О. Пашина Это программа «Дифирамб». В студии Оксана Пашина. И мы поём дифирамбы композитору, народному артисту Российской Федерации Александру Зацепину. Здравствуйте.

А. Зацепин Здравствуйте.

О. Пашина Мы тут перед началом программы думали, какая песня может стать такой вашей визитной карточкой, и сошлись на том, что это, конечно, «Есть только миг». Но начали с «Красной палатки» вашей. А для вас какая песня вот самая главная или самая значимая, или самая любимая?

А. Зацепин Вы знаете, когда меня спрашивают, я говорю: «Самая последняя».

О. Пашина Последний ребёнок — самый любимый, да.

А. Зацепин Да, как у матери многодетной. Новый родился ребёночек — и вот он самый милый, самый хороший. Хотя, может быть, это и не так.

О. Пашина А самая последняя — это какая?

А. Зацепин На этот вопрос, наверное, я не отвечу, потому что после этого я написал три мюзикла, балет. Ну, с песнями, так сказать, всё покончено, когда не стало моего ни режиссёра, ни поэта. Ну, с Аллой я работал. Уже тоже это всё закончилось. Тане Анциферовой тоже страшно не повезло в жизни. Так что я остался как-то в вакууме. Ну и я решил, что надо писать мюзиклы.

О. Пашина И тем не менее все ваши песни и наше поколение, и не только наше поколение знает с детства. Давайте тогда «Куда уходит детство» послушаем.

А. Зацепин Хорошо.

ПЕСНЯ «КУДА УХОДИТ ДЕТСТВО»

О. Пашина Что звучало у вас в семье? Что любили слушать родители?

А. Зацепин Отец у меня был хирургом, но любил очень музыку. Ну, тогда были, знаете, патефоны, ручкой заводить. Телевидения не было, не существовало. У него было много пластинок. И обычно где-то в воскресенье он меня обязательно усаживал: «Давай сейчас послушаем музыку». Ну, я помню, Шаляпин у него был, Козловский, Лемешев, все вот эти романсы. Ну, из опер. Светловские романсы. «Хованщина» даже, я помню. Классика всегда была.

О. Пашина В основном классика. Тяжёлая тема, ведь папа ваш был репрессирован, да? Его реабилитировали в конце концов?

А. Зацепин Да, в 53-м году, после Хрущёва. Сколько? Он 12 лет провёл в этом маленьком городишке Тайшет, это около Иркутска. Я туда ездил когда-то его там повидать. Но потом он завёл другую семью, потому что он вообще не знал, вернётся он или не вернётся когда-нибудь. Так что я по существу где-то с 15 лет, наверное, был уже без отца.

А. Зацепин: Когда меня спрашивают, какая песня вот самая значимая,я говорю: «Самая последняя»

О. Пашина И ведь репрессировали по надуманному совершенно обвинению, по случайному доносу?

А. Зацепин Да, один из приятелей… Ну, как приятелей? Они иногда играли, раз в месяц, наверное, не чаще, в какое-нибудь воскресенье, в субботу и до воскресенья играли в преферанс. Ну, такая игра карточная. И вот один из них на всех донёс — всех троих посадили, а он остался. Ему орден дали. Ну, так…

О. Пашина Вы остались без отца, вам нужно было учиться, как-то думать о своей профессии.

А. Зацепин Ну да. Мама, конечно, из кожи лезла, чтобы я учился. То я хотел уйти в акробаты…

О. Пашина В акробаты?!

А. Зацепин В книге всё написано, да.

О. Пашина То есть не композитором?

А. Зацепин Да. Потом мама, в общем, отстояла меня. Ходила в цирк, сказала: «Не берите его». Там такая была группа, Евгений Милаев, в те времена он, по-моему, заслуженный артист был. Я к нему пришёл, показал, что я умею делать. А я делал сальто переднее, заднее, на руках, на одной руке стоял. В общем, мама сказала, чтобы не брали. Он говорит: «Нет, мы его и не возьмём, потому что он должен поехать в училище, специальное в Москве есть училище цирковое. А так пускай учится».

Ну, потом радиотехника меня увлекла, я начал приёмники делать, паял с ребятами и хотел по радиотехнике идти и учиться. Ну, время-то военное было, поступить в институт… Я же в Новосибирске был, и там был только Институт инженеров транспорта, а больше никакого. В Москву я не мог поехать — время военное.

О. Пашина Ну да, это как раз были 40-е годы.

А. Зацепин Да. И туда поступил. Ну, математику завалил. Занимался там джаз-оркестром в самодеятельности, там была большая, хорошая… Ну и в армии потом служил.

О. Пашина Но потом всё-таки консерватория?

А. Зацепин После армии.

О. Пашина И консерватория в Алма-Ате. А почему? Как вы туда попали?

А. Зацепин После армии. Знаете как? В армии я был сначала в пехотной маршевой роте, готовили на фронт. Потом пришёл какой-то генерал, отбирал людей: «Значит, так. Ты, Зацепин, пойдёшь в пехотное училище, в Третье пехотное училище в Тюмень, будешь офицером. Доволен?» Я говорю: «Нет». — «Как?! Ты не хочешь стать советским офицером?» Я говорю: «А разве позорно быть советским солдатом?» — «Молчать! Поехал!» В общем, я боялся офицером… Я хочу кем-то другим, не военным быть, а уже демобилизоваться офицеру трудно, можно 10 лет там проработать. Приехал в Тюмень в офицерское училище. И командир взвода был Евгений Матвеев, артист известный.

О. Пашина Да-да-да.

А. Зацепин И вот в самодеятельности я участвовал. Потом поехали в Новосибирск на олимпиаду. Потом меня забрали в Ансамбль песни и пляски Новосибирского округа. Тогда там у нас был джаз-оркестр, первое отделение. А второе отделение — ну, как обычно, ансамбль песни, хор, танцы.

О. Пашина От судьбы не уйдёшь. Ни в цирк, ни в технику. Всё равно надо ансамбль, всё равно музыка.

А. Зацепин Ну да. И в Тюмени самодеятельностью я начинал заниматься. Ну, вокалисты были там, танцоры. Я им играл на фортепьяно, на рояле. А потом ещё аккордеоны появились, потому что уже война кончилась в 45-м… А в армию я пошёл где-то в марте 45-го. В мае всё закончилось, дали отпуск на месяц. Я поехал в Новосибирск, купил аккордеон и учился на нём. Потом меня перевели из курсантов в клуб. Когда я ещё учился в школе общеобразовательной, мы, двое мальчишек, ходили… Как это называлось тогда? Детская техническая станция юных техников и натуралистов. И там закончили курсы. Я курс киномеханика-профессионала закончил и курс тракториста. На тракторе мы работали в колхозе два месяца тогда. Ну, военное время было, нужно было. Нам травку полоть неинтересно было.

О. Пашина Пахать.

А. Зацепин Да, в общем. Ну вот. И меня взяли, конечно, киномехаником, потому что киномеханик демобилизовался уже по возрасту, который был. И я стал привозить все музыкальные фильмы, какие только можно было.

О. Пашина И, пользуясь служебным положением, всё это много-много раз смотреть. А что тогда впечатлило в том возрасте, в то время? Что казалось невозможно прекрасным из музыкальных фильмов?

А. Зацепин Из музыкальных? «Серенада солнечной долины» Гленна Миллера. Там оркестр был, джазовый оркестр, американский фильм. И я его возил, возил, возил, показывал очень часто.

О. Пашина Так, а как же в Алма-Ату, в консерваторию?

А. Зацепин А потом, после ансамбля, я сразу… Три года у меня прошло, я демобилизовался. И буквально демобилизовался — и со следующего дня я уже работал в филармонии концертмейстером-пианистом, с концертными бригадами ездил и аккомпанировал, и соло играл на аккордеоне. Ну вот. И я проработал год, наверное, если не два, в этой филармонии. И занимался у профессора музыки там. Профессор Штейн, я помню фамилию. У него занимался на фортепьяно, готовился в училище музыкальное. А потом от филармонии поехал с группой концертной оперетты на сцене, то есть не в костюмах, а просто на сцене, без декораций. Под фортепьяно я им играл. Там «Сильва», «Марица»… В общем, все оперетты, какие есть. И приехали в Алма-Ату просто случайно. Это был август, тогда был приёмный экзамен у меня. Я пошёл и подал документы в училище сначала…

О. Пашина И поступили.

А. Зацепин А они говорят: «Можете пойти сразу в консерваторию». Я пошёл в консерваторию, меня приняли на фортепьянный факультет. А профессор Брусиловский… Там были хорошие силы: Наталья Сац, театр Натальи Сац в Алма-Ате был, мой профессор из Ленинградской консерватории Брусиловский Евгений Григорьевич, он тоже с хорошей школой. И он меня принял через год. Он говорит: «Вы не учили специальные предметы — гармония, полифония и так далее, и так далее. Вот это всё выучите. Вас сейчас примут на фортепьяно, сдадите экзамены, и на следующий год я возьму». На следующий год меня взял. Так получилось всё случайно.

О. Пашина И уже на последнем курсе консерватории вы начали писать для кино? Как это получилось? Я имею в виду…

А. Зацепин: В 56м оду.

О. Пашина «Наш милый доктор».

А. Зацепин «Наш милый доктор», да. И одна там была песня — «Надо мной небо синее», в те времена она была очень популярная, её играли по радио, пластинка была выпущена. Пел её народный артист Ермек Серкебаев, такой симпатичный был, приятный баритон, хороший. И записывал я всё это в Москве с Оркестром радио. Тогда был Виктор Николаевич Кнушевицкий. А после него уже Силантьев стал, когда он умер. Ну вот. Вот такие начинания.

О. Пашина Для композитора очень важен поэт, соавтор, да?

А. Зацепин Да, конечно.

О. Пашина Для вас кто это? Леонид Дербенёв?

А. Зацепин Если песни писать, то, конечно… Ну, у меня сначала разные были: с одним работал, с другим работал. Потом Юра Полухин такой был, ещё кто-то, ещё. А потом меня познакомил Алек Пиорковский, мой коллега, с Дербенёвым, и вот я с ним начал. И так всю жизнь работали вместе.

О. Пашина Я хочу сказать нашим слушателям, что эти и многие другие подробности, которые мы не успеем рассказать в программе «Дифирамб», вы можете узнать из книги Александра Зацепина. Она, кстати, так и называется — «Миг между прошлым и будущим». Ну, как ещё иначе она могла называться? Это ведь тоже автобиография, да?

А. Зацепин Это автобиографическое…

О. Пашина Или это сборник эссе, скорее?

А. Зацепин Да. Так сказать, вся моя тут жизнь.

О. Пашина Про Леонида Дербенёва есть здесь?

А. Зацепин Конечно.

О. Пашина Про кино, про «Мосфильм»?

А. Зацепин Про всех есть, да. И Гайдай здесь, и Дербенёв, и Алла Пугачёва.

О. Пашина Мы про Аллу Пугачёву тоже, конечно, поговорим. И я хочу сказать, что судьба у вас потрясающая. Но песню давайте послушаем под названием «Так же, как все». Хотя к Александру Сергеевичу Зацепину «так же, как все» — это не относится. Но песня замечательная, любимая и тоже знаковая для поколения.

ПЕСНЯ «ТАК ЖЕ, КАК ВСЕ»

О. Пашина К сожалению, все самые интересные разговоры, как всегда, происходят за кадром или за эфиром. Давайте, Александр Сергеевич, всё-таки расскажем слушателям, как же во французском переводе «как все» превратилось в «такси».

А. Зацепин Ну, потому что Дербенёву я сказал: «Как-то припев очень неудобный: «Так же, как все, как все, как все…» Как-то невокально». Ну, Алла отстояла. Она тоже в это время была и сказала: «Нет-нет-нет, всё нормально, я всё спою хорошо, нормально, хорошо». Ну, так и осталось. А на слух, конечно… Ко мне музыкальный редактор приезжал из издательства французского. Ему эта песня понравилась, он дал исполнителю, а исполнитель написал стихи. Он услышал: «как все, как все» — «такси, такси». И написал «такси, такси».

А. Зацепин:Если в фильме песня за кадром, я приглашал того, кого я считал нужным

О. Пашина То есть слова другие?

А. Зацепин Да, «волшебное такси».

О. Пашина А с Аллой Пугачёвой сложно было работать? Ну, она, конечно, тогда была юная, а вы были маститый уже композитор.

А. Зацепин Нет, было прекрасно с ней работать.

О. Пашина Хорошо?

А. Зацепин Потому что она всегда была готова. Она не приходила: «Так, где текст? А какие ноты?» Этого не было. Она всегда была готова.

О. Пашина А характер вот такой яркий — он тогда проявлялся?

А. Зацепин Нет, характер был… Как раз я считаю, что если бы был характер такой мягкотелый какой-то, может быть, это не получилось бы даже. Потому что она самокритична была очень. Ну, например, песню «Волшебник-недоучка» она спела. Ну, обычно она спела, нормальным голосом, а потом послушала. Пошли мы в аппаратную ко мне, послушала и говорит: «Ну, это всё не то. Я пойду к роялю, посижу, подумаю». Пошла, минут 15 подумала, а потом: «Я готова». И спела вот таким мальчишеским голосом.

О. Пашина То есть это она сама так решила?

А. Зацепин А так она могла бы: «Ну, спела — и спела, и ладно». То есть над каждой песней она как-то… ну, серьёзно относилась. «Нет, Александр Сергеевич, вот этот припев я перепою. И здесь плохо. А здесь это плохо». Ну, хорошо она делала всё.

О. Пашина А к критике какой-то как она относилась?

А. Зацепин К критике?

О. Пашина Или критики не было? Она настолько хорошо работала, что не приходилось критиковать?

А. Зацепин Нет, ну почему? Я говорил иногда какие-то вещи. «Любовь одна виновата» — и вот она её немножко свободно пела. Музыкантам, которые играли… Я сказал: «Понимаешь, здесь мелодия, играют медленно. Надо петь так, как они играют, чтобы вместе было, а то получается разнобой».

О. Пашина И она согласилась?

А. Зацепин Да, она всё перепела.

О. Пашина Тем не менее там сложная такая история была с Борисом Горбоносом и его песнями.

А. Зацепин Ну, я предпочитаю эту историю забыть…

О. Пашина Тем не менее вы её прикрывали, вы не стали выяснять с ней отношений. «Хочет она так — ну, пусть так и будет». Да?

А. Зацепин Я должен быть порядочным человеком. Я не выдавал её.

О. Пашина Вы бережно к ней отнеслись в этой ситуации.

А. Зацепин Из-за этого на меня смотрели очень косо, потому что вот там мальчик какой-то больной, инвалид парализованный, и я не даю ему эти песни спеть, исполнить…

О. Пашина То есть вы благородно в этой ситуации, конечно, себя повели.

А. Зацепин А потом, когда всё уже открылось, когда… В самый последний момент я пошёл к директору «Мосфильма» Сизову. Забыл отчество… Николай. Ну, неважно. Я говорю: «Вы знаете, честно вам скажу, что мальчик этот — это Пугачёва. Я просто не выдаю из-за того, что… Ну, как-то не хочется мне подводить, раз она это так задумала». Он говорит: «Ну, Александр Сергеевич…» Я говорю: «Я мог бы работать с другим коллегой — допустим, с Женей Крылатовым, с другими композиторами вместе. А кто такой вообще вот этот человек? Не существует такого». Ну, у меня же всякие люди тоже, «друзья», которые находят: «А, Зацепин кого-то протаскивает. Значит, он что-то тут имеет с этого. Какая-то фамилия неизвестная».

О. Пашина А зачем она вообще придумала этого мальчика? Почему она сразу не сказала: «Это я. Это моё»?

А. Зацепин Как она сказала, ей придумал это Стефанович, что надо вот так сделать, вот так сделать — тогда к этому отнесутся очень…

О. Пашина Такой пиар-ход.

А. Зацепин Ну, такое вот.

О. Пашина Это был такой пиар?

А. Зацепин Да. Вот что так должно быть. Ну, ладно…

О. Пашина Дело прошлое, что называется, да.

А. Зацепин Да. Мы друг другу всё это простили, так что…

О. Пашина Ну а нам надо прерваться на краткие новости, а потом мы обязательно продолжим. Я напомню, что в нашей студии — композитор, народный артист Российской Федерации Александр Зацепин.

НОВОСТИ

О. Пашина Композитор, народный артист Российской Федерации Александр Зацепин в студии программы «Дифирамб». Мы продолжаем. Всю эту историю с Аллой Пугачёвой мы проговорили до перерыва. Давайте послушаем песню «Ты не стал судьбой», пусть прозвучит.

ПЕСНЯ «ТЫ НЕ СТАЛ СУДЬБОЙ»

О. Пашина В вашей книге, о которой мы уже говорили, «Миг между прошлым и будущим» (так она называется), глава, посвящённая Алле Пугачёвой, называется «Обиды приходят и уходят. И там ещё есть о вашем знакомстве. Как мы уже говорили за эфиром, очень много решают в жизни случайности. Вот так случайно увидели Аллу Пугачёву в ДК Горбунова — и началась эта полоса, это сотрудничество, да?

А. Зацепин Да.

О. Пашина И также случайно получилось с Гайдаем?

А. Зацепин И с Гайдаем тоже. Если бы Гайдай, я говорю, не поссорился с Никитой Богословским, то я бы с ним не работал, он бы так и продолжал работать с Богословским.

О. Пашина А почему он на вас обратил внимание? Почему если не Богословский, то Александр Зацепин?

А. Зацепин Нина Гребешкова, его жена, она снималась в фильме и хорошо знала вот эту песню «Надо мной небо синее». И она сама мне говорила: «Я сказала ему: «Вот ты обрати внимание, пригласи Зацепина, у него хорошая песня «Надо мной небо синее». Он говорит: «Песня хорошая, мне нравится очень. Но я не знаю, как он напишет эксцентрическую музыку. Я буду думать, я буду думать».

О. Пашина А нужна была эксцентрическая музыка? Он так себе представлял «Операцию «Ы»?

А. Зацепин Да. Ну, у него же эксцентрик-комедия. А музыка же не может быть сама по себе — тогда это уже не композитор. Композитор кино… Это всё-таки музыка прикладная. Ну вот. И потом всё-таки… Колебался, колебался и пригласил меня.

О. Пашина Он перед вами ставил какую-то задачу? Он вам объяснял: «Вот здесь должно быть вот это, здесь должно быть вот это, здесь я вижу вот так»?

А. Зацепин Нет, там даётся сценарий. В сценарии указано, во-первых, сцена какая, что снимают, план такой-то, крупно, мелко и так далее. Потом — сколько метров, длина. Потом — исполнительские силы, какой оркестр или что там такое, и какой музыкальный номер примерно. Вот было написано: «Галоп. Тут марш. Тут вальс. Тут опять галоп». Вот и всё.

О. Пашина А я читала в одном из ваших интервью, что вы говорили: «Я посмотрел и понял, что у меня совершенно по-другому всё».

А. Зацепин А я всё по-другому сделал.

О. Пашина Так?

А. Зацепин Он меня даже спрашивал: «А почему ты здесь, — ну, мы так быстро как-то с ним перешли на «ты», — галоп не сделаешь?» Я говорю: «Ну, потому что…» А мне очень помог, конечно, сценарий. Мне сценарий давался — сантиметр толщины, а у него сценарий — сантиметров восемь. И там художник на каждой странице рисовал все сцены. У него всегда так было. И это меня очень… И я увидел там этого Смирнова, артиста, который бежит с копьём, как бы чёрный…

О. Пашина Да-да-да.

А. Зацепин Ясно, что это какую-то надо самбу писать, сделать какое-то другое. В общем, я там объяснял много. «А здесь как ты будешь делать? Ты пишешь: какой-то рояль и аккордеон, записать на октаву ниже, потом на двойной скорости, а потом писать уже нормальный оркестр. Я вот это что-то не пойму». Я говорю: «Лёня, мне объяснить это тебе сложно, потому что… Вот как ты мне, допустим, покажешь негатив какой-нибудь, снимешь и покажешь негатив — хорошо ли? Я скажу: я не понимаю, сделай позитив». — «А! Ну, понял, понял». В общем, он мне доверился. Но сначала он был очень подозрительный, как я сделаю, потому что он относился очень серьёзно к музыке, потому что считал, что это очень важный момент в его картине.

О. Пашина У Гайдая ваши песни поют актёры, не профессиональные певцы. Это был ваш выбор? И вообще как вы относитесь к актёрской песне? Или профессионалы должны? Или Гайдай так хотел?

А. Зацепин Нет, если в фильме песня за кадром, я приглашал того, кого я считал нужным. Потому что он не музыкант, он не знает, вообще не знает, кого пригласить. Он мне доверял. Была в «Кавказской пленнице» «Песенка о медведях», пела Аида Ведищева. Она на радио тогда как-то записывалась, она мне нравилась. А потом песня в «Иване Васильевиче» — «Теряют люди друг друга». Я пригласил Нину Бродскую — Нина Бродская прекрасно сделала это всё. А если снимается, конечно, Никулин, я же не могу на Никулина кого-то брать, когда он сам может спеть.

А. Зацепин: Они ничего не понимают. Просто им надо это убрать,раз походит на западное…

О. Пашина Ну да.

А. Зацепин Или Миронов.

О. Пашина Миронов, да.

А. Зацепин Миронов Андрей прекрасно всё это сделал. Никто так не делал после этого, сколько певцов ни поют. Иногда подходят: «Мы не будем соревноваться с Мироновым, а просто напомним эту песню».

О. Пашина Я тоже где-то читала, что Миронов с Никулиным выясняли потом, чья песня лучше. Миронов говорил Никулину: «Ну, у тебя лучше». А тот говорил: «Да нет, у тебя».

А. Зацепин Да-да, мне так рассказывали.

О. Пашина Опять же возвращаясь к книге и к Леониду Дербенёву, которого мы упоминали и начали говорить. Одна из глав… Там и поэт, и друг, и йог. Он потрясающий, был интересный человек, да? И вы близко дружили?

А. Зацепин Да-да-да. Ну, очень эрудированный был. Один раз он услышал по радио вопрос какой-то… или по телевидению, или по радио: «Как называется китайская водка?» И он сразу туда позвонил и выиграл приз — поездку во Францию.

О. Пашина Серьёзно?

А. Зацепин Да-да-да. И с женой ехали они на автобусе. Он говорит: «Я мучился на автобусе. Ужас! Ну, потому что сидишь, а сиденья такие неприспособленные, чтобы откинуться. Я уже на пол потом лёг, потому что не мог сидеть».

О. Пашина Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

А. Зацепин Ну, приехал, мы с ним там встретились, да. Фотография там одна есть у меня в книге как раз, это во Франции было. Ну, там просто не узнаешь — где. Так что…

О. Пашина Но ведь у вас тоже большой период связан с Францией, до сих пор связан. Как так получилось, что вы уехали во Францию? Это был какой год?

А. Зацепин Ну, получилось так, что когда я женился на француженке, я поехал туда. У меня была, конечно, цель — поехать в Штаты. Я поехал сразу же в Лос-Анджелес, там у меня был контракт по поводу музыки для фильмов, для двух фильмов. И так как меня не выпускали три года, то всё это уже, конечно, закончилось. И того человека, который со мной… У меня контракты лежат дома, вот такого цвета уже жёлтого, 30 лет уже им, пожелтела бумага. А его фамилия была — Кэш. А по-английски это…

О. Пашина «Наличные».

А. Зацепин «Наличные», да. В общем, такое…

О. Пашина То есть специально тянули, чтобы время прошло и ничего не получилось?

А. Зацепин Нет, мне не разрешили.

О. Пашина Так и не разрешили?

А. Зацепин Да.

О. Пашина Но к жене выпустили во Францию?

А. Зацепин В книгу, правда, это не вошло. Ну, не так важно. Так что я помчался туда, но было уже всё поздно. Меня на Брайтон-Бич все оставляли, говорили: «Саша, оставайся здесь. Что ты там будешь? Ты сначала поработаешь здесь, мы тебя сделаем таксистом, будешь там работать». Ну, я подумал: если бы мне было, может быть, 25 лет и у меня бы не было семьи, может быть, я бы остался. Может быть. Я не знаю, как я бы повёл. Но уже когда 55 лет мне было, по-моему, начинать там таксистом… Ну, 10 лет работать, а потом, может быть, где-то что-то я устроюсь. Но это уже и жизнь кончается.

О. Пашина А во Франции как оно было? Ведь вы же вернулись.

А. Зацепин Во Франции, в принципе…

О. Пашина Или вы сейчас на две страны?

А. Зацепин Мне с Францией тоже очень не повезло, в принципе. Вот тот редактор, который взял эту песню, он потом приезжал в Москву, он был в моей студии, в квартире. Такой очень симпатичный и приятный человек. И я туда приехал. Позвонил ему, он меня сразу пригласил в ресторан хороший. Говорит: «Тут все исполнители, артисты бывают. Будем вместе работать». Через неделю умирает от сердца. Я звоню, а жена говорит: «Такое вот…»

О. Пашина Да, случаи бывают не только счастливые, но и вот так.

А. Зацепин Всё. Вот я и говорю — случаи везде в жизни. Может быть, это и не нужно было. Ну, не знаю. В общем, я сделал там пару песен. Всё это не очень-то пошло. И там начинать надо тоже, знаете, чтобы… И у нас ведь тоже очень сложно. Много желающих было, чтобы работать в кино. Допустим, даже композитор, мой какой-нибудь коллега, который, может быть, лучше меня сделает, напишет, но как он к Гайдаю попадёт? Он придёт и скажет: «Вот я сделаю всё». А Гайдай скажет: «Меня устраивает композитор». Он с Богословским работал. И если бы они не поссорились, он бы сказал мне: «Меня устраивает Богословский».

О. Пашина Он вам бы сказал: «Извините…»

А. Зацепин Конечно. И всё, и на этом конец.

О. Пашина А когда работали в кино с Гайдаем, вы сталкивались с цензурой? Потому что он-то — да. Вот эта знаменитая история про вырезанный ядерный взрыв…

А. Зацепин Да-да-да.

О. Пашина Вот это всё.

А. Зацепин Ну, про песни мало было, потому что они как-то так в кино проходили. Тоже, конечно, та же самая «Бриллиантовая рука» — сказали, когда я был в Главке, вместе с ним был, когда обсуждали, там сказали: «Лёня, мало того что у тебя всё криминальное, у тебя и песни криминальные. Да ещё ты атомный взрыва добавил в конце. Ты что, вообще?..»

О. Пашина А почему песни криминальные?

А. Зацепин Ну, вот так считали.

О. Пашина Так считали, да?

А. Зацепин «Остров невезения»… Ну, ведь можно подкопаться подо что угодно. Про «Остров невезения» можно сказать: «А это про Советский Союз. Вот бы взять и немножко поменять конституцию — и всё было бы хорошо». Ведь и так можно сказать? «А в тёмно-синем лесу, где дубы-колдуны какие-то там что-то ищут, траву какую-то косят, трын-траву. И вообще «а нам всё равно». А нам не всё равно!».

О. Пашина То есть между строк всё время что-то ловили и пытались прочитать?

А. Зацепин Ну да. И у меня потом была пластинка, на «Мелодии» я уже просто отдельно записал, просто делал песни и решил сделать такую пластинку, и называлась она «Дело не в погоде». Там песня была Шаферана, по-моему, и называлась она «Дело не в погоде».

О. Пашина «Дело не в погоде, а в чём? На что вы намекаете?» Да?

А. Зацепин Вот и придрались, да. Сначала композиторы все послушали песни (у нас же худсоветы были), одобрили. Поэты одобрили всё. А потом это стали посылать куда-то ещё выше. И вот оттуда пришло письмо: «Название изменить».

О. Пашина А как же позволили снимать такой вообще крамольный фильм «31 июня»? Какая-то непонятная фантастика из заграничной жизни, с какой-то вообще непонятной историей, пропагандой.

А. Зацепин Да. Ну, не знаю. Как-то вот это прошло. Но знаете, когда пришли с телевидения два человека, которые, так сказать, посмотрели фильм и сделали более 30 замечаний, первое замечание сразу по балету: «Убрать все места, где намёк есть на голое тело». А что значит «намёк»? Может, вот у вас — это уже намёк. А может быть, нужно до сих пор.

О. Пашина Любая одежда — в общем-то, это намёк.

А. Зацепин Да. Лёня Квинихидзе был просто в ужасе: ну, картину закрывают, всё убирать, всё вырезать, всё выкидывать вообще. Про диалоги, про остальное, а потом про музыку: «Вот музыка — всех исполнителей заменить».

О. Пашина Почему?

А. Зацепин Ну, так. «Аранжировки и исполнение всех песен — это капитализм. Нам такое не нужно. Заменить». И кто-то из группы… Ну, нас человек тридцать сидело там, наверное, художники и все-все-все из группы, костюмеры. И кто-то сказал: «Может быть, Толкунову и Лещенко туда взять?» А он говорит: «Да, можете взять». И в зале хохот! Ну, если такие компетентные люди… Ну, как можно так сказать? Значит, они ничего не понимают. Просто им надо это убрать. Раз походит на западное — всё убрать.

Я с Пугачёвой приходил когда-то в «Доброе утро», такая была передача. Не помню, какая песня. Мне говорят: «Саша, ты можешь, чтобы она перепела здесь, потому что немножко по-западному это делает?» Я говорю: «Нет, не могу. Это из фильма. Я не могу».

О. Пашина А в «31 июня» ведь не Пугачёва пела. Или Пугачёва?

А. Зацепин Нет.

О. Пашина И вы же писали для неё, а пела в итоге…

А. Зацепин Там Таня Анциферова пела.

О. Пашина Татьяна Анциферова, да.

А. Зацепин Да, Анциферова, Долина. И как-то это всё… А у них всё проходило на «Доброе утро», потому что это кино, не они принимают… А вот если им принести эту песню — они не возьмут.

О. Пашина Изумительно красивая музыка там, потрясающая просто!

А. Зацепин: Гайдай очень серьёзно относился к музыке, считая, что это очень важный момент в его картине

А. Зацепин Спасибо.

О. Пашина Может быть, мы послушаем? Я Светлану Ростовцеву попрошу.

ПЕСНЯ «ВСЕГДА БЫТЬ РЯДОМ НЕ МОГУТ ЛЮДИ»

О. Пашина И мы продолжаем программу «Дифирамб». Из современных каких-то музыкантов, композиторов, исполнителей кто-то вас впечатлил в последнее время?

А. Зацепин Из современных?

О. Пашина Не знаю, телевизор, радио…

А. Зацепин А, наши, да?

О. Пашина Да. Ну, может быть, заграничные. Вот ехали в машине… Вы слушаете в машине музыку?

А. Зацепин Редко.

О. Пашина Редко?

А. Зацепин Вы знаете, у Союза композиторов был ресторан раньше и были дома творчества (я так немножечко в сторону), и никогда не было музыки. Никогда! В ресторане молчали, в доме творчества молчали, потому что это наша специальность. Это всё равно, что мы работаем, работаем, а потом опять… Просто так слушать нельзя. Каждый композитор сидит, слушает и начинает анализировать, как аранжировано, как сделано: «А вот тут фальшиво спето, а тут это…» Человек не может просто так вот, понимаете, как бы…

О. Пашина Абстрагироваться нельзя, да. Это всё равно работа.

А. Зацепин Надо отдыхать было от музыки. Тем более человек сидит… Я тоже приезжал. С девяти утра сижу до часа, до полвторого работаю, а потом прихожу обедать — и что, я опять музыку буду слушать? Я хочу, чтобы выключиться как-то из этого всего. Ну вот. Поэтому не очень… Ну, иногда я что-то слушаю…

О. Пашина А новости, политику? Следите за тем, что происходит?

А. Зацепин Дочь мне говорит: «Вот это послушай, папа, вот это». Какой-то певец… Я не помню фамилию, кстати. Испанец. А из современных? Я даже не знаю. Честно, не могу сказать.

О. Пашина Ну, значит, не было достойных.

А. Зацепин Не было такого, да.

О. Пашина А новости, политику, что-то? Или тоже стараетесь себя…

А. Зацепин Политика? Понимаете, это портит нервы. Когда я лечу в самолёте, беру газету русскую, советскую — читаю и расстраиваюсь: «Вот это не так, вот это не то получилось, вот это. Вот это нам американцы шпильки вставляют, тут ещё…» В общем, как-то это всё очень обидно.

О. Пашина А не было желания как-то вмешаться и своим авторитетом надавить, выступить и сказать: «Что вы делаете, люди?!»

А. Зацепин Ну, что я могу?

О. Пашина Нет?

А. Зацепин Это надо какого-то волевого такого человека.

О. Пашина Печально, да.

А. Зацепин Может, родится кто-нибудь.

О. Пашина Тем не менее мы заканчиваем наше интервью с Александром Сергеевичем Зацепиным на актуальной, не политической, но актуальной ноте. «До свидания, лето» — так называется песня, которую мы сейчас послушаем.

ПЕСНЯ «ДО СВИДАНИЯ, ЛЕТО»

Комментарии

6

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

astet 05 июня 2017 | 08:27

Хорошая программа.
Два пожелания
1. Разговор с Зацепиным
превратился в бенефис Пукгачёвой.
Хотелось бы,
чтобы исполнители
были бы представлены
более широко.
2. Сильно биографичная передача.
Хотелось бы
каких-то подробностей
о кухне композитора.


svcher 05 июня 2017 | 09:17

Отличная передача. Спасибо Оксане Машиной и гостю.


svcher 05 июня 2017 | 09:19

svcher: прошу прощения. Пашиной.


arb40 05 июня 2017 | 10:01

Хорошая передача сегодня!
И композитору и ведущей спасибо! И содержательная и душевная!


forward 05 июня 2017 | 12:05

Отличная передача. Можно неделю слушать.


barnsley 05 июня 2017 | 13:50

Помню самое начало фильма "Красная палатка" и пронзительное впечатление - бескрайние ледяные просторы и такая же бескрайняя, невероятной красоты, парящая над всем этим миром вечной тишины, музыка! Тогда я впервые узнала имя Александра Зацепина.
А потом были песни композитора в исполнении Аллы Пугачевой, на мой взгляд, самые лучшие из всего спетого ею. И Алла исполняла их просто замечательно! И голос тогда был настоящий, и песня просто вливалась в душу!
Спасибо Вам, Александр Сергеевич за все, что Вы нам подарили!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире