСНЯ «ЕДУ ДАЛЕКО»

О. Пашина Вопрос от Светланы Ростовцевой, нашего звукорежиссера, который я не могу не задать, потому что интересно. Светлана Ростовцева — соавтор и соведущая программы «Дифирамб». Про кино спросила Светлана: «Пишете ли вы для кино?»

П. Налич Так почему-то в моей жизни складывается, я написал для дипломной работы моего друга Димы Иванова, когда он ВГИК заканчивал, к его корометражке «Он, она, его друг и Гаврила» очень симпатичный, на мой взгляд, саундтрек. Но дальше почему-то заказы были только в мультфильмы, поэтому я считаю, что я пока…

О. Пашина А какие мультфильмы, а мультфильмы-то какие?

П. Налич Замечательные есть мультфильмы Веры Мякишевой, это такие штуки, по телеку их не показывают. «Как живут котики» — последняя очень клевая работа музыкальная. Потом Наташи Наумовой мультики, там штуки три или четыре их. И где-то у меня получается шесть-семь мультиков.

О. Пашина Песня называлась «Еду далеко». Гастроли за рубежом вас интересуют? Про Украину мы не говорим, я знаю. Как раз сейчас будет ваше выступление. А куда-нибудь, куда подальше?

П. Налич На самом деле были всякие замечательные поездки. Но их было не так много, и все-таки я думаю, что моя аудитория в основном русскоязычная, несмотря на то, что есть вещи вообще инструментальные. По крайней мере, сейчас так складывается — может быть, потом по-другому сложится, но пока что так. А также нам достаточно трудно выехать, потому что состав музыкальный у нас минимум десять человек, а это довольно тяжело вывезти.

О. Пашина Тут очень много специальных музыкальных вопросов от ваших поклонников. Ну хорошо, что называется, умный поймет. Александр из Санкт-Петербурга очень просит прокомментировать: «Переход темы, мелодии из одной в другую. Например, Чайковский — «Я люблю вас, Ольга»; Легран — «Шербурские зонтики»; Шаинский. Если не можете сразу ответить, то подумайте и сами поиграйте на эту тему».

П. Налич А вопрос в чем?

О. Пашина Прокомментировать переход мелодии из одной в другую. Мы подумаем.

П. Налич «Я люблю вас, я люблю вас…»

О. Пашина Мы подумаем, Александр, и обязательно вам ответим. Хорошо, про гастроли понятно. А просто путешествовать в отпуске?

П. Налич Ну, езжу иногда. Я очень люблю ездить кататься на горных лыжах, так это буржуазно могу заявить. Как-то очень полюбил этот вид времяпрепровождения. И летом стараюсь на мое выехать куда-нибудь, или еще в Италию, если получается, в Венецию в марте очень любим ездить, когда там уже тепло.

О. Пашина Но еще не жарко.

П. Налич Не жарко, да.

О. Пашина Спрашивают: «А в Москве какие-то любимые места есть?»

П. Налич Ой, Москва — это, конечно, любовь и боль, потому что огромное количество чудесных мест еще осталось. Очень много было разрушено, особенно в начале 2000-х, просто Молох какой-то. Очень много, к сожалению, сейчас… Сейчас, кстати, получше стало немножко с реставрацией, больше стали обращать внимания на то, что…

О. Пашина Ну, как сказать.

П. Налич Ну, по крайней мере, я вижу много особняков, которые отремонтированы хорошо. Например, такой критерий — деревянные вставляются окна, столярка обращает внимание. Сейчас только у многих это появляется в сознании, вообще-то это очень важно — то, что в старом доме не должно стоять пластиковое окно.

О. Пашина И уж тем более не надо сайдингом обшивать. Слышите нас, дорогие реставраторы?

П. Налич Конечно, страшно, кошмар нашего города — это кондиционеры. Это просто прыщи какие-то на лице нашей столицы. И как с этим бороться? Понятное дело, что надо высаживать еще больше деревьев, чтобы людям было прохладнее, чтобы людям не нужно было ставить кондиционеры в таких количествах. Потому что как можно предъявить претензии человеку, который на Третьем кольце живет и ставит себе?

О. Пашина Задыхается.

П. Налич Ну конечно, а как им там без кондиционера? В общем, надо меньше машин, больше деревьев. И кондиционеры, конечно, надо убирать.

О. Пашина А какие-то такие свои секретные московские места можете назвать?

П.Налич:Кошмар нашего города — это кондиционеры. Это просто прыщи какие-то на лице нашей столицы

П. Налич Я очень люблю Печатников переулок, особенно до того, как там понастроили всякой фигни. Вообще, конечно, чудовищно изуродовали Рождественский бульвар, к сожалению. Родной для меня, потому что там архитектурный институт, я жил в Колокольниковом и ходил в архитектурный институт. Там совершенно кошмарное построили сооружение в начале бульвара, на Трубную выходит ресторан такой травертинами. И очень неудачный, на мой взгляд, храм построили в Сретенском монастыре. Да, неудачный, на мой взгляд, очень. И много так сделано — а-ля что-то под старину, это совершенно, конечно, так нельзя поступать. В общем, немножко все должны быть внимательнее — заказчики, архитекторы, инженеры, строители. И мы, горожане, все тоже должны быть внимательнее как-то пытаться все-таки в эти гигиенические политические дни влиять на то, чтобы…

О. Пашина Это все был архитектор Петр Налич.

П. Налич Критиковать очень легко, когда ты уже не профессиональный архитектор, так хорошо идет.

О. Пашина Но на самом деле музыкант Петр Налич был у нас в эфире. Я напомню, что 16 июня концерт в Кремле.

П. Налич Да.

О. Пашина А прямо сейчас мы послушаем на прощание песню «Паровоз».

П. Налич Да.

ПЕСНЯ «ПАРОВОЗ»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире